В Аргентине начали добывать сланцевую нефть. Аргентина сланцевая нефть


В Аргентине начали добывать сланцевую нефть

В Аргентине начали добывать сланцевую нефть. Специалисты уверяют: химикаты в грунтовые воды не попадают. В канун нынешнего саммита "двадцатки" все разговоры были о сирийском кризисе. Но, во-первых, сирийский кризис начался после того, как стартовал мировой экономический кризис. А во-вторых, сейчас только и разговоров, что у России все хорошо, достаточно почитать Financial Times. Мол, сейчас пойдет сланцевая нефть и сланцевый газ, уже не только из Америки, но и с Украины, и вообще все изменится. В этой связи в канун саммита "двадцатки" мы думали, какую бы страну-участницу поместить в фокус нашего внимания. И сейчас отправимся действительно в место экзотическое, окажемся в известной степени не только за морем, но и вверх ногами, в Аргентине.Эту новую Аргентину и возведенный в её столице Буэнос-Айресе новый престижный район Пуэрто-Мадеро мы выделяем не только потому, что Аргентина начинается на "А", так что и по любому алфавиту, в "большой двадцатке" она — первая. Дело и в том, что первой из числа развивающихся стран "двадцатки" она многое попробовала.Те, кому больше хотя бы лет 30, должны помнить, как в середине 90-х в Москве с большой помпой принимали аргентинского министра Доминго Кавалло. Это был самый модный тогда в мире монетарист. Помните, он еще предлагал идею "валютного коридора"? Справедливости ради: вот эти модные небоскребы — прямое следствие его политики в Аргентине. И все бы ничего, если бы не два "но". Во-первых, взгляните на оставленные здесь портовые краны. Теперь это — красивая декорация: былой разнообразный экспортный поток иссяк. Во-вторых, такой же тенью стали и брошенные в полях вокруг столицы железнодорожные депо. Всё это — следствие бездумной приватизации 90-х и, как казалось тогда, уже безвозвратного крушения аргентинской промышленности.Все еще есть, конечно, и другой Буэнос-Айрес: не без нарциссизма, вальяжный, такой буржуазно-европейский и теперь, к счастью, безвизовый и для России. Но и к этому Буэнос-Айресу за эти годы подобрались так называемые "виллы несчастий": жуткие районы, где ютятся не только гастарбайтеры из Парагвая или Гондураса, но и самые что ни на есть коренные аргентинцы-граждане когда-то самой богатой страны Южной Америки, которая еще недавно по многим показателям качества жизни опережала и соседей, и даже Европу.Из той эпохи остался "Розовый дом" — президентский дворец. Вот он — балкон, с которого выступала Эвита. А сейчас мы увидим и "первую леди" XXI века. Теперь Кристина Фернандес де Киршнер и сама президент. Но в ходе недавней телевизионной "прямой линии" она открыла не только новое социальное жилье, но и нечто такое, что даже самым социально ориентированным политикам в России обычно очень не нравится.Итак, сегодня и в российском телеэфире мы показываем аргентинскую сланцевую нефть. Первый бочонок заполнен в провинции Неукен в аргентинской Патагонии под аплодисменты госпожи президента и всего аргентинского истеблишмента: и пропрезидентского, и оппозиционного. Можно сказать, что это новая аргентинская национальная идея. Но на площади Сан-Мартин неподалеку от президентского дворца встречаемся и с одним из самых активных противников этого проекта."В процессе добычи используется отравляющие и канцерогенные химикаты, которые могут проникнуть в грунтовые воды и разрушить здоровье тех, кто живет в районе добычи", — рассказывает Фермин Кооп, создатель сети экологической информации Claves 21.На этой съемке с вертолета видны те самые месторождения в Патагонии. Сначала аргентинская государственная нефтяная компания Yacimientos Petroliferos Fiscales предоставила нам именно такую, дистанцированную съемку. Но вот уже мы получили разрешение, и представитель компании, Марина Андерсон, везет нас по просторам Патагонии."Мы едем туда, где добыча представляется все более и более осуществимой технически. А там, глядишь, — и коммерчески", — отметила Марина Андерсон, специалист по связям с правительством и прессой аргентинской нефтяной госкомпании YPF.За окном мелькают пейзажи из романа Жюля Верна "Дети капитана Гранта": ведь действие в Патагонии там развивалось примерно в этих местах. По обочинам разместились указатели на места, где раскапывают скелеты динозавров. А по площадке, где все готово к началу добычи сланцевой нефти теперь уже и на новом месте (и где, в отличие от обычных месторождений расставлены десятки резервуаров с водой и тянется в разы больше труб) нас водит старший менеджер Пабло Касануэва.