Почему Афганистан никогда не будет добывать нефть . Афганистан нефть запасы


Почему Афганистан никогда не будет добывать нефть – Вести Экономика, 16.08.2016

Афганистан имеет достаточно обширные запасы нефти и газа, но опиум до сих пор является основой экономики страны, которая вряд ли получит реальные инвестиции для добычи нефти и газа.

В 2011 г. Геологическая служба США опубликовала доклад по Афганистану, в котором утверждала, что ответственное использование природных ресурсов страны, в том числе нефти и природного газа, может помочь снизить экономическую зависимость от продажи опиума.

На производство опиума приходится чуть меньше 50% ВВП Афганистана, и страна постоянно ставит новые рекорды по объему производства этого наркотика.

Извлекаемые запасы природного газа Афганистана оцениваются в 1,67 трлн куб. м, но для добычи необходимо существенное финансирование, которое никто не будет предоставлять.

Поэтому у Афганистана почти нет шансов стать страной, которая изменит правила игры на рынке природного газа в Центральной Азии.

США традиционно пытаются помочь восстановлению экономики Афганистана, как и других стран, с помощью энергетики, и провал этой политики дает отличную возможность для республиканцев критиковать администрацию Обамы.

Так, например, в Афганистане была построена газовая станция, стоимость которой составила $43 млн. Специальная комиссия, проанализировав расходы, пришла к выводу, что расходы в 140 раз превысили объем капитала, необходимый для создания аналогичного объекта на территории Пакистана.

В частности, на проект были потрачены миллионы долларов в виде нерациональных накладных расходов и расходов, вообще никак не связанных с газовой распределительной станцией. С другой стороны, большая часть громких слухов и скандальных заголовков оказалась полной ложью, а реальная стоимость составила всего $10 млн. Впрочем, это все равно слишком дорого.

Станция на севере Афганистана является пилотным проектом по внедрению и распространению использования сжатого природного газа в качестве топлива для транспортных средств.

Энергетические проекты Ближнего Востока

В Пакистане, например, подобные станции получили огромное распространение. Сеть насчитывается уже около 3 тыс. станций, а страна является крупнейшим в мире потребителем сжатого природного газа. Около 70% транспортных средств сейчас ездят на "экологически чистом" топливе, если считать таковым газ.

Но вот в Афганистане аналогичное развитие не удается реализовать. Нужны существенные трудовые ресурсы и ноу-хау, чтобы сделать процесс успешным и эффективным.

Без существенных инвестиций в энергетику Афганистан вряд ли когда-нибудь достигнет результатов по добыче нефти и газа хотя бы 60-х гг. прошлого века, когда страна вела крупный бизнес с Советским Союзом. Все закончилось с началом гражданской войны после Саурской революции.

Добыча снижалась постепенно, но постоянно в течение десятков лет. Сейчас Афганистан добывает всего 450 тыс. куб. м природного газа, которых не хватает даже для внутреннего рынка.

Да и смысла тратить миллиарды на создание инфраструктуры в Афганистане просто нет. В 2019 г. начнет действовать газопровод Туркменистан - Афганистан - Пакистан - ндия (TAPI), стоимость которого составила $10 млрд, и он обеспечит Афганистан, Пакистан и Индию дешевым туркменским газом. А только первоначальные инвестиции в разведку и добычу газа в Афганистане оцениваются в десятки миллиардов.

Кроме дешевых энергоресурсов Афганистан получит около $400 млн за счет таможенных платежей и сборов, и это сделает власти страны абсолютно равнодушными к необходимости разведки и добычи природных ресурсов.

www.vestifinance.ru

Афганская нефтяная сказка / В мире / Независимая газета

До сих пор Афганистан практически не фигурировал в аналитических обзорах как страна с потенциально серьезными запасами углеводородного сырья – нефти и газа. В лидерах нефтяной отрасли значатся государства Персидского залива, которые ныне производят примерно 25% мировой нефти и на их территории находится примерно 75% всех разведанных месторождений.

Но вот Геологическая служба США (US Geological Survey) и Министерство промышленности Афганистана, как сообщает газета Financail Times, выступили с заявлением: в Афганистане в 18 раз больше неразведанных запасов нефти, чем считалось ранее. Особенно много нефти расположено в северной части страны. По итогам исследования, запасы в этом регионе составляют 1,5 млрд. баррелей нефти и 15,6 трлн. кубических метров газа. В общей сложности, сообщает агентство Reuters, запасы Афганистана оцениваются в 3,6 млрд. баррелей нефти и 36,5 трлн. кубометров газа.

По геологическим меркам не ахти как много, но все-таки вполне заметная величина. «Согласно статистическому отчету BP, на начало 2005 года объем разведанных запасов во всем мире оценивался в 1186 млрд. баррелей, – пояснил в беседе с корреспондентом «НГ» аналитик инвестиционной компании ФИНАМ по нефтегазовому сектору Тимур Хайруллин. – Поэтому запасы нефти в 3,6 млрд. баррелей в Афганистане, даже если они будут переведены в категорию доказанных, это не так много для мира в целом (менее 0,5%)». Напомним, что, по данным BP Statistical Review of World Energy, крупнейшими нефтяными запасами в мире обладает Саудовская Аравия (261,8 млрд. баррелей), Ирак (112,5 млрд. баррелей), Кувейт – 98,6 млрд. баррелей и Иран – 89,7 млрд. Запасы России оцениваются в 48,6 млрд. баррелей.

