Доля нефтегазовых доходов в российском бюджете составляет не половину, а всего 21 процент. Доля нефти в бюджетах стран


Доля нефти в бюджете России: мифы и реальность

Мнения о степени зависимости российской экономики от экспорта углеводородов сильно расходятся. Это объясняется тем, что подобные суждения часто имеют скрытый политический подтекст. Одни утверждают, что благосостояние страны практически полностью основано на доходах от продажи нефти и газа. Другие настаивают на том, что российская экономика достаточно диверсифицирована, поэтому экспорт углеводородов не играет критической роли в поддержании её стабильности. Разные методики определения структуры бюджета дают противоречивую информацию о том, какую долю в нём составляют доходы, полученные от нефтегазовой отрасли.

Некоторые страны, богатые полезными ископаемыми, предпочитают идти лёгким путём и сосредотачиваются на развитии добывающей индустрии. Такая экономическая политика вызывает неоднозначное отношение. Стандартные упрёки в адрес государств с так называемой сырьевой экономикой сводятся к тому, что вместо инвестирования в высокотехнологичное производство они делают ставку на природные ресурсы, которые в обозримом будущем могут быть исчерпаны.

Мировые запасы чёрного золота

Около 60 лет назад широкую известность получила теория нефтяного пика. Она утверждала, что в начале 21 века человечество столкнётся с глобальным дефицитом чёрного золота. Это предсказание не сбылось, поскольку исследования, лежавшие в его основе, не учитывали изобретения новых методов добычи.

Неудачный прогноз поставил под сомнение возможность вычисления времени всемирного углеводородного пика. С уверенностью можно сказать только то, что когда-нибудь запасы нефти будут исчерпаны, поскольку она является невозобновляемым ресурсом. Доклад, опубликованный Международным агентством по энергетике, содержит следующий вывод: глобальные резервы чёрного золота велики, но не вечны.

Роль экспорта углеводородов

Чтобы понять, действительно ли отечественная экономика находится в безнадёжной зависимости от ежесекундно меняющихся котировок мировых бирж, необходимо объективно оценить долю нефти в бюджете России. Сравнительный анализ структуры доходов стран, числящихся в списке главных на планете поставщиков энергоносителей, поможет создать наиболее приближенную к реальности картину.

Если взять в качестве критерия не долю нефти в бюджете России, а количество экспортированных баррелей на душу населения, то выяснится, что в этом рейтинге первые строчки занимают такие государства, как Катар, Кувейт, Объединённые Арабские Эмираты и Норвегия. РФ по данному показателю стоит на 22-м месте.

Чтобы сравнить процент нефти в бюджете России с аналогичным значением в других богатых углеводородами странах, необходимо выбрать наиболее объективную методику подсчёта. Некоторые утверждают, что энергетический сектор даёт около половины доходов страны. Эта цифра основана на официальных данных, но не отражает реального положения дел. Когда речь идёт о доходах от нефти в бюджете России, следует принимать во внимание его сложную структуру. Кроме того, есть определённые тонкости в терминологии, которую использует Министерство финансов в своих отчётах.

Консолидированный доход

Реалистичная оценка степени зависимости бюджета России от нефти должна основываться на исчерпывающей информации. Только с учётом консолидированного дохода государства можно определить, какую роль в экономике играет экспорт энергоносителей. По официальным сообщениям, вклад углеводородной отрасли составляет около 20% налоговых поступлений. Эта цифра сильно расходится с утверждениями о том, что доля нефти в бюджете России достигает 50%. Причина данного противоречия заключается в особенностях финансовой системы страны.

Федеральный бюджет, доля нефти в котором действительно доходит до 50%, не может служить показателем общего объёма доходов государства. Он не включает в себя страховые взносы, а также значительную часть налогов корпораций и физических лиц. В консолидированном доходе РФ, отражающем реальную экономическую ситуацию, доля экспорта углеводородов примерно в два раза ниже, чем в федеральном бюджете.

Обвал цен на энергоносители

Последствия произошедшего в 2014 году катастрофического падения стоимости чёрного золота демонстрируют на практике степень влияния сырьевого сектора на общее благосостояние страны. Они подтверждают, что доля нефти в бюджете России играет важную, но не критическую роль. Наступление периода низких цен на углеводороды привело к обвалу курса национальной валюты, однако основные показатели отечественной экономики выглядят вполне приемлемо.

autogear.ru

Доля нефтегазовых доходов в российском бюджете составляет не половину, а всего 21 процент | Блог alexman

Мечта о наступлении эпохи дешевой нефти осуществилась, но почему-то она не привела к распаду российской экономики.

