Дания прекращает поиск нефти и газа на своей земле. Добывает ли нефть дания


Экономика Дании

Экономика Дании

Преимущества: низкие инфляция (2,4%) и безработица (5%). Большой профицит в платежном балансе (в 2004 г. $4,14 млрд.). Запасы газа и нефти. Сильное и прибыльное производство хай-тек. Высококвалифицированная рабочая сила.

Слабые стороны: большие налоги. Снижающаяся конкурентоспособность из-за высоких зарплат и сильной кроны.Дания — индустриально-аграрная страна с высоким уровнем развития. Доля промышленности в национальном доходе — более 40 %. Страна стоит на первом месте в мире по объему внешнеторгового оборота на душу населения.Основные экспортные товары: продукция машиностроения, мясо и мясопродукты, молочные продукты, рыба, медикаменты, мебель.Ведущие отрасли: металлообработка, машиностроение (особенно электротехническое и радиоэлектронное), пищевая, химическая, целлюлозобумажная, текстильная. В сельском хозяйстве ведущая роль принадлежит мясо-молочному животноводству.

Дания бедна полезными ископаемыми, поэтому зависит от внешнего рынка. Однако в плане энергоресурсов Дания полностью самодостаточна. В последние годы обнаружена нефть на шельфе в Северном море и на юге Ютландии.

В настоящий момент 68% от ВНП Дании приходится на внешнеторговые операции. Основные партнеры Дании: ФРГ, Швеция, Великобритания, Норвегия, Нидерланды, Франция, США, в азиатско-тихоокеанском регионе - Япония и Китай. Основным экспортным рынком Дании остается Германия - 22% всего датского экспорта.Доля экспорта в ВВП страны составляет 36%. Темпы роста экспорта довольно стабильны. Основные статьи экспорта Дании: сельхозпродукция (мясные, молочные продукты), рыба и морепродукты, транспортные услуги (у Дании самый передовой флот, который плавает по всему миру), энергетика и энергоносители, мебель, одежда, обувь. Международные эксперты считают, что экономика Дании и в дальнейшем будет развиваться равномерно, рост ВВП предполагается около 2,7%, будет расти внешнеторговый оборот.Промышленность. Возможности для развития промышленности в Дании были гораздо более ограничены, чем в любой другой стране Северной Европы. В отличие от Швеции и Норвегии, в Дании нет крупных рек и значительных запасов гидроэнергии. Запасов нефти и газа в датском секторе Северного моря меньше, чем в норвежском и британском. Леса занимают менее 10% площади страны. Структура промышленности Дании базируется на ее сельскохозяйственной продукции, на ресурсах известняков и глин и на широком спектре импортного сырья. Важным фактором является наличие квалифицированной рабочей силы.

Два других важных сектора промышленности Дании – это сельскохозяйственное машиностроение (свеклоуборочные комбайны, доильные агрегаты и др.) и производство электротехнических товаров (от кабелей до телевизоров и холодильников). Дания внедрилась на международный рынок, специализируясь по некоторым видам товаров. Здесь выделяется цементная промышленность, возникшая на базе залежей известняка в районе Ольборга. Еще один вид полезных ископаемых Дании – глина – используется как сырье для производства кирпича и черепицы.

Энергетика. В 1966 в датском секторе Северного моря были обнаружены запасы нефти и природного газа. Эксплуатация началась в 1972.Дания все еще импортирует значительное количество угля для производства электроэнергии, но благодаря росту экспорта нефти и газа, производству альтернативных видов энергии и политике энергосбережения страна почти полностью обеспечивает себя электроэнергией. Запасы нефти и газа в датском секторе Северного моря по мировым масштабам очень скромные.

В Дании действуют почти 3 тыс. ветряных мельниц, рассредоточенных по всей территории страны. Более того, разветвленная сеть комбинированных электростанций предопределяет высокую эффективность использования энергии.

Ведущими отраслями датской индустрии являются металлообработка, машиностроение и приборостроение. Здесь создается около 34% всего объема промышленного производства. Важное место занимает пищевая - 26%, химическая - 16,5%, целлюлозно-бумажная и полиграфическая - 8,5%, а также деревообрабатывающая и мебельная - 7,8% промышленность. Все эти отрасли имеют устойчивую тенденцию к росту производства и экспорта своей продукции. После нескольких лет застоя наметился подъем текстильной и швейной промышленности. В настоящее время эти отрасли дают около 3,5% от общего объема промышленного производства.

