Белоруссия считает Россию источником проблем в своей нефтепереработке. Белоруссия россия нефть


Сергей Артёменко - Белорусская независимость против нефти и газа России

Сергей Артёменко, 16 апреля 2018, 17:17 — REGNUM  

На Красноярский экономический форум, который проходил с 12 по 14 апреля с обсуждением темы «Россия 2018 — 2024: реализуя потенциал», прибыла правительственная делегация из Белоруссии и в очередной раз обозначила свой интерес к приобретению российских углеводородов по внутрироссийским ценам. Интерес не нов, и аргументация банальна: белорусским предприятиям нужны дешевые российские энергоносители и сырьё, чтобы производить конкурентоспособную продукцию, сохранять производства и рабочие места, а раз уж строится Союзное государство Белоруссии и России, предполагающее общие рынки, то и цены должны быть равными для равенства условий субъектов хозяйствования.

На первый взгляд, всё логично. Однако, прежде чем отделить мух от котлет, уместно выслушать аргументацию не последнего человека в правительстве Белоруссии.

Обосновывая свои претензии на российские углеводороды, 13 апреля заместитель председателя совета министров Белоруссии Владимир Семашко сообщил на пленарном заседании КЭФ: «У нас осталась открытой цена по газу. Мы не можем признать нормальной ситуацию, когда Союзное государство, например, на границе со Смоленской областью, Белоруссия, более чем в два раза за газ больше, чем в Смоленской области». Чиновник, видимо, хотел сказать, что в рамках Союзного государства создана ненормальная ситуация, когда белорусским предприятиям российский газ обходится в два раза дороже, чем предприятиям ближайшей к Белоруссии российской области.

«Надо создать равные условия. Когда белорусский МАЗ сегодня получает газ по $286 за тысячу кубометров, а его коллега платит $65, то понятно, что это неравные условия», — привёл он пример. Тоже, на первый взгляд, «железобетонная» (как любят выражаться в Минске) аргументация.

По мнению Владимира Семашко, надо создать равные условия по цене на российский газ для предприятий России и Белоруссии. Данный вопрос он пообещал решить в ходе переговоров с зампредом правительства РФ Аркадием Дворковичем «до 1 июля 2019 года». Время есть, но правительство Белоруссии торопится взять быка за рога уже в мае: чем быстрее удастся уговорить Москву, тем меньше денег уйдёт российским компаниям и в российский бюджет.

Читайте также: Власти Белоруссии намерены возобновить переговоры по газу

Озвученные Семашко претензии напомнили о «газовой войне» 2016—2017 годов, вылившейся в российско-белорусский кризис. Тогда руководство Белоруссии, пытаясь добиться от Москвы снижения цены на поставляемый в республику газ, разрешило белорусским государственным предприятиям недоплачивать за потребляемую продукцию белорусской компании «Газпром трансгаз Беларусь». Эту дочернюю компанию «Газпром» создал специально для реализации своей продукции в республике, и тогда формально именно её интересы пострадали. Задолженность за поставки белорусские потребители не признавали, она приближалась к $1 млрд, и никакие уговоры или попытки добиться правды в суде успехом не увенчались. Для вразумления официального Минска в Москве было решено сократить объёмы поставляемой по льготным ценам нефти. Правительство Белоруссии фактически долг признало и погасило, воспользовавшись российской кредитной поддержкой, однако подняло стоимость транзита российских углеводородов по своей территории и попыталось продемонстрировать независимость от российских поставок, закупив небольшой объём нефти в Иране.

Попытки оказать давление на Москву другими способами — например, привычным для отношений с ЕС торгом политическими заложниками, эффекта не возымели. В апреле 2017 года Москва и Минск договорились по ценам на газ, однако, судя по заявлению Семашко, спустя год вопрос снова открыт. Причём не просто открыт, а увязан с форматом двусторонних отношений, с будущим Союзного государства Белоруссии и России, а также созданием общих рынков Евразийского союза.

Не только газ: электроэнергия, нефть, транзит и продовольствие

В ходе КЭФ было обращено внимание и на другие факторы, которые осложняют двусторонние отношения и не способствуют выравниванию условий конкуренции субъектов хозяйствования Белоруссии и России. Семашко заявил, что цены на электроэнергию в Белоруссии тоже выше, чем в Смоленской области: «У нас платят 11 центов за 1 кВт/ч, а в Смоленской платят 4 цента за 1 кВт/ч — это разные условия».

Высказался он по вопросам поставок российской нефти, заявив, что Белоруссия будет довольствоваться 18 млн т в нынешнем году. Хотя планировала перерабатывать ежегодно гораздо большие объёмы. Семашко напомнил: «У нас в балансе записано 24 миллиона тонн, но там есть разные схемы. Реально 18 миллионов тонн мы получим, переработаем».

Поясняя позицию официального Минска в кулуарах, вице-премьер сообщил о готовности ещё раз прибегнуть к закупкам нефти в Иране. С его слов следует, что «большой налоговый манёвр» в российской нефтяной отрасли приведёт к повышению цен на российскую нефть до мирового уровня, в том числе и для российских предприятий. Выходит, что никаких скидок со стороны Москвы для «союзника» не будет. Вероятно, правительство РФ не будет рекомендовать российским компаниям продавать нефть белорусским клиентам дешевле, чем российским. Теоретически такое тоже возможно с компенсацией потерь российских продавцов из российского бюджета, но кто решится на такое, особенно в сложившихся условиях — вопрос к Дмитрию Медведеву, потому как проблема артикулирована на уровне правительства союзной республики.