-Очень важно подчеркнуть разницу между сланцевыми месторождениями, которые есть в США, и теми, что обустраиваем мы. Американцы извлекают сланцевую нефть с намного меньших глубин, — пояснил Пабло Касануэва, менеджер аргентинской нефтяной госкомпании YPF в провинции Неукен.- В абсолютных цифрах это сколько?- Ну, где-то 1200-1500 футов. - Это там? - Да. К тому же, в США скважины — горизонтальные. А у нас глубина примерно 10-11 тысяч футов. В результате гидроразрыва пластов, химикаты, которые мы используем, конечно, поднимаются к поверхности. Но не настолько, чтобы задеть грунтовые воды. А еще аргентинские нефтяники предложили нам даже понюхать и чуть ли не попробовать на язык те самые химикаты. Пусть даже наш вопрос о концентрации таких веществ в грунтовых водах они назвали — цитата — вопросом с подвохом. В целом, можно сказать, что в отличие, например, от Украины и даже США, Аргентине — повезло. Командированные нефтяники тащат баки для питьевой воды: места эти — засушливые. Но Жюль Верн был прав, устроив для своих героев здесь и наводнение. На почве видны следы недавней такой беды, рядом — полноводная река Неукен. То есть, как опять же нигде в мире, в этом конкретном районе Аргентины добыча сланцевых нефти и газа, которая требует много больше, чем обычно, воды, здесь осуществима.Больее того: аргентинские нефтяники даже отвезли нас в близлежащее винодельческое хозяйство. Там виноделы нам устроили дегустацию и, как показалось, искренне сказали, что не понимают, о чем мы говорим, когда расспрашиваем о попадании химикатов в грунтовые воды, а, значит, возможно, в лозу и вино. Но, кстати, в главной и густонаселенной аргентинской винодельческой провинции Мендоса, месторождения сланцевых нефти и газа почему-то осваивать не спешат.Вот вам опять Буэнос-Айрес и улица Флорида. Уж сколько в свое время было стонов, когда, как в следствие неолиберальных реформ 90-х, на этой главной торговой улице страны, которая считалась главной житницей планеты, появился "Макдоналдс". Но теперь, и "Макдоналдс" остался, но и местные магазины вновь заполнила местная продукция. Растет промышленное производство — растет энергопотребление. Оттого мы задали еще один вопрос Фермину Коопу, создателю сети экологической информации Claves21.- Тебя, как аргентинца, не смущает, что, выступая против сланца, ты выступаешь вообще-то против энергетической самодостаточности твой Родины? - Я против такой самодостаточности, которая основана исключительно на углеводородах, которые рано или поздно все равно закончатся. Я считаю, что нам надо провести серьезные дебаты о том, чтобы развивать энергетику, основанную на возобновляемых источниках: на солнце, на гидро-электростанциях, на био-топливе. В завершение этого репортажа из Аргентины, где сейчас наступает не осень, а весна, мы расскажем о еще одном экзотическом проекте в еще одном уголке этой страны. В отличие от пустынной провинции Неукен, провинция Буэнос-Айрес в это время года очень ветреная, но зеленая: начинает всходить пшеница. Но ведь и с аргентинской пшеницей все не так просто. Еще первый русский царский посланник в Аргентине, господин Ионинн, отмечал, что в этих вопросах мы с Аргентиной не союзники, а конкуренты. Конечно, был момент, когда Продовольственная программа КПСС была сорвана, и Советский Союз покупал здесь пшеницу. Но те времена прошли. Теперь и россияне, и аргентинцы — ее экспортеры. Впрочем, в расположенных по краям пшеничных полей аргентинских научно-исследовательских институтах сейчас и изучают совсем другую зерновую культуру. Какую? А вот давайте посмотрим.В штаб-квартиру и НИИ крупнейшей в Аргентине и в общем рынке МЕРКОСУР агро-компании "Гробо" нас ведет ее владелец по имени Густаво. Его фамилия во всех смыслах своеобразная: Гробокопатель. Как и многие аргентинцы, он потомок иммигрантов из бывшей Российской империи. Но дело не в фамилии. В лабораториях фирмы "Гробо" главное внимание сейчас сосредоточено не пшенице, а сое. И я неслучайно сейчас нюхал и этот новый ингредиент новомодной аргентинской экономики. Дело в том, что вся аргентинская соя теперь генетически модифицированная. Выращивается она такая, в том числе в расчете на то, что станет основой для производства нового, альтернативного нефти и газу био-топлива. Но, так как обычной сои не осталось, такая же, генетически модифицированная, идет теперь и в продукты. И хотя в интервью нам господин Гробокопатель уверял, что никакой опасности нет, в Евросоюзе и в России такая еда маркируется, как нечто до конца непонятное.Иными словами: естественно, пожелаем встреченным нами аргентинским инвесторам-экспериментаторам всяческих успехов. Но мне лично с обычными русскими нефтью и газом как-то понятнее. А эксперименты пусть, конечно, продолжаются. Посмотрим еще, что из них выйдет. Пока вопросов много.

