Реферат на тему "Банк качества нефти". Банк качества нефти транснефть


Создание банка нефти является сложной технологической задачей

Создание банка нефти является сложной технологической задачей, прокомментировал президент "Транснефти" Николай Токарев в интервью телеканалу "Россия 24".

"На сегодня это очень сложная технологическая задача. Это надо администрировать. Это 143 точки сдачи, больше 200 договоров. Конечно, нужно везде фиксировать качество: у кого сколько принято какой нефти, как это отразилось на финансовом результате того или иного. Кто это будет делать? Это приведет к тому, что у нас должны будут, с одной стороны, увеличиться финансовые затраты на администрирование этого процесса. Во-вторых, кто кому должен платить? Выяснится, что государственные компании должны будут платить частным, иностранным компаниям, которые сдают хорошую нефть и она транзитом идет через Россию", - рассказал Токарев в ответ на вопрос о создании банка качества нефти.

"Эта тема уже изучалась, рассматривалась и правительством много лет назад. Очень много вопросов возникает в этой связи, и однозначно не решить", - отметил он.

Во вторник газета "Коммерсант" со ссылкой на источники сообщила, что заместитель главы ФАС Анатолий Голомолзин на совещании у вице-премьера Аркадия Дворковича, посвященном тарифам "Транснефти", выступил с предложением создать банк нефти, чтобы компании, добывающие сернистую нефть, платили остальным за снижение качества сырья. По задумке ФАС, компании, сдающие сернистую нефть, должны будут компенсировать производителям низкосернистой нефти разницу между ценой своего сырья и Urals. Однако это предложение по ряду причин тяжело реализовать технически.

Обсуждение ухудшения качества российской нефти продолжается уже несколько лет. Так, в декабре 2015 года президент "Лукойла" Вагит Алекперов сообщил, что к нему обратились традиционные покупатели Urals, предел сернистости которой составляет 1,8% — венгерская MOL и финская Neste — с просьбой обратить внимание поставщиков из РФ на ухудшающееся качество поставляемой нефти. В мае 2016 года "Транснефть" предложила создать новый экспортный сорт российской нефти с рабочим названием Urals Heavy и содержанием серы 2,3% для улучшения качества Urals. Против предложения выступили нефтекомпании, добывающие нефть с высоким содержанием серы - "Башнефть" и "Татнефть".

В свою очередь, первый заместитель министра энергетики РФ Алексей Текслер сообщал, что угрозы снижения качества российской нефти Urals до 2018 года нет. В марте этого года он также рассказал, что ситуация с качеством Urals находится под контролем, и вопрос выделения высокосернистой нефти в отдельный экспортный поток, скорее всего, откладывается на период после 2018 года.

nangs.org

Банк качества нефти поможет Траснефти // Компании // Новости

Введение банка качества нефти не решит проблему с поддержанием уровня ее качества в системе Транснефти по направлениям экспортных поставок. Об сообщил начальник отдела Минэнерго А.Богатырев.

 

По его словам, банк качества нефти может обострить разногласия между российскими нефтяными компаниями, и при этом часть российских нефтяных компаний должна будет уплачивать, вероятно, часть компенсаций компаниям - тразитерам. В этом случае это может привести и к снижению налогооблагаемой базы.

В настоящий момент поддержание качества нефти в системе Транснефти решается транспортной монополией за счет регулирования грузопотоков, включая последовательную перекачку, и смешения нефти различного качества. Но по ряду направлений уже сейчас существуют трудности с поддержанием качества, которые нельзя решить технологическими методами. В целом, российские НПЗ, по расчетам экспертов профильных институтов, без строительства дополнительных установок технологически не готовы к приему нефти с содержанием серы свыше 1,8%.

 

Часть этих проблем может быть решена, по мнению представителя Минэнерго, за счет ввода новых установок на Киришском НПЗ, Хабаровском НПЗ и Танеко, что предусмотрено программой модернизации заводов до 2015 г. 

 

В настоящее время четко прослеживается тенденция сокращения низкосернистой нефти на западном направлении и рост малосернистых объемов на восточном направлении. Тем не менее, развитие нефтедобычи на Ванкорском и Русском месторождении значительно увеличит количество нефти высокой плотности, которая потребует от транспортной монополии дополнительных затрат на ее перекачку

 

Напомним, что Минэнерго РФ ведет работу над созданием «банка качества» нефти (БКН).

 

В планах, до конца 2013 г подготовить предварительную модель данного проекта.

Об этом заявил глава минэнерго РФ А.Новак.

 

«Мы над этим работаем, планируем до конца 2013 г отработать модель, модель бумажную, чтобы понять, как она будет работать», - сказал А.Новак.

