Что придет на смену нефти и газу? Разговор об альтернативных источниках энергии будущего. Что придет на смену нефти


Какое топливо придёт на смену нефти? | Ответы | Вопрос-Ответ

Филипп Рутберг, академик, директор Института электрофизики и электроэнергетики РАН, лауреат премии «Глобальная энергия»:

Нефть, газ и уголь будут оставаться главными энергоресурсами человечества до середины XXI в. 

Залежей того же угля на Земле до чёрта, но если с помощью определённой технологии не перерабатывать его в газ (так называемый синтез-газ), то можно загубить планету сжиганием одного только угля. Что дальше? Безусловно, хорошие перспективы у ядерной энергетики. Произошедшие в прошлом аварии не поставили на ней крест. Наоборот, подобные ЧП заставляют улучшать технологии, повышать меры безопасности. Но по той же причине вырабатываемая АЭС электроэнергия будет стоить всё дороже и дороже. 

Не исключено, что на смену углеводородам придёт термоядерный синтез, но этот вопрос решится нескоро: технология связана с проблемами сугубо научного характера. Всё быстрее будет расти альтернативная энергетика, основанная на использовании возобновляемых источников, - солнечная, ветряная, геотермальная и пр. По разным оценкам, через 20-30 лет она займёт во всём мире долю в 12-15%. В Бразилии и американском штате Калифорния уже сейчас почти все автомобили ездят на искусственном жидком топливе, полученном из сахарного тростника и кукурузы. Эти технологии стремительно развиваются: биотопливо третьего поколения получают из водорослей, выращиваемых в промышленных масштабах.

​Что касается России, то нам имеет смысл осваивать энергоресурсы, сосредоточенные в отходах - биологических, сельскохозяйственных. В принципе, этого достаточно, чтобы покрыть все наши потребности. Вопрос в том, какие технологии для этого применять. Наиболее перспективны плазменные - переработка отходов, содержащих органику, в специальных реакторах. Они позволяют методом катализа получать жидкие топлива и синтез-газ. Для России, где города окружены свалками, а деревни ими уже завалены, это особенно актуально. 

www.aif.ru

Будущее энергетики. Что придет на смену нефти и газу? Продолжение беседы

Ирина Лагунина: Во вторник президент США Барак Обама предложил американцам план повышения энергоэффективности автомобилей. План поддержан 10-ю крупнейшими американскими автомобилестроительными кампаниями и профсоюзами, а также 14 штатами во главе с Калифорнией, выступающими за более жесткие экологические нормы в стране. Для легковых автомобилей цель к 2016 году – потребление бензина 6 литров на 100 километров. Сейчас в среднем по стране потребляется 8.5 литров на 100 километров. При этом американский президент заметил, что у самого у него Форд-гибрит. Но ведь настанет такой день, когда нефти в мире не останется. На чем тогда будем ездить? Об энергетике будущего продолжает разговор Валентин Барышников. Валентин Барышников: Будущая энергетическая революция, отказ от энергетики, основанной на сжигании ископаемого топлива, потребует новых технологий, альтернативных источников энергии. Один из них – термоядерный синтез – не такая уж и новая идея, еще школьником я слышал слово «токомак», ласкавшее слух всякого сторонника технического прогресса и любителя фантастики. Поговорим о нем с главой российского агентства ИТЭР – международного проекта создания реактора термоядерного синтеза, который сейчас строят на юге Франции при участии ЕС, Индии, Китая, России, США, Южной Кореи и Японии.

Анатолий Красильников: Последние 50 лет активно изучается возможность создания управляемой термоядерной реакции на базе уже не деления тяжелых атомов урана, а слияния легких изотопов водорода. При этой реакции так же высвобождается колоссальная энергия, и эту энергию можно использовать для того, чтобы тепловые электростанции строить и электрические. Плюс, конечно, неограничен в воде Мирового океана, равномерно распределен по территории Земли. Это значит, что не будет риска ресурсных войн.Второе преимущество – внутренняя безопасность этого реактора, в нем нет возможности физической ситуации, в которой может случиться взрыв. Недостатком является, конечно, колоссальная технологическая, техническая сложность. Во многих случаях эти технологии существенно выше, чем достигнуто сегодня. С другой стороны, является локомотивом, который движет массовые технологии.

