Россия без нефти: Для экономики начинается обратный отсчет. Экономика без нефти


Скрытый резерв: способна ли экономика расти без нефти и газа. Фото | Мнения

Сложности в России начинаются еще до начала работы компании: до сих пор в Москве отказывают в регистрации компаниям, расположенным в жилых помещениях. Порядка 52% американцев-предпринимателей оперируют «из дома», где и зарегистрированы.

Штаты всячески привлекают предпринимателей из-за рубежа. Не менее 14% владельцев американских компаний родились за рубежом и получили американское гражданство позднее. В малых и средних предприятиях эта доля выше 20%. Определить количество мигрантов — владельцев бизнеса в России сложно, но отношение к ним общества позволяет утверждать, что их доля в бизнесе невелика.

Не меньше об отношении к малому бизнесу говорит и эффективная ставка налога. Полное частное предприятие

в США платит лишь 13,3% чистого дохода (а самый высокий уровень налога для различных форм предприятий — 27%), 90% американских предприятий имеют низшую ставку налога. В России же у малых и средних предприятий налоги составляют до 40% выручки, или более 80% прибыли.

Столь неблагоприятная среда — одна из причин того, что в России лишь 3,4% предприятий переживают три года после старта, а в США — 51% новых компаний работает более пяти лет, а 34% — более десяти лет.

Очевидно, что для развития малого и среднего бизнеса нужны нормальные законы и более низкие налоги и ставки по кредитам, льготы научным и малым предприятиям, ориентированным на экспорт. Стоит создать специальный арбитражный суд, с мнением которого считались бы во всех юридических инстанциях, включая органы уголовного следствия и судопроизводства.

Необходимо менять политику госзаказа в сторону малого бизнеса, допускать небольшие предприятия к поставкам Минобороны.

Еще одной мерой может стать активное привлечение предпринимателей-иностранцев, к примеру за счет выдачи им гражданства, как это делают в США.

Если бы России удалось догнать США по доле малого бизнеса в ВВП, то даже без развития других секторов экономики она имела бы ВВП $3,2 трлн, что на $1,1 трлн, или на 45%, больше, чем сегодня. Наш экспорт был бы равен почти $700 млрд, что примерно на 40% больше, чем сегодня.

Без развития малых и средних предприятий, чтобы достичь вышеуказанных показателей при нынешнем темпе роста ВВП, России потребуется около 50 лет, если только цены на нефть не взлетят до $200 за баррель. Может, проще развивать малый бизнес?

www.forbes.ru

Как иранская экономика обходится без нефти

Фото: Global Look Press

Экономику Ирана, с которого совсем недавно сняли часть санкций, часто сравнивают с российской, в основном из-за зависимости от нефти. "ДП" рассказывает о нюансах экономики персидской страны, внезапно ставшей Меккой для инвесторов со всего мира.

Освободившийся из-под гнета санкций Иран еще за полгода до судьбоносного события начали обсуждать исключительно в контексте нефтяного рынка. Вот вернется, мол, дядька из ссылки, будет вам на орехи — тогда и $30 за баррель будут казаться раем.

Хотя понятно же, что рынком этот фактор был давно отыгран. Принципиальное решение приняли еще до конца переговоров, но по факту дело тянулось около года — сам факт освобождения Ирана сбил цены совсем ненадолго.  

Власти Ирана же постоянно подчеркивали, что их такая цена не пугает. Мы, мол, вообще нефть почти не продавали несколько лет и ничего, жили же как-то. И это притом, что на счетах в западных банках все эти годы оставались замороженными что-то около $107 млрд. Доступ к ним открыли буквально накануне.

Экономика Ирана на нефтяную иглу была подсажена достаточно плотно — это красноречиво демонстрирует хотя бы даже уровень ВВП. Если в 2011 году ВВП страны МВФ оценивал в $541,11 млрд, то уже в 2012 году (когда ЕС ввел эмбарго на закупку нефти) оценка снизилась до $398 млрд.

