Добыча нефти на арктическом шельфе РФ к 2030 г. может вырасти в 3,6 раза. Арктика добыча нефти


Добыча нефти в Арктике: преодолеть холод и добыть «черное золото»

Низкие температуры, холодное море, льды, полярная ночь, вечная мерзлота, тундра или тайга, большая глубина залегания ресурсов, удаленность месторождений от ближайших населенных пунктов и практически полное отсутствие инфраструктуры — вот перечень вводных для тех, кто желает организовать добычу углеводородов в Арктике. 

Природные условия для разных северных районов тоже разные. Например, в Северном море льдов не так много, как в Карском, а в Обской губе вода почти пресная и лед оказывается более плотным и твердым, чем в открытом море. Из-за этого каждый проект по-своему уникален и сложен.

Наиболее масштабное освоение заполярных ресурсов вел Советский Союз. Ямал и Якутия были хорошо изучены геологами, и сегодня это мощная ресурсная база для российского нефтегазового сектора. Но изучались и осваивались в прошлом веке преимущественно материковые месторождения, поэтому у отечественных нефтяников очень мало опыта работы на шельфе. Многое сегодня приходится заимствовать у американцев, норвежцев, канадцев или делать самим с нуля.

Главные технологии в арктической зоне связаны с необходимостью преодолевать сложные природно-климатические и геологические условия. Бурение на шельфе осуществляется с плавучих буровых платформ, способных работать в холодных водах и выдерживать столкновения со льдами. В России таких нет, поэтому наши компании вынуждены арендовать их в Норвегии и США. Так, «Роснефть», открывшая недавно месторождение «Победа» в Карском море, вела работы совместно с ExxonMobil с помощью норвежской платформы West Alpha. На шельфе Аляски используют иногда искусственные насыпные острова, а также наклонное и горизонтальное бурение с берега.

Горизонтальные и наклонные скважины также активно используются и при организации промышленной добычи углеводородов. К новым технологиям здесь можно отнести бурение с управлением потока давления бурового раствора на устье скважины, роторные системы направленного бурения и пр. На шельфе добыча ведется, естественно, со стационарных платформ. Главное требование к этим сооружениям — способность выдерживать подводные течения, агрессивную морскую среду, противостоять «ледяным атакам». Необходимо также изолировать эксплуатационные скважины от агрессивной внешней среды.

Проектировщикам зачастую приходится придумывать уникальные технологии. Например, на норвежском шельфе есть платформа «Драуген», которая стоит не на четырех опорах, а на одной. Одна «нога» позволяет сохранять сооружению подвижность под напором течений. Единственная российская арктическая ледостойкая платформа «Приразломная» в Печорском море имеет традиционное основание, вокруг которого отсыпано около 120 тысяч тонн щебня и камня — «защитная берма», которая нужна для того, чтобы предотвращать размыв грунта по периметру кессона. Эксплуатационные скважины находятся внутри основания и непосредственно не соприкасаются с открытой водой. Кессон является одновременно хранилищем добытой нефти. При этом он всегда заполнен нефтью или балластной водой.

Верхняя часть «Приразломной» защищена от воздействия льда и волн специальными ледовым и волновым дефлекторами, установленными по периметру платформы. Ледовый дефлектор — это стена высотой 16,4 м, наклоненная верхняя часть которой предотвращает переливание набегающих волн.

Транспортировка нефти с платформ также весьма непростая задача. Если до берега недалеко, то хранилище и нефтеналивной терминал могут находиться на берегу. Но в этом случае иногда приходится прокладывать не просто нефтепровод, а «горячую» теплоизолированную трубу, которая может не лежать на дне, а находиться на сваях. Организация отгрузки нефти с морских терминалов не менее сложна. Основная задача здесь ¾ обеспечить надежность системы, чтобы нефть не попала в окружающую среду.

На «Приразломной» реализован большой комплекс мер, которые призваны не допустить попадания в окружающую среду нефти или вредных веществ. Платформа работает по принципу «нулевого сброса», иными словами, в море ничего не попадает. Все бытовые отходы, все отходы бурения пакуются в специальные контейнеры и вывозятся судами сопровождения и танкерами на большую землю. Кроме того, есть еще так называемая поглощающая скважина: отходы закачиваются в пласт, изолированный от других пластов. Естественно, предусмотрены все возможные меры безопасности при отгрузке нефти. Она отгружается с помощью двух «комплексов устройств прямой отгрузки нефти» в танкеры. Два КУПОНа нужны на тот случай, если во время швартовки и отгрузки происходит смена течения и ветров. Тогда танкер отстыковывается и переходит на противоположную сторону. Танкер оборудован системой динамического позиционирования, которая позволяет ему постоянно находиться в заданной точке. В процессе отгрузки должно соблюдаться три десятка условий, за которыми следит автоматика. Если не выполняется хотя бы одно условие, отгрузка автоматически прекращается в течение 7 секунд. На случай разлива нефти на платформе есть вся необходимая техника и оборудование, специальные суда. А в море и на суше в вахтовом поселке Варандей дежурят также аварийные бригады, которые регулярно проводят учения. Последние учения проходили в августе этого года.

Многое из комплекса защитных мер, реализованных на «Приразломной», уже апробировано на других оффшорных проектах в северных морях (хотя единых стандартов, надо признать, пока так и не выработано). И, что нужно отметить, экологи не пытаются запретить освоение шельфа той же Норвегии. Напротив, власти этой страны планируют с 2016 года начать выдачу лицензий на разработку новых участков, а первое разведочное бурение может начаться уже в следующем году. Министр нефти и газа Норвегии Хаакон Смит-Исаксен рассказал, что уже около сорока нефтяных компаний проявили интерес к получению лицензий на северном шельфе.

