Азербайджану пора слезать с нефтяной иглы. Азербайджан страна нефти


Обмелело нефтяное море Азербайджана | Центр поддержки русско-армянских стратегических и общественных инициатив

В Азербайджане становится меньше нефти и прозрачности в распределении нефтегазовых доходов

Сокращение добычи нефти в Азербайджане превратило страну с некогда колоссальными ежегодными темпами прироста добычи и ВВП в импортера углеводородов, в частности газа, которого нужно все больше для поддержания дебитов нефтяных скважин. В Баку все упорнее ходят слухи о том, что нефтедоллары, аккумулированные в Государственном нефтяном фонде, расходуются в более значительных объемах и на куда менее значимые для страны проекты, нежели рапортуют чиновники.

Пока в Баку и Анкаре празднуют начало экспорта газа из месторождения Шах-Дениз в рамках проекта «Южный газовый коридор» для поставок в Европу в обход России, в Азербайджане неуклонно продолжает снижаться добыча и нефти, и газа. Устойчивое снижение нефтедобычи началось еще в 2010 году. А в 2017-м было добыто 38,7 млн тонн нефти и конденсата, на 6,3% меньше, чем в 2016 году. Производство товарного газа сократилось на 3%, до 18,16 млрд куб. м.

Полной официальной информации о результатах добычи углеводородов в первой половине 2018 года пока нет, но, по данным Госкомитета по статистике Азербайджана, ежесуточное производство нефти показывает тенденцию снижения.

В разрезе формирования национального ВВП в нефтегазовом секторе зафиксирован нулевой рост. При этом в прошлом десятилетии средние показатели вклада сектора достигали в некоторые годы почти 30%, а нынешний ВВП в долларовом исчислении более чем в 2 раза меньше, чем до кризиса 2014-2015 годов.

Управление энергетической информации США (EIA) прогнозирует, что среднесуточная добыча нефти и конденсата составит в Азербайджане в 2018 году 0,79 млн баррелей. ОПЕК в ежемесячном отчете предсказала, что показатель окажется на уровне 0,77 млн баррелей. Еще в декабре 2017 года среднесуточная добыча составляла 0,81 млн баррелей.

Один из бывших руководителей Государственной нефтяной компании Азербайджана (ГНКАР, SOCAR), которая добывает углеводороды и представляет правительство в международных проектах, высказал мнение, что уровень добычи зависит от желания концерна ВР, крупнейшего инвестора и недропользователя страны, останавливать промыслы для ремонтов, и в каком объеме. BP Azerbaijan уже сообщила о снижении производства в республике всех видов углеводородов на 1% к уровню 2017 года.

Нефтяник пояснил сложившееся положение:

«Наибольший объем нефти в стране добывает Азербайджанский международный операционный консорциум (AIOC) на блоке месторождений Азери – Чираг – Гюнешли (АЧГ). Наибольший объем газа – на месторождении Шах-Дениз. И там и там оператор – ВР Azerbaijan. Поэтому любое отклонение в разработке, даже в виде ремонта оборудования, сбивает вниз не только показатели АЧГ и Шах-Дениза, но и всей отрасли в целом. Особенно это заметно, если судить по показателям в течение большого промежутка времени».

Но технологический фактор (простои для ремонта оборудования) на промыслах АЧГ и Шах-Дениза выглядит «соломинкой на спине верблюда», которая вызывает падение, но не является его главной причиной. А она в том, что крупнейшие месторождения Азербайджана либо истощены, либо входят в стадию снижения добычи.

«Контракта века» хватило ненадолго

Основная часть нефтяных запасов Азербайджана сосредоточена в недрах месторождений Азери – Чираг – Гюнешли. Власти страны в апреле 1994 года заключили СРП на их разработку с консорциумом из 11 иностранных инвесторов, объединившихся в AIOC. Азербайджанские пиарщики назвали сделку «контрактом века», с тех пор это название закрепилось в СМИ и выступлениях официальных представителей страны.

Соглашение было заключено сроком на 30 лет. Масштабы сырьевой базы проекта тогда выглядели для Каспийского региона действительно ошеломляющими – 540 млн тонн только «черного золота». Доразведка, выполненная затем инвесторами, увеличила запасы до 940 млн тонн. Именно такие объемы называли представители AIOC и SOCAR.

Грандиозная сырьевая база давала консорциуму основания прогнозировать, что продуктивность АЧГ составит уже в начале нынешнего десятилетия 50 млн тонн нефти в год. Некоторые официальные лица в выступлениях на международных конференциях предсказывали, что в период с 2010 по 2012 год добыча достигнет даже 60 млн тонн в год.

Промышленная добыча стартовала на АЧГ в 1997 году и стала успешно расти. Устанавливались стационарные буровые платформы, бурились эксплуатационные, а затем и нагнетательные скважины (на АЧГ закачивается в пласт для поддержания пластового давления попутный газ и вода). Производство быстро развивалось. Подъем продолжался более 10 лет и прекратился в 2010 году, когда AIOC по прогнозам обязан был выйти на уровень 50 млн тонн или хотя бы 45 млн тонн в год. В реальности было получено всего 40,6 млн тонн нефти при среднесуточной добыче 823 тыс. баррелей.

В 2011 году, то есть в начале нынешнего десятилетия, добыча снизилась до 35 млн тонн (757 тыс. баррелей в сутки). Таким образом, менее чем через 15 лет с начала производства «золотой» век «контракта века» закончился.

