Когда начнет падать добыча нефти в США? Версия «сланцевого оптимизма» и её комментарий. Добыча сланцевой нефти падает


Сланцевый бум 2.0

Цена нефти падает, это заставляет нервничать тех, кто вложил средства в энергетику. Саудовская Аравия и Россия, без сомнений, надеются, что низкие цены поставят крест на сланцевом буме в США. Зеленые с радостью наблюдают за смятением в нефтяном секторе.

Но циклические падения цен свойственны и нефтяному, и остальным рынкам. Да, продавцам высокие цены нравятся куда больше низких. Но нынешний спад открывает дорогу американскому сланцевому буму 2.0. Есть три аргумента, почему снижение цены нефти не помеха сланцевой индустрии.

Во-первых, сланцевая добыча прибыльна и при нынешних низких ценах. Мы знаем это хотя бы потому, что сланцевый бум начался во время рецессии 2008-2009 гг., когда нефть падала ниже $50/барр. Даже когда мировые котировки нефти взлетели за $100, американские сланцевые компании продавали нефть по $85-90.

Этот спрэд между американской ценой нефти WTI и мировой Brent — следствие перепроизводства местной нефти при ограниченных возможностях по ее хранению, транспортировке и переработке. Тем не менее за последние пять лет в отрасль пришло более $500 млрд частных инвестиций. Индустрия сланцевой нефти в США оказалась достаточно прибыльной, чтобы поддерживать быстрый рост добычи и развитие инфраструктуры при внутренних ценах на нефть, сопоставимых с нынешними мировыми.

Во-вторых, добыча сланцевой нефти становится эффективнее. А значит, она может быть прибыльна и при ценах ниже нынешних. Методы добычи — горизонтальное бурение, гидроразрыв пласта плюс развитие информационных технологий, позволяющих определить, где надо бурить, и дающих возможность продвигаться точно по извилистым сланцевым пластам, — уже стали эффективнее, чем в начале бума.

Добыча сланцевого и традиционного газа в расчете на одну буровую за последние четыре года увеличилась более чем на 300%, подсчитала EIA. Такой рост производительности может поспорить с солнечной энергетикой (если учитывать капзатраты на единицу добычи). Но в последнем случае для рывка потребовалось 15 лет, и сейчас рост продуктивности солнечной энергетики замедляется. В индустрии сланцевой нефти такого замедления не наблюдается.

В-третьих, довод за сланцевую добычу — гигантские масштабы и разнообразие американской нефтяной инфраструктуры. У многих нефтедобывающих стран есть всего несколько месторождений и небольшое число добывающих компаний. Порой и вовсе одна-единственная. В США нефтяных месторождений десятки, добывающих компаний тысячи и еще десятки тысяч связанных с нефтянкой фирм плюс миллионы километров нефтепроводов и железных дорог.

Среди этих тысяч компаний обязательно найдутся первооткрыватели вроде тех, кто начал сланцевую революцию. Когда рентабельность будет падать из-за низких (возможно, ниже нынешних) цен, эти пионеры будут пробовать революционные способы добычи.

Но не думайте, что самые современные технологии бурения уже применяются на практике: мол, их легко внедрять, когда компании купаются в деньгах. Рациональный бизнес неохотно отказывается от действующих технологий и оборудования, чтобы попробовать что-то новое. Тяжелые времена лучше способствуют тому, чтобы бизнес пытался увеличить прибыль за счет роста эффективности.

Появляются все новые технологии, в том числе автоматизированное бурение, микробурение (позволяет быстрее разворачивать оборудование благодаря меньшей рабочей площади буровой), новые виды бурения (возможно, скоро будут использовать лазеры), аналитика больших данных (оптимизирует добычу благодаря обработке гигантских объемов информации).