А.Новак сообщил, что на данный момент сложилась такая система, когда в трубопроводной системе Транснефти нефть разного качества смешивается, и нефтедобывающие компании получают доход от продаж усредненного сорта, вне зависимости от качества добываемой нефти.

«Такая система сложилась, теоретически ее можно изменить», - отметил А.Новак.

Но, это не так просто.

 

«Банк качества» нефти позволит поставить доходы компаний в зависимость от качества нефти, поставляемой в нефтепроводную систему.

 А.Новак сообщил, что модель БКН будет приниматься по итогам обсуждения с нефтяными компаниями.

На восточном направлении есть небольшой резерв по сернистости и плотности.

 

Вопрос внедрения БКН тесно связан с НДПИ, по которому во власти пока нет единого мнения.

Вероятно, одновременно с внедрением БКН придется внедрять коэффициент качества нефти, влияющий на ставку НДПИ, что может свести на к 0, эффект от внедрения БКН.

 

Обсудить на форуме

neftegaz.ru

Банк качества нефти

Часть 1.Общее понятие «банка качества нефти»

Банк качества нефти является своего рода базой данных углеводородного сырья компаний и позволяет определить сорт нефти на различных этапах ее транспортировки, перевалки, хранения. Понятие "банка качества" нефти широко применяется в мировой практике. Внедрение банка качества нефти обсуждается в России уже не первый год. Противниками создания банка качества нефти выступают "Татнефть" и "Башнефть", добывающие тяжелую высокосернистую нефть. Создание банка качества нефти в России возможно только после диверсификации запасов и добычи высокосернистой нефти.

"Банк" - название достаточно условное. На самом деле это механизм штрафных и компенсационных выплат для нефтедобывающих компаний в зависимости от качества нефти, которую они поставляют в систему нефтепроводов "Транснефти". Банк качества, таким образом, призван устранить существующую несправедливость - поставщики низкокачественного (вязкого, с высоким содержанием посторонних примесей, прежде всего серы) сырья будут обязаны платить в этот банк за то, что они портят общую картину. А "банк", в свою очередь, будет направлять эти деньги добытчикам "легкой" нефти - за то, что портится их высококачественное сырье.

Часть 2. Проблема «банка качества нефти» в России

Российская нефть на разных месторождениях, разбросанных по огромной территории страны, совершенно разного качества. В недрах Западной Сибири добывается наиболее дорогая, так называемая легкая нефть - с минимальным содержанием серы, а на Урале и в Поволжье залегают главным образом "тяжелые" сорта с избыточным содержанием серы, которые на рынке ценятся куда меньше. В нефтепроводах (в том числе прокачивающих сырье на экспорт) все сорта нефти смешиваются, и на выходе получается "общероссийская" смесь Urals. Таким образом, российские компании за баррель нефти любого качества получают одну и ту же цену - цену барреля смеси Urals.

Много лет баррель родного Urals стоил на 1-2 доллара дешевле смеси Brent, которая служит основным показателем цены на нефть на мировом рынке. В свою очередь, сибирский сорт нефти Siberian light дороже Brent. Чем выше поднимались мировые цены на нефть, тем больше становился разрыв между ее сортами. "Тяжелая" нефть стала стоить значительно дешевле и Siberian light, и Urals, а Urals - уже на несколько долларов дешевле, чем Brent. Около 80 процентов добываемой в России нефти, в основном крупнейших компаний, не уступает по качеству марке Brent, 10 процентов хуже Brent, а оставшиеся 10 процентов представляют собой ту самую "тяжелую нефть", которая, попав в общую трубу, заметно снижает качество всей нефти.

Во сколько же обходятся потери на качестве? Еще несколько лет назад утверждалось, что компании, добывающие высококачественную нефть, ежегодно недосчитываются около 250 миллионов долларов. Кое-кто оценивал потери на порядок выше - до 2,5 миллиарда. Нужно ведь было как-то обосновать государственный масштаб проблемы. Однако парадоксальным образом эти аргументы лишь помогли заблокировать решение о создании банка качества, так как в случае введения компенсационного механизма компании-аутсайдеры не только сами могли разориться, но и потянуть за собой на дно региональные бюджеты.

Концепция создания в России банка качества нефти уже разработана. По сути это механизм штрафных и компенсационных выплат для нефтедобывающих компаний в зависимости от качества нефти, которую они поставляют в систему нефтепроводов. Очевидно, что любой товар стоит столько, сколько он стоит. Поэтому те компании, которые закачивают в трубопровод низкокачественную нефть, должны платить за "порчу имущества" другим компаниям. Банк качества таким образом призван устранить существующую несправедливость - поставщики низкокачественного (вязкого, с высоким содержанием посторонних примесей, прежде всего, серы) сырья должны будут платить своего рода дополнительный "налог" своим соседям по трубе.

