Молоко, мясо, нефтепродукты: что, куда и сколько экспортирует Беларусь. Беларусь экспорт нефти


Белоруссия переориентировала экспорт нефтепродуктов из России на Украину

Минск, 11 августа 2016, 23:23 — REGNUM  Поставки Белоруссией нефтепродуктов на российский рынок сократились на 56%, а поставки на Украину выросли на 64%. Об этом 11 августа проинформировало информагентство БелаПАН со ссылкой на данные официальной статистики по итогам I полугодия 2016 года.

Экспорт нефтепродуктов из Белоруссии за январь — июнь составил 8,9 млн тонн — то есть остался на уровне аналогичного периода прошлого года. При этом в денежном выражении доходы от экспорта нефтепродуктов упали до $2,45 млрд — на 35%.

Поставки нефтепродуктов в Россию составил 163,6 тысячи тонн, сократившись в физическом выражении на 56%, а в денежном выражении — на 62% до $53,3 млн. Поставки на Украину за этот же период превысили 2,2 млн тонн (+64%), в денежном выражении они выросли на 4% до $823,4 млн.

«Украина остается для Белоруссии самым ликвидным рынком. Поэтому даже в случае ограничения импорта российской нефти Белоруссия будет заинтересована продавать нефтепродукты Украине просто потому, что за белорусское топливо мы платим больше, чем другие покупатели», — считает директор украинской консалтинговой группы «А-95» Сергей Куюн.

Издание отметило, что на фоне продолжающегося белорусско-российского газового конфликта Минэнерго России решило на треть сократить поставки нефти в постсоветскую республику, отметив, что белорусская сторона не выполняет обязательства по поставкам выработанных из российской нефти нефтепродуктов на российский рынок. Правительство Белоруссии обязалось поставить в РФ 1 млн тонн бензинов в 2016 году, однако не спешит выполнять условия двусторонних договорённостей, объясняя свои действия большей выгодой от поставок на другие рынки.

Как сообщало ИА REGNUM, почти весь объём нефти в Белоруссию поставляет Россия, причём кратно больше, чем составляют объёмы внутреннего потребления постсоветской республики. Добываемая в Белоруссии нефть экспортируется в полном объёме в сыром виде в Германию. Экспорт нефтепродуктов является важнейшей статьёй доходов белорусского госбюджета от внешнеэкономической деятельности. Среди основных покупателей белорусских нефтепродуктов — компании с Украины и из Великобритании.

Читайте развитие сюжета: Белоруссия остается основным поставщиком нефтепродуктов для Украины

regnum.ru

В Беларуси считают невыгодным экспорт нефтепродуктов через российскую инфраструктуру // Транспортировка и Хранение // Новости

Минск, 20 сен - ИА Neftegaz.RU. Крупнейший экспортер белорусских нефтепродуктов Белорусская нефтяная компания (БНК) считает в настоящее время невыгодными поставки продукции через российские порты. 

Об этом 20 сентября 2018 г заявил коммерческий директор БНК С. Гриб.

 

В данном случае необходимо смотреть тарифную политику как железной дороги, так и терминалов по перевалке.

Если складывать в комплексе как перевалку, так и транспортировку, то в настоящий момент затраты на поставки выше в России, чем в странах Балтии.

 

С. Гриб уточнил, что в 2018 г экспорт белорусских нефтепродуктов через российскую инфраструктуру составил порядка 42 тыс т.

Коммерческий директор компании проинформировал, что основными рынками сбыта продукции является Украина, где, например, доля БНК по импорту дизтоплива составляет 81%.

 

По данным БНК, основные объемы поставок в направлении портов завязаны на терминалах Литвы, Латвии и Эстонии.

За 8 месяцев 2018 г через них было экспортировано соответственно 1,06 млн т, 2,94 млн т и 444 тыс т.

При этом перевалка нефтепродуктов через эстонские порты увеличилась почти в 10 раз.

 

В декабре 2017 г занимавший в то время должность председателя концерна Белнефтехим и находящийся сейчас на посту премьер министра /Беларуси И. Ляшенко заявил о возможности экспорта через порты РФ около 1 млн т нефтепродуктов.