По пути к четвертой стадии

В 2011 году впервые в качестве главного объяснения снижения производства была выдвинута версия ремонта оборудования. Но независимые наблюдатели, исходя из 35 дней простоя и величины суточной добычи, пришли к выводу, что годовые потери из-за остановки промыслов должны были составить менее 1,5 млн тонн, но никак не 5,5 млн. А значит, причина кроется в чем-то большем, чем накопившаяся «усталость» техники.

В 2012 году правда вырвалась наружу. Президент Азербайджана Ильхам Алиев публично обвинил консорциум в том, что тот допустил ошибки в составлении модели разработки АЧГ, не инвестирует и не предпринимает мер, необходимых для эксплуатации месторождений, которые фактически перешли в разряд зрелых.

К тому времени AIOC уже приступил к следующей части своего проекта – Фазе 3, подразумевающей разработку глубоководной части месторождения Гюнешли. Промысловую деятельность с того момента можно сравнить со спасением пробитого судна. Новые скважины выкачивают дополнительную нефть, а построенные ранее снижают продуктивность. К концу 2012 года Азербайджан и консорциум договорились о мероприятиях по стабилизации добычи нефти на АЧГ. Они включали в себя бурение новых эксплуатационных скважин и строительство платформы «Западный Чираг». Но реализация «Чирагского нефтяного проекта» не дала ожидаемых результатов. Новые промыслы вошли в действие в январе 2014 года, но только замедлили темпы падения добычи.

Сдержанную производственную и инвестиционную политику AIOC в 2014-2015 годах можно было бы объяснить падением нефтяных цен. Но даже их восстановление в 2016-2017 годах не привело к увеличению добычи и капиталовложений.

В 2017 году капитальные инвестиции сократились на 27%, а производство нефти на блоке – на 7%. Такие тенденции делают очевидным переход ресурсной базы зрелых месторождений АЧГ в 4-ю стадию разработки, хотя представители AIOC и Азербайджана не говорят об этом.

Новая доля

Объективным доказательством такого положения вещей можно считать пересмотр «контракта века» в октябре 2017 года. Новая версия соглашения, утвержденная парламентом и президентом страны, предусматривает освоение более сложно разрабатываемых залежей АЧГ, запасы которых оцениваются BP Azerbaijan в 500 млн тонн нефтяного эквивалента. Формально их ТРИЗ не называют, но продуктивные горизонты расположены на более значительных глубинах, чем ныне эксплуатируемые; у коллектора более низкие фильтрационно-емкостные свойства (ФЕС). Кроме того, ожидается значительное осложнение добычи ввиду мощного газового фактора.

В проект, по примерным оценкам, необходимо инвестировать более $40 млрд. Они пойдут на разведку новых объектов, оценку запасов, выбор мест строительства новых платформ и скважин, закупку и установку необходимого оборудования.

Экономика проекта, который можно обозначить как «АЧГ-2», хуже, чем у «контракта века». С 1997 по 2017 год на АЧГ добыто 448,8 млн тонн нефти, а объем капитальных инвестиций в разработку составил примерно $25,5 млрд.

При самом лучшем сценарии осуществления АЧГ-2 капитальные затраты на 1 тонну нефти составят $80 против $56,8 в АЧГ-1.

В новом СРП доля SOCAR увеличилась с 11,6% до 25% вместе с инвестиционными обязательствами, но вот в разделе прибыли доля государства уменьшилась с 80% до 75%. В 1994 году инвесторы закладывали в сделку транспортные и политические риски. Тогда Азербайджан не имел действующих экспортных нефтепроводов, а страна пережила войну с Арменией и череду государственных переворотов.

Эти риски фактически исчезли, но условия контракта, заключенного в 2017 году, выглядят для Баку хуже, чем четверть века назад. На вопрос, почему власти согласились на них, отвечают цифры. Во-первых, за согласие на сделку Азербайджан получит бонусы в $3,6 млрд, которые будут выплачены равномерными суммами в течение нескольких лет. Во-вторых, продукция с АЧГ составляет почти 75% от всей добычи жидких углеводородов в стране. Без развития производства на этом блоке Азербайджан рискует превратиться из экспортера нефти в импортера.

Положение усугубляется и тем, что SOCAR и почти все другие нефтяные недропользователи в Азербайджане эксплуатируют истощенные месторождения, добыча на которых снижается по объективным геологическим причинам.

Ненадежный газ

Снижение нефтяной продуктивности месторождений АЧГ ощутимо бьет по газовой составляющей проекта и по топливному балансу Азербайджана в целом. Дело в том, что добываемый на АЧГ попутный газ частично передается Баку как товарный, а частично закачивается в пласт для поддержания пластового давления и интенсификации извлечения нефти.

Чем выше темпы снижения добычи нефти, тем больше газа приходится закачивать и тем меньше метана AIOC передает Баку. В 2017 году эта тенденция выразилась в следующих цифрах: добыча газа в стране уменьшилась до 28,56 млрд куб. м, или на 2,6%.

Товарное производство сократилось до 18,16 млрд, то есть на 3%. AIOC же передал 2,8 млрд куб. м против более 4 млрд на пике товарных поставок в прошлом десятилетии.

Из этих цифр также понятно, что рост производства на газоконденсатном месторождении Шах-Дениз не может компенсировать снижение на АЧГ. С 2007 года до июля 2018 года разрабатывалась только мелководная часть месторождения Шах-Дениз-1 с извлекаемыми запасами 190 млрд куб. м газа. И спустя всего 10 лет с момента старта добычи здесь отмечается снижение производства. В 2017 году было извлечено 10,2 млрд куб. м против 10,7 млрд в 2016-м. Спад объясняется так же, как и на АЧГ, – ремонтом оборудования.

