Рынок деривативов: определения и примеры. Деривативы на нефть


Деривативы в структуре цен на нефть

Библиографическое описание:

Петренко Е. В. Деривативы в структуре цен на нефть [Текст] // Актуальные вопросы экономических наук: материалы Междунар. науч. конф. (г. Уфа, октябрь 2011 г.). — Уфа: Лето, 2011. — С. 46-49. — URL https://moluch.ru/conf/econ/archive/11/1073/ (дата обращения: 31.08.2018).

Нефть является уникальным биржевым товаром, мировая добыча которого в целом сесредоточена вне основных регионов потребления. На сегодняшний день не существует полноценных аналогов, способных полностью заменить нефть и нефтепродукты, что окрывает возможность для роста цен на нефть в случае дисбаланса спроса и предложения. Еще одной причиной потенциального роста нефтяных цен является ее исчерпаемость. Ведь понимание того, что в обозримом будущем запасы нефти неизбежно подойдут к истощению, является психологическим фактором, изменяющим ожидания соотношений спроса и предложения на рынке углеводородов.

Необходимо отметить, что спектр факторов, которые могут повлиять на мировые цены на нефть, широк и разнообразен. Поэтому очень трудно прогнозировать уровень цен даже в краткосрочной перспективе. Именно слабая предсказуемость цены на нефть делает биржевые инструменты на ее основе привлекательными для спекуляций, когда колебания стоимости нефти, вызываемые фундаментальными факторами, многократно усиливаются игроками рынка.

Если обратиться к истории, то до нефтяного кризиса 1973 года основная доля поставок нефти на мировой рынок приходилась на семь западных нефтяных корпораций (Exxon, Mobil, British Petroleum, Texaco, Chevron, Royal Dutch Shell, Gulf Oil), а международные расчеты за нефть осуществлялись по справочной цене, которую устанавливала Техасская железнодорожная комиссия США. Причем в течение длительного времени средняя цена одного барреля нефти держалась на уровне двух долларов, что позволяло странам достаточно быстро восстанавливать и развивать экономику в послевоенные годы.

Цены на нефть не претерпели изменений даже после создания в 1960 году Организации стран-экспортеров нефти, прежде всего, из-за слабости ОПЕК. Уровень цен стал меняться после политических событий 1973 года и введения нефтяного эмбарго арабскими государствами. Этот период истории мирового рынка углеводородов связан не только с выросшими в четыре раза ценами на нефть, но и с национализациями иностранных нефтяных компаний в нефтедобывающих странах, в результате которых лишь 10% мировых месторождений углеводородов осталось в ведение международных нефтяных корпораций. Именно это обстоятельство способствовало активной разработке месторождений Северного моря и той части Мексиканского залива, которая не попала под мораторий, введенный президентом США Дж.Бушем-старшим. Но для этого международным нефтяным корпорациям пришлось воспользоваться услугами компаний, владеющих технологиями глубоководного бурения, что, конечно, привело к росту цен на нефть.

Дело в том, что после кризиса 1973 года для усиления своих позиций на рынке углеводородов практически все перечисленные выше международные нефтяные корпорации стали избавляться от непрофильных структур и свели к минимуму инвестиции в исследовательскую деятельность и в инновационные разработки. Однако такой шаг привел к обратным последствиям: позиции корпораций по сравнению с национальными компаниями нефтедобывающих стран ослабли еще больше. Незначительно усилила конкурентоспособность корпораций и оптимизация их деятельности путем слияний и поглощений. Как известно, сегодня на мировом рынке осталось лишь четыре компании: Chevron, ExxonMobil, Royal Dutch/Shell и BP Amoco.

Что же помогло Западу вернуть свои лидирующие позиции в формировании цен на нефть? Катализатором этого процесса стала биржа. С середины 1980-х годов, когда впервые на Нью-Йорской товарной бирже был заключен фьючерсный контракт на поставку нефти, структура мировых цен на нефть стала усложняться. И сегодня многочисленные биржевые игроки, обогащающиеся на перепродаже деривативов, связанных с биржевыми контрактами на поставку нефти, участвуют в процессах ценообразования. Если раньше нефтяные цены в основном формировались под действием фундаментальных и геополитических факторов, то сегодня на конъюктуру рынка значительно влияет и спекулятивная составляющая, что негативно отражается на реальных экономических процессах.

Проанализируем более подробно роль каждого из вышеперечисленных факторов в ценообразовании на рынке углеводородов.

Рассматривая влияние фундаментальных факторов на динамику цен на нефть, прежде всего, подчеркнем, что определенным этапам развития энергетики соответствует своя фундаментальная составляющая цены. Она складывается из условий добычи нефти, удаленности месторождений и потребителей, зависит от характера месторождений, а также от социально-экономического развития стран. Так, в последние десятилетия бурное развитие таких стран, как Бразилия, Китай, Индия и др., привело к увеличению спроса на нефтяные ресурсы.

Необходимо отметить, что пока в мировой экономике на фоне общей стабильности спрос и предложение на нефть сохраняют устойчивое соотношение, не изменяется и фундаментальная составляющая цены. Почему же тогда за последнее десятилетие спрос на нефть и объемы ее добычи увеличились практически на одинаковую величину [3, с. 10-11], а цены на нефть выросли значительно? Многие эксперты связывают это явление лишь с фундаментальными причинами: с ростом спроса на нефть в развивающихся странах и с истощением месторождений нефти и газа.

Что касается первой возможной причины роста цен, то, как упоминалось выше, в таких странах, как КНР, Индия и Бразилия действительно значительно вырос спрос на углеводороды. Однако согласно статистическим данным в настоящее время на эти три страны приходится лишь 5,5% потребления природного газа и 15% нефти [3, с. 12], причем немалую долю этого объема составляют углеводороды собственной добычи.

Не убедительна и вторая причина, объясняющая рост мировых цен на нефть. В ближайшие десятилетия не стоит опасаться истощения нефтяных ресурсов. Сегодня осваиваются новые, недоступные ранее месторождения, совершенствуются технологии их разработки. Да и на разрабатываемых в настоящее время месторождениях более половины всей нефти еще остается в недрах, так как пока ее невозможно извлечь из-за несовершенства технологических процессов. Кроме этого, основные запасы углеводородов еще не разработаны. Так, в Соединенных Штатах Америки, являющихся главным мировым потребителем и импортером нефти, только на суше не разработано еще 62% всех нефтяных месторождений [6, с. 29]. А запасы континентального шельфа США, по оценкам специалистов, в четыре раза больше и могут составлять 86 млрд. баррелей [1, с. 37].

Тем не менее, необходимо подчеркнуть, что в последние 5-6 лет нефтяные корпорации активно инвестировали в разведку новых месторождений, разработку новейших технологий по добыче и переработке углеводородов, поэтому в ближайшие годы сохранится довольно высокий уровень фундаментальной составляющей цены на нефть (на уровне 80-100 долларов/баррель) [4, с.120].

Важную роль в ценообразовании на мировом нефтяном рынке играют и геополитические факторы, которые хотя и имеют нерыночный характер, но существенно влияют на соотношение спроса и предложения. Такой стратегический товар, как углеводороды, является неотъемлемой составляющей международной политики. Так, стремясь добиться контроля над нефтяными и газовыми потоками, Соединенные Штаты Америки не только навязывают Европейскому союзу стратегию строительства газо- и нефтепроводов в обход России, но и откровенно вмешиваются в дела других государств (война в Ираке). К сожалению, такая геополитика как системный фактор способствует росту цен на углеводороды.

Необходимо также учитывать, что в странах Ближневого Востока сосредоточено более 60% всех мировых запасов нефти. А в условиях глобализации, когда эти государства становятся частью мирового рынка, дестабилизируются их традиционные системы отношений, что может стать причиной социальных взрывов. Поэтому жизненно важно, чтоб на такую сложную ситуацию не накладывалось военно-политическое вмешательство извне.

Анализ фундаментальных и геополитических факторов, влияющих на мировую цену нефти, не дает ответа на два вопроса. Во-первых, почему к середине 2008 года цена на нефть выросла до 147 долларов/баррель? Ведь в первой половине этого года соотношение спроса и предложения на углеводороды было стабильным, то есть фундаментальная составляющая цены на нефть не менялась. А во-вторых, почему во второй половине 2008 года цены на нефть резко покатились вниз, достигнув к концу года отметки в 35 долларов/баррель?

Конечно же, можно объяснить такой перелом в движении цен тем фактом, что на нефтяную промышленность как на составную часть мировой экономики трансформировались все проблемы глобального финансового кризиса, и это спровоцировало некоторое снижение спроса на энергетичесике ресурсы. Однако неясно, почему цена нефти за короткий промежуток времени упала до такой степени, что пересекла нижнюю планку своей фундаментальной составляющей (сегодня себестоимость нефтедобычи около 35-40 долларов/баррель), тем более что в конце 2008 года члены ОПЕК в два раза урезали экспортные квоты? Для ответа на все эти вопросы необходимо проанализировать роль спекулятивного фактора в формированиии цен на нефть.

Но сначала следует остановиться еще на одном важном моменте. Современная рыночная экономика с ведущей тенденцией к глобализации характеризуется масштабными и слабо контролируемыми перетоками капитала из одной сферы в другую. Сегодня деньги являются не только обменным эквивалентом материального товара. Они живут своей самостоятельной жизнью. Классическая схема «деньги – товар – деньги» все чаще заменяется чисто финансовой схемой «деньги – деньги».

В настоящее время товарно-сырьевые рынки, где продается и покупается материальный товар по ценам, зависящим от спроса и предложения, по объемам капитализации уступают валютно-финансовым рынкам, на которых проводятся операции с ценными бумагами и производными финансовыми инструментами. Деривативы превратились в самостоятельный объект биржевой торговли, причем объемы таких сделок многократно превысили объемы товарных поставок. А в последние годы рост этих нематериальных активов усилился, так как с введением электронных торгов на рынке стали фигурировать электронные деньги, объем использования которых ничем не ограничен.

Так, если в 2005 году общая стоимость деривативов на мировом рынке оценивалась в 250 трлн. долларов, то в 2008 году объемы торговли ими достигли 600 трлн. долларов при реальном общемировом ВВП 60 трлн. долларов [2, с. 28]. Важно подчеркнуть, что это виртуальный рынок, который развивается по своим законам и все больше отдаляется от реальной экономики. Ведь рынок – это продукт человеческого знания, призванный обеспечить справедливую торговлю товарами, услугами и ценными бумагами. Но когда создается критическая масса ложной информации о его реальных возможностях, рынок может не выдержать. Так и случилось.

Нарастание в 2005-2007 годах кризисных процессов на рынке недвижимости способствовало усилению активности биржевых спекулянтов на рынке углеводородов. Важно подчеркнуть, что рынок нефти привлек внимание спекулянтов не случайно: с 2004 года наблюдался устойчивый рост цен на нефть, вызванный объективными причинами. Во-первых, в последние годы, как уже упоминалось выше, начался процесс активной перестройки мировой нефтяной промышленности, а во-вторых, с 2005 года пенсионным фондам США разрешили инвестировать в нефтяные фьючерсы. Добавим к этому психологический фактор: нагнетание паники вокруг увеличивающегося спроса и истощения запасов нефти.

В результате, свободные деньги с валютного рынка, а также деньги различных инвестиционных, пенсионных, хедж-фондов устремились на нефтяной рынок. Объем торговли фьючерсными контрактами на поставку нефти значительно вырос. Так, в 2007 году и в первой половине 2008 года число месячных фьючерсных контрактов на нефть WTI увеличилось до 260-340 тысяч (в предыдущие три года оно составляло порядка 70-100 тысяч), а чисто биржевая маржа в этот период времени достигала 70% [5, с. 28]. Усиление влияние спекулятивного фактора на конъюктуру рынка привело к аномальному росту цен на нефть, который мы и наблюдали в середине июля 2008 года. Когда же Конгресс США начал разработку законодательства по ограничению биржевых спекуляций, с нефтяного рынка было выведено около 40 млрд. долларов, что и стало основной причиной падения цен [7, с. 37]. Таким образом, на тенденцию роста мировых цен на нефть под влиянием фундаментальных факторов накладываются колебания, вызванные перетоками свободного капитала между секторами финансового рынка и рынком нефти.

Совершенно очевидно, что сегодня нефтяной рынок – это не самостоятельный товарно-сырьевой рынок, конъюктура которого определяется соотношением спроса и предложения. Котировки нефтяных фьючерсов зависят от соотношения доллар/евро, ставки рефинансирования Федеральной резервной системы США и других финансовых факторов, то есть нефтяной рынок стал одним из сегментов валютно-финансового рынка. А значит, такие свойства финансового рынка, как волатильность и цикличность, теперь характерны и для нефтяного рынка. Однако его финансовая емкость намного меньше емкости валютного рынка, поэтому если курс доллара к евро меняется на 10-15%, то цены на нефть изменяются более чем в два раза. Кроме этого, высокая волатильность нефтяного рынка является одной из угроз глобальной энергетической безопасности, потому что она отражается как на производителях, так и на потребителях нефти, влияет на инвестиции в этот сектор экономики.