Подробнее в сюжете: Поиски энергетической независимости от России

Семашко сообщил журналистам, почему придётся закупать нероссийскую нефть: «Если жизнь заставит, куда деваться? Вы же все ведете переговоры, что «налоговый маневр» надо закончить. А что значит налоговый маневр закончить? Это значит сделать так, чтобы отказаться от учета вывозной таможенной пошлины, всё перевести на НДПИ. Но тогда, читай, это понятно и первокласснику, при поставках нефти из России в Белоруссии будет мировая цена».

Высказался Семашко также и по вопросу экспорта нефтепродуктов, выработанных из российской нефти, через российские порты. «Мы оговорили определенную схему, уже есть пилотные поставки. Но мы непременное условие выставляли (эту тему обсуждали и в прошлом году, и в этом) — мы не можем выступать какими-то филантропами и спонсорами, — сообщил вице-премьер, рассказывая о поставках через российские порты. — То есть там даже если в ноль будет экономика, то есть не хуже, чем в европейских портах, то мы, конечно, будем отдавать приоритет российскому».

Также читайте: Белоруссия считает Россию источником проблем в своей нефтепереработке

Среди прочих комментариев Семашко заслуживает внимания ещё один камень в огород правительства РФ, формально брошенный в Россельхознадзор — прозрачный намёк на коррупционную подоплёку запрета на поставки белорусской свинины в Россию. Ведомство Сергея Данкверта объяснило введение временных ограничений на ввоз данной продукции вспышкой африканской чумы свиней (АЧС). У Семашко иное мнение — «определенные меркантильные интересы кто-то преследует».

Читайте подробнее в сюжете: Запрет на ввоз молочной продукции Белоруссии в Россию

Стоит напомнить, что Александр Лукашенко публично отдал приказ возбудить уголовное дело и расследовать деятельность главы Россельхознадзора Сергея Данкверта, что на некоторое время парализовало контакты между двумя частями формально существующего Союзного государства Белоруссии и России. Государственные СМИ Белоруссии открыто обвиняли Данкверта в лоббировании интересов российских коммерческих структур при введении ограничений на поставки из Белоруссии. Совсем недавно, уже без привязки к главе Россельхознадзора лично, Лукашенко объяснил проблемы с поставками в РФ белорусского масла лоббированием российскими госструктурами интересов тех, кто ввёз и реализует на российском рынке масло из Новой Зеландии.

Отделить белорусских мух от российских котлет

Теперь можно отделить мух от котлет. Начать уместно с Союзного государства Белоруссии и России, а также упомянутого Евразийского союза (ЕАЭС). Факты таковы: государства нет. Союзного государства, которое обязались построить Минск и Москва, нет — есть невыполненный договор, предполагавший введение единой валюты, единых органов государственной власти и управления, единых законов и даже Конституции. Есть несомненные достижения: безвизовый режим, отсутствие паспортного контроля при пересечении границы, некоторые социальные гарантии при трудоустройстве россиян в Белоруссии и белорусов в России. Есть союзные программы — «Союзный телевизор», готовится госпрограмма «Союзный велосипед». Посол РФ в РБ Александр Суриков недавно озвучил идею «Союзного трактора», к которой Владимир Семашко отнёсся более чем прохладно. Почти через 20 лет после начала союзного строительства Москва и Минск дозрели до практического решения вопроса о взаимном признании виз. ООН, Евросоюз и многие другие не признают Союзное государство Белоруссии и России как государство.

Обстоятельнее на эту тему в сюжете: Союзное государство России и Белоруссии

Если руководство Белоруссии застопорило строительство Союзного государства, не согласно на размещение эмиссионного центра единой валюты в Москве и не готово к выборам в союзный парламент, как и ко многому другому, прописанному в договоре о создании Союзного государства, то о каких равных ценах на нефть и газ может идти речь? Разве в Евросоюзе кто-нибудь требует от любой страны союза равенства цен на её продукцию на национальном рынке и рынке ЕС, на добытые из её недр углеводороды, ценные руды и прочие полезные ископаемые? Вовсе нет.

Общий рынок и равные цены — это не одно и то же. Правительство Белоруссии делает вид, что не понимает этой простой аксиомы. Ему уже мало того, что российское сырьё поставляется в Белоруссию с максимальным дисконтом, по «интеграционным ценам» — например, никому в мире российский газ не обходится дешевле, чем Белоруссии. Российская нефть поставляется дешевле (в прежние годы — почти наполовину дешевле). Вероятно, завтра может быть поставлен вопрос о льготных ценах для Белоруссии на забайкальское золото, на якутские алмазы — они тоже нужны белорусским предприятиям, и не только предприятиям.

Выступая 20 декабря 2017 года в Минске, Семашко сообщил, что в 2017 году российский газ обходился Белоруссии по $143,6 за тысячу кубометров, в 2018 году цена снизится до $129 и в 2019 году составит $127 за тысячу кубометров. Тогда он поведал: «Мы ведем переговоры на предмет формулы цены на 2020—2024 годы, чтобы к 1 января 2025 года выйти на единый рынок газа и нефти. То есть цена на газ на границе Белоруссии должна быть на уровне стоимости газа для Смоленской области. Сегодня его цена в 2—2,1 раза выше».

Единый рынок предстоит создать не только по нефти, газу, электроэнергии. Но как впишется в эти рынки белорусский протекционизм — большой вопрос. Совмин Белоруссии не готов к демонополизации внутреннего рынка, к конкуренции на нём не только с компаниями из ЕАЭС, но даже не видит на нём пресловутого белорусского «частника». До того, как евразийские союзники подойдут к единому рынку газа и нефти, они должны стать институционально похожи и готовы к реальной интеграции.

Обращаясь к опыту соседнего Евросоюза: ни одна из стран-соседей Нидерландов или Норвегии не выдвигает претензий и требований, аналогичных тем, которые периодически предъявляют к России Семашко, Лукашенко и другие белорусские чиновники. Трудно представить, чтобы Ангела Меркель открыто заявляла о «ненормальной» цене на газ из Нидерландов, сопоставляя цены для DAF и MAN.