Не стоит забывать и о нанотехнологиях, которые могут радикально улучшить химический состав сырья и повысить экологическую безопасность, оборотное водоснабжение на буровых и даже разрыв пласта без использования воды, новые виды высокочувствительного скважинного оборудования, с помощью которого можно будет резко нарастить добычу благодаря технологиям построения изображения в реальном времени и микросейсмическому мониторингу.

Через несколько лет на вооружение будут приняты новые технологии. Журналисты снова начнут удивляться, как “неожиданно” добыча в США увеличилась еще на 3 млн барр./сутки на фоне бурного роста последних лет. Постепенно это изобилие распространится и на другие страны, где запасы сланцевой нефти сопоставимы с американскими. Цены на сырье останутся цикличными, но новые циклы могут быть вызваны применением новых технологий. А мир по-прежнему будет залит нефтью.

Марк МИЛЛЗ

www.ukrrudprom.com

Добыча сланцевой нефти падает - цены на рынке растут – Вести Экономика, 14.04.2015

Тяжелая ситуация, в которой оказались разработчики сланцевых месторождений, подталкивает цены на нефть вверх.

Прогноз Shell по нефти сорта Brent

Стоимость нефти марки Brent вновь преодолела отметку $60 за баррель, котировки фьючерса на нефть WTI прибавляют 2,4% и торгуются у отметки $55 за баррель.

Столь стремительный рост был обеспечен влиянием двух факторов. Во-первых, Министерство энергетики США опубликовало прогноз, согласно которому добыча нефти из нетрадиционных источников к маю сократится на 57 тыс. баррелей.

Об ухудшении ситуации на сланцевых месторождениях также свидетельствуют данные компании Baker Hughes, согласно которым количество нефтяных скважин в США сократилось до 760 - минимума за четыре года.

История вопроса

Ситуация в сланцевой отрасли США такова, что под давлением низких цен на нефть добывающие компании вынуждены закрывать нерентабельные скважины. Если в октябре 2014 г. в США насчитывалось 1600 установок, то сейчас их менее 800.

Конечно, нефтяные компании проделали большую работу, увеличивая эффективность установок, но она не выросла на 50%.

Более того, сланцевые скважины изнашиваются очень быстро, поэтому при их общем сокращении неминуемо будет падать добыча. Это только вопрос времени. Если у компаний нет денег, чтобы вводить в строй новые установки, то что изменится через пару месяцев? Правильно, этих установок станет еще меньше.

Самый дорогой этап – это финальный ввод установки в эксплуатацию. Многие компании просто не готовы на такие затраты сейчас, когда цены минимальны, поэтому они будут заниматься окончательными работами только после восстановления рынка, если, конечно, не обанкротятся раньше.

Во-вторых, аналитики ожидают, что страны ОПЕК в скором времени могут договориться о снижении объемов добычи. По данным Platts, в марте добыча выросла до 30,72 млн баррелей в сутки – максимального значения с ноября 2012 г.

Объемы добычи в феврале были на 800 тыс. баррелей в сутки меньше мартовских результатов. Вероятно, страны ОПЕК могут согласиться снизить объемы добычи с целью не допустить очередной волны снижения цен, после того как Иран увеличит объемы экспорта нефти. Накануне с призывом к ОПЕК сократить добычу на 5% обратился министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане.

История вопроса

В декабре 2014 г. Управление по энергетической информации США предупредило ОПЕК о необходимости сокращения добычи. По мнению EIA, это было бы полезно для таких стран, как Венесуэла, Нигерия, Ирак и Иран, поскольку позволило бы защитить их экономики.

Текущая ситуация разделила ОПЕК на два лагеря, и это может стать проблемой в будущем.

Самое интересное произойдет в июне, когда страны соберутся на очередной заседание. Ранее представители Саудовской Аравии подтвердили, что не намерены снижать добычу, но до июня все еще может измениться.

www.vestifinance.ru

Добыча сланцевой нефти падает – цены на рынке растут

Добыча сланцевой нефти падает – цены на рынке растут

Стоимость нефти марки Brent вновь преодолела отметку $60 за баррель, котировки фьючерса на нефть WTI прибавляют 2,4% и торгуются у отметки $55 за баррель.

