Золотой баррель: США хотят обвалить мировой рынок нефти. Америка обвалит нефть


Золотой баррель: США хотят обвалить мировой рынок нефти

Нефтяные котировки неуклонно идут вверх и уже в следующему году могут достичь ста долларов за баррель. Велика вероятность того, что и на этом рост не остановится, заявил министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалех. Причина — сохраняющаяся неопределенность с поставками черного золота на мировой рынок, который может потерять до трех миллионов баррелей в сутки. Саудиты предупреждают: они такие объемы не компенсируют. Почему нефтяные котировки готовы отправиться к высотам 2008 года и выгодно ли это России?..

Иранский фактор

Росту котировок способствует приближение новых антииранских санкций и падение поставок из ряда других стран. Жесткие американские ограничения против Тегерана, касающиеся в том числе экспорта энергоносителей, вступят в силу 4 ноября. Страны-нарушители, которые сохранят с Исламской Республикой торговые отношения, подпадут по действие вторичных мер.

Эксперты предупреждают: резкое сокращение экспорта иранской нефти — третьего по масштабам производителя нефти ОПЕК — грозит мировому рынку серьезными потрясениями.

Предстоящие потери

По данным картеля, в 2017 году суточная добыча Ирана достигала 3,87 миллиона баррелей. По более ранним оценкам, нефтяной рынок рисковал лишиться до полутора миллионов баррелей иранской нефти в сутки. Теперь же участники рынка опасаются вдвое больших объемов.

Впрочем, сколько именно иранской нефти уйдет с рынка — вопрос пока открытый. «Мы узнаем это примерно через месяц. Тогда у нас будет более четкое представление о том, чего ждать в первом квартале следующего года», — сказал ранее Reuters нефтяной брокер в PVM Тяжмаш Варги.

В состоянии ли крупнейшие производители заместить выпадающие объемы иранской нефти? Саудиты уже признались, что их возможности весьма ограничены.

Дефицит предложения

«При необходимости мы дойдем и до 12 миллионов баррелей в сутки, уверяю вас. Но если с рынка исчезнет три миллиона баррелей, мы не сможем возместить этот объем, поэтому придется использовать складские запасы нефти», — сообщил аль-Фалех.

Компенсировать дефицит вряд ли удастся и России — добыча и так находится вблизи наивысших уровней.

Как отметил министр нефти Ирана Рижан Зангане, ни у России, ни у Саудовской Аравии «нет свободных мощностей, чтобы добывать больше нефти для замены поставок Ирана».

Ситуацию осложняет и конфликт США с Саудовской Аравией из-за убийства журналиста Джамаля Хашукджи. Трамп выразил недовольство тем, как Эр-Рияд ведет это дело, и не исключил санкций в отношении виновных в его гибели.

Ничего хорошего

«Агрессивная и непредсказуемая американская политика, попытки схватить все и сразу, не считаясь ни с партнерами, ни с собственными долгосрочными интересами, приводят к таким пиковым колебаниям, но они объективно не выгодны никому, в том числе и России», — констатирует заместитель директора Института проблем нефти и газа РАН Алексей Мастепанов.

С одной стороны, высокие цены — благо для бюджета. Сейчас все нефтегазовые сверхдоходы (те, что выше установленной бюджетом планки в 40,8 доллара за баррель) направляются в национальные резервы. Но есть и обратная сторона.

«Пиковые цены дестабилизируют рынок, и получение больших денег в бюджет в один-два месяца будет сопровождаться провалом в следующие полгода», — поясняет Мастепанов.

Для экономики важны не пиковые значения, а уровень, на котором цены способны закрепиться на долгое время. Проблема в том, что ожидаемые сто долларов за баррель не оправдываются рыночной ситуаций — ни спросом, ни предложением. Все это результат исключительно геополитики и действий Вашингтона, нацеленных на разрушение равновесия нефтяного рынка.

В случае сильных искажений в действие вступают механизмы конкурентной экономики. Импортеры не захотят покупать нефть по неадекватно высокой цене и начнут искать альтернативу.

«Чем дороже нефть, тем сильнее стремление чем-то ее заменить. Это может быть сланцевая нефть, в какой-то степени газ, в какой-то степени электромобили. Чем выше цена, тем актуальнее заменители. В результате снизится спрос, а это со временем снизит цены», — указывает Сергей Хестанов, советник генерального директора по макроэкономике «Открытие брокер».