И все-таки если прогнозы американцев подтвердятся, то на геополитической нефтяной карте мира вскоре может появиться еще один более или менее заметный игрок.

Насколько этих углеводородов хватит? По данным недавнего исследования, проведенного компанией British Petroleum, разведанные нефтяные запасы Канады, Вьетнама и Великобритании при нынешних темпах добычи должны иссякнуть уже через шесть лет, Норвегии – через 8, США – через 11, Туркменистана – через 12, России – через 19, Казахстана – через 27, Мексики – через 21, Нигерии – через 30, Катара – через 55. Месторождений Саудовской Аравии должно хватить на 85 лет, ОАЭ – на 114, Кувейта – на 127, Ирака – на 128.

Поэтому понятно, что обнаружение промышленных запасов нефти в Афганистане может вызвать живой интерес у крупнейших импортеров нефти, прежде всего – США. Американцы просто не смогут упустить такой шанс, буквально выросший перед ними на пустом месте. Ведь известно, что государства Персидского залива в 2001 г. обеспечили 22,8% всего импорта нефти в США, и американское руководство в последнее время всячески подчеркивает, что намерено избавить страну от ближневосточной нефтяной зависимости.

«Действительно, потенциально выгоду от открытых запасов может получить США, компании которой, вероятно, и будут разрабатывать афганские месторождения, – подчеркивает Тимур Хайруллин. – Но надо отметить, что контроль США над происходящими в Афганистане процессами хрупок. Поэтому заявление геологической службы США об обнаружении запасов в Афганистане может оказать краткосрочное и незначительное воздействие на цены на нефть, но вряд ли эта новость изменит ситуацию на мировом рынке нефти».

К тому же надо заметить, что для извлечения этих ресурсов углеводородного сырья необходимы значительные вложения в экономику Афганистана. Именно поэтому с добычей могут возникнуть сложности, поскольку риски инвестиций в Афганистан очень велики, в некоторых регионах страны очень плохо развита инфраструктура. «Для начала полномасштабной добычи и экспорта афганской нефти необходимы существенные инвестиции и создание инфраструктуры, что в условиях нестабильности в регионе проблематично», – считает Тимур Харуллин.

Как бы там ни было, но согласно программе развития Афганистана, представленной в Лондоне в прошлом году, правительство страны намерено привлекать частные инвестиции в экономику, в частности в сектор добычи. Афганская нефть может использоваться как внутри страны, так и пойти на экспорт в страны Юго-Восточной Азии, прежде всего в Китай.

www.ng.ru

Ресурсы нефти и газа Афганистана

В результате проведенных афганским министерством горных дел и промышленности геологоразведочных и других специальных работ по добыче нефти и газа в пределах Северного Афганистана были выявлены Каракумский и Афгано-Таджикский нефтегазоносные бассейны площадью 57 тыс м2 и 31 тыс м2 соответственно, а также Тирпульский возможно нефтегазоносный бассейн (ВНГБ) площадью 26 тыс. м2. Изучение геологии остальной части страны проводилось с участием геологических организаций Франции и Германии (1).

В пределах Каракумского НГБ открыт Шиберганско-Сарипульский-нефтегазоносный район, в пределах которого выявлено и разведано 6 нефтяных — Ангот, Ак Дарья, Кашкари, Базарками, Замрадсай, Алигуль и 7 газовых месторождений — ЕтымТаг, Ходжа-Гугердаг, Ходжа-Булан, Джар-Кудук, Джума, Башикурт, Джангаликолон.

В газе газовых месторождений Джар-Кудук, Джума и Ходжа-Булан содержится конденсат в промышленном количестве.

Каракумский (Амударьинский) НГБ расположен в северо-западной части Северного Афганистана и связан с краевым прогибом юго-восточной части Туранской плиты, простирающимся далеко за пределы Афганистана. Часть бассейна, расположенная на Афганской территории, включает Северо-Афганский и Майманинский выступы фундамента, Обручевский, Даулатабатский прогибы и Кушкинскую зону поднятий, а на юге ограничивается выходом фундамента в горно-складчатых сооружениях Афганистана.

Сейсмическими работами КМПВ в прогибе установлена толща доюрских отложений мощностью 5–8 км. По аналогии с сопредельной территорией Туркмении, где в Мургабской впадине предполагается развитие мощной толщи пермских карбонатных отложений и терригенного триаса, аналогичные отложения вероятно выполняют доюрский структурный этаж Каракумского бассейна.

Фундамент бассейна образуют докембрийские и нижнепалеозойские сильно дислоцированные и метаморфизированные породы.

В обручевским прогибе предполагаемое залегание фундамента, отождествляемое с граничными скоростями 6,4–6,6 км/сек, прогнозируется на глубинах 10–13 км. На нем располагаются комплексы отложений доюрского структурного этажа, которые могут быть представлены слабометаморфизованными породами верхнего палеозоя и низов мезозоя. Верхний структурный этаж, с размывом и угловым несогласием перекрывающий породы фундамента и доюрского структурного этажа, представляет собственно осадочный чехол бассейна, сложенный мезозойско-кайнозойскими отложениями терригенно-карбонатного состава, мощность которых в Обручевским прогибе достигает 7 км. Они включают нижне-среднеюрские терригенные, верхнеюрские карбонатные, меловые терригенные, верхнемеловые-эоценовые карбонатные и олигоцен-неогеновые терригенные отложения.

