Арктическая нефть: Остановиться. Подумать. Оставить в прошлом. Арктическая нефть качество


Геологоразведка в Арктике может стать в два раза выгоднее — Российская газета

К 2035 году мировой спрос на нефть вырастет на 10-15 процентов, на газ - на 35-40 процентов, сходятся во мнении эксперты. При этом мировая нефтегазовая отрасль неизбежно столкнется с дефицитом добычи на традиционных месторождениях и необходимостью активнее осваивать трудноизвлекаемые запасы.

Но и в этом случае есть основания полагать, что в будущем Россия не только сохранит, но и приумножит лидирующие позиции по добыче и экспорту нефти и газа. Для этого у нас есть обширная ресурсная база, в том числе значительный потенциал сосредоточен в кладовой углеводородных ресурсов - Арктической зоне - регионе, который в перспективе 20 лет имеет все шансы стать драйвером российской и даже мировой нефтегазодобычи.

В Арктической зоне России сосредоточены значительные извлекаемые запасы углеводородного сырья: по нефти и газовому конденсату - почти четверть общероссийских запасов, по газу - более 70 процентов. В 2017 году в Арктике было добыто 96,2 миллиона тонн нефти (прирост на 3,8 процента к 2016 году) и 568,9 миллиарда кубометров газа (прирост на 9,6 процента).

Объемы добычи газа в Арктической зоне стабилизировались в течение последних лет и по итогам 2017 года составляют около 83 процентов общероссийской добычи. То есть в сегменте газодобычи Арктика уже сейчас является локомотивом отрасли. И это на фоне того, что потребление "голубого топлива" в мире сегодня растет, а в последние годы помимо трубопроводного газа активно развивается рынок газа в сжиженном состоянии (СПГ).

По мнению экспертов, доля СПГ в мировой торговле вырастет с 34 процентов от общего объема торговли газом в 2016 году до 47 процентов, или 787 миллиардов кубометров к 2035 году. И, несмотря на высокую конкуренцию, значительную долю этой ниши могут занять российские, в том числе арктические проекты.

Развитие рынка СПГ поддерживается государством при помощи налоговой политики - применения нулевой ставки налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), сниженного налога на прибыль, отмены экспортной пошлины. В качестве дополнительных мер обсуждается идея выдавать новые лицензии в Арктике с приоритетной реализацией СПГ-проектов.

Расширяется транспортная инфраструктура в Арктике. В 2017 году запущен в эксплуатацию магистральный газопровод "Бованенково - Ухта-2", который будет способствовать поэтапному выходу Бованенковского месторождения на проектный уровень добычи - 115 миллиардов кубометров в год. Для стимулирования экспорта СПГ идет активная работа по развитию Северного морского пути, который позволяет сократить путь из Азии в Европу примерно на треть.

Помимо экспортного потенциала идет работа над использованием СПГ в пределах Арктики. Мы планируем шире применять СПГ на транспорте и развивать сопутствующую инфраструктуру. Наиболее актуальна такая идея для судов, которые перевозят СПГ и могут использовать газ как горючее.

Положительную динамику развития демонстрирует нефтяная отрасль региона: доля добычи нефти в Арктической зоне с 2007 по 2017 год увеличилась с 11,8 до 17,6 процента от общероссийской, к 2035 году этот показатель возрастет до 26 процентов. Сейчас успешно добывают нефть на Новопортовском и Восточно-Мессояхском месторождениях. Скоро начнется промышленная добыча нефти на Лодочном, Русском и Западно-Мессояхском месторождениях. В 2018 году планируется ввести в разработку Тагульское, Кынское и Часельское месторождения. Чтобы обеспечить прием в систему магистральных нефтепроводов сырья с новых сухопутных месторождений Арктической зоны для дальнейшей поставки на нефтеперерабатывающие заводы, а также на экспорт, запущены в эксплуатацию магистральные нефтепроводы "Заполярье - Пурпе - Самотлор" и "Куюмба - Тайшет".