Помимо сокращения производства, на Шах-Дениз-1 заметно и снижение коэффициента соотношения конденсата к газу. За последние три года, по официальным данным, он уменьшился с 4,3 до 4,2, а по альтернативным данным – до 4. Как поясняют азербайджанские промысловики и геологи, это свидетельство снижения пластового давления, из-за которого конденсат выпадает на дно залежи и не попадает в скважинное пространство. А снижение пластового давления, как известно, всегда путь к уменьшению продуктивности месторождения.

Опыт и результаты разработки Шах-Дениз-1 позволяют по-новому взглянуть на начавшуюся в июле 2018 года разработку глубоководной части месторождения с извлекаемыми запасами в 625 млрд куб. м – проект «Шах-Дениз-2».

Он должен стать первоочередным источником альтернативных России поставок из Каспийского региона. Залежи Шах-Дениза-2 экранированы от мелководной части и поэтому не затронуты начавшимся на ней снижением давления в пластах. Но на Шах-Денизе-1 для начала этого процесса потребовалось менее 10 лет.

Конечно, невозможно предсказать, как пойдут дела на Шах-Денизе-2. Нынешний производственный план – в течение трех лет выйти на уровень производства 16 млрд куб. м газа и 4 млн тонн конденсата в год. Кстати говоря, в течение этого же периода ожидается начало снижения добычи на Шах-Денизе-1 из-за истощения запасов мелководной части.

Продать-купить-продать

Сокращение добычи нефти и конденсата и снижение производства товарного газа в Азербайджане превратило страну в импортера голубого топлива. Всего за три года, с 2015 по 2017, импорт газа взлетел в 16 раз – со 107 млн куб. м до более чем 1,7 млрд; в 2018 году импорт, скорее всего, окажется еще значительнее.

В 2017 году Азербайджан закупал газ у Туркмении, а в ноябре 2017 года SOCAR заключила контракт и с «Газпромом» о поставках 1,6 млрд куб. м. Половина объема была выбрана уже в I квартале 2018 года.

По идее, потребление топлива должно расти в холодные сезоны и снижаться в теплые. Но для Азербайджана это не совсем так. В начале июля температура достигла здесь +47 °C и из-за роста потребления электричества для кондиционеров и холодильников даже произошла авария на местной Мингечевирской ТЭС. Можно предположить, что в летний сезон Азербайджану понадобится ненамного меньше газа, чем в зимний.

Разумеется, такое развитие событий в очередной раз ухудшит топливный баланс страны. Азербайджану требуется нефть, чтобы получать доходы (77% от всего экспорта) для финансирования жизни государства. Для того чтобы выручка не снижалась слишком драматично вслед за добычей, необходимо закачивать больше газа в пласт. А остающегося метана не хватает для выполнения действующих контрактов и удовлетворения внутреннего спроса.

Газ приходится импортировать, но платить за него надо, опять-таки, валютой, а ее недостает, так как снижается объем добычи и экспорта нефти.

Круг замыкается, превращая энергетическую политику официального Баку в перманентный кризисный менеджмент.

Нефтяной фонд вместо «разграбления»

Такое положение дел негативно сказывается на состоянии Государственного нефтяного фонда Азербайджанской Республики (ГНФАР, или SOFAZ), который в конце 1999 года учредил покойный президент страны Гейдар Алиев. Перед фондом была поставлена задача управления средствами, полученными государством от совместных проектов с иностранными нефтяными инвесторами. Хотя в то время Азербайджан активно заключал нефтяные соглашения, в реальности фонд был открыт в 2001 году с балансом в $270 млн. Пауза потребовалась Баку для адаптации SOFAZ к существующему механизму распределения нефтедолларов.

До 2007 года фонд не проходил внешний аудит и политические противники семьи Алиевых утверждали, что ее члены бесконтрольно расхищают средства.

По данным местных информированных источников, акционеры AIOC, и в первую очередь BP Azerbaijan, в конце концов потребовали проведения внешнего аудита, опасаясь обвинений в колониальном разграблении нефтяных богатств страны. В тот момент, когда международная компания Deloitte&Touches LLP выиграла тендер на проведение аудита, из ряда источников выяснилось, что накопленные средства составляли $2,064 млрд, а израсходованные превышали $2,5 млрд.

В последующие годы вслед за ростом, снижением и частичным восстановлением мировых цен на нефть изменялась и сумма средств, накопленных фондом. По официальным данным, на 1 апреля 2018 года на балансе SOFAZ числилось почти $38 млрд!

Средства расходовались на финансирование самых разных задач: от помощи беженцам из районов, захваченных Арменией, до инвестиций в создание «Южного газового коридора» для экспорта газа в Южную Европу в обход России.

Таковы официальные формулировки. Но наблюдатели в Баку настаивают на версии, что на самом деле средства SOFAZ идут на цели, очень далекие от продекларированных. Например, на покупку долей в элитных торговых центрах, финансовых организациях, на приобретение объектов недвижимости, строительство НПЗ в Турции и проведение первых Европейских игр в 2015 году в Баку.

Источники в Баку выделяют и другие события в деятельности SOFAZ в последние годы. Например, в 2011-2013 годах фонд покупал золотые слитки, а в 2013-2017 годах стал продавать их для покупки валюты, хотя, по официальным данным, на балансе фонда находились десятки миллиардов долларов. В 2017 году SOFAZ перевез золото из хранилища Центробанка в собственное здание, после чего местная пресса разразилась статьями о пропаже части слитков при перевозке.