Основным нефтепроизводящим комплексом в Каракумском бассейне являются нижне-среднеюрские аргиллиты, содержащие органическое вещество гумусового типа и максимальное количество (до 4,36 %) органического углерода, а также глинистые известняки верхней юры.

Коллекторами продуктивных отложений являются карбонаты, в том числе рифовые известняки, кугитангской свиты верхнеюрского возраста, а также песчаники и алевролиты нижнего мела. Верхнеюрские коллекторы порово-кавернозно-трещинного типа характеризуются пористостью 6–16 % и проницаемостью от 0,3 до 320 мД.

Породами-покрышками служат соленосная толща гаурдакской свиты верхней юры и отложения глин в разрезе нижнего мела и эоцена.

Ловушки углеводородов связаны с антиклинальными складками, а также с барьерными и локальными рифовыми образованиями.

Нефтегазоносный комплекс включает нижне-среднеюрские, верхнеюрские, нижнемеловые неокомаптские и нижне-верхне-меловые альбсеноманские отложения.

Мощные (до 600м) верхнеюрские карбонатные продуктивные отложения отличаются региональным характером газоносности. С коллекторами пород этого возраста связано 90 % разведанных запасов газа. К ним приурочены газовые залежи на месторождениях Джума, Башикурд, Джангаликолон и Джар-Кудук.

Накопленный опыт нефтепоисковых работ в Каракумском НГБ Афганистана позволяет выделить на его территории зоны со сходными условиями геологического разреза и однотипными методами ведения геологоразведочных работ.

По итогам проведенных работ установлено существенное влияние на характер распространения того или иного типа месторождений УВ наличия и мощности толщи солей в разрезе отложений гаурдакской свиты.

В переделах Чарджойско-Андхойской зоны толща солей гаурдакской свиты непроницаема, а известные здесь месторождения газа Джума, Башикурд, Джангаликолон относятся к верхнеюрскому возрасту.

Ловушками УВ служат антиклинали, осложненные тектоническими нарушениями.

Залежи газа обычно массивные или пластовые в карбонатах кугитангской и гаурдакской свит.

В региональном плане Каракумский НГБ приурочен к юго-восточной афганской части туранской плиты, ограниченной на юге и юго-востоке системой разломов долины реки Гернруд, а также структурами Западного Гиндукуша и Северо-Западной Бадахшана.

Строение платформы отчетливо двухэтажное. Нижний этаж представляет собой складчатое основание, верхний — платформенный чехол.

Складчатое основание состоит из в разной степени метаморфизованных образований протерозойского, палеозойского и триасового возраста, а чехол объединяет осадочные отложения юрского, мелового, палеоценового и эоценового возраста.

Широко развитые в пределах платформы наиболее молодые отложения представляют собой особый эпиплатформенный этаж, формирование которого связано с позднеальпийским этапом ее развития в качестве орогенной области.

По данным гравиметрической съемки Андхойскому валу, где находятся месторождении газа Джума и Башикурт соответствует вытянутая в широтном направлении положительная аномалия силы тяжести протяженностью 65 км и шириной 20–30 км. В пределах вала выделяется ряд структур, характеризующихся относительно простым строением. Кровля келловей-оксфорда вскрыта скважинами на глубине 2926–3346 м.

Литература:

1.      Ф.Нурмамедли, Изучение перспективных нефтегазоконденсатных структур Афганистана, журнал Молодой ученый № 2(61), 02.2014 г., часть II, стр.376

2.      Svargaman, 09.09.2012 г. Вопросик, «Ресурсы Афганистана».

3.      Ф.Бежан, А.Вальсамаки — «Минеральные богатства могут подорвать будущее Афганистана. «Азаттыг».15.01.2014 г.

4.      В.Одинцов — «Природные богатства Афганистана, ключ к развитию ситуации в нет». NEO.30.07.2013 г.

moluch.ru

Почему Афганистан никогда не будет добывать нефть — Рамблер/новости

Афганистан имеет достаточно обширные запасы нефти и газа, но опиум до сих пор является основой экономики страны, которая вряд ли получит реальные инвестиции для добычи нефти и газа.

В 2011 г. Геологическая служба США опубликовала доклад по Афганистану, в котором утверждала, что ответственное использование природных ресурсов страны, в том числе нефти и природного газа, может помочь снизить экономическую зависимость от продажи опиума. На производство опиума приходится чуть меньше 50% ВВП Афганистана, и страна постоянно ставит новые рекорды по объему производства этого наркотика. Извлекаемые запасы природного газа Афганистана оцениваются в 1,67 трлн куб. м, но для добычи необходимо существенное финансирование, которое никто не будет предоставлять. Поэтому у Афганистана почти нет шансов стать страной, которая изменит правила игры на рынке природного газа в Центральной Азии. США традиционно пытаются помочь восстановлению экономики Афганистана, как и других стран, с помощью энергетики, и провал этой политики дает отличную возможность для республиканцев критиковать администрацию Обамы. Так, например, в Афганистане была построена газовая станция, стоимость которой составила $43 млн Специальная комиссия, проанализировав расходы, пришла к выводу, что расходы в 140 раз превысили объем капитала, необходимый для создания аналогичного объекта на территории Пакистана. В частности, на проект были потрачены миллионы долларов в виде нерациональных накладных расходов и расходов, вообще никак не связанных с газовой распределительной станцией. С другой стороны, большая часть громких слухов и скандальных заголовков оказалась полной ложью, а реальная стоимость составила всего $10 млн Впрочем, это все равно слишком дорого. Станция на севере Афганистана является пилотным проектом по внедрению и распространению использования сжатого природного газа в качестве топлива для транспортных средств.

