Арктические запасы нефти и газа составляют 13% и 30% соответственно от всех еще не разведанных природных запасов углеводородов на Земле. Арктические запасы нефти


Запасы углеводородов Арктики

Данные о запасах углеводородов Арктики периодически публикуются различными экспертами, организациями и странами, однако сведения значительно различаются. Так по официальным разведданным ООН запасы нефти в данном регионе составляют 100 млрд. тонн, газа – 50 трлн. кубометров.

В 2008 году эксперты геологической службы США (United States Geological Survey – USGS) провели комплексное исследование и выпустили отчет«Оценка неразведанных запасов нефти и газа Арктики к северу от Полярного круга» (сокр. CARA)[1]еще неразведанных, но технически[2]извлекаемых запасов природного газа и нефти из традиционных источников углеводородов в Арктике. Они проанализировали 33 арктических осадочных бассейна, установив, что в 25 из них вероятность наличия нефтяных или газовых месторождений с запасами, превышающими 50млн баррелей нефтяного эквивалента, составляет больше 10%.

Согласно этому исследованию в Арктике находится 7% известных на сегодняшний день доказанных мировых запасов нефти. Это соответственно – 90млрд. баррелей, помимо нефти в регионе находится 47,3 трлн кубометров газа, газового конденсата – 44 млрд. баррелей. По данным этой же организации к 2007 на канадской и российской материковой части Арктики было обнаружено 400 нефтегазовых месторождений, то есть около 10% мировых доказанных запасов углеводородов.[3]

Из этих данных следует что, во-первых основную часть (около 78%) ресурсного потенциала Арктики составляет природный газ, а не нефть.

Согласно утверждению американских геологов та часть Арктического региона, на который претендует Российская Федерация: Хребет Ломоносова и центральная глубоководная часть Арктики с абиссальными равнинами срединными хребтами, по сути, бесперспективна с точки зрения обнаружения запасов углеводородных ресурсов. Основная их часть находится в прибрежной зоне континентального шельфа.

Также не стоит забывать о факторе себестоимости, ведь во многом именно от нее зависит начало активного освоения Арктики. По данным Международного энергетического агентства она составляет примерно 60-80 долларов за баррель. А по оценке Всероссийского научно-исследовательского нефтяного геологического института (сокр. ВНИГНИ) при стоимости нефти менее 100 долларов за баррель менее 1% от начальных извлекаемых запасов нефти Арктического шельфа можно отнести к высокорентабельным.

Кроме того многие рыночные аналитики отмечают усилившийся в последнее десятилетие тренд по увеличению объема инвестиций в нефтегазовую отрасль, что может благоприятно сказаться на развитии проектов по добычи углеводородных ресурсов в данном регионе. А развитие этих проектов уже идет: по данным Мирового энергетического агентства за 2009 год в зоне выше Северного Полярного Круга уже открыто 61 крупное газовое и нефтяное месторождение. Большая часть приходится на Россию (43), далее следует Канада – 11, США – 6, Норвегия – 1.

В XXI веке Арктика, скорее всего, станет важной ресурсной базой человечества. Произойдет это, скорее всего в 2020-2040 годах, при условии роста мировых цен на углеводороды, и их исчерпание в других частях планеты. Кроме того, если сейчас освоение природных ресурсов затрудненно ввиду тяжелых климатических условий и требует высоких энергозатрат, то в будущем потенциальное таяние льдов может оказать стимулирующий эффект на освоении региона.

Военно –стратегическое положение

В годы холодной войны Арктика была регионом напряженного стратегического противостояния, как в теоретическом аспекте (согласно планам действий в случае начала ядерной войны), так и в практическом.

Именно на арктические азимуты были направленны системы ПРО США и СССР (до принятия договора по ПРО 1972 года). Кроме того через Арктику планировалось нанесение ударов и стратегической авиации Соединенных Штатов и Советского Союза с применением ядерных бомб, а начиная с 1980х-1980х – крылатых ракет воздушного базирования большой дальности.

Кроме того, в начале 1980-х в США была разработана доктрина Лемана-Уоткинса. Она предполагала комплексное повышение боевой эффективности противолодочной обороны (antisubmarine defense) НАТО против советских стратегических ракетоносцев в Арктике с целью обезопасить морские коммуникации альянса.

Что касается практического аспекта, то с начала 1960-х годов, Северная Атлантика и Северный Ледовитый океан стали местом боевого дежурства американских и советских атомных подлодок с БРПЛ. В период с 1967 по 1993 года советские (а позже российские) подводные лодки осуществили около 4600 боевых походов (большинство из них приходилось на Северный флот).[4]

Начиная с 1980-х годов в Арктике началось патрулирование американских АПЛ с ядерными крылатыми ракетами морского базирования большой дальности типа «Томахок»[5]. В конце 1980-х советские АПЛ с крылатыми ракетами морского базирования КР-55 «Гранат» начали выходить в Северную Атлантику[6].

В целом Арктика активно использовалась как место развертывания и перемещения стратегических ракетно-ядерных сил морского базирования, авианосцев, кораблей и подводных лодок с тактическим ядерным оружием и ядерными крылатыми ракетами морского базирования.

Уже сейчас Арктика имеет важное военно-стратегическое значение. Во-первых, здесь находятся удобные позиции для запуска баллистических ракет, а также систем противоракетной обороны, а военно-морские силы благодаря изменению климата и сокращению ледяного покрова смогут действовать в Арктике в течение значительной части года. В случае потенциального ухудшения отношения РФ и НАТО военное значение Арктики может еще больше возрасти.

 

Северный морской путь

Важным фактором стратегической значимости для России и других арктических держав является расширение возможности для мореплавания по маршруту Северного морского пути. В конце 2012 года Владимир Путин заявил, что Северный морской путь более выгоден в экономическом плане, чем Суэцкий канал, что делает его чрезвычайно важным для России[7]. Северный морской путь официально открыт для судоходства с 1991 года, однако в будущем может стать значимой транспортной артерией между странами Западной Европы и Азиатско-Тихоокеанским регионом. Этому способствует ряд факторов:

 

Во-первых, прогнозируемое увеличение объемов транспортировки грузов между этими двумя регионами. Во многом это связано с экономическим развитием АТР.

Во-вторых, это отсутствие пиратства.

В-третьих, протяженность пути меньше по сравнению с южным маршрутом. Если расстояние, которое проходят суда, следуя из порта Мурманск в японский порт Иокогаму через Суэцкий канал, составляет 12840 морских миль, то по Северному морскому пути корабли проходят 5770 миль, то есть маршрут укорачивается в 1,5 раза.

В-четвертых, это отсутствие дополнительных перевалов грузов в сравнении с комбинированными железнодорожно-водными типами доставок с использованием транссибирской и транскитайских железнодорожных магистралей.

В-пятых, тенденции к потеплению обеспечат сокращение площади ледяных покровов в Арктике. По состоянию на август 2012 года площадь ледяного покрова составляет 4,1 млн км в кв., что на 70 000 км в кв. меньше чем в 2007 году.

Однако существуют некоторые проблемы:

Во-первых, необходимо вкладывать дополнительные средства в суда, для того, чтобы приспособить их к Арктическим условиям (то есть потребность в судах ледового класса)

Во-вторых, использование СМП повлечет за собой дополнительные расходы на ледокольное обслуживание

В-третьих, срок доставки товаров достаточно непредсказуем ввиду климатических рисков

Это значит, что Северный морской путь в теории способен стать достаточно перспективным проектом. Тем не менее, в краткосрочной перспективе он вряд ли будет полноценной альтернативой Суэцкому каналу. В то же время он может стать достаточно конкурентоспособным транспортным коридором для перевозки некоторых грузов по определенным маршрутам. В первую очередь, для транспортировки российского сырья, добываемого в Арктике в Восточную Азию. Он крайне выгоден ввиду отсутствия пиратства и наименьшей протяженности пути. По сути, единственным препятствием для его развития являются климатические условия.

 

Таким образом, мы видим, что Арктика является очень перспективным регионом, как для отдельных стран, так и для всего человечества. Ее развитие во многом зависит от успешного сотрудничества и интересов политических элит. Сейчас регион является скорее предметом борьбы, а не сотрудничества. В последние годы наметилась тенденция ремилитаризации Арктики. Сегодня мировому сообществу крайне важно начать поиск общих точек соприкосновения.

В случае если политические элиты смогут идти по пути диалога и поиска консенсуса, опираясь на сотрудничество и совместное решение проблем, Арктика сможет стать достоянием человечества.

ГЛАВА 3. Позиции государств.

Государства реализуют различную политику в отношении Арктики. Сегодня сильно заметно повышение интереса среди как арктических, так и неарктических государств.

Российская Федерация

Российская Федерация поддерживает Конвенцию ООН по морскому праву как легитимный многосторонний правовой механизм, регулирующий деятельность в Северном Ледовитом океане, разрешающий споры по поводу морских границ, ресурсов и континентального шельфа, а также устраняющий разногласия в вопросах морского судоходства, но продолжает придерживаться секторного принципа делимитации боковых границ своей территории в Арктике. Более того, Российская Федерация отказалась от части дна в своем арктическом секторе. РФ потратила значительное количество финансовых средств на организацию исследования строения дна Северного Ледовитого океана, итогом которого стала передача в ООН (в Комиссию по границам континентального шельфа) «представления», в котором Российская Федерация заявила на официальном международном уровне об ограничении своих прав в арктическом секторе. Данному примеру не последовало ни одно из арктических государств (за исключением Норвегии, ратифицировавшей первой из арктических стран Конвенцию ООН 1982 года), тем самым сохранив за собой возможность в любое время заявить, что их континентальный шельф в Арктике охватывает значительно большую часть, по сравнению с конвенционными ограничениями.

В 2009 году президент Российской Федерации Д.А. Медведев утвердил документ «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу». В нем зафиксированы основные интересы России в Арктике:

1) Расширение ресурсной базы Арктической зоны РФ.

2) Трансформация Северного морского пути в единую национальную транспортную коммуникацию.