В 2017 году Азербайджан заявил о выходе из Инициативы прозрачности в добывающей промышленности (EITI), к которой присоединился в 2003-м. Причиной стали претензии организации к непрозрачности отчетов страны и приостановка ее деятельности в правлении EITI.

В ответ Шахмар Мовсумов, исполнительный директор SOFAZ и представитель семьи, потомственно связанной с Алиевыми, потребовал от международного секретариата «немедленно удалить Азербайджан из списка стран, применяющих EITI».

«Фамильное» золото

Политические и клановые недоброжелатели президента Ильхама Алиева и его жены Мехрибан, вице-президента Азербайджана, утверждают, что после выхода из EITI и лишения местного Центробанка надзорных функций нефтяной фонд оказался в полном распоряжении супружеской четы.

Пока не ясно, станет ли такое положение причиной невыполнения Азербайджаном своих инвестиционных обязательств в АЧГ-2 и других проектах освоения глубоководных площадей и глубокозалегающих горизонтов на шельфе Каспия. Эти вложения необходимы для увеличения нефтегазовой базы и оздоровления национального энергетического баланса страны.

Ранее руководство Азербайджана, SOCAR и SOFAZ справлялись с этой задачей. Главное, чтобы официально декларируемые сегодня цифры о балансе фонда соответствовали действительности. Согласие Баку на жесткие условия соглашения по АЧГ-2 в обмен на гарантированную уплату бонуса показывает, что реальный размер SOFAZ имеет большое значение.

Игорь Ивахненко

russia-armenia.info

Евразийский коридор. Азербайджан как его ключевая страна

Евразийский коридор. Азербайджан как его ключевая страна

Дезинтеграция Советского Союза создала уникальную возможность для Азербайджана сыграть новую роль своеобразного геостратегического коридора между «Востоком» и «Западом», между доминирующей на севере Россией и ее извечными конкурентами в Закавказье — Турцией и Ираном.

Многие авторитетные политики и исследователи обращают внимание на стратегическое значение так называемого евразийского коридора, идущего из Украины на западе через государства Кавказа, Каспий в Центральную Азию и далее. Руководители Кавказских государств понимают геополитические преимущества своих стран и стремятся их использовать в целях укрепления национальной независимости, развития экономических ресурсов, обретения новой роли на международной арене. Реализация этих возможностей ставится некоторыми аналитиками в зависимость от способностей и изобретательности лидеров кавказских стран1. И это не случайно: осуществление любых международных проектов зависит от роли, которую возьмут на себя Россия, Турция и Иран. Если в политике этих мощных соседей верх возьмут гегемонистские тенденции, то регион окажется во власти их противоречивого соперничества, что скорее затруднит, чем будет способствовать решению проблем. Но у Азербайджана есть одно огромное преимущество перед другими новообразованными государствами. Во-первых, стратегическое расположение на Каспийском море, на границе с Россией, Ираном, Турцией, Грузией, Арменией, во-вторых, главное — богатство азербайджанских недр нефтью и газом, привлекает внимание бизнесменов и политиков всего мира. Это делает Азербайджан ключевой страной в евразийском коридоре.

## Берлс Р. Стратегические размышления относительно стран Кавказа // Capital. 1997. Сент.

Отправным пунктом в истории развития нефтяного дела в Азербайджане считается присоединение в 1813 года Бакинского, Кубинского и Дербентского ханств к России. С самого начала доходы от добычи нефти стали важной статьей российского государственного бюджета. Первая буровая была установлена на Апшеронском полуострове в 1871 гjle и в короткое время положила начало интенсивному промышленному освоению нефтяных ресурсов Азербайджана. На заре века это был один из основных нефтеносных регионов мира. Благодаря этому Россия обрела важную экономическую роль в международной нефтяной политике, составив успешную конкуренцию американским нефтепромышленникам.

Исключительно важную роль играл нефтяной комплекс Азербайджана и в последующем. В советские годы реконструкции, индустриализации, и особенно в годы войны с гитлеровской Германией на долю Азербайджана приходилось до 75 % производства нефти и нефтепродуктов в СССР.

Справедливости ради следует отметить и то, что именно в этот исторический период и был создан современный мощный нефтедобывающий, нефтеперерабатывающий, нефтехимический комплекс в Азербайджане. Со временем Баку стал терять свое нефтестратегическое положение в стране. Открывались новые месторождения, гораздо более богатые и доступные. По традиции некоторые из них назывались «второй» или «третий Баку».

В связи с освоением нефтяных ресурсов Сибири, Северного Кавказа, Поволжья удельный вес и значение азербайджанской нефти в народном хозяйстве Советского Союза резко падает. Интерес к азербайджанской нефти сохраняется, возможно, лишь благодаря ее исключительным качествам, делавшим ее пригодной для ракетного и авиационного топлива, специальных масел и присадок.

С 1993 года в республике наблюдалось стремительное падение добычи нефти на суше — из-за естественного истощения, и на море, из-за неэффективных методов разработки, а также вследствие отсталой технологии и отсутствия нужных средств для обновления производственных мощностей. Только за последние 10 лет добыча нефти упала с 14—15 млн т в год до 8—9 млн. т.

На закате века вместе с обретением самостоятельности Баку получил исторический шанс вернуть себе былую нефтяную славу и обрести влияние в международных отношениях.

Свое будущее Азербайджан в значительной степени связывает с «большой нефтью» Каспия, вокруг которой в основном и строится вся геополитическая стратегия Баку, одной из целей которой является прорыв страны в элитные ряды мирового сообщества.