Сколько достаточно

Экономически обоснованным уровнем нефтяных цен эксперты называют диапазон 65-80 долларов за баррель. Этот уровень наиболее полезен и для российской экономики, так как стимулирует развивать несырьевые отрасли и не повторять ошибки прошлого. Другое дело, что от России сейчас мало что зависит.

«К сожалению, объективно Россия практически не может влиять на разворачивающиеся в данный момент дестабилизирующие процессы. Важно понимать их и готовиться к ним», — отмечает Мастепанов.

Провалы нефти к 40 долларам за баррель тоже рыночно не оправданы, но экономисты разводят руками: исходя из политики США исключать нельзя и этого.

ria.ru

www.discred.ru

США хотят обвалить мировой рынок нефти

Нефтяные котировки неуклонно идут вверх и уже в следующему году могут достичь ста долларов за баррель. Велика вероятность того, что и на этом рост не остановится, заявил министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалех. Причина — сохраняющаяся неопределенность с поставками черного золота на мировой рынок, который может потерять до трех миллионов баррелей в сутки.

Саудиты предупреждают: они такие объемы не компенсируют. Почему нефтяные котировки готовы отправиться к высотам 2008 года и выгодно ли это России?

Иранский фактор

Росту котировок способствует приближение новых антииранских санкций и падение поставок из ряда других стран. Жесткие американские ограничения против Тегерана, касающиеся в том числе экспорта энергоносителей, вступят в силу 4 ноября. Страны-нарушители, которые сохранят с Исламской Республикой торговые отношения, подпадут по действие вторичных мер.

Эксперты предупреждают: резкое сокращение экспорта иранской нефти — третьего по масштабам производителя нефти ОПЕК — грозит мировому рынку серьезными потрясениями.

Предстоящие потери

По данным картеля, в 2017 году суточная добыча Ирана достигала 3,87 миллиона баррелей. По более ранним оценкам, нефтяной рынок рисковал лишиться до полутора миллионов баррелей иранской нефти в сутки. Теперь же участники рынка опасаются вдвое больших объемов.

Впрочем, сколько именно иранской нефти уйдет с рынка — вопрос пока открытый. «Мы узнаем это примерно через месяц. Тогда у нас будет более четкое представление о том, чего ждать в первом квартале следующего года», — сказал ранее Reuters нефтяной брокер в PVM Тяжмаш Варги.

В состоянии ли крупнейшие производители заместить выпадающие объемы иранской нефти? Саудиты уже признались, что их возможности весьма ограничены.

Дефицит предложения

«При необходимости мы дойдем и до 12 миллионов баррелей в сутки, уверяю вас. Но если с рынка исчезнет три миллиона баррелей, мы не сможем возместить этот объем, поэтому придется использовать складские запасы нефти», — сообщил аль-Фалех.

Компенсировать дефицит вряд ли удастся и России — добыча и так находится вблизи наивысших уровней.

Как отметил министр нефти Ирана Рижан Зангане, ни у России, ни у Саудовской Аравии «нет свободных мощностей, чтобы добывать больше нефти для замены поставок Ирана».

Ситуацию осложняет и конфликт США с Саудовской Аравией из-за убийства журналиста Джамаля Хашукджи. Трамп выразил недовольство тем, как Эр-Рияд ведет это дело, и не исключил санкций в отношении виновных в его гибели.

Ничего хорошего

«Агрессивная и непредсказуемая американская политика, попытки схватить все и сразу, не считаясь ни с партнерами, ни с собственными долгосрочными интересами, приводят к таким пиковым колебаниям, но они объективно не выгодны никому, в том числе и России», — констатирует заместитель директора Института проблем нефти и газа РАН Алексей Мастепанов.

С одной стороны, высокие цены — благо для бюджета. Сейчас все нефтегазовые сверхдоходы (те, что выше установленной бюджетом планки в 40,8 доллара за баррель) направляются в национальные резервы. Но есть и обратная сторона.

«Пиковые цены дестабилизируют рынок, и получение больших денег в бюджет в один-два месяца будет сопровождаться провалом в следующие полгода», — поясняет Мастепанов.