Энергетический сектор ощущает себя вполне прилично, демонстрируя в течение двух месяцев нынешнего года небольшой рост в размере около 1 процента, и сообщает лишь о несущественном сокращении на 3,4 процента в течение всего 2015 года. Безработица устойчиво держится на уровне 5,8 процента. Годовой торговый баланс составил гигантскую цифру, 46 процентов превышения экспорта, сохранив тем самым 160 миллиардов в российской казне. Импорт находится на исторически низком уровне, поскольку диверсифицированная российская экономика сегодня производит большую часть того, что потребляет, как уже сообщалось ранее. Золотовалютные резервы, по последним оценкам, сохраняются около отметки 370 миллиардов долларов.

На прошлой неделе на недоброжелателей России был вылит очередной «ушат холодной воды», когда поступили сообщения, что доля нефти и газа в налоговых доходах бюджета страны по состоянию на конец февраля снизилась всего до 21 процента. 

Эта цифра совсем не похожа на те 50 процентов нефтегазовых доходов, которые обычно фигурируют в оценках западных «экспертов». Кроме того, это демонстрирует, что на самом деле российская экономика в достаточной степени диверсифицирована и обладает другими источниками доходов в условиях падения цен на нефть. В результате, у России сегодня вполне приемлемый по западным стандартам бюджетный дефицит, который для консолидированного бюджета оценивается в 3,8 процента ВВП, почти  на процент ниже, чем в прошлом году.

Впрочем, здесь я должен остановиться на расхождении в цифрах, которое может заметить любой внимательный читатель. Действительно,  российское правительство сообщало, что доля нефтегазовых доходов снизилась до 34,7 процента доходов федерального бюджета, а вовсе не до 21, как было указано выше. Ключевое слово здесь «федеральный». По каким-то архаическим причинам, которые я не в состоянии постичь, российское Министерство финансов публикует свои отчеты с использованием вводящего в заблуждение термина «федеральный бюджет». На самом деле следовало бы пользоваться понятием «консолидированный бюджет».

Дело в том, что согласно нормам бухгалтерского учета и административному законодательству, российская бюджетная система делится на три главные категории: федеральный бюджет, региональные бюджеты и государственные и общественные страховые фонды. Различные виды налогов стекаются в один из этих бюджетов, и лишь их консолидация в единое целое может дать показатель общего объема доходов государства. Все суммы подоходного налога с населения и приблизительно две третьих корпоративного дохода на прибыль, а также страховые взносы (в экономической терминологии – налог с фонда оплаты труда) не входят в федеральный бюджет. Легко себе вообразить, что принцип распределения меняется от года к году, что и на самом деле нередко происходило в течение последних лет.

Таким образом, абсолютно нецелесообразно делать сенсацию из того, что нефтегазовые доходы составляют основную часть государственного бюджета. Это вредно для экономики, поскольку люди, принимающие решения, верят в чрезмерную зависимость страны от этих источников, а кроме того русофобы получают дополнительный «вкусный» аргумент для своих утверждений. На самом же деле, в большинстве стран все перечисленные выше виды налогов (государственный доход) содержатся в едином бюджете. Достаточно взглянуть на структуру бюджета Соединенных Штатов Америки (диаграмма внизу). Исключив из американского бюджета все виды налоговых доходов, которые министерство финансов России исключило из своего сравнения, мы придем к результату, когда более 80 процентов доходов американского бюджета также исчезнут.

Структура доходов бюджета США в 2015-2016 гг. Из вышеизложенного следует, что если кто-то хочет узнать, какую часть российских государственных финансов составляют доходы от экспорта нефти и газа на самом деле, ему следует использовать для расчета общую сумму консолидированного дохода, а не только одну его часть, именуемую федеральным бюджетом.

В настоящее время мы не располагаем достаточной информацией для анализа структуры налоговых доходов бюджета России по состоянию на февраль 2016, однако диаграмма, на которой представлена эта структура в 2013 году, является вполне информативной.