Валентин Барышников: А вот мнение скептика. Директор российского Центра по эффективному использованию энергии Игорь Башмаков:

Игорь Башмаков: Это нам обещают 50 лет, а то и больше, что смогут наши ученые овладеть этими силами. Но пока что, насколько мне известно, существенных каких-то продвижений в том, чтобы мы могли говорить не только о коммерческой технологии, но даже о какой-то технологии в научных установках, где им удалось бы эту плазму удерживать достаточное количество времени, необходимого для того, чтобы выделялась энергия, насколько мне известно, такими успехами наша наука похвастаться не может. И знаю, когда сможет. То есть если это когда-то будет, то не раньше, чем через 50 лет.

Валентин Барышников: Вновь слово Анатолию Красильникову

Анатолий Красильников: Когда-то Лев Андреевич Арцимович, который руководил в Советском Союзе термоядерной программой, ему задали вопрос лет 25 назад, когда будет построен первый термоядерный реактор. Он ответил: тогда, когда государствам он понадобится. Очень большая заинтересованность в термоядерных электростанциях демонстрируется такими странами, как Китай, у которого большие проблемы с энергоносителями, а экономика растет очень и население очень высокое. Япония, Европейский союз. И очень существенные бюджеты, которые эти страны затрачивают на термоядерную энергетику.

Валентин Барышников: Попробуем поговорить о собственно технологии. Задача - заставить соединиться ядра легких атомов, при этой реакции выделяется колоссальная энергия, но для реакции нужны колоссальные же температуры (поэтому реакция называется ТЕРМО-ядерной). Раскаленному газу нельзя дать прикоснуться к поверхности реактора, иначе она, то есть эта поверхность, тут же испарится, хоть и сделана из самых жароустойчивых материалов. Нужно мощное магнитное поле. Подробнее – Анатолий Красильников:

Анатолий Красильников: Наиболее продвинутая плазменная конфигурация – это токамак, предложенная в Советском Союзе в 50 годах. Выглядит как бублик, то есть плазменное образование в виде бублика, окруженное, конечно, вакуумной камерой. Этот бублик имеет характерные размеры. В экспериментальном реакторе ИТЕР, который сооружается сегодня на юге Франции, большой радиус шесть метров, а малый радиус два метра. Идея токамака заключается в том, что в вакуумном объеме делается напуск дейтерия и трития, дальше организовывается пробой электрическим полем, возникает плазма. Магнитное поле удерживает от растекания во все стороны, плазма долго существует, а материалы первой стенки могут выдерживать потоки тепловые, магнитное поле не дает плазме непосредственно растекаться на стенки. Если мы говорим о реакторе, то он должен производить больше энергии, чем затрачивается на создание этой плазменной конфигурации, только в этом случае он является электростанцией. Нужно, чтобы в этом отношение наработанной энергии к затраченной было выше, по крайней мере, единицы, а на самом деле должно быть выше 10, чтобы было экономически целесообразна эксплуатация такой станции. Что касается проекта ИТЕР, который в соответствии с сегодняшним графиком должен получить первую плазму в июле 2018 года, там коэффициент отношения термоядерной мощности наработанной к мощности затраченной на создание плазмы 10. Это первый экспериментальный реактор, который должен продемонстрировать реализуемость термоядерной энергетики с точки зрения получения Q-большого, отношение термоядерной мощности к затратам, 10 и может быть выше.