В белорусско-российском межправительственном протоколе тогда отмечалось, что при условии экономических положительных факторов белорусская сторона может обеспечить перевалку до 1 млн тонн нефтепродуктов через Усть-Лугу.

 

Напомним, что С. Гриб уже не первый раз говорит о невыгодности поставок через российскую инфраструктуру.

Об этом он заявил еще в 2017 г в ответ на предложение В. Путина обязать белорусские нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) использовать российские порты и железную дорогу.

По его словам даже с учетом 50% скидки РЖД железнодорожные тарифы в прибалтийском направлении ниже по сравнению с российским.

Кроме того он напомним, что у БНК имеются долгосрочные контракты с Прибалтийскими странами.

 

Президент РФ В. Путин в 2017 г на совещании по развитию транспортной инфраструктуры северо-запада России предложил обязать белорусские НПЗ использовать российскую инфраструктуру для перевозки нефтепродуктов.

По его словам, на белорусских НПЗ перерабатывается российская нефть, поэтому необходимо увязать вопрос получения российской нефти с использованием российской инфраструктуры.

Минэнерго РФ тогда обещало подготовить соответствующее предложение.

 

Обсудить на Форумек

neftegaz.ru

Молоко, мясо, нефтепродукты: что, куда и сколько экспортирует Беларусь

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

На фоне недавних проблем с поставками молока из Беларуси в Россию, заявлений о возможных ограничениях на экспорт продукции белорусских сельхозпредприятий наш экономический обозреватель Дмитрий Иванович проанализировал, на какие рынки поставляется белорусская продукция. Вот его интерактивные графики. 

— Объем экспорта белорусских товаров (по методологии Белстата) за прошлый год составил $ 29,2 млрд. По сравнению с 2016, он вырос на 24,8%.

Динамика экспорта Беларуси в 2010—2017

 

Экспорт осуществлялся в 172 страны мира. Крупнейшим торговым партнером Беларуси является Россия, в которую было поставлено товаров на $ 12,8 млрд. За последние 8 лет доля России не снижалась ниже отметки в 35%, при этом рост поставок в иные страны часто связан с экспортом продуктов нефтепереработки и колебанием цен на них.

Из 1090 товарных позиций, которые Беларусь поставляла на внешние рынки, в Россию поставлялось 1066 позиций. Из крупных экспортных позиций в Россию не поставлялись только нефть (весь объем поставляется на перепродажу в Германию) и свинец необработанный.

Большая часть крупных экспортных позиций Беларуси сохранила высокую зависимость от российского рынка. Крупнейшие из них — сыры и творог, грузовые автомобили, сливочное масло. 

Экспорт Беларуси в Россию по товарным позициям в 2013-2017

 

Наименее зависимыми от российского рынка крупными позициями белорусского экспорта являются:

  • Калийные удобрения — $ 2,3 млрд (доля поставок в Россию — 3%)
  • Лесоматериалы продольно-распиленные — $ 272 млн (1%)
  • Смешанные минеральные удобрения — $ 238 млн (1%)

Поставки на экспорт нефтепродуктов, битумных смесей и углеводородных газов можно назвать условно независимыми, поскольку их экспорт без поставок российского сырья для их производства невозможен.

Политика импортозамещения, проводимая Россией вследствие санкций, приводит к росту  в этой стране отдельных секторов производства и, в частности, сельского хозяйства. В результате увеличения урожая сахарной свеклы, Россия от чистого импортера сахара переходит в разряд экспортеров. Экспорт белорусского сахара в Россию в 2017 сократился на 20% при одновременном снижении экспортных цен на 10%. Вследствие этого, по итогам прошлого года 3 из 4 сахарных заводов в Беларуси получили убытки. Размер их может вырасти в 2018 вследствие активной экспансии российского сахара на белорусский рынок. Ограничения по минимальному порогу цен на сахар будут действовать только до 15 апреля. После чего новые ограничения могут быть введены только по решению ЕЭК. Можно отметить, что Россия занимает более 50% в общем объеме белорусских экспортных поставок этой продукции.

Экспорт молочной продукции в 2017  по странам мира

 

В условиях высокого удельного веса России в поставках молочной продукции (свыше 90% от общего объема экспорта) есть повышенные риски как для отдельных белорусских предприятий, так и для экономики в целом. Любая приостановка поставок в Россию оказывает негативное влияние на финансовую ситуацию у переработчиков молока. Нетарифные ограничения могут использоваться конкурентами из России для оказания давления на цены либо на объемы поставок.