Структура доходов бюджета России, 2013 Эта диаграмма взята из материалов революционного исследования, которое компания «Авара Групп» опубликовала в декабре 2014 года, утверждая, что российская экономика является значительно более диверсифицированной и современной, чем принято считать. Способность России к адаптации в условиях санкций и низких цен на нефть вполне подтверждает выводы, полученные в результате исследования. На диаграмме черный сегмент под названием «доход от ренты» означает доходы от нефти и газа, которые на тот момент составляли 27, 4 общего объема государственных доходов. Уже тогда налог на личные доходы составлял наиболее значительную часть в общей структуре доходов государства.

Либеральные экономисты и их средства массовой информации крайне негативно и предвзято относятся к нефтегазовой индустрии России: они ненавидят ее долю в экспорте и налоговых доходах. Я думаю, их ненависть объясняется тем, что эта отрасль помогает России сохранять свою независимость. Хороший пример можно найти в сообщении российского либерального еженедельника «РБК», которые в новостном выпуске заявил, что доля нефтегазовых доходов (в федеральном бюджете) сократилась до 37,4 процента. Во первых, они настаивают, что «коллапс нефтяных цен помог правительству снизить зависимость бюджета от  нефти и газа. Разумеется, это совершенно не так, напротив, правительству пришлось столкнуться с трудностями при реструктуризации бюджета с целью его адаптации к упомянутому сокращению. «Эксперт», которого они интервьюировали, пошел еще дальше, заявив, что спад нефтяных цен стал тем благом, которое помогло бюджету снизить степень углеводородной зависимости. Однако, продолжал этот эксперт, правительство не имеет никакого права гордиться и хвастать этим «достижением», поскольку оно произошло исключительно «благодаря» низким ценам на нефть. (думаю, что речь об этой статье "Доля нефтегазовых доходов в бюджете России  упала до семилетнего уровня" )

Они настолько счастливы в связи с падением нефтяных доходов, что просто лезут из кожи вон, настаивая на том, что правительство непричастно к этому «успеху». А почему бы им не признать, что все это на самом деле означает лишь то, что Путин в течение всех лет своего правления управлял экономикой, которая смогла устоять в экстремально тяжелых внешних условиях? Восхищаться следует вовсе не самим спадом, а тем фактом, что его удалось удержать под контролем.Йон Хеллевиг — финский политик и предприниматель, член Правления Ассоциации Европейского бизнеса, влиятельной бизнес-ассоциации иностранных компаний в России, управляющий партнёр компании «Авара Групп»

источник

×

cont.ws

Государственные бюджеты в нефтегазовых странах

В условиях, когда цены на нефть обновляют минимумы за 12 лет важно и интересно оценить, насколько нефтегазовые экспортеры выдерживают нагрузку в плане исполнения государственных бюджетов. Сейчас в мире 33 чистых нефтегазовых экспортера, 30 из которых имеют нефтегазовый экспорт свыше 50% от совокупного экспорта. Аппетиты в былые годы нефтяного буйства раздули немерено, теперь приходится возвращаться из мира грез и безмятежности в суровые будни разгребания результатов безответственной государственной политики моно-стран, т.е. стран, экспорт которых почти целиком и полностью зависит от одной компоненты.

Начну с доходов. В расчетах пойдет речь о консолидированных доходах государства. Например, у России консолидированные доходы федерального бюджета и субъектов РФ за 2014 год составили 26.7 трлн, а за 2013 год 24.4 трлн. В 2015 году по предварительным оценкам доходы сократились до 25.4 трлн, главным образом за счет провала доходов федерального бюджета до 13.3 трлн против 14.5 трлн за прошлый год

По среднегодовому курсу – это около 419 млрд долл и минус 40% за год. Цены на нефть (в долларах среднегодовые) упали в 2015 на 47%. Гос.доходы для 30 стран нефтегазовых экспортеров снизились на 33% (без учета Канады, Мексики и Малайзии, где доля экспорты сырья ниже 50%.Падение доходов более сильное, чем падение нефти в Венесуэле, Ливии, Йемене и Брунее. В России хуже среднего. Курс нац.валюты в Саудовской Аравии зафиксирован к доллару (там девальвации не было), доходная часть бюджета сократилась на 35%.В России на человека приходится около 2.8 тыс долл государственных доходов. В Саудовской Аравии ровно в два раза больше выходит. В ОАЭ в 4 раза больше, в Катаре и Норвегии в 11 и 14 раз больше гос.доходов на человека, чем в России.11 стран опережают Россию по гос.доходам на душу населения. Т.е. Россия чуть лучше среднего.Гос.расходы в России упали до 490 млрд долл - это уже ниже, чем в 2009. Учитывая последние тенденции на рынке нефти и по курсу рубля, в 2016 гос.доходы России свалятся к 2006 году – примерно 350-360 млрд долл.Одна из главных причин экономической устойчивости Африки и Ближнего Востока в 2015 – это относительно умеренное сокращение гос.расходов и мягкая девальвация нац.валюты (либо даже отсутствие девальвации). Например, Саудовская Аравия, Иран и Катар даже увеличили гос.расходы в долларовом выражении.