Валентин Барышников: А вот как отозвался о проекте ИТЕР и о других будущих технологиях еще один участник беседы - представитель ведомства Европейской комиссии по вопросам энергетики Ферран Тарраделлас Эспуни:

Ферран Тарраделлас Эспуни: Ядерный синтез – это огромная надежда в долгосрочной перспективе. Определенно это источник энергии, которую можно производить в больших количествах из топлива, запасы которого практически бесконечны, при этом без ядерных отходов. Проблема в том, что эти технологии все еще мало разработаны, и мы не ждем появления действующей и конкурентоспособной установки ранее 2050 года. Еврокомиссия инвестирует большие средства в этот проект, но до появления установок ядерного синтеза мы, возможно, должны будем двигаться к четвертому поколению атомных электростанций, которые гораздо безопаснее, гораздо эффективнее используют ядерное топливо и производят очень мало ядерных отходов.Если помечтать немного о том, что будет в энергетике к середине века, то, по-моему, сектор электроэнергии будет все более и более важным, и она будет производиться методами, позволяющими не выбрасывать в атмосферу углекислый газ. Это возобновляемые источники энергии, ядерные технологии, угольные технологии с захватом углекислого газа. Должны произойти огромные изменения в транспортном секторе, которые покончат с зависимостью транспорта от нефти. Это означает распространение электрических и гибридных автомобилей, автомобилей, использующих водород в качестве топлива, или, например, использование синтетического топлива в авиации. Перейдем теперь к строительству зданий, таких, которые не только производят электричество и тепло, в котором сами нуждаются, но даже снабжают электричеством и теплом энергосети. В принципе это означает, что каждое здание станет маленькой электростанцией с интегрированными солнечными панелями, ветряными генераторами или энергоустановками на биомассе. В этих зданиях будет чрезвычайно эффективно использоваться энергия благодаря очень хорошей изоляции, электросбережению, они будут оснащены так называемыми «смарт грид» («умными сетями») - новым видом электросетей, позволяющих не только поставлять энергию в здание, но и экспортировать ее. И наконец, произойдет глобальная революция в этой сфере – идеи, которые мы применяем в Европейском Союзе, будут применяться также в новых экономиках по всему миру.

Валентин Барышников: А вот что думает Игорь Башмаков о новых технологиях и о том, удастся ли им потеснить ископаемое топливо.

Игорь Башмаков: А вы знаете в 1860 году, когда началась промышленная добыча нефти Рокфеллером в штате Техас, доля нефти тоже была мизерной и составляла меньше существенно, чем составляет сейчас доля возобновляемых источников энергии. Мы знаем, например, что европейское сообщество уже поставило задачу в 2020 году вырабатывать 20% всей энергии на возобновляемых источниках энергии. То есть они уверены, что они смогут реализовать и решить эту задачу. И я тоже сильно не сомневаюсь, что им это удастся. Это очень большой перечень наименований, это и солнечная энергия. Есть разные технологии. Это ветровая энергия, просто пейзаж сегодня в западноевропейских странах, как правило, где бы вы ни ехали, вам в окно какой-нибудь ветряк попадет. Это диатермальаня энергия, использование подземных источников тепловых. Приливная, энергия волн, мини-гидроэлектростанции. Очень большой перечень технологий. В конце концов, возобновляемые источники энергии – это различного рода преобразования энергии солнечного потока на поверхность земли, поэтому они являются возобновляемые, поскольку солнце, слава богу, пока что продолжает светить.