Сейчас наблюдается тенденция по усиление финансовой поддержки сельскохозяйственных производителей в России, тогда как альтернативные рынки для Беларуси в достаточном количестве отсутствуют. Финансовые ресурсы, направленные на модернизацию белорусских молочных ферм — в случае снижения экспорта молочной продукции в Россию — могут быть утрачены.

Данный риск упоминается как один из ключевых при оценке кредитного рейтинга Беларуси агентством S&P.

Тенденции

В условиях высокой зависимости от российского рынка усиливаются риски, что контролирующие органы этой страны введут новые ограничительные меры. В том числе, для создания преференций определенным местным производителям. Прежде всего, это может коснуться товаров продовольственной группы. В расширении их внутреннего производства заинтересованы административные власти России.

Белорусским предприятиям придется чаще сталкиваться с конкуренцией внутри страны. Антимонопольные органы могут быть ограничены в инструментах защиты внутреннего рынка. Статус отечественного производителя больше не может рассматриваться как гарантия стабильного сбыта внутри Беларуси. 

Российский рынок останется ключевым для многих белорусских предприятий, быстрая переориентация на другие рынки невозможна вследствие ограниченного набора экспортных товаров Беларуси. Диверсификация поставок и поиск новых экспортных продуктов могут гарантировать стабильное финансовое положение предприятия.

Дмитрий Иванович

Экономический обозреватель «Про бизнес», ведущий программы «В крупную клетку» на YouTube.

Более 10 лет практической работы в оптовой торговле. Более сотни статей по текущей экономической ситуации в различных СМИ.

probusiness.io

Чью нефть Беларусь экспортировала в Украину?

Проблемы с загрузкой начались у Кременчугского НПЗ, на который приходится 45% всей украинской нефтепереработки, после того, как один из владельцев завода – российская «Татнефть» – был фактически отстранен от дел в результате рейдерского захвата предприятия его бывшим руководством. После этого «Татнефть», являющаяся основным поставщиком нефти для НПЗ, отказалась от дальнейших поставок и не рекомендовала другим российским компаниям работать с украинским партнером.

Сырьевая блокада не разрешила проблем собственника, хотя завод вынужден был сократить переработку. По данным РБК-Украина, в целом поставки нефти на НПЗ снизились по сравнению с апрелем 2007 года на 66,1% – до 187,7 тыс. тонн. Чтобы остаться на плаву предприятию пришлось вдвое увеличить переработку украинской нефти (150,1 тыс. тонн в апреле). В начале года «Укртатнафта» (Кременчугский НПЗ) начала поставки иракской нефти (в январе – апреле было импортировано 165,9 тыс. тонн), а в апреле приобрела еще одного поставщика в лице Беларуси. Впрочем, и этих объемов НПЗ недостаточно: для полной загрузки предприятию ежемесячно необходимо 485 тыс. тонн нефти.

Собственной добычи Беларуси теоретически хватит для того, чтобы ежемесячно экспортировать в Украину апрельские объемы. Объем нашей собственной добычи нефти составляет около 1,75 млн. тонн, из которых в 2008 году планировалось поставить внешним потребителям 900 тыс. тонн. Но ранее в числе импортеров белорусской нефти назывались лишь Польша (на которую приходится основной объем), Литва, Эстония и Германия. И хотя проблемы с российской нефтью возникли у украинского импортера еще в прошлом году, о возможной диверсификации белорусского экспорта ничего не сообщалось.

Российские эксперты уже высказывают сомнения в том, что Беларусь экспортирует в Украину собственную нефть. Главный довод в пользу реэкспорта – разница между ценой российской нефти для Беларуси и других потребителей. Российская экспортная спецпошлина на нефть для Беларуси составляет 33,5% от  экспортной пошлины на нефть для остальных стран, а белорусская экспортная пошлина устанавливается на российском уровне, то есть втрое выше спецпошлины (хотя теоретически на реэкспорт эта схема не распространяется).