Подобные банки качества нефти существуют практически во всех нефтедобывающих странах. В частности, база данных углеводородного сырья компаний, ведущих его добычу в Казахстане, позволяет идентифицировать партии нефти на различных этапах ее транспортировки, перевалки, хранения. И наоборот, отсутствие подобного банка качества в России не позволяет осуществлять подобный мониторинг транзита, что ведет к замещению различных сортов "легкой" и "тяжелой" нефти, их смешиванию.

В нашей стране "процесс пошел" снизу - от самих компаний. На очередном заседании Совета по конкурентоспособности и предпринимательству при правительстве РФ один из известных еще с советских времен нефтяников говорил о том, что Россия практически единственная страна в мире, которая еще не ввела свой банк качества нефти: в стране добывается порядка 30 сортов нефти, но все они "сливаются в одну трубу". "Мы на наших заводах все сорта разделили", - заметил он.

Освоение новых регионов по-новому ставит проблему банка качества. Скажем, строительство нефтепровода из Западной Сибири до Мурманска (Индиги) могло бы позволить решить не только транспортную проблему в Тимано-Печоре, но и проблему качества нефти в целом по России.

Первый банка качества нефти России

Парадоксально, но российские компании приобрели опыт работы с использованием банка качества еще до его возникновения в собственной стране. Так, в июле 2002 года был создан прецедент - заработал банк качества на нефтепроводе "Каспийский трубопроводный консорциум" (КТК), по которому поставляют нефть и ведущие российские компании. Банк качества на КТК стал первым на постсоветском пространстве. Как ожидается, он будет действовать и на трубопроводах "Баку-Тбилиси-Джейхан", "Казахстан-Китай" и других.

В России ведущие нефтяные корпорации заговорили о необходимости создания банка качества в1998 году. Когда цены на российскую нефть опустились до рекордно низкого уровня - 8-9 долларов за баррель, поставщики качественной нефти стали косо смотреть на своих конкурентов и искать любые осмысленные возможности перераспределить в свою пользу часть их доходов. Правительство в то время эту инициативу не поддержало.

Чуть позже к идее вернулись вновь. На этот раз компании, добывающие более качественную нефть, осознали масштаб своих финансовых потерь из-за того, что цена на Brent существенно оторвалась от Urals - вместо привычных 1-2 долларов разница составила 5-7 долларов.

Часть 3. Пути решения проблемы БКН

В последние год-два банк качества рассматривается в контексте подготовки законопроекта о трубопроводном транспорте. Действительно, почему бы не воспользоваться выходом на финишную прямую этого законодательного акта, чтобы заодно не урегулировать еще и "качественную проблему"? Ведь, по мнению разработчиков трубопроводного законопроекта, ключевых положений у этого документа четыре: порядок равноправного доступа всех нефтедобытчиков к трубопроводной системе как к национальной инфраструктуре; ценовая тарифная политика за оказание услуг; развитие трубопроводных систем (кто и на каких условиях может инвестировать в них) и банк качества нефти.

Техническая готовность производить расчеты сумм платежей по разработанной методике не вызывает сомнений. Сейчас идет работа по исследованию и разработке норматива "потерь" качества по конкретным маршрутам транспортировки углеводородов. С тем чтобы потом с расчетами на руках снова провести переговоры со всеми заинтересованными компаниями и согласовать сроки введения и формы существования банка качества.

Важно подчеркнуть: создание банка качества будет подталкивать компании к тому, чтобы очищать нефть перед закачкой в трубу или продавать некачественную нефть на внутреннем рынке. Более того, при умелом подходе компании, добывающие "тяжелую" нефть, могут снизить свои потери, построив очистительные мощности, которые должны довольно быстро окупиться. В США возникла целая отрасль, где основные доходы компании получали от продажи серы, выделенной в ходе переработки нефти. Обратив тем самым себе во благо природные недостатки: чем больше содержание серы в нефти, тем для таких предприятий лучше.

На встрече руководителей российских нефтяных компаний, которая прошла в конце прошлого года, большинство нефтяников поддержали внедрение компенсационного механизма - банка качества. Смягчилось даже руководство тех регионов, которые прежде возражали против создания банка качества. Главное условие, теперь выдвигаемое ими, заключается в том, что следует уравнять правила игры при введении банка качества (в частности, снизить уровень налогов для пользователей "тяжелых" месторождений) и дать время (лет 5-6), чтобы эти компании успели подготовиться к работе в новых условиях. Вообще-то и государству было бы не зазорно поучаствовать в этом процессе: создать на уровне налогообложения дополнительные стимулы для компаний, осуществляющих качественную трансформацию.