Спад экономики в том же году составил 5,63% — даже круче, чем в РФ в 2015-м — первом полном году в условиях санкций. Но справедливости ради стоит заметить, что уже по итогам 2014 года экономика даже продемонстрировала рост на 1,51%. Ну то есть не нефтью единой, хотя казалось бы — до санкций зависимость от нее оценивалась чуть ли не на 80%.

Ковры в обмен на станки

Тем не менее сразу после нефти в структуре экспорта из Ирана еще до снятия санкций шли сжиженные пропан и бутан, метанол, полиэтилен, битум, металлопрокат, мочевина, цветные металлы, железная руда, цемент, фисташки, фрукты и ковры. Импортировал Иран машины и оборудование, пшеницу, кукурузу, соевый шрот, изделия из металлов и запчасти для производства автомобилей.

Как только стало понятно, что санкции снимут, Ираном кроме нефтяных компаний мира заинтересовались добытчики других ресурсов. Здесь, например, сконцентрировано 5% мировых запасов цинка и свинца, а в провинции Кернан находится второе по величине месторождение меди, здесь же добывают молибден и золото.

Иран получил доступ к замороженным активам на $100 млрд Иран

Иран получил доступ к замороженным активам на $100 млрд

Иран — крупный производитель алюминия, второй на Ближнем Востоке производитель стали, а также крупный ее импортер — в страну ежегодно ввозят около 7,5 млн т. Среди импортеров есть такие российские компании, как ММК и "Северсталь", которые уже ведут переговоры по снижению ввозных пошлин.

Новый сборочный цех

Кроме того, Россия наряду с западными авиационными концернами — Bombardier, Embraer — может не просто поставить Sukhoi Superjet 100 (на авиасалоне МАКС речь шла о сотне самолетов), но и начать производить в стране часть деталей современного лайнера.

О планах по поставкам 5 тыс. грузовых вагонов за полгода заявлял и "Уралвагонзавод", сообщалось в СМИ. Емкость рынка на ближайшие 5 лет на заводе оценили в 28 тыс. вагонов. Переговоры о продаже вагонов метро с Ираном ведет и "Трансмашхолдинг", сообщалось в конце января.

Иран представляется и интересной сборочной площадкой для мировых автоконцернов. О планах по открытию совместного производства заявлял, в частности, Daimler. По планам, первые грузовики выпустят на двух совместных предприятиях уже в конце 2016 года.

Сразу после снятия санкций официальные лица Ирана сообщали, что ждут до $50 млрд иностранных инвестиций ежегодно. Один только Китай намерен за 10 лет нарастить товарооборот до $600 млрд.    

Еще в период санкций огромную долю в товарообороте с Ираном занимали Объединенные Арабские Эмираты — на импорт приходится 23,32%, на экспорт из Ирана — 10,62%. Это во многом связано с тем, что через ОАЭ страна, несмотря на санкции, получала многие запрещенные товары и услуги из других стран.

Еще большую долю в экспорте Ирана занимает Ирак — 17,59%. Косвенно это подтверждает предположения о том, что ту же иранскую нефть, которой уже год пугают весь мир, давно экспортируют через соседнюю страну. Однако в Ираке, во-первых, уже не так сильно лютует ИГИЛ, а во-вторых, нефтедобыча там растет благодаря приходу иностранных инвесторов, в том числе из России.

Из-за подобных тесных связей Ирана с ОАЭ офисы многих иранских поставщиков расположены именно в Эмиратах, а в банках страны, не поддержавшей санкции, открыты расчетные счета иранских контрагентов. Расчеты с ними вели через систему "Хавала", следует из доклада консалтинговой компании Iran Terra Cognita.

Неформальная расчетная система, пунктов которой в мире насчитывается около 5 тыс., подразумевает не перевод денег со счета на счет, а обмен информацией между брокерами. Скажем, клиент в Иране приносит в пункт хавалы условные 5 тыс. динаров (это может быть и эквивалент в виде драгоценностей), называет место и имя получателя.