Затраты на освоение недр Арктики, особенно морских, пока выше, чем освоение других месторождений

Отдельный вызов для нефтегазовых компаний и отрасли в целом - развитие добычи нефти и газа на арктическом шельфе России, запасы углеводородов которого составляют до 80 процентов от всех запасов отечественного шельфа. Сейчас основным видом работ на шельфе является геологоразведка, а добыча пока осуществляется только на Приразломном месторождении в Печорском море. Однако в прошлом году платформа была модернизирована, что позволит увеличить ежегодный уровень добычи нефти примерно в два раза - до шести миллионов тонн в год. Кроме этого, в октябре 2017 года было открыто прибрежно-морское Центрально-Ольгинское месторождение. Оно стало первым открытым в море Лаптевых. Его геологические запасы оцениваются в 298 миллионов тонн нефти, которая отличается высоким качеством - легкая и малосернистая.

Начиная с 2019 года работы по бурению разведочных и поисковых скважин будут активно вестись в акваториях Баренцева и Карского морей. Всего сегодня на шельфе Арктики России открыто 33 месторождения, а начальные извлекаемые суммарные ресурсы углеводородного сырья акваторий арктических морей оценены примерно в 120 миллиардов тонн условного топлива. В период с 2018 по 2026 год предусмотрено бурение около 80 разведочных скважин. Основная фаза разведочного бурения придется на 2020-2022 годы.

Для успешного освоения шельфовых месторождений действует ряд преференций. Это закон об освобождении от вывозных таможенных пошлин на углеводороды, добытых на шельфе, а также пониженная ставка НДПИ. Для привлечения дополнительных инвестиций в шельфовые проекты с 2017 года вступил в силу закон, в соответствии с которым действует принцип: чем больше вложения компаний в геологоразведку, тем ниже налог на прибыль. То есть расходы нефтегазовых компаний по геологическому изучению учитываются в размере фактических затрат с применением повышающего коэффициента 1,5 с введением механизма консолидации затрат на проведение поисково-оценочных работ на шельфе. Но может быть, мы пойдем дальше: обсуждается идея увеличения вычета из базы налога на прибыль для недропользователей, осуществляющих геологоразведку в Арктике, до коэффициента 3,5.

Несколько лет назад серьезным вызовом для арктических проектов стало санкционное давление и невозможность использования целого ряда зарубежного оборудования. Во всем мире не так много корпораций, обладающих технологиями и оборудованием, способным выдержать суровый климат Арктики, но наша задача - чтобы российские нефтегазовые компании стали одними из них. На пути к достижению этой цели идет не всегда заметная и публичная, но весьма активная работа. И результаты по замещению критически важных технологий и оборудования уже есть.

Приведу пару примеров. Специально для проекта "Ямал СПГ", первая линия которого была запущена в декабре прошлого года, разработали и изготовили буровые установки "Арктика" производства завода "Уралмаш". Мы планируем, что на заводе "Арктик СПГ", строительство которого планируется с 2019 года на Гыданском полуострове в Карском море, будут использовать локализованное в России производство оборудования для крупнотоннажного сжижения газа.

Для шельфовых месторождений в рамках госпрограммы развития морской техники одобрены НИОКР по системам позиционирования, донным сейсмическим станциям, сейсмокосам, унификации оборудования для бурового комплекса. Первые опытные образцы будут представлены уже в ближайшее время.

Не буду отрицать, что затраты на освоение арктических месторождений, особенно морских, пока выше, чем освоение большинства других месторождений. Именно поэтому из почти 300 морских скважин, пробуренных в России, на Арктику приходится менее 90. Но уже через несколько лет ныне дорогостоящие и эксклюзивные технологии добычи могут стать гораздо доступнее, в том числе благодаря разработкам российских компаний, и сделать освоение углеводородов в Арктике еще более привлекательным. В любом случае есть уверенность в том, что те ресурсы, которые сегодня расходуются на освоение арктического шельфа и Арктики в целом, обязательно окупятся, причем уже в среднесрочной перспективе.

Инфографика: "РГ" / Антон Переплетчиков / Александра Воздвиженская

rg.ru

Черный лёд - все о нефти и не только

На шельфе Печорского моря на расстоянии 60 км от посёлка Варандей нашли новый сорт нефти. Это как раз то самое известное месторождение, где активисты экологической организации «Гринпис» пытались проникнуть на российскую нефтедобывающую платформу в рамках акции протеста программы «Защитим Арктику» с участием судна Arctic Sunrise, направленную на запрет разработки ресурсов арктического шельфа в районе расположения нефтяной платформы «Приразломная», принадлежащей российской компании Газпром.