3) Сохранение Арктики как зоны международного и взаимовыгодного сотрудничества

В области безопасности согласно данному документу стратегической целью является «обеспечение благоприятного оперативного режима в Арктической зоне Российской Федерации, включая поддержание необходимого боевого потенциала группировок войск (сил) общего назначения Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов в этом регионе. »[8]. На практике это означает усиление пограничного контроля в Арктической зоне РФ, а также осуществления контроля над устьями рек и проливами на всей протяженности Северного морского пути.

С целью расширения своей Арктической зоны, Российская Федерация организует различные арктические экспедиции. Так итогом экспедиции «Арктика 2000» стала заявление РФ о том, что подводные хребты Менделеева и Ломоносова являются продолжением ее континента.

Кроме того, Правительство РФ разработало программу разведки арктического континентального шельфа и разработки его минеральных ресурсов на период с 2012 по 2030 год. Одним из приоритетов этой программы является активизация геологоразведочных работ, а также увеличение инвестиций частных российских нефтегазовых компаний. А разработка запасов российского шельфа в долгосрочной перспективе стабилизирует добычу нефти и не допустит ее падения. Для газовой отрасли реализация этих проектов – главный резерв роста производства. Таким образом, разработка углеводородов на шельфе крайне важна для энергетического баланса России.

Дания

Дания хочет размежевать Арктику по границам, проходящим на равном расстоянии от побережий претендующих стран. Поскольку Гренландия ближе всего к полюсу, то при датском варианте полюс отойдет ей. Дания при обосновании своих прав на высокоширотные районы Арктики опирается на географический фактор – кратчайшее расстояние между о. Гренландия и Северным полюсом. Дания, не выступавшая против применения в Арктике секторального принципа, но и не заявившая официально о своих правах на её арктический сектор, тем не менее пользуется правовыми последствиями, которые дает этот принцип для арктических государств.

Более того, в 2002 и 2003 годах датские корабли посетили остров Ганса – спорный остров между Канадой и Данией. Канадская сторона в ответ организовала возле острова военные маневры, в которых участвовало 160 солдат, с последующей высадкой и визитом министра обороны Канады. В 2007 году конфликт был исчерпан – новые спутниковые измерения показали, что граница между государствами должна проходить посередине острова, что урегулировало конфликт, но оставило после него негативный осадок.

 

США

Позиция США крайне непоследовательна. Так ранее США придерживалось секторального принципа. Примером тому служит статья американского правоведа Д. Миллера, опубликованная в 1925 г., где он достаточно точно объясняет, почему практически удобно и юридически оправданно секторальное деление пространств Арктики между выходящими к Северному Ледовитому океану государствами, включая США. Он опирается на сложившуюся правовые нормы: секторальные границы США в Арктике обозначены: на востоке Аляски – законодательством Канады и российско-английской конвенцией 1825 года; к западу от Аляски – российско-американским договором 1867 года.

Тем не менее, в последующем США и на официальном уровне, и на уровне доктрины международного права демонстрировали свое несогласие с применением секторального принципа. США считают, что к водному пространству арктических морей, за исключением 12-мильных территориальных вод, применимы только правовые нормы, регулирующие режим открытого моря.

Канада

Канада хоть и ратифицировала Конвенцию 1982 года, но Канада всегда утверждала и подтверждала законодательными актами свой полярный сектор, тем самым претендуя на Северно-Западный проход, который лежит в пределах канадских внутренних вод, что оспаривается США. Более того, США постоянно оказывают давление на Канаду с целью изменить её подходы к секторальной теории и тем самым избежать риска правовой зависимости США от Канады в арктическом секторе Канады.

В 2002 году был принят документ «Северное изменение внешней политики Канады». Он предусматривал ряд действий со стороны правительства по обеспечению международного сотрудничества в регионе.[9] В 2008 году была опубликована оборонительная стратегия «Канада – прежде всего». Значительное внимание в ней уделялось именно арктическим вопросам.[10] Что касается основных направлений стратегии, то они были изложены в документе от «Северная стратегия Канады: наш Север, наше наследие, наше будущее» (2009 год)[11] . Ее основные направления включают в себя:

1) Защита суверенитета Канады в Арктическом регионе

2) Защита окружающей среды и адаптация к изменениям климата

3) Развитие самоуправления, хозяйственной и политической активности северных территорий как части политики по освоению севера

 

Норвегия

Норвегия, первой из арктических стран, ратифицировала Конвенцию 1982 г. Правомерность установления контроля над судоходными морскими путями осуществляет в соответствии с международным правом, а также стремится урегулировать вопросы по спорным территориям в рамках двухсторонних отношений (к примеру, Соглашение 2010 г. с Россией об разграничении территориального моря).

Неарктические страны

 

Тем временем, в мире наблюдается растущий интерес к освоению Арктики со стороны многих государств. Такие страны, как Германия, Финляндия, Швеция, Япония, Китай, Индия и другие считают политику арктических государств, «делящих» Арктический регион только между собой, несправедливой и дискриминационной, поскольку ресурсы Арктики, по их мнению, являются достоянием всего человечества. В марте 2010 года отставной китайский контр-адмирал Инь Чжо заявил на сессии Всекитайского народного консультативного совета КНР, что, по его мнению «Арктика принадлежит всем людям мира… ни одна нация, не обладает суверенитетом над ней[12]». В схожем ключе высказываются политические деятели, военные, ученные и СМИ других неарктических государств. В частности главные индийские СМИ пишут, что «Неарктическим странам, таким как Индия, необходимо отстаивать свое право голоса в освоении Арктики. Оно не может быть исключительной привилегией арктических прибрежных стран. Индия должна мобилизовать международное общественное мнение в пользу объявления Арктики всеобщим достоянием человечества и утверждения международного правового режима, подобного Договору 1959 года об Антарктике»[13]. В этом вопросе они руководствуются положениями Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., которая, по сути, закрепляет и дает преимущества в освоении океанических ресурсов международного района морского дна неарктическим государствам. Конкурентная борьба за ресурсы породила новую тенденцию в арктической зоне – тенденцию интернационализации Арктики (признание режима общего международного пользования). Тенденция к интернационализации Арктики заметна и со стороны глобальных международных организаций и программ (ООН, ЮНЕСКО, Европейский союз и др.). Например, Европейский союз, разрабатывая свою арктическую политику, выступает за интернациональный статус Арктики и предлагает сообща решить вопросы разработки энергоресурсов, регулирования арктической рыбной ловли, защиты экологии Арктической зоны, развития новых технологий для этой зоны, разработки норм использования открывшихся в результате глобального потепления новых морских путей.

При этом, те же индийские СМИ признают, что Индия на текущий момент не обладает необходимыми финансовыми, технологическими и прочими возможностями для того, чтобы конкурировать с Арктическими державами. При этом освоение Арктики в Индии признано одним из важных направлений политики страны[14].

Сегодня Индия занимает твердую позицию на международный арене, ее авторитет продолжает расти. По мнению Шиама Сарана, в ходе коренного перераспределения мировых ресурсов «геополитический центр силы может существенно качнуться в сторону Трансатлантического региона»[15]. Поэтому сегодня Индия пытается всячески закрепиться в Арктическом регионе. Основным инструментом в этой политике является продвижение страны в Арктическом Совете. Уже сейчас Индия имеет там статус наблюдателя. Эта страна выступает за снижение напряженности в регионе и придание Арктике статуса безъядерной зоны[16].

 

Другая азиатская страна – Япония де-факто не ставит под сомнение существующий правовой режим в Арктике. По мнению научного сотрудника Института востоковедения РАН Ольги Добринской, стратегия Японии в сфере доступа к углеводородам Арктики заключается в том, что она принимает участие в исследованиях месторождений энергоресурсов в кооперации с арктическими державами, для того чтобы в будущем иметь льготы по доступу к этим ресурсам. Необходимо учитывать зависимость Японии от импорта энергоресурсов, так импорт обеспечивает около 84% потребностей страны. Тем более, что после аварии на атомной станции в Фукусиме (2011), энергетических проблем у страны только прибавилось.

 

В 2013 году правительство Финляндии разработало Арктическую стратегию, в которой поддерживалась идея придания статуса охраняемой территории области вокруг Северного полюса. То есть, Финляндия стала первым государством, которое поддержало идею экологов о создании заповедника[17]. Осенью 2013 года стало известно, что правительство Норвегии отказалось от бурения своего Арктического шельфа[18]. А в марте 2014 года Европарламент призвал создать заповедник на Северном полюсе, а также заявил о необходимости в том, чтобы Арктический Совет подписал обязывающее соглашение по борьбе с загрязнением арктических вод[19]. Сложно однозначно сказать о том, насколько позиция Greenpeace повлияла на принятия этих решений, однако их кампания «Save the Artic» является достаточно известной. Еще одно экологической организацией занимающейся защитой арктической природы (особенно животных видов) является Всемирный фонд дикой природы.

ГЛАВА 4 Организации и договоры. Роль нерегиональных акторов и неправительственных организаций.

В XXI веке вокруг Арктики накопилось достаточное количество различных проблем, причем не только политических, экономических и экологических, но и международно-правовых. Эти проблемы не могут быть решены в рамках единого международного соглашения по аналогии с Антарктидой, где согласно Конвенции об Антарктиде 1959 года разрешена исключительно научная деятельность, а сам регион не может принадлежать какому-либо государству. Но несмотря даже на существования данной конвенции территориальные противоречия, касательно тех или иных территорий Антарктиды, все равно существуют. Что касается Арктики, то борьба за нефтегазовые залежи арктического шельфа и маршруты коммерческого судоходства уже ведется не первое десятилетие.