Валентин Барышников: Ферран Тарраделлас Эспуни – о новых технологиях

Ферран Тарраделлас Эспуни: Ветровая и солнечная энергии – очень зрелые технологии, которые уже конкурентоспособны на рынке, и будут еще более конкурентоспособны по двум причинам – во-первых, благодаря развитию технологий стоимость солнечной и ветряной энергии снижается, во вторых – потому что стоимость основного конкурента этих источников – ископаемого топлива – будет расти. Существует весьма многообещающая технология концентрирования солнечной энергии. Она применяется, например, на юге Испании. Огромное преимущество концентрирования солнечной энергии в том, что вы можете создавать резерв электричества, нагревая вещество, скажем, соль, которое затем может быть использовано в ночное время, в отсутствие солнца, для производства электроэнергии. Технология, которая явно будет существенна для энергетической революции – технология производства энергокабелей. То есть энергосети, способные поддерживать бесперебойное снабжение, несмотря на прерывистость возобновляемых источников энергии, и использующие, если можно так сказать, интерактивный подход, позволяющий потребителю быть также и производителем. Это немного напоминает интернет. Вы получаете информацию, но вы и отправляете информацию. С новыми энергосетями вы сможете и получать электроэнергию, и снабжать сеть электричеством. Для этого мы должны развивать то, что мы называем «смарт грид» – умными сетями – это будет очень важным направлением в будущем.

Валентин Барышников: В беседе о новых технологиях в энергетике принимали участие представитель ведомства Европейской комиссии по вопросам энергетики Ферран Тарраделлас Эспуни, директор российского Центра по эффективному использованию энергии Игорь Башмаков и Анатолий Красильников – руководитель российского агентства ИТЭР – международного проекта создания реактора термоядерного синтеза.

www.svoboda.org

Что придет на смену нефти и газу? Разговор об альтернативных источниках энергии будущего

Ирина Лагунина: Если есть город, который не нуждается в возобновляемых источниках энергии, так это Абу-Даби, столица Объединенных Арабских Эмиратов. У города-государства 8 процентов мировых разведанных запасов нефти. Тем не менее, именно Абу-Даби уже вложили 22 миллиарда долларов для того, чтобы к 2016 году сделать его «не производящим мусор» и не «выпускающим в атмосферу углекислый газ». А теперь город подал заявку на то, чтобы разместить у себя Международное агентство по возобновляемым источникам энергии. Так что столица энергетики 20 века может стать столицей энергетики 21 века. Но какой будет эта энергетика? Футуристический разговор на эту тему подготовил мой коллега Валентин Барышников.

Валентин Барышников: Энергетика родилась вместе с промышленностью, во вторую индустриальную революцию - техническую революцию 19-го века. Новому производству требовалась энергия, и с каждым годом все больше и больше, и ее получали – из нефти, из угля, из газа, одним словом, из земли. С тех пор, несмотря на появление ядерной энергетики, солнечной, ветряной, геотермальной и множества прочих, в целом ситуация не изменилась – мы получаем энергию из земли, из полезных ископаемых. А это загрязняет планету, полезные ископаемые становятся все дороже, а вскоре могут и вовсе - закончиться. И это означает необходимость создать новую энергетику, совершить революцию, ну, или, если повезет, эволюцию. О том, куда ведет эта эволюция, в эфире Радио Свобода говорят Директор российского Центра по эффективному использованию энергии Игорь Башмаков и представитель ведомства Европейской комиссии по вопросам энергетики Ферран Тарраделлас Эспуни. Игорь Башмаков - о нынешней ситуации в энергетике.

Игорь Башмаков: В 2006 году весь мир потребил 11 тысяч 700 миллионов тонн нефтяного эквивалента. Грубо говоря, 12 миллиардов тонн нефти. Если говорить про нефть, на ее долю приходилось 34,4%, то есть чуть больше трети – это нефть. На газ приходится 20,5, то есть примерно одна пятая – это газ. Уголь 26%, то есть одна четверть – это уголь, и немножко торфа. 6% на ядерную энергию приходилось, 2% на гидро, 10% - это возобновляемые источники энергии.

Ферран Тарраделлас Эспуни: Сейчас доминирует ископаемое топливо, и особенно это касается нефти. Яркий, кричащий пример – транспортный сектор, потому что он на 90 процентов зависит от нефти. Так что если возникнут проблемы с поставками топлива – транспортный сектор просто встанет. В других секторах ситуация более сбалансированная.

Валентин Барышников: Игорь Башмаков – о прогнозах потребления энергии в будущем, о прогнозах, сколько осталось ископаемого топлива, и о прогнозах – насколько можно этим прогнозам доверять.