Именно там в апреле этого года обнаружили новый сорт нефти, который получил название Arctic Oil — ARCO. С этого момента начинается отсчет возврата инвестиций в Приразломное. Это событие имеет большое значение для укрепления позиций России на мировом нефтяном рынке, так как оно повышает гибкость и надежность поставок нефти практически в любую точку мира. Месторождение принадлежит компании «Газпром», которая довольно быстро нашла себе новых поставщиков: маркетинг сорта ARCO был проведен среди европейских нефтепереработчиков, что говорит о том, что ориентация была в основном на экспорт. Пока объемы добычи арктической нефти достаточно низкие и говорить о долгосрочных контрактах рано, сначало нужно наладить работу на новом месторождении. В связи с открытием в 2014 году планируется повысить объемы переработки до 300 тысяч тонн. До этого момента Россия обладала пятью марками нефти, все они называются в честь своих месторождений:

Urals - добывается в Западной Сибири, Урале и Поволжье, экспортируется через Новороссийск. Не смотря на распространенные стереотипы о богатом Урале, это нефть самого низкого качества с высоким содержанием серы.

Есть еще практически близнец уральского сорта по всем характеристикам – REBCO, разница состоит разве что в том, что её сбывают через порт «Приморск».

Sokol – приморский сорт нефти, добывается на Сахалине, а транспортируется на переработку на Хабаровский НПЗ. Уделывает REBCO, так как эта нефть имеет большую плотность и наименьшее из всех существующих сортов содержание серы.

Siberian Light – добывается в Ханты-Мансийском автономном округе, именно этот сорт нефти создал образ богатой нефтью Сибири, а не Urals. Качество практически не уступает Sokol. Транспортируется на юг, в частности, перерабатывается на Туапсинском НПЗ. Благодаря низкому содержанию серы, с легкостью перерабатывается до стандарта «Евро-5», что позволяет экспортировать её, в последнее время большая доля топлива переправляется в Крым.

ESPO – нефть Восточной и Западной Сибири, достаточно средняя по качеству и уже третий сорт нефти, транспортируемый в Приморский край. Пор во Владивостоке, как ни крути, больше Новороссийского и Туапсинского.

Учитывая то, что до этого топливо поставлялось только в двух направлениях, открытие ARCO позволит значительно расширить границы экспорта нефти. В частности, в северные районы Европы.

neftianka.livejournal.com

Россия разработала уникальную технологию добычи нефти

Сотрудники томского Института химии нефти Российской академии наук разработали новую технологию добычи трудноизвлекаемой арктической нефти.

В рамках освоения арктического региона ученые ИХН сибирского отделения РАН придумали, как можно извлечь нефть из зоны вечной мерзлоты, при этом обеспечивая экологическую безопасность. Специалисты института разработали 11 промышленных технологий по увеличению нефтеотдачи на территориях, прилегающих к арктической зоне. Как заявила директор ИХН Любовь Алтунина, данные методики можно без всяких осложнений адаптировать в экстремальных условиях добычи на арктическом шельфе.

Основной арсенал новых разработок представлен реагентами, которые можно использовать при экстремально низких температурах. Функционально все реактивы можно разделить на растворяющиеся, вытесняющие и впитывающие, при этом большинство из них уже готовы для работы на современных нефтяных установках. Например, нефтевытесняющие композиции, готовые к применению при температуре до минус 60 градусов Цельсия, можно использовать на российской нефтедобывающей технике уже сейчас. При этом все используемые реагенты не превышает IV-ый класс опасности вредных веществ, что является малоопасным или безопасным для окружающей среды и человека.

Алтунина поделилась еще одной разработкой: неорганическая гелеобразующая композиция ГАЛКА сможет раствориться в любом виде жидкости (пресная или соленая, теплая или холодная), при этом директор ИХН отметил легкость транспортировки вещества (в твердом виде). Внедрение подобных методик позволит нарастить показатели нефтеотдачи на 5-8%, что нефетдобывающем эквиваленте отразится в районе от 400 до 3000 тонн на одну обработанную скважину.

Арктический регион является стратегически важным в экономическом плане, ведь его невероятные запасы – это ресурс, который в будущем обеспечит энергетическую безопасность человечества. Потенциальные месторождения только российской зоны владения оцениваются примерно в 100 миллиардов тонн нефтяного ресурса, что составит порядка четверти всех имеющихся в мире запасов. При этом по качеству добываемая в арктическом шельфе нефть превосходит эталонную марку Brent, торгуемой на международных биржах. Поэтому в последнее время наблюдается тенденция движения нефтедобычи на север.