33live.ru

Экономика и бизнес Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

Аргентина долго и неторопливо готовила свой сланцевый бум, и вот теперь, похоже, она начинает разгон. Государственная нефтегазовая компания YPF объявила о планах инвестировать 30 млрд долларов в гигантскую сланцевую область Vaca Muerta в ближайшие пять лет.

YPF заявляет, что себестоимость добычи одного барреля нефтяного эквивалента на месторождениях Vaca Muerta, которая составляет сейчас 13 долларов, к 2020 году снизится до 10 долларов. Это сделает аргентинскую область главным конкурентом американских бассейнов Permian и Eagle Ford.

Однако эксперты отмечают, что если Аргентина хочет действительно стать зоной нового сланцевого бума, ей понадобится гораздо больший объем инвестиций, а кроме того – технологии и специалисты, которые есть только за границей. «Откровенно говоря, то, что нам нужно, имеется лишь в Соединенных Штатах», – признал глава YPF Мигель Гутьеррес.

Аргентина много лет обхаживает ExxonMobil и Chevron, соблазняя их огромными перспективами, открывающимися в бассейне Vaca Muerta, и уже добилась определенных успехов, отмечает Oil Price. Недавно ExxonMobil получила 35-летнюю концессию на блок Los Toldos I South, и планирует первоначальные инвестиции в развитие месторождения в размере 200 млн долларов.

И американская корпорация отнюдь не одинока. Немецкая Wintershall, латиноамериканское подразделение BP Pan American Energy (РАЕ) и французская Total — объявили о намерении вложить 1,15 млрд долларов в добычу газа из недр Vaca Muerta.

Еще весной глава Минэнерго Аргентины Хуан Хосе Арангурен заявил, что страна рассчитывает на резкий рост инвестиций в освоение бассейна. По прогнозам ведомства, с 2019-го мировой нефтегаз начнет вкладывать в местные промыслы ежегодно по 20 млрд долларов. В текущем году подтвержденные инвестиции в разработку формации должны составить 6-8 млрд долларов, а в 2018-м — 12-15 млрд.

Бассейн Vaca Muerta был обнаружен в 2011 году. В этой формации сосредоточены чуть ли не крупнейшие в мире залежи сланцевых углеводородов. По данным Минэнерго США, местные запасы составляют 308 трлн кубических футов (8,7 трлн кубометров) газа и 16,2 млрд баррелей нефти.

newsland.com

Владимир | В Аргентине начали добывать сланцевую нефть - БезФормата

В Аргентине начали добывать сланцевую нефть. Специалисты уверяют: химикаты в грунтовые воды не попадают.