В условиях Арктики «не срабатывают» глобальные механизмы, созданные Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г. (далее также – Конвенция 1982 г.), и не только из-за колоссальных отличий ледяных пространств Севера от теплых вод Индийского океана и не вполне законной обоснованности применения данной Конвенции к Арктике, а именно ст.76, но и потому, что одно из пяти арктических прибрежных государств не является участником Конвенции 1982 г. и не исполняет конвенционные обязательства, например, по ограничению своего арктического шельфа. Соответственно, если одно арктическое государство не выполняет такие глобальные ограничения, а другое – выполняет, то результат такого определения границ шельфа в Арктике не будет справедливым. Поэтому государства используют региональный подход для управления в условиях, когда не срабатывают общемировые механизмы. Тем более арктическим странам выгодно мирное решение вопроса между собой, для того чтобы получить как можно больше национальных преимуществ, выгод при разделе арктического шельфа, водного пространства Арктики, что и побудило сесть за стол переговоров заинтересованные арктические государства.

В мае 2008 г. в гренландском городе Илулиссате на встрече арктической «пятерки» обсуждались общие подходы к решению проблем Арктики, порожденных изменением климата и хозяйственной деятельностью человека. Итогом конференции стало принятие политического заявления – Илулиссатской декларации, в которой акцент сделан на необходимости равноправного сотрудничества стран региона в решении его проблем. Участники встречи взяли на себя политическое обязательство решать все разногласия путем переговоров на основе норм международного права, решать все вопросы региона самостоятельно и сошлись во мнении, что нет никакой необходимости создавать новый всесторонний юридический режим, чтобы управлять Северным Ледовитым океаном. Опираясь на уже принятые документы, участники подтвердили желание укрепить сотрудничество практически во всех областях: от экологии до взаимодействия в поисково-спасательных операциях. Конкретные договоренности на этот счет были достигнуты на второй министерской встрече «пятерки» в марте 2010 г. в канадском местечке Челси. Достигнутое соглашение о границах между Норвегией и Россией в сентябре 2010 г. можно считать подтверждением работоспособности Илулиссатской декларации.

Таким образом, арктическая «пятерка» согласилась с существующими нормами морского права, и подтвердила, что такая база обеспечивает прочную основу для ответственного управления пространствами этого Океана пятью прибрежными государствами и другими пользователями посредством ее реализации на национальном уровне и применения соответствующих положений. С одной стороны, арктические державы признают Конвенцию ООН по морскому праву 1982 г., но США так до сих пор и не ратифицировали данный документ, с другой стороны, в своих притязаниях арктические страны также опираются и на секторальный принцип. Вследствие этого возникают периодические разногласия по урегулированию вопроса деления Арктики. Судя по Декларации, пять прибрежных арктических государств готовы разграничить континентальный шельф Северного Ледовитого океана (а по сути — все его дно) между собой. Но, очевидно, это будет происходить без выделения в центре океана какой-либо части Международного района морского дна, что уже противоположно положениям, закрепленным в Конвенции 1982 г.

Многостороннее сотрудничество осуществляется, в том числе путем создания международных организаций, которые в свою очередь формируют и проводят согласованную политику заинтересованных государств на межгосударственном и региональном уровне. В рамках международного сотрудничества в Арктике за последние годы создано немало международных организаций. Они также различны по своему характеру, авторитетности и роду деятельности. Сегодня международные организации, деятельность которых затрагивает Арктику, достаточно многочисленны. Они также различны по своему характеру, авторитетности и роду деятельности. Отношение государств к работе этих международных организаций также различается, что в целом усложняет ситуацию. Сегодня Арктика является зоной деятельности ООН, в частности ее Комиссии по границам континентального шельфа и ЮНЕП (программа ООН по защите окружающей среды). Некоторые региональные и субрегиональные организации также занимаются различной деятельностью в регионе и решают арктические проблемы. Среди наиболее значимых правительственных и межправительственных организаций можно выделить: Комиссия по границам континентального шельфа ООН (КГКШ), Арктический Совет (АС), Совет Баренцева/Евроарктического региона, Арктическая пятерка (А5), Конференция парламентариев Арктического региона. Из внерегиональных организаций необходимо выделить ЕС и НАТО.Отношение государств к работе этих международных организаций также различается, что в целом усложняет ситуацию.



infopedia.su

Арктические запасы и их разработка снова в центре внимания

По словам заместителя председателя комитета по энергетике Госдумы России, президента Российского газового общества Павла Завального, законопроект призван усовершенствовать законодательство, касающееся работы на арктическом шельфе России.

«Имеющаяся нормативная база в данной сфере еще недостаточна и имеется множество вопросов, требующих разрешения», – завил он в ходе конференции «Нефть и газ российской Арктики» Adam Smith Conferences, открывшейся сегодня в Москве.

«Освоение богатейших запасов углеводородов в Арктике – одно из стратегических направлений обеспечения глобальной энергетической безопасности, в условиях постоянно растущего спроса на энергоресурсы. Российское государство видит развитие арктических проектов нефтегазодобычи в числе своих важнейших приоритетов», – цитирует Завального официальный сайт конференции.

Завальный также подчеркнул, что Арктические проекты являются настоящим вызовом для мировой нефтегазовой промышленности, поскольку работа в Арктике требует решения сложнейших вопросов, связанных с климатическими особенностями, технологическими сложностями, потребностями в дополнительной инфраструктуре и необходимостью сохранения хрупкой экосистемы.

Арктические запасы

На данный момент в Арктике обнаружено 60 крупных месторождений углеводородов, 43 из которых расположены в российском секторе. По оценкам специалистов, сейчас в Арктике находится до 30% мировых неразведанных запасов газа и 13% – нефти. Суммарный объем извлекаемых ресурсов российской части Арктики оценивается в 106 миллиардов тонн нефтяного эквивалента.

По словам вице-президента «Роснефти» по энергетике, промышленной безопасности, охране труда и экологии Андрея Шишкина, до 80% прироста запасов углеводородного сырья будет происходить именно в арктическом регионе.

«Работа в Арктике предполагает гораздо более качественные стандарты. Пожалуй, проекты по освоению Арктики равносильны освоению космоса. И по деньгам это, фактически, то же самое. Как правило, разведочное бурение в Арктике требует как минимум два ледокола», – заявил на конференции вице-президент одной из самых грязных, с экологической точки зрения, российских нефтегазовых компаний.

Норвегия останавливает бурение у границы с Россией

В то же самое время глава норвежского парламентского комитета по вопросам энергетики Ула Эльвестуэн (Ola Elvestuen) заявил, что Норвегии не следует вести поиск и добычу нефти у границы с Россией в сложившейся политической ситуации, сообщает БаренцОбзервер.

Согласно договору о разграничении пространств Баренцева моря между двумя странами, все месторождения, заходящие на линию границы, должны разрабатываться Норвегией и Россией совместно.

Министерство нефти и энергетики Норвегии выставило ряд лицензионных участков из приграничного района на 23-й лицензионный раунд.

По словам Ула Эльвестуэна, чье мнение поддерживают не все члены возглавляемого им комитета, месторождения, которые могут находиться в этом районе, скорее всего, переходят линию границы, значит, Норвегия может попасть в затруднительное положение.

Бурение в Карском море с опережением графика

В 2014 году, на год раньше первоначальных планов, «НК «Роснефть» совместно с ExxonMobil осуществит бурение первой поисковой скважины на структуре Университетская в Карском море.

«С этого года «Роснефть» начинает работать в арктическом регионе. В августе мы начинаем бурить в Карском море свою первую скважину «Университетская» и планируем получить первые итоги уже к концу ноября», цитирует Шишкина «Ведомости».

В начале апреля компания сообщала, что основной объем сейсморазведочных работ и инвестиций в геологоразведку в 2014 г. компания сосредоточила на российском шельфе – производится подготовка перспективных структур к постановке глубокого бурения. Запланировано бурение двух скважин — в Карском море (Восточно-Приновоземельский — 1 лицензионный участок) и в Каспийском море (Северо-Каспийский лицензионный участок).

По данным компании, оценка ресурсной базы только этого блока составляет более 35 миллиардов баррелей нефтяного эквивалента, а ресурсов Карского моря в целом — более 100 миллиардов баррелей.Бурение одной поисково-разведочной скважины в Карском море, где безледовый период составляет 45 дней, происходит в два сезона. В первый сезон бурится скважина, во второй сезон проводится перфорация.

Стоимость бурения одной поисково-разведочной скважины в Арктике составляет около одного миллиарда долларов, и требует 13 судов снабжения.

Арктические проекты требуют инфраструктуры и обеспечения судами

В настоящее время «Роснефть» владеет 46 лицензиями на разведку и добычу нефти и газа на шельфах морей России с суммарными ресурсами, превышающими 42 миллиарда тонн нефтяного эквивалента, включая 34,6 миллиарда тонн нефтяного эквивалента на арктическом шельфе.

По словам Шишкина, только лицензия на Карском море требует до 2020 года 102 буровые установки и около 300 судов обеспечения. «Ключевое направление – это управление ледовой обстановкой. Если ты не можешь управлять ледовой обстановкой, значит, ты не можешь управлять никаким проектом в Арктике. Это закон» – заявил он сегодня на конференции.

Для ледокольного обеспечения транспортного пути в Карском море потребуется минимум 3 ледокола, поскольку газовоз шире танкера, и для его проводки необходимо два ледокола, а третий должен находиться в запасе.

Шишкин подчеркнул, что инфраструктура Северного морского пути не отвечает требованиям, которые к нему должны предъявляться. «Северный морской путь на сегодняшний день достаточно не отвечает требованиям, которые должны предъявляться в Арктике», – сказал он, объяснив, что дело не только в  недостаточности ледокольного обеспечения.

«Навигационные станции должны быть расположены на всем протяжении Севморпути, нет доступа к инфраструктуре снабжения, а для вывоза углеводородов только с месторождений Карского моря потребуется создание системы комплексного управления ледовой обстановкой», – цитирует Шишкина портал ПортНюьз.