Столь стремительный рост был обеспечен влиянием двух факторов. Во-первых, Министерство энергетики США опубликовало прогноз, согласно которому добыча нефти из нетрадиционных источников к маю сократится на 57 тыс. баррелей.

Об ухудшении ситуации на сланцевых месторождениях также свидетельствуют данные компании Baker Hughes, согласно которым количество нефтяных скважин в США сократилось до 760 – минимума за четыре года.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Ситуация в сланцевой отрасли США такова, что под давлением низких цен на нефть добывающие компании вынуждены закрывать нерентабельные скважины. Если в октябре 2014 г. в США насчитывалось 1600 установок, то сейчас их менее 800.

Конечно, нефтяные компании проделали большую работу, увеличивая эффективность установок, но она не выросла на 50%.

Более того, сланцевые скважины изнашиваются очень быстро, поэтому при их общем сокращении неминуемо будет падать добыча. Это только вопрос времени. Если у компаний нет денег, чтобы вводить в строй новые установки, то что изменится через пару месяцев? Правильно, этих установок станет еще меньше.

Самый дорогой этап – это финальный ввод установки в эксплуатацию. Многие компании просто не готовы на такие затраты сейчас, когда цены минимальны, поэтому они будут заниматься окончательными работами только после восстановления рынка, если, конечно, не обанкротятся раньше.

Во-вторых, аналитики ожидают, что страны ОПЕК в скором времени могут договориться о снижении объемов добычи. По данным Platts, в марте добыча выросла до 30,72 млн баррелей в сутки – максимального значения с ноября 2012 г.

Объемы добычи в феврале были на 800 тыс. баррелей в сутки меньше мартовских результатов. Вероятно, страны ОПЕК могут согласиться снизить объемы добычи с целью не допустить очередной волны снижения цен, после того как Иран увеличит объемы экспорта нефти. Накануне с призывом к ОПЕК сократить добычу на 5% обратился министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

В декабре 2014 г. Управление по энергетической информации США предупредило ОПЕК о необходимости сокращения добычи. По мнению EIA, это было бы полезно для таких стран, как Венесуэла, Нигерия, Ирак и Иран, поскольку позволило бы защитить их экономики.

Текущая ситуация разделила ОПЕК на два лагеря, и это может стать проблемой в будущем.

Самое интересное произойдет в июне, когда страны соберутся на очередной заседание. Ранее представители Саудовской Аравии подтвердили, что не намерены снижать добычу, но до июня все еще может измениться.

vesti.ru

amorinfo.com

Когда начнет падать добыча нефти в США? Версия «сланцевого оптимизма» и её комментарий

Часто разговоры о будущем сланцевой нефти (а от него во многом зависит благополучие стран-экспортёров нефти) ограничиваются качественным подходом: «бурить на нефть станут меньше», «добыча упадёт» и т.п. Понятно, что без количественного анализа такие рассуждения выглядят недостаточно информативными. Поэтому в настоящем материале мы предлагаем обсудить сразу несколько статистических параметров сланцевой добычи.

В теории можно отслеживать четыре параметра. Один из них очень косвенный — разрешения на бурение скважин, а самый прямой — объём добычи. Так как данные по добыче выходят с некоторым лагом, то появляется соблазн использовать опережающие параметры, хотя они косвенные и потому менее достоверные. В порядке уменьшения «косвенности» эти индикаторы выглядят следующим образом:

1. Разрешения на бурение скважин

2. Количество буровых на месторождении

3. Ввод скважин в эксплуатацию

4. Добыча

Разрешения на бурение: неочевидный индикатор

Параметр выдачи разрешений на бурение, на наш взгляд, нужно использовать с большой осторожностью, так как бурятся далеко не все выданные разрешения и параметр очень изменчив. Тем не менее на сегодняшний день разрешения на бурение выглядят в рамках среднегодовых значений, без значимых отклонений, хотя недавний провал относительно октябрьских значений позволил начать спекуляции на этом факте. Чтобы лучше понимать ситуацию с разрешениями на бурение, стоит смотреть этот параметр в исторической перспективе. Начнём с самого известного месторождения сланцевой нефти — Баккен:

В последнюю неделю количество выданных разрешений на бурение вернулось к нормальным среднегодовым значениям, но нельзя не обратить внимание на высокую изменчивость показателя. Это значит, что по одной неделе, по предыдущей, когда они сильно упали, или по текущей, когда они выросли, судить о ситуации нельзя. Тем не менее возврат к высокому значению косвенно намекает на отсутствие особо серьёзных проблем на данный момент.

В Техасе (бассейн Пермиан и месторождение Игл-форд) ситуация аналогична:

Во-первых, несмотря на сильное падение разрешений на бурение в ноябре относительно октября, на чём было много спекуляций, количество разрешений в ноябре осталось недалеко от среднегодового уровня и, в целом, фатально не выглядит. Во-вторых, видно, что разрешения на бурение слабо связаны с вводом скважин в эксплуатацию, а значит, их нельзя использовать для прогнозирования добычи и для Техаса придётся опираться на другие параметры, так как этот параметр слишком косвенный.

Работающие буровые: сколько установок должно «уйти» для стагнации добычи

Следующий параметр — количество эксплуатирующихся буровых на месторождении. Тут уместно вспомнить матчасть. Дело в том, что до снижения цен на нефть все месторождения наращивали добычу. Поэтому, если уйдёт лишь некоторая часть буровых, то добыча месторождения не начнёт падать, а просто перестанет расти. Чтобы добыча начала падать — нужно, чтобы ушло очень существенное количество буровых. Поэтому уход буровых некорректно связывать с падением добычи — там нет прямой связи. Приведём пример. Месячное бурение новых скважин на Баккене увеличивает добычу на 104 тыс. барр. в день (кБ/д), в то время как ранее пробурённые скважины суммарно теряют в добыче 77 кБ/д. Поэтому добыча на Баккене увеличивается на 104–77=27 кБ/д. Если бурить меньше новых скважин и они будут давать, например, не 104 кБ/д новой добычи, а 77 кБ/д, то рост добычи прекратится, так как новое бурение будет уравновешено снижением добычи ранее пробурённых скважин.

Используя данные по «вводу» новой добычи и снижению старой, можно примерно оценить, при каком уровне буровых добыча месторождения начнёт стагнировать, а ниже какого — падать. Исходя из текущих данных, на месторождении Баккен для остановки роста нужно, чтобы прекратило работу 26% буровых, то есть от 190 штук осталось 140. Посмотрим на текущую ситуацию (пороговое значение актуально только для текущей добычи, на 2011–2013 года оно не распространялось):

Пока количество буровых на Баккене довольно далеко от порогового и в ближайшее время вряд ли его достигнет. После чего остаётся ещё лаг в два месяца между бурением и вводом скважин.

Для бассейна Пермиан ситуация выглядит так:

Конечно, из-за изменений других параметров (качества скважин) возможны какие-то отклонения от полученных результатов, но по сути ситуация именно такова — сначала «сланцевая» нефть должна остановить свой рост и только потом начать падать. Таким образом, придётся довольно долго ждать, чтобы увидеть достоверный тренд падения на добыче. При этом на Пермиане ситуация сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Дело в том, что Пермиан — это единственный нефтегазовый бассейн, где широко распространено вертикальное бурение «сланцевых» месторождений с высокой себестоимостью и скважинами низких дебитов. То сокращение, которое сейчас видно на графике — это исключительно низкоэффективное вертикальное бурение, а «горизонтальные» буровые, которые ответственны за основную долю новой добычи, ещё даже не начали сокращаться.