Брокер хавалы сообщает данные о переводе своем партнеру в месте получения — в основном по телефону или электронной почте. Получатель денег называет в местном пункте хавалы код платежа, который ему сообщил отправитель, и получает деньги. Платеж прошел.

Финансовая блокада

Подобные транзакции контролю практически не поддаются. Однако вернуться к древней системе расчетов (до телефонов брокеры, которых тогда называли совсем иначе, передавали информацию чуть ли не из уст в уста) вынудили финансовые санкции.

В 2012 году Иран отключили от международной системы SWIFT, на которой сидит весь банковский сектор цивилизованного мира. Этим же, к слову, год назад пугали и Россию. В общем-то без нее вполне можно обойтись, это лишь вопрос скорости и издержек. Но, скажем, о переводе с карты на карту за секунды придется забыть совсем — подобные простые транзакции будут растягиваться на сутки, а то и больше.

Из-за тех же санкций в Иране еще недавно не работали такие платежные системы, как MasterCard и Visa: редким туристам рекомендовали брать с собой наличные деньги в долларах. Подобными прелестями, к слову, еще в прошлом году можно было насладиться в Крыму. Платежные системы  окончательно вернулись на полуостров только в январе этого года. Санкции удалось обойти, поскольку и Visa, и Mastercard вынудили подключиться к Национальной системе платежных карт.  

Примечательно, что в России, например, есть иранский банк — Мир Бизнес Банк. Им на 100% владеет ОАО "Банк Мелли Иран", зарегистрированное в Тегеране, гласит список лиц, которым подконтролен банк. Сейчас на его сайте красуется сообщение о новых возможностях, открывшихся перед клиентами с 16 января. Чем занимался банк с активами 8,7 млрд во время санкций, непонятно.

Биржа ждет новых игроков

Огромный интерес для иностранных инвесторов представляет и Иранская фондовая биржа. Накануне суммарная капитализация торгуемых на ней компаний составляла около $256 млрд, притом, что еще совсем недавно показатель составлял $150 млрд. Еще к концу 2014 года иностранные инвесторы владели всего 0,1% этих акций, писал The Economist.

Первые позиции по капитализации занимают компании химической промышленности (27%), финансовые компании (13%), компании связи (8%), а также индустриальные холдинги (8%), свидетельствует декабрьский отчет биржи. Как ни странно, производители нефтепродуктов занимают только 5%, столько же у добывающих металлы компаний. Видимо, совсем ненадолго.

www.dp.ru

Россия без нефти: Для экономики начинается обратный отсчет

Пишу уже мало. Да и нет желания больше. Масса не хочет принимать адекватную и полезную информацию для себя. Информация ниже, по большему счету к думающим и размышляющим над приближением белого зверька к россиянской экономике построенной на обмене ресурсов на валюту, и не производящей уже по большему счету того, что могло бы заинтересовать остальной мир. Не говорю про мелочовку в виде поставок оружия и АЭС, и еще по мелочи. В 2015, основной товар - нефть, нефтепродукты низкого передела и газ с кондесатом, составляли порядка 55% экспорта. Следом, порядка 12% - металы. Потом - это химия, около 7%... ну и все остальное, что можно обменять на вожделенную валюту. Про импорт, то надеюсь обьяснять насколько глубоко мы зависим не надо. Экспорт в сумме $318 млрд, импорт $185 млрд - это 2015. В 2016 профицит валюты от экспорта резко упал, да так, что вывезли из страны всего-то $50 млрд,Так когда же белый зверек пожалует в гости, и холодильник победит телевизор в головах биомассы? Данные факты, что ниже и будет ответом. Не ждите, что цены на нефть поднимуться. Для мировой экономики, которая на ладан дышит, априори противопаказано. И не ждите, что этому будет способствовать спрос на нее. Уже сейчас спрос вошел в стагнацию. Все меняется. Растущий спрос от Китая и Индии компенсируется Западом переходящим на альтернативные источники энергии. Далее по нарастающей будет и во всем мире. Нет, не прямо завтра, но скоро.