Заметим, что до сих пор обсуждение в России всего, что касается банка качества, сводилось по большей части к взаимным претензиям компаний. Почвы для конфликтов просто бы не было, если бы фискальная нагрузка на отдельные нефтяные компании, на отдельные инвестиционные проекты в недропользовании была бы дифференцированной и изначально учитывала качество "поднимаемой" нефти. За право добычи "тяжелой" нефти компании платили бы меньше государству, а сэкономленные средства позволяли бы им потом откупиться от более "качественных" партнеров по трубе. Это было бы и справедливо, и экономически оправдано. Все упирается в создание в стране гибкой фискальной системы, учитывающей особенности разработки конкретных месторождений.

Но существующая в настоящее время плоская единая ставка НДПИ всех стрижет под одну гребенку и позволяет одним компаниям выплачивать дивиденды, исчисляемые миллиардами долларов, а других вынуждает работать на уровне минимальной рентабельности. Дифференциация НДПИ (вместо возврата к уплате рентных платежей) ущербна теоретически - бессмысленно использовать налоговую систему при сборе неналоговых (согласно определению Бюджетного кодекса) платежей.

Таким образом, две проблемы (фискальной нагрузки на компании и их проекты, с одной стороны, и компенсации продавцам легкой нефти, с другой) должны решаться не последовательно, а одновременно.

Часть 4. Проблема банка качества нефти

для предприятий Татарстана и ее решение

Компании Татнефть и Башнефть являются наиболее последовательными противниками "банка качества". По их мнению, необходимость выплаты премии компаниям, работающим на более качественных сибирских месторождениях, приведет к ухудшению финансового положения их компаний, которые вынуждены работать на старых и уже истощающихся месторождениях.

Глава Татарстана Минтимер Шаймиев предсказывал в случае введения "банка" ежегодные поборы с "Татнефти" в размере $0,5 млрд., прекращение работ на мелких месторождениях, поскольку они станут нерентабельными, и, как следствие, вынужденное увольнение тысяч работников. Но к сегодняшнему дню он в значительной степени смягчил свою позицию по данному вопросу. Теперь главное требование Шаймиева заключается в том, чтобы уравнять правила игры при введении банка качества (в частности, снизить уровень налогов для пользователей "тяжелых" месторождений).

Как считают аналитики, добытчики "тяжелой" нефти могут снизить свои потери, построив очистительные мощности, которые должны довольно быстро окупиться.

Правительство Татарстана приняло решение о строительстве в республике нефтеперерабатывающего завода (НПЗ) мощностью 5 млн тонн нефти в год. Планируется, что НПЗ будет рассчитан исключительно на переработку высокосернистой (карбоновой) нефти, добываемой в республике 32 малыми нефтяными компаниями (МНК). Таким образом, с учетом уже существующего и строящегося сейчас НПЗ республика сможет перерабатывать всю добываемую карбоновую нефть, составляющую половину общей нефтедобычи. Эксперты связывают эти планы с подготовкой нефтяников РТ к введению банка качества нефти, не исключающего запрет на допуск высокосернистого углеводородного сырья в магистральные нефтепроводы.

О том, что правительство РТ начало реализацию обсуждаемой несколько месяцев идеи строительства в республике еще одного нефтеперерабатывающего завода. Цель проекта — переработка 5 млн тонн исключительно карбоновой нефти, добываемой на территории республики 32 МНК. В 2005 году МНК добыли 5,7 миллиона тонн, по прогнозу к 2008 году они будут добывать 7,5 миллиона тонн. И эту нефть надо переработать.

Хотя о схеме работы будущего НПЗ сейчас говорить рано, отдельные примерные параметры проекта в холдинге уже называют. По словам Рафината Яруллина, НПЗ, «скорее всего, будет комбинированным», то есть рассчитанным на выпуск как моторного топлива (бензина, дизельного топлива), так и нефтехимических продуктов. Его примерная стоимость составит $3 млрд. О сроках строительства в холдинге пока ничего сказать не могут.

Если планы правительства РТ осуществятся, то в республике с учетом действующего в Нижнекамске НПЗ (ННПЗ) мощностью 7 млн тонн нефти и строящегося сейчас НПЗ ОАО «Татнефть» такой же мощности (окончание строительства запланировано на 2010 год) появятся три завода общей мощностью 19 млн тонн нефти. При том, что ННПЗ рассчитан на переработку смешанной нефти в пропорции примерно 50% карбона и 50% девона, а НПЗ «Татнефти» будет только «карбоновым», республика сможет обеспечить собственную переработку практически всей высокосернистой нефти (в прошлом году из 30,7 млн тонн добытой в РТ нефти доля карбоновой составила 15,4 млн тонн).