Уроки истории

На счёт связи буровых и добычи можно не только теоретизировать. Дело в том, что в истории существовал прецедент, на основе которого можно изучить на практике обсуждаемый эффект (соответствие буровых и добычи) и имя ему — месторождение сланцевого газа Хейнесвилль. Себестоимость добычи по меркам США очень высока — $6,5 за МБТЕ или $230 за тыс. куб. м, поэтому когда в 2009–2012 годах цены на газ в США находились ниже значений в $3 за МБТЕ ($108 за тыс. куб. м), добыча на месторождении стала нерентабельной. Спустя два года можно посмотреть на происходящие в то время трагические для месторождения события и понять пример взаимосвязи буровых и добычи в экстремальных ситуациях:

Количество буровых сократилось очень сильно, в 5 раз (с 240 штук до 50), а добыча сланцевого газа достигла пика и упала совсем не так резко, в 1,8 раза — с 73 млрд кубометров до 40 (в пересчёте дневной добычи на годовой эквивалент). Летом 2012 года количество буровых прекратило снижаться, а добыча снижалась ещё год. В целом, связь слаба. Проблема в том, что существует большое количество дополнительных факторов, которые определяют влияние буровых на добычу. Всё перечислять нет смысла, но пару факторов стоит упомянуть.

  1. Хейнесвилль находился в фазе роста и потому уход части буровых обеспечил лишь остановку роста.
  2. На месторождении всегда разбуриваются разные участки, и хорошие, и плохие, и в невыгодных условиях буровые уходят именно с плохих участков, которые обеспечивали меньшую часть добычи.

При этом стоит отметить, что применение кустового бурения не сильно ответственно за рост эффективности буровых на Хейнесвилле.

Применим этот опыт к рассматриваемым нефтяным месторождениям. Если первый эффект количественно оценить относительно просто («пороговое значение» на графиках буровых), то второй — крайне сложно и придётся всё-таки ограничиться качественной характеристикой в словесной форме. Второй эффект должен опускать ещё ниже красную линию порогового значения буровых. Учитывая большое количество малоэффективных вертикальных буровых на Пермиане (половина), второй эффект на нём особенно сильно проявится и пороговая линия, скорее всего, сместится ниже. Но есть и другой нюанс, противоположный — с ростом добычи месторождения снижение старой добычи тоже будет увеличиваться, что будет влиять на пороговое значение буровых в сторону увеличения. Поэтому сейчас пороговое значение буровых можно оценивать лишь примерно.

Менее косвенные параметры — ввод скважин в эксплуатацию и непосредственно добыча — более точны, но первый в свободном доступе есть не для всех месторождений, а второй слишком запаздывает и пока там нельзя увидеть ничего конкретного.

Добыча сланцевой нефти отреагирует на снижение цен и перейдёт к стабильному падению только при уходе довольно большого количества буровых, чего пока не наблюдается, но вполне вероятно в перспективе около полугода-года. А значит, добыча сланцевой нефти в ближайшее время не начнёт падать и нужно надолго готовиться к суровым низким ценам на нефть.

Комментарий обозревателя энергетических рынков А. Собко

«Однако» — место для вменяемых дискуссий, поэтому мы с удовольствием представляем видение перспектив американской нефтяной добычи нашего коллеги и «сланцевого оптимиста».

Действительно, некоторые неочевидные опережающие индикаторы сланцевой добычи, обсуждаемые в статье, могут трактоваться субъективно, в зависимости от общего отношения комментатора к феномену сланцевой добычи.

В то же время приведённая в статье авторская оценка «предельного значения» числа работающих буровых, после которой начнётся стагнация добычи, — это очень важный и вполне себе объективный показатель.

Субъективный фактор включается на следующем этапе — как быстро число буровых придёт к этим значениям и придёт ли вообще.