Стабильность курса позволила избежать критической инфляции на внутреннем рынке, инвестиционного и потребительского паралича, подрыва финансовой системы и деловой активности, учитывая исключительную высокую зависимость всех представленных стран от импорта и курса национальной валюты.Среди крупных стран, падение гос.расходов более сильное, чем в России только в Венесуэле, Анголе и Йемене.В долларом выражении в пересчете на душу населения гос.расходы в России 3.3 тыс долл, что всего лишь на 30-35% выше, чем в Казахстане и Азербайджане. Это может показаться странным, но фактические гос.расходы на человека в Ливии больше, чем в России, а в Ираке почти наравне, если принять обвал рубля в начале 2016. Другой вопрос, как и куда эти расходы распределяются, но факт есть факт.

Девальвация рубля никак не спасла бюджет от дефицита, т.к. издержки выросли значительно сильнее и быстрее, чем способность экономики возвращать все через налоги. За 2015 год дефицит оценочный на основе законов о бюджете и балансовых соотношений на конец года, но, по всей видимости, дефицит в России стал значительно меньше 4.3 трлн руб (70 млрд долл). По федеральному пока выходит около 2 трлн дефицита, по субъектам РФ пока не понятно, к марту окончательные данные будут. В любом случае точно за 50 млрд долл.В Саудовской Аравии разрыв бюджета катастрофический из-за принципиально желания не урезать ни соцобязательства, ни инвестиционные и инфраструктурные проекты. Саудовская Аравия жила так, как будто нефть за 100. Дефицит бюджета вырос под 140 млрд долл. Экономика у них выросла, в отличие от России. В принципе, резервов у них хватит минимум на 5 лет жизни по старому формату. Всего-то 30 млн населения при сопоставимых доходах от нефтегаза.Вообще, в 30 странах из 33 образовался дефицит. Профицит только в Норвегии, Катаре и Кувейте, что обусловлено малым количеством населения и ничтожными потребностями относительно доходов.

Дефицит бюджета (годовой) в России при пересчете на душу населения примерно сопоставим со средними зарплатами в месяц. В рейтинге самых больших дефицитов на человека, Россия где-то в середине. В Саудовской Аравии, Ливии и Бахрейне за 3 тыс баксов в год.

Все цифры на основе моих расчетов и широкого спектра источников (нац.источники и МВФ). Данные за 2015 предварительные, окончательные будут в апреле.

Вообщем, ничему их история не учит. Всего один управляемый параметр и как по щелчку экономика России заваливается. Мы контролируем мировые цены на нефть и газ? Нет! Ну, как так бездарно можно было управлять страной 25 лет, чтобы экономика, которая имела огромный запас прочности от великолепного наследия СССР сумела скататиться в моно-структуру, легко манипулуемую из Вашингтона? Более половины (с учетом дивидендов и косвенных доходов) у федбюджета - это нефтегаз и до 30% от консолидированного. Ну куда годится такой позор?

При этом практически полностью уничтожив инфраструктурный и технологический потенциал СССР во многих секторах экономики, за исключением ВПК, ядерной энергетики и космоса. Хотите завалить Россию? Обвалите цены на нефть, а обо всем остальном позаботится правительство РФ, действуя проциклически, т.е. усиливая негативные тенденции. В отличие от большинства стран Ближнего Востока, где население от 1 млн до 35 млн человек, Россия имеет во много раз меньший запас прочности. Тот же Катар, Кувейт, Оман, Саудовская Аравия могут бесконечно долго выдерживать низкие цены, т.к. у них резервов много, нефтегазовая выручка на душу населения огромная и населения мало по сравнению со 146 млн в России. Но глупо сравнивать Россию с Нигерией (население 180 млн), т.к. геополитическая диспозиция и амбиция совершенно иные. То, что позволено Нигерии (бесконечно деградировать) недопустимо для России. Но полностью либеральное правительство функционирует по африканской модели управления. Результаты соответствующие.