Игорь Башмаков: Прогнозы есть не только то, что будет через 50 лет, но и что будет на рубеже, скажем, 21 и 22 века, но они очень сильно между собой не соглашаются, эти прогнозы. Если посмотреть, примерно 6 сотен различных прогнозов, сделанных за последних 20-30 лет, существует, а может быть даже больше сейчас этих прогнозов. Они примерно в 10 раз не согласны по поводу того, сколько потребуется человечеству энергии в 2100, например, году. И это несогласие очень сильно зависит от допущения этих самых прогнозов. Потому что можно по-разному допускать численность населения, технологический процесс, обеспеченность запасами углеводородов человечества и так далее. Оценки самых разных экспертов и российских, и есть в США – это оценки, которые варьируют от относительно пессимистичных, которые обеспечены будут запасами с уровнем вероятности 100%, то есть практически те запасы, которые мы знаем, до довольно-таки оптимистических. Правда, вероятность их обнаружения существенно ниже, она может быть 5% и так далее. Причем оптимистические могут быть выше пессимистических в два раза. Просто делать прогнозы и строить политику на будущее, опираясь на оценку достоверности обнаружения запасов 5%, на мой взгляд, очень рискованно.

Валентин Барышников: О планах реформирования энергетики в Европейском Союзе - Ферран Тарраделлас Эспуни

Ферран Тарраделлас Эспуни: Определенно нам предстоит очень важная смена парадигмы. Сейчас наша энергетика базируется, в основном, на ископаемом топливе – нефти, газе, угле. И в будущем мы намерены перейти к системе, которая будет в меньшей степени основана на ископаемом топливе, и больше – на экологически чистых видах энергетики, которые используют возобновляемые источники энергии, ядерную энергию, экологически чистые угольные технологии. Для этого есть три причины. Первая - мы должны защитить планету от катастрофических климатических изменений, сократив выброс углекислого газа в атмосферу. Основной источник эмиссии углекислого газа – сжигание ископаемого топлива для производства электроэнергии, тепла, для транспорта. Вторая причина – ископаемое топливо подходит к концу. Наверно, более всего это касается нефти – существует множество теорий, когда именно будет пройден пик потребления нефти, но все согласны, что это будет скоро, и кроме того, ясно, что цены на углеводородное топливо будут все более и более высокими. Третья причина – конкурентоспособность. Энергетика возобновляемых источников и меры энергетической эффективности - локальны, так что если вы развиваете эти виды энергетики, вы создаете рабочие места там, где энергия потребляется, а не там, где она производится. И это хорошо, особенно в нынешнее время экономического кризиса.

Валентин Барышников: О том, что ждет российскую энергетику – Игорь Башмаков.