Естественно, российская кампания по освоению арктических территорий не в интересах Запада, отсюда появились санкции на инвестирование инфраструктурной, транспортной и энергетической отраслей экономики России. Также в рамках ограничительной политики США и ЕС ввели запрет на поставку оборудования для нефтедобычи в глубоководном шельфе Арктики и закрыли доступ к таким технологиям, как гидравлический разрыв, горизонтальное бурение, повышение нефтеотдачи пластов. Поэтому в условиях навязываемой борьбы освоение колоссального потенциала Арктики будет зависеть именно от применяемых технологий, разрабатывать и адаптировать которые должны российские ученые.

Материал подготовил Сергей Перелесов

Автор: ПолитРоссия

politros.com

Альтернативы нефтегазовому освоению Арктики | Greenpeace в России

По признанию представителей нефтегазового комплекса, освоение арктического шельфа сравнимо с освоением космоса, и все нынешние проекты — это «задел на будущее». Насколько выгоден этот задел с коммерческой точки зрения — открытый вопрос, как и то, стоит ли рисковать хрупкой арктической экосистемой ради неясной экономической перспективы.

Ученые прогнозируют, что в течение ближайших десятилетий нефть арктического шельфа не будет представлять промышленного интереса: к 2025 году здесь будет добываться около 14 млн тонн нефти — менее 3% от всей нефти, добываемой в России сегодня. Уже сейчас добыча нефти на арктическом шельфе находится на грани рентабельности.

Век нефти близится к концу

По крайней мере, теряет актуальность использование этого ценнейшего ресурса для производства полимеров в качестве моторного топлива. Заменой нефтепродуктов в ближайшие десятилетия станут двигатели на электрической тяге и биотопливо. В перспективе нефть на транспорте может быть замещена природным компримированным газом.

По оценкам ученых, к 2020 году разработка арктического шельфа даст нам 44 млн тонн нефти, в то время как более эффективная добыча на уже действующих месторождениях может дать куда более ощутимый эффект. Если коэффициент извлечения нефти повысить с сегодняшних 0,3 до среднемировых 0,4-0,5 Россия может увеличить добычу нефти на 75 млн тонн ежегодно. Для сравнения: платформа «Приразломная» даже на пике активности будет давать около 7 млн тонн нефти в год.

Безопасные альтернативы арктическому газу

Не лучше обстоит экономическая ситуация с добычей газа, которому есть более дешевые и безопасные альтернативы — шахтный метан и биогаз.

Стоимость газа с Ямала и Карского моря на рынках центральной Европы может составить 240-300 $ за 1000 м³ соответственно. Почти столько же платит за газ конечный потребитель. Именно поэтому шельфовые проекты уже начали получать налоговые преференции от государства. Так, в сентябре 2011 года Минфин одобрил законопроект по освобождению от налога на имущество организации, разрабатывающие газовые и газоконденсатные месторождения на шельфе. В итоге деньги на рискованные для природы проекты поступают из государственного бюджета, а также из наших карманов.

Арктический газ может быть с лихвой замещен, благодаря проектам в области газосбережения. Такую возможность признает и Газпром. По словам начальника Департамента по транспортировке, подземному хранению и использованию газа Олега Аксютина, к 2020 году необходимость в объемах газа составит 160–250 млрд м³ в год, а потенциал энергосбережения — 170 млрд м³ в год. Газовые проекты на арктическом шельфе смогут гарантированно обеспечить те же 170 млрд м³ газа в лучшем случае лишь к 2020 году. Аксютин утверждает, что проекты по энергосбережению могут конкурировать с инвестициями в разработку новых месторождений.

Среди технологий газосбережения можно выделить утилизацию попутного нефтяного газа (ПНГ), который в основном сжигается, и модернизацию газовых ТЭС, имеющих крайне низкий КПД.

Именно поэтому мы считаем, что правительство должно модернизировать экономику вместо того, чтобы вкладывать наши деньги в опасные и экономически рискованные проекты Особое внимание следует уделить развитию возобновляемых источников энергии, которое, как показывает практика освоения Севера, не настолько уж и дороже арктических нефти и газа.

Альтернативы нефти Российской Арктики (шельф Баренцева и Карского морей)

Альтернативные решения помогут получить 140-180 млн тонн нефти. В то же время объем нефтедобычи в Российской Арктике к 2020 году будет составлять всего 44 тонн нефти.