В настоящее время, когда спрос на нефть практически не изменяется, и продолжают действовать квоты в рамках ОПЕК, рынок деривативов на поставку нефти под действием монетарных сил остается местом спекулятивных игр по схеме «нефть против доллара». Так, Министерство энергетики США периодически публикует данные об увеличении или уменьшении нефтяных резервов в стране, на которые моментально реагируют биржи. Объем торговли деривативами на NYMEX и LCE увеличивается либо уменьшается, что отражается на нефтяных ценах.

С начала августа 2011 года по сегодняшний день цены на нефть марки WTI в Нью-Йорке колебались в пределах от 79,61 доллара за баррель (9 августа) до 89,97 долларов за баррель (13 сентября) и на 26 сентября составили 81,15 долларов за баррель [8]. Трудно сказать, насколько объективен их нынешний уровень, так как в механизме ценообразования чрезмерную роль играют чисто спекулятивные факторы. Очевидно, что для стабилизации цен на нефть объем контрактов на ее поставки должен соответствовать физическим объемам добычи. Если же оборот деривативов и в будущем продолжит бесконтрольный рост, то конъюктура рынка и тесно связанные с ней цены останутся крайне неустойчивыми, подверженными чрезмерным колебаниям.

Подводя итог, важно подчеркнуть, что цена на нефть всегда была плохо предсказуемой, но она все-таки зависела от соотношения спроса и предложения, а потому в какой-то мере контролировалась производителями нефти. Теперь цена на нефть почти не зависит от действий ее производителей и слабо реагирует на усилия членов ОПЕК и других нефтедобывающих стран. Сегодня она формируется на финансовых рынках и в головах финансовых брокеров, торгующих связанными с поставками нефти вторичными финансовыми инструментами, причем практически не имеющими отношения к реальному движению этого товара.

Нефть – это невозобновляемый стратегический ресурс, от которого зависит нормальная жизнедеятельность мирового сообщества. Тем не менее сегодня с помощью биржевых инструментов еще не добытая нефть может десятки раз переходить из рук в руки. Это одно из глубоких противоречий современного мирового рынка углеводородов, которое негативно влияет на реальные экономические процессы.

Литература:
  1. Кокшаров А. Подножка офшорной добыче. // Эксперт, 2010, № 22.

  2. Мировой кризис: угрозы для России. // МЭиМО, 2009, № 5.

  3. BP Statistical Review of World Energy. June 2008.

  4. Economist Intelligence Unit. The World in 2009.

  5. Oil and Gas Journal. 19.05.2008.

  6. Oil and Gas Journal. 02.06.2008.

  7. Oil and Gas Journal. 22.09.2008.

  8. [Электронный ресурс]. Режим доступа: htth://www.fincake.ru.

Основные термины (генерируются автоматически): нефть, нефтяной рынок, поставка нефти, доллар, цена, рынок углеводородов, WTI, фундаментальная составляющая цена, мировой рынок, соотношение спроса.

moluch.ru

О ценах на нефть и нефтяных деривативах

Номер 2. Неоцененные активы

Автор доказывает, что колебание цен на нефть в последние годы является закономерным итогом эволюции контрактной структуры мирового рынка нефти и механизмов ценообразования на нем.

Андрей КонопляникО ценах на нефть и нефтяных деривативах"Экономические стратегии", №02-2009, стр. 54-61

Конопляник Андрей Александрович – консультант правления ОАО "Газ-промбанк", д.э.н., профессор кафедры "Международный нефтегазовый бизнес" Российского государственного университета нефти и газа им. И.М. Губкина.

Резкий рост цен на нефть в конце 2007 г. – первой половине 2008 г. и еще более резкое их падение во второй половине 2008 г. является закономерным итогом эволюции контрактной структуры мирового рынка нефти и механизмов ценообразования на нем.

Контрактная структура и ценообразование

Современная контрактная структура мирового рынка нефти и механизмы ценообразования на нем отстраивались в течение последних 80 лет организованной международной торговли жидким топливом, в том числе последние 30 лет – в рамках англосаксонской модели построения открытого, конкурентного, высоколиквидного, саморегулирующегося глобального рынка, и развивались вместе с эволюцией этой модели.

В международной торговле нефтью происходила последовательная смена доминировавших на рынке видов сделок (см. рис. 1). На смену внутрикорпоративным (трансфертным) сделкам в рамках вертикально интегрированных компаний приходили долгосрочные контракты, которые затем вытеснялись – в качестве доминировавших на рынке – краткосрочными контрактами. Впоследствии появились разовые сделки: сначала с немедленной поставкой (спот), потом с отложенной поставкой реального товара, обеспеченной его товарными запасами (форвард), а затем форвардные сделки, но уже выходящие за пределы обеспеченности поставок товарными запасами. Последний вид сделок предопределил появление фьючерсов и опционов, которые являются не продажей товара, а торговлей обязательствами по его продаже (стандартизированными контрактами на продажу нефти). Новые виды сделок не заменяли, но дополняли собой доминировавшие на предыдущем этапе, поэтому контрактная структура международной торговли нефтью постоянно усложняется (см. рис. 2). Происходит постоянное конкурентное перераспределение контрактной структуры рынка по мере появления новых инструментов купли-продажи нефти. При этом по мере развития рынка "физической" нефти срочность последующих видов контрактных сделок становилась, как правило, короче предыдущих (эволюция от долгосрочных к спотовым/разовым сделкам с немедленной поставкой). Формирование рынка "бумажной" нефти шло, напротив, по пути удлинения – с течением времени – срочности фьючерсных контрактов, которая сейчас достигает 72 месяцев (правда, 80-85% объема фьючерсов приходится на первые три из этих 72 месяцев). В настоящее время ведущие центры спотовой торговли нефтью (здесь сосредоточены основные хранилища ее коммерческих запасов, что позволяет обеспечивать как немедленную, так и отложенную поставку по разовым сделкам) – это треугольник АРА (Амстердам – Роттердам – Антверпен) в Европе (маркерный сорт нефти – Brent), Сингапур в Азии (маркерные сорта нефти – Dubai и Oman), Нью-Йорк в США (маркерный сорт – западно-техасская средняя смесь (WTI).

Двумя основными мировыми торговыми биржевыми площадками на рынке нефти являются Нью-Йоркская товарно-сырьевая биржа (NYMEX) и Международная нефтяная биржа (IPE) в Лондоне. На NYMEX торговля ведется на "торговом полу" в голосовом режиме. С 2005 г. на IPE (ныне ICE Futures; 1) ведутся только электронные торги. Торгуемый на NYMEX сорт нефти WTI (западно-техасская легкая смесь) является самым ликвидным энергосырьевым товаром в мире – используемый для оценки уровня ликвидности показатель "чёрн" (отношение суммарного объема открытых биржевых позиций к объему физической поставки реального товара) составляет для WTI порядка 700 (против 40 для бензина и 10 для котельно-печного топлива там же на NYMEX). Уровни "чёрна" для нефти Brent (маркера на ICE Futures) ниже уровня "чёрна" для WTI.

Сегодня на рынке нефти ценообразование в рамках всех видов контрактных сделок привязано к биржевому ценообразованию – к котировкам нефтяных фьючерсов на маркерные сорта нефти, которые через системы дифференциалов (учитывающих разницу в качестве разных сортов нефти – обычно это плотность и содержание серы) дают цены на другие сорта. Эта привязка к фьючерсам применяется как в долгосрочных контрактах, широко используемых при поставках нефти по трубопроводам на НПЗ или при поставках нефти странами ОПЕК по трубопроводам и танкерами, так и в разовых сделках, обычно осуществляемых при помощи танкерных поставок.

Хеджеры и спекулянты

С конца 1980-х гг. мировой рынок нефти является уже не столько рынком товарным, сколько, по сути, рынком финансовым (рынком финансовых деривативов – производных финансовых инструментов). Основную роль на этом рынке играют две группы игроков с противоположно направленными интересами: хеджеры и спекулянты.

Хеджеры – это обычно производители и торговцы реальным товаром, т.е. "физической" нефтью. К их числу относятся нефтедобывающие компании и компании-трейдеры, зарабатывающие свою прибыль на Марксовой метаморфозе "деньги – товар – деньги". Хеджеры используют фьючерсы и другие производные финансовые инструменты для снижения риска, который они несут в связи с потенциальными будущими колебаниями нефтяных цен. Хеджеры заинтересованы в стабилизации ценовых колебаний, в установлении предсказуемых на долгосрочную перспективу цен на нефть, поскольку эти участники рынка (особенно производители) зарабатывают свою прибыль на длинном инвестиционном плече финансирования инвестиционных проектов с жизненным циклом порядка 30-40-50 лет и периодом окупаемости капиталовложений в проект (измеряемых, как правило, миллиардами долларов) порядка 5-7 лет. Будучи участниками рынка "физической" нефти, нефтяные хеджеры обычно привязаны к рынку "бумажной" нефти (к рынку нефтяных деривативов), они обладают малой мобильностью и склонностью к миграции за пределы нефтяного рынка, куда они обращаются обычно в целевых случаях привлечения долгового (проектного) финансирования. Работа в сегменте нефтяных деривативов (на рынке "бумажной" нефти) имеет для них подчиненное (второстепенное) значение по сравнению с работой на рынке "физической" нефти.

Спекулянты на рынке нефти – это торговцы нефтяными контрактами ("бумажной" нефтью) и их производными (нефтяными деривативами, т.е. производными финансовыми инструментами на нефтяные контракты). К этой категории игроков относятся обычно инвестиционные банки и другие финансовые инвесторы, зарабатывающие свою прибыль на Марксовой метаморфозе "деньги – деньги". Спекулянты зарабатывают свою прибыль на коротком плече финансовых операций. В отличие от хеджеров, желающих избежать ценовых рисков, спекулянты открывают свою позицию на рынке, ставя на то, что цена будет повышаться или понижаться. Спекулянт не покупает и не продает реальный товар, но принимает на себя риск в надежде получить прибыль на фьючерсном рынке. Деньги спекулянтов – это обычно высоколиквидные финансовые ресурсы, обладающие высокой мобильностью и склонностью к оперативной миграции в те сегменты мировых валютно-финансовых рынков, где им сегодня обеспечена наивысшая отдача на коротком временном плече. Для специализированных нефтяных спекулянтов работа в "бумажном" сегменте нефтяного рынка имеет первостепенное значение, они не работают на рынке "физической" нефти, но могут работать за пределами нефтяного рынка – на рынках финансовых инструментов в различных сегментах мирового валютно-финансового рынка.

Хеджеры – это относительно устойчивая по численности и структуре своего состава группа. Спекулянты же – это группа с меняющейся и весьма подвижной численностью и структурой игроков в зависимости от изменения нефтяной и макроэкономической конъюнктуры. Обычно в периоды относительно спокойной нефтяной конъюнктуры соотношение долей спекулянтов/хеджеров составляет 25-30/70-75. Однако при росте конъюнктуры доля спекулянтов может возрастать – динамика этой доли носит волновой характер, особенно в последнее время, в зависимости от притока и оттока на рынок "бумажной" нефти новых игроков извне обоих сегментов нефтяного рынка. При этом и приток, и отток спекулятивного капитала может носить "взрывной" характер.

Так, по данным Комиссии по торговле товарно-сырьевыми фьючерсами (КТТСФ) США, в феврале 2007 г. доля спекулянтов на NYMEX составила 30%, а в июне 2008 г. – уже 70%. По результатам неформальных опросов европейских нефтяных брокеров, доля спекулянтов на нефтяном рынке составляет сегодня 70-80%.

Роль не-нефтяных игроков

Многие аналитики склонны связывать резкий рост цен на нефть в конце 2007 – первой половине 2008 г. именно с деятельностью нефтяных спекулянтов, т.е. тех, кто специализируется на работе с нефтяными деривативами. Этот вопрос даже стал предметом специального разбирательства в сенате США в июне 2008 г., а также предметом активной дискуссии в международной сети OGELFORUM, объединяющей специалистов в области энергетической (в том числе нефтяной) экономики, политики, финансов и права.На мой взгляд, это не совсем так.

В начале нынешнего десятилетия создались предпосылки для появления на рынке "бумажной" нефти новой группы спекулятивных игроков (т.е. тех, кто зарабатывает прибыль в рамках Марксовой метаморфозы "деньги – деньги") с большими и длинными деньгами, а именно: американских пенсионных фондов и страховых компаний, финансовые ресурсы которых кратно превосходят ресурсы других игроков в этом сегменте рынка. В 2003 г. был отменен запрет американского правительства на использование средств этих фондов в срочных рискованных сделках. В это же время на биржевых нефтяных площадках активно стала расти электронная торговля, позволявшая существенно расширить число участников рынка. В 2004 г. в мире резко возрос спрос на нефть, в основном за счет Китая и Индии, что породило прогнозы относительно высоких и устойчивых темпов роста спроса на нефть в последующие годы. В то же время стали расти и издержки добычи – результат недоинвестирования мировой нефтяной отрасли в предшествующие годы (последствие относительно низких цен в 1990-е гг., дестимулировавших инвестиции в новые проекты, и азиатского финансового кризиса) и инфляции издержек. Резко сократились резервные мощности по добыче в мире (почти до 1% мировой добычи), при том что практически весь их объем оказался сосредоточен в одной стране (Саудовской Аравии). В зоне такого уровня использования производственных мощностей по добыче (практически 100%) цена на нефть начинает изменяться почти по вертикальной траектории. Вторжение США в Ирак привнесло в цену нефти дополнительную "военную премию". Ожидание скорого избытка спроса над предложением привело к началу роста мировых цен на нефть.