Эксперты связали планы нефтяников РТ с предстоящим введением в России новых стандартов качества нефти. Стоит вспомнить, что летом 2005 года вопрос о повышении цены отечественной экспортируемой нефти поднял президент Владимир Путин. С тех пор чиновники неоднократно пытались найти решение проблемы, однако все попытки оказались безуспешными. По сути, выход только один — недопущение высокосернистой нефти Татарстана и Башкирии в магистральные трубопроводы. Пока на такие жесткие меры власти не решились, но вопрос выравнивания цен на российскую нефть марки Urals и североамериканской Brent остается. «Решение республики о строительстве НПЗ, рассчитанного на переработку высокосернистой нефти, можно рассматривать как страховку от того, что тяжелую нефть не пустят в магистральную трубу», — говорит аналитик ИК «БрокерКредитСервис» Максим Шеин, отмечая, что в сложившихся обстоятельствах «это вполне разумно».

Строительство еще одного НПЗ —оправданный шаг в преддверии введения банка качества нефти. Госсоветник при президенте РТ по вопросам недропользования, нефти и газа Ренат Муслимов говорит, что разработка проекта строительства третьего НПЗ, который сможет полностью «закрыть» проблему высокосернистой нефти, связана с введением в РФ новых стандартов качества нефти.

bestreferat.su

Банк качества нефти

Министерство образования и науки республики татАрстан Альметьевский государственный нефтной институт Контрольная работа на тему: Банк качества нефти в России по курсу: актуальные проблемы развития НГП Выполнил: студент Шапошникова А.О. группы 6171 Проверил: Альметьевск 2007

Содержание Введение Часть 1.Общее понятие «банка качества нефти» Часть 2. Проблема «банка качества нефти» в России Часть 3. Пути решения проблемы БКН Часть 4. Проблема банка качества нефти для предприятий Татарстана и ее решение Заключение Литература

Введение http://www.rosinvest.com/rubric/9/Банк качества нефти в России может быть создан после решения проблемы высокосернистой нефти, т.е. необходимо решить проблему диверсификации запасов и добычи высокосернистых сортов нефти, которые добываются на территории страны. В том случае если эта задача будет решена, можно будет переходить к созданию банка качества нефти, который, в свою очередь, позволит устранить диспропорцию в экспортных ценах на нефть марок Urals и Brent. Банк качества нефти предполагает создание базы данных углеводородного сырья, добываемого каждой компанией на территории России. Подобная база позволяет идентифицировать партии нефти различного качества на этапах ее транспортировки, перевалки и хранения. Отсутствие в настоящее время банка нефти в России не позволяет осуществлять подобный мониторинг, что ведет к смешиванию различных сортов легкой и тяжелой нефти, а это, в свою очередь, сказывается на стоимости экспортируемой углеводородной продукции. В данной работе рассматривается проблема внедрения банка качества нефти в нашей стране, а также способы ее решения.