Важные тезисы выделил. А вообще, почитайте пргноз от Андрея Мовчан. На редкость умный мужик. Это стоит потраченного времени.

Нефтяная "сказка", в которой более 50 лет живет Россия, обменивая "черное золото" на валюту, технологии и потребительский стиль жизни, с угрожающей скоростью приближается к финалу.

Усиленная добыча на старых, еще советских месторождениях приводит к их ускоренному истощению, а новых залежей с дешевой и легкой для извлечения нефтью обнаружить не удается.

На данный момент почти все запасы нефти уже включены в добычу, сообщил на встрече с президентом РФ Владимиром Путиным глава Минприроды Сергей Донской. Нераспределенный фонд недр по нефти составляет, по его словам, лишь 6%.

Этого настолько мало, что приходится менять формат работы министерства: вместо распределения недр остается лишь следить "за эффективностью недропользования", рассказал Донской.В 2017 году в России не будет объявлено ни одного аукциона на право пользования крупными углеводородными участками. "Ничего не осталось. Фонд открытых месторождений исчерпан", - объяснил ситуацию глава Роснедр Евгений Киселев."Средний размер открытых месторождений за последние 2 года - 1,7 млн тонн", - говорит партнер RusEnergy Михаил Крутихин. Это крохи: в один только Китай Россия поставляет в 3,5 раза больше ежемесячно.Инвестиции в поиск и разведку были радикально урезаны после обвала цен на нефть, объясняет Крутихин: "Изменилась парадигма. (Решили) просто гнать все, что можно продать сейчас по той цене, которая есть. Выкачивать из действующих месторождений все, что можно, не обращая внимания на оптимальные схемы".Форсированная разработка позволила выйти на максимум добычи с 1987 года (11,2 млн баррелей в день), но она же существенно приближает финал нефтяного благополучия.Согласно "Стратегии развития минерально сырьевой базы РФ до 2030 года", которую подгтовили Роснедра, у России есть максимум 3-4 года добычи на текущих уровнях.

Проблема в том, что 70% запасов - это трудноизвлекаемая нефть, ее себестоимость от 70 долларов на суше до 150 долларов за баррель в Арктике, к тому же нужны технологии, доступ к которым перекрыт санкциями Запада, напоминает Крутихин.

По его словам, пик добычи - это 2020-22 гг. Затем начнется спад со скоростью до 10% в год, а к 2035 году объемы рухнут вдвое - с 11 до 6 млн баррелей в день. В таком объеме нефть потребляет сама Россия, а значит - экспорт придется обнулить.

Для российской экономики это начало обратного отсчета до коллапса, говоритдиректор программы "Экономическая политика" Московского Центра Карнеги Андрей Мовчан.

Продажа нефти, по данным ЦБ, дает 26% всей поступающей в страну валюты; в целом нефтегазовый экспорт - 60%. Федеральный бюджет обеспечен нефтью на 40% напрямую, а если учесть все косвенные эффекты (например, импорт товаров на нефтяные деньги), - то на 84,3%, подсчитал Мовчан.Весьма вероятно, говорит он, что закрывать "дыру" правительство будет включением на полную мощность печатного станка. Одновременно придется закрыть трансграниченое движение капитала, ограничить операции с валютой и ввести контроль над ценами."Как это происходит, мы можем видеть на примере Венесуэлы, которая потеряла почти две трети возможной добычи за десять лет и уже закупает нефть за рубежом", - предупреждает Мовчан.Запас прочности у экономики, по его словам, - 6-10 лет (на основе - у России есть максимум 3-4 года добычи на текущих уровнях, то у РФ нет 10 лет), затем "вопрос будет стоять о необходимости срочных решительных изменений для сохранения целостности и управляемости страны".