Владимир Семашко вспомнил о газе в контексте автопрома столь же удачно, как заговоривший о верёвке в доме повешенного. Наверняка вице-премьер мог бы быть гораздо более интересным, если бы рассказал всю подоплёку провала им же заявленных несколько лет назад пяти интеграционных проектов. Одним из таковых значился холдинг «Росбелавто», предусматривавший слияние КАМАЗ и МАЗ.

Читайте на эту тему: Минпром Белоруссии похоронил «Росбелавто»

Электроэнергия обходится белорусским предприятиям дороже не только из-за перекрёстного субсидирования, когда часть недоплат по себестоимости услуг ЖКХ перекладывается на промышленность. С калькуляцией себестоимости этих услуг для населения тоже тёмная история — даже Александр Лукашенко признавался, что ему не понятны многие вопросы ценообразования коммунальщиков. Также уместно напомнить, что, отказавшись от импорта российской электроэнергии ради «энергонезависимости», минэнерго РБ заместило часть объёмов местной генерацией, предсказуемо оказавшейся дороже и менее экологичной. Поэтому белорусские промышленники за закупку электроэнергии по тарифам выше, чем в Италии (с учётом пиковых нагрузок) могут поблагодарить только белорусский совмин и Владимира Ильича Семашко лично.

Почему официальный Минск не видит себя филантропом, а Москва непременно должна быть таковым — из рассуждений Семашко это не понятно. Белоруссия не будет спонсором, а Россия — обязана быть таковым, это в порядке вещей — мол, всегда так было. Времена меняются.

Цена братской любви

В Белоруссии и России разные экономические системы. Разные социальные отношения, сильна политическая специфика. Фактически в Союзном государстве присутствуют две разные модели, реализуются разные стратегии и при практической реализации интеграционного замысла, итогом которого должно стать создание действительно государства, полноценного государства, придётся пересмотреть тезис о взаимодополняемости в пользу приоритета унификации. Во всяком случае, именно так и реализовывались успешные долговременные интеграционные проекты, а не временные альянсы дружбы против кого-то.

Коль скоро официальный Минск подчёркивает приверженность союзному строительству и желает реальной интеграции с Россией, он обязан делать всё возможное для снятия противоречий и отказаться от неэффективных и губительных жупелов типа «Россия теряет Белоруссию». На самом деле Белоруссии интеграция с Россией нужна больше, чем России интеграция с Белоруссией. При ликвидации проекта «Союзное государство» Россия выйдет с меньшими потерями и немало сэкономит.

России необходимо инвестировать только в ЖКХ и энергетику около $5 трлн, каждый миллиард на счету. В свете санкций, которые в той или иной форме поддерживают так называемые друзья и партнёры РФ, приходится делать опору на собственные силы и экономить. На самом деле в России огромный потенциал для рациональной экономии без затягивания поясов населению, и в этом белорусский опыт «оптимизации» очень даже полезен.

На поддержку официального Минска ушли приличные суммы, так и не дошедшие до простых белорусов. Построен новый роскошный президентский дворец, госпредприятиями освоено производство широкого ассортимента «вышиваночной» продукции, профинансирована деятельность спецслужб по преследованию лояльных к России общественных активистов, закуплены партии польского мяса и литовского молока для переработки и поставок в Россию вместо союзнической поддержки продовольственного эмбарго, да ещё и с упрёками за суверенное право закупать масло где угодно — даже в Новой Зеландии. Список можно продолжать, однако важно другое: всё это было бы сделать сложнее без постоянной российской экономической помощи, которая так и не стала прямой поддержкой собственно белорусов.

Подробнее в сюжете: Контрабанда продовольствия из Белоруссии в Россию

Согласно опубликованным в сентябре 2016 года подсчётам МВФ, только за период 2005—2015 годов Россия потратила на поддержку экономики Белоруссии $106 млрд, что составляло в среднем $9,7 млрд в год и в разные годы колебалось в пределах 11—27% ВВП Белоруссии. В последние годы объёмы поддержки (прямой и косвенной) сократились почти в два раза, но они всё равно существенны и сопоставимы с реальными ЗВР Нацбанка Белоруссии.

Существуют и другие калькуляции «братской поддержки», из которых следует, что только за счёт скидок на поставляемые в Белоруссию углеводороды Россия с начала века недополучила примерно такую же сумму, которую привёл МВФ. На $100 млрд Россия могла бы построить пару мегаполисов в чистом поле с самыми современными производствами, жилыми домами и т.д., не говоря уж о преображении малых городов. К примеру, десятой части названной МВФ суммы хватило бы для того, чтобы с нуля построить ещё один Смоленск и трудоустроить там половину мигрантов из Белоруссии.

Подробнее в сюжете: Миграция, гражданство, паспортизация

Нефть

Страшна ли России диверсификация по-белорусски

Эксперименты с закупкой «выгодной» венесуэльской нефти показали, насколько игра стоит свеч. Раз уж Николас Мадуро не спешит отгружать танкеры в долг, то нет никаких оснований считать, что иранский аятолла одобрит подобную благотворительность. Москва ещё во времена бурной дружбы с Уго Чавесом дала понять, что совсем не возражает против закупок Белоруссией углеводородов у других продавцов — это даже пойдёт на пользу российскому бюджету, так как вывозные нефтепошлины пойдут в российский бюджет, а не в белорусский. То же самое с катарским газом, перспективы которого изучали Владимир Семашко, Владимир Потупчик, Виктор Лукашенко и другие заинтересованные.