С другой стороны, использовать Беларусь в качестве посредника может быть выгодно небольшим российским компаниям. Российское издание Газета.RU приводит мнение аналитика ИК «Проспект» Александра Кузнецова, который полагает, что поставщиками могут выступать российские компании, которые, чтобы «не светиться», поставляют нефть через Беларусь.

В концерне «Белнефтехим» эти заявления комментировать пока отказываются и ссылаются на невозможность раскрытия информации о сделке.

belaruspartisan.by

Белорусский экспорт нефтепродуктов: новая лазейка

Как сообщает Минэкономики, в июне по сравнению с маем поставки нефтепродуктов на внешний рынок сократились на 10,2%, растворителей и смазочных материалов — на 22,3%.

Naviny.by выясняли, с чем связано такое падение и есть ли основания ожидать дальнейшего сокращения поставок.

По сравнению с прошлым годом, результативность внешней торговли энергетическими товарами за 6 месяцев ощутимо улучшилась. Экспорт нефтепродуктов вырос на 2,4 млрд. долларов по сравнению с аналогичными периодом прошлого года, растворителей — на 1,8 млрд. долларов (до 2,5 млрд.). По данным Минэкономики, на долю нефтепродуктов, растворителей и смазочных материалов приходится более 5 млрд. долларов или 80% общего прироста экспорта. 

Однако, министерство сигнализирует о тревожной тенденции. «В июне произошло заметное снижение по сравнению с маем экспорта по группе энергетических товаров (за счет снижения экспорта нефти — 82,9% и нефтепродуктов — 89,8%) и прочих промежуточных (без энергетических) товаров (за счет снижения экспорта растворителей и смазочных материалов — 77,7%)», — говорится в аналитическом докладе Минэкономики. 

Эксперты в нефтяной отрасли объясняют произошедшее падение объемов экспорта рядом факторов. «Темпы роста экспорта растворителей стали снижаться еще мае в связи с высказываемыми российской стороной подозрениями по поводу незаконного реэкспорта Беларусью российских нефтепродуктов и уклонения от уплаты нефтяных пошлин в бюджет РФ», — сообщил один из экспертов. 

Российская сторона пока не заявляла об окончании расследования по поводу резкого роста импорта Беларусью нефтепродуктов из России и многократного увеличения (в 5,4 раза в денежном выражении) экспорта растворителей. Тем не менее, растворительный бизнес для Беларуси временно заблокирован: Россия прекратила поставки сырья (нафты) для производства сверхприбыльной нефтепродукции. И это одна из причин возможного дальнейшего снижения экспорта растворителей, если, конечно, российская сторона не найдет другой способ влиять на Беларусь. 

Один из обсуждаемых в СМИ вариантов — введение экспортной пошлины на растворители и разбавители в размере 90% от экспортной пошлины на нефть. И не факт, что при таком раскладе Беларусь изъявит желание продолжать поставлять на экспорт растворители. 

Специалисты отрасли между тем ожидают и некоторое падение экспорта традиционных нефтепродуктов. В середине сентября по причине остановки на капремонт временное снижение объемов производства (примерно на 25%) ожидается на Мозырском НПЗ. 

«Традиционно заводы заранее готовятся к такой ситуации и создают определенные запасы продукции, чтобы падение продаж было не таким существенным. Однако, можно ожидать, что проведение капремонта на МНПЗ все же скажется в целом на экспорте нефтепродуктов», — подчеркнул эксперт в нефтяной отрасли. 

На поставки нефтепродуктов, безусловно, повлияет и фактор спроса как на внутреннем, так и на внешнем рынках. В частности, июньское снижение экспорта специалисты объясняют в том числе проведением уборочной, из-за чего произошло перераспределение объемов нефтепродуктов в пользу внутреннего рынка. 

Впрочем, поставщиков нефтепродуктов больше заботит ситуация на основных рынках сбыта за пределами Беларуси. 

Что касается европейского рынка, то его, отмечают специалисты, нельзя назвать растущим. С другой стороны, даже в случае падения физических объемов экспорта нефтепродуктов экспортеры имеют все шансы увеличить выручку благодаря росту цен. 