Нынешние азербайджанские власти рассчитывают на то, что по ходу реализации нефтяных проектов должно произойти постепенное оживление не только индустрии нефти, но и завязанных на нее других сфер производства, активизация соответствующих элементов инфраструктуры, подъем экономики в целом. Однако это возможно обеспечить лишь при условии усиления притока в страну инвестиций и кредитов.

Западные страны ставят свое участие в реализации азербайджанских нефтяных проектов в зависимость от наличия ряда условий: благоприятной динамики геополитической ситуации, обеспечения политической стабильности, законодательного климата и правового режима благоприятствования инвестициям, определения международного статута Каспия, выбора безопасных маршрутов нефтепроводов и т.д. Все эти условия по существу и определяют тот геополитический коридор, по которому предначертано идти Азербайджану.

Внешнеполитическая стратегия азербайджанского государства, как ее определяет бакинское руководство, исходит из вполне прагматичного стремления формировать привилегированные отношения Азербайджана с теми странами, которые в наибольшей степени отвечают его интересам. Эта стратегия строится на осознании Баку необходимости соблюдения принципа гибкого баланса между западным, восточным и российским векторами внешней национальной политики.

Центральным элементом азербайджанской политики становится нефтяной фактор.»В ближайшие годы объемы капиталовложений в нефтяную отрасль Азербайджана составят 65 миллиардов долларов». Этими эйфорическими заголовками во второй половине 90-х годов пестрели азербайджанские газеты и журналы, восхваляющие нефтяную стратегию.

Вокруг Азербайджана, ставшего в последние годы объектом активной региональной и глобальной политики, сложилась новая геополитическая ситуация, в условиях которой реанимируются традиционные и появляются новые формы угрожающей интересам России конкуренции в Закавказье и в целом в Черноморско-каспийском регионе.

Традиционными конкурентами России здесь являются Великобритания, Турция, Германия и, отчасти, Иран, а новыми — США, Франция, Китай, Япония, некоторые арабские и другие государства. Главным объектом конкуренции стала нефть шельфа Каспийского моря.

Дав согласие западным корпорациям на участие в разработке новых нефтяных месторождений на Каспии, руководство Азербайджана начало крупную политическую игру, построенную на балансировании и маневрировании между интересами ведущих нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих стран мира.

Согласно предварительным оценкам, которые фигурируют, разведанные запасы нефти в «азербайджанском секторе» насчитывают 2,6 млрд т, а прогнозируемые — 8—10 млрд т. Некоторые специалисты полагают, что после реализации основных проектов с участием иностранных компаний Азербайджан сможет выйти на добычу 30 млн т нефти в год. В дальнейшем (через 10—15 лет) она может достичь 40—50 млн т нефти в год, что поставит Азербайджан в один ряд со вторым эшелоном нефтедобывающих стран, таких, как Катар, Ливия, Объединенные Арабские Эмираты, Алжир и др.

Говоря о запасах нефти в азербайджанском секторе Каспия в выступлении на традиционной конференции «Хазарнефтегаз-97», глава азербайджанской государственной нефтяной компании Н. Алиев называл цифру до 80 млрд т условного топлива1, доказанные запасы нефти на Каспии равны 30 млрд тонн, а предполагаемые запасы он оценил в 100 млрд т условного топлива. Доктор геологии К. Керимов в 1997 году привел цифру до 8 млрд т нефти, хотя и не исключает, что они могут быть выше2. Некоторые геологи считают, что с учетом древних пластов и глубоких месторождений (а на них работы на Каспии только начинаются) запасы Азербайджана могут составить до 20 млрд. тонн нефти.

## Тезисы выступления на конференции «Хазарнефтегаз-2000», Баку.

##2 Халг Газети. 1997. 24 сент.

И все же большинство экспертов в отношении азербайджанской нефти считают наиболее реальными цифры в 2—4 млрд т. С ними в целом солидарен и вице-президент компании «Шелл», который заявлял, что «мы не считаем, что этот район является «новым Персидским заливом», но запасы Каспия вполне сравнимы с запасами Северного моря1». В этом случае Азербайджан может стать сильной региональной экономической, а значит, и политической державой.

## Нефть и капитал. 2000. № 5.

Россия увязывает добычу и транспортировку нефти с определением статуса Каспийского моря и решением его экологических проблем. В свою очередь западные страны, в первую очередь Турция, США и Великобритания, заявляют о своих экономических и политических интересах в регионе Кавказа и Средней Азии. Таким образом, противоречия между этими государствами, внешне выглядящие как конфликт между ТЭКом России и западными нефтяными компаниями за энергетические ресурсы постсоветского Азербайджана, связаны с поиском внешнеполитической ориентации Закавказья, которая и формирует транспортно-политическое пространство. Причем, выбор заведомо более дорогостоящего маршрута транспортировки «основной» нефти не может не быть свидетельством осознанного политического предпочтения.

Азербайджанская нефть, добываемая в Каспийском море, стала не только источником доходов государства, но и политическим фактором, определяющим ситуацию в регионе.

Азербайджанская Республика, формируя свою стратегию, уделяет большое внимание как нефтяной политике, так и нефтяной дипломатии, а также разработке средств и методов их реализации. Каспийская нефть привлекает в Азербайджан зарубежных нефтяных гигантов, которые инвестируют капиталы в экономику нового независимого государства. Так, уже более 30 крупных нефтяных ТНК (из 15 стран) подписали с Азербайджанской Республикой 20 крупнейших контрактов по модели СРП (соглашение о разделе продукции).