Часть 1.Общее понятие «банка качества нефти» Банк качества нефти является своего рода базой данных углеводородного сырья компаний и позволяет определить сорт нефти на различных этапах ее транспортировки, перевалки, хранения. Понятие "банка качества" нефти широко применяется в мировой практике. Внедрение банка качества нефти обсуждается в России уже не первый год. Противниками создания банка качества нефти выступают "Татнефть" и "Башнефть", добывающие тяжелую высокосернистую нефть. Создание банка качества нефти в России возможно только после диверсификации запасов и добычи высокосернистой нефти. "Банк" - название достаточно условное. На самом деле это механизм штрафных и компенсационных выплат для нефтедобывающих компаний в зависимости от качества нефти, которую они поставляют в систему нефтепроводов "Транснефти". Банк качества, таким образом, призван устранить существующую несправедливость - поставщики низкокачественного (вязкого, с высоким содержанием посторонних примесей, прежде всего серы) сырья будут обязаны платить в этот банк за то, что они портят общую картину. А "банк", в свою очередь, будет направлять эти деньги добытчикам "легкой" нефти - за то, что портится их высококачественное сырье. Часть 2. Проблема «банка качества нефти» в России Российская нефть на разных месторождениях, разбросанных по огромной территории страны, совершенно разного качества. В недрах Западной Сибири добывается наиболее дорогая, так называемая легкая нефть - с минимальным содержанием серы, а на Урале и в Поволжье залегают главным образом "тяжелые" сорта с избыточным содержанием серы, которые на рынке ценятся куда меньше. В нефтепроводах (в том числе прокачивающих сырье на экспорт) все сорта нефти смешиваются, и на выходе получается "общероссийская" смесь Urals. Таким образом, российские компании за баррель нефти любого качества получают одну и ту же цену - цену барреля смеси Urals. Много лет баррель родного Urals стоил на 1-2 доллара дешевле смеси Brent, которая служит основным показателем цены на нефть на мировом рынке. В свою очередь, сибирский сорт нефти Siberian light дороже Brent. Чем выше поднимались мировые цены на нефть, тем больше становился разрыв между ее сортами. "Тяжелая" нефть стала стоить значительно дешевле и Siberian light, и Urals, а Urals - уже на несколько долларов дешевле, чем Brent. Около 80 процентов добываемой в России нефти, в основном крупнейших компаний, не уступает по качеству марке Brent, 10 процентов хуже Brent, а оставшиеся 10 процентов представляют собой ту самую "тяжелую нефть", которая, попав в общую трубу, заметно снижает качество всей нефти. Во сколько же обходятся потери на качестве? Еще несколько лет назад утверждалось, что компании, добывающие высококачественную нефть, ежегодно недосчитываются около 250 миллионов долларов. Кое-кто оценивал потери на порядок выше - до 2,5 миллиарда. Нужно ведь было как-то обосновать государственный масштаб проблемы. Однако парадоксальным образом эти аргументы лишь помогли заблокировать решение о создании банка качества, так как в случае введения компенсационного механизма компании-аутсайдеры не только сами могли разориться, но и потянуть за собой на дно региональные бюджеты. Концепция создания в России банка качества нефти уже разработана. По сути это механизм штрафных и компенсационных выплат для нефтедобывающих компаний в зависимости от качества нефти, которую они поставляют в систему нефтепроводов. Очевидно, что любой товар стоит столько, сколько он стоит. Поэтому те компании, которые закачивают в трубопровод низкокачественную нефть, должны платить за "порчу имущества" другим компаниям. Банк качества таким образом призван устранить существующую несправедливость - поставщики низкокачественного (вязкого, с высоким содержанием посторонних примесей, прежде всего, серы) сырья должны будут платить своего рода дополнительный "налог" своим соседям по трубе. Подобные банки качества нефти существуют практически во всех нефтедобывающих странах. В частности, база данных углеводородного сырья компаний, ведущих его добычу в Казахстане, позволяет идентифицировать партии нефти на различных этапах ее транспортировки, перевалки, хранения. И наоборот, отсутствие подобного банка качества в России не позволяет осуществлять подобный мониторинг транзита, что ведет к замещению различных сортов "легкой" и "тяжелой" нефти, их смешиванию. В нашей стране "процесс пошел" снизу - от самих компаний. На очередном заседании Совета по конкурентоспособности и предпринимательству при правительстве РФ один из известных еще с советских времен нефтяников говорил о том, что Россия практически единственная страна в мире, которая еще не ввела свой банк качества нефти: в стране добывается порядка 30 сортов нефти, но все они "сливаются в одну трубу". "Мы на наших заводах все сорта разделили", - заметил он. Освоение новых регионов по-новому ставит проблему банка качества. Скажем, строительство нефтепровода из Западной Сибири до Мурманска (Индиги) могло бы позволить решить не только транспортную проблему в Тимано-Печоре, но и проблему качества нефти в целом по России. Первый банка качества нефти России Парадоксально, но российские компании приобрели опыт работы с использованием банка качества еще до его возникновения в собственной стране. Так, в июле 2002 года был создан прецедент - заработал банк качества на нефтепроводе "Каспийский трубопроводный консорциум" (КТК), по которому поставляют нефть и ведущие российские компании. Банк качества на КТК стал первым на постсоветском пространстве. Как ожидается, он будет действовать и на трубопроводах "Баку-Тбилиси-Джейхан", "Казахстан-Китай" и других. В России ведущие нефтяные корпорации заговорили о необходимости создания банка качества в1998 году. Когда цены на российскую нефть опустились до рекордно низкого уровня - 8-9 долларов за баррель, поставщики качественной нефти стали косо смотреть на своих конкурентов и искать любые осмысленные возможности перераспределить в свою пользу часть их доходов. Правительство в то время эту инициативу не поддержало. Чуть позже к идее вернулись вновь. На этот раз компании, добывающие более качественную нефть, осознали масштаб своих финансовых потерь из-за того, что цена на Brent существенно оторвалась от Urals - вместо привычных 1-2 долларов разница составила 5-7 долларов. Часть 3. Пути решения проблемы БКН В последние год-два банк качества рассматривается в контексте подготовки законопроекта о трубопроводном транспорте. Действительно, почему бы не воспользоваться выходом на финишную прямую этого законодательного акта, чтобы заодно не урегулировать еще и "качественную проблему"? Ведь, по мнению разработчиков трубопроводного законопроекта, ключевых положений у этого документа четыре: порядок равноправного доступа всех нефтедобытчиков к трубопроводной системе как к национальной инфраструктуре; ценовая тарифная политика за оказание услуг; развитие трубопроводных систем (кто и на каких условиях может инвестировать в них) и банк качества нефти. Техническая готовность производить расчеты сумм платежей по разработанной методике не вызывает сомнений. Сейчас идет работа по исследованию и разработке норматива "потерь" качества по конкретным маршрутам транспортировки углеводородов. С тем чтобы потом с расчетами на руках снова провести переговоры со всеми заинтересованными