Для экономики важны не пиковые значения, а уровень, на котором цены способны закрепиться на долгое время. Проблема в том, что ожидаемые сто долларов за баррель не оправдываются рыночной ситуаций — ни спросом, ни предложением. Все это результат исключительно геополитики и действий Вашингтона, нацеленных на разрушение равновесия нефтяного рынка.

В случае сильных искажений в действие вступают механизмы конкурентной экономики. Импортеры не захотят покупать нефть по неадекватно высокой цене и начнут искать альтернативу.

«Чем дороже нефть, тем сильнее стремление чем-то ее заменить. Это может быть сланцевая нефть, в какой-то степени газ, в какой-то степени электромобили. Чем выше цена, тем актуальнее заменители. В результате снизится спрос, а это со временем снизит цены», — указывает Сергей Хестанов, советник генерального директора по макроэкономике «Открытие брокер».

Сколько достаточно

Экономически обоснованным уровнем нефтяных цен эксперты называют диапазон 65-80 долларов за баррель. Этот уровень наиболее полезен и для российской экономики, так как стимулирует развивать несырьевые отрасли и не повторять ошибки прошлого. Другое дело, что от России сейчас мало что зависит.

«К сожалению, объективно Россия практически не может влиять на разворачивающиеся в данный момент дестабилизирующие процессы. Важно понимать их и готовиться к ним», — отмечает Мастепанов.

Провалы нефти к 40 долларам за баррель тоже рыночно не оправданы, но экономисты разводят руками: исходя из политики США исключать нельзя и этого.

agitpro.su

Золотой баррель: США хотят обвалить мировой рынок нефти | Блог Владимир Гавриков

МОСКВА, 23 окт — РИА Новости, Наталья Дембинская. Нефтяные котировки неуклонно идут вверх и уже в следующему году могут достичь ста долларов за баррель. Велика вероятность того, что и на этом рост не остановится, заявил министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалех. Причина — сохраняющаяся неопределенность с поставками черного золота на мировой рынок, который может потерять до трех миллионов баррелей в сутки. Саудиты предупреждают: они такие объемы не компенсируют. Почему нефтяные котировки готовы отправиться к высотам 2008 года и выгодно ли это России — в материале РИА Новости.

Иранский фактор

Росту котировок способствует приближение новых антииранских санкций и падение поставок из ряда других стран. Жесткие американские ограничения против Тегерана, касающиеся в том числе экспорта энергоносителей, вступят в силу 4 ноября. Страны-нарушители, которые сохранят с Исламской Республикой торговые отношения, подпадут по действие вторичных мер.

Эксперты предупреждают: резкое сокращение экспорта иранской нефти — третьего по масштабам производителя нефти ОПЕК — грозит мировому рынку серьезными потрясениями.

Предстоящие потери

По данным картеля, в 2017 году суточная добыча Ирана достигала 3,87 миллиона баррелей. По более ранним оценкам, нефтяной рынок рисковал лишиться до полутора миллионов баррелей иранской нефти в сутки. Теперь же участники рынка опасаются вдвое больших объемов.

Впрочем, сколько именно иранской нефти уйдет с рынка — вопрос пока открытый. "Мы узнаем это примерно через месяц. Тогда у нас будет более четкое представление о том, чего ждать в первом квартале следующего года", — сказал ранее Reuters нефтяной брокер в PVM Тяжмаш Варги.

В состоянии ли крупнейшие производители заместить выпадающие объемы иранской нефти? Саудиты уже признались, что их возможности весьма ограничены.

Министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалех дает интервью в рамках 173-го заседания ОПЕК. 30 ноября 2017 года

Дефицит предложения

"При необходимости мы дойдем и до 12 миллионов баррелей в сутки, уверяю вас. Но если с рынка исчезнет три миллиона баррелей, мы не сможем возместить этот объем, поэтому придется использовать складские запасы нефти", — сообщил аль-Фалех.

Компенсировать дефицит вряд ли удастся и России — добыча и так находится вблизи наивысших уровней.

Как отметил министр нефти Ирана Рижан Зангане, ни у России, ни у Саудовской Аравии "нет свободных мощностей, чтобы добывать больше нефти для замены поставок Ирана".

Ситуацию осложняет и конфликт США с Саудовской Аравией из-за убийства журналиста Джамаля Хашукджи. Трамп выразил недовольство тем, как Эр-Рияд ведет это дело, и не исключил санкций в отношении виновных в его гибели.