Безусловно, экосистема в Арктике очень хрупкая и надо относиться к ней максимально бережно. Но современные технологии позволяют минимизировать большинство возможных рисков. Впрочем, пока все вышеперечисленные технологии обходятся весьма недешево, и потому активного освоения новых регионов Арктики не происходит.

Facebook

Twitter

Вконтакте

Одноклассники

Google+

tek360.rbc.ru

Экологические риски добычи нефти в Арктике

В ноябре 2013 г. в рамках Форума «Нефтегазовый диалог» в ИМЭМО РАН состоялся семинар «Экологические риски нефтяной промышленности», в рамках которого выступили представители компаний и природоохранных организаций. Освоение углеводородных запасов Арктики – ключевое направление деятельности российских и зарубежных компаний. Но насколько безопасным может быть разработка нефтяных месторождений в суровых условиях арктических морей? Компании заявляют о своей приверженности наилучшим природоохранным практикам, существующим в настоящее время. в свою очередь экологи предупреждают о том, что реальная готовность к ликвидации разливов нефти в ледовых условиях отсутствует, несмотря на начало промышленной разработки Приразломного месторождения и прогнозируемого увеличения объёмов перевозки нефти и нефтепродуктов по трассе Северного морского пути.

normal_DSC_0276_x330

Концерн Shell представил в ходе семинара в ИМЭМО обзор наилучших практик по ликвидации нефтяных разливов в Арктике. По словам Виктории Броже, руководителя направления научных исследований департамента предотвращения и ликвидации чрезвычайных ситуаций Shell Exploration and Production, освоение Арктики – ключевое направление деятельности концерна в глобальном масштабе. Геологи компании приступили к поискам нефти на Аляске ещё в 1918 г. Реализуемые в настоящее время проекты включают разработку нефтегазовых месторождений: на Сахалине и в Западной Сибири в России, а также на глубоководном шельфе Норвегии в сходных с арктическими условиях; а также геологоразведочные проекты непосредственно в Арктике на территории США, Канады и Гренландии.

Последние годы отмечены наращиванием активности Shell в Арктике. в 2005 г. концерн приобрёл лицензии на 179 участков в море Бофорта, а в 2008 г. – на 275 участков в Чукотском море у побережья Аляски. Кроме того, в 2010 г. компания получила 2 лицензионных участка в море Баффина в Западной Гренландии. «При работе в Арктике особое внимание уделяется защите биоразнообразия. Учитываются специфика региона и нормативные требования. Главный акцент делается на применении наилучших мировых практик», – отмечает Виктория Броже.

Среди существующих проблем технического характера при выполнении нефтегазовых проектов в Арктике специалисты отмечают необходимость повышения безопасности, надёжности и рентабельности работ. Особое внимание должно уделяться контролю ледовой обстановки, ледовым нагрузкам на сооружения, защите трубопроводов ото льда, аварийно-спасательным работам и другим вопросам. Shell декларирует приверженность минимизации воздействия на экологию и содействию устойчивому развитию местного населения. Снижение воздействия на окружающую среду достигается посредством сокращения границ воздействия проекта, атмосферных выбросов, жидких и твёрдых отходов, морского шума.

7-025r_anna-henly-uk-ice_x660

В ходе семинара Виктория Броже рассказала о существующих в настоящее время практиках предотвращения и ликвидации разливов нефти в ледовых условиях, в том числе обнаружения утечек нефти, применения комплексных методов уборки нефти, в том числе механических методов, сжигания на месте и диспергентов. Специалист Shell отметила преимущества и проблемы ликвидации аварийных разливов углеводородного сырья в арктических условиях. в частности, Виктория Броже выделила повышенную вязкость нефти в холодных температурах, приводящую к большей толщине пятна, уменьшению скорости и площади распространения утечки. Имеет место также сокращение скорости испарения и эмульгирования нефти в плотных льдах. Уборку вмёрзшей в лёд нефти можно проводить во время весеннего таяния. Припай защищает побережье от морских разливов. в плотных льдах имеет место расширение «окна возможностей» для ликвидации разливов. в тоже время существуют и серьёзные проблемы, обусловленные трудностями доступа к разлитой нефти, особенно под подвижными льдами, низкой эффективностью механической уборки и быстрым вмерзанием нефти в нарастающий ледяной покров, а также сложностью обнаружения разливов. По словам Виктории Броже, испытания, проводимые нефтегазовыми компаниями в Баренцевом море, показали высокую эффективность применения диспергентов. Так, например, в разреженных льдах нефть дольше сохраняет свои исходные свойства, и поэтому более диспергируема, чем в открытой воде.

Как рассказал в ходе семинара Александр Абашин, начальник управления промышленной безопасности и экологии ОАО «ЛУКОЙЛ», компания одной из первых в России приступила к реализации морских нефтегазовых проектов: в 2004 г. начав добычу нефти на Кравцовском месторождении в Балтийском море; реализовав (начиная с 1995 г.) масштабный геологоразведочный проект в северной части Каспийского моря обеспечила открытие новой нефтегазовой провинции в регионе, запустила в разработку в 2010 г. нефтяное месторождение им. Ю. Корчагина. Что касается Арктики, в 2008 г. компания ввела в эксплуатацию Варандейский нефтеотгрузочный терминал (ВНОТ) в Печорском море, на который поступает нефть, добываемая в рамках сухопутных проектов в Ненецком автономном округе. Кроме того, в 2012 г. «ЛУКОЙЛ» был квалифицирован как компания, имеющая право на шельфе Норвегии, и надеется в ближайшие годы приступить к активной реализации проектов в норвежской части Баренцева моря.