Коль скоро так остро стоит вопрос диверсификации торговли с Россией, то Литва назвала стоимость услуг своего СПГ-терминала, а близость с новым руководством Украины чревата прекрасной возможностью вложить деньги в аналогичный терминал на Черноморском побережье и инфраструктуру речного маршрута Е-40. На днях представитель «Белорусского морского пароходства» Сергей Зубко сообщил украинским коллегам о готовности начиная с мая ежемесячно осуществлять несколько рейсов по Днепру, доставляя нефтепродукты из перерабатывающего российскую нефть МНПЗ в Киев. Многие белорусские экономисты резко критикуют этот проект речной перевалки, белорусские экологи небезосновательно бьют тревогу, однако официальному Минску трудно отказаться от искушения в очередной раз продемонстрировать «нефтяную независимость» от Москвы, да ещё и помочь не чужим людям создать склады ГСМ при подготовке к наступлению на Донбасс.

Совмин Белоруссии имеет резон, когда ставит вопрос о перевалке выработанных на территории республики нефтепродуктов через порты прибалтийских республик. Объективно, транзит через порты Ленинградской области проработан недостаточно. Столь же недостаточно проработан вопрос с российской стороны о причинах переработки российскими компаниями нефти на белорусских НПЗ, а не российских. Даже в нынешние времена возможности российских компаний позволяют как строить новые мини-НПЗ, попутно помогая местным властям в решении массы социальных вопросов, так и наращивать глубину переработки на имеющихся мощностях.

Для внутреннего потребления Белоруссии достаточно 5,5 млн т нефти. На территории республики добывается около 1,6 млн т в год, которая вся в сыром виде экспортируется в Германию. Дополнительные объёмы белорусские компании могут добывать за рубежом и имеют такой опыт. С 2013 года госпредприятие «Белоруснефть» осуществляет нефтедобычу в Российской Федерации, сейчас разрабатывает 5 месторождений. Соседняя Литва демонстрирует возможность покупать и перерабатывать нефть, также осуществляя поставки на Украину и не требуя ни от России, ни от Норвегии, ни от Швеции или кого-либо никаких скидок.

Причины, по которым Россия по льготным ценам продаёт кому-либо что-либо, сегодня совсем не очевидны. Всегда и везде льготы создавали коррупционные условия — это классика политэкономии, убедительно подтверждённая российским опытом. Руководству России необходимо пересмотреть все льготы. И в этом случае интересен белорусский опыт шоковой отмены льгот 2007 года с проекцией на российский бизнес. По мере создания общих рынков нефти и газа, электроэнергии и других правительству РФ следует создать не только равные конкурентные условия на российском рынке, но и с партнёрами по ЕАЭС, не допуская появления «первого среди равных». Реализация такой стратегии встретит сопротивление и давление не только изнутри, но и извне. Этот путь необходимо пройти.

Читайте развитие сюжета: Налоговый манёвр РФ: В Белоруссии опасаются сокращения бюджета

regnum.ru

Белоруссия считает Россию источником проблем в своей нефтепереработке

Минск, 9 февраля 2018, 18:49 — REGNUM  Белорусская нефтеперерабатывающая отрасль убыточна, и решение этой проблемы власти республики видят в поисках альтернативных России поставщиков нефти. Об этом 8 февраля на заседании совета концерна «Белнефтехим» заявил заместитель премьер-министра Белоруссии Владимир Семашко.

По его словам, в январе 2018 года нефтеперерабатывающие заводы Белоруссии понесли убытки в размере $38 млн. В пресс-службе правительства позднее уточнили, что убытки были зафиксированы у двух НПЗ, где сейчас реализуются крупные инвестиционные проекты. Так, ОАО «Нафтан» потерял $25 млн, а Мозырский НПЗ — $12−13 млн. Семашко заявил, что незначительное повышение цен на бензин кардинально ситуацию не изменит.

При этом белорусский чиновник обратил внимание на то, что в республике нет собственных серьёзных объемов нефти, однако цена на автомобильное топливо все же ниже, чем в РФ. Белоруссия и Россия имеют договорённости о поставках нефти до 2024 года. Несмотря на это, Семашко подчеркнул, что белорусские НПЗ должны иметь альтернативные источники поставок, Минску необходимо искать варианты диверсификации.

Читайте также: «Транснефть» объявила, сколько поставит нефти в Белоруссию в 2018 году

Напомним, что закончить модернизацию Мозырского НПЗ и ОАО «Нафтан» планируется в разные сроки: первого — к концу 2018 года, а ещё через полгода полностью выйти на проектную мощность; второго — к осени 2019 года, а на проектную мощность выйти к середине 2020 года. Стоимость проектов по модернизации этих НПЗ тоже немного разная: Мозырский НПЗ — $1 млрд 745 млн, ОАО «Нафтан» — $1 млрд 640 млн.

Сейчас глубина переработки на «Нафтане» и Мозырском НПЗ не превышает 78%. Мощности НПЗ составляют 8,2−8,3 млн тонн 9,6−10 млн тонн соответственно. После модернизации глубина переработки на НПЗ будет достигать 90%, мощности каждого завода увеличатся до 12 млн тонн нефти в год.

Что касается цен на автомобильное топливо, то в 2017 году, как и до этого, оно дорожало не раз. Последний раз такое произошло в конце октября, розничная стоимость литра топлива выросла на 2 копейки. В «Белнефтехиме» ранее предлагали увеличить цены на нефтепродукты гораздо значительнее — на 23%. Такое предложение представители концерна объясняют ростом стоимости нефти и увеличением ставок акцизов на моторное топливо для компенсации потерь нефтеперерабатывающих заводов. Повышение цен на автомобильное топливо, считают нефтяники, должно покрыть затраты НПЗ и привести цены на топливо в паритет с российскими.