Именно в этих условиях на рынок "бумажной" нефти хлынули "длинные" деньги американских институциональных инвесторов, что создало дополнительный спрос на нефтяные деривативы и спровоцировало разработку нового класса финансовых инструментов (деривативы на деривативы) для покрытия этого спроса. По данным КТТСФ США, с января 2004 г. по июнь 2008 г. число позиций, открытых спекулянтами на NYMEX, увеличилось с 900 тыс. до 2,9 млн. В течение того же периода число крупных игроков также возросло: с 220 до порядка 400. Эти деньги вливались в значительной степени через так называемые товарно-индексные фонды – финансовые инструменты, привязанные к динамике товаров сырьевой группы: энергоресурсы, черные и цветные металлы, сельхозпродукты и др. Прибыль по ним рассчитывается на основе комбинированных контрольных показателей по рынкам этих товаров. Поскольку вес нефти в такой комбинации довольно велик, динамика индекса хорошо коррелирует с динамикой нефтяных цен. По некоторым оценкам, на долю товарно-индексных фондов приходится порядка 20% всего фьючерсного рынка нефти.

По оценкам, представленным на вышеупомянутых слушаниях в сенате США, в течение последних пяти лет инвестиции в индексные фонды, привязанные к биржевым сырьевым товарам типа энергоресурсов или продовольственных товаров, выросли с 13 до 260 млрд долл. В то же время цены на эти биржевые товары выросли вдвое. Наращивание притока так называемых финансовых инвесторов (спекулянтов) из других сегментов мирового валютно-финансового рынка на рынок "бумажной" нефти было вызвано сложившейся после 2004 г. относительной привлекательностью (ожидание продолжающегося роста цен на нефть) и относительной простотой инвестирования в нефтяные деривативы (через товарные индексные и хедж-фонды). С учетом высокой ликвидности как мирового валютно-финансового рынка (разных его сегментов: денежного, валютного, акций, облигаций и т.п.), так и мирового рынка "бумажной" нефти и соотношения масштабов этих рынков (см. ниже) объем спекулятивных капиталов, хлынувших на рынок "бумажной" нефти извне, кратно превосходил их притоки и оттоки, существовавшие на рынке нефти до 2003 г. Движение этого капитала могло осуществляться быстро и в обоих направлениях. Это предопределило взлет цен на нефть в конце 2007 – первой половине 2008 г. и столь же стремительное их падение во второй половине 2008 г.Если говорить о соотношении масштабов рынков, то, приняв объем рынка "физической" нефти за 1, рынок "бумажной" нефти можно оценить как превышающий 3, рынок сырьевых товаров – как превышающий 10, а объем валютно-финансового рынка (всех его сегментов) – как превышающий 100 (см. рис. 3). При этом каждый последующий рынок более высокого "бумажного" уровня (т.е. более удаленный от обеспечивающего его рынка "товарного") является более краткосрочным по мотивациям основных игроков и именно поэтому более ликвидным, более подвижным, но и менее устойчивым, ибо более подвержен слухам и иным психологическим факторам, включая ажиотажное поведение, особенно с расширением присутствия на финансовых рынках "непрофессиональных" инвесторов (типа так называемого "бельгийского стоматолога").

Эти быстрые миграции капиталов на рынок "бумажной" нефти извне (с валютно-финансового рынка) и обратно, на мой взгляд, свидетельствуют о том, что в настоящее время устанавливаемая в рамках фьючерсной торговли (при современной контрактной структуре рынка "бумажной" нефти и структуре игроков на нем) мировая цена на нефть не определяется более экономическими тенденциями (фундаментальными факторами развития) собственно нефтяной отрасли. Не является она и результатом действий нефтяных спекулянтов и арбитражеров на рынке "бумажной" нефти. Сегодня мировая цена на нефть устанавливается за пределами нефтяного рынка не-нефтяными финансовыми инвесторами, для которых нефтяные деривативы не являются системообразующими ценными бумагами.

Для хеджеров и нефтяных спекулянтов (двух групп игроков собственно нефтяного рынка) нефтяная цена была и остается предметом целенаправленного воздействия (предметом оптимизации). Для финансовых инвесторов (спекулянтов) с глобального валютно-финасового рынка, далеких от нефтяной отрасли, нефтяная цена предметом целенаправленного воздействия (предметом оптимизации) более не является. Нефтяные деривативы – причем уже не первые, а вторые-третьи производные от нефти – являются лишь некоторой частью диверсифицированного пакета ценных бумаг у этих финансовых инвесторов, которые они собирают в рамках всей широкой совокупности глобальных валютно-финансовых рынков. На долю нефти в структуре их пакета финансовых инструментов может приходиться весьма незначительная величина. Задача этих инвесторов – оптимизировать возврат на свои финансовые инвестиции в рамках всего собранного ими широко диверсифицированного пакета ценных бумаг. Исходя из изложенного, эволюцию механизмов ценообразования в международной торговле нефтью можно представить следующим образом. На более ранних этапах цена на нефть определяется в рамках применения принципов "издержки плюс" и "стоимость замещения" на рынке "физической нефти". Эти принципы ценообразования реализуются как в рамках трансфертного (внутрифирменного) ценообразования (обычно при взаимоотношениях вертикально интегрированной компании с принимающей страной), так и в рамках контрактных отношений между независимыми рыночными субъектами.

На более позднем этапе цена на нефть определяется в рамках конкуренции "нефть – нефть" сначала на рынке "физической", а затем и "бумажной" нефти.

Сегодня цена на нефть определяется в рамках конкуренции на глобальном рынке финансовых инструментов между нефтяными (в меньшей степени) и не-нефтяными (в большей степени) деривативами. Таким образом, сегодня цена на нефть определяется за пределами нефтяного рынка путем установления масштабов притока/оттока спекулятивного финансового капитала на рынок "бумажной" нефти. Вектор, результирующей которого была цена на нефть, сместился от противоборства нефтяных хеджеров и спекулянтов (и для тех и для других нефтяная цена есть цель) к борьбе глобальных финансовых игроков за максимальную отдачу от их глобальных финансовых инвестиций по всему спектру глобальных финансовых инструментов (для них нефтяная цена есть следствие, "побочный" результат, частный компонент обеспечения оптимальной структуры их инвестиционного пакета).

Сегодняшняя цена нефти – результат нового (не-нефтяного в основном) механизма ее ценообразования, что, в свою очередь, есть отражение нового этапа глобализации, характеризующегося высокой неустойчивостью высоколиквидных глобальных финансовых рынков, построенных на торговле деривативами сложных производных (производных от производных), оторванными от рынков реального товара. Цена на нефть стала "заложницей" спекулятивных не-нефтяных капиталов.

На мировом рынке нефти в середине текущего десятилетия была сформирована финансовая пирамида ожиданий роста цен. Началось построение этой пирамиды с объективных процессов – с роста издержек добычи и объемов спроса при ожидании временной абсолютной нехватки добывающих и структурной нехватки перерабатывающих мощностей в результате недоинвестирования. Обширные вливания спекулятивного (преимущественно американского) капитала подстегнули начавшийся рост цен и еще больше разогрели рынок. Это раскрутило ценовую спираль на рынке нефти, еще больше увеличило приток спекулятивного капитала на этот рынок. Однако начавшийся мировой финансовый кризис, проблемы с ликвидностью у американских инвестиционных банков (которые являются важной и крупной группой игроков на нефтяном рынке и которые сами разрабатывали многие производные нефтяные инструменты) заставили спекулянтов вывести свои деньги с нефтяного рынка. Это произошло быстро и дало обвальный результат – естественный конец любого "пузыря", который обычно не сдувается, а схлопывается.

При подготовке вышеупомянутых сенатских слушаний один из советников конгресса США, в недавнем прошлом сам управляющий хедж-фондом, заметил: если с рынка уйдут спекулянты (крупные игроки), привлеченные ростом цен на нефть, нефтяные цены могут упасть наполовину. Что, собственно, и произошло.

Где дно падения цен?

Как низко могут упасть нефтяные цены? Где их "справедливое" дно падения? "Справедливое" дно падения нефтяных цен (не точечное, но среднее за период, определяемый продолжительностью срока окупаемости инвестиций в добывающие проекты) не должно быть ниже долгосрочных (предельных) издержек производства по текущим и перспективным запасам и ресурсам. В отношении их уровней существуют достаточно разноречивые оценки. Приведем только две, расходящиеся, однако, троекратно. По данным последнего Прогноза развития мировой энергетики Международного энергетического агентства, обнародованного в ноябре 2008 г., предельные долгосрочные издержки добычи нефти из традиционных и нетрадиционных источников (на базе расчетов МЭА по 580 крупнейшим мировым месторождениям) составляют порядка 110 долл. за баррель (см. рис. 4). При этом ресурсный потенциал оцениваемых в прогнозе МЭА традиционных и нетрадиционных источников углеводородов составляет порядка 10 трлн баррелей.

В то же время, например, по результатам совместного исследования специалистов Горной школы Колорадо (США), Понтифийского католического университета Чили и Международного института прикладного системного анализа (Лансенбург, Австрия), предельные издержки производства по традиционным и нетрадиционным ресурсам нефти, включающим тяжелую нефть, битуминозные песчаники и горючие сланцы (по 937 открытым и неразведанным нефтегазоносным провинциям мира), не превышают 35 долл. (в ценах 2006 г.) за баррель нефтяного эквивалента (см. рис. 5). При этом ресурсный потенциал оцениваемых в расчетах ГШК/ПКУ/МИПСА традиционных и нетрадиционных источников углеводородов составляет порядка 32 трлн баррелей. Похоже, результаты этих расчетов являются взаимоисключающими, ибо ресурсная база расчетов ГШК/ПКУ/МИПСА в три раза превышает ресурсную базу расчетов МЭА (хотя МЭА учитывало более широкую номенклатуру ресурсов нетрадиционной нефти), а полученные стоимостные показатели у них в три раза ниже, чем у МЭА (более высокая цифра издержек у МЭА относится к одному из видов ресурсов нетрадиционной нефти, которые учитывал и прогноз ГШК/ПКУ/МИПСА). При этом следует иметь в виду, что после рубежа 1960-1970-х гг. зависимость между объемом вовлечения в хозяйственный оборот новых ресурсов и уровнем предельных издержек является прямой, а не обратной.

Говоря о предельных издержках, следует иметь в виду следующие важные составляющие их оценки: спектр месторождений, вовлеченных в оценку предельных издержек, одинаковость подходов к оценке их издержек и соотношение спектра вовлеченных в оценку месторождений с величиной перспективного спроса.

Вовлеченные в оценку запасы (это должны быть именно запасы, а не ресурсы, в противном случае оценка издержек будет, скорее всего, умозрительной) должны перекрывать спрос. Вопрос в том, насколько. Ведь чем больше объем вовлеченных в оценку запасов, тем более труднодоступные месторождения должны быть вовлечены в оценку, тем выше будет уровень предельных издержек. Значит, прогнозируемый будущий спрос по оптимистичному варианту должен гарантированно перекрываться добычей из существующих месторождений и тех, которые требуется ввести в разработку и эксплуатацию в заданные сроки, чтобы выйти на необходимый уровень предложения. И, быть может, добавить небольшой резерв (подушку безопасности). Какой? 10-15%? Поэтому вовсе не обязательно, чтобы все известные наихудшие месторождения с высокими предельными издержками учитывались при сегодняшней экономической оценке будущих предельных издержек по добыче. Но объем вовлечения запасов с худшими издержками зависит от степени оптимистичности прогнозного уровня спроса и выбранной толщины "подушки безопасности".