Море в районе Варандейского терминала покрыто льдом в среднем 247 дней в году, толщина льда достигает 2 м. в целях безопасной эксплуатации ВНОТ в этом районе постоянно присутствует ледокол, получивший имя «Варандей», способный работать при t до –45 градусов Цельсия и преодолевать лёд толщиной до 2 м. Главная задача ледокола – обеспечить безопасный подход танкеров к причалу, их швартовку и стоянку, благодаря отколке льда в радиусе 1 км от терминала. в ходе своего выступления в ИМЭМО Александр Абашин рассказал о нестандартной ситуации зимой 2012 г., когда на терминал надвигалась 200-тонная льдина. в результате для работ в районе терминала компания вынуждена была привлечь дополнительный ледокол. в настоящее время «Газпром нефть» и «ЛУКОЙЛ» обсуждают условия использования инфраструктурных возможностей Варандейского терминала для аварийной защиты и ликвидации чрезвычайных ситуаций в рамках реализации проекта по добыче нефти на Приразломном месторождении.

По словам Александра Абашина, обеспечение экологической безопасности ведёт к удорожанию реализации морских проектов в среднем на 15%. Однако «ЛУКОЙЛ» в настоящее время осознанно идёт на эти расходы, понимая необходимость рационального использования природных ресурсов, и ответственно подходит к вопросам защиты окружающей среды. Базовым принципом политики компании в этой сфере является применение так называемого нулевого сброса, что предполагает вывоз всех отходов в специальных контейнерах, их обезвреживание и утилизацию на берегу. Стандарты «ЛУКОЙЛа» по соблюдению принципа «нулевого сброса» положены в основу рекомендаций Хельсинской комиссии по защите морской среды (ХЕЛКОМ) для стран, ведущих деятельность на шельфе Балтийского моря.

Кроме того, политика компании предполагает рациональное использование природных ресурсов, как вовлекаемых в производство, так и находящихся в регионах деятельности организаций Группы «ЛУКОЙЛ», за счёт внедрения ресурсосберегающих и энергоэффективных технологий, применения альтернативных источников энергии. Компания особое внимание уделяет многоуровневому мониторингу добычи нефти на морских месторождениях, включающему и спутниковое наблюдение. в Каспийском море «ЛУКОЙЛ» организовал более 80 экспедиций для оценки воздействия на морскую среду, экосистему и биоресурсы Каспия. Во всех регионах присутствия компания проводит учения по ликвидации потенциальных разливов нефти.

normal_DSC_0329_x220

Александр Абашин отметил необходимость разработки единых технических регламентов по безопасности объектов морских месторождений в России. По его словам, требования к морским объектам недостаточно гармонизированы, процедуры согласований, которые находятся в ведении десятков российских госорганов, длятся более года. Необходимо сократить количество согласующих инстанций и вернуться к принципу «одного окна» при проведении госэкспертизы.

По мнению выступившего в ходе семинара ИМЭМО Алексея Книжникова, руководителя программы по экологической политике ТЭК WWF России, реальная готовность к ликвидации разливов нефти в морских условиях отсутствует. Тем временем работы по поиску, добыче и перевозкам нефти и нефтепродуктов в Арктике и условиях ледового покрова (Балтийское, Азовское, Каспийское, Белое, Баренцево, Охотское моря) идут полных ходом. «Для нас показателем серьёзных изменений будут не продолжения подобных разговоров, а открытые и достоверные результаты учений в реальных условиях холодного периода, во льдах, при объёме разлива хотя бы 500–1000 т», – отмечает Алексей Книжников. Использование диспергентов и сжигание лишь переводят загрязнение в другую форму. в настоящее время в Арктическом совете идёт активное обсуждение необходимости международных соглашений по резкому ограничению выбросов сажи: на этом фоне предложение использовать сжигание в Арктике вызовет резкие возражения со стороны экологов и местного населения.

pro-arctic.ru

Добыча углеводородов в Арктике: риски и перспективы

Еще совсем недавно Арктикой интересовались разве что ученые и любители экстремальных путешествий.  Но в последнее время ситуация изменилась кардинально. Тема Арктики и связанные с ней проблемы стали обсуждаться достаточно широко.

Мировой запас углеводородов тает на глазах, в связи с этим остро встают вопросы о разработке новых месторождений. Тенденция в данной сфере такова, что идет постепенное перемещение добычи с континента в шельфовую зону.

Первая комплексная оценка неразведанных извлекаемых арктических запасов была проведена Геологической службой США (United States Geological Survey – USGS), которая в ходе анализа 33 осадочных бассейнов определила, что с 10% долей вероятности в 25 из них запасы нефти или газа составляют более 50 млн. баррелей.

В целом же, Геологическая служба США установила что, неразведанный запас углеводородов в Арктике насчитывает 90 млрд. баррелей нефти, 1669 трлн. кубических футов газа и 44 млрд. баррелей природного газоконденсата.

По оценкам USGS, арктические залежи могут составлять 13% от всех неразведанных мировых нефтяных запасов и 30% газовых, это при том, что территория арктического шельфа занимает только 6% нашей планеты.