И тут включаются ещё два «скрытых» аспекта, которые могут исказить реальную экономику сланцевой добычи при текущих низких нефтяных ценах. Эти же факторы мы уже наблюдали несколько лет назад во время развития газовой добычи, которая тоже прошла через период экстремально низких цен.

Автор в качестве примера рассматривает месторождение Хейнесвилль (рис.5), откуда в конечном счёте убежали многие буровые установки из-за дорогого бурения. В статье сопоставляется снижение объёмов бурения с падением объёмов добычи. Но здесь важно отметить, что весь период 2009–2012 годов (хотя цены на газ в США уже были около 4 долл. за млн БТЕ) эти объёмы бурения не только не снижались, но и стремительно росли. Иными словами, очень дорогое в разработке месторождение стали интенсивно разбуривать «с нуля» при недостаточно высокой цене газа. Чем это можно объяснить? Обязательствами по бурению перед землевладельцами? Уже арендованными буровыми установками? Надуванием знаменитого «сланцевого пузыря» (кстати, именно добыча на Хейнесвилль привела к убыткам компании Chesapeake)? Это не так важно. Факты состоят в том, что тезис о неочевидной корреляции цен и темпов бурения действительно имеет историческое подтверждение.

Ещё один фактор, который может затормозить крах сланцевой добычи, — хеджирование рисков, то есть когда компании ещё при высоких ценах на нефть перестраховывались, покупая опцион (право) на продажу нефти по фиксированной (и устраивающей их цене). По недавним оценкам, опубликованным Bloomberg, к примеру, компания-добытчик сланцевой нефти Pioneer захеджировала 85% процентов своей добычи в 2015 году по ценам на 15 долларов выше текущих котировок для сорта WTI.

Но если кто-то (Pioneer) нашёл, то кто-то (кстати, интересно, кто и зачем) потерял. И хотя для всей экономики, по сути, это убытки, факты остаются фактами: хеджирование реально противостоит падению добычи при низких ценах.

Таким образом, здесь мы видим некоторую парадоксальность. С одной стороны, есть основания предполагать, что сланцевая добыча долгосрочно нерентабельна при текущих ценах. Но и ждать, когда закончатся договора по аренде и исчерпаются возможности по хеджированию, придётся достаточно долго. А значит, основный вывод автора — что быстрого падения темпов бурения мы не дождёмся — вполне себе имеет право на существование.

www.odnako.org

падение на 9% и хорошая проверка наших прогнозов: mirvn

Мы продолжаем следить за происходящим в нефтяной отрасли США, которая в существенной степени влияет и на мировой рынок нефти. Прошёл год как добыча “сланцевой” нефти начала реагировать на снижение темпов бурения, снизив добычу на 9%. Практически всё падение пришлось на месторождение Игл-Форд, остальные месторождения пока выглядят уверенно, а где-то добыча даже растёт - например на месторождениях Спраберри, Боунспрингз и Вулфкэмп (бассейн Пермиан).

Первая фаза снижения бурения продолжалась с ноября 2014 по апрель 2015 вылилась в сокращении буровых установок на 60% (в 2.5 раза), а добычи лишь на 4%. В глаза может броситься непропорциональность цифр, но причина этому в комплексной связи между бурением и добычей, полагать которую прямой - ошибка. Одна из причин такой непропорциональности описывалась нами ещё в декабре 2014 года и сейчас можно констатировать корректность выводов.

Также можно достать с дальней полки и наш прошлый прогноз добычи “сланцевой” нефти полугодовой давности, в котором мы смоделировали несколько сценариев и ни один не показал возможность существенного обрушения добычи, разве что абстрактный при котором бурение полностью прекращается (0% от пика бурения):

Цветами отмечена добыча нефти при снижении бурения до 0%, 20%, 30%, 35% от пика. Серое поле - прогноз. Пик добычи не совпадает с предыдущим графиком из-за использования разных форм отчётов МинЭнерго США.