Подчеркну: при экономической оценке – т.е. по спектру месторождений, необходимых для разработки (принцип разумной достаточности), а не при технической оценке существующих проектов с имеющимся сегодня спектром сегодняшних же технических издержек. Более того, экономическая оценка подразумевает:

  • уменьшение сегодняшних технических издержек с течением времени вследствие "кривой обучения", которая ведет к снижению издержек из-за усовершенствования технологий, и это справедливо для любых технологий. Поэтому чем позже месторождения будут вводиться в разработку, тем больший поправочный понижающий коэффициент необходимо предусмотреть для растущих с течением времени предельных издержек по каждому отдельному проекту, добавляемому – накопленным итогом – к вовлеченным в оценку запасам. При "эволюционном" техническом прогрессе соотношение ухудшающегося природного фактора и усовершенствования технологий может давать лишь замедление роста предельных издержек. Но может быть и другое соотношение факторов роста/снижения предельных издержек, если, например, будут реализованы "прорывные" технологии ("революционный" техпрогресс), которые перевесят негативный эффект продолжающегося с течением времени ухудшения природных условий по вновь вводимым в разработку месторождениям;
  • вопросы финансирования: все проекты финансируются в основном из заемных средств (проектное финансирование). Поэтому стоимость финансирования надо, по логике, добавлять к техническим издержкам, чтобы получить реальную величину издержек производства. Следовательно, при расчете предельных издержек нужен прогноз динамики стоимости заемного финансирования;
  • возможность доступа к этим ресурсам. Представленные на рис. 4 (прогноз МЭА) более дешевые ресурсы стран ОПЕК, расположенные в нижней части диапазона предельных издержек, являются в основном "закрытыми", т.е. недоступными для иностранных компаний. Если так, то это требует вовлечения в разработку более дорогих маржинальных ресурсов (из правой части спектра) – более дорогих экономически, но "политически" доступных для разработки;
  • иногда происходит подмена экономически различающихся понятий: предельных издержек и опирающейся на них (но не равной им) так называемой "справедливой", или "обоснованной", цены. При переходе к оценке последней встает вопрос об учете действующего налогообложения добытых энергоресурсов в странах-производителях и возможном его изменении в перспективе. Налогообложение добытых энергоресурсов – вопрос получения странами-производителями максимальной ресурсной ренты, а значит, зависит от "стоимости замещения" традиционной нефти альтернативными энергоресурсами в конкретных сферах потребления жидкого топлива.

Вышеизложенные методические соображения являются важным фактором, влияющим на уровень конечной оценки предельных издержек, и могут быть одним из возможных предполагаемых объяснений столь существенных различий в уровне итоговых оценок двух указанных прогнозов. Это свидетельствует о важности нерешенной пока проблемы "прозрачности" (транспарентности), в том числе в отношении одинаковости понимания и методической одинаковости (сопоставимости) расчетов. Исследование МЭА, по сути, предполагает, что достигнутый в середине 2008 г. ценовой максимум 147 долл. за баррель является ценой, лишь незначительно превышающей уровень, экономически обоснованный величиной предельных издержек по добыче нефти, а также что сегодняшний – декабрь 2008 г. – уровень цен демонстрирует их снижение (или, скорее, обвал) ниже уровня предельных издержек. Таким образом, расчеты МЭА фактически подводят фундаментальную экономическую основу под уровень и ожидания высоких цен на нефть. Тем самым расчеты МЭА фактически нивелируют роль нефтяных и особенно не-нефтяных спекулянтов на рынке нефти и их роль в недавнем скоротечном взлете и падении нефтяных цен.

Если исходить из цифр ГШК/ПКУ/МИПСА, то можно предположить, что потенциал падения цен на нефть еще полностью не исчерпан. Цифры ГШК/ПКУ/МИПСА, в отличие от цифр МЭА, логично ложатся в контекст вышеприведенной теории "ценового пузыря" на рынке нефти в 2007-2008 гг.

На мой взгляд, задача состоит не в том, чтобы разобраться, на каком уровне (выше 100 долл. за баррель) должны находиться цены, исходя из прогноза уважаемого и авторитетного МЭА, а в том, каков может быть низший уровень предельных мировых издержек в спектре обоснованных расчетов, за который Россия должна технологически прорваться с новым уровнем снижения своих собственных технических (а вслед за этим и финансовых) издержек, чтобы и при низких ценах наша нефть оставалась конкурентоспособной на мировом товарном рынке, а нефтяные инвестиционные проекты – на мировом рынке капитала.

Расчеты ГШК/ПКУ/МИПСА фактически устанавливают ориентиры возможного сохранения умеренных цен на рынке нефти – при отсутствии на них массированного спекулятивного воздействия извне нефтяного рынка. Высокая конъюнктура 2007-2008 гг. в таком случае скорее является исключением из правил. Такая ценовая конъюнктура вряд ли повторится по причине фактического краха англосаксонской модели организации мировых финансовых рынков (мировой финансовый кризис стал закономерным результатом эволюции этой модели), одним из незначительных сегментов которых стал мировой нефтяной рынок, и вследствие намерений мирового сообщества реорганизовать существовавшую систему функционирования мировых финансов.

Нынешний мировой финансовый кризис кладет конец современной системе мировых финансовых рынков, одним из сегментов которых является рынок "бумажной" нефти в его современном виде с многочисленными производными финансовыми инструментами. Практически общепризнано, что мировая финансовая система подлежит ревизии и перестройке, поэтому вряд ли она будет воспроизведена в своем нынешнем (предкризисном) виде. Один класс ключевых игроков на рынке производных финансовых (в том числе нефтяных) инструментов – американские инвестиционные банки – обанкротился и уже практически перестал существовать. Поэтому необходимо обеспечить возможность устойчивой работы тех финансовых институтов, которые финансируют ориентированный в будущее реальный сектор. Особенно если цены будут сохраняться на уровнях, близких к сегодняшнему.

ТЭК может и должен послужить инновационным движителем российской экономики. Например, освоение ресурсного потенциала российского шельфа и российского Севера может сыграть такую же роль в обеспечении научно-технического и технологического рывка и в повышении конкурентоспособности страны по многим сопряженным направлениям, какую в свое время сыграли в США программы автомобилизации (1920-1930-е гг.) и строительства дорог ("новый курс" Рузвельта, 1930-е гг.), Манхэттэнский (1940-е гг.) и Лунный (1960-е гг.) проекты. Оно может продемонстрировать производительное использование финансовых ресурсов на инвестиционные нужды по инновационным перспективным направлениям российского ТЭК. Эту задачу легче начинать решать тогда, когда цены на нефть высоки, но ее необходимо решать (нельзя не решать) и тогда, когда (и если) нефтяные цены сохранятся вблизи сегодняшних их значений, пройдя спираль взлета и падения в результате искаженной финансовой архитектуры мирового рынка нефти. Ведь, как известно, реформы проводят не тогда, когда для этого складываются наиболее благоприятные условия, а тогда, когда их нельзя не проводить.

ПЭС 8334/15.12.2008

Примечание1. В 2001 г. Международная нефтяная биржа была куплена американской Intercontinental Exchange Ltd. и в 2005 г. переименована.

www.inesnet.ru

Деривативы и криптобиржи: история успеха и поражений

Toggle navigation

  • Главная
  • Новичкам
    • Что такое криптовалюта
    • Блокчейн простыми словами
    • Что такое Bitcoin
    • Что такое майнинг
    • Что такое Ethereum
    • Что такое smart-контракт
    • Что такое ICO
    • Что такое токен
  • Рейтинги
    • Рейтинг валют (1300+)
    • Рейтинг бирж (30+)
    • Облачный майнинг
    • Перспективные криптовалюты
  • Купить Криптовалюты
    • Как купить биткоин
    • Как купить ethereum
    • Как купить Bitcoin Cash
    • Как купить Litecoin
    • Как купить Ripple
  • Кошельки
    • Как создать Bitcoin кошелек
    • Как создать Ethereum кошелек
    • Как создать Ripple кошелек
    • Как создать Dash кошелек
    • Как создать Litecoin кошелек
    • Как создать Bitcoin Gold кошелек
  • Майнинг
    • Что такое облачный майнинг
    • Калькуляторы майнинга
    • Майнинг на процессоре
    • Майнинг на видеокарте
    • ASIC майнинг
    • Браузерный майнинг
    • Майнинг на ноутбуке
    • Майнинг на мобильном телефоне
  • Блог

prostocoin.com

научно-прикладные исследования МИРОВОЙ РЫНОК НЕФТЯНЫХ ДЕРИВАТИВОВ: ДИНАМИКА РАЗВИТИЯ В УСЛОВИЯХ УЖЕСТОЧЕНИЯ РЕГУЛИРОВАНИЯ

Транскрипт

1 научно-прикладные исследования ДЕНЬГИ 7 И КРЕДИТ 9 МИРОВОЙ РЫНОК НЕФТЯНЫХ ДЕРИВАТИВОВ: ДИНАМИКА РАЗВИТИЯ В УСЛОВИЯХ УЖЕСТОЧЕНИЯ РЕГУЛИРОВАНИЯ С. В. Жуков, руководитель Центра энергетических исследований Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений имени Е. М. Примакова РАН (ИМЭМО РАН), Москва; А. О. Масленников, научный сотрудник Центра энергетических исследований ИМЭМО РАН; В условиях ужесточающихся регулятивных ограничений биржевой и внебиржевой сегменты рынка нефтяных деривативов демонстрируют различную динамику. Биржевой рынок «бумажной нефти» продолжает расти как в понижательных, так и повышательных циклах движения цены нефти. Внебиржевой оборот сырьевых деривативов, напротив, последовательно сжимается. Крупнейшие банки в основном свернули операции с физическим сырьем, включая нефть и нефтепродукты, однако сохранили ведущие позиции в качестве своповых дилеров в торговле нефтяными деривативами на внебиржевом рынке. На этот рынок начали выходить нефинансовые компании, в том числе British Petroleum, Royal Dutch Shell и Cargill. Новая администрация США может ослабить правоприменительную практику некоторых положений закона Додда Франка, однако при любом варианте развития событий роль рынка деривативов в механизме ценообразования на сырую нефть останется определяющей. Exchange-traded and OTC segments of the world oil derivatives market demonstrate different dynamics under increasingly stringent regulatory restrictions. The futures market of «paper oil» continues to grow during both downward and upward oil price cycles. Turnover of over-the-counter commodity derivatives, on the contrary, is consistently diminishing. The largest banks have substantially reduced or quit physical commodities business, including oil and oil products, but retained the leading position as swap dealers in overthe-counter oil derivatives market. Non-financial companies including British Petroleum, Royal Dutch Shell and Cargill began to enter the derivatives market as swap dealers. The new US administration may weaken the enforcement practices of the Dodd-Frank Act. In any case, derivatives market is going to keep its leading role in the price discovery mechanism for crude oil. Ключевые слова: нефтяные деривативы; своповые дилеры; закон Додда-Франка; EMIR; MiFID; регулятивный арбитраж. Key words: oil derivatives; swap dealers; Dodd-Frank Act; EMIR; MiFID; regulatory arbitrage. УДК 339.7; ВАК 8..4 Биржевой рынок фьючерсных контрактов на сырую нефть динамично растет. Растущий спрос со стороны компаний реального и финансового секторов экономики обеспечил динамичное развитие биржевого сегмента рынка нефтяных деривативов. В январе июле 7 г. совокупный стоимостной объем биржевых торгов фьючерсными контрактами на сырую нефть составил 8,5 трлн дол., что на 44% превышает показатель за аналогичный период прошлого года (табл. ). Более 98% от мирового оборота нефтяных фьючерсов по-прежнему сконцентрировано в контрактах на нефть сортов WTI и Brent на двух глобальных биржах NYMEX в Нью-Йорке и ICE в Лондоне (табл. ). В январе июле 7 г. на ICE было совершено сделок с этими инструментами на 9,3 трлн дол., на NYMEX 8,9 трлн дол. На индийской бирже MCX аналогичный показатель составил всего 3 млрд дол., на московской MOEX, токийской TOCOM и дубайской DME соответственно 7, 5 и 49 млрд долларов. Выраженный в количестве контрактов среднедневной объем торговли нефтяными фьючерсными контрактами на NYMEX и ICE в первые семь месяцев 7 г. в очередной раз обновил свой исторический максимум, увеличившись на 3% к уровню за аналогичный период 6 г., что свидетельствует об углублении финансиализации мирового рынка нефти (рис. ). В физическом эквиваленте объем рынка «бумажной» нефти за январь июль 7 г. превысил уровень мировой добычи сырой нефти более чем в 8 раз. Совокупные открытые позиции в сумме по двум крупнейшим нефтяным фьючерсным контрактам на нефть WTI на NYMEX и на нефть Brent на ICE за первые семь месяцев 7 г. также выросли по отношению к аналогичному периоду прошлого года на 6% (рис. ). Нефтяные фьючерсы необходимы для реализации бизнес-стратегий игрокам как физического, так и «бумажного» рынков нефти. В частности, производители трудноизвлекаемой Таблица Структура мировой торговли нефтяными фьючерсами в январе июле 7 года* Оборот фьючерсных контрактов на нефть, Биржа январь июль 7 г. млрд дол. США % Межконтинентальная биржа (ICE), Лондон, Великобритания , Нью-Йоркская товарно-сырьевая биржа (NYMEX), Нью-Йорк, США , Мультитоварная биржа (MCX), Мумбаи, Индия 3,7 Московская биржа (MOEX), Москва, Россия 7,6 Токийская сырьевая биржа (TOCOM), Токио, Япония 5,3 Дубайская товарно-сырьевая биржа (DME), Дубаи, ОАЭ 49,3 6 бирж: 8 54 * Учтены шесть крупнейших бирж по обороту фьючерсных контрактов на нефть. Источник: рассчитано по данным CME Group, ICE, MCX, TOCOM, MOEX, DME, World Bank и Energy Information Administration.