  • Биобутанол (к 2030 году) — 2 млн тонн
  • Повышение коэффициента извлечения нефти на действующих месторождениях — 75 млн тонн
  • Более глубокая переработка нефти (снижение доли мазута в продуктах НПЗ и как результат снижение использования нефти для целей тепловой энергетики) — 30-40 млн тонн
  • Компримированный природный газ — 7 млн тонн
  • Повышение эффективности автотранспорта — до 30 млн тонн

Альтернативы газу Российской Арктики (шельф Баренцева и Карского морей)

Альтернативные решения помогут получить 140-180 млрд м³ газа. В то же время объем газодобычи в Российской Арктике к 2020 году будет составлять 167 млрд м³ газа.

  • Биогаз — 20-30 млрд м³
  • Шахтный метан — 30-40 млрд м³
  • ПНГ — 30-40 млрд м³
  • Модернизация газовых ТЭС — 40-50 млрд м³
  • Повышение эффективности транспорта газа — 17-20 млрд м³

www.greenpeace.org

«Америке до арктической нефти как пешком до Марса». Нефть. Ресурсы. Статьи Bigness.ru

Нефтяной раздел «северных» углеводородов вот-вот начнется. Арктический регион может содержать 90 млрд баррелей нефти. Такого количества хватит для обеспечения потребностей США в течение 12 лет, сообщает агентство Bloomberg.

Оценка запасов

Запасы арктического региона больше всех известных запасов Нигерии, Мексики и Казахстана вместе взятых, такого мнения придерживаются в Управлении геологических изысканий США.

Директор департамента подготовки стратегических решений НКГ «2К Аудит – Деловые консультации» Марк Маркартур: «Благодаря таянью арктических льдов, добыча полезных ископаемых в Арктике стала выглядеть более реальной, чем прежде. Самые крупные запасы сосредоточены в Западно-Сибирском бассейне, на антарктическом шельфе Аляски и в восточной части Баренцева моря».

Дмитрий Александров, аналитик ИК «Файненшл Бридж»: «90 млрд баррелей или 12 млрд тонн это больше, чем все доказанные запасы России, которые оцениваются в 10 млрд тонн. На самом деле проведена слишком грубая оценка, и это всего лишь прогнозные ресурсы, там может оказаться гораздо меньше углеводородного сырья».

Выгода или химера?

М.Маркартур: «Несмотря на то, что потенциально запасы на шельфе огромны, их разработка, как уже было отмечено, сопряжена с массой трудностей. Таким образом, вряд ли в ближайшем будущем эти ресурсы будут как-то серьезно влиять на распределение сил на энергорынке. Однако ввиду того, что запасы энергоресурсов в мире ограничены, а их стоимость стремительно идет вверх, неудивительно, что нефтегазовые компании с каждым годом все больше обращают внимание на сложные и трудноизвлекаемые запасы.

Отметим, что запасы арктического шельфа относятся к категории трудноизвлекаемых, и вряд ли у одной страны окажется достаточно ресурсов и технологий, чтобы в одиночку заниматься их разработкой – в перспективе, скорее стоит говорить о консорциуме».

Д.Александров: «В любом случае, себестоимость разработки этих запасов пока очень дорога. К тому же, непонятно, насколько дорогостояща стоимость разведки в данном регионе. Главное в том, что сейчас ни одна компания не возьмется там вести разведку. Это будет чрезвычайно дорого и совершенно ненужно. Это задел на очень далекую перспективу.

Крупные проекты возможны только в формате международного сотрудничества между крупными транснациональными компаниями, а также государственными на тех участках, где это будет касаться России или Норвегии, так как у Штатов нет своей собственной нефтяной компании.

На данный момент я бы оценил рентабельность там как отрицательную. Разрабатывать Арктический шельф начнут еще не скоро. Во-первых, потому что нефть еще долго не кончится, во-вторых, альтернативные источники такие, как газ и уголь, то их хватит еще на более длительный период».

Яблоко раздора

М.Маркартур: «Несмотря на то, что перспектива добычи на арктическом шельфе пока что выглядит довольно туманно, этот вопрос может внести раздор между претендентами уже сейчас. Можно не сомневаться, что раздел шельфовых месторождений сильно осложнит отношения между конкурирующими за них странами, и в первую очередь – между Россией и США.