Читайте также: Сможет ли Белоруссия заработать на рекордном повышении цен на топливо в РФ?

7 — 8 февраля 2018 года в Белоруссии автомобильное топливо снова подорожало, в среднем — на 1,6%. Например, бензин АИ-92 стал стоить 1,21 белорусских рубля, АИ-95 — 1,29 рубля. В целом, по сравнению с другими странами Европы, цены на автомобильное топливо в Белоруссии остаются невысокими. В частности, в России в среднем цены на бензин выше на 12%, в Польше — более, чем на 100%.

Как передавало ИА REGNUM, во время нефтегазового кризиса между Россией и Белоруссией в 2016 году, который начался со споров о газе, Минск не единожды предъявлял Москве претензии по поводу поставок энергоносителей. Александр Лукашенко говорил о необходимости искать альтернативных поставщиков черного золота, а учёных и вовсе просил создать новый вид энергоносителя. Это при том, что вся нефть, поступающая в республику по льготным условиям, российская, а с беспошлинной продажи пополняется белорусский бюджет.

Читайте ранее в этом сюжете: Россия и Белоруссия больше не будут ссориться из-за нефти и газа?

Читайте развитие сюжета: «В погоне за нефтью»: В Белоруссии вновь подняли цены на бензин

regnum.ru

Белоруссия продолжает зависеть от России по нефти

Увеличение и уменьшение экспортных пошлин на нефтепродукты является одним из стандартных инструментов белорусского правительства по наполнению своего государственного бюджета, а также в контексте переговоров с российской стороной.

Данные изменения в Белоруссии не являются проблемой для России

В этой связи неудивительно, что Минск с 1 сентября 2017 года повысил экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты, которые вывозятся с территории Белоруссии за пределы таможенной зоны Евразийского союза. Ставка на прямогонный бензин увеличилась здесь с 40,9 до 46,2 долларов за одну тонну, на сырую нефть – с 74,4 до 84,1, а по товарному бензину – с 22,3 до 25,2.

Заместитель директора Института национальной энергетики Александр Фролов в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что это решение Минска не повлияет на российские национальные интересы.

И это, несмотря на то, что Белоруссия действительно часто пользуется подобными мерами для того, чтобы либо сбалансировать свой государственный бюджет, либо просто получить от России очередные экономические преференции, которые необходимы Минску.

«Это решение Белоруссии не принесет с собой существенных негативных последствий для российского нефтегазового сектора. Поэтому смысл этого нововведения Минска заключается в другом, а именно во внутренних проблемах самой Белоруссии», - заключает Фролов.

В Белоруссии существуют системные экономические трудности

Не секрет, что в Белоруссии сегодня существует кризис экономической модели, которая была выбрана президентом Александром Лукашенко более десятилетия назад и которая заключается в опережающем росте заработной платы в стране перед ростом производительности труда.

Разница здесь компенсировалась или разными искусственными методами, или за счет прямой помощи со стороны России, но на сегодня эта система перестает работать. Отчасти из-за того, что Белоруссии требуется все больше и больше денег, отчасти из-за того, что сама по себе эффективность такой модели с течением времени постепенно исчерпывает себя.

Именно этим, а не какими-то политическими противоречиями объясняются все «трения» Москвы и Минска, которые с известной регулярностью проявляются в информационном пространстве.

Например, если верить данным информационного агентства Bloomberg общий тренсферт материальной помощи из России в Белоруссию, начиная с 2000 года превысил сумму объемом в 100 млрд долларов, из-за чего в некоторые годы российские средства составляли до 30 процентов белорусского ВВП.

Белоруссия очень сильно зависит от экспорта нефтепродуктов

Естественно, в подобных материалах Bloomberg и других западных агентств всегда существует скрытая цель внести сумятицу в стабильные отношения Москвы и Минска, но все-таки эти данные возникли не на пустом месте, а спор может идти только об общих цифрах российской помощи Белоруссии.

«И в этом плане важное значение имеет тот факт, что государственный бюджет Белоруссии во многом формируется за счет экспорта нефтепродуктов. Обычно в эту страну поступает гораздо больше нефти, чем ей требуется. Например, реальные потребности Белоруссии – это 6-7 млн тонн сырой нефти в год, но она поставляется туда из России в гораздо больших объемах», - резюмирует Фролов.

Причина здесь достаточно простая – в советское время на территории Белоруссии было построено очень много нефтеперерабатывающих заводов, вследствие чего, производство нефтепродуктов стало специализацией этой бывшей советской республики.

Из-за этого дело в отношениях Минска и Москва подчас доходило до абсурда – взять хотя бы того обстоятельство, что первым, что сделал первый президент Белоруссии Станислав Шушкевич после объявления независимости, так это поехал в Россию, чтобы запросить у нее продолжение трансферта нефти в республику.

Шушкевич тогда говорил, что независимость-независимостью, но белорусское народное хозяйство не может существовать без помощи со стороны Москвы по фактически бесплатному импорту Белоруссией российской нефти.

Минск, таким образом, хочет увеличить доходы государственного бюджета

«В Белоруссии имеются два крупнейших нефтеперерабатывающих завода, суммарная мощность которых превышает потребности Республики в три-четыре раза. В итоге белорусы получают очень дешевую нефть из России, затем ее перерабатывают, а конечный продукт идет, как на наполнение внутреннего рынка, так и на экспорт. При этом, в Белоруссии, естественно, остается меньшинство, а большая часть продается соседним странам Евросоюза»,- констатирует Фролов.

Соответственно, здесь идет речь об ограничении прибыли белорусских предприятий, и это просто показывает то обстоятельство, что основная «конфликтность» между Минском и Москвой заключается в экспортных ценах для Белоруссии со стороны российских поставщиков нефти.