2 9 ДЕНЬГИ И КРЕДИТ 7 научно-прикладные исследования тыс. контрактов в день * В расчете на календарный день Источник: рассчитано по данным Чикагской товарно-сырьевой группы (CME Group. URL: и Межконтинентальной биржи (Intercontinental Exchange. URL: тыс. контрактов млрд дол фев. сен. апр. ноя. июн. 3 янв. 4 авг. 4 мар. 5 Источник: рассчитано по данным CME Group и Intercontinental Exchange Рис.. Среднедневной объем торгов нефтяными фьючерсами на NYMEX и ICE* Рис.. Динамика совокупных открытых позиций по фьючрсам на нефть WTI на NYMEX и Brent на ICE, февраль июль 7 гг. Открытый интерес Доля финансовых игроков в открытом интересе (правая шкала) Рис. 3. Номинальный объем внебиржевых свопов на сырьевые товары, за исключением драгоценных металлов июн. дек. июн. дек. июн. дек. июн.3 дек.3 июн.4 дек.4 июн.5 дек.5 июн.6 дек.6 Источник: Банк международных расчетов (Bank for International Settlements. URL: нефти в США активно используют финансовые инструменты для защиты от рисков снижения цены нефти. Спрос на эти инструменты увеличили как участники рынка физической нефти (на %), так и финансовые инвесторы (%). В июле 7 г. доля финансовых инвесторов в совокупных открытых позициях по нефтяным фьючерсам составила 44%, участников рынка физической нефти 3%. Жуков С. В., Золина С. А. Финансовый рынок драйвер роста нефтедобычи в США // ЭКО. 7. (5). С окт. 5 май 6 дек. 6 июл % Остальные открытые позиции контролировали своповые дилеры (%) и некрупные рыночные игроки (3%). Внебиржевой рынок сырьевых деривативов продолжает сжиматься. Из-за отсутствия статистических данных анализировать динамику внебиржевого рынка нефтяных деривативов приходится косвенно, через рассмотрение ситуации на рынке производных контрактов на сырье в целом. Внебиржевой рынок сырьевых деривативов за последние пять лет существенно сжался (рис. 3). Причем в 6 г. тенденция к сжатию этого рынка приостановилась. По оценкам Банка международных расчетов, номинальный объем внебиржевых инструментов на сырьевые товары, исключая драгоценные металлы, составил в декабре 6 г. 944 млрд дол. и по сравнению с декабрем 6 г. практически не изменился. Главным фактором сжатия внебиржевого рынка сырьевых деривативов стало ужесточение регулирования. В США продолжается реализация положений принятого в г. закона Додда Франка, которые предполагают перевод торговли внебиржевыми свопами на организованные площадки и обязательный клиринг этих инструментов. С одной стороны, эти нововведения снижают как риски отдельных контрагентов, так и системный риск в экономике. С другой стороны, они же существенно ограничивают и удорожают операции с этими инструментами для конечных пользователей. Аналогично биржевому клирингу, клиринг внебиржевых свопов означает, что участники сделки должны вносить центральному контрагенту гарантийное обеспечение под каждый контракт для покрытия возможных убытков (первоначальная маржа). Также требуется ежедневно довносить денежные средства для компенсации текущих потерь по открытым позициям при их возникновении (вариационная маржа), в противном случае центральный контрагент принудительно закрывает убыточную сделку. Таким образом, новые требования обязывают участников рынка отвлекать значительные средства под обеспечение операций с деривативами. В отстутствие требования по обязательному клирингу своповые дилеры могли устанавливать размер гарантийного обеспечения индивидуально исходя из оценки финансового состояния и профиля риска конкретного клиента. Дополнительно сдерживающее влия ние на развитие рынка внебиржевых деривативов может оказать принятие положений о лимитах на позиции. Эта предусмотренная законом Додда Франка норма ограничит совокупный размер открытых позиций, которые один участник рынка может держать по сырьевым деривативам как на биржевом, так и на внебиржевом рынках. Участникам рынка до сих пор удавалось успешно сопротивляться ее введению. Комиссия по торговле сырьевыми фьючерсами (CFTC) утвердила финальную версию законопроекта о норме на лимиты еще в октябре г., однако в г. суд отменил его вступление в силу. Впоследствии данный законопроект неоднократно модифицировался, последняя его предварительная Fact Sheet Reproposal of Regulations on Position Limits for Derivatives and Final Regulations on Aggregation of Positions, CFTC. URL: documents/file/plreproposal_factsheet56.pdf

3 научно-прикладные исследования ДЕНЬГИ 7 И КРЕДИТ 93 версия, опубликованная в декабре 6 г., предполагает по фьючерсному контракту на нефть WTI с ближайшим сроком исполнения ограничение в,4 тыс. контрактов. В случае принятия нормы по лимитам один участник рынка в сумме сможет держать не более 48,8 тыс. открытых контрактов по всем срокам исполнения. В Евросоюзе регулирование рынка сырьевых де рива тивов движется в том же направлении, что и в США. Ужесточение регулирования рынка деривативов в ЕС осуществляется согласно положениям, изложенным в двух нормативных документах: Директива «O рынках финансовых инструментов» (Markets in Financial Instruments, MiFIDII/MiFIR) и Правила регулирования инфраструктуры европейского финансового рынка (European Market Infrastructure Regulation, EMIR). MiFIDII/MiFIR представляет собой комплекс законопроектов, часть из которых (регулятивная MiFIR) сразу распространяется на всю юрисдикцию ЕС, а другая часть (директивная MiFIDII) должна быть реализована в законодательстве отдельных стран участниц Евросоюза. Реализация на национальном уровне MiFIDII и вступление в силу обеих частей законопроекта ожидается в январе 8 г. Новое законодательство предусматривает в том числе усиление требований по раскрытию информации по сделкам на внебиржевом рынке, перевод торгов определенными свопами на регулируемые площадки, а также введение единых на территории ЕС лимитов на позиции по деривативам. Многие нормы носят рамочный характер, и их конкретная имплементация реализуется через разрабатываемые Европейским управлением по надзору за рынком ценных бумаг (European Securities and Markets Authority, ESMA) нормы и стандарты. Второй документ принятый в г. закон EMIR, как и закон Додда Франка в США, предусматривает обязательный клиринг большинства внебиржевых свопов. Конкретный перечень инструментов, подлежащих клирингу, должен быть определен нормами и стандартами ESMA после консультаций с участниками рынка. Однако по состоянию на сентябрь 7 г. соответствующие технические стандарты официально приняты только по отдельным свопам на процентные ставки и кредитное качество эмитента (credit default swap CDS), по свопам на сырьевые товары ESMA пока еще не опубликовал даже проект технических стандартов 3. EMIR, как и закон Додда Франка в США, предполагает, что определенные требования по резервированию капитала будут предъявляться к контрагентам даже по тем свопам, которые в конечном итоге не будут проходить клиринг. Так, с марта 7 г. в случае возникновения расчетных убытков по еще не закрытым позициям контрагенты по таким сделкам должны резервировать вариационную маржу, а к сентябрю г. должны будут резервировать еще и первоначальную маржу в момент открытия позиции на покрытие потенциальных убытков. Крупнейшие банки: выход из операций с физическим сырьем при усилении позиций в качестве своповых дилеров. Важным фактором трансформации внебиржевого рынка нефтяных деривативов стало ужесточение регулирования деятельности крупнейших банков. Именно банки являются основными своповыми дилерами, которые продают Fact Sheet Reproposal of Regulations on Position Limits for Derivatives and Final Regulations on Aggregation of Positions... URL: 3 URL: участникам рынка физической нефти, а также финансовым инвесторам необходимые тем внебиржевые своповые контракты. С одной стороны, ограничения на операции банков с деривативами, установленные действующим с 5 г. «правилом Волкера», не распространяются на, по сути, посредническую деятельность банков как дилеров на рынке сырьевых свопов. Тем не менее закон возлагает на банки обязанность доказывать регуляторам, что их операции относятся к разряду разрешенных, что существенно повышает издержки банков на проведение таких сделок, которые, несомненно, будут переложены на конечных пользователей своповых контрактов. Закон обязывает банки внедрить специальные корпоративные процедуры внутреннего контроля, которые должны проходить регулярный независимый аудит, а также осуществлять сбор и хранение детальной информации об операциях. Также банки должны регулярно подтверждать, что их сделки со свопами заключаются исключительно в интересах и по запросу клиентов, а сопутствующие операции на смежных рынках проводятся в минимальном объеме, необходимом для хеджирования заключенных свопов 4. Регуляторы внимательно отслеживают и жестко наказывают нарушителей этих ограничений. Так ФРС США в апреле 7 г. оштрафовала Deutsche Bank за операции, нарушающие «правило Волкера» на 9,7 млн дол. 5 Под особенно пристальный контроль регуляторов ставятся своповые сделки банков с другими банками. Более того, «правило Волкера» предусматривает, что регулятор в индивидуальном порядке может запретить определенным банкам совершать разрешенные законом операции с деривативами, если сочтет, что такие операции являются высоко рискованными, либо сопровождаются конфликтом интересов между банком и его контрагентом, либо угрожают кредитоспособности самого банка или стабильности финансовой системы США. Более того, на дилерских операциях банков со свопами могут негативно отразиться и разрабатываемые американскими регуляторами новые ограничения на их деятельность на рынке физических сырьевых товаров. Совмещение этих двух видов операций позволяет банкам получать значительный синергетический эффект. На момент завершения данной статьи четырнадцать банков имели разрешение регуляторов на проведение на рынке физической нефти так называемых «сопутствующих» операций тех, которые напрямую связанны с деятельностью банков на рынке сырьевых деривативов (табл. ). При этом объем таких операций не должен превышать 5% величины банковского капитала первого уровня 6. Два банка находятся в привилегированном положении: Goldman Sachs и Morgan Stanley имеют специальные разрешения на осуществление ряда запрещенных для других банков видов деятельности, включая добычу, транспортировку, хранение и переработку сырьевых товаров. Для них также установлено более мягкое ограничение на масштаб сырьевого бизнеса 5% от величины совокупных активов, а не капитала 7. В сентябре 6 г. Федеральная резервная система (ФРС) США, осуществляющая контроль за банковской 4 Hammar J., Ireland O. Impact of the Volker Rule on Derivatives Markets // The Review of Banking and Financial Services. Vol. 3. November 5. 5 URL: deutsche-bank-fined-57-million-by-fed-over-chat-rooms-volcker 6 Wall Street Bank Involvement with Physical Commodities. United States Senate Permanent Subcommittee on Investigations, November 4, P Ibid., P. 37.

4 94 ДЕНЬГИ И КРЕДИТ 7 научно-прикладные исследования Таблица Перечень банков, получивших разрешение Федеральной резервной системы на осуществление операций с физическими сырьевыми товарами Банк Год получения разрешения Тип операций Citigroup 3 сопутствующие Barclays Bank 4 сопутствующие UBS 4 сопутствующие Deutsche Bank 5 сопутствующие JPMorgan Chase & Co 5 сопутствующие Société Générale 6 сопутствующие Wells Fargo 6 сопутствующие Bank of America 7 сопутствующие BNP Paribas 7 сопутствующие Credit Suisse 7 сопутствующие Goldman Sachs 8* сопутствующие и дополнительные Morgan Stanley 8* сопутствующие и дополнительные The Royal Bank of Scotland 8 сопутствующие Scotiabank сопутствующие * Goldman Sachs и Morgan Stanley могли вести бизнес в сфере сырьевых товаров и до 8 г., так как до этого момента были зарегистрированы как инвестиционные, а не коммерческие банки и не участвовали в системе страхования депозитов населения. Источник: Федеральная резервная система США (Federal Reserve System). URL: деятельностью, опубликовала законопроект, призванный ограничить ряд операций банков с физическими сырьевыми товарами, которые представляют угрозу для окружающей среды, включая нефть и природный газ. ФРС предлагает существенно повысить нормативы по резервированию капитала под разрешенные банкам сопутствующие операции, установив по ним коэффициент риска на уровне 3 4%. Также законопроект предполагает запрет банкам участвовать в толлинговых сделках. В перечне разрешенных сопутствующих операций останутся только торговые операции, включая сделки купли-продажи физической нефти на спотовом рынке и осуществление физической поставки по деривативам. Регуляторы считают, что банковские операции с физическими сырьевыми товарами сопряжены с высокими рисками, не только рыночными, но и связанными с возможными техногенными катастрофами. Если в результате этих операций будет нанесен ущерб окружающей среде, то на банк могут быть наложены многомиллиардные штрафы, способные поставить под угрозу не только сам банк, но и стабильность всей американской финансовой системы. Сумма штрафов, выставленных BP после произошедшей в г. катастрофы в Мексиканском заливе, составила почти млрд дол. Подобные штрафы могут быть наложены и на работающие на рынке физического сырья банки, причем даже в том случае, если банк лишь оказывал консультационные услуги оператору актива и напрямую не участвовал ни в управлении, ни в собственности компании, допустившей экологическую катастрофу. Это, в свою очередь, может спровоцировать крах всей банковской системы, так как объем зарезервированного крупнейшими банками капитала и приобретенных страховых полисов недостаточен для защиты от подобных рисков. Регуляторы также полагают, что банки обладают несправедливыми конкурентными преимуществами на рынке физических сырьевых товаров перед небанковскими участниками, так как имеют возможность фондироваться под более низкие процентные ставки, чем компании реального сектора, а также резервировать под эти операции меньший капитал. Кроме того, банки имеют возможность отказывать в предоставлении кредитов своим конкурентам на физическом рынке. Предлагаемые ФРС ограничения значительно снизят привлекательность бизнеса в сфере физических сырьевых товаров для банков. Хотя Goldman Sachs и Morgan Stanley по-прежнему смогут осуществлять расширенный набор операций с нефтью, к таким операциям будет применяться максимальный коэффициент риска 5%, что при средней норме резервирования капитала в банковской отрасли около 8% означает необходимость отвлекать средства под такие операции в практически запретительном соотношении :. Повышенные требования к капиталу затронут также пассивные инвестиции банков в капитал компаний сырьевого сектора, в которых банки не оказывают влияние на управление. К таким инвестициям предлагается применять коэффициент риска от 3 до 5% в зависимости от вида деятельности таких компаний. Законопроект также предлагает запретить банкам оказывать какое-либо влияние на процесс принятия решений в компаниях из этих сфер бизнеса, включая даже консультационные услуги. Наряду с этим законопроект требует от банков более детального раскрытия информации. В настоящее время банки раскрывают только совокупную рыночную стоимость запасов сырьевых товаров на своих балансах. Предусматривается обязательство дополнительно публиковать структуру этих запасов в разбивке по группам сырьевых товаров, а также по видам деятельности, включая выделение сопутствующих операций, пассивных инвестиций, а также стоимости принадлежащих банкам инфраструктурных активов. На этом фоне банки продолжают сокращать объемы сырьевого бизнеса. Стоимость торговых запасов физических сырьевых товаров на балансах шести крупнейших американских банков за 6 г. и первую половину 7 г. снизилась с,4 до 8,5 млрд дол., что в пять раз ниже уровня гг. (табл. 3). До некоторой степени такая динамика обусловлена снижением цен на многие сырьевые товары, но выход банков из бизнеса с физическим сырьем начался до понижательного ценового цикла на сырье. Примечательно, что озабоченность потенциальными негативными последствиями данного законопроекта выразили компании реального сектора, т. е. конечные пользователи своповых контрактов, включая Apache, BP, Boeing, Southwest Airlines, General Electric, General Motors, Harley-Davidson, которые полагают, что ущерб от реализации законопроекта может превысить его потенциальные выгоды. Выходя из операций с физическим сырьем, банки пока не уходят с рынка «бумажной нефти». Совокупный URL: /regulations-q-and-y-risk-based-capital-and-otherregulatory-requirements-for-activities-of-financial URL: Activities-of-Banks--Comments-on-Federal-Reserve-Notice-of- Proposed-Rulemaking.aspx#_ftn5