Энергетические проекты Ближнего Востока

В Пакистане, например, подобные станции получили огромное распространение. Сеть насчитывается уже около 3 тыс. станций, а страна является крупнейшим в мире потребителем сжатого природного газа. Около 70% транспортных средств сейчас ездят на «экологически чистом» топливе, если считать таковым газ. Но вот в Афганистане аналогичное развитие не удается реализовать. Нужны существенные трудовые ресурсы и ноу-хау, чтобы сделать процесс успешным и эффективным. Без существенных инвестиций в энергетику Афганистан вряд ли когда-нибудь достигнет результатов по добыче нефти и газа хотя бы 60-х гг. прошлого века, когда страна вела крупный бизнес с Советским Союзом. Все закончилось с началом гражданской войны после Саурской революции. Добыча снижалась постепенно, но постоянно в течение десятков лет. Сейчас Афганистан добывает всего 450 тыс. куб. м природного газа, которых не хватает даже для внутреннего рынка. Да и смысла тратить миллиарды на создание инфраструктуры в Афганистане просто нет. В 2019 г. начнет действовать газопровод Туркменистан — Афганистан — Пакистан — ндия (TAPI), стоимость которого составила $10 млрд, и он обеспечит Афганистан, Пакистан и Индию дешевым туркменским газом. А только первоначальные инвестиции в разведку и добычу газа в Афганистане оцениваются в десятки миллиардов. Кроме дешевых энергоресурсов Афганистан получит около $400 млн за счет таможенных платежей и сборов, и это сделает власти страны абсолютно равнодушными к необходимости разведки и добычи природных ресурсов.

Читайте также

news.rambler.ru

Афганистан: минеральные ресурсы и перспективы их разработки.

14.07.2010 «The New York Times», ссылаясь на высокопоставленный источник в Правительстве США, опубликовало материал об обнаружении в Афганистане месторождений полезных ископаемых общей стоимостью приблизительно в один триллион долларов. По информации издания, обнаружены залежи меди, золота, кобальта, а также лития, исключительно важного для мировой промышленности в силу использования его в производстве аккумуляторных батарей для портативной электроники. Афганские месторождения настолько значительны, что, по словам чиновников, могут превратить страну в одного из основных экспортеров данного сырья в мире. Так, в служебной записке, подготовленной в Пентагоне, значится, что Афганистан может стать «литиевой Саудовской Аравией».

Американские исследования базируются на результатах работы советских учёных, которые также в свое время активно занимались поиском полезных ископаемых на территории Афганистана, причем небезуспешно. В 2004 году американские геологи, направленные в Афганистан в рамках масштабной кампании по реконструкции страны, наткнулись в библиотеке геологического комитета в Кабуле на любопытные старые карты и данные, которые свидетельствовали о наличии в стране крупных залежей минеральных ресурсов. Эта информация была собрана советскими специалистами горнодобывающей отрасли во время кампании СССР в Афганистане в 1980-е годы. Вооружившись советскими картами, Геологический комитет США провел в 2006 году серию аэрофотосъемок афганских месторождений, которые послужили базой для дальнейших исследований.

Следует отметить, что запасы лития до сих пор не оценены американскими экспертами, и их объем, также как и стоимость, пока остаются загадкой. Хотя запасы лития в провинции Газни (населена пуштунами, хазарейцами и таджиками) уже сейчас считаются некоторыми экспертами самыми богатыми в мире. Данные по литию не были включены в суммарную стоимость обнаруженных полезных ископаемых, оцениваемую разными источниками от одного до трех триллионов долларов. Фраза «огромные запасы лития» может означать сколь угодно разный объём в зависимости от ситуации. Да и американские эксперты склонны предполагать, что литий как минимум не сыграет ключевую роль в улучшении положения в Афганистане в силу ряда факторов. В первую очередь, на сегодняшний день запасов уже известных и разрабатываемых литиевых месторождений достаточно, чтобы удовлетворить потребности мировой промышленности как минимум на десять лет вперед. Следует учитывать и тот факт, что литий поддается переработке и вторичному использованию. Просто сейчас делать это невыгодно. Однако, по предположениям экспертов в данной области, к 2030 году нужда в массовой добыче данного металла может попросту отпасть. Тем более, если добывать его в такой не отличающейся стабильностью стране, как Афганистан.

Некоторые зарубежные инвесторы обратили внимание на ресурсы Афганистана до публикации сенсационных результатов американских исследований. Так, еще в 2008 г. компания «МСС China Metallurgical Group» приобрела права на разработку медного месторождения «Айнак» (около 350 млн. тонн руды с процентным содержанием меди 1,2%) на условии инвестирования в проект 2,9 млрд. долларов, из которых 808 млн. будут направлены в бюджет страны. Данное месторождение расположено в центральной части Афганистана (провинция Логар), заселенной преимущественно пуштунами, однако уже неподконтрольной Талибану. «Айнак» считается одним из крупнейших известных в мире медных месторождений, поэтому неудивительно, что определение будущего разработчика не обошлось без скандала. Так, в ноябре 2009 г. газета «Washington Post» опубликовала материал, в котором, ссылаясь на данные американской разведки, поведала о факте получения Министром горной промышленности Афганистана Мохаммадом Ибрагимом Аделем взятки в размере 30 млн. долларов за предоставление концессии на разработку месторождения «Айнак» китайским предпринимателям. Хотя данная информация впоследствии не подтвердилась, это стоило министру его кресла. Что неудивительно: уже давно и афганские, и зарубежные эксперты считают коррупцию главным бичом государственного аппарата страны.