Президент США Дональд Трамп и наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман во время встречи в Белом доме в Вашингтоне

Ничего хорошего

"Агрессивная и непредсказуемая американская политика, попытки схватить все и сразу, не считаясь ни с партнерами, ни с собственными долгосрочными интересами, приводят к таким пиковым колебаниям, но они объективно не выгодны никому, в том числе и России", — констатирует заместитель директора Института проблем нефти и газа РАН Алексей Мастепанов.

С одной стороны, высокие цены — благо для бюджета. Сейчас все нефтегазовые сверхдоходы (те, что выше установленной бюджетом планки в 40,8 доллара за баррель) направляются в национальные резервы. Но есть и обратная сторона.

"Пиковые цены дестабилизируют рынок, и получение больших денег в бюджет в один-два месяца будет сопровождаться провалом в следующие полгода", — поясняет Мастепанов.

Для экономики важны не пиковые значения, а уровень, на котором цены способны закрепиться на долгое время. Проблема в том, что ожидаемые сто долларов за баррель не оправдываются рыночной ситуаций — ни спросом, ни предложением. Все это результат исключительно геополитики и действий Вашингтона, нацеленных на разрушение равновесия нефтяного рынка.

В случае сильных искажений в действие вступают механизмы конкурентной экономики. Импортеры не захотят покупать нефть по неадекватно высокой цене и начнут искать альтернативу.

"Чем дороже нефть, тем сильнее стремление чем-то ее заменить. Это может быть сланцевая нефть, в какой-то степени газ, в какой-то степени электромобили. Чем выше цена, тем актуальнее заменители. В результате снизится спрос, а это со временем снизит цены", — указывает Сергей Хестанов, советник генерального директора по макроэкономике "Открытие брокер".

Сколько достаточно

Экономически обоснованным уровнем нефтяных цен эксперты называют диапазон 65-80 долларов за баррель. Этот уровень наиболее полезен и для российской экономики, так как стимулирует развивать несырьевые отрасли и не повторять ошибки прошлого. Другое дело, что от России сейчас мало что зависит.

"К сожалению, объективно Россия практически не может влиять на разворачивающиеся в данный момент дестабилизирующие процессы. Важно понимать их и готовиться к ним", — отмечает Мастепанов.

Провалы нефти к 40 долларам за баррель тоже рыночно не оправданы, но экономисты разводят руками: исходя из политики США исключать нельзя и этого. 

×

cont.ws

США хотят обвалить мировой рынок нефти

Нефтяные котировки неуклонно идут вверх и уже в следующему году могут достичь ста долларов за баррель. Велика вероятность того, что и на этом рост не остановится, заявил министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалех. Причина — сохраняющаяся неопределенность с поставками черного золота на мировой рынок, который может потерять до трех миллионов баррелей в сутки.

Саудиты предупреждают: они такие объемы не компенсируют. Почему нефтяные котировки готовы отправиться к высотам 2008 года и выгодно ли это России?

Иранский фактор

Росту котировок способствует приближение новых антииранских санкций и падение поставок из ряда других стран. Жесткие американские ограничения против Тегерана, касающиеся в том числе экспорта энергоносителей, вступят в силу 4 ноября. Страны-нарушители, которые сохранят с Исламской Республикой торговые отношения, подпадут по действие вторичных мер.

Эксперты предупреждают: резкое сокращение экспорта иранской нефти — третьего по масштабам производителя нефти ОПЕК — грозит мировому рынку серьезными потрясениями.

Предстоящие потери

По данным картеля, в 2017 году суточная добыча Ирана достигала 3,87 миллиона баррелей. По более ранним оценкам, нефтяной рынок рисковал лишиться до полутора миллионов баррелей иранской нефти в сутки. Теперь же участники рынка опасаются вдвое больших объемов.

Впрочем, сколько именно иранской нефти уйдет с рынка — вопрос пока открытый. «Мы узнаем это примерно через месяц. Тогда у нас будет более четкое представление о том, чего ждать в первом квартале следующего года», — сказал ранее Reuters нефтяной брокер в PVM Тяжмаш Варги.

В состоянии ли крупнейшие производители заместить выпадающие объемы иранской нефти? Саудиты уже признались, что их возможности весьма ограничены.