5 научно-прикладные исследования ДЕНЬГИ 7 И КРЕДИТ 95 Рыночная стоимость запасов физических сырьевых товаров, доступных для продажи, крупнейших по размеру активов американских коммерческих банков, млрд дол. США Банки г. г. г. 3 г. 4 г. 5 г. 6 г. 7 г.* JPMorgan Chase, 6, 6,, 4,5 4,7 7, 4,6 Bank of America Merrill Lynch,6,5,7,4,6,,, Citigroup,3,3 6,4,9,8,3,4,5 Wells Fargo,,,,,,,, Goldman Sachs 3, 5,8,7 4,6 3,8 3,9 5,7 3, Morgan Stanley 6,8 9,7 7,3 3,3,6,3,, Шесть банков 4,9 4, 4,,3 3,4,4 3, 8,5 * По данным на II квартал. Источник: расчеты авторов по консолидированным финансовым отчетам банковских холдингов. номинальный объем биржевых и внебиржевых сырьевых деривативов, находящихся в портфелях американских банков, в I квартале 7 г. составил 35 млрд дол., что лишь на 3% ниже максимального уровня г. (рис. 4). Однако доходы американских банков от операций с сырьевыми деривативами в 6 г. снизились до минимального за последние шесть лет уровня в, млрд дол., что составило 4,3% совокупного дохода банков от операций со всеми группами деривативов (табл. 4). Банкам пока удается сохранять свои позиции как основных своповых дилеров. По данным CFTC, на августа 7 г. банкам принадлежало 6% коротких и 3% длинных открытых позиций всей группы своповых дилеров по фьючерсному контракту на нефть WTI на бирже NYMEX. Активизация работы со своповыми контрактами компаний реального сектора. Помимо банков дилерские операции со свопами на внебиржевом рынке осуществляют также специализированные финансовые компании и даже компании реального сектора. По состоянию на август 7 г. три нефинансовые компании были зарегистрированы в США в качестве своповых дилеров нефтяные супермейджеры BP и Royal Dutch Shell и сельскохозяйственный гигант Cargill. Эти компании готовы занять нишу банков в своповых операциях, если те начнут сокращать объемы этого бизнеса. Так, в 6 г. Royal Dutch Shell выступила одним из семи организаторов программы хеджирования рисков от снижения цены нефти для Мексики 3. На протяжении последних 5 лет Мексика регулярно хеджирует ценовые риски своего нефтяного экспорта, при этом впервые одним из контрагентов в этих финансовых операциях выступила компания реального сектора. Мексика в 6 г. потратила на опционы млрд дол., что позволило захеджировать минимальную границу цены мексиканской экспортной нефтяной корзины на 7 г. на уровне 38 дол. за баррель 4. Разворот к ослаблению регулирования де ри ва тивов в США? С приходом к власти администрации Д. Трам- Рассчитано по отчетам CFTC Bank Participation Report (URL: index.htm) и Commitments of Traders ( Marketreports/CommitmentsofTraders/index.htm) URL: registerswapdealer 3 Blas J., Cattan N. Shell Becomes First Non-Bank to Join Mexico s Oil Hedge. Bloomberg, September, 6. URL: shell-said-to-become-first-non-bank-to-join-mexico-s-oil-hedge 4 oil-hedge-guarantees-4-per-barrel-iduskcn43z Таблица 3 па повысилась вероятность, что запущенный после глобального финансово-экономического кризиса процесс ужесточения регулирования финансового рынка в США может быть в некоторой степени развернут вспять. Во время избирательной кампании Д. Трамп неоднократно высказывался за полную отмену закона Додда Франка, положения которого, по его мнению, излишне обременяют бизнес и наносят вред экономике. Хотя принятый Конгрессом США закон не может быть отменен указом Президента, новая администрация в феврале 7 г. начала подготовку к новому рассмотрению данного закона. Палата представителей конгресса США проголосовала 8 июня 7 г. за принятие законопроекта, отменяющего многие положения закона Додда Франка 5. Однако многие эксперты полагают, что шансы этого законопроекта получить одобрение в сенате очень низки 6. Тем не менее под политическим и лоббистским давлением отдельные положения закона Додда Франка или, что даже более важно, правоприменительная практика, могут быть ослаблены. Большинство в обеих палатах Конгресса США контролируют представители республиканской партии, которые традиционно выступают за сокращение регулятивных функций государства. В состав Комиссии по торговле сырьевыми фьючерсами, в компетенции которой входит практическая реализация большинства положений закона Додда Франка, относящихся к рынку сырьевых деривативов, входят пять комиссионеров, которые назначаются президентом по рекомендации и с одобрения сената. Председатель также выбирается президентом с одобрения сената. При этом в составе CFTC могут находиться не более трех комиссионеров от одной политической партии. Закон Додда Франка был млрд дол. США Рис. 4. Номинальный объем биржевых и внебиржевых сырьевых деривативов в активах американских банков, на конец года кв. 7 Источники: рассчитано по данным Управления валютного контроля министерства финансов США (Office of the Comptroller of the Currency. URL: 5 URL: 6 См., например: URL: business/dealbook/house-financial-regulations-dodd-frank. html?mcubz= и house-dodd-frank-repeal/index.html

6 96 ДЕНЬГИ И КРЕДИТ 7 научно-прикладные исследования Таблица 4 Доход американских банков от торговых операций с деривативами, млн дол. США 7 г. г. г. г. 3 г. 4 г. 5 г. 6 г. Доход от торговли деривативами в том числе деривативами на сырьевые товары Доля сырьевых деривативов в доходе от торговли производными инструментами, % 5,4,8 5,7 6,4 6,3 7,5 5,8 4,3 Источник: рассчитано по данным Управления валютного контроля министерства финансов США (Office of the Comptroller of the Currency. URL: подготовлен и поэтапно принимался в то время, когда трое комиссионеров, в том числе председатель комиссии, представляли демократов. При этом двое членов комиссии от республиканской партии постоянно выступали за более мягкие формы вводимых ограничений. Д. Трамп назначил председателем CFTC республиканца, который до этого более лет был исполнительным вице-президентом работающей на внебиржевом рынке большой брокерской компании, обслуживающей крупных институциональных клиентов банки, страховые компании, инвестиционные фонды. Министерство финансов США 3 июня 7 г. опубликовало план по изменению регулирования американского финансового сектора, содержащий более поправок, большинство из которых могут быть приняты непосредственно финансовыми регуляторами, а не Конгрессом. В частности, план предлагает сократить список запрещенных для банков правилом Волкера видов деятельности, а также исключить из сферы его действия небольшие банки с активами менее млрд дол. Управление валютного контролера Министерства финансов США августа 7 г. начало аккумулировать комментарии участников рынка по вопросу возможного пересмотра правила Волкера и правоприменительной практики в этой сфере 3. Европейские регуляторы пока не демонстрируют намерений ослабить разворачивающуюся реформу финансового сектора. Регулятивный арбитраж. Существует точка зрения, что финансовые игроки смогут несколько сгладить негативные последствия ужесточения регулирования финансового рынка за счет так называемого регулятивного арбитража. Ужесточение регулирования рынка деривативов в США и Европе заставляет банки искать для операций с деривативами более привлекательные юрисдикции в Азии. Если раньше даже те внебиржевые инструменты, сделки с которыми фактически осуществлялись в азиатских финансовых центрах, банки предпочитали ставить на балансы в Европе и США из-за эффекта экономии на масштабе и более развитого регулирования, то в настоящее время ситуация начала меняться. Так, крупнейшие европейские банки HSBC и Standard Chartered уже начали перемещать часть сделок со свопами на балансы своих дочек, зарегистрированных в Гонконге 4. Также в числе потенциально привлекательных юрисдикций рассматривается Сингапур. Участники рынка надеются, что финансовые власти этих стран позволят использовать при расчете раз- URL: URL: Documents/A%Financial%System.pdf 3 URL: nr-occ-7-89a.pdf 4 URL: hong-kong-courts-483-trillion-derivatives-market-as-mifid-looms мера гарантийного обеспечения так называемые расширенные модели риска, которые учитывают возможность снижения совокупного риска портфеля при комбинации нескольких инструментов. Размер требуемого капитала под портфель деривативов, рассчитанный по расширенным моделям, может оказаться меньше, чем сумма гарантийного обеспечения, запрашиваемого клиринговыми домами, которые зачастую рассматривают многие виды деривативов независимо друг от друга. Расширяющаяся практика арбитражных операций с привлечением юрисдикций с менее жестким регулированием обращения сырьевых деривативов, включая нефтяные, подтверждает хорошо известную максиму: чем более жестким становится регулирование финансовых рынков, тем более изощренные стратегии используют рыночные игроки. Тем не менее мы полагаем, что участникам рынка не удастся добиться существенного снижения регулятивных издержек. Во-первых, западное регулирование уже существенно ограничивает арбитражные возможности рыночных игроков по выводу операций в менее жесткие юрисдикции, а наметившаяся практика перевода деривативов на балансы дочерних компаний в Гонконге и Сингапуре пока затрагивает в основном только те деривативы, которые были фактически заключены на азиатских площадках. Во-вторых, весьма вероятно, что регулирование финансового сектора в этих странах также будет ужесточаться, учитывая усилия по координации регулирования, предпринимаемые на международном уровне, в частности в рамках «Группы». * * * Таким образом, финансиализация мирового рынка нефти усиливается за счет поступательного развития сегмента биржевых нефтяных деривативов. Нефтяные фьючерсы необходимы для реализации бизнес-стратегий как компаниям реального сектора, так и банкам и финансовым компаниям. Реальное и ожидаемое ужесточение регулирования вынудило крупнейшие американские банки отказаться или значительно сократить масштабы бизнеса с физическими сырьевыми товарами. При этом банки остаются ключевыми своповыми дилерами на внебиржевом рынке нефтяных деривативов. Усиление регулятивного надзора над внебиржевыми инструментами ограничивает и удорожает операции с последними для конечных пользователей, в том числе для хеджирующих ценовые риски американских производителей трудноизвлекаемой нефти. Новая администрация в США может попытаться ослабить регулятивные нормы, принятые при президенте Обаме, однако кардинальные послабления в этой области маловероятны. В целом динамичное развитие рынка нефтяных деривативов на фоне изменения бизнес-стратегий ведущих его участников и появления новых игроков свидетельствует о сохранении за ним ведущей роли в механизме ценообразования на сырую нефть.

docplayer.ru

Современный финансовый мир: деривативы

Современный финансовый мир: деривативы

Продолжаем серию публикаций о мировой финансовой системе из монографии "Политическое измерение мировых финансовых кризисов". В двух предыдущих частях было рассказано о рынках акций и долговых инструментах. На этот раз речь пойдёт о деривативах.