Как пояснил аналитик российской компании «Капиталъ» Виталий Крюков, рынок чутко реагирует на происходящие в мире события, из-за чего нефть растет в цене. В частности, в нынешних ценах заложена «военная премия» в связи с обострением отношений между Израилем и Ираном. Беспокойство вызывает падение добычи нефти в Северном море, постоянные перебои с поставками нефти из Ирака. 

Однако, министр экономики Беларуси Николай Снопков считает фактор изменения цен мало влияющим на экономику страны. «Нефть — это спекулятивный индикатор. Для Беларуси нефть, с точки зрения синхронности изменения цены как на ее импорт, так и на стоимость корзины нефтепродуктов, существенных изменений на торговый баланс страны не оказывает», — утверждает Снопков. 

Он убежден, что более критичным является объем переработки нефти. В связи с этим, по мнению Снопкова, для Беларуси одним из основных макроэкономических рисков является не падение цены на нефть, а сжатие рынков основных торговых партнеров и усиление конкуренции. 

Стоимость российской нефти Urals пока колеблется на уровне 112 долларов за баррель. И аналитики ожидают, что до конца года цена не опустится ниже 100 долларов. Это положительный сигнал для Беларуси, означающий, что основной для нас рынок сбыта как минимум не сузится. 

«Но риски падения нефти ниже 100 долларов все равно остаются. Правительство США и международное энергетическое агентство уже заявили о том, что могут повысить мировое предложение нефти, чтобы сбить цены»,— отметил Крюков. 

Не менее важно, особенно для экспортеров нефтепродуктов, что происходит на украинском рынке. 

Украина является одним из основных рынков сбыта белорусских нефтепродуктов. Однако, в последнее время экспансия Беларуси на этот рынок вызвала недовольство украинских властей. Прежде всего, это касается выросшей по итогам второго квартала доли белорусского дизтоплива в общем объеме импорта этого топлива в страну до 61,6%. 

Эксперты объясняют это значительным ростом поставок биодизельного топлива. По данным украинской «Консалтинговой группы А-95», ежемесячные поставки ТБД превышают 150 тысяч тонн, что составляет более половины от общего объема белорусского дизельного топлива. 

Но, как сообщил директор «Консалтинговой группы А-95» Сергей Куюн, «по нашей информации, есть поручение Министерства топлива и энергетики подготовить анализ поставок топлива из Беларуси и разобраться в причинах увеличения». 

Украинские специалисты подозревают, что Беларусь целенаправленно увеличивает экспорт ТБД на украинский рынок. Ведь экспорт этой продукции за пределы Таможенного союза не облагается пошлиной в отличие от нефтепродуктов. То есть Беларусь нашла еще одну лазейку, как наращивать экспорт нефтепродуктов, но при этом ничего не платить в российский бюджет. 

Однако, на Украине такое поведение белорусских поставщиков не понравилось участникам рынка, которые усмотрели в этом признаки недобросовестной конкуренции. 

«Ежемесячные поставки на уровне 150 тысяч тонн — это большой объем для нашего рынка. Если бы нефтепродукты экспортировались по общей системе налогообложения, цена была бы выше, нежели сейчас, что положительно повлияло бы на экономическое положение наших НПЗ, которые имели бы возможность увеличить производство нефтепродуктов. Кроме того, у покупателей был бы больший выбор поставщиков дизтоплива», — отмечает Куюн. 

Украинская сторона намерена проанализировать ситуацию с поставками биодизеля из Беларуси и принять меры по ограничению импорта. Причем ограничение может коснуться не только биодизельного топлива, но и всей номенклатуры нефтепродуктов, поступающих на украинский рынок из Беларуси. 

Однако, в Минэкономики прогнозируют, что по итогам года профицит внешней торговли нефтью, нефтепродуктами, химической продукцией с учетом экспортных пошлин на нефтепродукты составит 2,45 млрд. долларов. Для сравнения в прошлом году профицит был в 100 раз ниже – 23 млн. долларов.

belaruspartisan.by

Как в ближайшие годы может измениться наш экспорт нефтепродуктов

Страсти вокруг цен на нефть уже по утихли. В се поняли, что от этой капризной жидкости можно ждать чего угодно. А вот что делать с переработкой «черного золота», интересует очень многих. Даже крупнейшие поставщики больше не хотят получать копейки за сырую нефть и увеличивают переработку ценного ископаемого. Что в этой ситуации делать белорусским НПЗ? Экспортные пути наших нефтепродуктов смещаются на Запад. Фото udf.by Всего в мире производят около 3,4 миллиарда тонн нефтепродуктов в год. Белорусская нефтяная компания (БНК) как крупнейший наш экспортер занимает в этом объеме всего 0,3%. Даже в странах Европы мы закрываем всего 3% потребления топлива. Но все равно экспортные пошлины и сама продажа этих продуктов приносят бюджету хорошие деньги. 