В канун нынешнего саммита "двадцатки" все разговоры были о сирийском кризисе. Но, во-первых, сирийский кризис начался после того, как стартовал мировой экономический кризис. А во-вторых, сейчас только и разговоров, что у России все хорошо, достаточно почитать Financial Times. Мол, сейчас пойдет сланцевая нефть и сланцевый газ, уже не только из Америки, но и с Украины, и вообще все изменится. В этой связи в канун саммита "двадцатки" мы думали, какую бы страну-участницу поместить в фокус нашего внимания. И сейчас отправимся действительно в место экзотическое, окажемся в известной степени не только за морем, но и вверх ногами, в Аргентине. Эту новую Аргентину и возведенный в её столице Буэнос-Айресе новый престижный район Пуэрто-Мадеро мы выделяем не только потому, что Аргентина начинается на "А", так что и по любому алфавиту, в "большой двадцатке" она — первая. Дело и в том, что первой из числа развивающихся стран "двадцатки" она многое попробовала. Те, кому больше хотя бы лет 30, должны помнить, как в середине 90-х в Москве с большой помпой принимали аргентинского министра Доминго Кавалло. Это был самый модный тогда в мире монетарист. Помните, он еще предлагал идею "валютного коридора"? Справедливости ради: вот эти модные небоскребы — прямое следствие его политики в Аргентине. И все бы ничего, если бы не два "но". Во-первых, взгляните на оставленные здесь портовые краны. Теперь это — красивая декорация: былой разнообразный экспортный поток иссяк. Во-вторых, такой же тенью стали и брошенные в полях вокруг столицы железнодорожные депо. Всё это — следствие бездумной приватизации 90-х и, как казалось тогда, уже безвозвратного крушения аргентинской промышленности. Все еще есть, конечно, и другой Буэнос-Айрес: не без нарциссизма, вальяжный, такой буржуазно-европейский и теперь, к счастью, безвизовый и для России. Но и к этому Буэнос-Айресу за эти годы подобрались так называемые "виллы несчастий": жуткие районы, где ютятся не только гастарбайтеры из Парагвая или Гондураса, но и самые что ни на есть коренные аргентинцы-граждане когда-то самой богатой страны Южной Америки, которая еще недавно по многим показателям качества жизни опережала и соседей, и даже Европу. Из той эпохи остался "Розовый дом" — президентский дворец. Вот он — балкон, с которого выступала Эвита. А сейчас мы увидим и "первую леди" XXI века. Теперь Кристина Фернандес де Киршнер и сама президент. Но в ходе недавней телевизионной "прямой линии" она открыла не только новое социальное жилье, но и нечто такое, что даже самым социально ориентированным политикам в России обычно очень не нравится. Итак, сегодня и в российском телеэфире мы показываем аргентинскую сланцевую нефть. Первый бочонок заполнен в провинции Неукен в аргентинской Патагонии под аплодисменты госпожи президента и всего аргентинского истеблишмента: и пропрезидентского, и оппозиционного. Можно сказать, что это новая аргентинская национальная идея. Но на площади Сан-Мартин неподалеку от президентского дворца встречаемся и с одним из самых активных противников этого проекта. "В процессе добычи используется отравляющие и канцерогенные химикаты, которые могут проникнуть в грунтовые воды и разрушить здоровье тех, кто живет в районе добычи", — рассказывает Фермин Кооп, создатель сети экологической информации Claves 21. На этой съемке с вертолета видны те самые месторождения в Патагонии. Сначала аргентинская государственная нефтяная компания Yacimientos Petroliferos Fiscales предоставила нам именно такую, дистанцированную съемку. Но вот уже мы получили разрешение, и представитель компании, Марина Андерсон, везет нас по просторам Патагонии. "Мы едем туда, где добыча представляется все более и более осуществимой технически. А там, глядишь, — и коммерчески", — отметила Марина Андерсон, специалист по связям с правительством и прессой аргентинской нефтяной госкомпании YPF. За окном мелькают пейзажи из романа Жюля Верна "Дети капитана Гранта": ведь действие в Патагонии там развивалось примерно в этих местах. По обочинам разместились указатели на места, где раскапывают скелеты динозавров. А по площадке, где все готово к началу добычи сланцевой нефти теперь уже и на новом месте (и где, в отличие от обычных месторождений расставлены десятки резервуаров с водой и тянется в разы больше труб) нас водит старший менеджер Пабло Касануэва. -Очень важно подчеркнуть разницу между сланцевыми месторождениями, которые есть в США, и теми, что обустраиваем мы. Американцы извлекают сланцевую нефть с намного меньших глубин, — пояснил Пабло Касануэва, менеджер аргентинской нефтяной госкомпании YPF в провинции Неукен. - В абсолютных цифрах это сколько? - Ну, где-то 1200-1500 футов. - Это там? - Да. К тому же, в США скважины — горизонтальные. А у нас глубина примерно 10-11 тысяч футов. В результате гидроразрыва пластов, химикаты, которые мы используем, конечно, поднимаются к поверхности. Но не настолько, чтобы задеть грунтовые воды. А еще аргентинские нефтяники предложили нам даже понюхать и чуть ли не попробовать на язык те самые химикаты. Пусть даже наш вопрос о концентрации таких веществ в грунтовых водах они назвали — цитата — вопросом с подвохом. В целом, можно сказать, что в отличие, например, от Украины и даже США, Аргентине — повезло. Командированные нефтяники тащат баки для питьевой воды: места эти — засушливые. Но Жюль Верн был прав, устроив для своих героев здесь и наводнение. На почве видны следы недавней такой беды, рядом — полноводная река Неукен. То есть, как опять же нигде в мире, в этом конкретном районе Аргентины добыча сланцевых нефти и газа, которая требует много больше, чем обычно, воды, здесь осуществима. Больее того: аргентинские нефтяники даже отвезли нас в близлежащее винодельческое хозяйство. Там виноделы нам устроили дегустацию и, как показалось, искренне сказали, что не понимают, о чем мы говорим, когда расспрашиваем о попадании химикатов в грунтовые воды, а, значит, возможно, в лозу и вино. Но, кстати, в главной и густонаселенной аргентинской винодельческой провинции Мендоса, месторождения сланцевых нефти и газа почему-то осваивать не спешат. Вот вам опять Буэнос-Айрес и улица Флорида. Уж сколько в свое время было стонов, когда, как в следствие неолиберальных реформ 90-х, на этой главной торговой улице страны, которая считалась главной житницей планеты, появился "Макдоналдс". Но теперь, и "Макдоналдс" остался, но и местные магазины вновь заполнила местная продукция. Растет промышленное производство — растет энергопотребление. Оттого мы задали еще один вопрос Фермину Коопу,  создателю сети экологической информации Claves21. - Тебя, как аргентинца, не смущает, что, выступая против сланца, ты выступаешь вообще-то против энергетической самодостаточности твой Родины? - Я против такой самодостаточности, которая основана исключительно на углеводородах, которые рано или поздно все равно закончатся. Я считаю, что нам надо провести серьезные дебаты о том, чтобы развивать энергетику, основанную на возобновляемых источниках: на солнце, на гидро-электростанциях, на био-топливе. В завершение этого репортажа из Аргентины, где сейчас наступает не осень, а весна, мы расскажем о еще одном экзотическом проекте в еще одном уголке этой страны. В отличие от пустынной провинции Неукен, провинция Буэнос-Айрес в это время года очень ветреная, но зеленая: начинает всходить пшеница. Но ведь и с аргентинской пшеницей все не так просто. Еще первый русский царский посланник в Аргентине, господин Ионинн, отмечал, что в этих вопросах мы с Аргентиной не союзники, а конкуренты. Конечно, был момент, когда Продовольственная программа КПСС была сорвана, и Советский Союз покупал здесь пшеницу. Но те времена прошли. Теперь и россияне, и аргентинцы — ее экспортеры. Впрочем, в расположенных по краям пшеничных полей аргентинских научно-исследовательских институтах сейчас и изучают совсем другую зерновую культуру. Какую? А вот давайте посмотрим. В штаб-квартиру и НИИ крупнейшей в Аргентине и в общем рынке МЕРКОСУР агро-компании "Гробо" нас ведет ее владелец по имени Густаво. Его фамилия во всех смыслах своеобразная: Гробокопатель. Как и многие аргентинцы, он потомок иммигрантов из бывшей Российской империи. Но дело не в фамилии. В лабораториях фирмы "Гробо" главное внимание сейчас сосредоточено не пшенице, а сое. И я неслучайно сейчас нюхал и этот новый ингредиент новомодной аргентинской экономики. Дело в том, что вся аргентинская соя теперь генетически модифицированная. Выращивается она такая, в том числе в расчете на то, что станет основой для производства нового, альтернативного нефти и газу био-топлива. Но, так как обычной сои не осталось, такая же, генетически модифицированная, идет теперь и в продукты. И хотя в интервью нам господин Гробокопатель уверял, что никакой опасности нет, в Евросоюзе и в России такая еда маркируется, как нечто до конца непонятное. Иными словами: естественно, пожелаем встреченным нами аргентинским инвесторам-экспериментаторам всяческих успехов. Но мне лично с обычными русскими нефтью и газом как-то понятнее. А эксперименты пусть, конечно, продолжаются. Посмотрим еще, что из них выйдет. Пока вопросов много.