Современная нефтяная политика Азербайджана развивается в двух направлениях: нефтеразведка и нефтедобыча и транзит нефти.

Для реализации этих стратегических направлений, как считает руководство Азербайджана, избрана наиболее прогрессивная система дипломатических средств и способов: «от переговоров, проведения конференций (научных и официальных) до подписания нефтяных соглашений. Азербайджан при выборе того или иного средства всегда исходила из благих намерений достижений равноправной выгоды, без желания вступить в тяжбу с кем-либо, действовать без обмана, шантажа и других некорректных действий. Нередко при выборе ориентира в нефтяной дипломатии приоритет отдавался политике «открытых дверей» или «сбалансированной политике». Умелый выбор дипломатических методов и средств, их эффективное использование позволили изменить геополитическое положение Азербайджанской Республики»1.

  Вперед > Содержание

uchebnik-online.com

Азербайджану пора слезать с нефтяной иглы

Рост ВВП Азербайджана в 2018 году ускорится до 1,5%, подсчитали аналитики Moody`s Investors Service. В этом поможет диверсификация экономики, но прогресс «будет медленным и основан на государственных средствах». По оценкам агентства, через 20-25 лет это государство может столкнуться с истощением запасов нефти на имеющихся месторождениях. Что представляет собой азербайджанская экономика сейчас? Рассказывают эксперты.

 

Рустам Танкаев, ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников, генеральный директор «ИнфоТЭК-терминал»:

– Азербайджан – маленькая страна, нефть и газ являются для него основными предметами торговли. Это старейшая в мире страна, которая добывает нефть. Добыча здесь ведется еще с античных времен. Запасы нефти в том секторе Каспийского моря, который однозначно принадлежит Азербайджану, фиксированы. Ничего нового они здесь открыть не могут. Единственная возможность у страны – провести демаркацию (демаркация – проведение государственной границы на местности – прим. ред.) по договоренности с Ираном. Но взгляды Ирана и Азербайджана на этот вопрос не совпадают, договориться они не могут. Любые попытки начать разведку в спорном секторе шельфа Каспийского моря приводят к тому, что Иран поднимает боевую авиацию, и азербайджанцам приходится бежать оттуда сломя голову. Последнюю такую попытку предпринимала компания BP, которая является доминирующей нефтедобывающей компанией в Азербайджане.

Добыча нефти в Азербайджане будет постепенно уменьшаться. Существуют методы, которые позволяют увеличить конечные коэффициенты извлечения нефти и, таким образом, увеличить извлекаемые запасы. Надо полагать, что Азербайджан будет все больше и больше привлекать эти методы. Также как сейчас это делает, например, Саудовская Аравия. Но никаких крупных перемен в нефтяном балансе Азербайджана ожидать не приходится.

Дело еще и в том,  что в спорном секторе шельфа Каспийского моря больших запасов нет и быть не может. В том направлении, на юг Каспия, коллекторские свойства главного нефтеносного горизонта очень быстро ухудшаются. И на территории Ирана, например, в этой толще никаких извлекаемых запасов просто нет. И судя по структурным изменениям, больших запасов там не найдешь.

Азербайджану уже очень скоро надо будет переходить к производству каких-то других товаров. У них неплохо обстоят дела с сельским хозяйством, большое количество сельхозпродукции отправляется на экспорт, в том числе и в Россию. У них есть какая-то промышленность – это не Украина, которая свою промышленность уничтожила полностью. Есть и определенный потенциал развития, поскольку в стране осталось много грамотных специалистов.

Конечно, изменения необходимы. Азербайджану придется встраиваться в какие-то современные технологические цепочки, об этом много говорит руководство страны. Но принципиально важных шагов в экономике никто пока не делает. И в этом Азербайджан похож на Россию.

 

Константин Прядко, руководитель направления исследований в области инвестиций научно-исследовательского центра «Неоэкономика»:

– Сложно говорить о какой-то последовательной экономической стратегии властей Азербайджана. Скорее дело в наличии природных ресурсов в стране. У них достаточно разведанных ресурсов, нанесенных на карту, и при этом достаточно гибкая политическая линия: азербайджанцы стараются сотрудничать со всеми крупными игроками, ни с кем не вступают в конфликты. По углеводородам прочно занимают свою позицию, хоть и достаточно скромную.

Преимущества Азербайджана перед Россией состоят в том, что у них ресурсы распределены не по такой огромной территории, как у РФ, и количество населения у них в разы меньше. Соответственно, той доли углеводородов, которую они добывают, вполне достаточно для того, чтобы поддерживать стабильный порядок в стране и даже развиваться.

Основной торговый партнер Азербайджана – это Италия, на втором месте стоит Турция, и обе они главным образом приобретают сырье. 60% экспорта Азербайджана – это нефть, а еще 25% – нефтепродукты. Вряд ли тут можно говорить о каких-то усилиях в построении экономики со стороны властей.

 

Тимур Нигматуллин, аналитик АО «Открытие брокер»:

– Азербайджан – маленькое государство с населением всего 10 миллионов человек. По сути, это микромодель России в начале 2000-х годов – в своем экономическом укладе. И с точки зрения ВВП, и с точки зрения структуры экспорта. Это сырьевая экономика, которая зарабатывает на экспорте нефти с классической «голландской болезнью» – в стране высокая инфляция. Доля углеводородов в структуре экспорта доходит до 85%.