Как мы знаем из СМИ, данный вопрос является предметом постоянных пересудов Москвы и Минска, которые подчас выливаются в политические заявления.

«Также здесь нужно понимать, что экспортировать нефтепродукты значительно выгодней, чем экспортировать нефть, особенно в том случае, если у этих нефтепродуктов есть надежные рынки сбыта, как у нефтеперабатывающих предприятий Белоруссии», - заключает Фролов.

Кстати говоря, главной проблемой белорусов является то обстоятельство, что в Евросоюзе есть свои избыточные мощности по переработке нефти и что белорусский бензин там уже давно воспринимается в качестве серьезной проблемы, из-за чего Минск и увеличил свои пошлины сразу по нескольким направлениям, поскольку Белоруссия вынуждена продавать туда нефтепродукты не только в виде товарного бензина.

Все это еще раз подтверждает тот факт, что здесь идет речь о наполнении белорусского государственного бюджета, а не о сложностях отношений Москвы и Минска.

Читайте нас в Яндексе

Автор: Дмитрий Сикорский

rueconomics.ru

Белоруссия изучает альтернативы поставкам российской нефти

МИНСК, 17 ноя — РИА Новости. Белоруссия изучит альтернативные России пути поставки нефти в страну, заявил в четверг в Минске президент Белоруссии Александр Лукашенко.

Президент России Владимир Путин и президент Белоруссии Александр Лукашенко. Архивное фотоВ Кремле подтвердили планы по встрече Путина и Лукашенко 22 ноября"Мир совсем другой. Это не тот мир, когда можно было наклонить. Сегодня этой нефти — бери-не хочу. Может быть, дороже будет… Сейчас рассматриваем несколько вариантов", — сказал Лукашенко во время пресс-конференции российским СМИ.

В частности, пояснил он, есть возможность поставки нефти через Украину. "Такая возможность есть. Мы ее когда-то использовали, когда вы (Россия — ред.) перестали поставлять нам нефть: мы венесуэльскую нефть взяли и поставляли через Украину, по трубопроводу "Одесса-Броды", железнодорожным транспортом на (белорусские — ред.) нефтеперерабатывающие заводы ", — сказал президент.

"Просто на (традиционно — ред.) российский рынок придет другая нефть. Это надо (России — ред.)? Все-таки 25 миллионов тонн мы перерабатываем и через нас на Запад идут по 60-80 миллионов тонн российской нефти. Можно же какой-то выработать баланс интересов и договориться?" — продолжил белорусский лидер. Он также заявил, что Белоруссии и России нужны "общие проекты, которые бы притягивали Белоруссию к России, а не наклоняли".

Президент Белоруссии Александр Лукашенко. Архивное фотоЛукашенко посоветовал российским телеканалам поучиться у белорусскихВ начале октября Лукашенко заявил, что Минск ведет переговоры с Ираном о поставках нефти. Он отметил, что поручил правительству "немедленно найти альтернативы (поставок нефти в Белоруссию — ред.) новые и вернуться к старым" из-за сокращения беспошлинных объемов поставок из России. Он отмечал, что есть договоренность о поставке нефти танкером через порт Одессы на нефтеперерабатывающий завод в Мозыре.

Это заявление было сделано на фоне нерешенных вопросов между Россией и Белоруссией относительно объемов поставок нефти и стоимости газа. Позже стороны заявили, что урегулировали разногласия и в середине октября советник президента "Транснефти" Игорь Демин сообщил РИА Новости, что поставки нефти из России в Белоруссию по трубопроводу "Дружба" в четвертом квартале составят 5 миллионов тонн. Между тем в конце октября танкер с азербайджанской нефтью для Белоруссии разгрузился в Одесском порту.

ria.ru

Каждый баррель нефти не из РФ обходится Минску на $10 дороже

Белоруссия не сможет заместить российскую нефть по экономическим соображениям, а историю с закупкой иранской нефти использует для пиара, чтобы усилить переговорные позиции в споре с Россией. Так прокомментировали эксперты информацию о закупках Минском иранской нефти для замещения поставок «черного золота» из России.

Все упирается в деньги

«Я думаю, что со стороны Белоруссии история с закупкой иранской нефти – исключительно информационная и PR-кампания, – рассказал в беседе с журналистом ФБА «Экономика сегодня» преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков. – Мы уже видели подобные игры, когда белорусы закупали нефть в Венесуэле. Здесь все упирается в стоимость. Дешевле, чем Россия, никто никогда Белоруссии нефть не продаст. Частично Белоруссия может загрузить свои НПЗ нефтью из других источников. Если же говорить о полном замещении российского топлива, то в этом случае даже железная дорога не смогла бы пропустить столько составов с нефтью, потому что нефтепровод к белорусским НПЗ подведен только из России. По железной дороге в Белоруссию можно поставить не более трех-четырех млн тонн нефти в год – это максимум. Иначе придется расширять железнодорожные подходы, а это – дополнительные затраты.

Но самый красноречивый аргумент в пользу российской нефти мы можем найти в официальных данных Белстата, где написано, что за 2016 год в Белоруссию поступило 120 тысяч тонн нефти из Казахстана. Объем здесь не важен – важно другое: каждый баррель казахстанской нефти обошелся Белоруссии на 10 долларов дороже, чем нефть из России. Причем топливо из Казахстана прошло с низкой стоимостью прокачки. Казахстан прокачал его через Россию, обратившись за этой услугой к «Транснефти». 

Иранский нефтяной мизер

Ранее агентство Reuters со ссылкой на источники среди нефтетрейдеров сообщило о том, что белорусская «Белойл» заключила контракт на покупку 80 тысяч тонн нефти у иранской NIOC. Это первая сделка между Белоруссией и Ираном по поставкам нефти. Загрузка танкеров может начаться в районе 20 февраля.