Наиболее динамично развивающиеся отрасли промышленности, производящие мебель, фармацевтические товары, медицинское, природоохранное и ветроэнергетическое оборудование, а также агропромышленный комплекс (производство мяса свинины и мяса говядины, сливочного масла, сыров и сухого молока) имеют хорошие шансы на продолжение роста. В промышленности и сельском хозяйстве еще сильнее будет сделан упор на приоритет экологически чистых технологий.

Пищевая пром.

Дания специализируется на продукции сельского хозяйства. Большое значение имеют поставки мяса и мясопродуктов, рыбы и морепродуктов, а также яиц и молочной продукции. Дания - крупнейший мировой экспортёр бекона (70% объёма мирового экспорта), вторым по вывозу мясных консервов (21%), четвёртым по маслу (12%), сыру (10%) и по экспорту рыбы (7%)6. Основными рынками сбыта являются такие страны как Англия, США, Швеция, Германия, Франция. Конкурентами Дании на рынке сельскохозяйственной продукции являются Голландия, Новая Зеландия, Швейцария, Франция, Исландия, Германия. Сохранить позиции продовольственного экспорта удалось благодаря организация научных исследований и совершенствования продуктов. Это создавало условия для появления новых продуктов и улучшения качества старых (выведение датской породы беконской свинины). Основная причина стабильности уровня сельскохозяйственного экспорта - это развитие специализации. Преуспевающие отрасли промышленности, образовавшиеся после второй мировой войны, специализируются в значительной степени на производстве, удовлетворяющем потребности сельского хозяйства. Фабрики по производству бекона, молочных продуктов, заводы по переработке кукурузы и пивоварни являются важными образованиями пищевого сектора - пищевой, табачной промышленности и промышленности пиво-безалкогольных напитков.

АПК

Датское сельское хозяйство является одним из ключевых секторов экономики страны и экспорт сельскохозяйственной продукции традиционно приносит значительную долю валютных поступлений в торговом балансе Дании. Экспортируется более двух третей производимой в стране сельхозпродукции. Причем Данию вряд ли можно отнести к числу стран со слишком комфортными природными условиями для ведения сельского хозяйства. Сельскохозяйственное производство Дании характеризуется высоким уровнем технологии и агротехники, который достигается за счет систематического применения самых передовых разработок в этой области, высокой степени механизации и автоматизации работ. В сельском хозяйстве Дании идет процесс концентрации производства и укрупнения ферм. Экологически чистые технологии в датском сельском хозяйстве успешно внедряются не только под административным прессом, но также потому, что они стали экономически выгодными для самих фермеров. Государство и кооперативные объединения финансируют новейшие научные разработки в этом направлении, что не только устраняет загрязнение среды обитания, но также приводит к увеличению выпуска экологически чистой продукции и повышает конкурентоспособность датского сельскогохозяйства. В агропромышленном комплексе страны действует около 300 кооперативных обществ, союзов, предприятий и ассоциаций, сформированных фермерами на национальном, региональном и местном уровнях.

Животноводство. Оно является крупнейшей и высокоэффективной отраслью сельского хозяйства Дании. На долю животноводства приходится примерно три четверти совокупных фермерских доходов.

Высокая эффективность датского животноводства обусловлена применением научно-обоснованных систем содержания сельскохозяйственных животных, а также практически повсеместным высоким уровнем механи-зации и автоматизации на всех участках производства и переработки продукции. Полностью сбалансирована кормовая база. Причем в качестве грубых кормов широко используется даже солома, обработанная соответствующим способом. Дания является крупным производителем сливочного масла. Дания занимает 8 место в мире по производству свинины . По экспорту сыра Дания занимает четвертое место в мире.

Рыбопереработка. Дания по объему вылова рыбы среди стран ЕС занимает второе место после Англии и входит в первую десятку крупнейших рыбоперерабатывающих стран мира, занимая третье место в мире по экспорту рыбы. Дания располагает значительным опытом в области рыболовства и имеет богатые традиции в области переработки рыбопродукции с высоким уровнем механизации и автоматизации всех производственных процессов. Построены крупные рыбные порты Эсбьерг и Хиртсхаль. В связи с обострением конкуренции в последние годы датская рыбная промышленность оказалась в тяжелом экономическом положении. Дело усугубляется установлением некоторыми государствами (в частности, Исландией) своей юрисдикции на некоторые традиционные зоны промысла.

Энергия

Дания является третьим производителем нефти в Западной Европе после Норвегии и Великобритании; вместе с добычей газа нефтяная промышленность является важной причиной положительного платежного баланса, существующего в Дании с начала 90ых. Производство энергии в Дании в основном опирается на импорт угля, нефти и природного газа из региона Северного моря, принадлежащего Дании, а также на энергию ветра. В датском районе Северного моря нефть и природный газ добываются в больших количествах, чем это необходимо для внутреннего потребления. Нефть и газ транспортируются на берег и подаются или экспортируются через газо- и нефтепроводы. Газ экспортируется в Швецию и Германию, тогда как излишки нефти в основном продаются на свободном рынке.