По его словам, для освоения всего шельфа потребуется «совершенно иной подход и совершенно иное отношение государства, чем было до сих пор». Однако он отнес арктические проекты к рентабельным, обозначив основные проблемы освоения арктических месторождений: необходимость производства оборудования повышенной прочности, сложную логистику и обеспечение экологической безопасности.

bellona.ru

правовой статус, оценка запасов – тема научной статьи по экономике и экономическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

МИЭП К 70-ЛЕТИЮ МГИМО

НЕФТЕГАЗОВЫЕ РЕСУРСЫ АРКТИКИ: ПРАВОВОЙ СТАТУС, ОЦЕНКА ЗАПАСОВ И ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ ИХ РАЗРАБОТКИ

Н.Н. Швец, П.В. Береснева

Московский государственный институт международных отношений (университет) МИД России. Россия, 119454, Москва, пр. Вернадского, 76.

Авторы посвятили свое исследование такой актуальной теме, как освоение нефтегазовых ресурсов Арктики, а именно поиску ответов на следующие вопросы. Каков международно-правовой статус Арктики и арктического шельфа России? Есть ли какие-либо пробелы в международном праве, ограничивающие разработку нефтегазовых ресурсов? Каков размер запасов нефтегазовых ресурсов? Насколько они разведаны? Имеет ли разработка нефтегазовых ресурсов Арктики экономическую целесообразность (в настоящее время и в ближайшие 10 лет)? В статье содержится детальный анализ и ответы на эти актуальные вопросы. Международно-правовой статус Арктики во многом определен Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г., при этом действуют нормы обычного права (секторальный принцип). Существует несколько международных территориальных споров. Границы арктического шельфа России установлены нормами международного права и двусторонними соглашениями и в настоящее время идет процесс закрепления и уточнения границ в рамках ООН. Оценки запасов нефтегазовых ресурсов Арктики сильно различаются, потому что регион слабо изучен. Запасы Арктики оценивают -ся в 10-15% мировых запасов, как показали два основных исследования: USGS (2008г.) и Wood Mackenzie и Fugro Robertson (2006 г.). Преимущественно ресурсы сосредоточены на шельфе (около 85%), при этом 80% ресурсов - это газ. Из пяти приарктических государств Россия обладает более половиной всех неразведанных запасов. Согласно прогнозам Международного Энергетического Агентства, разработка нефтяных ресурсов Арктики имеет экономическую целесообразность, так как себестоимость добычи (40-100 долл./барр.) находится в зоне текущей и прогнозируемой до 2035 г. цены на нефть. Напротив, экономическая целесообразность добычи газа находится под вопросом. Рынок газа в значительной степени остается региональным и при себестоимости добычи арктического газа в 4-12 долл./млн б.т.е., его добыча не выгодна в Северной Америке и на пороге рентабельности в Европе.

Ключевые слова: Арктика, нефть, газ, международно-правовой статус, оценка запасов, экономическая целесообразность разработки, график затрат.

Арктика и арктический шельф России: международно-правовой статус

На данный момент не существует международного соглашения, регулирующего статус арктической зоны. В 1982 г. была подписана Конвенция ООН по морскому праву, ратифицированная Россией в 1997 г. По 76 статье данной Конвенции [1] права стран распространяются на экономическую зону шириной не более 200 миль от береговой черты. В этих пределах государство получает контроль над ресурсами, в том числе и нефтегазовыми. Остальные зоны морей и океанов были объявлены общим мировым наследием.

Восточная граница континентального шельфа России в Арктике составляет линия, обозначенная Конвенцией об уступке Североамериканским Соединённым Штатам Российских Северо-Американских колоний (Конвенция об уступке Аляски) от 30 марта 1867 г.

Западную границу континентального шельфа России составляет разграничительная линия, предусмотренная Договором между Россией и Норвегией о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане от сентября 2010 г., а к северу от самой северной точки этой разграничительной линии - prima facie секторальная (меридианная) линия, предусмотренная Постановлением Президиума ЦиК СССР от 15 апреля 1926 г. «Об объявлении территорией Союза ССР земель и островов, расположенных в Северном Ледовитом океане». Подписанный в 2010 г. российско-норвежский договор о разграничении морских пространств положил конец 30-летнему запрету, введенному до прояснения вопроса о морских границах между странами, на разработку нефтегазовых месторождений на шельфе.

В современном международном праве действует возникший в 1920-х гг. секторальный принцип разделения Арктики: закреплено 5 секторов Арктики, основанием которых служат северные границы России, США, Канады, Дании (Гренландия) и Норвегии, боковыми гранями -меридианы, вершиной - Северный полюс. При этом Северный полюс и прилегающая к нему часть Северного Ледовитого океана не принадлежат ни одной из стран. Россия, Канада, Норвегия, Дания и США имеют в Арктике исключительные экономические зоны, простирающиеся на 370 км от их берегов. В соответствии с Конвенцией по морскому праву, указанные страны могут претендовать на расширение своих зон в течение десяти лет после ратификации ими конвенции. Все арктические страны, кроме США, ратифицировали Морскую Конвенцию. В 2001 г. Россия стала первой из арктических стран обратившейся с заявкой о расширении границ своего континентального шельфа. В марте 2014 г. Комиссия ООН по границам континентального шельфа признала анклав Охотского моря площадью 52 тыс. кв. км частью российского континентального шельфа. Поданная в 2006 г. заявка Норвегии

была удовлетворена в 2009 г.: континентальный шельф Норвегии был расширен на 235 тыс. кв. км.

Неурегулированными остаются несколько вопросов:

1. Территориальных спор между Канадой и Данией вокруг острова Ханс: с 2005 г., когда Канада и Дания на встрече в ООН согласились проводить совместную работу по решению данной проблемы, наступило политическое затишье.

2. Определение статуса Северо-Западного прохода: Канада утверждает, что водные пути, проходящие через Канадский Арктический архипелаг, являются её внутренними водами на основе «исторического права» владения, а США утверждают, что проход является международным проливом, что предоставляет иностранным государствам право прохода по его водным путям без согласия канадской стороны.

3. Разграничение акваторий в море Бофорта между Канадой и США: позиция Канады [2] основывается на Англо-Русской конвенции 1825 г., в соответствии с которой морская граница в море Бофорта - это продолжение сухопутной границы между Юконом и Аляской по прямой линии, которая идет «вдоль 141-го меридиана до самого Ледовитого океана»; США утверждают, что выражение «до самого Ледовитого океана» означает, что граница проходит по 141-му меридиану только до побережья, поэтому далее в арктических акваториях граница должна определяться принципом равной удаленности или рав-ноотстояния, т.е. любая точка на границе должна быть равноудалена от каждого из двух соседних побережий. (Учитывая то, что береговая линия на 141-м меридиане как бы «наклонена» с запада на восток, Соединенные Штаты, благодаря такой «равноудалённой линии» рассчитывали получить большую часть морского дна.)

Таким образом, несмотря на наличие разногласий среди государств в отношении принципов, определяющих международно-правовой статус Арктики, и наличие ряда территориальных споров, Арктический шельф России имеет четкие юридические границы, позволяющие правительственным органам России устанавливать права собственности на нефтегазовые ресурсы, добытые на 200-мильной зоне континентального шельфа. Вопросы правового статуса Северного полюса и Северного Ледовитого океана в настоящее время не являются принципиально важными при рассмотрении вопроса освоения нефтегазовых ресурсов Арктики, а имеют большее отношение к вопросам геополитики и военно-стратегической доктрины.

Оценка запасов и ресурсов Арктического шельфа

Было проведено два исследования по оценке запасов углеводородов в Арктике: консалтинговыми компаниями Wood Mackenzie и Fugro Robertson в 2006 г. и Геологической службы США (USGS - United States Geological Survey) в 2008 г.

Отчет Wood Mackenzie и Fugro Robertson базировался на детальном геофизическом анализе различных арктических бассейнов, и данные первого исследования Геологической службы США, проведенного в 2000 г. были подвергнуты критике.

Согласно исследованию аналитической группы Wood Mackenzie и компании Fugro Robertson - «Future of the Arctic - A New Dawn for Exploration» [3], разведанные запасы Арктики насчитывают 233 млрд баррелей нефтяного эквивалента (барр. н.э.), или более 30 млрд т (использован фактор конверсии 5,35 трлн куб. футов к 1 млрд б.н.э.).

По мнению ведущего автора исследования Эндрю Латэма из Wood Mackenzie, 85% разведанных запасов и 74% ожидаемых приходится на газ. Между тем, по оценкам ООН, арктические запасы нефти равны 140 - 180 млрд т, из них почти 40% приходится на восточную часть региона, а около трети залегает между Северным полюсом и американским континентом. Эксперты констатировали, что с учетом огромных технических сложностей, с которыми придется столкнуться при промышленном освоении этих ресурсов, экономическая целесообразность «арктической конкисты» вызывает большие сомнения.

В 2008 г. Геологическая служба США подготовила доклад «Оценка неразведанных запасов нефти и газа Арктики к северу от Полярного круга» (Circum-Arctic Resource Appraisal: Estimates of Undiscovered Oil and Gas North of the Arctic Circle - CARA [4]), который считается в экспертном сообществе наиболее авторитетным источником догадок относительно того, сколько углеводородных богатств сокрыто в арктических недрах и глубинах. В исследовании CARA основной упор был сделан на вероятностный геологический анализ различных осадочных пород, то есть, грубо говоря, на выявление тех зон, которые имеют более чем 10% шанс содержать относительно крупные запасы нефти или газа (более 50 млн т.н.э.). На основании этого вероятностного анализа команда USGS повторно пришла к выводу, что в будущем Арктика может стать крупнейшей нефтегазоносной провинцией мира.

Общий прикидочный объем неразведанных нефтегазовых запасов Арктики составляет, по версии USGS, порядка 413 млрд баррелей нефтяного эквивалента (б.н.э.), или около 22% совокупных неразведанных запасов традиционных углеводородов в мире (что примерно вдвое выше оценок, выданных ранее экспертами Wood Mackenzie/Fugro Robertson). При этом на долю традиционной нефти (с учетом жидких фракций природного газа, NGL) приходится около 134 млрд б.н.э. (без NGL - примерно 90 млрд б.н.э.), что соответствует 13-15% её общемировых запасов, а на обычный природный газ - остальные 279 б.н.э., или около 30% его совокупных запасов в мире. Таким образом, по-

чти 70% арктических углеводородных богатств теоретически приходится на газ.