spydell.livejournal.com

«Нефтяная игла или иголка?» в блоге «Статистика»

С тем, что в России уровень жизни за последние десять лет вырос, уже почти никто не спорит. Помимо данных о доходе на душу населения есть объективные данные, например, о продажах автомобилей, которые год от года растут. Да и каждый может увидеть выросший уровень жизни, стоя в пробках, которыми не удивить уже не только жителей Москвы, но и провинции. Но в дискуссиях все чаще и чаще возникает новый аргумент — это все из-за роста цен на нефть, и роста объемов ее продажи. Вот я и решил сопоставить — так ли уж сильно мы зависим от цены на нефть, выросла ли эта зависимость за последние 10 лет, и рухнет ли наша экономика без нефти.

Для начала хочу посоветовать разработчикам сайта госкомстата забить себе в голову гвоздь выкладывать данные в более удобоваримом виде, с возможностью построения графиков в онлайне, чтобы помочь всем желающим убедиться воочию, без проведения дополнительных расчетов элементарных вещей. Итак, для начала возьмем данные по ВВП страны, переведем в доллары (для чистоты эксперимента) и построим график по годам.

Здесь обычно следует возражение — а как же цена на нефть — она ведь тоже выросла? Выросла, согласен, и, чтобы увидеть как она росла — добавим график, который показывает изменение стоимости нефти за последние 10 лет:

— прошу прощения за график, лучше не нашел, если кто-нибудь из читателей даст наводку на более наглядный — с удовольствием заменю. Вроде бы все ожидаемо — корреляция определенно наблюдается, но есть несколько нюансов. Нюанс первый — при прямой зависимости от цен на нефть уровень ВВП в 2009 году должен был опуститься до уровня 2005 года, чего, как мы можем наблюдать, не произошло. И еще очень важный момент — это роль природных ресурсов в ВВП и экспорте страны. Значение экспорта минеральных ресурсов в ВВП можно увидеть на нижеприведенном графике:

Здесь мы как раз и можем наблюдать итоги диверсификации экономики. Да, с 2000го года мы не избавились полностью от экспортной зависимости, как хотелось бы многим (и мне, в том числе), но видно последовательное снижение доли экспортных доходов в ВВП страны (2008й год из-за известных событий немного прервал тенденцию), несмотря на рост стоимости нефти. Также хочу заметить, что минеральное сырье — это не только нефть, но и газ, и вся таблица Менделеева, которая добывается из российских недр. В общем экспорте страны на 2010 год доля экспорта минеральных ресурсов составляет 68,4% (для сравнения, в Норвегии доля нефтегазового экспорта составляет более 50 % всего товарного экспорта), но, если посмотреть, то в 2000 году она составляла 53,8%. Надеюсь, читатели сами сопоставят, насколько в процентном отношении выросла цена на нефть и доля ее в экспорте страны. В физических же единицах, с 2005 года объем экспортируемой нефти уменьшился, а объем экспортируемых нефтепродуктов увеличился (но это тема для отдельного поста, если уважаемым читателям покажется интересным — распишу более подробно).

Итак, что мы имеем в итоге: граждане, которые говорят о возрастающей зависимости России от нефти, как минимум заблуждаются (армию клонов мы здесь во внимание не берем). Я знаю, что лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным, и всем хотелось бы, чтобы мы совсем перестали экспортировать минеральные ресурсы раз и навсегда. Но мы живем, к сожалению, не в сказке, и именно экспорт природных ресурсов помог нам рассчитаться с долгами времен СССР и «демократического расцвета» в 90е годы. Также именно этот экспорт привел к тому, что на данный момент о долговом положении России, страны Западной Европы (не говоря уже о США) могут только мечтать. Что будет, если цена на экспортируемые нефть и газ (и все элементы в таблице Менделеева) упадет до нуля — мы потеряем 20% (если быть точнее, то 18,32%) ВВП страны (спасибо кэп). С чем это можно сопоставить? Ну, например, Грузия Джорджия после 2008 года как раз около 20% ВВП грантами и получила (только особого счастья им это не принесло ), а Латвия во время последнего кризиса, наоборот, потеряла. Так что далеко еще не все полимеры просрали, и «сырьевой придаток» еще побарахтается, а сил показать Кузькину мать у нас все равно хватит.