В мае же этого года, во время совещания представителей стран-доноров и гражданских организаций, проходившем в Кабуле, Министр шахт и горной промышленности Афганистана Вахидулла Шахрани заявил не только об улучшении ситуации с безопасностью в стране и регионе, но и о практически полном завершении изысканий вокруг месторождения «Айнак». Поэтому, как сказал Министр, ничто не препятствует началу добычи меди в следующем году. По его словам, первая медь из «Айнака» может поступить в продажу уже в 2014 году. В соответствии с информацией Всемирного Банка, разработка данного месторождения будет способствовать созданию около 90 тысяч рабочих мест, а годовой доход от добычи меди составит более 500 млн. долларов. Кроме того, Китай должен реализовать ряд инфраструктурных проектов, которые помогли ему выиграть тендер у шести соперников и являются частью договоренности между Китаем и Афганистаном. Соглашение включает в себя строительство медеплавильного завода, электростанции стоимостью в 500 млн. долларов для обеспечения энергией не только всего проекта, но и увеличения электроснабжения в Кабуле, угольных шахт по добыче топлива для электростанции, дорог, новых домов, больницы и школы для шахтеров и их семей, и железнодорожную линию от северной границы страны с Узбекистаном до его юго-восточной границы с Пакистаном. Таким образом, Китай примет участие в строительстве первой трансафганской железной дороги.

В то же самое время не дремлют и конкуренты Поднебесной. Так, 28 ноября 2011 года права на разработку трех блоков (B, C и D) крупнейшего в стране и регионе железорудного месторождения «Хаджигак» получил консорциум индийских компаний во главе с «Steel Authority of India» (SAIL). Четвертый же блок (А) «Хаджигака» будет разрабатываться канадской компанией «Kilo Goldmines Ltd», основная активность которой на сегодняшний день сосредоточена в Африке. Эксперты оценивают запасы блоков A, B и C приблизительно в 484, 930 и 357 млн. тонн, в то время как ресурсы блока D значительно ниже. В общем, месторождение «Хаджигак» содержит около 1,8 млрд. тонн руды с содержанием железа 64%. Также индусы планируют вложить значительную сумму в создание инфраструктуры вокруг места добычи железа. Так, уже сегодня известно, что индийский консорциум (помимо SAIL включающий в себя компании «JSW Steel», «National Mineral Development Corporation», «JSW Ispat», «Rashtriya Ispat Nigam», «Monnet Ispat» и «Jindal Steel») планирует инвестировать порядка 6 млрд. долларов в строительство шахты, сталелитейного завода, электростанции и сети железных дорог. В частности, уже завершен план строительства железной дороги протяженностью в 900 километров от месторождения «Хаджигак» до иранского города Чахбехар. Само месторождение находится в провинции Бамиан, также как и «Айнак», расположенной в центральной части страны, но заселенной в основном хазарейцами.

Перспективными могут оказаться и нефтяные запасы Афганистана, которые были обнаружены американскими геологами еще в 2010 году. Почти сразу после обнародования данных о «черном золоте» на территории Афганистана началась борьба за возможность их разработки. Так, Китай в лице «China National Petroleum Corporation» (CNPC) выиграл тендер на разработку месторождений нефти в бассейне реки Амударьи еще в прошлом году. И именно интерес Китая, по некоторым данным, заставил других игроков обратить более пристальное внимание на афганскую нефть. 01.10.2012 Министр шахт и горной промышленности Афганистана Вахидулла Шахрани заявил, что запасы нефти в бассейне Амударьи оцениваются в 250 млн. баррелей, и что китайская компания в скором времени начнёт работы по бурению скважин в провинции Балх. По предварительным планам, нефть в бассейне Амударьи начнут добывать уже в текущем году: на начальном этапе объемы добычи составят около 5000 баррелей в день. В соответствии с договорённостью, Афганистан должен получить 70% прибыли, а также доходы от других налогов на добычу.

Однако здесь следует остановиться на одном важном моменте. Провинция Балх, расположенная на севере страны и населенная преимущественно таджиками, является «вотчиной» одного из видных деятелей «Северного Альянса» Абдул-Рашида Дустума, сейчас являющегося начальником штаба верховного командования вооруженными силами Афганистана. Китайцы, договариваясь о разработке месторождений нефти, вели диалог непосредственно с Хамидом Карзаем, надеясь на силу центральной власти Афганистана. Ради права работы на афганской земле они были вынуждены создать совместное предприятие с компанией Карзая «Watan» (ее владельцы — двоюродные братья президента Афганистана Ахмад и Рашид Попал, а главный акционер — его родной брат Каюм Карзай), который обещал им решение всех проблем и полное покровительство. Но, как только на территории провинции Балх появились китайские инженеры и начали проводить подготовительные работы, они тут же встретились с боевиками Дустума, желавшего поиметь свою долю от мероприятия. Эти события не остались без внимания СМИ, тут же рассказавших о подобном «самоуправстве». Дустум публично заявил, что не предъявлял никаких угроз и требований к китайской стороне, а просто «порекомендовал им набирать людей для работы преимущественно из провинции Балх». Можно полагать, что конфликт был разрешен не без помощи очередного «отката» приличных размеров.