На данный момент количество буровых установок на нефть в США составляет 22% от пика (сокращение в 4,5 раза), что соответствует прогнозу добычи между синей и жёлтой линиями - снижение на 18% за два года. Если присмотреться к обоим графикам, то видно, что добыча снижается не прямой линией, а по гиперболе. Это связано с тем, что сама добыча скважин изменяется по гиперболе - если в первый год падение добычи у “сланцевой” скважины резкое, то потом плавно замедляется. То есть чем дольше работает скважина, тем медленнее снижается её добыча. Поэтому спад добычи “при прочих равных” это не равномерное снижение и процесс идёт с замедлением.

Прошедшие полгода, за которые добыча снизилась на 5%, показали адекватность и точность наших выводов. Оставайтесь с нами и мы продолжим радовать Вас точными и достоверными прогнозами!

Вячеслав Лактюшкин специально для Селадо

Статья на сайте издательства Селадо

mirvn.livejournal.com

В США наблюдается падение добычи сланцевой нефти. Ее нехватка провоцирует Вашингтон начать военное проникновение в регионы Ближнего Востока

Нефтяное месторождение Баккен (США) считается одним из крупнейших в мире, точнее - вторым по объему. Оно находится на территории Северной Дакоты, Монтана, канадских Саскачеван и Манитоба.

Канадцы в силу разных причин добывают не много. Даже в самые удачливые времена они извлекали не более 9% общей добычи. На территории Монтана запас нефти практически исчерпан. Штат Северная Дакота считается, по официальным американским данным, наиболее перспективным. И такой имидж всеми силами поддерживается американцами.

Согласно данным, представленным Energy Information Administration (EIA - подразделение Министерства Энергетики США, отвечающее за информацию об энергии и энергетике страны), запасы залежей нефти Баккена начнут иссякать только к 2030 году. На этой основе строятся все остальные радужные прогнозы в рамках стратегического развития Соединенных Штатов.

Однако победные реляции это одно, а фактические сведения, заявленные Департаментом минеральных ресурсов Северной Дакоты говорят совершенно о другом. Вот как это объясняет Alexsword:

1. Извлечение нефти в Северной Дакоте на декабрь 2016 года составило 942 455 баррелей в день. По сопоставлению с данными на ноябрь того же года объем уменьшился на 92 029. По отношению к ноябрю 2015 года разница составила 285 028. Это рекордное падение, поскольку сегодняшний объем добычи составляет лишь 76.7% от самых верхних показаний.

2. Еще тяжелее ситуация выглядит при анализе средней добыче, применительно на одну скважину в разрезе по годам:

 Констатируется серьезное снижение уже на новых скважинах. Старые уже выработаны и о них не стоит говорить.

Эта же картина, но в детализированном виде представлена на другом графике:

Верхняя горизонтальная линия это уровень добычи со скважины на пике в 2015, вторая - в конце 2016 года. Разница гигантская - около 500 000 бочек в сутки!

Овалами представлены объемы нефти, которые поставлялись из скважин, пробуренных годом ранее. Даже самый упертый скептик не может заметить динамику падения добычи.

Иными словами положительные прогнозы, выдаваемые EIA несут в себе не информацию, а самую настоящую дезинформацию, верить которой просто нельзя.

Следует отметить, что такая ситуация наблюдается не только на месторождении Баккен, но и Пермиан, Игл Форд и Ниобрара.

Вот о чем говорят серьезные эксперты:

"Фактически подтвержденные запасы сланцевой нефти на четырех крупнейших месторождениях США выбраны на 59%. Произошедший рост цен ускорил бурение на площади Permian Basin в 1,5 раза, а на других месторождениях отразился слабо. Тем не менее, в нынешнем году вероятен некоторый рост добычи сланцевой нефти за счет разбуривания оставшихся высокопродуктивных участков. Затем добыча в США будет медленно падать, уже не реагируя на рост цен".