Игорь Башмаков: В России давно не делали долгосрочных прогнозов, на самом деле, никогда не делали прогнозов до 2050 года. И вот такие первые прогнозы совсем недавно появились. И в Минэкономике Российской Федерации, и в правительстве некоторые группы исследователей стали делать прогнозы до 2020 года и даже до 2030 года. Горизонт 2020 и 2030 года достаточно близки. И на этих горизонтах не все проблемы проявляются. А когда начинают заглядывать за эти горизонты, где-то н уровень 2050-го года, оказывается, что если мы будем очень быстро развивать нашу экономику, не так быстро, как мы развивали в последние годы до кризиса, но примерно на 5-6% ВВП в год будет расти, то при тех тенденциях снижения энергоемкости и развития возобновляемых источников энергии, которые у нас накопились за последние годы, Россия не сможет обеспечить свой экономический рост энергетическими ресурсами. Вот если бы мы сделали такой расчет, а мы его сделали, то у нас получается, что в 2050 году Россия стала бы одним из ведущих в мире не экспортеров, и импортеров энергетических ресурсов, нефти, газа и, возможно, даже угля. А купить эти объемы просто не у кого будет в 50 году, потому что таких объемов, которые нужны будут, на рынке просто не будет. И вывод здесь очень простой, что Россия не может дальше развиваться до 50 года, сохраняя только опору на органические виды топлива. Необходимо осознать, что без существенного повышения энергоэффективности, без существенного ускорения развития индустрии возобновляемых источников энергии свои энергетические проблемы Россия решить не сможет. Это нужно делать не потому, что нам нужно заботиться о стабилизации климата или еще какие-то проблемы решать охраны окружающей среды, а именно для того, чтобы поддержать и обеспечить темпы экономического роста высокие достаточно, которые мы хотели бы иметь. А параллельно мы решаем задачи, о которых я сказал – охрана окружающей среды, минимизация воздействия на климат и так далее. Просто-напросто тех ресурсов углеводородов, огромных ресурсов углеводородов, которые обнаружены в России, для того, чтобы обеспечить такой экономический рост при том, что в значительной степени экономический рост России опирается на экспорт энергоносителей, даже тех огромных ресурсов оказывается недостаточно. Альтернатива – очень резкое увеличение цен на энергоносители. Например, на природный газ России нужно было бы увеличить внутренние цены, я подчеркиваю, до 1500 долларов за тысячу кубометров к 2005 году, сейчас где-то 140-150. Это в 10 раз больше того, что сегодня российская промышленность и другие российские потребители платят за природный газ. А это означает, что просто становится неподъемной ценой, и тогда торможение экономического роста происходит не из-за того, что не хватает ресурсов физически, а из-за того, что они становятся экономически недоступны. В прогнозе до 2020 года правительство определило, что примерно 80-90% потребностей в дополнительных энергетических услугах должно обеспечить энергосбережение. Это очень амбициозная задача, которую решить очень трудно, тем более, что в России специальная индустрия по повышению энергоэффективности еще не создана, она только начинает развиваться. А здесь нам требуется еще добавить к этой отрасли отрасль развития возобновляемых источников энергии. Мы знаем, как в других странах много времени уходит на то, чтобы поставить такую отрасль, 20-30 лет. Нам сегодня закладывать основы и той, и другой отрасли очень активно, я бы сказал, агрессивно нужно начинать уже сегодня, если мы в 50-40 году не хотим столкнуться с теми пробелмами, которые я обрисовал.

Валентин Барышников: О том, что такое меры энергетической эффективности на примере ЕС - Ферран Тарраделлас Эспуни

Ферран Тарраделлас Эспуни: Я думаю, в будущем нам следует сокращать энергопотребление. И у нас есть весьма амбициозный план действий, чтобы добиться этого. У нас есть цель сократить потребление энергии на 20 процентов к 2020 году. Так что мы не собираемся потреблять больше, мы должны потреблять меньше. Потреблять меньше энергии и поддерживать жизненные стандарты, которые у нас есть сейчас – это повышение энергетической эффективности. Это означает улучшить методы производства энергии, транспортировки энергии, потребления энергии. Для этого мы подготовили более 60 предложений, которые наряду с повышением рентабельности позволят нам сократить потребление на 20 процентов. Экономия будет огромной. Мы сможем сэкономить в Европейском Союзе, просто применяя эти меры, более 100 миллиардов евро в год. Это годовой бюджет Европейского Союза, например. Мы можем уменьшить выбросы углекислого газа в атмосферу. Просто применяя эти меры мы можем выполнить обязательства по Киотскому соглашению. И, очень важно, мы можем создать миллионы рабочих мест. Приведу пример – если вы хотите обогреть ваш дом, вы можете или включить посильнее отопление, при этом вы используете больше газа, и потом заплатите деньги стране-производителю газа вроде России или Алжира, или вы инвестируете средства в меры по увеличению энергоэффективности для сокращения газопотребления, установив, например, двойные окна или лучшую изоляцию. При этом вы создадите рабочие места, отдав свои деньги людям, которые установят эти двойные окна или изоляцию, людям, которые, вероятно, являются вашими согражданами.