Море Бофорта

Море Бофорта

Подавляющая часть шельфа – это океан глубиной более 500 метров, около трети – континентальный шельф, глубина которого меньше 500 метров, суша здесь занимает лишь треть территории. Определяющее значение имеет тот факт, что большая часть арктического океана весь год находится подо льдом.

О наличии залежей углеводородов в Арктике люди узнали много десятилетий назад, но только в последние несколько лет началось полномасштабное освоение данного ресурса с использованием знаменитого Северо-Западного перехода, который соединяет Атлантический и Тихий океаны, а также – Северного морского пути, связывающего Европу и европейскую часть России с Дальним Востоком и рынками Азии.

Лишь в последнее время добыча углеводородов здесь стала технически и экономически обоснованной. Отчасти, толчком к освоению новых месторождений послужила тенденция глобального потепления на планете, которая на территории Северного Ледовитого океана проходит в несколько раз быстрее, чем в какой-либо другой части света. В 2012 году зафиксирован рекордный объем таяния льдов, что открыло новые перспективы не только в освоении углеводородов Арктики, но и развития судоходства между странами Европы, Азии и Северной Америки.

Нефтедобывающая платформа Cairn Energy у побережья Гренландии (Фото РА)

Нефтедобывающая платформа Cairn Energy у побережья Гренландии (Фото РА)

Но в любом случае, несмотря на положительные тенденции и острую необходимость освоения новых месторождений, разработка нефтегазового арктического ресурса связана с большими затратами и высоким риском. Основными сложностями можно считать следующее:

— суровый арктический климат, который характеризуется круглогодичными сильными морозами, продолжительной полярной ночью, угрозой повреждения морских буровых установок арктическим льдом, болотистой тундрой, обуславливающей сезонность деятельности в большинстве регионов, а также ограниченной биологической активностью;

— неразвитость инфраструктуры, в связи с которой разрабатывать новые месторождения нужно «с нуля», что представляет собой занятие очень дорогостоящее и, вместе с тем, подверженное значительным экологическим рискам. Разработка арктических месторождений требует специального оборудования (танкеры и ледоколы), а также — проведения протяженных коммуникаций;

— конкуренцию представляют другие источники углеводородов. В существующих условиях роста предложения на газовом мировом рынке из разных источников, как традиционных, так и нетрадиционных, под вопрос ставится целесообразность разработки арктических месторождений. Большую конкуренцию представляет газ, добываемый из сланцев, угольных пластов и сжиженный природный газ.

На месторождении Сновит у побережья Норвегии

На месторождении Сновит у побережья Норвегии

Но, тем не менее, интерес к освоению Арктики немалый. В будущем разработка этих  месторождений может открыть  перед компаниями широкие возможности. Поэтому за территорию шельфа идет серьезная геополитическая борьба.

К Арктическому региону частично относится территория Канады, Дании/Гренландии, Финляндии, Исландии, Норвегии, России, Швеции и США. Из них только у Финляндии и Швеции, не имеющих береговой линии в Северном Ледовитом океане, нет территориальных претензий по отношению к континентальному шельфу Северного Ледовитого океана и прилегающих морей. Рассмотрим, как развивалась деятельность на арктическом шельфе тех стран, которые претендуют на его запасы.

При значительной инвестиционной поддержке государства в Канаде еще в 1970-1980 годах была осуществлена разведка арктических залежей и открыты значительные месторождения на реке Маккензи, бассейне моря Бофорта и Арктическом архипелаге. Бурение в Арктике канадцы начали в 1972 году. С тех пор они разработали более 100 скважин. Но ситуация на нефтегазовом рынке изменилась, государственная поддержка прекратилась, и в 1990 году  компаниям пришлось остановить деятельность на шельфе. Были еще слабые попытки возобновить работы, но и они тоже затухли.

Самый северный СПГ в мире - в Хаммерфесте (Фото Томаса Нильсена)

Самый северный СПГ в мире — в Хаммерфесте (Фото Томаса Нильсена)

В Гренландии ситуация складывается таким образом, что правительство всячески поддерживает освоение нефтяных месторождений, потому что хочет найти новые источники дохода, что снизит датское субсидирование, поспособствует экономическому развитию и обретению независимости от Дании. Разведка в Гренландии была начата в 1970 году. До 1990 здесь пробурили шесть скважин, которые показали нерентабельность добычи.

Но в 2010 британская компания Cairn Energy обнаружила углеводороды в Гренландии, что послужило новым толчком их разработки на континентальном шельфе площадью 85 000 кв. км. Был реализован проект стоимостью 1 млрд. долларов и пробурено восемь скважин. Но ожидания не оправдались, больших залежей, которые могли бы быть пригодны для промышленных целей, не нашли. Тем не менее, ни Cairn, ни гренландское правительство данные результаты не остановили. Одни продумывают новый план действий, а другие разрабатывают следующий раунд лицензирования на участки в Гренландском море и северо — восточном шельфе Гренландии.

Чукотское море у побережья Аляски

Чукотское море у побережья Аляски

Норвегия сегодня находится на пятом месте в мире по объемам экспортируемого «черного золота» и на втором – по объему экспорта газа. Добывать углеводороды в Северном море норвежцы начали более 30 лет назад. В 1981 году был дан старт поисково-разведочным работам в арктическом секторе шельфа Баренцева моря. Компания Statoil здесь обнаружила большие залежи газа на месторождении Снёвит. Ежедневно это месторождение дает самому северному в мире заводу  по производству СПГ в Хаммерфесте более  48 тыс. баррелей.  В планах компании до 2020 года – увеличение суточной добычи газа до  1 млн. баррелей посредством разработки новых скважин. До сегодняшнего момента Statoil и другие компании прочно закрепились в данном регионе, пробурив порядка 80 скважин поисково-разведочного характера. Большие планы норвежцы возлагают на разработку таких газовых месторождений, как Скругард и Хавис, которые обнаружили в 2011 году в Баренцевом море. Если предположения оправдаются, то Скругард станет самым крупным морским месторождением залежей углеводородов в этой стране.