Из этого вытекают геополитические выводы: США через некоторое время не смогут в полном объеме обеспечивать себя нефтью, тем более отправлять ее на экспорт. Учитывая желание нового президента увеличить промышленное производство на территории страны, Соединенным Штатам понадобится импортное "черное золото", которое, к слову сказать, и так поступает постоянно. Однако в перспективе его понадобится в значительно больших объемах.

Одним из давних, проверенных и стабильных импортеров считается Саудовская Аравия, с которой прошлая американская администрация смогла испортить отношения. Вот только незадача в том, что объем добываемой нефти в СА также падает в силу опустошения старых месторождений. Интересы США требуют осваивание, то есть захват и удержание новых источников нефти.

Трампу не остается ничего другого, как не только восстановить старые "дружественные" связи с Королевством, но и начать масштабное наступление на Ближний Восток, где расположены перспективные месторождения. А оно обязательно состоится - вопрос только времени.

Именно в этом смысле следует воспринимать информационные вбросы со стороны Вашингтона о том, что он планирует проведение наземной воинской операции на Ближнем Востоке, подразумевая прежде всего Сирию.

Поэтому Россия стремится в союзе с Турцией и Ираном установить мир в Сирии и максимально воспрепятствовать проникновению туда американцев.

Источник

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

novostidnja.ru

падение на 9% и хорошая проверка наших прогнозов: celado

Мы продолжаем следить за происходящим в нефтяной отрасли США, которая в существенной степени влияет и на мировой рынок нефти. Прошёл год как добыча “сланцевой” нефти начала реагировать на снижение темпов бурения, снизив добычу на 9%. Практически всё падение пришлось на месторождение Игл-Форд, остальные месторождения пока выглядят уверенно, а где-то добыча даже растёт - например на месторождениях Спраберри, Боунспрингз и Вулфкэмп (бассейн Пермиан).

Первая фаза снижения бурения продолжалась с ноября 2014 по апрель 2015 вылилась в сокращении буровых установок на 60% (в 2.5 раза), а добычи лишь на 4%. В глаза может броситься непропорциональность цифр, но причина этому в комплексной связи между бурением и добычей, полагать которую прямой - ошибка. Одна из причин такой непропорциональности описывалась нами ещё в декабре 2014 года и сейчас можно констатировать корректность выводов.

Также можно достать с дальней полки и наш прошлый прогноз добычи “сланцевой” нефти полугодовой давности, в котором мы смоделировали несколько сценариев и ни один не показал возможность существенного обрушения добычи, разве что абстрактный при котором бурение полностью прекращается (0% от пика бурения):

Цветами отмечена добыча нефти при снижении бурения до 0%, 20%, 30%, 35% от пика. Серое поле - прогноз. Пик добычи не совпадает с предыдущим графиком из-за использования разных форм отчётов МинЭнерго США.

На данный момент количество буровых установок на нефть в США составляет 22% от пика (сокращение в 4,5 раза), что соответствует прогнозу добычи между синей и жёлтой линиями - снижение на 18% за два года. Если присмотреться к обоим графикам, то видно, что добыча снижается не прямой линией, а по гиперболе. Это связано с тем, что сама добыча скважин изменяется по гиперболе - если в первый год падение добычи у “сланцевой” скважины резкое, то потом плавно замедляется. То есть чем дольше работает скважина, тем медленнее снижается её добыча. Поэтому спад добычи “при прочих равных” это не равномерное снижение и процесс идёт с замедлением.

Прошедшие полгода, за которые добыча снизилась на 5%, показали адекватность и точность наших выводов. Оставайтесь с нами и мы продолжим радовать Вас точными и достоверными прогнозами!

Вячеслав Лактюшкин специально для Селадо

Статья на сайте издательства Селадо

Следите за нашими публикациями в соцсетях:

celado.livejournal.com