Аналитик ИК «Велес капитал» Дмитрий Лютягин: «Конфликт будет. России интересно туда попасть, если она об этом заявляла. У американцев, канадцев, датчан и норвежцев есть совсем другая точка зрения, мол, России хватит и своих ресурсов. То есть, все это, по большому счету, надо оставить тем, кому не хватает сырья. Вопрос разрешит международное право. Шельф должны будут поделить в тех пропорциях, в которых он географически принадлежит тем или иным странам.

Как будут развиваться отношения США и России в вопросах добычи арктической нефти, будет зависеть от Штатов. Это они нагнетают обстановку и делают это всегда планомерно и хотя бы раз не могу отступить в каких-то вопросах. Почему они размещают в Чехии ПРО, а России запрещают продавать оружие? На мой взгляд, Россия может более жестко реагировать на действия США».

За кем правда?

М.Маркартур: «Территории дна Ледовитого океана относятся к спорным территориям и решить вопрос об их принадлежности довольно трудно. Напомним, по конвенции ООН экономические зоны приарктических государств ограничены 200 милями от береговой линии, таким образом, немалая часть шельфа оказывается нейтральной территорией.

По результатам научных экспедиций Россия утверждает, что подводные хребты Ломоносова и Менделеева являются структурным продолжением сибирской

континентальной платформы. Именно эти исследования должны стать главным козырем России в борьбе за шельф. Однако пока сложно предсказать, к какому выводу

придет ООН. Рассмотрения результатов исследований соответствующей комиссией ООН состоится в 2009 году».

Д.Лютягин: «У России в этом вопросе есть свой козырь. Мы знаем, что Америка уже ведет разработку в нейтральных водах, то есть, американцы вышли за пределы своей континентальной части, пересекли свои морские границы и начинают разрабатывать не принадлежащие им активы. Никто пока им ничего не говорит».

Д.Александров: «Почему Соединенные Штаты Америки перешли дозволенные границы? Потому что им все можно, потому что демократия всегда права».

Д.Лютягин: «Однако Россия в будущем может выложить этот аргумент в качестве сильного козыря. Сейчас, по большому счету, это можно назвать воровством. Впрочем, России достанется от пирога в любом случае. Вопрос лишь в том, сколько и через какое давление надо будет проходить».

М.Маркартур: «Россия имеет право претендовать на расширение своей экономической зоны в том случае, если удастся доказать, что шельф является продолжением материка».

Соль нарастающего конфликта

«Вопрос дележки Арктического шельфа даже не экономический, а политический. Перед выборами в США началась гонка между кандидатами в том, кто больше для страны отвоюет. Кто будет обеспечивать в будущем энергобезопасность Штатов от угрозы с Востока, например.

Предвыборные фразы такого характера, как “Мы считаем, что данная зона принадлежит только США!” или “Эти вопросы является исключительной зоной интересов Штатов, и никто не будет добывать здесь нефть кроме нас!” – это очень хороший аргумент на выборах. Это мощные популистские шаги.

Когда все дойдет до реальной экономической оценки нефтедобычи в арктическом регионе, то станет понятно, что есть много других источников нефти. В тех же Штатах, боюсь, по себестоимости добыча, например, тех же нефтяных сланцев, несмотря на то, что это очень невыгодно, будет более рентабельна, чем разработка Арктического шельфа.

Реально там до добычи нефти еще настолько далеко, что, скорее всего, американцы не раз слетают на Марс и построят там свою базу. Это не метафора, так и есть.

Впрочем, это даже не политический торг, это проба сил, что ли, такая – кто поставит первым вымпел, чтобы показать потом об этом сюжет в новостной программе государственного телеканала.

Это предмет условного, фигурального торга. Это исключительно игра взрослых мужчин по типу: “у меня кораблик лучше, он ныряет глубже, а у тебя такого нет!”»

Наталья Трефилова

www.bigness.ru

Арктическая нефть: Остановиться. Подумать. Оставить в прошлом.

В рамках проекта «Час Земли» наши коллеги из Всемирного фонда дикой природы призывают взять паузу сроком на 10 лет в освоении арктического шельфа. Мы считаем, что это лишь первый шаг к сохранению Арктики. 

Мораторий на добычу нефти на шельфе – очень своевременное решение, и мы солидарны в этом с WWF. При этом Гринпис выступает за полный запрет разведки и добычи углеводородов в арктических морях. Кроме того, мы считаем, что в дальнейшем акватория вокруг Северного полюса должна стать заповедной.