Только в последнее время у нас все больше дают о себе знать две проблемы. Это развитие собственной переработки в России и опять же российский налоговый маневр. Разберемся с ними по порядку.

Итак, как заявляет исполняющий обязанности генерального директора ЗАО «Белорусская нефтяная компания» Сергей Гриб, наша страна в этом году планирует экспортировать столько же нефтепродуктов, сколько и в прошлом — 12 млн тонн. За полгода продано 6 млн. То есть о росте экспорта никто не говорит, хотя, например, спрос на отдельные виды топлива в мире увеличивается. 

Причин для такой ситуации наверняка много, но главная — это сокращение старых рынков. По словам эксперта по рынку нефтепродуктов Thomson Reuters Максима Назарова, «сейчас в российской нефтепереработке наблюдается расцвет». Наш восточный сосед, как и мы, проводит модернизацию своих нефтеперерабатывающих заводов. После ее окончания Россия сможет полностью обеспечивать себя всем необходимым. Еще и на экспорт останется. Мы можем сколько угодно говорить о том, что наши нефтепродукты выше по качеству, чем российские, но соседка слишком серьезно настроена и стремится все меньше зависеть от какого-либо импорта.

Можно было бы сказать, что нам не очень-то и хотелось продавать свои нефтепродукты в Россию. Ведь из-за знаменитого налогового маневра у нас выгодность продаж в этом направлении снизилась. Напомню, что «финт ушами» в нефтяной отрасли Россия начала в 2015-м. Суть его в том, что налог на добычу полезных ископаемых увеличивается, а экспортные пошлины на нефть — уменьшаются. Тонкость ситуации вырисовывается из формулы стоимости нефти для нашей страны. А она учитывает именно экспортную пошлину — чем выше этот показатель, тем дешевле для нас нефть. И наоборот. То есть со снижением экспортной пошлины для нас растет цена черного золота. И вот когда мы перерабатываем нефть со скидкой, а потом нефтепродукты продаем по мировым ценам, то получаем хороший профицит. Налоговый маневр его постепенно съедает.

И поставки на российский рынок, который и так имеет не самые высокие цены на топливо, для нас становятся все менее выгодными. Посудите сами: в России литр бензина стоит 0,7 доллара, а в Чехии – 1,37. Если те же объемы продавать именно в Чехию, то выгода значительно увеличивается. Просто этот рынок нужно еще завоевывать. В любом случае, если задуматься, то налогового маневра можно не бояться. Особенно, если хорошенько поднапрячься.

Фото Сергея ЛОЗЮКА

В общем, перед нашими переработчиками и экспортерами есть две серьезные задачи – увеличить глубину переработки и поставки на самые премиальные рынки. Сейчас наши нефтепродукты уходят в Россию, Эстонию, Латвию, Литву, Польшу, Чехию, Словакию, Венгрию, Украину. Морем наши бензины и дизели доплывают до Великобритании, Германии, Франции, Дании...

После углубления переработки (с 70% до 90%) на наших НПЗ ожидается, что экспорт будет увеличиваться за счет улучшения качества продуктов, а также появления новых направлений деятельности. Речь, например, идет о маслах и битумах. Все это заложено в стратегиях развития обоих наших нефтеперерабатывающих заводов — мозырского и «Нафтана». Они вскоре должны закончить свою модернизацию.

По словам Сергея Гриба, в будущем нужно будет переходить не просто на нефтепереработку, но и на производство химической продукции:

— Тенденции ближайшего будущего — это переход страны на топливно-химическое производство.

Пока же отрасль будет выходить на производство новых или улучшенных продуктов, БНК надеется на рост экспорта дизельного топлива в страны Европейского союза. Сейчас в мире ощущается дефицит такого горючего.