Интерес представляют и другие нефтяные месторождения все в той же провинции Балх, близ Мазари-Шарифа. По последним оценкам американских экспертов, в афганско-таджикском бассейне находится около 1,9 млрд. баррелей нефти. В начале марта 2012 года министерство горной промышленности Афганистана объявило тендер на разведку и добычу сырья, предложив лицензии на блоки:    

1. Ахмадабад (площадью более 1,8 тыс. квадратных километров),                                                                                                                                                                                                                                           2. Балх (1,9 тыс. квадратных километров),                                                                                                                                                                                                                                                                                                3. Мазари-Шариф (2,7 тыс. квадратных километров),                                                                                                                                                                                                                                                                         4. Мохамад Джан Дагаф (3,6 тыс. квадратных километров),                                                                                                                                                                                                                                                          5. Сандукли (почти 2,6 тыс. квадратных километров),                                                                                                                                                                                                                                                                      6. Шамар (2,1 тыс. квадратных километров).  

Совокупные потенциальные запасы этих блоков оцениваются в 200–220 млн. тонн нефти и 70 млн. тонн конденсата.

Уже  известно, что за афганскую нефть борется крупнейшая частная нефтяная компания в мире «ExxonMobile» (США), а также такие компании как «Dragon Oil» (Саудовская Аравия), «Kuwait Energy» (Кувейт), «ONGC Videsh» (Индия), «Petra Energia» (Бразилия), «Pakistan Petroleum» (Пакистан), «PTT» (Таиланд) и «TPAO» (Турция). По мнению американских экспертов, именно компания из США является главным фаворитом в этой гонке, так как американское влияние на афганское правительство и Карзая в частности очевидно. В целом, можно констатировать, что необходимость договариваться с местными афганскими лидерами (помимо Правительства) не особо отпугивает зарубежных инвесторов.

Параллельно с заинтересованностью афганскими полезными ископаемыми, у всех потенциальных инвесторов встает вопрос об имеющейся инфраструктуре, которая позволила бы экспортировать добываемые ресурсы. Что касается дорог, то общая их протяженность составляет немного более 40 тысяч километров, из которых 12 тысяч заасфальтированы. Ситуация с железными дорогами куда хуже – до недавнего времени их общая протяженность составляла всего лишь 25 километров. Однако, в последнее время, после начала «ресурсного бума» в Афганистане, ситуация в данной области начала  улучшаться.

Как видно из приведенного выше, Индия и Китай сами взялись за сооружение масштабной инфраструктуры, что позволяет сделать вывод о выгодности подобных проектов. К тому же и другие государства – соседи Афганистана не гнушаются инвестировать в инфраструктуру данной страны. Так, уже имеющийся участок железной дороги от узбеко-афганской границы до Мазари-Шарифа, «China Metallurgical Group Corporation» планирует продлить до Кабула, а потом и до Торкхама, где афганская железная дорога соединится с пакистанской. Все работы должны быть завершены к 2014 году. Также на ранней стадии реализации находится проект строительства железной дороги (стоимостью около 350 млн. долларов) из Туркменистана до Мазари-Шарифа, который может стать одним из главных транспортных узлов в регионе, учитывая близость расположения крупных нефтяных месторождений в провинции Балх.

Конечно, вышеприведенные факты дают некоторую почву для оптимизма. Так, этим летом Министр шахт и горной промышленности Афганистана Вахидулла Шахрани заявил, что к 2014 году сектор добычи полезных ископаемых Афганистана составит 24-25% ВВП страны. По его же словам, к 2016 году Афганистан будет получать 1,5 млрд. долларов в год от добычи нефти и полезных ископаемых. К 2024 же году, по прогнозам Министерства, это значение возрастёт до 4 млрд. долларов. Также Министр подтвердил, что конкурс на добычу золота и меди еще в четырёх месторождениях проходит в установленном порядке. К тому же в самом ближайшем будущем будет объявлен конкурс на разработку литиевого месторождения. Однако афганскому Правительству придется серьезно постараться, чтобы даже при самом позитивном развитии событий свести концы с концами. Так, в июле этого года председатель афганского Центрального банка заявил, что ежегодно до 7 млрд. долларов будут необходимы стране для ускорения экономического развития. Через несколько недель после этого президент Карзай предположил, что будет достаточно и 4 млрд. долларов. А по оценкам Всемирного банка Афганистану необходимо около 3,9 млрд. долларов в год до 2024 года, чтобы продолжить экономическое развитие. Однако еще около 4,1 млрд. долларов в год будет требоваться для обеспечения афганских сил безопасности после 2014 года, когда, как планируется, страну покинут войска НАТО. Следовательно, можно предположить, что даже при разработке всех имеющихся в Афганистане месторождений, стране будут требоваться внушительные дотации из-за рубежа.

Выводы: Очевидно, что на экономическом поле Афганистана появилось несколько довольно серьезных игроков, способных как внести значительные суммы в бюджет страны, так и способствовать ее дальнейшему развитию. После вывода войск ISAF в 2014 году иностранные компании могут столкнуться с неспособностью официального Кабула обеспечить безопасность функционирования принадлежащих им активов и коммуникаций, по которым будет осуществляться экспорт минерального сырья.