НАЧАТЬ ДОБЫВАТЬ СЛАНЦЕВЫЙ НЕФТЬ АРГЕНТИНА ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРСКАЯ ОБЛАСТЬ 33 РЕГИОН Добавить свое объявление Загрузка...

vladimir.bezformata.ru

В Аргентине начали добывать сланцевую нефть

Array ( [TAGS] => [~TAGS] => [PREVIEW_PICTURE] => [~PREVIEW_PICTURE] => [ID] => 6098 [~ID] => 6098 [NAME] => В Аргентине начали добывать сланцевую нефть [~NAME] => В Аргентине начали добывать сланцевую нефть [IBLOCK_ID] => 1 [~IBLOCK_ID] => 1 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [DETAIL_TEXT] => Программа «Вести» в рамках освещения саммита G20 познакомила российских телезрителей с экономической ситуацией в Аргентине. Как передает RccNews.ru, также продемонстрировали кадры открытия добычи сланцевой нефти в Аргентине. Первый бочонок был заполнен в провинции Неукен в аргентинской Патагонии. Государственная нефтяная компания Yacimientos Petroliferos Fiscales утверждает, что между сланцевыми месторождениями США и Аргентины есть принципиальная разница, так как американцы извлекают нефть с намного меньших глубин – 1200-1500 футов против 10000-11000 футов в Аргентине. Однако экологи традиционно выступают против добычи сланцевой нефти. «В процессе добычи используется отравляющие и канцерогенные химикаты, которые могут проникнуть в грунтовые воды и разрушить здоровье тех, кто живет в районе добычи», — напоминает Фермин Кооп, создатель сети экологической информации Claves 21. [~DETAIL_TEXT] => Программа «Вести» в рамках освещения саммита G20 познакомила российских телезрителей с экономической ситуацией в Аргентине. Как передает RccNews.ru, также продемонстрировали кадры открытия добычи сланцевой нефти в Аргентине. Первый бочонок был заполнен в провинции Неукен в аргентинской Патагонии. Государственная нефтяная компания Yacimientos Petroliferos Fiscales утверждает, что между сланцевыми месторождениями США и Аргентины есть принципиальная разница, так как американцы извлекают нефть с намного меньших глубин – 1200-1500 футов против 10000-11000 футов в Аргентине. Однако экологи традиционно выступают против добычи сланцевой нефти. «В процессе добычи используется отравляющие и канцерогенные химикаты, которые могут проникнуть в грунтовые воды и разрушить здоровье тех, кто живет в районе добычи», — напоминает Фермин Кооп, создатель сети экологической информации Claves 21. [DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => В Аргентине начали добывать сланцевую нефть [~PREVIEW_TEXT] => В Аргентине начали добывать сланцевую нефть [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [DETAIL_PICTURE] => [~DETAIL_PICTURE] => [TIMESTAMP_X] => 09.09.2013 11:49:33 [~TIMESTAMP_X] => 09.09.2013 11:49:33 [ACTIVE_FROM] => 09.09.2013 12:09:07 [~ACTIVE_FROM] => 09.09.2013 12:09:07 [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_PAGE_URL] => /news/v_argentine_nachali_dobyvat_slantsevuyu_neft/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /news/v_argentine_nachali_dobyvat_slantsevuyu_neft/ [IBLOCK_ELEMENT_ID] => 6098 [~IBLOCK_ELEMENT_ID] => 6098 [PROPERTY_22] => Самотлор-Экспресс [~PROPERTY_22] => Самотлор-Экспресс [PROPERTY_23] => http://www.angi.ru/ [~PROPERTY_23] => http://www.angi.ru/ [PROPERTY_54] => 0.0000 [~PROPERTY_54] => 0.0000 [PROPERTY_95] => [~PROPERTY_95] => [PROPERTY_148] => [~PROPERTY_148] => [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => v_argentine_nachali_dobyvat_slantsevuyu_neft [~CODE] => v_argentine_nachali_dobyvat_slantsevuyu_neft [EXTERNAL_ID] => 6098 [~EXTERNAL_ID] => 6098 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [LID] => s1 [~LID] => s1 [NAV_RESULT] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 12:09, 09 Сентября 2013 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [FIELDS] => Array ( [TAGS] => [PREVIEW_PICTURE] => ) [PROPERTIES] => Array ( [AUTHOR_NAME] => Array ( [ID] => 22 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Автор [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => AUTHOR_NAME [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 22 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => Y [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => Самотлор-Экспресс [DESCRIPTION] => [~VALUE] => Самотлор-Экспресс [~DESCRIPTION] => ) [SUB_TITLE] => Array ( [ID] => 148 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-11 18:19:22 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Подзаголовок [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SUB_TITLE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => ) [AUTHOR_URL] => Array ( [ID] => 23 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Ссылка на автора [ACTIVE] => Y [SORT] => 501 [CODE] => AUTHOR_URL [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 23 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => http://www.angi.ru/ [DESCRIPTION] => [~VALUE] => http://www.angi.ru/ [~DESCRIPTION] => ) [IMPORTANT] => Array ( [ID] => 54 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Важно [ACTIVE] => Y [SORT] => 502 [CODE] => IMPORTANT [DEFAULT_VALUE] => 0 [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 4 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 54 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => 0 [DESCRIPTION] => [~VALUE] => 0.0000 [~DESCRIPTION] => ) [MAIN_NEWS] => Array ( [ID] => 95 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Главная новость [ACTIVE] => Y [SORT] => 503 [CODE] => MAIN_NEWS [DEFAULT_VALUE] => 0 [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( [AUTHOR_NAME] => Array ( [ID] => 22 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Автор [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => AUTHOR_NAME [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 22 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => Y [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => Самотлор-Экспресс [DESCRIPTION] => [~VALUE] => Самотлор-Экспресс [~DESCRIPTION] => [DISPLAY_VALUE] => Самотлор-Экспресс ) [AUTHOR_URL] => Array ( [ID] => 23 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Ссылка на автора [ACTIVE] => Y [SORT] => 501 [CODE] => AUTHOR_URL [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 23 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => http://www.angi.ru/ [DESCRIPTION] => [~VALUE] => http://www.angi.ru/ [~DESCRIPTION] => [DISPLAY_VALUE] => http://www.angi.ru/ ) ) [IBLOCK] => Array ( [ID] => 1 [~ID] => 1 [TIMESTAMP_X] => 11.03.2018 19:47:41 [~TIMESTAMP_X] => 11.03.2018 19:47:41 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [LID] => s1 [~LID] => s1 [CODE] => news [~CODE] => news [NAME] => Новости [~NAME] => Новости [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#ELEMENT_CODE#/ [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#ELEMENT_CODE#/ [SECTION_PAGE_URL] => [~SECTION_PAGE_URL] => [PICTURE] => [~PICTURE] => [DESCRIPTION] => [~DESCRIPTION] => [DESCRIPTION_TYPE] => html [~DESCRIPTION_TYPE] => html [RSS_TTL] => 24 [~RSS_TTL] => 24 [RSS_ACTIVE] => Y [~RSS_ACTIVE] => Y [RSS_FILE_ACTIVE] => N [~RSS_FILE_ACTIVE] => N [RSS_FILE_LIMIT] => 0 [~RSS_FILE_LIMIT] => 0 [RSS_FILE_DAYS] => 0 [~RSS_FILE_DAYS] => 0 [RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [XML_ID] => furniture_news_s1 [~XML_ID] => furniture_news_s1 [TMP_ID] => [~TMP_ID] => [INDEX_ELEMENT] => Y [~INDEX_ELEMENT] => Y [INDEX_SECTION] => N [~INDEX_SECTION] => N [WORKFLOW] => N [~WORKFLOW] => N [BIZPROC] => N [~BIZPROC] => N [SECTION_CHOOSER] => L [~SECTION_CHOOSER] => L [LIST_MODE] => [~LIST_MODE] => [RIGHTS_MODE] => S [~RIGHTS_MODE] => S [VERSION] => 2 [~VERSION] => 2 [LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [EDIT_FILE_BEFORE] => [~EDIT_FILE_BEFORE] => [EDIT_FILE_AFTER] => [~EDIT_FILE_AFTER] => [SECTIONS_NAME] => Разделы [~SECTIONS_NAME] => Разделы [SECTION_NAME] => Раздел [~SECTION_NAME] => Раздел [ELEMENTS_NAME] => Новости [~ELEMENTS_NAME] => Новости [ELEMENT_NAME] => Новость [~ELEMENT_NAME] => Новость [SECTION_PROPERTY] => [~SECTION_PROPERTY] => [PROPERTY_INDEX] => [~PROPERTY_INDEX] => [CANONICAL_PAGE_URL] => [~CANONICAL_PAGE_URL] => [EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [~EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SERVER_NAME] => www.ngv.ru [~SERVER_NAME] => www.ngv.ru ) [SECTION] => Array ( [PATH] => Array ( ) ) [SECTION_URL] => [META_TAGS] => Array ( [TITLE] => В Аргентине начали добывать сланцевую нефть [BROWSER_TITLE] => В Аргентине начали добывать сланцевую нефть [KEYWORDS] => [DESCRIPTION] => ) ) НОВОСТИ 12:09, 09 Сентября 2013 Программа «Вести» в рамках освещения саммита G20 познакомила российских телезрителей с экономической ситуацией в Аргентине. Как передает RccNews.ru, также продемонстрировали кадры открытия добычи сланцевой нефти в Аргентине. Первый бочонок был заполнен в провинции Неукен в аргентинской Патагонии. Государственная нефтяная компания Yacimientos Petroliferos Fiscales утверждает, что между сланцевыми месторождениями США и Аргентины есть принципиальная разница, так как американцы извлекают нефть с намного меньших глубин – 1200-1500 футов против 10000-11000 футов в Аргентине. Однако экологи традиционно выступают против добычи сланцевой нефти. «В процессе добычи используется отравляющие и канцерогенные химикаты, которые могут проникнуть в грунтовые воды и разрушить здоровье тех, кто живет в районе добычи», — напоминает Фермин Кооп, создатель сети экологической информации Claves 21.