Дефицит предложения

«При необходимости мы дойдем и до 12 миллионов баррелей в сутки, уверяю вас. Но если с рынка исчезнет три миллиона баррелей, мы не сможем возместить этот объем, поэтому придется использовать складские запасы нефти», — сообщил аль-Фалех.

Компенсировать дефицит вряд ли удастся и России — добыча и так находится вблизи наивысших уровней.

Как отметил министр нефти Ирана Рижан Зангане, ни у России, ни у Саудовской Аравии «нет свободных мощностей, чтобы добывать больше нефти для замены поставок Ирана».

Ситуацию осложняет и конфликт США с Саудовской Аравией из-за убийства журналиста Джамаля Хашукджи. Трамп выразил недовольство тем, как Эр-Рияд ведет это дело, и не исключил санкций в отношении виновных в его гибели.

Ничего хорошего

«Агрессивная и непредсказуемая американская политика, попытки схватить все и сразу, не считаясь ни с партнерами, ни с собственными долгосрочными интересами, приводят к таким пиковым колебаниям, но они объективно не выгодны никому, в том числе и России», — констатирует заместитель директора Института проблем нефти и газа РАН Алексей Мастепанов.

С одной стороны, высокие цены — благо для бюджета. Сейчас все нефтегазовые сверхдоходы (те, что выше установленной бюджетом планки в 40,8 доллара за баррель) направляются в национальные резервы. Но есть и обратная сторона.

«Пиковые цены дестабилизируют рынок, и получение больших денег в бюджет в один-два месяца будет сопровождаться провалом в следующие полгода», — поясняет Мастепанов.

Для экономики важны не пиковые значения, а уровень, на котором цены способны закрепиться на долгое время. Проблема в том, что ожидаемые сто долларов за баррель не оправдываются рыночной ситуаций — ни спросом, ни предложением. Все это результат исключительно геополитики и действий Вашингтона, нацеленных на разрушение равновесия нефтяного рынка.

В случае сильных искажений в действие вступают механизмы конкурентной экономики. Импортеры не захотят покупать нефть по неадекватно высокой цене и начнут искать альтернативу.

«Чем дороже нефть, тем сильнее стремление чем-то ее заменить. Это может быть сланцевая нефть, в какой-то степени газ, в какой-то степени электромобили. Чем выше цена, тем актуальнее заменители. В результате снизится спрос, а это со временем снизит цены», — указывает Сергей Хестанов, советник генерального директора по макроэкономике «Открытие брокер».

Сколько достаточно

Экономически обоснованным уровнем нефтяных цен эксперты называют диапазон 65-80 долларов за баррель. Этот уровень наиболее полезен и для российской экономики, так как стимулирует развивать несырьевые отрасли и не повторять ошибки прошлого. Другое дело, что от России сейчас мало что зависит.

«К сожалению, объективно Россия практически не может влиять на разворачивающиеся в данный момент дестабилизирующие процессы. Важно понимать их и готовиться к ним», — отмечает Мастепанов.

Провалы нефти к 40 долларам за баррель тоже рыночно не оправданы, но экономисты разводят руками: исходя из политики США исключать нельзя и этого.

Наталья Дембинская

tehnowar.ru

США хотят обвалить рынок нефти

Росту котировок способствует приближение новых антииранских санкций и падение поставок из ряда других стран. Жесткие американские ограничения против Тегерана, касающиеся в том числе экспорта энергоносителей, вступят в силу 4 ноября. Страны-нарушители, которые сохранят с Исламской Республикой торговые отношения, подпадут по действие вторичных мер.

Эксперты предупреждают: резкое сокращение экспорта иранской нефти — третьего по масштабам производителя нефти ОПЕК — грозит мировому рынку серьезными потрясениями.

По данным картеля, в 2017 году суточная добыча Ирана достигала 3,87 миллиона баррелей. По более ранним оценкам, нефтяной рынок рисковал лишиться до полутора миллионов баррелей иранской нефти в сутки. Теперь же участники рынка опасаются вдвое больших объемов.

Впрочем, сколько именно иранской нефти уйдет с рынка — вопрос пока открытый. «Мы узнаем это примерно через месяц. Тогда у нас будет более четкое представление о том, чего ждать в первом квартале следующего года», — сказал ранее Reuters нефтяной брокер в PVM Тяжмаш Варги.

В состоянии ли крупнейшие производители заместить выпадающие объемы иранской нефти? Саудиты уже признались, что их возможности весьма ограничены.