компаниями и согласовать сроки введения и формы существования банка качества. Важно подчеркнуть: создание банка качества будет подталкивать компании к тому, чтобы очищать нефть перед закачкой в трубу или продавать некачественную нефть на внутреннем рынке. Более того, при умелом подходе компании, добывающие "тяжелую" нефть, могут снизить свои потери, построив очистительные мощности, которые должны довольно быстро окупиться. В США возникла целая отрасль, где основные доходы компании получали от продажи серы, выделенной в ходе переработки нефти. Обратив тем самым себе во благо природные недостатки: чем больше содержание серы в нефти, тем для таких предприятий лучше. На встрече руководителей российских нефтяных компаний, которая прошла в конце прошлого года, большинство нефтяников поддержали внедрение компенсационного механизма - банка качества. Смягчилось даже руководство тех регионов, которые прежде возражали против создания банка качества. Главное условие, теперь выдвигаемое ими, заключается в том, что следует уравнять правила игры при введении банка качества (в частности, снизить уровень налогов для пользователей "тяжелых" месторождений) и дать время (лет 5-6), чтобы эти компании успели подготовиться к работе в новых условиях. Вообще-то и государству было бы не зазорно поучаствовать в этом процессе: создать на уровне налогообложения дополнительные стимулы для компаний, осуществляющих качественную трансформацию. Заметим, что до сих пор обсуждение в России всего, что касается банка качества, сводилось по большей части к взаимным претензиям компаний. Почвы для конфликтов просто бы не было, если бы фискальная нагрузка на отдельные нефтяные компании, на отдельные инвестиционные проекты в недропользовании была бы дифференцированной и изначально учитывала качество "поднимаемой" нефти. За право добычи "тяжелой" нефти компании платили бы меньше государству, а сэкономленные средства позволяли бы им потом откупиться от более "качественных" партнеров по трубе. Это было бы и справедливо, и экономически оправдано. Все упирается в создание в стране гибкой фискальной системы, учитывающей особенности разработки конкретных месторождений. Но существующая в настоящее время плоская единая ставка НДПИ всех стрижет под одну гребенку и позволяет одним компаниям выплачивать дивиденды, исчисляемые миллиардами долларов, а других вынуждает работать на уровне минимальной рентабельности. Дифференциация НДПИ (вместо возврата к уплате рентных платежей) ущербна теоретически - бессмысленно использовать налоговую систему при сборе неналоговых (согласно определению Бюджетного кодекса) платежей. Таким образом, две проблемы (фискальной нагрузки на компании и их проекты, с одной стороны, и компенсации продавцам легкой нефти, с другой) должны решаться не последовательно, а одновременно. Часть 4. Проблема банка качества нефти для предприятий Татарстана и ее решение Компании Татнефть и Башнефть являются наиболее последовательными противниками "банка качества". По их мнению, необходимость выплаты премии компаниям, работающим на более качественных сибирских месторождениях, приведет к ухудшению финансового положения их компаний, которые вынуждены работать на старых и уже истощающихся месторождениях. Глава Татарстана Минтимер Шаймиев предсказывал в случае введения "банка" ежегодные поборы с "Татнефти" в размере $0,5 млрд., прекращение работ на мелких месторождениях, поскольку они станут нерентабельными, и, как следствие, вынужденное увольнение тысяч работников. Но к сегодняшнему дню он в значительной степени смягчил свою позицию по данному вопросу. Теперь главное требование Шаймиева заключается в том, чтобы уравнять правила игры при введении банка качества (в частности, снизить уровень налогов для пользователей "тяжелых" месторождений). Как считают аналитики, добытчики "тяжелой" нефти могут снизить свои потери, построив очистительные мощности, которые должны довольно быстро окупиться. Правительство Татарстана приняло решение о строительстве в республике нефтеперерабатывающего завода (НПЗ) мощностью 5 млн тонн нефти в год. Планируется, что НПЗ будет рассчитан исключительно на переработку высокосернистой (карбоновой) нефти, добываемой в республике 32 малыми нефтяными компаниями (МНК). Таким образом, с учетом уже существующего и строящегося сейчас НПЗ республика сможет перерабатывать всю добываемую карбоновую нефть, составляющую половину общей нефтедобычи. Эксперты связывают эти планы с подготовкой нефтяников РТ к введению банка качества нефти, не исключающего запрет на допуск высокосернистого углеводородного сырья в магистральные нефтепроводы. О том, что правительство РТ начало реализацию обсуждаемой несколько месяцев идеи строительства в республике еще одного нефтеперерабатывающего завода. Цель проекта — переработка 5 млн тонн исключительно карбоновой нефти, добываемой на территории республики 32 МНК. В 2005 году МНК добыли 5,7 миллиона тонн, по прогнозу к 2008 году они будут добывать 7,5 миллиона тонн. И эту нефть надо переработать. Хотя о схеме работы будущего НПЗ сейчас говорить рано, отдельные примерные параметры проекта в холдинге уже называют. По словам Рафината Яруллина, НПЗ, «скорее всего, будет комбинированным», то есть рассчитанным на выпуск как моторного топлива (бензина, дизельного топлива), так и нефтехимических продуктов. Его примерная стоимость составит $3 млрд. О сроках строительства в холдинге пока ничего сказать не могут. Если планы правительства РТ осуществятся, то в республике с учетом действующего в Нижнекамске НПЗ (ННПЗ) мощностью 7 млн тонн нефти и строящегося сейчас НПЗ ОАО «Татнефть» такой же мощности (окончание строительства запланировано на 2010 год) появятся три завода общей мощностью 19 млн тонн нефти. При том, что ННПЗ рассчитан на переработку смешанной нефти в пропорции примерно 50% карбона и 50% девона, а НПЗ «Татнефти» будет только «карбоновым», республика сможет обеспечить собственную переработку практически всей высокосернистой нефти (в прошлом году из 30,7 млн тонн добытой в РТ нефти доля карбоновой составила 15,4 млн тонн). Эксперты связали планы нефтяников РТ с предстоящим введением в России новых стандартов качества нефти. Стоит вспомнить, что летом 2005 года вопрос о повышении цены отечественной экспортируемой нефти поднял президент Владимир Путин. С тех пор чиновники неоднократно пытались найти решение проблемы, однако все попытки оказались безуспешными. По сути, выход только один — недопущение высокосернистой нефти Татарстана и Башкирии в магистральные трубопроводы. Пока на такие жесткие меры власти не решились, но вопрос выравнивания цен на российскую нефть марки Urals и североамериканской Brent остается. «Решение республики о строительстве НПЗ, рассчитанного на переработку высокосернистой нефти, можно рассматривать как страховку от того, что тяжелую нефть не пустят в магистральную трубу», — говорит аналитик ИК «БрокерКредитСервис» Максим Шеин, отмечая, что в сложившихся обстоятельствах «это вполне разумно». Строительство еще одного НПЗ —оправданный шаг в преддверии введения банка качества нефти. Госсоветник при президенте РТ по вопросам недропользования, нефти и газа Ренат Муслимов говорит, что разработка проекта строительства третьего НПЗ, который сможет полностью «закрыть» проблему высокосернистой нефти, связана с введением в РФ новых стандартов качества нефти.