Мораторий на освоение Арктики сейчас, как никогда, актуален: экономическая ситуация в стране ухудшается, цены на нефть падают. В результате уже сейчас нефтяные компании, вместо того, чтобы повышать свою эффективность, добиваются снижения экологических стандартов и требуют новых льгот от правительства.

При этом нефтяники не отказываются от дорогих и рискованных авантюр. Таких, как бурение скважин на многометровой морской глубине, среди льдов и в условиях штормов. В ближайшие 35 лет одна «Роснефть» намерена вложить 500 миллиардов долларов в развитие нефтедобычи в Северном Ледовитом океане. А это целый годовой бюджет страны!

Себестоимость арктической нефти, таким образом, взлетит до 100 долларов за баррель – это чистое безумие, если учесть, что сегодня российская нефть обходится производителям в 15-30 долларов за баррель.

Каков же результат этих гигантских вложений? Минприроды рассчитывает всего на 13 миллионов тонн арктической нефти к 2025 году – менее 3% от всей добычи в стране! Судя по тому, как медленно и с каким трудом идет освоение «Приразломного», «Долгинского» месторождений – даже этот план не будет выполнен.

Так, продуктивность «Приразломной», единственной действующей арктической скважины, оказалась практически вдвое ниже запланированной. *

Ученые предупреждают и о других едва ли разрешимых проблемах. Например, о высокоподвижных ледовых полях, которые делают установку буровых платформ и добычу нефти на глубине более 40 метров невозможной*.

То же месторождение «Победа», которым так гордится «Роснефть», на сегодня освоить просто невозможно. Ни в России, ни в мире на сегодня нет технологий для извлечения нефти с 80-метровой глубины в Ледовитом океане. 

И самое опасное: однажды запустив «арктический проект», страна многие десятилетия будет вынуждена отдавать львиную долю бюджета на содержание крайне дорогой инфраструктуры за полярным кругом.

Добыча нефти в России до сих пор – дело крайне грязное. Утечки нефтепродуктов и токсичных вод будут постепенно разрушать хрупкие экосистемы Ледовитого океана, которые сохранились почти в первозданном виде. Разливы нефти неизбежны, а бороться с их последствиями в покрытых льдом морях практически невозможно.

Полярные льды тают, сокращаясь, и Северный полюс остается одним из последних убежищ для животных и растений, жизнь которых невозможна без льдов. Из-за промышленного освоения Арктики могут исчезнуть навсегда такие редкие звери, как нарвал, белый медведь, гренландский кит. Будут подорваны и огромные рыбные ресурсы Севера.

Все это, повторю, ради мизерных объемов сырья, которые можно получить гораздо более простым и дешевым путем.

Нефтяному освоению Арктики существуют гораздо более безопасные и доступные альтернативы. Вот лишь некоторые из них: повышение коэффициента извлечения нефти на действующих месторождениях, более глубокая переработка нефти, развитие транспорта, работающего на газомоторном топливе и электротяге, развитие возобновляемой энергетики.

При этом сланцевая нефть Западной Сибири, о которой говорят отдельные наши коллеги - не альтернатива: ее добыча не менее дорога и опасна, чем освоение Арктики. 

По официальным данным, за счет энергоэффективных технологий Россия может экономить до 30 миллионов тонн нефти в год*.

Чиновники говорят о том, что энергия ветра и солнца невыгодна, потому что требует государственных субсидий. Нефтяная отрасль, между тем, продолжает получать колоссальные льготы. Крупнейшие компании требуют все больше поддержки, понимая, что без помощи государства арктическая нефть прибыли не принесет.

Но зачем тратить ресурсы на героическое преодоление пути, который не ведет никуда? Отказ от разведки и добычи нефти и газа на арктическом шельфе – самое разумное решение для тех, кто действительно беспокоится о развитии страны.

*Григорьев В.А., Новиков В.Ю. ВГУП «ВНИГРИ». Арктический шельф России: состояние недропользования и перспективы освоения //Аналитический журнал «Нефть и Капитал» №3 (219) Март 2015).

*Из Государственной программы Российской Федерации «Энергосбережение и повышение энергетической эффективности на период до 2020 года», утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2010 г. № 2446-р.

www.greenpeace.org