Добывающая промышленность Дании концентрируется вокруг датского сектора шельфа Северного моря. На экспорт идет природный газ - около 3 млрд. куб. метров (Швеция и Германия) и небольшая часть сырой нефти.

На юго-востоке от Фарерских островов ведется поиск нефти и газа. Воды экономической зоны Дании, Гренландии и Фарерских островов богаты рыбными ресурсами. Несмотря на наличие собственных запасов углево-дородов, в Данию ввозятся нефтепродукты, почти 12 млн. тонн каменного, бурого угля и буроугольных брикетов. Для энергетических целей широко используются солома, отходы лесной и деревообрабатывающей промышленности, ветровая и солнечная энергия. В целях снижения энергетических потерь на энергоемких производствах и ТЭЦ широко используются современные технологии рекуперации энергии. Законодательство страны запрещает использование атомной энергии. Наиболее значительных успехов Дания достигла в ветро и биоэнергетике. В области ветроэнергетики, как в ее практическом использовании, так и в производстве соответствующего оборудования, Дания, наряду с США, занимает ведущее место в мире. Широко ведутся работы по использованию солнечной энергии. На рынок уже поступили отдельные образцы приборов для преобразования солнечной энергии в электрическую.

Машиностроительная отрасль производит моторы, сельскохозяйственные машины, насосы, термостаты, холодильники, телекоммуникационное оборудование и суда. Энергетическое машиностроение. Основным направлением развития датского энергетического машиностроения является производство установок для альтернативной энергетики, которое поддерживается государством. В то же время, в Дании накоплен богатый опыт по проектированию и эксплуатации тепловых электростанций, работающих на угле и газе. Однако довольно быстро Дания заняла одно из ведущих мест в мире по производству холодильного оборудования для пищевой промышленности, оборудования для пивоваренной и сахарной промышленности, для переработки молока, мяса и рыбы, а также для мукомольной, хлебо-пекарной и кондитерской промышленности и других подотраслей. Для датского машиностроения вообще, и для машиностроения для пищевой промышленности в частности, характерно существование наряду с крупными предприятиями, играющими определяющую роль на мировом рынке в своем секторе, массы небольших фирм, выпускающих одно или два изделия, дополняющих и улучшающих возможности существующих высокопроизводительных линий и производств. Также успешно работают фирмы, специализирующиеся на изготовлении на заказ малых производств, в том числе на гибкой технологической основе.

Судостроение

Дания является одной из немногих стран, которые занимаются морским судостроением. Высокие производственные издержки затрудняют привлечение иностранных заказчиков. В условиях обострившейся конкуренции на мировом рынке судостроения основными заказчиками для датских судоверфей в настоящее время являются датские судоходные компании.

На датских верфях осуществляется строительство морских стандартных судов, а именно универсальных грузовых контейнеровозов, танкеров для перевозки химических грузов с нержавеющими грузовыми цистернами и двойными корпусами. Осуществляются экспериментальные работы по строительству специализированных судов - цементовозы, пассажирские и автомобильные паромы, транспортные суда и буксиры.

Леспром

В Дании 11% территории занимают леса, 2/3 из которых находится в частной собственности. Практически все это - лесопосадки, произведенные за последние 200 лет. В Дании лишь небольшое число деревообрабатывающих компаний располагают крупными специализированными предприятиями по производству окон, дверей, настила полов и потолочных панелей. Одна из самых развитых отраслей промышленности Дании – мебельная.

netnado.ru

Дания прекращает поиск нефти и газа на своей земле

Правительство Дании объявило о том, что оно прекращает добычу на территории страны нефти и газа.

Это решение завершает годы неопределенности относительно будущего индустрии ископаемого топлива в стране. Это также означает, что голландская компания Nail Petroleum BV, которая подала заявку на право поиска месторождений нефти на островах к югу от Зеландии, не получит разрешения на разведку углеводородов.

Министр энергетики, коммунальных услуг и климата Ларс Кристиан Лиллехольт (Lars Christian Lilleholt), назвал это решение властей страны беспрецедентным и решительным шагом.

"Правительство установило историческую веху решением положить конец выдаче разрешений на поиск и разведку, как нефти, так и газа", - сказал он.

Решение, утверждает Лиллехольт, было принято в ответ протесты общественности на бурение датской земли компаний Nail Petroleum BV в 2016 году.