Порядка 80% этих нефтегазовых ресурсов Арктики сокрыто в офшорной зоне, то есть в открытом море, однако львиная доля её подводных месторождений, по всей видимости, сосредоточена на относительном мелководье (шельфе) - на глубинах менее 500 метров. Более того, по оценкам USGS, вероятность обнаружения сколько-нибудь значимых запасов углеводородов под океаническим дном центральной зоны Арктики, а равно и в её окрестностях близка к нулю.

Что касается региональной специфики всех этих нефтегазовых запасов, около 65% чистой нефти (без NGL) сосредоточено в североамериканской арктической зоне: примерно 30 млрд б.н.э. приходится на арктическую Аляску (США), почти 10 млрд б.н.э. - на так называемый Амеразийский бассейн (к северу от побережья Канады) и еще 9 млрд - на шельф Гренландии (в основном на её восточную риф-товую зону).

Россия, по данным USGS, располагает почти 15 млрд б.н.э. (9,4 млрд - в южной части Баренцева моря и еще 5,3 млрд - в Енисей-Хатангском бассейне), хотя при добавлении ресурсов NGL её нефтяная доля существенно вырастает - до 41% суммарного объема арктических запасов. В среднем более 80% арктических нефтяных ресурсов сосредоточено на шельфовых участках (для России это 70%, для американской Аляски всего около 50%, тогда как норвежские и гренландские нефтеносные регионы Арктики практически полностью находятся под водой).

Примерно 70% общего объема неразведанных газовых запасов Арктики приходятся на Россию (шельфовые запасы есть главным образом в южной части Карского моря и в восточной части Баренцева). В бассейне американской Аляски сосредоточено около 14% газовых ресурсов Арктики, 8%, предположительно, располагает Гренландия, по 4% имеют арктическая Канада и Норвегия. При этом процентное распределение между морскими и наземными (offshore/onshore) запасами арктического газа примерно соответствует вышеупомянутому для нефти: около 80% приходится на шельф, однако для России подводная доля газа составляет почти 90%.

Специалисты USGS констатировали, что по состоянию на 2008 г. на арктической территории к северу от Полярного круга, было обнаружено более 400 месторождений нефти и газа различной степени перспективности.

В исследовании Мирового энергетического агентства (IEA), опубликованном в 2009 г., были приведены данные о том, что выше Северного Полярного круга уже открыто в общей сложности 61 крупное нефтяное и газовое месторождение, из них 43 в России, 11 в Канаде, 6 на Аляске и одно в Норвегии.

Н.Н. Швец, П.В. Береснева Диаграмма 1. Мировые и Арктические запасы углеводородов.

Оценка арктических запасов УВ, млрд. б.н.э.

Оценка арктических запасов УВ, млрд. б.н.э.

«4500

Неразведанные

запасы Арктики ч ^

Ч \

Прочие N \ \ \ «3400

неразведанные N

мировые запасы

ь:::

Открытые запасы 1—

Арктики

Прочие

разведанные

мировые запасы

USGS Wood Mackenzie

2008 2006

Неразведанные запасы газа и LNG

Неразведанные запасы нефти

Открытые запасы нефти, газа и СНГ

Неразведанные запасы газа и LNG

Источник: данные Wood Mackenzie, Fugro Robertson.

USGS 2008

Wood Mackenzie 2006

Диаграмма 2. Структура неразведанных арктических запасов углеводородов по оценке ШвБ.

Неразведанные запасы газа, Трлн. куб. футов

Шельф/ суша

Источник: данные Wood Mackenzie, Fugro Robertson.

Таким образом, арктическая запасы углеводородов представляют собой значительную часть от мировых запасов (20% от мировых неразведанных запасов). Экспертные оценки запасов различаются, однако с точки зрения структуры запасов углеводородов, большая часть запасов приходится на шельфовый газ. С точки зрения географического распределения, Россия обладает более половины всех арктических запасов.

Арктический шельф является слабоизучен-ным. На текущий момент добывающими регионами остаются мелководный западный склон шельфа Аляски и норвежская часть Баренцева моря. Разведочное бурение производилось в российской части Баренцева моря, Карском море и море Бофорта. Бурение проводилось также в американской части Чукотского моря и показало его высокие перспективы (крупное газовое месторождение Burger). Таким образом, с точки зрения географической структуры запасы сосредоточены в нескольких бассейнах.

Если говорить о геологической изученности российской части Арктического шельфа среди акваторий арктического шельфа России наиболее изучены геолого-геофизическими методами бассейны западного сектора, относящиеся к южным областям Баренцева и Карского морей. Согласно данным проекта Государственной программы разведки континентального шельфа и разработки его минеральных ресурсов (далее «Госпрограмма по шельфу»), разработанного Минприроды России, на текущий момент в морях Российской Федерации отработано около 1,37 млн пог. км сейсмических профилей 2Б со средней плотностью 0,21 км/ кв. км [5]. Из этого объёма на долю арктических морей приходится около 678,7 тыс. км, из которых на западно-арктические акватории - более 90%; плотность сейсмической съёмки варьирует от 0,05 до 5 км/ кв. км. На обширных морских пространствах восточно-арктических морей, суммарная площадь которых в российском контуре составляет более

Диаграмма 3. Географическая структура неразведанных арктических запасов нефти и газа.

Неразведанные запасы газа, трлн. куб. футов

100%

-5500

1700

Бассейн Западной Сибири

Неразведанные Неразведанные запасы запасы

Неразведанные запасы нефти, млрд. б.н.э.

Арктические

Прочие мировые запасы

Барнцева моря

Восточная Гренландия

Амеразийский бассейн

Неразведанные Неразведанные запасы нефти запасы нефти

Источник: данные USGS 2008.

1,9 млн кв. км, отработано всего около 65,4 тыс. пог. км профилей со средней плотностью менее, чем 0,035 пог. км/кв. км. На шельфе России пробурена 261 морская параметрическая, поисковая и разведочная скважина общим метражом около 630 тыс. м, из них 86 скважин пробурено на шельфе западно-арктических морей (включая Обскую и Тазовскую губы Карского моря). Итогом геолого-геофизического изучения нефтега-зоносности акваторий стало: выявление около 1300 потенциальных ловушек углеводородов, подготовка к бурению около 190 площадей, раз-буривание более 110 площадей (9% выявленных и 58% подготовленных к бурению), открытие 58 морских и транзитных месторождений углеводородов. Месторождения и перспективные нефтегазоносные структуры находятся либо на подводном продолжении хорошо изученных континентальных нефтегазоносных провинций Тимано-Печорской и Западно-Сибирской, последняя из которых является одной из богатейших в мире, либо образуют самостоятельные, весьма богатые ресурсами морские провинции, уникальный потенциал которых еще только начинает раскрываться. На западной части шельфа Российской Арктики открыто 17 морских месторождений углеводородов (на 01.01.2011 г. без учета транзитных месторождений), из которых 4 нефтяных и 1 нефтегазоконденсатное - все они принадлежат трем бассейнам: морскому продолжению Тимано-Печорского, Восточно-Ба-ренцевскому и Южно-Карскому. Бассейны различаются как по особенностям строения, генезису, истории и динамике развития, так и

по характеру распределения, структурно-тектонической и стратиграфической приуроченности месторождений.

Итак, наиболее разведанными областями арктического шельфа являются южные районы российского и норвежского секторов Баренцева моря, Карское море, американский и канадский сектора моря Бофорта. Соответственно, именно на этих территориях находятся разведанные запасы углеводородов арктического шельфа. На открытые месторождения российского шельфа приходится более 90% разведанных запасов арктического шельфа, из которых более 90% составляет газ.

Экономическая целесообразность разработки нефтегазовых ресурсов Арктики

Ежегодно международное энергетическое агентство публикует мировой энергетический прогноз (World Energy Outlook [6]). Согласно отчету 2013 г., средняя цена нефти Брент с 2011 г. составила 110 долл./барр. В Прогнозе до 2035 г. (по ценам 2012 г.) растущая цена нефти доходит до 128 долл./барр., так как согласно МЭА мир не стоит не пороге нефтяного изобилия. Добыча на текущих месторождениях падает около 6% в год, а технологии добычи новых видов энергоресурсов, таких как нефть из труднопроницаемых пород, эксплуатация сверхглубоководных месторождений, а также повышение коэффициента отдачи месторождений, ведут к некоторому увеличению потенциальных объемов конечной добычи нефтяных ресурсов. Если оценить стоимость добычи различных типов нефти: традиционная нефть Ближнего Восто-

Диаграмма 4. Стоимость добычи нефти в долл. 2013 г.

Стоимость добычи нефти ($/ бар.) $ 160

— Сланцевая нефть -

Сверхглубоководная

Нефть, добываемая по методу, интенсификации КИН через закачку С02 в пласт

Уже добытая нефть

нефть 110/бар

Уровень цен 2011-13 гг.

Традиционная нефть БВ и Сев. Африки

— Арктическая нефть

GTL - синтетическое жидкое топливо .

CTL - нефть из угля

-1 200 0 1 000 2 000 3 000 4 000 5 000 6 000

Оставшиеся технически извлекаемые запасы нефти, млрд бар.

Источник: данные IEA Long-term oil cost curve/ Resources to Reserves 2013.

Диаграмма 5. Стоимость добычи газа в долл. 2013 г.

Арктический газ -|

Стоимость добычи газа ($/ млн б.т.е.) $12П

Стоимость транспортировки

2-"

Газ в плотных породах -

Традиционный

Сланцевый газ

I—Глубоководный газ

8-1Р/б.т.е.

Уровень цен в Европе в 2011-12 г.

. Уже добытый газ

2-4/б.т.е. спг

Уровень цен_в.СЩДв 2Р1.1-!-2.г._

Газопровод

-100

100 200 300 400 500 600 700 800

Оставшиеся технически извлекаемые запасы газа, трлн куб.ф.