Исследования показали, что в арктических регионах доля  Северной Америки в неразведанных запасах нефти составляет 65% и 26% приходится на неразведанные запасы природного газа. Большая часть этих запасов нефти находится на Аляске. И именно с нефтью в этом регионе связаны почти все геологоразведочные работы США. Но в долгосрочной перспективе Америка планирует уделять внимание и добыче  газа. Больше перспектив с разработкой арктических месторождений нефти связывают с морем Бофорта, потому что оно обладает небольшой глубиной и расположено поблизости с инфраструктурой Трансаляскинского нефтепровода. В то время как Чукотское море более глубокое и удалено от инфраструктуры нефтепровода. Но, тем не менее, добычу нефти и в одном и во втором хотят начать с небольшой разбежкой. В море Бофорта — в 2020 году, в Чукотском – 2022.

Платформа "Приразломная" (Фото с gazprom.ru)

Платформа «Приразломная» (Фото с gazprom.ru)

России принадлежит большая часть арктических ресурсов. По оценкам экспертов шельф содержит около 80% потенциального углеводородного запаса нашей страны, а стоимость этого сырья – более 30 трлн. долларов. Такой огромный запас рано или поздно разрабатывать придется, несмотря на сложность добычи. И Россия делает решительные шаги в этом направлении. В 2012 году вклад РФ на счет фонда, работа которого направлена на поддержку проектов Арктического совета составил 10 млн. евро. В то время как Норвегия внесла 237 тыс. евро, а Финляндия – 200 тыс. евро.

Российские интересы в Арктике можно условно разделить на несколько групп:

— создание новых транспортных коридоров и освоение новых месторождений углеводородов при соблюдении экологического баланса;

— развитие социальной инфраструктуры, обеспечение доступности социальных услуг и повышение качества жизни местного населения.

В соответствии с этими интересами в правительстве разработали госпрограмму, направленную на развитие арктической зоны до 2020 года.

Активисты "Гринпис" пытаются взобраться на платформу "Приразломную", протестуя против добычи нефти в Арктике, сентябрь 2013 (Фото Дениса Синякова)

Активисты «Гринпис» пытаются взобраться на платформу «Приразломную», протестуя против добычи нефти в Арктике, сентябрь 2013 (Фото Дениса Синякова)

Ученые смело заявляют, что Арктический шельф нашей страны может быть золотым дном. И государственные программы направлены на стимулирование разработки нефтегазовых шельфовых месторождений. Сегодня в этой части открыли более 20 нефтегазовых провинций и бассейнов, а запас 10 из них полностью доказан. К крупным осадочным бассейнам относятся Восточно-Баренцевский, Южно-Карский, Лаптевский, Восточно-Сибирский и Чукотский. Подавляющая часть ресурса Арктики находится в западной части, а в восточной сосредоточены так называемые предполагаемые или условные неразведанные запасы.

Сегодня развернута большая деятельность по освоению Арктического шельфа. Значительные инвестиции направлены на развитие инфраструктуры Северморпути, на месторождении «Приразломная» установили платформу, в текущем году запланировано промышленное бурение в Арктике и принятие инвестиционного решения по Штокмановскому месторождению. Разрабатывается проект, направленный на расширение грузооборота до 800 тыс. тонн в год, строятся современные аварийно-спасательные центры.

Акция активистов "Гринпис" в Москве, апрель 2012 (Фото Дениса Синякова)

Акция активистов «Гринпис» в Москве, апрель 2012 (Фото Дениса Синякова)

В октябре 2013 года представили лицензионные заявки на 48 участков Арктическом шельфе. «Газпром» подал заявку на 17 участков. Осваивать арктические месторождения планируют государственные компании в отдельности или в сотрудничестве с зарубежными «Eni», «Statoil», «ExxonMobil». В ноябре 2013 года «Роснефть» и «Петровьетнам» подписали соглашение, целью которого является совместная разработка 8 лицензионных участков шельфа Печорского моря. А «Газпромнефть» на данный момент занимается поиском партнера для освоения Долгинского и Приразломного месторождений.

Несмотря на то, что арктические ресурсы привлекают к себе немало внимания и являются лакомым куском для многих стран, нужно реально оценивать ситуацию. А она складывается таким образом, что в ближайшее время углеводороды Арктики вряд ли могут стать альтернативной энергетической базой. Трудности освоения шельфа и большое распространение возобновляемых источников энергии делают перспективу широкого освоения Арктики весьма долгосрочной. Но, тем не менее,  разработка углеводородного сырья данного региона  — одна из предпосылок экономического могущества нашей страны, поэтому приоритетом в этой области должна стать грамотная государственная политика, направленная на развитие и совершенствование новых технологий глубоководного бурения, снижение экологических рисков, основательное научное исследование Арктики.