Автор: Самотлор-Экспресс

Читайте также :

www.ngv.ru

"Белоруснефть" хочет добывать сланцевую нефть в Аргентине

Экономика

13:18 23.03.2015(обновлено 13:28 23.03.2015) Получить короткую ссылку

19510

Белорусская компания готовится принять участие в тендере на право проведения сейсморазведки.

МИНСК, 23 мар — Sputnik. Государственное нефтегазодобывающее объединение "Белоруснефть" планирует принять участие в тендере на право проведения сейсморазведочных работ в Аргентине и в случае победы и успешной сейсморазведки вести добычу сланцевой нефти и газа в этой стране.

Специалисты "Белоруснефти" в сентябре 2014 года получили первый промышленный приток нефти из сланцевых пород на месторождении в Речицкой области Беларуси. 

"Объединением "Белоруснефть" подготовлен пакет документов для участия в тендере на проведение сейсморазведочных работ в этой стране на площади около пяти тысяч квадратных километров", — сообщили Sputnik в объединении, уточнив, что речь идет о поиске и уточнении запасов сланцевой нефти и газа.

По словам специалистов, "Белоруснефть" намерена развивать сотрудничество с национальной нефтегазодобывающей компанией Аргентины YPF в организации совместной добычи нефти и внедрении методов повышения нефтеотдачи пластов. Это партнерство стало возможным благодаря успешному выполнению сейсморазведки белорусскими специалистами в Эквадоре.

ПО "Белоруснефть" создано в 1966 году, специализируется на поиске, разведке и разработке нефтяных месторождений, осуществляет добычу нефти и попутного нефтяного газа. В 2015 году объединение рассчитывает за счет применения современных технологий сохранить объем добычи нефти на уровне 2014 года — около 1,65 миллиона тонн.

Помимо добычи нефти в Беларуси, предприятие ведет разработку нефтяных и газовых месторождений в Венесуэле и России, выполняет широкий спектр работ в области нефтесервиса и сейсморазведки в России, Украине, Эквадоре, Венесуэле.

В начале 2015 года "Белоруснефть" подписала контракт на добычу нефти в Эквадоре.    

sputnik.by

Нефтяная политика Аргентины — рай для сланцевиков | Oil.Эксперт

Аргентина – это одно из немногих мест на земле, где нефтяные компании могут избежать полного негативного влияния обвала цен на нефть.

Все дело в том, что в стране стоимость нефти регулируется правительством. Первоначально такая политика предназначалась для того, чтобы оградить общественность от прихотей рынка, когда стоимость нефти превышала $100 за баррель. Для потребителей внутри страны топливо было дешевле, чем во многих других странах.

Но после обвала цен с середины 2014 г. все поменялось: теперь автомобилисты фактически субсидируют нефтяную промышленность.

Цена на нефть установлена на уровне $67 за баррель, на природный газ – на уровне $7,5 за млн британских термических единиц. Это означает, что сейчас потребители не пользуются преимуществами дешевого топлива.

Но за счет этих цен нефтяная промышленность может выживать.

С точки зрения потребителя, он переплачивает не так уж много, если точнее, то для него просто ничего не поменялось, но для сланцевой промышленности Аргентины такие цены – это единственный шанс.

По данным EIA, Аргентина располагает более 800 трлн куб. футов технически извлекаемых запасов сланцевого газа (это больше запасов США) и 27 млрд баррелей сланцевой нефти (больше только у США, России и Китая).

Основная часть запасов расположена в бассейне Вака Muerta в центральной части страны. Сейчас Вака Muerta привлекает компании со всего мира, в том числе ExxonMobil, Chevron, Royal Dutch Shell и «Газпром».

Активность буровых работ все еще растет, но из-за высоких затрат и ограничений инфраструктуры успех Техаса или Северной Дакоты повторить не удалось. С другой стороны, регулируемые цены оградили Аргентину от риска банкротства сланцевых компаний, ухода инвесторов и разорения нефтегазового сектора, как это происходит в США.

Несмотря на постепенный рост добычи, Аргентина сталкивается с проблемами рентабельности даже при таких высоких ценах. Уже сейчас у многих компаний, включая государственную YPF, прибыли практически нет.

YPF объявила о сокращении расходов, а также о снижении количества буровых установок. Компания потратила только $4 млрд в 2015 г. по сравнению с запланированным объемом в $6 млрд. В 2016 г. бюджет будет сокращен еще на 25%.