Заключение Банк качества нефти - это система, позволяющая отдельно транспортировать сырье разного качества. Такие компании, как "Сибнефть", "ЛУКОЙЛ", ТНК-ВР, в основном добывают "легкую" нефть, с низким содержанием серы. "Татнефть" и "Башнефть", напротив, разрабатывают месторождения с "тяжелой" нефтью, перерабатывать которую дороже. Однако вся нефть сегодня смешивается в трубе и идет на экспорт под маркой Urals. Стоит она на мировых рынках меньше, чем западный аналог Brent. И именно, этот факт возмутил президента, он нацелил внимание правительства, чтобы эта несправедливость была устранена. В России уже существует система и технологии раздельной транспортировки нефти. Но запустить этот механизм мешают лобби отдельных компаний, добывающих "тяжелую" нефть. Еще четыре года назад "Транснефть" предложила нефтяникам оставить все как есть, но доплачивать за высокосернистую нефть и, наоборот, штрафовать тех, кто "портит" общую картину. "Больше других ратовал за это в свое время "ЮКОС", сейчас таких лоббистов нет", - говорит Сергей Суверов из Газпромбанка. В итоге инициативу спустили на тормозах. "Татнефть" и "Башнефть" добывают менее 8% нефти в стране, но на них держатся республиканские бюджеты. И отрезать так просто эти компании от трубы нельзя. Создание банка качества не приведет одномоментно к росту цены на Urals. Так как сырье все равно будут мешать. Это очень длительный и суперзатратный проект. А вот перераспределение финансовых потоков в отрасли создание банка качества нефти ускорит. "Роснефть" (с ее "Юганскнефтегазом"), "ЛУКОЙЛ", "Сибнефть" и ТНК-ВР сразу почувствуют это на своих бюджетах - их выручка вырастет как минимум на 8-10%. "Российские железные дороги" тоже отреагировали на замечание президента, Совещание по повышению эффективности нефтяного экспорта предложило так называемую интермодальную схему перевозки "легкой" нефти по железной дороге. По расчетам компании, нефтяники смогли бы сэкономить на каждых 5 млн. тонн "легкой" нефти $150-200 млн. ежегодно.

www.referatnatemu.com