«При необходимости мы дойдем и до 12 миллионов баррелей в сутки, уверяю вас. Но если с рынка исчезнет три миллиона баррелей, мы не сможем возместить этот объем, поэтому придется использовать складские запасы нефти», — сообщил аль-Фалех.

Компенсировать дефицит вряд ли удастся и России — добыча и так находится вблизи наивысших уровней.

Как отметил министр нефти Ирана Рижан Зангане, ни у России, ни у Саудовской Аравии «нет свободных мощностей, чтобы добывать больше нефти для замены поставок Ирана».

Ситуацию осложняет и конфликт США с Саудовской Аравией из-за убийства журналиста Джамаля Хашукджи. Трамп выразил недовольство тем, как Эр-Рияд ведет это дело, и не исключил санкций в отношении виновных в его гибели.

«Агрессивная и непредсказуемая американская политика, попытки схватить все и сразу, не считаясь ни с партнерами, ни с собственными долгосрочными интересами, приводят к таким пиковым колебаниям, но они объективно не выгодны никому, в том числе и России», — констатирует заместитель директора Института проблем нефти и газа РАН Алексей Мастепанов.

С одной стороны, высокие цены — благо для бюджета. Сейчас все нефтегазовые сверхдоходы (те, что выше установленной бюджетом планки в 40,8 доллара за баррель) направляются в национальные резервы. Но есть и обратная сторона.

«Пиковые цены дестабилизируют рынок, и получение больших денег в бюджет в один-два месяца будет сопровождаться провалом в следующие полгода», — поясняет Мастепанов.

Для экономики важны не пиковые значения, а уровень, на котором цены способны закрепиться на долгое время. Проблема в том, что ожидаемые сто долларов за баррель не оправдываются рыночной ситуаций — ни спросом, ни предложением. Все это результат исключительно геополитики и действий Вашингтона, нацеленных на разрушение равновесия нефтяного рынка.

В случае сильных искажений в действие вступают механизмы конкурентной экономики. Импортеры не захотят покупать нефть по неадекватно высокой цене и начнут искать альтернативу.

«Чем дороже нефть, тем сильнее стремление чем-то ее заменить. Это может быть сланцевая нефть, в какой-то степени газ, в какой-то степени электромобили. Чем выше цена, тем актуальнее заменители. В результате снизится спрос, а это со временем снизит цены», — указывает Сергей Хестанов, советник генерального директора по макроэкономике «Открытие брокер».

Наталья Дембинская

vesti.lv

США хотят обвалить мировой рынок нефти

Нефтяные котировки неуклонно идут вверх и уже в следующему году могут достичь ста долларов за баррель.

Велика вероятность того, что и на этом рост не остановится, заявил министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалех. Причина — сохраняющаяся неопределенность с поставками черного золота на мировой рынок, который может потерять до трех миллионов баррелей в сутки.

Саудиты предупреждают: они такие объемы не компенсируют. Почему нефтяные котировки готовы отправиться к высотам 2008 года и выгодно ли это России?

Иранский фактор

Росту котировок способствует приближение новых антииранских санкций и падение поставок из ряда других стран. Жесткие американские ограничения против Тегерана, касающиеся в том числе экспорта энергоносителей, вступят в силу 4 ноября. Страны-нарушители, которые сохранят с Исламской Республикой торговые отношения, подпадут по действие вторичных мер.

Эксперты предупреждают: резкое сокращение экспорта иранской нефти — третьего по масштабам производителя нефти ОПЕК — грозит мировому рынку серьезными потрясениями.

Предстоящие потери

По данным картеля, в 2017 году суточная добыча Ирана достигала 3,87 миллиона баррелей. По более ранним оценкам, нефтяной рынок рисковал лишиться до полутора миллионов баррелей иранской нефти в сутки. Теперь же участники рынка опасаются вдвое больших объемов.

Впрочем, сколько именно иранской нефти уйдет с рынка — вопрос пока открытый. «Мы узнаем это примерно через месяц. Тогда у нас будет более четкое представление о том, чего ждать в первом квартале следующего года», — сказал ранее Reuters нефтяной брокер в PVM Тяжмаш Варги.

В состоянии ли крупнейшие производители заместить выпадающие объемы иранской нефти? Саудиты уже признались, что их возможности весьма ограничены.