"Было большое местное сопротивление новой добыче нефти и газа", - отметил министр.

Сначала окружающая среда?

Однако в своем заявлении Лиллехольт также предположил, что решение правительства было вторичным.

"В течение многих лет мы надеялись, что на территории Дании имеются крупные месторождения нефти, природного газа и сланцевого газа, - заявил он. - Мы пришли к выводу, что их там нет".

Его замечания следуют за докладом, опубликованным недавно геологической службой Дании и Гренландии (GEUS), которая продемонстрировала отсутствие экономического обоснования для новых проектов по разведке нефти и газа в скандинавской стране.

Между тем, правительство одобрило выделение нового финансирования для содействия существующей добыче нефти и газа в Северном море.

В августе 2017 года была объявлена поддержка этой инвестиционной инициативе, которая, как ожидается, принесет 26 миллиардов крон (200 млн. евро) для государственной казны в течение следующих 27 лет, сообщает The Copenhagen Post.

www.kompravda.eu

Глобальному рынку нефти грозит новый "идеальный шторм"

Пройдет не так уж и много времени, как миру снова может угрожать очередной «идеальный шторм» на глобальном рынке нефти.

О новом нефтяном кризисе предупреждает Международное энергетическое агентство (МЭА), согласно оценке которого добыча нефти уже в начале следующего десятилетия может существенно снизится. Произойдет это в том случае, если крупнейшие нефтяные компании мира не нарастят свои инвестиции в нефтедобычу из новых месторождений, а американские производители сланцевой нефти не станут добывать «черного золота» значительно больше, чем это делают в настоящее время, говорится в публикации Frankfurter Rundschau, автором которой является Йоахим Вилле.

В отчете МЭА “Прогнозу мировой энергетики”, который был представлен недавно, говорится, что “без новых инвестиций мировая нефтедобыча сократится к 2025 году в два раза, при этом ежесуточная добыча, сегодня это примерно 92 млн баррелей, каждый год будет в среднем снижаться на 6 млн баррелей”, отмечает автор статьи.

По его мнению, тех инвестиций, который сегодня идут на исследование новых месторождений, едва ли будет достаточно.

“Хватит ли инвестиций в исследование новых месторождений и добычу для компенсации падающих объемов добычи из старых источников и удовлетворения увеличивающегося мирового спроса на нефть? – задается вопросом Йоахим Вилле.

И сам же отвечает:

«Это большой вопрос. Эксперты из немецкого подразделения “Ассоциации по исследованию пика нефти и газа” (ASPO) отмечают, что в начале 2000-х годов нефтяная отрасль заметно увеличила свои инвестиции, но открытия новых крупных месторождений так и не произошло».

Как отмечается в публикации, в действительности производство нефти из новых месторождений в последние годы последовательно снижается — особенно негативное влияние на инвестирование оказали нефтяные кризисы, случавшиеся несколько раз за последние десять лет, когда цены на нефть снижались к своим многолетним минимумам.

“Сокращение нефтедобычи компенсировалось так называемой неконвенциональной нефтью, добываемой с помощью гидроразрыва пласта, из битуминозных песков и на глубоководном шельфе. Проблема заключается в том, что долго этот процесс продолжаться не сможет”, – уверен автор статьи.

Как отмечает эксперт ASPO Йорн Шварц, снижение объемов добычи традиционной нефти столь существенно, что его едва ли удастся компенсировать выбывающие объемы нефтью, которую добывают американские сланцевики.

Между тем, в немецком Объединении предприятий нефтеперерабатывающей промышленности считают, что “нефти более чем достаточно, конца нефтяной эпохи не предвидится”, говорится в публикации. Кто окажется прав – покажет время, причем и не такое уж и отдаленное.  :///

teknoblog.ru

Есть ли жизнь без нефти?

Кронпринц датский переосмыслил сказку про свинопаса

К могиле Андерсена мы подкатили на сигвеях. Кощунства в этом не было: кладбище Копенгагена для датчан — место прогулок. В том числе велосипедных. А мы испытывали самокаты XXI века, вот гид нас и завезла на ровные кладбищенские дорожки.

  Парк Тиволи: не диво ли!  

Прохожие, впрочем, удивлялись: если велосипедов в городе больше, чем машин, то сигвей (платформа на двух колесах, стоишь на ней, и штуковина с электрическими аккумуляторами слушается малейшего наклона твоего тела) еще в новинку. Но приживется, это точно. Потому что датчанам нравится все экологичное.