Источник: данные IEA Long-term gas cost curve/ Resources to Reserves 2013.

ка и Северной Африки; прочая традиционная нефть, вкл. шельф, глубоководную; нефть, добываемая по методу интенсификации КИН через закачу СО2 в пласт; нефть, добываемая по методу интенсификации КИН без закачки СО2 в пласт; арктическая нефть, сверхтяжелая нефть и битумы; сланцевая нефть; сверхглубоководная нефть; нефть из битуминозных сланцев; вТЬ -синтетическое жидкое топливо; СТЬ - нефть из угля, то видно, что себестоимость арктической нефти находится в диапазоне 40-100 дол./ барр. Таким образом, добыча арктической нефти оказывается экономически целесообразной при цене 110-128 дол./барр. [7]

Рынок природного газа остается региональным, в отличие от глобального рынка нефти, поэтому цены на газ в различных географических рынках сильно различаются: стоимость в США (2-4 долл./ млн б.т.е. - британские термические единицы) составляет треть от уровня

цены импортного газа в Европе (8-10 долл./ млн б.т.е.) и пятую часть импортных цен в Японии (17 долл./ млн б.т.е.). [8]

Прогноз МЭА состоит в том, что региональные цены на газ сблизятся к 2035 г., однако цена в США останется в среднем в два раза ниже, чем в Европе и Японии.

Если оценить стоимость добычи различных типов газа: традиционный газ; метан угольных пластов; газ в плотных породах; сланцевый газ; высокосернистый нефтяной газ; арктический газ; глубоководный газ, то видно, что себестоимость добычи арктического газа находится в диапазоне 4-12 долл./ млн б.т.е. [9]). Таким образом, добыча арктического газа оказывается экономически нецелесообразной для североамериканского рынка, на гране рентабельности -для европейского, и рентабельным - для импортных поставка в Японии (с учетом расходов на транспортировку СПГ).

0

Список литературы

1. UN Convention on the Law of Sea (10.12.1982). Режим доступа: http://www.un.org/depts/los/convention_ agreements/texts/unclos/unclos_r.pdf

2. Максимова Д.Д. О некоторых проблемах межгосударственных отношений Канады в Арктическом регионе. Россия и Америка в 21 веке. 2011. №2. Режим доступа: http://www.rusus.ru/?act=read&id=274

3. Future of the Arctic-A New Dawn for Exploration. Wood Mackenzie. 2006. Режим доступа: http://www. woodmacresearch.com/

4. Circum-Arctic Resource Appraisal: Estimates of Undiscovered Oil and Gas North of the Arctic Circle — CARA. U.S. Geological Survey. 2008. Режим доступа: http://energy.usgs.gov/RegionalStudies/Arctic.aspx

5. Арктический шельф: насколько оптимальна система регулирования в России. Энергетический центр Сколково. 2012. Режим доступа: http://energy.skolkovo.ru/upload/medialibrary/07c/SEneC_Arctic_ Offshore.pdf

6. World Energy Outlook 2013. IEA. Режим доступа: www.worldenergyoutlook.org

7. Resources to Reserves 2013 - Oil, Gas and Coal Technologies for the Energy Markets of the Future. 2013. Режим доступа: https://www.iea.org/w/bookshop/add.aspx?id=447

8. World Energy Outlook 2013. IEA. Режим доступа: www.worldenergyoutlook.org

9. Resources to Reserves 2013 - Oil, Gas and Coal Technologies for the Energy Markets of the Future. 2013. Режим доступа: https://www.iea.org/w/bookshop/add.aspx?id=447

Об авторах

Швец Николай Николаевич - заведующий кафедры «Экономика и управления в электроэнергетике» МИЭП Московского государственного института международных отношений (университет) МИД России. Береснева Полина Владимировна - аспирант кафедры «Экономика и управления в электроэнергетике» МИЭП Московского государственного института международных отношений (университет) МИД России. E-mail: [email protected]

OIL AND GAS IN ARCTIC: LEGAL STATUS, RESERVES ESTIMATE AND ECONOMIC

FEASIBILITY STUDY

N. N. Shvets, Polina V. Beresneva

Moscow State Institute of International Relations (University), 76 Prospect Vernadskogo, Moscow, 119454, Russia

Abstract: When researching such a hot topic as development of oil and gas reserves in Artic it's crucial to answer 3 key questions. What is legal status of Artic reserves and Russian offshore zone in Arctic? Are there any gaps in international law that inhibits oil and gas development? How big are Arctic oil and gas reserves? Are they well-explored? What are production costs of oil and gas in Artic? Is it profitable to develop reserves in Artic? The article addresses these vital questions with the detailed analysis. 1982 UN Convention on the Law of Sea partially regulates Artic legal status but countries apply sectorial principal to Arctic territories to claim their rights. There are few border disputes left. The borders of Russian outer continental shelf are shaped by international law and bilateral agreements and undergoing final review within UN processes and mechanisms. Arctic reserves' estimates do vary significantly as the region is barely explored. According to with a high 2008 US Geological Survey and 2006 Wood Mackenzie and Fugro Robertson study Arctic reserves are about 10-15% of global reserves. Most of them are offshore (around 85%), and gas accounts for 80% of reserves. Russia has more than a half of Artic reserves. Under International Energy Agency it's profitable to develop Arctic oil reserves as production costs ($40-100 bbl) are below current and 2035 forecast oil price. On the contrary, gas production is questionable from costs point of view. Gas market is projected to remain regional. With Artic gas production cost of $ 4-12 million BTU, there is no business case to develop Artic gas in America and at the edge of profitability in Europe.

Key words: Artic, oil, gas, legal status, reserves estimates, feasibility study, long-term cost curve.

References

1. UN Convention on the Law of Sea (10.12.1982). Available at: http://www.un.org/depts/los/convention_ agreements/texts/unclos/unclos_r.pdf

2. Maximova D.D. O nekotoryih problemah mezhgosudarstvennyih otnosheniy Kanadyi v Arkticheskom regione (The Problems of Canada's State-to-State Relations in the Arctic Region). Rossiya i Amerika v 21 veke. Institute for the U.S. and Canadian Studies. 2011. №2. Available at: http://www.rusus.ru/7act-=read&id=274

3. Future of the Arctic-A New Dawn for Exploration. Wood Mackenzie. 2006. Available at: http://www. woodmacresearch.com/

4. Circum-Arctic Resource Appraisal: Estimates of Undiscovered Oil and Gas North of the Arctic Circle — CARA. U.S. Geological Survey. 2008. Available at: http://energy.usgs.gov/RegionalStudies/Arctic.aspx

5. Arkticheskiy shelf: naskolko optimalna sistema regulirovaniya v Rossii (Offshore Artic: Is Russian regulation efficient.) 2012.. Energeticheskiy tsentr Skolkovo. Skolkovo Energy Center. 2012. Available at: http:// energy.skolkovo.ru/upload/medialibrary/07c/SEneC_Arctic_0ffshore.pdf

6. World Energy Outlook 2013. IEA. Available at: www.worldenergyoutlook.org

7. Resources to Reserves 2013 - Oil, Gas and Coal Technologies for the Energy Markets of the Future. 2013. Available at: https://www.iea.org/w/bookshop/add.aspx?id=447

8. World Energy Outlook 2013. IEA. Available at: www.worldenergyoutlook.org

9. Resources to Reserves 2013 - Oil, Gas and Coal Technologies for the Energy Markets of the Future. 2013. Available at: https://www.iea.org/w/bookshop/add.aspx?id=447

About the author

Nicolay N. Shvets - PhD in Economics, professor in Moscow State Institute of International Relations (University),

International Institute of Energy Policy

Polina V. Beresneva - PhD candidate in Moscow State Institute of International Relations (University), International

Institute of Energy Policy. E-mail:[email protected]

cyberleninka.ru

Нефтегазовые ресурсы Арктического сектора Текст научной статьи по специальности «Геология»

УДК 553.982

НЕФТЕГАЗОВЫЕ РЕСУРСЫ АРКТИЧЕСКОГО СЕКТОРА

Ирина Германовна Ященко

Институт химии нефти СО РАН, 634021, Россия, г. Томск, пр. Академический, 4, кандидат геолого-минералогических наук, заведующая лабораторией «Научно-исследовательский информационный центр с музеем нефтей», тел. (3822)49-18-11, e-mail: [email protected]

Галина Владимировна Нестерова

Институт нефтегазовой геологии и геофизики им. А. А. Трофимука СО РАН, 630090, Россия, г. Новосибирск, пр. Академика Коптюга, 3, кандидат технических наук, старший научный сотрудник лаборатории электромагнитных полей, тел. (383)330-49-53, e-mail: [email protected]

Проведен сравнительный анализ физико-химических свойств нефтей Североамериканского, Скандинавского и Российского секторов Арктики. Анализ распределения запасов нефтей по арктической территории и акватории показал, что Российский сектор гораздо богаче нефтяными запасами, чем Североамериканский и Скандинавский. Проведен сравнительный анализ физико-химических свойств тяжелых и вязких нефтей России в Арктической зоне.

Ключевые слова: Арктика, нефтегазовые ресурсы, физико-химические свойства нефти, сера, парафины, смолы, асфальтены.

OIL-GAS RESOURCES OF ARCTIC SECTOR

Irina G. Yashchenko

Institute of Petroleum Chemistry SB RAS, 634021, Russia, Tomsk, 4 Akademichesky Prospect, Ph. D., Head of the Laboratory, tel. (3822)49-18-11, e-mail: [email protected]

Galina V. Nesterova

Trofimuk Institute of Petroleum Geology and Geophysics SB RAS, 630090, Russia, Novosibirsk, 3 Koptyug Prospect, Ph. D., Senior Researcher of the Laboratory of Electromagnetic fields, tel. (383)330-49-53, email: [email protected]

The comparative analysis is of the physic-chemical properties of oil of the North American sector, Scandinavian sector and Russian sector of Arctic. Analysis of the distribution of oil reserves in the Arctic territories and shelf zone showed that the Russia zone is much richer than the oil reserves of the North American sector and Scandinavian sector. A comparative analysis of the physic-chemical properties of heavy and viscous oils Russia in Arctic territories.