Валентин Барышников: В беседе принимали участие представитель ведомства Европейской комиссии по вопросам энергетики Ферран Тарраделлас Эспуни и директор российского Центра по эффективному использованию энергии Игорь Башмаков.

Ирина Лагунина: В следующей части беседы в среду вечером к нам присоединится Анатолий Красильников – руководитель российского агентства ИТЭР – международного проекта создания реактора термоядерного синтеза. Мы поговорим о новых технологиях, которые, возможно, позволят человеку прекратить бурить землю в поисках топлива и проводить больше времени на свежем воздухе. Разговор о новой энергетике завел Валентин Барышников.

www.svoboda.org

Энергия будущего: что придет на смену нефти

В России появилась уникальная разработка, которая со временем отодвинет нефтяную монополию на второй план. Изобретатель из России создал уникальный ветряк, способный максимально эффективно использовать энергию ветра.

Изобретатель Леонид Алексеевич Бондарев уже полтора десятка лет занимается альтернативной энергетикой.

Он сознательно нарушил все правила аэродинамики и получил принципиально новый воздушный винт.

 

Это не три лопасти с утолщениями и сужениями для обтекаемости, как в классическом ветряке, а конус из восьми лопастей. В основе каждой – половина треугольника Рело, которая изогнута нужным образом.

треугольник Рело

Опытный образец сделан из тонкого композитного материала, а в будущем его толщина составит всего несколько миллиметров, потому что она не имеет никакого значения. Важно другое – у новой формы ценный побочный эффект: боковые потоки ветра больше не выходят боком, даже они теперь крутят винт.

«Данная ветроголовка чувствует ветер скоростью один метр в секунду, что в два-три раза меньше, чем нужно обычно», – рассказывает Леонид Бондарев.

Разработкой уже заинтересовались в Министерстве обороны РФ. Ветрогенератор не хуже дизельного снабжает электричеством штабную палатку. Как утверждает Бондарев, на то, чтобы развернуть генератор, у десантников Тульской дивизии уйдет всего один час.

Подходит такой ветряк и для бытовых целей. Конкретно у этой опытной модели – мощность два киловатта. Пяти часов работы винта хватит для того, чтобы на сутки полностью обеспечить дачный дом электричеством.

Бондарев уже подсчитал – если поставить такие ветряки на Байкале, где дуют очень мощные ветра, они смогут обеспечить энергией пол-Сибири.

http://rus.vrw.ru/page/energij...

https://cont.ws/post/401410

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

naucaitechnika.ru

что придет на смену нефти

В России появилась уникальная разработка, которая со временем отодвинет нефтяную монополию на второй план. Изобретатель из России создал уникальный ветряк, способный максимально эффективно использовать энергию ветра.

Изобретатель Леонид Алексеевич Бондарев уже полтора десятка лет занимается альтернативной энергетикой. Он сознательно нарушил все правила аэродинамики и получил принципиально новый воздушный винт.

Это не три лопасти с утолщениями и сужениями для обтекаемости, как в классическом ветряке, а конус из восьми лопастей. В основе каждой – половина треугольника Рело, которая изогнута нужным образом.

Опытный образец сделан из тонкого композитного материала, а в будущем его толщина составит всего несколько миллиметров, потому что она не имеет никакого значения. Важно другое – у новой формы ценный побочный эффект: боковые потоки ветра больше не выходят боком, даже они теперь крутят винт.

«Данная ветроголовка чувствует ветер скоростью один метр в секунду, что в два-три раза меньше, чем нужно обычно», – рассказывает Леонид Бондарев.

Разработкой уже заинтересовались в Министерстве обороны РФ. Ветрогенератор не хуже дизельного снабжает электричеством штабную палатку. Как утверждает Бондарев, на то, чтобы развернуть генератор, у десантников Тульской дивизии уйдет всего один час.

Подходит такой ветряк и для бытовых целей. Конкретно у этой опытной модели – мощность два киловатта. Пяти часов работы винта хватит для того, чтобы на сутки полностью обеспечить дачный дом электричеством.