Из-за хорошей защиты компании просто медленнее оптимизируют свою деятельность, чем в Америке, но со стратегической точки зрения у них более выгодное положение. Так, например, YPF сократила расходы на бурение скважины с $16 млн до $13 млн, а в 2016 г. ожидается падение до $10 на одну скважину.

Но важно то, что $67 за баррель позволяют отвоевать у рынка места для маневра, продолжать бурение и сокращать расходы.

vestifinance.ru

Поделиться в соц.сетях

www.oilexp.ru

Новой сланцевой революции не будет – Вести Экономика, 30.09.2015

Одна из газодобывающих станций YPF

Аргентина часто приводится в качестве следующего наиболее вероятного региона, где начнется сланцевая революция, поскольку страна обладает некоторыми крупнейшими месторождениями сланцевой нефти и газа.

Аргентина. Экспорт и импорт нефти и нефтепродуктов

По предварительным данным EIA, на территории Аргентины находится более 800 трлн куб. футов сланцевого газа, это больше, чем в США. Объем доступной для добычи нефти составляет 27 млрд баррелей, что также очень много.

Аргентина хочет добиться успеха в развитии сланцевых ресурсов, а месторождение Вака Muerta – именно то место, где это может случиться.

Сланцевый бассейн в центральной части Аргентины является одним из самых популярных сланцевых месторождений за пределами Северной Америки. Его с интересом рассматривают крупные международный компании, включая включая ExxonMobil, Royal Dutch Shell, Chevron, Total, Wintershall и российский "Газпром".

Некоторые из них даже вложили деньги в развитие. Chevron заключила сделку на $1,2 млрд с аргентинской YPF в 2013 г., что только подогрело ожидания скорого нового бума. По словам представителей YPF, для развития Вака Muerta потребуется около $200 млрд, но это позволит только устранить дефицит энергоносителей в стране.

Несмотря на присутствие международных компаний и нескольких сотен скважин, пробуренных в настоящий момент, говорить о новой сланцевой революции все еще рано.

Chevron и YPF пока добывают только 43 тыс. баррелей в сутки в нефтяном эквиваленте на Вака Muerta.

А низкие цены на нефть сильно ударили по активности в секторе. Еще в апреле глава YPF Мигель Галуццио отметил, что при таких ценах некоторые скважины уже работают в убыток.

"Невыгодно работать при стоимости скважины в $11 млн и цене за баррель в $50. Мы пробурили наши вертикальные скважины с ожиданием, что они будут выгодны при $84, а их стоимость составила от $6,5 до $7 млн", - сказал он.

Лидеры по запасам сланцевой нефти

YPF удалось снизить стоимость бурения, но она по-прежнему не достигла цели в $4-5 млн за скважину.

При этом у нефтедобывающих компаний в Аргентине есть одно уникальное преимущество: аргентинское правительство регулирует цены, что позволяет продавать нефть по установленным ценам в $77 за баррель, а не по мировой цене, которая значительно ниже.

Фиксированная цена означает, что бурильщиков субсидируют аргентинские автомобилисты и другие потребители топлива, производимого из сланцевой нефти.

Поэтому, несмотря на более высокие затраты на бурение и недостаток инфраструктуры, добывать нефть в Аргентине выгодно, особенно во время краха рынка.

Но уже в октябре ситуация может сильно измениться, после того как пройдут президентские выборы. Международные компании в различных отраслях экономики, в том числе нефтегазовой, считают, что новая администрация будет более открыта для бизнеса, иностранных инвестиций и потоков капитала.

Нынешний президент Кристина Фернандес де Киршнер, как считают, виновна в замедлении инвестиционных потоков, так как ее правительство приняло законы, вводящие контроль за капиталом.

Кроме того, противостояние правительства с держателями облигаций заблокировало доступ Аргентине на международные финансовые рынки, что сделало затраты по займам, а значит, и затраты на бурение, значительно выше.

Потенциальная смена правительства породила надежду, что энергетический бум в Аргентине получит второе дыхание. Но изменение может быть не очень радостным для нефтяных и газовых компаний.

По мнению ряда экспертов, опрошенных Bloomberg, новое правительство может сократить регулируемую цену нефти до $66 за баррель.

Если это произойдет, доходы нефтяных компаний, работающих в Аргентине, значительно сократятся.

YPF уже вынуждена сокращать расходы на 20% в следующем году, хотя в этом году бюджет почти не был изменен в отличие от международных нефтяных компаний. Проблемы на рынке нефти заставили YPF искать спасения в добыче природного газа, на который цена также регулируется государством. Сейчас установленный уровень составляет $7,5 за млн британских термических единиц.

По иронии судьбы снижение регулируемой цены будет негативным для нефтяных компаний, но правительство приблизится к рыночному подходу, чего и требует частный сектор. Практически вся промышленность Аргентины надеется на нового президента, тем более что ее расходы на энергоносители должны стать меньше, но сланцевым бурильщикам придется жить в новых условиях, к которым они не готовы.

Уже очень скоро Аргентина может потерять свою привлекательность в качестве нового плацдарма для сланцевой революции.

www.vestifinance.ru