По макроэкономическим показателям: к текущему моменту в Азербайджане безработица 5,1%, инфляция 13% и нулевой рост ВВП. Страна в значительной мере зависит от цен на нефть.

Уход от сырьевой экономики очень сложен – им же нужно что-то экспортировать. Мировая практика показывает, что лучший выход в такой ситуации – это переход к инфляционному таргетированию. Чтобы снижение цен на нефть не приводило к всплеску инфляции. Но такая экономика, с высокой долей сырьевого экспорта, в любом случае страдает из-за инфляции. Если нефть дорожает, ЦБ начинает скупать валюту, чтобы пополнить резервы и на рынке появляется больше национальной валюты, и это беда. В плохие годы, при падении цен на нефть, инфляция растет из-за того, что дорожает импорт.

Чтобы слезть с инфляции – нужно таргетировать. Это означает низкий экономический рост на протяжении нескольких лет, падение реальных доходов – как у нас сейчас. Это большая проблема, и страны редко решаются на такой шаг.

xn--b1ae2adf4f.xn--p1ai

Azərbaycan :: Baş səhifə

src=http://azerbaijans.com/uploads/asrinmukavilesi.jpg

Подписание и реализация «Контракта века» является ярким доказательством претворения в жизнь верной нефтяной стратегии, составляющей концепцию экономического развития независимого Азербайджана.

Дело, начатое с подписания «Контракта века», ознаменовавшего начало нового периода развития нефтяной индустрии, экономики Азербайджана, в целом, наметила в XXI веке динамический путь развития Азербайджана. 

«Контракт века» был подписан 20 сентября 1994 года в Баку во дворце «Гюлистан». Этот контракт о разработке месторождений «Азери», «Чираг», «Гюнешли», находящихся на глубине моря и паевом распределении продукта был составлен на 4 языках на 400 страницах. В «Контракте века» участвовало 13 компаний (Aмоко, БиПи, Макдермотт, Юнокал, ГНКАР, ЛУКoйл, Статойл, Эксон, Туркийе петроллары, Пензойл, Иточу, Ремкo, Дельтa) из 8 стран (Азербайджан, США, Великобритания, Россия, Tурция, Норвегия, Япония, Саудовская Аравия). Этот контракт в дальнейшем содействовал подписанию еще 27 соглашений с 41 нефтяной компанией, представляющей 19 стран.

После подписания «Контракта века» его участники создали рабочие структуры – Руководящий Комитет, Азербайджанская Международная Операционная Компания (AМОК) и Консультативный Совет. Данные структуры стали действовать после вступления в правовые полномочия, т. е. после подписания Президентом Азербайджана 2 декабря 1994 г. особого Распоряжения.

В декабре 1994 г. «Контракт века» был утвержден парламентом Азербайджана. После подписания Президентом Азербайджанской Республики соответствующего распоряжения этот контракт вступил в силу в качестве закона Азербайджанской Республики. В 1995 году согласно проекту были вложены денежные средства на сумму около 100 миллионов, а в 1996 г. - 600 миллионов долларов. До сих пор в этот проект был вложен капитал на сумму 2,5 миллиарда долларов. Таким образом, Азербайджанское государство, успешно приступившее к реализации «Контракта века», создав экономические интересы многих стран Запада, и в первую очередь США в Азербайджане, смогла привлечь их внимание к своим проблемам. Среди стран Запада наибольшая доля в «Контракте века» была выделена компаниям США.Пяти компаниям США таким как «Макдермотт», «Юнокал», «Aмоко», «Эксон» было выделено 50% доли инвестиций, что составило приблизительно 5 млр. долларов США.

В результате работ, проделанных в направлении подписания и успешной реализации «Контракта века», авторитет Азербайджана на международной арене значительно возрос. Добыча первой нефти превратила Азербайджан в мировую страну-экспортера нефти. 

Несмотря на сдачу в эксплуатацию трубопроводов Баку-Супса и Баку-Новороссийск эти трубопроводы не могли в полной мере экспортировать на мировые рынки постепенно растущие объемы нефти Азербайджана. Именно поэтому возникла необходимость в строительстве за короткое время основного экспортного нефтепровода. На повестке дня встал актуальный вопрос реализации идеи строительства основного экспортного нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Было доказано, что эта концепция является вполне реальным, а также экономически плодотворным проектом и «легенда трех морей» стала реальностью. 

Благодаря осуществлению этой стратегии и подписанию соглашений с международными нефтяными компаниями были привлечены многомиллиардные зарубежные инвестиции к эксплуатации нефтяных ресурсов страны. Подписанием контракта было вновь утверждено право народа на владение своими ресурсами и одновременно  была продемонстрирована открытость азербайджанской экономики для всего мира. 

Подписанием международных нефтяных соглашений была заложена прочная основа для развития плодотворного и взаимовыгодного сотрудничества с государствами компаний, участвовавших в нефтяных соглашениях, созданы благоприятные условия для еще большего укрепления геополитического положения страны, ускорения процесса интеграции в мировую экономику. 