Еще по этой теме

Метки: Арктика, Баренцево море, Геологическая служба США, Гренландия, добыча углеводородов, Канада, континентальный шельф, мировой запас углеводородов, море Бофорта, Норвегия, Северный морской путь, Скругард, Сневит, СПГ в Хаммерфесте, Статойл

Интересная статья? Поделитесь ей с друзьями:

novostienergetiki.ru

Добыча нефти в Арктике: риски зашкаливают

ingressimage_arctic-map.jpg

Снизить антропогенные стрессы

Арктика – один из последних малоизмененных экорегионов Земли, который более всего подвержен негативному влиянию климатических изменений. Одна из адаптационных мер для арктических экосистем к изменению климата – минимизация иных, антропогенных стрессов. В том числе – от масштабных воздействий при реализации нефтегазовых шельфовых проектов.

Координатор программы WWF России по экологической политике нефтегазового сектора Алексей Книжников – о рисках, которые несут планы добычи углеводородов в Арктике…

… для животного мира

Пока у экологов нет достаточных данных даже по всемирно известным видам, как, например, белому медведю. Так в зоне предполагаемых работ Роснефти и BP по освоению шельфовых месторождений в Карском море ключевые данные по популяции белого медведя отсутствуют.

Другой краснокнижный обитатель мест потенциальной нефтегазовой экспансии – печорская группировка атлантического моржа – также практически не изучена учеными. Отсутствуют данные о численности этого вида, путях миграции и лежбищах, что не позволяет выработать адекватные меры по его охране. (http://www.wwf.ru/data/pub/marine/walrus_review_web.pdf) Есть основания полагать, что развитие нефтяных отгрузочных терминалов в Печорском море уже привело к негативным воздействиям на этот вид.

Достопримечательность Арктики – знаменитые многотысячные птичьи базары – ключевые местообитания многих редких видов. Однако и в этой части наблюдается серьезный информационный пробел. Так, согласно монографии ПИНРО «Экосистемы Карского моря»(2008), даже такой ключевой показатель как «общая численность птиц, постоянно или временно обитающих в акватории Карского моря, по имеющимся в настоящее время данным, не может быть достаточно точно определена».

Птичье разнообразие и богатство, помноженные на особую уязвимость птиц в случае нефтяных разливов, требует обеспечения наивысшего уровня экологической безопасности при добыче и транспортировке нефти.

… для акватории

Проведенное в 2008 г. исследования убедительно доказывает, что в мире отсутствуют эффективные технологии реагирования на разливы нефти в Артике. (http://www.wwf.ru/resources/publ/book/260/) При этом в силу своих природно-климатических условий нефтяные разливы здесь более вероятны, а их последствия труднее ликвидировать, чем в других регионах. Это связано с недостатком естественного освещения, низкими температурами, дрейфом льда, сильными ветрами и плохой видимостью. Такие ограничивающие факторы могут сделать очистку от попавших в воду углеводородов практически невозможной на протяжении долгого (недели и даже месяцы) периода времени.

В 2009 Арктический Совет принял Руководство по нефти и газу, в котором даются важные рекомендации в области превентивных мер охраны окружающей среды, в частности по вопросам оценки кумулятивного эффекта и включение планов ЛАРН в предмет обсуждений с общественностью. Особое значение придается проведению Стратегической экологической оценки в рамках международной конвенции Эспо, которую РФ так и не ратифицировала с 1991 г.

… для ООПТ

К сожалению, уроки мексиканской катастрофы, по-видимому, BP не усвоены. Компания согласилась участвовать в проекте по освоению месторождений в Карском море, не проведя даже основополагающий анализ экологических рисков, связанных с потенциальным воздействием на ООПТ региона.

Совместный анализ WWF и некоммерческого партнерства «Прозрачный мир» выявил, что лицензионные участки находятся в непосредственной близости от нескольких особо охраняемых природных территорий и частично пересекают границы национального парка «Русская Арктика» и Ямальского регионального заказника. По оценкам экологов, общая площадь этого совпадения составляет более 45 квадратных километров.

Спешка – смертельно опасна

Если освоение арктического шельфа и будет когда-либо возможно, то только при условии оценки всех экологических рисков и воздействий, в том числе с учетом климатических изменений. Для выполнения этих условий необходимо следующее.

Иметь полную научно обоснованную фоновую информацию о состоянии экосистем Арктики, их динамике и реакции на антропогенные воздействия в условиях изменения климата. Разработать и внедрить эффективные технологии и создать инфраструктуру для предотвращения и адекватного реагирования на разливы нефти в арктических ледовых условиях.

Лишь когда будут заполнены как указанные выше, так и многие другие пробелы в научных знаниях об арктических экосистемах (а это может занять годы и даже десятилетия), можно будет приступать к разработке превентивных мер по сохранению редких видов и наиболее уязвимых экосистем. А также поддержанию экосистемных услуг в Арктике, в том числе и для коренных малочисленных народов, и по созданию охраняемых природных территорий, и зон с юридическим ограничением хозяйственной деятельности в важнейших районах, богатым биоразнообразием. Важно не разрешить освоение шельфа до того, как будут введены сезонные или территориальные ограничения на опасные работы на наиболее ценных акваториях.

Спешка в Арктике – смертельно опасна.

 

ПОЗИЦИЯ “БЕЛЛОНЫ”

Ядерная угроза

На архипелаге Новая Земля в течение 1954-1991 г.г. было проведено более 130 воздушных, подземных и подводных ядерных взрывов. С середины 60-х годов прошлого века в течение почти 25 лет Советский Союз практиковал затопление твердых радиоактивных отходов (РАО) в Карском море и в его заливах на глубинах от 15 до 380 метров. По имеющимся данным, это 1 атомная подводная лодка, 5 реакторных отсеков, 1 ядерный реактор подводной лодки,1 контейнер с экранной сборкой атомного ледокола «Ленин»,19 судов с твердыми РАО на борту,735 радиоактивных конструкций и блоков и более 17 000 контейнеров с РАО. В общей сложности в этих районах затоплены 7 объектов с отработавшим ядерным топливом, которые считаются источниками повышенной опасности.