Следовательно, иностранным инвесторам, желающим закрепиться в афганской экономике, однозначно будет необходим также выход и на политическое поле, чтобы не только обеспечить безопасность собственных инвестиций, но и создать задел для дальнейшего увеличения своего влияния в стране. А значит, возможен новый виток эскалации конфликта между внутриафганскими группировками, поддерживаемыми и вдохновляемыми своими зарубежными партнерами. Вполне вероятно, что в результате борьбы за право добычи полезных ископаемых страна будет просто разделена на «зоны влияния» зарубежными корпорациями, которые, в силу слабости влияния Кабула, будут де-факто контролировать стратегически важные области на территории Афганистана, возможно не без помощи местных вооруженных формирований.

Далее, ключевое значение приобретает активность стран, стоящих за компания-разработчиками афганского минерального сырья. Особо следует выделить Индию и тандем КНР-Пакистан. Индия закономерно подталкивается к ситуативной коалиции с Ираном, через порты которого только и может осуществляться вывоз сырья из Афганистана (пакистанские порты закрыты для индийских инвесторов по политическим мотивам). Таким образом, создается база для гипотетического столкновения интересов Индии с КНР и Пакистаном в Афганистане, что, с учетом веса сторон, способно просто разорвать страну. По крайне мере, в случае конфронтации региональные игроки могут прийти к выводу, что им более выгодно затратить определённые ресурсы на поддержку или приобретение лояльности афганских военно-политических группировок, нежели допустить усиление соперника за счет установления контроля над афганскими ресурсами и инфраструктурой.

Отдельно следует отметить, что уже сейчас КНР проводит политику окружения Индии своими военными базами с юга (так называемая «Жемчужная нить»). Индия отвечает на это попыткой окружения союзника КНР Пакистана своими базами с севера. При определённом стечении обстоятельств в Дели могут решить, что приход к власти в Кабуле религиозных экстремистов более соответствует интересам Индии, так как закономерно влечет угрозу дестабилизации Синьцзяна и Пакистана и отвлекает геополитических соперников от попытки стратегической изоляции индийского государства.

Параллельно можно утверждать, что любая сделка, предусматривающая крупные вложения в афганскую экономику, должна быть одобрена не только в Кабуле, но, что гораздо более важно, и авторитетными лидерами на местах. Можно сказать, что в первую очередь именно региональными лидерами. А это, в случае конфликта центральных властей с местными, способно парализовать любую инвестиционную деятельность.

Не следует преувеличивать значение минеральных ресурсов в качестве фактора стабилизации обстановки в Афганистане и сохранения его единства. Во-первых, неразвитость экспортной инфраструктуры остается сдерживающим фактором развития горнодобывающей промышленности. Во-вторых, мировая экономика объективно вступила в полосу затяжной стагнации и потребность в большинстве видов сырья стабилизировалась на текущих уровнях. В-третьих, само по себе наличие минеральных ресурсов и интереса к ним со стороны транснациональных корпораций не является гарантией сохранения единства Афганистана: Сомали и Мали – тому наглядный пример.

Подводя итоги можно сказать, что даже наиболее оптимистичные перспективы экономического развития Афганистана не позволяют гарантировать его государственную консолидацию.

Ещё материал по данной тематике:  Афганистан: этнополитическая ситуация.

bsblog.info

Афганская нефть досталась Китаю - 27 Декабря 2011

Пока Россия решает, как вести себя на афганском направлении, выгодные контракты в сырьевой сфере перехватывают Пекин и Дели

В среду, 28 декабря, в Кабуле правительство Афганистана подпишет контракт с Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPC) на разработку нефтяных месторождений в бассейне Амударьи. Наряду с китайцами в торгах принимали участие конкуренты из США, Великобритании, Австралии и Пакистана. Победа предоставит Пекину право на разработку 3 участков (Кашкари, Базархами и Замарудсай).

Эта договоренность, включающая также строительство нефтеперерабатывающего завода в северной афганской провинции Сари-Пуль и Фарьяб, станет первым международным нефтяным соглашением, заключенным афганским правительством за последние десятилетия.

Месторождения были открыты в 1959 году. Бурение 14 скважин проводили шведские и российские компании.

Почему российские фирмы даже не приняли участие в выгодном тендере?

- Россия ведет себя пассивно на афганском направлении. У Китая, Индии и Запада гораздо больше лоббистских структур, которые работают в Афганистане, - сказал "Известиям" директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар.

У россиян, по его мнению, есть свои причины - отсутствие гарантий безопасности. Для китайцев же политический приоритет намного выше, поэтому они в меньшей степени обращают внимание на такие риски.

По условиям договора, CNPC отдаст 70% прибыли от проекта Кабулу. Правительство Афганистана подсчитало, что сделка позволит за ближайшее десятилетие привлечь дополнительно $5 млрд в государственную казну.

По оценкам геологической службы США, запасы приходящейся на долю Афганистана нефти в бассейне Амударьи составляют 80 млн баррелей, а запасы соседнего афганско-таджикского бассейна (продолжение бассейна Амударьи) могут достигать 1,5 млрд баррелей.

- Кабул стремится найти ту силу, на которую можно будет опереться после вывода сил НАТО, которая поможет им выстоять, - считает глава постоянной делегации Совета Федерации в Азиатской парламентской ассамблее Рудик Искужин.

Афганцы, полагает сенатор, не хотят отдавать свои богатства натовским странам, которые последнее десятилетие обеспечивали порядок на территории страны. Они обещали много, но, по сути дела, ничего не сделали для подъема афганский экономики.