“В одно прекрасное весеннее утро она примчится на паровом драконе, или пронесется по бурному морю на пыхтящем дельфине, или по воздуху на птице Монгольфиера”, — писал Андерсен о Музе будущего. Теперь датской Музе будущего больше подошли бы дракон на биотопливе и дельфин без вредных выхлопов. В Дании борются с выбросами парниковых газов, экономят электричество и вовсю осваивают альтернативные виды энергии, чтобы не так зависеть от импорта угля и нефти.

Увидеть шлаки

“Много вас тут ходит да ищет! — сказал император. — Впрочем, постой, мне надо свинопаса! У нас пропасть свиней” — эта сказка про принца, которому пришлось поработать на скотном дворе, приобрела свежее звучание. Кронпринц Фредерик патронирует Климатический консорциум, который борется за новую энергетику. Свиньям в ней тоже нашлось место: датские газеты пишут о пароме, который работает на свиных отходах…

На пароме сплавиться не довелось. Зато нас привезли на завод по переработке мусора с емким названием Amagerforbrаending. Я как-то не хаживала на мусорные заводы в России, но, мнится, каноэ-каяков и сноубордов рабочим для поддержания формы на досуге там не выдают. В отличие от Амагер… короче, вы поняли. Коридоры там украшены абстрактными полотнами (я назвала бы серию “Жизнь мусора”), а гостям положены наушники, чтобы за шумом агрегатов лучше слышать экскурсовода.

— Наш завод обслуживает пять муниципалитетов! — гордился он. — Мусор сжигают не просто так. Получаются электричество и отопление. Взгляните в топку. А теперь пойдем наружу смотреть шлаки.

— Снаружи холодно…

— Вы не хотите увидеть шлаки?!

Кучи шлаков были достойны кисти Верещагина. По ним прыгали чайки (Дания — морская держава).

Подъехал мусоровоз. Содержимое кузова снова напомнило Андерсена (сказка “Тряпье”): “Из тряпок может выйти что-нибудь путное, раз они выберутся из общей кучи да переродятся к лучшему, просветятся, — в этом вся суть”.

Пассивные — лучше

В деревне Стенлёсе нас ждало открытие: активными и пассивными бывают еще и здания. Пассивные — гораздо лучше: у них такая изоляция, что тепло не улетучивается. В таких домах “умная” вентиляция, особо герметичные окна (они даже не открываются), а на крыше — солнечные батареи.

Владельцы пассивной усадьбы в Стенлёсе во время нашего визита были на работе, но ключи оставили. Кухня сияла белизной, как вершина горы Юнгфрау. Никаких вазочек, баночек или, не дай бог, недомытых сковородок. А в ванной не было зубных щеток. Впору было усомниться в реальности хозяев. К счастью, в мусорном ведре я заметила шкурку от банана, это меня успокоило. Как и рассказ о том, что президент Медведев, будучи в Дании, вдохновился пассивными домами. И вроде бы в Сколкове такие построят. Многоэтажные. Чтобы “ели” на три четверти энергии меньше, чем обычно. И не портили воздух разными там котельными.

Поэтому осовременим сюжет Андерсена “Пастушка и трубочист”. Было: “Как тут черно! — сказала она, но все-таки полезла за ним и в печку, и в дымоход, где было темно, хоть глаз выколи”. Станет: “Как тут светло! — сказала она и полезла за ним на солнечную батарею”.

 

 

   
 

Рабочие завода Amagerforbrаending превращают мусор в светлое будущее.

 

 

Морской жеребец

“Пронесется ветер над травой, и по ней пробежит зыбь, как по воде; пронесется над нивою, и она взволнуется, как море. Так танцует ветер. А послушай его рассказы!”

Рассказов было два. Первый — о гигантских ветряках, которые стоят в море, рядом с Копенгагеном. Обычные туристы их просто фотографируют с борта катеров, не обременяя себя лишними мыслями. А нас — прежде чем погрузить на корабль — загрузили фильмом про строительство ветряков. Ну… Это было как пирамиды возводить. Или лить колокола а-ля “Андрей Рублев”.

Да подите-ка укрепите такие орясины в воде. Но все получилось. И теперь ветряки всея Дании — и водные, и наземные — дают ей аж пятую часть всего электричества.

Второй рассказ взволновал меня сильней: “Движимый только силою ветра и весел, “Морской жеребец” вышел из гавани Роскилле”. Это было три года назад, “Жеребец” — точная копия судна викингов, а в Роскилле находится корабельный музей. В тамошнем заливе археологи нашли древние корабли. Подняли, восстановили. А потом сделали такой вот драккар. И шесть десятков человек сходили на нем до Ирландии (1700 км) и обратно. Сотрудница музея, Дюймовочка со стальными глазами, была в экипаже. “Ну и как?” “Нормалек, — сказала она. — Спали на палубе, когда ветер стихал, гребли. Все как у викингов”.