В предыдущие годы в районах захоронений РАО в заливах восточного побережья Новой Земли (заливы Цивольки, Ога, Степового и Абросимова) проводились экспедиции с целью установления местоположения затопленных объектов и уточнения радиационной обстановки. Было установлено, что большинство координат затопленных объектов (имеется в виду «Белая книга-1993») указаны неверно, а ряд приведенных координат вообще попадал на сушу, или в указанных точках на морском дне отсутствовали какие-либо затопленные объекты. Результаты экспедиций подтвердили, что радиоактивность в обследованных районах не превышает фоновых значений, отмечаются лишь небольшие участки локального радиоактивного загрязнения, расположенные непосредственно на морском дне в местах затоплений.

Обустройство намечаемых к использованию месторождений потребует применения ледостойких платформ, транспортных судов, ледоколов и, возможно, крупных подводные конструкции, которые могут способствовать разрушению защитных барьеров радиационно-опасных объектов на дне Карского моря. Таким образом, к большому количеству экологических рисков освоения Арктического шельфа, связанных со сложными природно-климатическими условиями, необходимостью применения уникальных технологий и оборудования, недостаточным уровнем развития инфраструктуры, несовершенством нормативной базы в сфере обеспечения безопасности, добавляется еще и угроза радиационного загрязнения.

Нина Лисихина,

координатор энергетических проектов

«Беллона»-Мурманск

bellona.ru

Добыча нефти на арктическом шельфе РФ к 2030 г. может вырасти в 3,6 раза - Экономика и бизнес

АРХАНГЕЛЬСК, 29 марта. /ТАСС/. Добыча нефти на арктическом шельфе России к 2030 году, по оценкам экспертов, возрастет в 3,6 раза, до 2,2 млн баррелей в нефтяном эквиваленте (н.э.) в сутки. Об этом заявил заместитель главы Минэкономразвития РФ Александр Цыбульский на заседании Государственной комиссии по вопросам развития Арктики на полях Международного арктического форума в Архангельске.

"Прогнозируется наличие углеводородов в глубоководной части Северного Ледовитого океана в количестве 15-20 млрд т условного топлива. По оценке иностранных экспертов, к 2030 году Россия будет получать 55 процентов от всех добываемых в Арктике углеводородов. В свою очередь добыча нефти на арктическом шельфе России возрастет в 3,6 раза, до 2,2 млн баррелей н.э. в сутки - это консолидированные оценки экспертов", - сказал Цыбульский.

Он отметил, что в настоящее время в Арктике сосредоточено 90 процентов извлекаемых ресурсов углеводородов всего континентального шельфа России, в том числе 70 процентов - на шельфе Баренцева и Карского морей. "Мы понимаем, что шельф - это перспективное будущее, но уже сейчас должен создаваться необходимый технологический задел для его перспективного освоения", - резюмировал замглавы МЭР РФ.

В России право осваивать шельф закреплено за государственными компаниями с пятилетним опытом работы на морских месторождениях. Такому критерию соответствуют только "Газпром", "Роснефть" и "Газпром нефть", на отдельных участках российского шельфа ведет добычу частный "Лукойл", получивший это право еще до ужесточения российского законодательства по условиям работы на шельфе.

На арктическом шельфе добычу углеводородов ведет только "Газпром нефть" на месторождение Приразломное в Печорском море. Замминистра энергетики РФ Кирилл Молодцов ранее заявлял, что к 2035 году объем добычи нефти на шельфе Арктики составит 31-35 млн тонн. Эксперты называют этот прогноз оптимистичным. По мнению заместителя директора Института проблем нефти и газа РАН, член-корреспондента РАН Василия Богоявленского, добыча нефти к 2030 году на шельфе Арктики не может быть выше 13 млн тонн в год.

Новости smi2.ru

Новости smi2.ru

Загрузка...

tass.ru

Россия останется без технол добычи нефти в Арктике

25 апреля 2018 г.,Виталий Петлевой, Ведомости  

tar_7270

«Одна из главных проблем российских нефтесервисных компаний – отставание от иностранных коллег по используемым технологиям», – пишет компания Deloitte в исследовании «Обзор нефтесервисного рынка 2018». «Ведомости» ознакомились с содержанием. Эксперты отмечают, что иностранные предприятия используют высокотехнологичное оборудование, вкладывают средства в научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки, привлекают высококвалифицированных специалистов. В среднесрочной перспективе не следует ждать от российских нефтесервисных компаний таких технологий, которые отвечают стандартам для работы на шельфе и в условиях вечной мерзлоты, отмечает Deloitte.

Сейчас на шельфе из нефтяных компаний ведут работы «Роснефть», «Газпром нефть» и «Лукойл». Большую часть действующих месторождений компании обустроили еще до 2014 г., до того как США ввели секторальные санкции. Выгоду от их введения получили производители из Китая и Юго-Восточной Азии, пишет Deloitte. КНР стала заметным игроком на российском рынке оборудования для нефтедобычи. Сколько заказов получили эти компании, в исследовании не приводится.