Сегодня Азербайджан уже является государством-лидером региона и в развитии его экономики нефтяной фактор играет важную роль. Доход, получаемые от нефти, уже направляется в развитие ненефтяного сектора, что означает процветание экономики страны, в целом. 

src=http://azerbaijans.com/uploads/btc-acilish.jpg

Нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан 

Нефть, добываемая в рамках проекта «Азери-Чираг-Гюнешли», экспортируется на мировые рынки через Основной экспортный нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан. Этот трубопровод, проложенный от Баку до турецкого порта Джейхан и имеющий протяженность около 1770 км,  проходит от Каспийского моря до Средиземного моря на высоте 3000 метров через горы, 1500 речных проходов и 7 сейсмических зон. Скорость транспортировки нефти составляет 2 метра в секунду. Прокладка этого трубопровода не только является экономически выгодной, но и имеет стратегическое значение для региона. Строительство трубопровода завершилось в 2005 году, а 28 мая 2006 года первая нефть, поданная в трубопровод, была отправлена в порт Джейхан. 4 июля первый танкер, заполненный азербайджанской нефтью, прошедшей по трубопроводу БТС расстояние 1768 км от терминала Сангачал до Джейхана, был отправлен с турецкого побережья Средиземного моря. Торжественная церемония открытия трубопровода состоялась 13 июля в турецком порту Джейхан и городе Стамбуле при участии высокопоставленных представителей 98 стран. В знак исключительного значения БТС президенты Азербайджана, Турции и Грузии добавили к макету  трубопровода окончание из золота. Ввиду того что трубопровод БТС является экономически весьма выгодным, некоторые государства намерены транспортировать свою нефть через данный трубопровод. Так, между Азербайджаном и Казахстаном уже подписано соглашение по транспортировке казахстанской нефти через БТС.

www.azerbaijans.com

обзор страны Азербайджан « blogivg

1news.az/economy/oil_n_gas/

По состоянию на 1 января 2012 года в Азербайджане обнаружено 81 нефтегазовое месторождение. В настоящее время Госнефтекомпания Азербайджана (SOCAR) осуществляет эксплуатацию 58 месторождений, 23 месторождения по различным причинам не эксплуатируются, а эксплуатация некоторых – прекращена. Эти данные опубликованы в отчете о деятельности Госнефтекомпании Азербайджана (SOCAR) за 2011 год. Из них 40 месторождений находится на суше, а 18 месторождений – в море. В отчете отмечается, что с начала добычи нефти до 1 января 2012 года в Азербайджане добыто 1,754 млрд. тонн нефти и 622,4 млрд. кубометров природного газа. В 2011 году в Азербайджане в общей сложности добыто 45,7 млн. тонн нефти и конденсата и 25,9 млрд. кубометров газа. Из общего объема добычи 8,401 млн. тонн нефти и 7,084 млрд. кубометров газа пришлось на долю SOCAR. Азербайджанская международная операционная компания (АМОК) в 2011 году с месторождений Азери-Чираг-Гюнешли добыла 35,465 млн. тонн нефти и 11,943 млрд. кубометров попутного газа. С морского газоконденсатного месторождения «Шах-Дениз» в прошлом году было добыто 6,726 млрд. кубометров газа и 1,759 млн. тонн конденсата. С месторождений, расположенных на суше и разрабатываемых операционными компаниями, в рамках соглашений PSA добыто 1,8 млн. тонн нефти и конденсата, и 200 млн. кубометров природного газа.http://1news.az/economy/oil_n_gas/20130108035655136.html

По итогам января-ноября 2012 года 90,53% всего экспорта Азербайджана пришлось на нефть и нефтепродукты. За указанный период 85,03% всего экспорта Азербайджана пришлось на сырую нефть, а на нефтепродукты — 5,5%. Отметим, что по итогам 2011 года 91,94% всего экспорта Азербайджана пришлось на нефть и нефтепродукты. За указанный период 86,2 % всего экспорта Азербайджана пришлось на сырую нефть, а на нефтепродукты — 5,74%.http://1news.az/economy/oil_n_gas/20121228120618581.html

В 2012 году согласно показателям счетчиков из Азербайджана экспортировано нефти в объеме 34,935 млн. тонн. Как передает 1news.az со ссылкой на Государственный таможенный комитет Азербайджана, из этого объема по таможенным декларациям было экспортировано 24,237 млн. тонн нефти на сумму $20,232 млрд.

Из общего объема экспорта 1,99 млн. тонн экспортировано по трубопроводу Баку-Новороссийск, 3,923 млн. тонн — по трубопроводу Баку-Супса. По трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан за этот же период экспортировано 27,999 млн. тонн нефти. По железной дороге экспортировано 1,015 млн. тонн. В 2011 году декларированный объем экспорта нефти из Азербайджана составил 37,45 млн. тонн. Из этого объема по таможенным декларациям было экспортировано 27,825 млн. тонн нефти на сумму $22,911 млрд.http://1news.az/economy/oil_n_gas/20130121022044453.html

В течение 2012 года в Азербайджане было добыто 17,2 млрд. кубометров товарного газа. По сравнению с 2011 годом добыча товарного газа увеличилась на 5,4%. В 2011 году в Азербайджане было добыто 25,7 млрд. кубометров газа.http://1news.az/economy/oil_n_gas/20130121011913297.html

В 2012 году добыча нефти в Азербайджане года составила 43 млн. тонн. По сравнению с 2011 годом добыча нефти сократилась на 2,4 млн. тонн. В декабре добыча была в объемах 3,6 млн. тонн. Добыча нефти в Азербайджане в 2011 году составила 45,4 млн. тонн, что на 5,434 млн. тонн меньше показателя 2010 года.http://1news.az/economy/oil_n_gas/20130118032634336.html

По итогам 2012 года отчисления Госнефтекомпании Азербайджана (SOCAR) в госбюджет страны составили 1,425 млрд. манатов ($1,819 млрд.), по сравнению с аналогичным периодом прошлого года выплаты увеличились на 6,7%, или 89,792 млн. манатов. За прошлый год SOCAR также перечислила в Государ

blogivg.wordpress.com