На фоне российской нерешительности, как считает Искужин, нишу активно заполняют Индия и Китай. Если афганцы получат в партнеры эти страны, которые соревнуются между собой, то это станет для них вполне благоприятным сценарием.

Они уже немало сделали в этом направлении.

В 2008 году китайской корпорацией Metallurgical Corp of China досталось крупнейшее медное месторождение Айнак в провинции Логар.

Полтора месяца назад (сразу после подписания между Дели и Кабулом соглашения о стратегическом партнерстве) индийский консорциум AFISCO получил под свой контроль значительную часть месторождения железной руды Хаджигак в центральной провинции Бамиан. Запасы оцениваются в 1,8 млрд т. Этого достаточно, для того чтобы обеспечивать стальной завод на шесть миллионов тонн в течение четырех десятилетий.

Игорь ЯвлянскийИсточник - Известия.ру

military-kz.ucoz.org

Новости открытий. В Афганистане полно нефти

Одна из наших последних статей об обнаружении гигантских запасов нефти в Таджикистане вызвала у читателей закономерный вопрос – если нефть есть в Таджикистане, почему ее нет в Афганистане? На самом деле в Афганистане есть серьезные запасы углеводородов и за право разработки афганских месторождений уже вовсю идет борьба между нефтяными гигантами. Правда, добыча полезных ископаемых в этой неспокойной стране сопряжена со специфическими рисками, о которых и поговорим в этом обзоре.

У вас есть нефть? Мы идем к вам!

По последним сведениям Геологической службы США, в Афганистане достаточно таких природных ископаемых как кобальт, железо, медь, золото и даже литий. Однако наибольший интерес представляют нефтяные месторождения севера Афганистана. В афганско-таджикском бассейне по последним оценкам американцев находится 1,9 млрд. баррелей нефти.

Конечно, такое богатство не может оставаться без хозяина. Так как сами афганцы неспособны извлечь черное золото из недр, выполнить «грязную работу» спешат иностранные нефтяные корпорации. В декабре будут оглашены итоги тендера, который проводится в данный момент. Его участники, по понятным причинам, тщательно скрывают свои предложения. Однако известно, что за афганскую нефть борется крупнейшая частная нефтяная компания в мире ExxonMobile (США), Dragon Oil (Саудовская Аравия), Kuwait Energy (Кувейт), ONGC Videsh (Индия), Petra Energia (Бразилия), Pakistan Petroleum (Пакистан), PTT (Таиланд) и TPAO (Турция).

Как видите, желающих получить афганские контракты достаточно. При этом выше приведены только те компании, которые были допущены к участию в тендере, а еще 20 менее удачливых игроков выбыли из него на этапе отбора.

А где же вездесущий Китай, спросите вы?

Поспешишь – людей насмешишь

Китай в лице China National Petroleum Corporation (CNPC) выиграл тендер на разработку месторождений нефти в бассейне реки Амударьи еще в прошлом году. И именно интерес Китая, по некоторым данным, заставил других игроков обратить более пристальное внимание на афганскую нефть. Всем известно, что там, где пускают корни китайцы, потом получить выгоду кому-либо очень и очень не просто. Известный своими провокационными заявлениями конгрессмен Рорабахер даже сказал по этому поводу: «Китайцы подгребают под себя экономический потенциал, используя для собственной выгоды войну, которую ведут США» (перевод «ИноСМИ»).

Однако поспешность китайцев сыграла с ними злую шутку. Дело в том, что искомые запасы нефти расположены на севере Афганистана в т.н. Дустумистане, то есть на территории, контролируемой Абдул-Рашид Дустумом. Личность это настолько яркая, что хочется сказать про нее пару слов дополнительно.

Дустум хорошо известен советским воинам-интернационалистам, прошедшим Афган. Наполовину узбек, наполовину таджик Абдул-Рашид получил образование в СССР, а затем начал свою военную и политическую карьеру в Афганистане. Во время Афганской войны 1979-1989 был командиром 53-й дивизии правительственных войск, поддерживал правительство Наджибуллы вплоть до 1992 года. После его краха стал фактически правителем обширного северного региона со столицей в Мазари-Шарифе, который получил название «Дустумистан». В дальнейшем неоднократно менял политический вектор, несколько раз был вынужден бежать из страны, спасая жизнь, но всегда возвращался, возвращая утраченные позиции. В данный момент Дустум является начальником генштаба ВС Афганистана и неофициальным властителем все того же Дустумистана.

Так вот, ошибка китайцев состояла в том, что они не учли интересы Дустума, на чьей территории взялись за разработку месторождений. Китайцы ради права работы на афганской земле были вынуждены создать совместное предприятие с компанией Карзая, который обещал им решение всех проблем и полное покровительство. Однако в Афганистане авторитет Карзая распространяется только на территорию, контролируемую Карзаем. Поэтому боевики Дустума, едва завидев первых китайских инженеров, потребовали с них порядочный бакшиш за право продолжения работ. Учитывая то, что даже при удачном стечении обстоятельств, первая нефть на китайских участках должна была подняться не ранее чем через 5 лет, CNPC оказалась в весьма скверном положении.

Впрочем, нефтяным корпорациям такие проблемы не новы. Аналогичная ситуация царит на африканском континенте и уж точно добыча нефти в Афганистане не сложнее, чем, скажем, на северных шельфах. Этим и объясняется очередь из желающих поживиться афганскими ресурсами. В свете вышеизложенного, новость о нефтяных месторождениях Таджикистана выглядит не такой уж фантастичной.

old.anna-news.info