Key words: Arctic, oil-gas resources, physic and chemical properties oil, sulfur, waxes, resins, asphaltenes.

Интерес, проявляемый сегодня арктическими (Россия, США, Канада, Норвегия и Дания от имени Гренландии) и неарктическими государствами к освоению природных ресурсов Арктики, огромен [1-4]. В минерально-сырьевой базе Арктики выделяют главную в ресурсно-экономическом отношении группу полезных ископаемых - углеводороды (УВ). Целью работы является сравнитель-

ный анализ физико-химических свойств нефтей Североамериканского, Скандинавского и Российского секторов Арктики. Территория Арктической зоны с границами секторов и с наложением карты нефтегазоносного районирования представлена на рис. 1. Россия занимает одно из ведущих мест в мире среди арктических стран по своим запасам нефтегазового сырья. В табл. 1 приведены данные о количестве месторождений и доли ресурсов в каждом из рассматриваемых секторов Арктики - Североамериканском, Скандинавском и Российском. Информация о количестве месторождений основана на сведениях из базы данных по химии нефти Института химии нефти СО РАН [5].

] нефтегазоносные бассейны месторождения Арктическая зона

Рис. 1. Карта расположения углеводородных ресурсов в Арктике

Таблица 1

Распределение количества месторождений и ресурсов углеводородов по

территории Арктической зоны

Арктическая зона Нефтегазоносные бассейны Количество месторождений УВ Доля ресурсов УВ, %

Североамериканский сектор Арктического склона Аляски, Бофорта, Западно-Канадский, При-лабрадорский, Сведруп 165 18,50

Скандинавский сектор Западно-Шотландский, Норвеско-морский, Хаттон, Центрально-Европейский, Шетландско-Фарерский 91 8,30

Российский сектор Анадырско-Наваринский, Баренце-во-Карский, Восточно-Арктический, Енисейско-Анабарский, Западно-Сибирский, Лено-Вилюйский, Лено-Тунгусский, Пенжинский, Притихо-океанский, Тимано-Печорский, Усть-Индигирский, Южно-Чукотский 731 73,20

Как видно из табл. 1, количество месторождений в Российском секторе превышает количества месторождений в Североамериканском и Скандинавском секторах в 4 и 8 раз соответственно. Доля российских ресурсов УВ также велика и составляет почти 3/4 мировых арктических ресурсов.

Данные об изменении показателей физико-химических свойств арктических нефтей территории того или иного сектора приведены в табл. 2, в которой в скобках приведены диапазоны изменения показателей. Статистический анализ данных табл. 2 показывает, что средние значения показателей отличаются и обнаруживают особенности изменения на территориях рассматриваемых секторов Арктической зоны, а именно: нефти, приуроченные к территории Североамериканского сектора, по сравнению с нефтями Скандинавского и Российского секторов являются самыми тяжелыми, содержат значительно больше серы, асфальтенов (на порядок и более) и меньше парафинов. Нефти Российского сектора отличаются тем, что в среднем относятся к классу легких, но в то же время характеризуются высокой вязкостью и высоким содержанием тяжелых металлов, особенно никеля. Нефти Скандинавского сектора являются наиболее качественными - средней плотности, маловязкие, с наименьшим содержанием серы, асфальтенов и металлов, но повышенным содержанием парафинов.

Таблица 2

Физико-химические свойства нефтей Арктической зоны

Показатель Североамериканский сектор Скандинавский сектор Российский сектор

Плотность, г/см3 0,8839 (0,7600-0,9660) 0,8471 (0,5430-1,0006) 0,8374 (0,5430-1,0006)

Вязкость при 20 °С, мм2/с 31,93 (0,45-129,00) 7,89 (0,75-22,66) 397,48 (0,10-55617,58)

Вязкость при 50 °С, мм2/с 29,71 (1,26-83,00) 5,54 (3,04-10,90) 16,49 (0,30-131,00)

Содержание серы, мас. % 0,89 (0,01-2,60) 0,36 (0,02-1,00) 0,62 (0,01-9,16)

Содержание парафинов, мас. % 1,26 (0,10-4,18) 5,82(1,60-9,00) 4,94 (0,01-43,60)

Содержание асфальтенов, мас. % 11,17 (0,40-32,00) 0,48(0,19-1,00) 1,56 (0,01-31,68)

Газосодержание, м3/т 119,62 (30,30-292,50) 187,45 (74,90-300,00) 137,45 (1,25-1670,00)

Содержание ванадия, мас. % 0,0039 (0,00003-0,0061) 0,0002 (0,00001-0,0008) 0,0039 (0,00003-0,049)

Содержание никеля, мас. % 0,0014 (0,00005-0,0022) 0,0001 (0,00007-0,0008) 0,0066 (0,00001-0,4454)

Российская Арктическая зона, в соответствии с нормативными документами, включает часть Республики Саха (Якутия), регионы Мурманской и Архангельской областей, архипелаг Новая Земля Архангельской области, территории Таймырского, Ненецкого, Ямало-Ненецкого и Чукотского АО, части Республики Карелии и Республики Коми, а также земли и острова и прилегающие к ним внутренние морские воды, территориальное море и континентальный шельф (рис. 1). Общая площадь этой зоны превышает 30 % территории России [3].

Российская Арктика является регионом особых геополитических, экономических, оборонных, научных и социально-экономических интересов Российской Федерации. Арктическая зона России - это последний (после новых районов и новых нефтегазовых комплексов Западной и Восточной Сибири) крупный

нефтегазовый резерв государства, требующий очень серьезной подготовки в ближайшие 10-15 лет. Оценка перспектив нефтегазоносности территорий и акваторий Российской Арктики приведена в табл. 3.

Как видно из табл. 3, роль ресурсов УВ Российской Арктики в общем балансе топливно-энергетических ресурсов страны столь велика, что в дальнейшем без их освоения страна не сможет успешно существовать и развиваться. В то же время нефти обширных северных и восточных территорий и акваторий северных морей, являясь территориями со сложными горно-геологическими условиями в районах распространения вечной мерзлоты, являются трудноиз-влекаемыми.

Таблица 3

Ресурсы углеводородов территории и акватории Российской Арктики [2]

Территории и акватории Начальные извлекаемые ресурсы нефти, конденсата, газа попутного и свободного

Нефть, млрд. т Газ попутный, млрд. м3 Газ свободный, трлн. м3 Конденсат, млн. т Всего УВ, млрд. т

Территории 51,2 2876,0 94,6 1378,0 150,1

Акватории 19,4 2553,8 107,6 6325,2 135,7

Всего 70,6 5429,8 202,2 7703,2 286,0

Особо следует сказать о больших запасах тяжелых и вязких нефтей Арктики. Эти нефти могут оказаться весьма эффективными для производства арктических масел и дорожных битумов [2]. Таковыми являются нефти уникальных и крупных по своим запасам месторождений: Русское, Северо-Комсомольское, Новопортовское, Комсомольское, Вынгапуровское, Западно-Мессояхское, Та-зовское в Западно-Сибирском бассейне, Наульское, Ярегское, Медынское-Море, Приразломное, Сюрхаратинское, Торавейское в Тимано-Печорском бассейне, Оленекское в Лено-Тунгусском бассейне и т. д. [5, 6]. Как видно из табл. 4, физико-химические свойства тяжелых нефтей в зависимости от вязкости имеют значимые отличия в содержании парафинов, асфальтенов и тяжелых металлов, но в то же время являются среднесернистыми, среднесмолистыми, обеднены содержанием нефтяного газа.

Оценка перспектив нефтегазоносности Российской Арктики требует значительных уточнений и корректировок, т.к. геолого-геофизическая изученность северных территорий и акваторий очень низкая. По мнению специалистов, оценка ресурсов нефти Российского сектора может быть гораздо выше и может быть сопоставима с ресурсами бассейнов Ближнего Востока [2]. Об этом может свидетельствовать открытие в Карском море компанией Роснефть уникального месторождения Победа. По результатам комплекса исследований проб пластовых флюидов, бурового шлама и образцов керна, выполненного ОАО «Томск-НИПИнефть», подтверждены прогнозные оценки качества нефти. Эта сверхлегкая нефть и превосходит эталонную нефть марки Brent. Установлено, что плотность нефти составляет 0,808-0,814 г/см3. При этом массовое содержание серы в нефти месторождения Победа составляет всего 0,02. Кроме того, эта нефть характеризуется высоким выходом светлых фракций - 60-70 % и низким содержанием смол - 1,5 %.

Таблица 4

Физико-химические свойства тяжелых нефтей с различной вязкостью Российской Арктики

Показатель Тяжелые нефти (плотность более 0,88 г/см3)

Вязкие (вязкость при 20 °С более 35 мм2/с) Мало- и средневязкие (вязкость при 20 °С менее 35 мм /с)

Плотность, г/см3 0,9237 0,9080

Вязкость при 20 °С, мм /с 939,19 19,63

Вязкость при 50 °С, мм /с 63,69 8,70

Содержание серы, мас. % 1,68 1,48

Содержание парафинов, мас. % 3,50 2,17

Содержание смол, мас. % 9,66 7,46

Содержание асфальтенов, мас. % 4,12 1,45

Газосодержание, м3/т 25,22 38,15

Содержание ванадия, мас. % 0,0033 0,0160

Содержание никеля, мас. % 0,0179 -

Таким образом, показано, что по объемам запасов нефти и газа Арктическая зона России гораздо богаче нефтегазоносных территорий других зон Арктики. Российская Арктика - регион особых интересов России, регион концентрации всех аспектов национальной безопасности, в том числе ресурсного, с главной составляющей - углеводородами, что и определяет особую актуальность и значимость исследований условий залегания углеводородного сырья, его физико-химических и геохимических свойств для разработки новых технологий добычи, транспортировки и переработки в экологически сложных районах территории и акватории Арктики.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Асхабов А.М., Бурцев И.Н., Кузнецов С.К., Тимонина Н.Н. Арктический вектор геологических исследований: нефтегазовые и минерально-сырьевые ресурсы // Вестник Института геологии Коми НЦ Уро РАН. - 2014. - № 9. - С. 3-10.