История с иранской нефтью –  лишь информационная кампания Лукашенко накануне переговоров с Россией

Белоруссия активно ищет альтернативные источники нефти на фоне ограничения поставок из России. Соответствующее поручение правительству дал президент Белоруссии Александр Лукашенко.

«Соглашение с Ираном о 80 тысячах тонн нефти – это мизер. Доставят они ее, скорее всего, железной дорогой, потому что этого объема даже не хватит, чтобы наполнить нефтепровод «Одесса – Броды». Когда нефть придет, они отрапортуют об экономических успехах, но потом, примерно два месяца спустя, появятся данные Белстата, где мы увидим реальную стоимость иранской нефти.

Иран не собирается никому продавать свою нефть с какими-то скидками. Зачем? Они вышли из-под санкций, они успешно торгуют, они отправляют в Китай все больше и больше нефти. Им как раз нужны деньги, а не хорошие отношения с Белоруссией», – поясняет Игорь Юшков.

Белоруссии невыгодно обострять конфликт

Спор о нефти стал продолжением газовых разногласий Москвы и Минска. На протяжении всего 2016 года Белоруссия вела переговоры с Россией о снижении цен на газ. При этом с июля Россия более чем на треть сократила поставки нефти в Белоруссию из-за белорусского газового долга.

Белоруссия просто пытается усилить свои переговорные позиции накануне намеченной встречи президента России Владимира Путина и белорусского лидера Александра Лукашенко. «Если Белоруссия хотела бы обострить конфликт, она отказалась бы от старой индексации тарифов на прокачку российской нефти через территорию Белоруссии и в одностороннем порядке, нарушая все договоренности, пошла бы на реальное обострение отношений. Я думаю, что белорусы этого не хотят. Они хотят получить сильные переговорные позиции, но не сталкиваться лбом с Россией.

Белорусы предпочитают более мягкий вариант – демонстрировать нам, что чисто технически они могли бы найти некоторые небольшие замещающие объемы. Мол, мы и с Ираном договариваемся, и с Азербайджаном, и с Казахстаном. Отказаться от российской нефти Белоруссия не сможет полностью даже технически, а в целом это абсолютно нецелесообразно и с экономической точки зрения. Россия поставляет очень дешевую нефть. Мы никуда не продаем нефть дешевле, чем в Белоруссию. Для них это очень выгодное направление, и отказываться от него никто не хочет. А Россия зависит от транзита нефти и газа через Белоруссию, поэтому РФ тоже невыгодно разрывать отношения или усугублять конфликт», – резюмирует Игорь Юшков.

Читайте нас в Яндексе

Автор: Мария Бессарабова

rueconomics.ru

Отказ от российской нефти обойдется Белоруссии в $1,7 млрд

Закупка нефти в Иране влетит Лукашенко в «копеечку»

19 февраля 2017 в 16:32, просмотров: 15303

Белоруссия, как и обещала после ограничений поставок нефти из России, приступила к закупкам «черного золота» в других странах. Для начала Минск купил 600 тыс баррелей в Иране. Девирсификация налицо — Белоруссия находится в поиске сырьевых источников на стороне. Но это влетит Александру Лукашенко в «копеечку» — с учетом транспортировки и таможенных пошлин каждая «бочка» нефти будет обходиться Минску на 25-30% дороже, а после полной остановки импорта из России общая стоимость внешних закупок «черного золота» вырастет вдвое — до $1,7 млрд.

фото: Геннадий Черкасов

Александр Лукашенко неспроста выбрал Тегеран в качестве нового партнера в нефтегазовой сфере. Иран в конце прошлого года не стал подписывать меморандум ОПЕК о сокращении добычи «черного золота», и, наоборот нарастил производство. Поэтому именно там Белоруссия и стала искать источники сырья. Помимо добывающих возможностей, по словам аналитика ГК ФИНАМ Алексея Калачева, Иран обладает существенными запасами «черного золота», накопленного в период действия западных санкций, а также может предложить цену, не сильно отличающуюся от российской.

Конечно, 600 тыс тонн, о поставке которых отчиталась National Iranian Oil Company, не заменят утраченный Минском объем сырья, покупаемый в нашей стране. В I квартале этого года Россия ограничила поставки в союзную республику с 4,5 млн до 4 млн тонн. Если пересчитать баррели в тонны, то выходит, что 600 тыс баррелей — это 80 тыс тонн. Чтобы восполнить 500 тыс тонн утраченного импорта из России этого недостаточно. Но на месяц хватит. После чего Минск обещает расширить сотрудничество с Ираном и другими нефтедобывающими государствами, чтобы в итоге добиться полной нефтяной независимости от России. Тем самым поставить точку в споре с Москвой относительно цен не только на нефть, но и на газ.

Относительно «голубого топлива» последнее российско-белорусское разногласие берет начало в январе 2015 года. Сначала Минск попросил снизить стоимость нашего газа, а после отказа в одностороннем порядке стал платить меньше и увеличил тарифы на транзит российской нефти в Европу. Переговоры об урегулировании этого конфликта до сих пор не привели в обоюдовыгодному результату. Долги Белоруссии, по версии России, составляют $550 млн, и, как отмечают отечественные правительственные источники, они могут разрешиться только после соответствующих переговоров глав обоих государств.

В преддверии такой возможной встречи, как полагает аналитик ФИНАМа Алексей Калачев, белорусская сторона приступила к идеологической пропаганде — то есть, словесным интервенциям об энергетической независимости от России.