Посыпьте пеплом

Вторая сторона датской медали “За экологичность” — как раз возвращение к истокам. Или корням. И самый простой способ это понять — не поход с потомками викингов, конечно, а поход в ресторан. Так называемой органической кухни. Чтобы все продукты — как из хозяйства прапрадедушки.

Очень, скажем, приятен (и недорог) ресторанчик “Biom”, где не только еда — даже обои и мыло органические. Зал украшают большие кастрюли, в которых растет мята. В графин с водой для пикантности могут положить круглую и крепкую редиску.

И совсем задешево можно перекусить зеленой сосиской — такой фастфуд продают в центре Копенгагена. Зеленой — в смысле экологически чистой.

А лучшим в мире рестораном критики недавно признали копенгагенский “Noma”. Его шеф Рене Редзепи благословляет гостей есть руками, овощи подает в горшках с землей (она, правда, сделана из орехов) и приправляет блюда пеплом вместо соли, как это делали его пращуры. Корешки (и вершки) он берет только скандинавские: использует, например, 12 сортов местного лука. А если уж мясо, то не иначе — кабанье, да чтобы кабан был вскормлен морошкой.

Редзепи наверняка читал сказку про мышь, которой удалось женить на себе царя, сварив суп из колбасной палочки.

“Я никуда не ездила, — сказала третья мышка. — Незачем шататься по белу свету, когда все можно достать у себя дома. И я осталась! Я не водилась со всякой нечистью, чтобы научиться варить суп, не глотала муравьев и не приставала к совам”.

Между прошлым и будущим в Дании есть не только миг, но и парк развлечений Тиволи. Он еще Андерсена помнит. Никаких Микки-Маусов — Арлекин и Коломбина. Пахнет зефиром (делают на ваших глазах). В киосках продают все для домашних пряников, елочные игрушки и оловянных солдат.

При этом аттракционы работают от ветряка. Стаканы из пластика никто не выкидывает: сдашь в специальный автомат — получишь монету. Везде огни, иллюминация из тысяч ламп. Они энергосберегающие.

Но не говорящие, как фонари у Андерсена. А старый фонарь, с ворванью, у него говорил новому, газовому: ты хорош, конечно. Однако “люди додумаются до еще более яркого освещения. Уже поговаривают о том, как бы заставить гореть воду морскую!”.

Если кто не в курсе — уже заставили. Наберите в Интернете “топливо из морской воды”.

maxpark.com

Откажется ли Дания от углеводородного топлива

ЗАГОЛОВОК = Откажется ли Дания от углеводородного топлива?

@АВТОР = /Николай Морозов, корр. ИТАР-ТАСС в Копенгагене/

Датская комиссия по политике в области изменения климата обнародовала

28 сентября доклад, в котором обосновывается возможность полного отказа страны от использования ископаемого топлива - угля, нефти и газа - к 2050 году. Работу над этим документом начали в марте 2008 года, а первоначальная концепция была выдвинута еще тогдашним премьер-министром страны, а ныне генеральным секретарем НАТО Андерсом Фог Расмуссеном.

Комиссия утверждает, что Дания является первой страной в мире, которая разработала конкретные рекомендации одновременного и устойчивого решения энергетической и климатической проблем. Глава комиссии Кэтрин Ричардсон 28 сентября опубликовала статью в "Берлингске тиденде", в которой изложила план перехода к 2050 году к энергетической системе без углеводородного топлива. Ричардсон утверждает, что такой переход принципиально возможен и что Дания уже располагает инструментами для выполнения этой задачи.

На основе подготовленного комиссией доклада министр климата и энергетики Люкке Фриис подготовит окончательный проект данной энергетической стратегии. Он будет представлен правительству страны в ноябре.

По мнению входящих в комиссию 10 экспертов, полный отказ от ископаемого топлива к 2050 году не столь сложен, как кажется, поскольку стоимость альтернативной энергии будет приблизительно равна стоимости углеводородной. Кроме того, специалисты рекомендуют резко увеличить в энергобалансе страны долю энергии ветра и биомассы, прогнозируя, что в ближайшее время цены на нефть и газ будут стремительно расти.

Комиссия предложила, в частности, чтобы государство выделяло 0,5 проц.