Мнение Сергей ГРИБ, исполняющий обязанности генерального директора ЗАО «Белорусская нефтяная компания»:

— Наши бензины скоро будут не нужны в России из-за перенасыщенности рынка. Поэтому наиболее перспективны для нас европейские рынки. В особенности Польша, Чехия, Словакия.

Самый растущий рынок – это рынок реактивного топлива. И для нас это очень интересный продукт. Практически 70% самолетов, которые летают из Вильнюса и Риги, заправляются белорусским топливом. Кроме того, мы возобновляем поставки реактивного топлива в Украину.

В то же время падение к 2020 году спроса на мазут повысит производство дизельного топлива.

[email protected]

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Понравился материал? Поставьте ему оценку.

www.sb.by

Белорусский экспорт нефтепродуктов: новая лазейка

Как сообщает Минэкономики, в июне по сравнению с маем поставки нефтепродуктов на внешний рынок сократились на 10,2%, растворителей и смазочных материалов — на 22,3%.

Naviny.by выясняли, с чем связано такое падение и есть ли основания ожидать дальнейшего сокращения поставок.

По сравнению с прошлым годом, результативность внешней торговли энергетическими товарами за 6 месяцев ощутимо улучшилась. Экспорт нефтепродуктов вырос на 2,4 млрд. долларов по сравнению с аналогичными периодом прошлого года, растворителей — на 1,8 млрд. долларов (до 2,5 млрд.). По данным Минэкономики, на долю нефтепродуктов, растворителей и смазочных материалов приходится более 5 млрд. долларов или 80% общего прироста экспорта. 

Однако, министерство сигнализирует о тревожной тенденции. «В июне произошло заметное снижение по сравнению с маем экспорта по группе энергетических товаров (за счет снижения экспорта нефти — 82,9% и нефтепродуктов — 89,8%) и прочих промежуточных (без энергетических) товаров (за счет снижения экспорта растворителей и смазочных материалов — 77,7%)», — говорится в аналитическом докладе Минэкономики. 

Эксперты в нефтяной отрасли объясняют произошедшее падение объемов экспорта рядом факторов. «Темпы роста экспорта растворителей стали снижаться еще мае в связи с высказываемыми российской стороной подозрениями по поводу незаконного реэкспорта Беларусью российских нефтепродуктов и уклонения от уплаты нефтяных пошлин в бюджет РФ», — сообщил один из экспертов. 

Российская сторона пока не заявляла об окончании расследования по поводу резкого роста импорта Беларусью нефтепродуктов из России и многократного увеличения (в 5,4 раза в денежном выражении) экспорта растворителей. Тем не менее, растворительный бизнес для Беларуси временно заблокирован: Россия прекратила поставки сырья (нафты) для производства сверхприбыльной нефтепродукции. И это одна из причин возможного дальнейшего снижения экспорта растворителей, если, конечно, российская сторона не найдет другой способ влиять на Беларусь. 

Один из обсуждаемых в СМИ вариантов — введение экспортной пошлины на растворители и разбавители в размере 90% от экспортной пошлины на нефть. И не факт, что при таком раскладе Беларусь изъявит желание продолжать поставлять на экспорт растворители. 

Специалисты отрасли между тем ожидают и некоторое падение экспорта традиционных нефтепродуктов. В середине сентября по причине остановки на капремонт временное снижение объемов производства (примерно на 25%) ожидается на Мозырском НПЗ. 

«Традиционно заводы заранее готовятся к такой ситуации и создают определенные запасы продукции, чтобы падение продаж было не таким существенным. Однако, можно ожидать, что проведение капремонта на МНПЗ все же скажется в целом на экспорте нефтепродуктов», — подчеркнул эксперт в нефтяной отрасли. 

На поставки нефтепродуктов, безусловно, повлияет и фактор спроса как на внутреннем, так и на внешнем рынках. В частности, июньское снижение экспорта специалисты объясняют в том числе проведением уборочной, из-за чего произошло перераспределение объемов нефтепродуктов в пользу внутреннего рынка. 

Впрочем, поставщиков нефтепродуктов больше заботит ситуация на основных рынках сбыта за пределами Беларуси. 