З.Ы. во всех графиках (кроме цены на нефть) данные на 2011 год предварительные, более точные будут после окончания года.

sdelanounas.ru

Доля нефтегазовых доходов в российском бюджете составляет не половину, а всего 21 процент

Мечта о наступлении эпохи дешевой нефти осуществилась, но почему-то она не привела к распаду российской экономики.

Энергетический сектор ощущает себя вполне прилично, демонстрируя в течение двух месяцев нынешнего года небольшой рост в размере около 1 процента, и сообщает лишь о несущественном сокращении на 3,4 процента в течение всего 2015 года. Безработица устойчиво держится на уровне 5,8 процента. Годовой торговый баланс составил гигантскую цифру, 46 процентов превышения экспорта, сохранив тем самым 160 миллиардов в российской казне. Импорт находится на исторически низком уровне, поскольку диверсифицированная российская экономика сегодня производит большую часть того, что потребляет, как уже сообщалось ранее. Золотовалютные резервы, по последним оценкам, сохраняются около отметки 370 миллиардов долларов.

На прошлой неделе на недоброжелателей России был вылит очередной «ушат холодной воды», когда поступили сообщения, что доля нефти и газа в налоговых доходах бюджета страны по состоянию на конец февраля снизилась всего до 21 процента. Эта цифра совсем не похожа на те 50 процентов нефтегазовых доходов, которые обычно фигурируют в оценках западных «экспертов». Кроме того, это демонстрирует, что на самом деле российская экономика в достаточной степени диверсифицирована и обладает другими источниками доходов в условиях падения цен на нефть. В результате, у России сегодня вполне приемлемый по западным стандартам бюджетный дефицит, который для консолидированного бюджета оценивается в 3,8 процента ВВП, почти  на процент ниже, чем в прошлом году.

Впрочем, здесь я должен остановиться на расхождении в цифрах, которое может заметить любой внимательный читатель. Действительно,  российское правительство сообщало, что доля нефтегазовых доходов снизилась до 34,7 процента доходов федерального бюджета, а вовсе не до 21, как было указано выше. Ключевое слово здесь «федеральный». По каким-то архаическим причинам, которые я не в состоянии постичь, российское Министерство финансов публикует свои отчеты с использованием вводящего в заблуждение термина «федеральный бюджет». На самом деле следовало бы пользоваться понятием «консолидированный бюджет».

Дело в том, что согласно нормам бухгалтерского учета и административному законодательству, российская бюджетная система делится на три главные категории: федеральный бюджет, региональные бюджеты и государственные и общественные страховые фонды. Различные виды налогов стекаются в один из этих бюджетов, и лишь их консолидация в единое целое может дать показатель общего объема доходов государства. Все суммы подоходного налога с населения и приблизительно две третьих корпоративного дохода на прибыль, а также страховые взносы (в экономической терминологии – налог с фонда оплаты труда) не входят в федеральный бюджет. Легко себе вообразить, что принцип распределения меняется от года к году, что и на самом деле нередко происходило в течение последних лет.

Таким образом, абсолютно нецелесообразно делать сенсацию из того, что нефтегазовые доходы составляют основную часть государственного бюджета. Это вредно для экономики, поскольку люди, принимающие решения, верят в чрезмерную зависимость страны от этих источников, а кроме того русофобы получают дополнительный «вкусный» аргумент для своих утверждений.

На самом же деле, в большинстве стран все перечисленные выше виды налогов (государственный доход) содержатся в едином бюджете. Достаточно взглянуть на структуру бюджета Соединенных Штатов Америки (диаграмма внизу). Исключив из американского бюджета все виды налоговых доходов, которые министерство финансов России исключило из своего сравнения, мы придем к результату, когда более 80 процентов доходов американского бюджета также исчезнут.

Подпись к изображению: Структура доходов бюджета США в 2015-2016 гг.

Из вышеизложенного следует, что если кто-то хочет узнать, какую часть российских государственных финансов составляют доходы от экспорта нефти и газа на самом деле, ему следует использовать для расчета общую сумму консолидированного дохода, а не только одну его часть, именуемую федеральным бюджетом.

В настоящее время мы не располагаем достаточной информацией для анализа структуры налоговых доходов бюджета России по состоянию на февраль 2016, однако диаграмма, на которой представлена эта структура в 2013 году, является вполне информативной.