Рынок производных финансовых инструментов (деривативов)
Рынок производных финансовых инструментов (ПФИ) – наиболее динамичный сегмент финансового рынка. К числу ПФИ относят опционы и фьючерсы на товары, ценные бумаги, валюту, процентные ставки и фондовые индексы, свопы на процентные ставки и валюту, форвардные контракты, а также различные их комбинации, иногда называемые структурированными продуктами. Деривативы известны еще с XVII в. Твердые и условные сделки (сделки с премией или опционы) с товарами и ценными бумагами практиковались на Амстердамской бирже уже в первые десятилетия ее существования.

Собственно, первый «пузырь» и биржевой кризис в Амстердаме был связан с торговлей срочными контрактами на поставку луковиц тюльпанов. Фьючерсные контракты на поставку риса были известны в средневековой Японии. С середины XIX в. фьючерсные контракты на сельско-хозяйственные товары становятся важнейшим инструментом в торговле зерном на североамериканском рынке. Фьючерсы и опционы – основные инструменты торговли на всех современных товарных биржах (фьючерсы и опционы на нефть и нефтепродукты, цветные металлы, кофе, какао и пр.).

Однако лишь с начала 70-х гг. ХХ в. с появлением специализированных бирж финансовых деривативов сначала в США, а в конце 1970-х гг. и в Европе начинается период бурного развития этого сегмента финансового рынка. Доля товарных деривативов составляет ныне менее 1% общего оборота биржевых деривативных контрактов. Если в 1970-е гг. рост происходил в основном за счет биржевого рынка (причем только в США), то в 1980-е и особенно в 1990-е гг. наибольший прирост приходился на внебиржевой рынок.

По статистике Банка международных расчетов, в конце 2009 г. номинальная стоимость базовых активов обращающихся биржевых деривативов составила 73,1 трлн долл. – в 104 раза больше, чем в 1987 г. и в 32 раза больше, чем в 1990 г. (табл. 3.9). Номинальная стоимость базисных активов внебиржевых контрактов в конце 2009 г. равнялась 615 трлн долл. – в 536 раз выше, чем в 1987 г.

В 2001–2009 гг. произошло заметное расширение торговли на деривативных биржах (табл. 3.10), очевидно, в связи с ростом нестабильности на финансовых рынках развитых стран.

Оборот торговли фьючерсами и опционами на биржах (без учета фьючерсов и опционов на товары и акции) в начале 1990-х гг. составлял 100–200 трлн долл., к концу десятилетия вырос до 350-390 трлн долл., а к 2007 г. превысил 2289 трлн долл. При всей условности данного показателя следует подчеркнуть, что это в десятки раз превышает оборот торговли базовыми активами. Правда, в условиях мирового финансово-экономического кризиса 2007-2009 гг. обороты на деривативных биржах снизились. Вероятно, основной причиной этого явилось снижение и стабилизация процентных ставок, а именно они являются основным базовым активом на деривативных биржах.  

Примерно половина как оборота, так и номинальной стоимости базовых активов биржевых деривативов с начала 1990-х гг. приходилась на США (тогда немного больше, сейчас немного меньше).

Это больше, чем доля США на мировом рынке акций и облигаций. В 1990-е гг. прочие рынки росли опережающими темпами по сравнению с США, что связано просто с более поздним их открытием.

Примерно 60% внебиржевого рынка деривативов приходится на контракты типа «своп», из них на процентные свопы – 95%. В отличие от классических ценных бумаг, предназначенных для привлечения долгосрочного капитала, основная  экономическая функция деривативов — хеджирование, т. е. страхование от ценовых рисков. Рынки производных финансовых инструментов позволяют каждому контрагенту независимо от другой стороны в сделке перегруппировать или устранить риски. Например, чтобы устранить валютный риск по сделке, например, «иена – доллар», банк может заключить соглашение типа «своп», которое позволяет обменять платежи в иенах на доллары по заранее фиксированному курсу. Для устранения процентного риска банк может заключить процентный своп, по которому платежи по плавающей ставке (например, ЛИБОР) заменяются платежами по фиксированной процентной ставке. А для устранения кредитного риска банк может заключить контракт на рынке кредитных деривативов, который переносит риск дефолта на контрагента в сделке.

Перенос риска наиболее явно проявляется в операциях типа «своп», но эту же роль играют и другие деривативы (фьючерсы, форварды, опционы) и даже первичные ценные бумаги с элементами производных (конвертируемые облигации, варранты).

Объем рисков в экономике, конечно, не уменьшается. Происходит их перенос или перераспределение от хеджеров к спекулянтам (профессиональным участникам рынка).

При этом компенсацией для спекулянтов выступает более высокая норма доходности на этом рынке, обеспечиваемая наличием большого кредитного рычага (левериджа), недоступного при игре на рынках базовых активов. Применительно к фьючерсам рычаг заключается в том, что небольшая сумма, внесенная в виде так называемой маржи (гарантийного депозита), дает потенциальный контроль над значительно большим активом, стоимость которого может возрасти.

Рассмотрим для примера торговлю фьючерсными контрактами на нефть. Две основные биржевые площадки, где торгуются данные контракты – нью-йоркская NYMEX (входящая в группу CME) и лондонская ICE Futures (входящая в американскую группу Intercontinental Exchange). На первой торгуют нефтью марки WTI, на второй – марки Brent. Обе стороны фьючерсного контракта, т. е. и покупатель, и продавец, обязаны внести в расчетную палату биржи страховой взнос или депозит, называемый маржой (точнее, первоначальной маржой). Его предназначение состоит в том, чтобы компенсировать ежедневные колебания цены товара по сравнению с ценой контракта. По мере приближения срока поставки цена фьючерсного контракта приближается к цене спот (цене наличного рынка). При этом одна сторона может выиграть от изменения цены, а другая проиграть. Маржа гарантирует выплату этой разницы на ежедневной основе.

В 1990-е гг. появились новые инструменты управления риском. Например, в 1995 г. появились фьючерсные контракты, основанные на индексах страховых случаев и позволяющие страховым компаниям перераспределять риски в страховании имущества и жизни между различными регионами.

В сфере недвижимости были внедрены новые инструменты, позволяющие инвесторам торговать различными видами рисков, свойственными этому виду бизнеса.

На некоторых биржах разработаны фьючерсные контракты, базовым активом которых стали макроэкономические показатели, например ВВП, инфляция, и даже чисто физические (температура) – фьючерсы на погоду. Среди новых продуктов, предназначенных для дробления рисков, наиболее быстро развивающимися вплоть до 2007 г. являлись кредитные деривативы (credit derivatives), представленные в основном таким продуктом, как дефолтный своп (своп кредитного дефолта – credit default swap, CDS). Мировой объем рынка кредитных деривативов оценивался в середине 1995 г. в 0,15 трлн долл., более 1 трлн в конце 2001 г., около 14 трлн в конце 2005 г. и почти 58 трлн долл. в конце 2007 г.

Именно на этом сегменте финансового рынка произошло наибольшее сжатие во время последнего финансово-экономического кризиса – за два года почти в два раза. Именно рынок дефолтных свопов стал одним из основных объектов критики со стороны ряда экономистов и политиков, как один из главных дестабилизаторов мировой финансовой системы, приведший к ее кризису. В том числе к дефолтным свопам относятся бесчисленное количество раз повторенные слова У. Баффета: «деривативы – финансовое оружие массового поражения». С их критикой выступал и лауреат Нобелевской премии М. Шоулз. Поэтому рассмотрим их более подробно.

CDS – контракт, подобный страховому полису, по которому покупатель защиты перечисляет продавцу защиты периодические платежи в обмен на обещание вернуть сумму долга в случае наступления дефолта по долговому обязательству (кредитного события). Выпускаются обычно банками, хедж-фондами на муниципальные облигации, корпоративные облигации и облигации, обеспеченные пулом ипотек на недвижимость (MBS). Но если страховой полис регулируется законодательством, то CDS – до недавнего времени – нет. Страховой полис может продавать страховая компания, а CDS – любая компания.

CDS можно приобретать, не имея базового актива, поэтому, являясь инструментом хеджирования, рынок превратился в арену активных действий спекулянтов. Под выпуск CDS не требовалось создавать резервы.

Кредитное событие – не только дефолт или банкротство. Это может быть и просто снижение кредитного рейтинга. Ставка по CDS определяется как спред в процентах или базисных пунктах в расчете на год. Самые активные участники рынка в США – крупные коммерческие банки: JP Morgan Chase, Citibank, Bank of America, Wachovia.

Уровень дефолтов по облигациям инвестиционного рейтинга составляет в США примерно 0,2%. Поэтому к колоссальным цифрам базовых активов CDS нельзя подходить так же, как к облигациям или банковскому кредиту. В большинстве случаев единственными платежами выступают выплаты спреда. То есть в нормальных условиях денежные потоки по CDS составляют крохотную долю астрономических сумм условной стоимости контрактов. Риски возникают в условиях нестабильности, что и имело место в период нынешнего кризиса.

Угроза возникла в 2007-2008 гг. в связи с банкротствами значительных финансовых институтов: в начале 2008 г. инвестиционного банка Bear Sterns, в сентябре – Lehman Brothers и страховой компании AIG. В результате стал реализовываться системный риск, поскольку два последние – очень крупные участники рынка. Оба института выступали продавцами кредитной защиты по облигациям, по которым произошло кредитное событие (в частности, по бумагам, обеспеченным кредитами «саб-прайм»). Невыполнение обязательств крупным игроком может привести к невыполнению своих обязательств его контрагентами, т. е. вызвать «эффект домино». К счастью для американцев, этот сценарий не реализовался при банкротстве Lehman Brothers и AIG, правда, в последнем случае худшее не произошло благодаря фактической национализации этой крупнейшей страховой компании США и принятию на себя государством ее долгов. Но панику на рынке эти события вызвали сильную, а сентябрь 2008 г., когда они происходили, считается кульминацией финансово-экономического кризиса.

Являясь инструментами страхования рисков, кредитные деривативы превратились в инструменты спекуляций (напомним, что покупка защиты возможна и без наличия облигаций, просто из расчета на возникновение кредитного события).

Кроме того, внебиржевой характер этого рынка делал его крайне непрозрачным: никто не мог сказать, кто кому и сколько должен.

Однако известный американский экономист из Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations) Б. Стайл отметил: «Не кредитные деривативы явились причиной этого кризиса… просто AIG оказалась слишком жадной и безответственной». Указанные выше компании выступали очень крупными продавцами защиты по ипотечным облигациям, по которым был объявлен дефолт. А их банкротство в связи с их размерами чуть не вызвало системный кризис.

В США в марте 2009 г. начала функционировать система клиринга кредитных деривативов, организованная InterContinental Exchange (ICE). Центральный депозитарий США – DTCC, который выступает клиринговой организацией по всем внебиржевым сделкам с производными, с конца 2008 г. стал раскрывать информацию о CDS. В результате рынок стал более прозрачным, снизились риски, связанные с банкротством одной из сторон. Наконец, новый закон о финансовом регулировании, подписанный Б. Обамой в июле 2010 г. (Dodd-Frank Wall Street Reform and Consumer Protection Act) содержит большой раздел, посвященный регулированию внебиржевого рынка деривативов, в том числе кредитных свопов. Также достигнута международная стандартизация контрактов CDS (при участии ISDA).

Во всех приведенных выше таблицах бросается в глаза доминирующее положение США на всех сегментах финансовых рынков. Соотношение находящихся в обращении долговых ценных бумаг и ВВП здесь одно из самых высоких (если не самое высокое) в мире. Масштабы секьюритизации, создания новых финансовых продуктов приняли здесь наиболее ярко выраженные формы. Именно с кризиса на американском рынке ипотечных облигаций в 2007 г. начинался мировой финансово-экономический кризис. В связи с этим представляется целесообразным рассмотреть более детально уже затронутый вопрос об особенностях американского рынка долговых бумаг.

Итак, соотношение долговых бумаг в обращении в США составляло примерно 200% в конце 2009 г. против примерно 160% в среднем по миру.

За 20 лет только один раз (в 2000 г.) имело место небольшое снижение данного показателя за счет уменьшения объема государственных облигаций.

Структура долгового рынка США весьма специфична и не похожа на структуру рынка долговых обязательств ни одной другой страны мира. Самой крупной группой инструментов здесь выступают не государственные облигации (как в большинстве стран) и не банковские облигации (как в Германии), а долговые инструменты, выпускаемые институтами, связанными с ипотечным рефинансированием. Это прежде всего бумаги, обеспеченные пулами закладных на недвижимость, - mortgage-backed securities (MBS), выпускаемые рядом так называемых учрежденных правительством агентств (Fannie Mae, Freddie Mac) и частными компаниями, а также обычные облигации, выпускаемые Fannie Mae, Freddie Mac, Ginnie Mae и федеральными банками жилищного кредита (табл. 3.11 и рис. 3.13). В сумме на них приходилась треть всего рынка долговых бумаг.