2. Конторович А.Э. Энергоресурсы Российского сектора Арктики, главные направления и методы их освоения // Научно-технические проблемы освоения Арктики. Научная сессия Общего собрания членов РАН 16 декабря 2014 г. / Российская академия наук. - М.: Наука, 2014. - С. 31-39.

3. Бортников Н.С. Стратегические минеральные ресурсы российской Арктики и проблемы их освоения // Научно-технические проблемы освоения Арктики. Научная сессия Общего собрания членов РАН 16 декабря 2014 г. / Российская академия наук. - М.: Наука, 2014. - С. 40-47.

4. Каминский В.Д., Супруненко О.И., Смирнов А.Н. Минерально-сырьевые ресурсы арктической континентальной окраины России и перспективы их освоения // Арктика. Экология и экономика. - 2014. - № 3. - С. 52-61.

5. Ященко И.Г., Полищук Ю.М. Трудноизвлекаемые нефти: физико-химические свойства и закономерности размещения / Под ред. А.А. Новикова. - Томск: В-Спектр, 2014. - 154 с.

6. Polishchuk Yu.M., Yashchenko I.G. Heavy oils: Regularities of spatial distribution // Neftyanoe Khozyaistvo. Oil Industry. - 2006. - № 2. - P. 110-113.

© И. Г. Ященко, Г. В. Нестерова, 2015

cyberleninka.ru

Норвегия удваивает оценку арктических запасов нефти

Изучавшийся район находится так далеко на севере, что вряд ли кто-то предполагал, что когда-то здесь будут искать нефть.

Район площадью 170.000 кв. км, простирающийся от  74 до 77 градуса северной широты к востоку от Шпицбергена, может скрывать ни много и мало 1,4 млрд куб. м нефтяного эквивалента.

«Эта оценка естественным образом даётся с какой-то погрешностью. Может оказаться ниже, может оказаться много выше», – говорит Бенте Ниланд, директор норвежского нефтяного директората. О новых открытиях в Баренцевом море она сообщила во вторник на конференции в Хаммерфесте.

С учётом прежних оценок по югу Баренцева моря его общие нефтяные запасы на сегодня оцениваются как 2,8 млрд. куб. м нефтяного эквивалента.

«Предполагаемые общие запасы исследованного района на севере Баренцева моря такие же, как и на юге, но этот район вдвое меньше южного», – говорится в пресс-релизе директората.

Доля неразведанных запасов норвежского шельфа Баренцева моря тем самым была увеличена с 50% почти до 64%. Другими словами, в Баренцевом море больше шансов обнаружить нефть и газ, чем в норвежских секторах Северного и Норвежского морей вместе взятых.

Большая часть нового района располагается с бывшей спорной зоне. В 2010 году Норвегия и Россия подписали соглашение, установившее линию границы и давшее возможность приступить к разведке нефтегазовых ресурсов.

С 2012 года нефтяной директорат исследовал ряд новых районов на западе и севере Баренцева моря. В самых северных районах бурение на нефть запрещено, но «Статойл» и Роснефть интересуют районы, находящиеся по обе стороны от линии границы.

ЕС и США наложили санкции на российские буровые операции на арктическом шельфе. В результате ни европейские, ни американские компании не могут принимать участие в разведке и добыче на российском шельфе к северу от Полярного круга.

В Норвегии экологические организации подали в суд на государство по вопросу о добыче нефти в Арктике. Экологи утверждают, что государство нарушает конституционное право норвежского народа на здоровую и безопасную окружающую среду. Баренцевоморская нефть должна оставаться в недрах, если Норвегия собирается выполнять обязательства по Парижскому климатическому соглашению, заявляют экологи.

Геологразведочный рекорд

Через несколько недель в Баренцевом море начнётся буровой сезон. После двух лет, когда не проводилось пробное бурение, «Статойл» готов пройти от пяти до семи скважин, заключив партнёрские соглашения с «ConocoPhillips», OMW, DEA и «Point Resources». Пробную скважину «Статойл» пробурит также в районе месторождения Голиаф в партнёрстве с «ENI Norge».

В нефтяном директорате ожидают в этом году нового рекорда по числу разведочных скважин в Баренцевом море.

Всего планируется пройти пятнадцать скважин, что на две больше, чем в рекордном 2014 году.

«Это значительный прирост, показывающий очень положительную динамику в Баренцевом море», – отметила Бенте Ниланд, выступая на конференции по Баренцеву морю.

Самая северная скважина этого года будет пройдена на участке Корпфьель на северо-востоке Баренцева моря.

В директорате отмечают, что бурение будет вестись наугад. Первая на северо-востоке скважина имеет особое значение и является важным элементом работы по составлению геологической карты этой части Баренцева моря.

«Скважина может дать информацию о том, есть ли нефть в этом районе, а также бесценные знания о недрах», – сказала Бенте Ниланд.

pro-arctic.ru

Арктические запасы нефти и газа составляют 13% и 30% соответственно от всех еще не разведанных природных запасов углеводородов на Земле RosInvest.Com

Арктические запасы нефти и газа составляют 13% и 30% соответственно от всех еще не разведанных природных запасов углеводородов на Земле, уверены авторы первого оценочного исследования количества горючих полезных ископаемых этого региона, опубликовавшие свои результаты в статье в журнале Science.

По мнению авторов исследования, разработка этих месторождений не приведет к перераспределению сил в мировой торговле углеводородами, и Россия в будущем останется крупнейшим экспортером нефти и газа, - передал РИА "Новости".

По мере истощения запасов природного газа, легко доступных для разработки, арктические регионы, несмотря на суровый климат, становятся все более перспективными источниками нефти и газа. Этот интерес подогревается еще и таянием арктических льдов из-за глобального потепления, что открывает новые районы шельфа, доступные для глубоководного бурения.

Тем не менее, детальной оценки углеводородных запасов арктического региона до последнего времени не существовало. Первую попытку оценить количество еще не разведанных запасов углеводородов предпринял Дональд Готье (Donald L. Gautier) из Геологической службы США и его коллеги.

Ученые составили детальную карту осадочных пород арктического региона, способных нести в своих недрах нефть или газ, а затем сравнили эти породы с другими нефте- и газоносными формациями, встречающимися в других регионах земли.

Согласно статье, Арктика может содержать около 83 миллиардов баррелей неразведанных запасов нефти (примерно 10 миллиардов тонн), что составляет примерно 4% от всех мировых разведанных запасов нефти, а также 1550 триллионов кубометров газа, которые могут, при современном уровне потребления газа, "прокормить" человечество в течение 14 лет. Большая часть этих запасов лежит в прибрежных регионах на глубинах до 500 метров, что делает их доступными для бурения.

Несмотря на то, что в настоящее время разработка северных месторождений ведется очень ограниченно из-за суровых климатических условий и непростых условий бурения, авторы статьи сходятся во мнении, что рано или поздно эти запасы придется осваивать. Поэтому экологи уже сейчас должны оценить вероятный ущерб для арктических территорий, служащих прибежищем для уникальных видов животных - полярных медведей, тюленей и китов.

rosinvest.com

Арктические запасы нефти и газа составляют 13% и 30% соответственно от всех еще не разведанных запасов углеводородов на Земле

Арктические запасы нефти и газа составляют 13% и 30% соответственно от всех еще не разведанных природных запасов углеводородов на Земле, уверены авторы первого оценочного исследования количества горючих полезных ископаемых этого региона, опубликовавшие свои результаты в статье в журнале Science. По мнению авторов исследования, разработка этих месторождений не приведет к перераспределению сил в мировой торговле углеводородами, и Россия в будущем останется крупнейшим экспортером нефти и газа, передает РИА "Новости".

Арктические запасы нефти и газа составляют 13% и 30% соответственно от всех еще не разведанных природных запасов углеводородов на Земле, уверены авторы первого оценочного исследования количества горючих полезных ископаемых этого региона, опубликовавшие свои результаты в статье в журнале Science.

По мнению авторов исследования, разработка этих месторождений не приведет к перераспределению сил в мировой торговле углеводородами, и Россия в будущем останется крупнейшим экспортером нефти и газа, передает РИА "Новости".

По мере истощения запасов природного газа, легко доступных для разработки, арктические регионы, несмотря на суровый климат, становятся все более перспективными источниками нефти и газа. Этот интерес подогревается еще и таянием арктических льдов из-за глобального потепления, что открывает новые районы шельфа, доступные для глубоководного бурения.

Тем не менее, детальной оценки углеводородных запасов арктического региона до последнего времени не существовало. Первую попытку оценить количество еще не разведанных запасов углеводородов предпринял Дональд Готье (Donald L. Gautier) из Геологической службы США и его коллеги.

Ученые составили детальную карту осадочных пород арктического региона, способных нести в своих недрах нефть или газ, а затем сравнили эти породы с другими нефте- и газоносными формациями, встречающимися в других регионах земли.

Согласно статье, Арктика может содержать около 83 миллиардов баррелей неразведанных запасов нефти (примерно 10 миллиардов тонн), что составляет примерно 4% от всех мировых разведанных запасов нефти, а также 1550 триллионов кубометров газа, которые могут, при современном уровне потребления газа, "прокормить" человечество в течение 14 лет. Большая часть этих запасов лежит в прибрежных регионах на глубинах до 500 метров, что делает их доступными для бурения.

Несмотря на то, что в настоящее время разработка северных месторождений ведется очень ограниченно из-за суровых климатических условий и непростых условий бурения, авторы статьи сходятся во мнении, что рано или поздно эти запасы придется осваивать. Поэтому экологи уже сейчас должны оценить вероятный ущерб для арктических территорий, служащих прибежищем для уникальных видов животных - полярных медведей, тюленей и китов.

oilcapital.ru