Дефицит предложения

«При необходимости мы дойдем и до 12 миллионов баррелей в сутки, уверяю вас. Но если с рынка исчезнет три миллиона баррелей, мы не сможем возместить этот объем, поэтому придется использовать складские запасы нефти», — сообщил аль-Фалех.

Компенсировать дефицит вряд ли удастся и России — добыча и так находится вблизи наивысших уровней.

Как отметил министр нефти Ирана Рижан Зангане, ни у России, ни у Саудовской Аравии «нет свободных мощностей, чтобы добывать больше нефти для замены поставок Ирана».

Ситуацию осложняет и конфликт США с Саудовской Аравией из-за убийства журналиста Джамаля Хашукджи. Трамп выразил недовольство тем, как Эр-Рияд ведет это дело, и не исключил санкций в отношении виновных в его гибели.

Ничего хорошего

«Агрессивная и непредсказуемая американская политика, попытки схватить все и сразу, не считаясь ни с партнерами, ни с собственными долгосрочными интересами, приводят к таким пиковым колебаниям, но они объективно не выгодны никому, в том числе и России», — констатирует заместитель директора Института проблем нефти и газа РАН Алексей Мастепанов.

С одной стороны, высокие цены — благо для бюджета. Сейчас все нефтегазовые сверхдоходы (те, что выше установленной бюджетом планки в 40,8 доллара за баррель) направляются в национальные резервы. Но есть и обратная сторона.

«Пиковые цены дестабилизируют рынок, и получение больших денег в бюджет в один-два месяца будет сопровождаться провалом в следующие полгода», — поясняет Мастепанов.

Для экономики важны не пиковые значения, а уровень, на котором цены способны закрепиться на долгое время. Проблема в том, что ожидаемые сто долларов за баррель не оправдываются рыночной ситуаций — ни спросом, ни предложением. Все это результат исключительно геополитики и действий Вашингтона, нацеленных на разрушение равновесия нефтяного рынка.

В случае сильных искажений в действие вступают механизмы конкурентной экономики. Импортеры не захотят покупать нефть по неадекватно высокой цене и начнут искать альтернативу.

«Чем дороже нефть, тем сильнее стремление чем-то ее заменить. Это может быть сланцевая нефть, в какой-то степени газ, в какой-то степени электромобили. Чем выше цена, тем актуальнее заменители. В результате снизится спрос, а это со временем снизит цены», — указывает Сергей Хестанов, советник генерального директора по макроэкономике «Открытие брокер».

Сколько достаточно

Экономически обоснованным уровнем нефтяных цен эксперты называют диапазон 65-80 долларов за баррель. Этот уровень наиболее полезен и для российской экономики, так как стимулирует развивать несырьевые отрасли и не повторять ошибки прошлого. Другое дело, что от России сейчас мало что зависит.

«К сожалению, объективно Россия практически не может влиять на разворачивающиеся в данный момент дестабилизирующие процессы. Важно понимать их и готовиться к ним», — отмечает Мастепанов.

Провалы нефти к 40 долларам за баррель тоже рыночно не оправданы, но экономисты разводят руками: исходя из политики США исключать нельзя и этого.

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

vashmnenie.ru

Чтобы добить Москву, президент США обрушит цены на нефть

Мировые цены на нефть продолжают снижаться с начала недели. В среду, 15 августа, стоимость марки WTI впервые с 21 июня опустилась ниже 65 долларов за баррель, октябрьские фьючерсы на нефть Brent снизились на 2,32% — до 70,78 долл. за баррель. Снижение произошло на фоне публикации данных о рекордных запасах нефти в США. Однако, как полагают некоторые эксперты, дело не только в ситуационном падении, а в целенаправленной игре Вашингтона против «черного золота», которая может оказаться успешной и уже в ближайшие месяцы привести к падению котировок до 50 долларов за баррель. Это еще сильней ударит по российской экономике и курсу рубля, который во многом поддерживают высокие цены на нефть.

В интервью американскому телеканалу CNBC аналитик Том Клоза предсказал, что цены устремятся вниз уже в ноябре, на что направлена политика Дональда Трампа. Президент США неоднократно в свойственной ему манере заявлял, что мировые цены на нефть сильно завышены и должны стать более «справедливыми». Для этого он, в частности, в ультимативной форме призывал ОПЕК+ отказаться от сделки по сокращению добычи нефти, которая вела к снижению предложения на рынке. По мнению Трампа, страны ОПЕК должны добывать как минимум на два миллиона баррелей в сутки больше.