ВВП ежегодно на достижение этой цели, то есть, всего - 17 млрд крон до 2050 года. Также с 2011 года рекомендуется ввести налог на потребление в промышленности угля, нефти и газа в размере 5 крон на гигаджоуль /энергия, содержащаяся в барреле нефти, примерно равна шести гигаджоулям/. Этот сбор к 2030 году будет увеличен до 50 крон. Кроме того, предлагается штрафовать домохозяйства, которые не подчиняются требованиям экономии. И, хотя до намеченной даты еще 40 лет, комиссия утверждает, что для достижения поставленной цели стране необходимо начинать действовать уже сейчас.

Доклад комиссии по политике в области изменения климата был в целом положительно воспринят датской общественностью. Тем не менее, специалисты- энергетики по всему миру продолжают задаваться вопросом: реально ли выполнение целей, указанных в документе? На этот вопрос корр.ИТАР-ТАСС ответил директор российского Центра по эффективному использованию энергии Игорь Башмаков, который входит в Межправительственную группу экспертов по изменению климата /МГЭИК/. Башмаков принимал участие в крупнейшей в Северной Европе ежегодной международной конференции "Всемирные климатические решения", которая проходила в Копенгагене 29-30 сентября.

"На сегодняшний день Германия, Дания и еще несколько стран подготовили доклады о том, как сделать свою энергетику - чаще всего речь идет только об электроэнергетике - полностью экологичной, - рассказал эксперт. - Если топливо все же используется, то, согласно этим докладам, отходы полностью улавливаются, и впоследствии их захоронят под землей".

"Что же касается датского плана, то я знаю людей, которые делали соответствующие расчеты и утверждают, что достижение поставленной цели реально, - заявил Башмаков. - Датские специалисты говорят, что выполнение указанных задач будет стоить дополнительных средств к уже выделенным на эту программу правительством, и называют конкретные суммы. Я, конечно, не проверял их расчетов, но их выполнили профессионалы такого уровня, что им можно доверять".

В отношении датского плана высказывается также и определенный скептицизм. Так, министр налогообложения Троелс Лунд Поульсен уже предупредил правительство, что увеличение налогов приведет к росту безработицы в стране. Кроме того, как написала "Копенгаген пост", "власти вынуждают граждан изменить привычный образ жизни", имея в виду режим экономии энергии. В этой связи газета напомнила, как в годы нефтяного кризиса 1970-х годов в стране было запрещено использовать частный автотранспорт по воскресеньям.

Комментируя доклад, датский ученый-нонконформист, глава копенгагенского аналитического центра "Консенсус" Бьорн Ломборг достаточно язвительно заметил, что если Дания действительно - вопреки всем трудностям

- сумеет прекратить выбросы углекислого газа к 2050 году, то "это отложит глобальное потепление лишь на две недели". Он также добавил, что датское индивидуальное обязательство отказаться от ископаемого топлива является "бесполезным и расточительным". Согласно Ломборгу, рекомендации комиссии уже к 2020 году будут стоить датскому обществу 60 млрд крон в год, то есть, больше, чем ему обходится, например, начальное образование.

В своей статье в "Берлингске тиденде" от 6 октября 2010 года экономист Йорн Тулструп также утверждает, что предпосылки для выводов комиссии и, соответственно, ее рекомендаций пока что остаются достаточно зыбкими. "В том, что в ближайшем будущем мы останемся без ископаемого топлива - нефти, газа и угля, нельзя быть уверенным на 100 проц., - пишет он. - Эта гипотеза неоднократно выдвигалась и раньше. Во время так называемого энергетического кризиса в 70-80-е годы многочисленные "эксперты"

утверждали, например, что мы останемся без этих энергоносителей уже после

1985 года".

"Это, однако, - утверждает автор, - была дезинформация правительств и псевдоспециалистов, которые не располагали инсайдерской информацией о состоянии международного нефтяного рынка и не имели доступа к реальным данным о доказанных и вероятных резервах нефти и газа. Мировые СМИ, не проявляя критического отношения к лоббистским утверждениям отдельных государств, стали писать о неизбежной катастрофе. По сути, однако, реальной нехватки нефти не было и нет, а нестабильность в поставках и ценах была создана искусственно".

В середине 1980-х годов цены на нефть резко упали и в течение примерно 20 лет оставались настолько низкими, что пришлось резко сократить объем разведки новых месторождений. Несмотря на это, соотношение между потреблением и резервами не пострадало, а после того, как цены на "черное золото" незадолго до финансового кризиса вновь повысились, была возобновлена и разведка. "Текущая цена в 70-80 долл. за баррель - это цена, которую, по мнению большинства стран-производителей нефти во главе с Саудовской Аравией, мировая экономика может вынести, не впадая в новую рецессию, - отмечает автор. - Таким образом, это - цена, которая устраивает экономику нефтяной промышленности, а не рыночная цена, формируемая на основе свободных поставок; это - цена, ограничивающая рост потребления".