Что касается европейского рынка, то его, отмечают специалисты, нельзя назвать растущим. С другой стороны, даже в случае падения физических объемов экспорта нефтепродуктов экспортеры имеют все шансы увеличить выручку благодаря росту цен. 

Как пояснил аналитик российской компании «Капиталъ» Виталий Крюков, рынок чутко реагирует на происходящие в мире события, из-за чего нефть растет в цене. В частности, в нынешних ценах заложена «военная премия» в связи с обострением отношений между Израилем и Ираном. Беспокойство вызывает падение добычи нефти в Северном море, постоянные перебои с поставками нефти из Ирака. 

Однако, министр экономики Беларуси Николай Снопков считает фактор изменения цен мало влияющим на экономику страны. «Нефть — это спекулятивный индикатор. Для Беларуси нефть, с точки зрения синхронности изменения цены как на ее импорт, так и на стоимость корзины нефтепродуктов, существенных изменений на торговый баланс страны не оказывает», — утверждает Снопков. 

Он убежден, что более критичным является объем переработки нефти. В связи с этим, по мнению Снопкова, для Беларуси одним из основных макроэкономических рисков является не падение цены на нефть, а сжатие рынков основных торговых партнеров и усиление конкуренции. 

Стоимость российской нефти Urals пока колеблется на уровне 112 долларов за баррель. И аналитики ожидают, что до конца года цена не опустится ниже 100 долларов. Это положительный сигнал для Беларуси, означающий, что основной для нас рынок сбыта как минимум не сузится. 

«Но риски падения нефти ниже 100 долларов все равно остаются. Правительство США и международное энергетическое агентство уже заявили о том, что могут повысить мировое предложение нефти, чтобы сбить цены»,— отметил Крюков. 

Не менее важно, особенно для экспортеров нефтепродуктов, что происходит на украинском рынке. 

Украина является одним из основных рынков сбыта белорусских нефтепродуктов. Однако, в последнее время экспансия Беларуси на этот рынок вызвала недовольство украинских властей. Прежде всего, это касается выросшей по итогам второго квартала доли белорусского дизтоплива в общем объеме импорта этого топлива в страну до 61,6%. 

Эксперты объясняют это значительным ростом поставок биодизельного топлива. По данным украинской «Консалтинговой группы А-95», ежемесячные поставки ТБД превышают 150 тысяч тонн, что составляет более половины от общего объема белорусского дизельного топлива. 

Но, как сообщил директор «Консалтинговой группы А-95» Сергей Куюн, «по нашей информации, есть поручение Министерства топлива и энергетики подготовить анализ поставок топлива из Беларуси и разобраться в причинах увеличения». 

Украинские специалисты подозревают, что Беларусь целенаправленно увеличивает экспорт ТБД на украинский рынок. Ведь экспорт этой продукции за пределы Таможенного союза не облагается пошлиной в отличие от нефтепродуктов. То есть Беларусь нашла еще одну лазейку, как наращивать экспорт нефтепродуктов, но при этом ничего не платить в российский бюджет. 

Однако, на Украине такое поведение белорусских поставщиков не понравилось участникам рынка, которые усмотрели в этом признаки недобросовестной конкуренции. 

«Ежемесячные поставки на уровне 150 тысяч тонн — это большой объем для нашего рынка. Если бы нефтепродукты экспортировались по общей системе налогообложения, цена была бы выше, нежели сейчас, что положительно повлияло бы на экономическое положение наших НПЗ, которые имели бы возможность увеличить производство нефтепродуктов. Кроме того, у покупателей был бы больший выбор поставщиков дизтоплива», — отмечает Куюн. 

Украинская сторона намерена проанализировать ситуацию с поставками биодизеля из Беларуси и принять меры по ограничению импорта. Причем ограничение может коснуться не только биодизельного топлива, но и всей номенклатуры нефтепродуктов, поступающих на украинский рынок из Беларуси. 

Однако, в Минэкономики прогнозируют, что по итогам года профицит внешней торговли нефтью, нефтепродуктами, химической продукцией с учетом экспортных пошлин на нефтепродукты составит 2,45 млрд. долларов. Для сравнения в прошлом году профицит был в 100 раз ниже – 23 млн. долларов.

belaruspartisan.by