22 июня страны ОПЕК и Россия согласовали повышение квот на добычу «черного золота» на 600−700 тысяч баррелей в сутки. А уже 30 июня Дональд Трамп после переговоров с королем Саудовской Аравии Салманом заявил, что тот согласился увеличить добычу на те самые два миллиона баррелей в сутки. И хотя затем в Эр-Рияде уточнили, что речь шла лишь о том, что нефтяная отрасль страны способна на это, практика показывает, что слова Трампа были сказаны не на пустом месте. В последние два месяца саудиты нарастили нефтяное бурение до максимума за последние четыре годы. И при этом снижают отпускные цены на свои сорта

И это еще не все. Как пишет издание Bloomberg, Трамп поручил своей администрации проработать план по продаже государственной нефти из стратегических резервов, чтобы снизить цены на бензин в США перед ноябрьскими выборами в Конгресс. Это тоже может сказаться на ситуации на рынке нефти.

Наконец, аналитики указывают, что в Конгрессе США зарегистрирован законопроект «Против картелей по производству и экспорту нефти», который позволит американским властям подавать иски в суды против стран-членов ОПЕК, обвинив их в манипуляциях ценами на нефть. Более того, санкции могут быть введены и против любых компаний, сотрудничающих с ОПЕК. А на втором этапе — и против предприятий, сотрудничающих с этими компаниями.

Этот законопроект был впервые предложен еще в 2000 году, но с тех пор его так и не удавалось принять. В 2007 году документ даже прошел через обе палаты парламента, но президент не подписал. Зато Дональд Трамп, который на протяжении многих лет высказывался против ОПЕК, «обкрадывающей американских граждан», вполне может поставить свою подпись под законопроектом.

Таким образом, Вашингтон стремится ослабить союз России и Саудовской Аравии, который является основой ОПЕК+, а затем и развалить всю структуру и объявить о либерализации свободного рынка мировых энергоресурсов. Это может критическим образом изменить ситуацию на рынке нефти и обрушить цены гораздо ниже 50 долларов. Но и без принятия законопроекта аналитики из Citi считают, что усилий Трампа может хватить, чтобы обвалить цены на нефть до 45 долл. за Brent через год.

Российские эксперты, впрочем, считают такие апокалиптичные прогнозы скорее попыткой выдать желаемое за действительное. Генеральный директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов отмечает, что нефть сейчас очень волатильна и прогнозировать котировки крайне сложно. Однако если бы цены действительно снизились до 45−50 долларов за баррель, это ударило бы и по нефтяной отрасли самих США.

— Слишком много факторов влияет на формирование цен на нефть. Это не только энергетический рынок, но и финансовый рынок, и политика. При желании можно подобрать факторы под любой прогноз. Если американские эксперты хотят убедить всех, что цены на нефть будут снижаться, они могут привести ряд соответствующих аргументов. Но с тем же успехом можно представить набор факторов, которые будут свидетельствовать об обратном.

Нужно понимать, что после роста цен на нефть только-только оживился американский сланцевый сектор. Туда волной пошли деньги. И если произойдет очередное падение, оно серьезно ударит по американским производителям. А это сокращение налогов, банкротство компаний и потеря рабочих мест, которые обещал обеспечить Трамп.

«СП»: — Но ведь США остаются импортерами нефти, и Трамп неоднократно высказывался о необходимости снижения цен…

— Да, остаются. Но при этом у них сильна своя нефтянка. Это не только большое количество рабочих мест, но и порядка 300 миллиардов долларов кредитов. Если начнутся банкротства, они ударят и по банкам. Все очень завязано между собой, и нельзя сказать, что низкие цены на нефть однозначно выгодны США.

С другой стороны, кто может гарантировать, что такой непредсказуемый политик, как Дональд Трамп не готов пожертвовать сланцевой нефтью ради того, чтобы окончательно «добить» Россию? В сочетании с несколькими пакетами новых санкций, которые уже дожидаются в Конгрессе, падение цен на нефть могло бы стать серьезным ударом по российской экономике. В конце концов, именно обрушение цен на нефть в 2014—2016 годах оказалось критичным для курса рубля и экономики страны, а вовсе не американские и европейские санкции.

kv-journal.su