Что это за инструменты и почему именно с ними часто связывают кризис на американском рынке, который перекинулся и на другие страны? Бумаги, обеспеченные пулом ипотек (MBS) являют собой в чистом виде продукт секьюритизации, в данном случае секьюритизации ипотечных кредитов, предоставленных на покупку недвижимости (в первую очередь жилищной) банками, ссудосберегательными ассоциациями, ипотечными компаниями и другими кредиторами. Основная часть (примерно 75% в 2004 г. и 65% в 2007 г.) выпущенных MBS приходится на Fannie Mae и Freddie Mac (организации хотя и частные, но контролируемые государством), но в «нулевых» годах заметное место заняли частные эмитенты.

Механизм выпуска этих бумаг следующий. Предположим, Fannie Mae (это самый крупный участник этого рынка) выпускает облигации (бумаги федеральных агентств) и полученные за счет этого средства использует для выкупа ипотечных кредитов у первичных ипотечных кредиторов (прежде всего банков). Для последних данная процедура означает перенос рисков банкротства должника на Fannie Mae – за счет чуть более низкой процентной ставки, которую получит кредитор по сравнению со ставкой по ипотечному кредиту. В США в настоящее время продается более 60% ипотечных ссуд, остальные находятся на балансе первичных кредиторов.

В таком режиме Fannie Mae работала на протяжении многих десятилетий с момента ее создания в 1938 г. В 1970-х гг. эти ипотечные кредиты стали собирать в пулы и на их основе выпускать бумаги, обеспеченные пулом ипотек на недвижимость (MBS), которые продавались на вторичном рынке или передавались первичным кредиторам в качестве оплаты за выкупленные у них ипотечные ссуды (вместо денег). Секьюритизацией ипотечных кредитов в США занимаются и частные компании, которые заметно активизировались в 2000-е гг. Тем не менее Fannie Maeи Freddie Mac занимали основную долю рынка.

В начале 2000-х гг., когда администрация Буша взяла курс на стимулирование деловой активности путем снижения процентных ставок и облегчения условий кредитования, Fannie Mae и Freddie Mac снизили требования к выкупаемым ими ипотечным кредитам. Это внесло определенный вклад в надувание «пузыря» на американском рынке недвижимости, но небольшой.

Основные причины «кризиса субстандартных ипотечных кредитов», с которого началась рецессия в США, не связаны с деятельностью «предприятий, спонсированных правительством». Главными виновниками явились частные эмитенты MBS.

Нулевые годы сопровождались резким ростом доли так называемых субстандартных ипотечных кредитов, предоставляемых в первую очередь небанковскими финансовыми институтами, находившимися вне сферы государственного регулирования. Если еще во второй половине 1990-х гг. доля субстандартных кредитов в общей сумме выданных ипотечных кредитов составляла 5-7%, то к 2006 г. она выросла до 21%. Одной из причин расширения объема субстандартных кредитов была как раз их секьюритизация. Частные, специально созданные финансовые институты выкупали субстандартные кредиты, собирали их в пулы и выпускали MBS с разным уровнем риска, получавшие рейтинг ведущих рейтинговых агентств (Standard & Poor’s, Moody’s Investors Service, Fitch Ratings). Однако в процессе секьюритизации и присвоения рейтингов с кредитами ненадежным заемщикам произошли «чудеса»: львиная доля выпущенных на их основе MBS получила рейтинг ААА, т. е. высший! С таким рейтингом бумаги охотно покупались инвесторами как в США, так и за рубежом, не отдававшими себе отчета в том, что за инструменты они покупают (особенно учитывая сложные схемы их создания).

Надувавшийся на протяжении многих лет «пузырь» на рынке недвижимости в конце концов лопнул, что привело к обвалу цен, банкротству частных секьюритизаторов и огромным потерям инвесторов в их бумаги.

А что же Fannie Mae и Freddie Mac? Хотя они и не были замешаны в секьюритизации субстандартных ипотек, кризис ударил и по ним, так как в дефолтном состоянии оказались и вполне добропорядочные заемщики, чьи кредиты они секьюритизировали и продавали. Они также оказались неспособны отвечать по своим обязательствам и были временно национализированы в сентябре 2008 г. Правительство взяло на себя обязательства этих организаций – речь идет о триллионах долларов.

А как же «пузырь» на рынке MBS? Кризис привел к «расчистке» рынка за счет списания части бумаг, выпущенных частными эмитентами. Объем эмиссии MBS резко сократился в 2008 г., однако уже в 2009 г. достиг предкризисных уровней 2005-2007 гг. (что, впрочем, далеко от максимума 2003 г. в 3 трлн долл., см. табл. 3.12). Причем рост произошел в основном за счет Fannie Mae и Freddie Mac.

Еще один инструмент секьюритизации – бумаги, обеспеченные активами (ABS): автокредитами, задолженностью по кредитным карточкам, студенческим кредитам и прочими активами. В условиях кризиса объемы эмиссии этих бумаг в США сократились в разы, а объем рынка к концу 2009 г. не достиг докризисного уровня – 2,4 трлн долл. – цифра сама по себе огромная, примерно равная стоимости всех выпущенных облигаций китайских эмитентов.

Завершая количественную характеристику основных финансовых рынков, можно сделать следующие выводы. За 30 лет мировые финансовые рынки достигли беспрецедентных размеров относительно ВВП, что отражает, в первую очередь, объективный процесс возрастания роли финансовых отношений в современной экономике. Вместе с тем доступные данные о динамике отдельных сегментов финансового рынка за длительный исторический период свидетельствуют о том, что ему свойственна цикличность и что развитие идет нелинейно. Особенно заметна цикличность на рынке акций.

Являясь продуктами финансовой инженерии, финансовые инновации в силу ряда причин сыграли деструктивную роль в развитии кризиса. США, как страна, где эти инновации были изобретены и получили наибольшее распространение, оказались в эпицентре финансового кризиса. Кризис выявил недостатки системы регулирования финансовых рынков.

Вернуться на главную

rusrand.ru

Рынок деривативов: определения и примеры

Дериватив (производный финансовый инструмент) - это инструмент, который торгуется в зависимости от другого рынка, называемого базовым активом. Деривативы могут основываться практически на любых базовых активах, включая отдельные акции (например, Apple Inc.), индексы (например, S&P 500) или валюты (например, пара EUR/USD).

Типы деривативов

Существует несколько основных рынков деривативов, каждый из которых включает в себя тысячи отдельных деривативов, которыми можно торговать. Торговле на любых рынках вы можете научиться у практикующих успешных трейдеров. Вот основные из рынков дериватавов, которые доступные для широкого круга трейдеров:

  • Рынок фьючерсов
  • Рынок опционов
  • Рынок контрактов на разницу (CFD)
Торговля деривативами: Фьючерсы

Трейдерам стоит торговать на рынке фьючерсов, потому что там имеется множество доступных для торговли различных типов фьючерсных контрактов, многие из которых имеют значительные объемы и ценовые колебания внутри дня - именно это и нужно дейтрейдеру, чтобы заработать деньги. Фьючерсный контракт - это договор, который заключает покупатель с целью обменять деньги на базовый актив в определенный момент времени в будущем.

Например, если вы покупаете/продаете фьючерсный контракт на сырую нефть, то соглашаетесь купить/продать оговоренное количество сырой нефти по установленной цене (по цене вашего ордера) в какую-то дату в будущем. На самом деле, вам не придется производить поставку этой нефти. Вы просто заработаете или потеряете деньги в зависимости от того, пойдет ли стоимость купленного/проданного вами контракта вверх или вниз относительно уровня вашего входа. Кроме того, вы можете закрыть сделку в любой момент времени до даты исполнения контракта, чтобы зафиксировать свою прибыль или убыток.

Торговля деривативами: Опционы

Опционы представляют собой еще один популярный рынок производных финансовых инструментов. Торговля опционами может быть очень сложной или простой, в зависимости от того, как вы будете это делать. Самый простой способ торговать опционами - путем покупки опционов Put или Call.

Покупая опцион Put, вы предполагаете, что  цена базового актива упадет ниже цены страйк до момента исполнения данного опциона. Если это случится, вы заработаете деньги. Если нет, то вы потеряете сумму (или ее часть), которую уплатили за этот опцион. Например, если акция XYZ торгуется по цене 63$, но вы считаете, что цена опустится ниже 60$, то можете купить опцион Put по 60$. Этот опцион обойдется вам в конкретную сумму, которая называется опционной премией. Если цена пойдет вверх, вы потеряете только уплаченную за опцион Put премию. Если же цена пойдет вниз, стоимость вашего опциона вырастет, и вы сможете продать его за большую сумму, чем премия, которую вы заплатили за него.

Опционы Call работают аналогично, за исключением того, что, покупая опцион Call, вы предполагаете, что цена базового актива будет расти. Например, если вы считаете, что акция ZYZY, которая в настоящий момент торгуется по 58$, пойдет выше 60$, то можете купить опцион Call с ценой страйк, равной 60$. Если цена акции вырастет, стоимость вашего опциона повысится, и вы сможете заработать больше, чем премия, которую уплатили за него. Если цена пойдет вниз, вы потеряете только уплаченную за опцион Call премию.

Торговля деривативами: Контракты на разницу (CFD)

Торговлю контрактами на разницу (CFD) предлагают различные брокеры, условия у которых могут отличаться. Как правило, это довольно простой инструмент, носящий имя своего базового актива. Например, если вы покупаете CFD на сырую нефть, то на самом деле не заключаете договор на покупку сырой нефти (как в случае фьючерсных контрактов), а просто договариваетесь с брокером о том, что, если цена вырастет, вы заработаете, а если упадет - потеряете деньги. CFD - это своего рода "побочная ставка" на другой рынок.

Для большинства рынков CFD (это необходимо уточнять у конкретного брокера), если вы считаете, что цена базового актива будет расти, то необходимо покупать CFD. Если вы ожидаете, что базовый актив будет падать в цене, необходимо продавать (или продавать в шорт) CFD. Ваша прибыль или убыток определяются разницей между ценой входа и выхода из сделки.

Вывод

В зависимости от стиля торговли трейдера и его финансовых возможностей, ему может больше подходить тот или иной рынок. В целом, нельзя сказать, что какой-то из рынков деривативов лучше остальных.

На каждом из них имеются свои требования к суммам вложения в сделку, обусловленные требованиями маржи на данном рынке.

Фьючерсы очень популярны среди дейтрейдеров, потому что они дают  возможность торговать внутри дня, не перенося сделку через ночь, что позволяет исключить риск крупной просадки на торговом счете из-за утреннего гэпа. Опционы и CFD более популярны среди свинговых трейдеров, так как такие сделки могут длиться от пары дней до нескольких недель.

Подписывайтесь на United Traders в социальных сетях:

utmagazine.ru

Деривативы — что это?

Что такое деривативы простыми словами?

Дериватив (derivative) – это производный финансовый инструмент, «надстройка» над активом. Дериватив позволяет не приобретать сам актив, а работать только с контрактом на его приобретение. Таким образом, исчезают вопросы складирования и доставки товара как такового. Вместо этого на фондовой бирже просто появляется запись, что такой-то инвестор владеет правом на поставку такого-то товара. Как деньги позволяют быть мерой ценности актива, так дериватив позволяет быть мерой ценности договора на его приобретение. То, в отношении чего заключен контракт, называют базовым активом.

Появились деривативы в 17 веке в качестве страховки от потерь урожая. Контракты на поставку тогда стали заключаться заранее, а не по факту выращенной продукции. Таким образом, продавцы знали объем спроса, а покупатели могли быть уверены в том, что на рынке не случится дефицита.

С тех пор рынок деривативов во много раз превысил по объему рынок реальных товаров. «Оружием массового поражения» называет деривативы известнейший инвестор Уоррен Баффет.

В быту любой предварительный договор, в котором прописана сумма и дата его исполнения (например, договор покупки недвижимости или автомобиля) можно условно считать деривативом.

Какие бывают деривативы?

В качестве базовых активов для деривативов могут выступать:

  • Ценные бумаги – акции, облигации и прочее;
  • Товары – золото, нефть, газ и т. д.;
  • Валюта;
  • Индексы;
  • Статистические данные: уровень инфляции, ключевые и процентные ставки.

Для чего используются деривативы?

Деривативы зачастую используются в целях заработка на движении (даже незначительном) стоимости актива. Как правило, эта цель стоит у спекулянтов — биржевых игроков, ориентированных на небольшой срок вложений.

Второй задачей деривативов является хеджирование (защита) от рисков повышения или понижения стоимости актива (товара, акций и т.д.) в будущем. То есть, если нам, например, кажется, что акции Газпрома через полгода сильно подорожают, то мы приобретаем дериватив на их покупку через полгода по цене, зафиксированной на сегодняшний день. При этом сами акции приобретать в результате не обязательно. Хеджирование — уже задача инвесторов.

Где их взять?

Торгуются деривативы (фьючерсы и опционы) на срочных секциях фондовых бирж. В случае Московской биржи – это рынок FORTS, доступ к которому можно получить через брокера.

Олег Кожевников, «Школа Инвестора».

Что еще?

investorschool.ru