В июле 2008 года нефть стоила 140 долл. за баррель. Это означает, что американский потребитель должен был платить в 4 раза больше за бензин и дизельное топливо, пишет Тулструп. В результате граждане США были вынуждены резко сократить все другие виды потребления, и многие из них оказались неспособны оплатить свои кредитные обязательства. Это и привело к мировому финансово-экономическому кризису, который проявился, в частности, в сокращении потребления энергии и стал причиной, побудившей Евросоюз поставить цель сократить выбросы парниковых газов на 20 проц. к 2020 году.

"Долгосрочная цена на нефть определяется стоимостью ее добычи из угля и других видов сырья - битумных песков и горючих сланцев, резервы которых огромны. Эта долгосрочная цена составляет около 40 долл. за баррель.

Исходная предпосылка датской правительственной комиссии - непрерывное повышение цены на "черное золото", что, однако, вовсе не является обязательным сценарием, - считает Тулструп. - В начале 2009-го, например, нефть стоила меньше 40 долл. Никто не может предвидеть, как будет развиваться ситуация до 2050 года. Цена может упасть наполовину, а в определенные периоды - и повыситься вдвое. Кроме того, переход на новую энергетическую систему в реальности может оказаться очень дорогим".

В своей статье Ричардсон утверждает, что "с 2018 года Дания станет чистым импортером нефти". Это, однако, неточное толкование последнего прогноза Энергетического совета Дании, который гласит: "Сокращенное производство /нефти/ - результат того факта, что прогноз не учитывает дальнейшее развитие существующих месторождений с помощью новых технологий".

Энергетический совет также пишет, что "технологическое развитие и возможное обнаружение новых месторождений, как ожидается, будет способствовать увеличению объема выпускаемой продукции и, таким образом, позволит Дании дольше оставаться чистым экспортером нефти и коммерческого газа. Если нынешняя цена на нефть в 70-80 долл. сохранится, то продолжение разведки и бурения в Северном море будет иметь экономическую привлекательность и в дальнейшем".

Ричардсон также указывает - и здесь она права, - что "для начала Дания должна научиться использовать имеющуюся энергию намного более эффективно, чем прежде". Это, однако, считает Тулструп, "можно рассматривать как трюизм - в отношении и нынешнего состояния климата, и нынешнего состояния экономики".

"С начала 1980-х годов именно в области энергосбережения Дания предпринимает наиболее последовательные усилия. Тем не менее, если бы королевство потратило больше денег на эффективное использование энергии, чем на развитие ветровой энергетики, то продвинулась бы гораздо дальше, чем сегодня - с точки зрения и климата, и экономики, - утверждает автор. - На этом фронте, однако, еще можно одержать немало побед. Поэтому разумнее, в том числе и с точки зрения занятости, было бы использовать почти 12 млрд крон, потраченных на строительство большого ветропарка возле датского острова Анхольт, на обновление и теплоизоляцию общественных зданий".

Комиссия называет строительство ветряных турбин на суше и на прибрежном шельфе "становым хребтом" перехода Дании к новой энергетической системе. "Однако достаточного количества убедительных аргументов, которые доказывали бы, что ветропарки в их сегодняшнем виде могут стать долгосрочным решением существующих проблем с точки зрения экономики, технологии и климата, не существует, - считает Тулструп. - Вложение столь крупных средств в энергию ветра без учета технического развития в предстоящие годы не представляется разумным". Как говорил бывший министр нефти Саудовской Аравии шейх Ахмед Заки Ямани: "Каменный век завершился не потому, что кончились камни, а потому, что появились новые и лучшие технологии".

"Уже сегодня датчане имеют самые высокие среди развитых стран цены на электричество, - продолжает автор. - Увеличение числа ветряных турбин сделает это потребление еще более дорогим. Рыночная цена большей части энергии, производимой ветроустановками, не покрывает затрат на ее производство. В то же время Копенгаген может экспортировать лишь ограниченное количество выработанного электричества. Существуют сомнения и в отношении того, повсюду ли ветряные турбины благоприятствуют климату.

Остается нерешенным вопрос и о том, как обеспечивать регулярное производство электроэнергии и тепла в те периоды, когда ветер не дует".

"До тех пор, пока не решены все эти проблемы, дальнейшее строительство ветроустановок в Дании видится безответственным, - заключает Тулструп. - Конкурентоспособность Копенгагена в энергетической сфере уже и так слишком слаба, а выполнение экологических требований, которые оказывают в целом слабое влияние на изменение глобального климата, равнозначно согласию на рост безработицы в собственной стране". --0--

asyan.org