Бондарев уже подсчитал – если поставить такие ветряки на Байкале, где дуют очень мощные ветра, они смогут обеспечить энергией пол-Сибири.

rus.vrw.ru

что придёт на смену нефти

17.10.2016

В России появилась уникальная разработка, которая со временем отодвинет нефтяную монополию на второй план. Изобретатель из России создал уникальный ветряк, способный максимально эффективно использовать энергию ветра.

Изобретатель Леонид Алексеевич Бондарев уже полтора десятка лет занимается альтернативной энергетикой. Он сознательно нарушил все правила аэродинамики и получил принципиально новый воздушный винт.

Это не три лопасти с утолщениями и сужениями для обтекаемости, как в классическом ветряке, а конус из восьми лопастей. В основе каждой – половина треугольника Рело, которая изогнута нужным образом.

Опытный образец сделан из тонкого композитного материала, а в будущем его толщина составит всего несколько миллиметров, потому что она не имеет никакого значения. Важно другое – у новой формы ценный побочный эффект: боковые потоки ветра больше не выходят боком, даже они теперь крутят винт.

«Данная ветроголовка чувствует ветер скоростью один метр в секунду, что в два-три раза меньше, чем нужно обычно», – рассказывает Леонид Бондарев.

Разработкой уже заинтересовались в Министерстве обороны РФ. Ветрогенератор не хуже дизельного снабжает электричеством штабную палатку. Как утверждает Бондарев, на то, чтобы развернуть генератор, у десантников Тульской дивизии уйдёт всего один час.

Подходит такой ветряк и для бытовых целей. Конкретно у этой опытной модели – мощность два киловатта. Пяти часов работы винта хватит для того, чтобы на сутки полностью обеспечить дачный дом электричеством.

Бондарев уже подсчитал – если поставить такие ветряки на Байкале, где дуют очень мощные ветра, они смогут обеспечить энергией пол-Сибири.

Источник 

Если вы хотите всегда вовремя узнавать о новых публикациях на сайте, то подпишитесь на нашу рассылку.

drevoroda.ru

Энергия будущего: что придет на смену нефти - изобретатель из России создал уникальный ветряк | Блог Дмитрий Савицкий

В России появилась уникальная разработка, которая со временем отодвинет нефтяную монополию на второй план. Изобретатель из России создал уникальный ветряк, способный максимально эффективно использовать энергию ветра.

Изобретатель Леонид Алексеевич Бондарев уже полтора десятка лет занимается альтернативной энергетикой. Он сознательно нарушил все правила аэродинамики и получил принципиально новый воздушный винт.

Это не три лопасти с утолщениями и сужениями для обтекаемости, как в классическом ветряке, а конус из восьми лопастей. В основе каждой – половина треугольника Рело, которая изогнута нужным образом.

треугольник Рело

Опытный образец сделан из тонкого композитного материала, а в будущем его толщина составит всего несколько миллиметров, потому что она не имеет никакого значения. Важно другое – у новой формы ценный побочный эффект: боковые потоки ветра больше не выходят боком, даже они теперь крутят винт.

«Данная ветроголовка чувствует ветер скоростью один метр в секунду, что в два-три раза меньше, чем нужно обычно», – рассказывает Леонид Бондарев.

Разработкой уже заинтересовались в Министерстве обороны РФ. Ветрогенератор не хуже дизельного снабжает электричеством штабную палатку. Как утверждает Бондарев, на то, чтобы развернуть генератор, у десантников Тульской дивизии уйдет всего один час.

Подходит такой ветряк и для бытовых целей. Конкретно у этой опытной модели – мощность два киловатта. Пяти часов работы винта хватит для того, чтобы на сутки полностью обеспечить дачный дом электричеством.

Бондарев уже подсчитал – если поставить такие ветряки на Байкале, где дуют очень мощные ветра, они смогут обеспечить энергией пол-Сибири.

http://rus.vrw.ru/page/energij...

×

cont.ws