Только цена этого вопроса чересчур высока. В среднем Белоруссия импортирует 21 млн тонн российской нефти в год, сама добывая 1,5 млн. При этом потребление нефтепродуктов в этой стране составляет 6 млн тонн. Остальное Белоруссия реэкспортирует в страны СНГ. Из России Беларусь получает нефть беспошлинно и гораздо дешевле, нежели на свободном рынке — по $40 (стоимость барреля сейчас превышает $55). При девирсификации поставок эта цена значительно возрастет.

Как полагает заместитель директора аналитического департамента Альпари Наталья Мильчакова, Белоруссия уже сейчас покупает нефть не только в России, но и в Венесуэле. Венесуэльская нефть обходится Белоруссии вдвое дороже, чем российская, с учетом стоимости транспортировки и таможенных пошлин. Примерно на столько же дороже будут обходиться поставки «черного золота» из Ирана. Или Азербайджана, в котором Минск также ищет новых поставщиков. Суммарно Белоруссия будет тратить на импорт «черного золота» не $840 млн, как сейчас, а $1,7 млрд в год.

Но это еще не все. Рост закупочных цен неизбежно приведет к увеличению стоимости готового сырья, которое Белоруссия экспортирует. То есть, в результате в финансовом плане пострадают страны СНГ, а также Великобритания, Нидерланды и Прибалтика, куда также поставляется белорусский бензин и мазут. Как отмечает Наталья Мильчакова, это не прибавит Александру Лукашенко «нужных баллов в попытке укрепить доверие Запада».

Однако нефть Минску необходима как воздух. Причем, не только для собственного потребления и сохранения благожелательного отношения со стороны Европы. «Если Белоруссия откажется от переработки российской нефти, то ее заводы встанут. Полный разрыв отношений с Россией Белоруссии невыгоден и с экономической, и с политической точек зрения. До сих пор в Белоруссии прагматизм побеждал амбиции. Если в какой-то момент политика возобладает над экономикой, то это обернется самыми непредсказуемыми последствиями для этой страны», — отмечает Наталья Мильчакова.

Читайте материал: Опрос россиян: Белоруссия нам друг, но скидки давать не нужно

Санкции . Хроника событийИсточник

ifvremya.ru

Нефть: «Белоруссия пытается показать России, что у нее еще есть козыри»

Минск, 20 января 2017, 16:23 — REGNUM  Решение Белоруссии искать альтернативу сократившимся поставкам российской нефти является, по большей части, попыткой Минска показать, что у него есть определенные козыри в споре с Россией. Однако на самом деле альтернативы российской нефти у Белоруссии нет. Поэтому стороны должны продолжать переговоры и в итоге разрешить этот вопрос. Об этом заявил сегодня, 20 января. В беседе с корреспондентом ИА REGNUM руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Александр Пасечник.

«Это не первая попытка найти альтернативу Белоруссией. И альтернативу, я считаю, надо искать в переговорах, в выдвижении позиций и в восстановлении кооперации в прежних объемах. Все возможности для этого у Белоруссии есть», — отметил эксперт.

Для начала необходимо, чтобы белорусская сторона закрыла газовые долги перед Россией. Тогда можно будет приходить к соглашению с «Транснефтью» по транзитному тарифу на прокачку нефти. При таких условиях никаких проблем с поставками российской нефти в Белоруссию не будет. Так как фактически весь пул проблем кроется в газовом долге, который достигает полмиллиарда долларов, сказал руководитель аналитического управления ФНЭБ.

России, чтобы как-то побудить партнеров закрыть эту задолженность, приходится в такой степени ограничивать поставки нефти. Однако пока это касается только первого квартала. Так как в первом квартале 2017 года стороны все же делают акцент на переговоры.

«Поиск альтернатив — это не более чем попытка показать свои козыри возможные. Но, как известно, там их, по большому счету, и нет. Это может быть нефть из Азербайджана. Возможно, это могут быть и венесуэльские танкеры. Но это все экономически необоснованная тенденция. Заместить российскую нефть на белорусских НПЗ достаточно проблематично и с точки зрения объемов, и с точки зрения настройки. В этом смысле не думаю, что логично искать какие-то альтернативы, которых и найти-то, по большому счету, невозможно сегодня», — подчеркнул аналитик.

Белорусские НПЗ — полностью системообразующая отрасль. Они полностью заделаны на нашу нефть. Что представляет собой отличный тандем, обращает внимание Пасечник. При этом Россия даже не запрашивает те объемы бензина, которые Белоруссия нам должна была по контракту поставлять. Но Россия большого внимания на это не обращает. Основная часть бензина, конечно, идет на экспорт, что формирует солидную долю бюджета Белоруссии.

По словам эксперт, в этом энергетическом споре между Москвой и Минском на первый план выходят не экономические обоснования, а политический вопрос. Поэтому решение и может быть найдено именно в политической плоскости.

«Какой-то размен возможен, взаимные уступки. Но учитывая, что у нас определенная политическая близость все-таки есть, у нас настрой — ни в коем случае не разрывать кооперацию, а напротив, снижать позицию. Поэтому я думаю, будут решать на корпоративном уровне. Если не хватит их ресурса, то, возможно, будут и дипломатические встречи на высшем уровне, включая и премьера, и возможно, президента», — поделился своим мнением аналитик ФНЭБ.

Ранее ИА REGNUM сообщало, что сегодня белорусский президент Александр Лукашенко поручил найти альтернативный источник взамен сократившимся поставкам российской нефти. Глава Белоруссии отметил, что катастрофы из-за «поведения России» нет, однако другой источник должен быть найден.

Причем ранее, еще в конце прошлого года, Минск уже поднимал этот вопрос. Белоруссия пробовала покупать нефть для своих нефтеперерабатывающих заводов из Черного моря и Средиземного, чтобы оценить на практике экономическую эффективность такого решения.

regnum.ru