Подпись к изображению: Структура доходов бюджета России, 2013

Эта диаграмма взята из материалов революционного исследования, которое компания «Авара Групп» опубликовала в декабре 2014 года, утверждая, что российская экономика является значительно более диверсифицированной и современной, чем принято считать. Способность России к адаптации в условиях санкций и низких цен на нефть вполне подтверждает выводы, полученные в результате исследования. На диаграмме черный сегмент под названием «доход от ренты» означает доходы от нефти и газа, которые на тот момент составляли 27, 4 общего объема государственных доходов. Уже тогда налог на личные доходы составлял наиболее значительную часть в общей структуре доходов государства.

Либеральные экономисты и их средства массовой информации крайне негативно и предвзято относятся к нефтегазовой индустрии России: они ненавидят ее долю в экспорте и налоговых доходах. Я думаю, их ненависть объясняется тем, что эта отрасль помогает России сохранять свою независимость. Хороший пример можно найти в сообщении российского либерального еженедельника «РБК», которые в новостном выпуске заявил, что доля нефтегазовых доходов (в федеральном бюджете) сократилась до 37,4 процента. Во первых, они настаивают, что «коллапс нефтяных цен помог правительству снизить зависимость бюджета от  нефти и газа. Разумеется, это совершенно не так, напротив, правительству пришлось столкнуться с трудностями при реструктуризации бюджета с целью его адаптации к упомянутому сокращению. «Эксперт», которого они интервьюировали, пошел еще дальше, заявив, что спад нефтяных цен стал тем благом, которое помогло бюджету снизить степень углеводородной зависимости. Однако, продолжал этот эксперт, правительство не имеет никакого права гордиться и хвастать этим «достижением», поскольку оно произошло исключительно «благодаря» низким ценам на нефть.

Они настолько счастливы в связи с падением нефтяных доходов, что просто лезут из кожи вон, настаивая на том, что правительство непричастно к этому «успеху». А почему бы им не признать, что все это на самом деле означает лишь то, что Путин в течение всех лет своего правления управлял экономикой, которая смогла устоять в экстремально тяжелых внешних условиях? Восхищаться следует вовсе не самим спадом, а тем фактом, что его удалось удержать под контролем.

Йон Хеллевиг — финский политик и предприниматель, член Правления Ассоциации Европейского бизнеса, влиятельной бизнес-ассоциации иностранных компаний в России, управляющий партнёр компании «Авара Групп»

Источник перевод для MixedNews — Игорь Абрамов Loading...

mixednews.ru

Нефтяная зависимость в бюджете России: цифры и факты: sosedgeorg

Когда зимой этого года я написал статью про миф о нефтяной зависимости России, меня начали критиковать: сравнение доли нефтяной и газовой отрасли в ВВП России некоторым показалось неуместным - попросили данные о бюджете и доле энергетического комплекса в доходах государства.

Секрета никакого нет - уровень дохода колеблется от 30 до 50 процентов. Например, в 2014 году доход от нефтегазовой отрасли был самым высоким за последние 10 лет, по сравнению с другими отраслями в бюджете России, и составил 51%. При этом, несколько лет назад называли другую цифру  -  37% в 2007 году.

Статистические данные за первый квартал 2016 года показали, что доля доходов от энергетического комплекса в бюджете страны уменьшилась до 34%. Об этом рассказал ведущий эксперт Института "Центр развития" НИУ ВШЭ Андрей Чернявский.

Обратите внимание на данные Росстата.

Добыча полезных ископаемых практически по все видам увеличилась. Добыча нефти, например, в России выросла до рекордных 10,5 млн баррелей в день.

При этом, выпуск готовой продукции либо сохранился на прежнем уровне, либо еще не достиг значения 2015 года.

Теперь обратите внимание на пищевую промышленность: производство мяса увеличилось, как и молока, муки, круп. Получается, что в Сельском хозяйстве наметился хороший положительный тренд.

Снижение нефтегазовых доходов приводит к дефициту бюджета, но не более чем на 3,7% от ВВП. Соответственно, приходится сокращать бюджетные расходы. Безусловно, мы понимаем, что после того, как мировые цены на нефть вырастут, доходность от ее продажи увеличится, но и как от продуктов ее переработки. Поэтому баланс не будет сильно нарушен, а лишь нивелируется дефицит.

Говорить о том, что Россия полностью зависима от нефти не приходится. Но и 34% - это очень хороший показатель. В других крупнейших нефтедобывающих странах доля в бюджете значительно выше. Например, в Катаре - 70%, в Иране - 60%, в Саудовской Аравии - не менее 45%.

Ранее по теме:

sosedgeorg.livejournal.com