На российском нефтесервисном рынке работает российская Eurasia Drilling (EDC), а из иностранных нефтесервисных компаний – Schlumberger (пытается купить долю в EDC), Weatherford, подразделение Eni – Sapiem, Halliburton, Baker Hughes и китайские ZPEC, COSL. Но бурят они и обустраивают скважины на материке, российские компании за минувшие четыре года увеличили буровые работы на 40% до 27,7 млн м.Deloitte ожидает, что в ближайшие три года в России увеличится доля нефтесервисного оборудования из Китая, Республики Кореи, Сингапура. К примеру, китайская компания Jereh, которая занимается производством оборудования для бурения, оперативно создала в России крупную сеть филиалов гарантийного обслуживания, а также склад запасных частей, пишет Deloitte.

В России мало у кого есть опыт бурения на шельфе, отмечает президент «Союзнефтегазсервиса» Игорь Мельников. «В России есть долгосрочные планы по разработке проектов на шельфе, и в том числе Арктики, – напоминает аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук. – Свою экспертизу необходимо иметь».

Для разработки технологий бурения на шельфе нужны большие инвестиции и не менее 5–7 лет на саму разработку, если попытаться обойтись без западных компаний, говорит директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко. Сложно прогнозировать цену нефти в долгосрочной перспективе и обосновывать инвестиционные решения по разработке технологий, поэтому целесообразнее привлекать западные компании, считает Маринченко. Такие проекты капиталоемкие, рисковать, используя только российские неапробированные технологии, многие не готовы, соглашается Полищук.«Делать это [привлекать западные компании] сейчас почти нереально, так как из-за санкций многие иностранные нефтесервисные компании ушли с российского рынка», – говорит аналитик «Атона» Александр Корнилов.Российское оборудование еще не скоро будет соответствовать всему перечню международных технологических стандартов, которые нужны для бурения на шельфах и в арктической зоне, уверен руководитель направления «Газ и Арктика» Энергетического центра бизнес-школы «Сколково» Роман Самсонов. По его оценке, российские нефтяники могли бурить от четырех до 14 скважин в год. Скорее всего, единственным разрабатываемым арктическим месторождением на ближайшую перспективу останется Приразломное в Печорском море «Газпром нефти», говорит эксперт.

«Роснефть» бурила на арктическом шельфе с американской ExxonMobil, успешно пробурили в 2014 г. скважину в Карском море, открыв месторождение «Победа», с норвежской Statoil (переименована в Equinor) и Eni тоже были проекты, но они складываются неудачно: бурение двух скважин в Охотском море с Equinor не дало положительных результатов, как и скважина с Eni в Черном море.

 

/www.vedomosti.ru/

pro-arctic.ru

В Томске разработают технологии для добычи в Арктике «трудной» нефти

​Институт химии нефти (ИХН СО РАН) в Томске по гранту федеральной целевой программы (ФЦП) за три года создаст композиции и технологии их использования для повышения отдачи пластов высоковязкой нефти, в том числе в условиях Арктики.

"Два актуальных мировых тренда в нефтедобыче - это технологии извлечения, транспортировки и переработки высоковязкой нефти и решения для северных регионов с их низкими температурами и уязвимой природой, - говорит заведующая лабораторией коллоидной химии нефти ИХН СО РАН, профессор Любовь Алтунина. - Наш проект объединяет оба направления: стоит задача создать композиции, которые будут работать при высоких температурах добычи высоковязкой нефти и в суровом арктическом климате".

Для увеличения отдачи на месторождениях с высоковязкой (трудной) нефтью в скважину под давлением закачивают пар температурой 350 градусов, который нагревает пласт и вытесняет нефть. Это дорогой способ, к тому же в неоднородном пласте остаются значительные неосвоенные зоны. Томские ученые разработают композиции на основе поверхностно-активных веществ с увеличенной примерно в пять раз моющей способностью. Система будет взаимодействовать с породой, снижать вязкость нефти и увеличивать коэффициент нефтеотдачи. По условиям ФЦП, композиции должны работать как в естественных условиях добычи (без пара), так и в высокотемпературном режиме, а также в условиях Арктики.

"Мы используем реагенты, которые при взаимодействии с породой или температурой пара эволюционируют - разлагаются, выделяют углекислый газ, снижая вязкость нефти, помогая пару и увеличивая добычу. Кислоты в составе композиций могут растворять породу, не образуя осадков", - рассказала Любовь Алтунина.

За три года томские ученые создадут два типа композиций, основанных на двух разных неорганических кислотах, проведут комплексные исследования методов работы с композициями, наработают опытную партию и проведут апробацию на Усинском месторождении компании "Лукойл". После этого будут разработаны рекомендации для промышленного использования композиций.

"Уровень новизны разработок - мировой, интерес к ним проявляют, например, в Германии и Норвегии, - подчеркивает Любовь Алтунина. - Усинское месторождение расположено в холодном регионе, поэтому после испытаний композиции можно будет использовать и в Арктике".

Партнером проекта выступает ООО "ОСК", специализирующееся на предоставлении услуг по воздействию на продуктивные пласты и повышению продуктивности нефтяных и нагнетательных скважин. Грант в рамках ФЦП "Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014 - 2020 годы", соглашению о предоставлении субсидии составляет 10 миллионов рублей в год, 8 миллионов в год индустриальный партнер направит на апробацию технологии, два миллиона в проект вложит ИХН СО РАН.

Запасы маловязкой нефти в мире составляют примерно 160 млрд тонн, запасы высоковязкой нефти и битумов - примерно 810 млрд тонн. В 2016 году в мире добыли более 4 млрд тонн нефти, 500 млн из них - "трудная" нефть. По оценкам экспертов, "легкой" нефти хватит примерно на 40 лет.

www.sib-science.info


Смотрите также