источник

calm73.livejournal.com

Через сколько дней экономика России рухнет без нефти?

MENU
  • Главная
  • Политика
  • Общество
  • Экономика
  • Происшествия
  • Мир
  • Культура
  • Знания » »
    • Наука
    • История
    • Образование
  • Tech » »
    • Авто
    • IT
  • Здоровье
  • Спорт
  • Фото
  • Видео
  • Блоги
  • Обзор блогосферы
  • Блоголента »
    • Политика
    • Экономика
    • Происшествия
    • Общество
    • Журналисты
    • Здоровье и Семья
    • Культура и шоу-биз
    • Происшествия, туризм
    • История
    • Технологии
    • Видео
    • Кулинария
  • Досье
  • Блогожабы
  • Фото
  • Видео
  • Поиск
  1. 1
  2. 2
  3. 3
  4. 4
  5. 5
  6. 6
  • Рішення Синоду: Вселенський патріархат продовжує процедуру н...

  • Константинополь зняв анафему з патріарха Філарета

  • На Черниговщине взорвался склад боеприпасов. ВИДЕО

  • The Washington Post: Как война меняет Украину

uainfo.org

Для экономики начинается обратный отсчет: etoonda

Нефтяная "сказка", в которой более 50 лет живет Россия, обменивая "черное золото" на валюту, технологии и потребительский стиль жизни, с угрожающей скоростью приближается к финалу.

Усиленная добыча на старых, еще советских месторождениях приводит к их ускоренному истощению, а новых залежей с дешевой и легкой для извлечения нефтью обнаружить не удается.

На данный момент почти все запасы нефти уже включены в добычу, сообщил на встрече с президентом РФ Владимиром Путиным глава Минприроды Сергей Донской. Нераспределенный фонд недр по нефти составляет, по его словам, лишь 6%.

Этого настолько мало, что приходится менять формат работы министерства: вместо распределения недр остается лишь следить "за эффективностью недропользования", рассказал Донской.

В 2017 году в России не будет объявлено ни одного аукциона на право пользования крупными углеводородными участками. "Ничего не осталось. Фонд открытых месторождений исчерпан", - объяснил ситуацию глава Роснедр Евгений Киселев.

"Средний размер открытых месторождений за последние 2 года - 1,7 млн тонн", - говорит партнер RusEnergy Михаил Крутихин. Это крохи: в один только Китай Россия поставляет в 3,5 раза больше ежемесячно.

Инвестиции в поиск и разведку были радикально урезаны после обвала цен на нефть, объясняет Крутихин: "Изменилась парадигма. (Решили) просто гнать все, что можно продать сейчас по той цене, которая есть. Выкачивать из действующих месторождений все, что можно, не обращая внимания на оптимальные схемы".

Форсированная разработка позволила выйти на максимум добычи с 1987 года (11,2 млн баррелей в день), но она же существенно приближает финал нефтяного благополучия.

Согласно "Стратегии развития минерально сырьевой базы РФ до 2030 года", которую подгтовили Роснедра, у России есть максимум 3-4 года добычи на текущих уровнях.

Проблема в том, что 70% запасов - это трудноизвлекаемая нефть, ее себестоимость от 70 долларов на суше до 150 долларов за баррель в Арктике, к тому же нужны технологии, доступ к которым перекрыт санкциями Запада, напоминает Крутихин.

По его словам, пик добычи - это 2020-22 гг. Затем начнется спад со скоростью до 10% в год, а к 2035 году объемы рухнут вдвое - с 11 до 6 млн баррелей в день. В таком объеме нефть потребляет сама Россия, а значит - экспорт придется обнулить.

Для российской экономики это начало обратного отсчета до коллапса, говорит директор программы "Экономическая политика" Московского Центра Карнеги Андрей Мовчан.

Продажа нефти, по данным ЦБ, дает 26% всей поступающей в страну валюты; в целом нефтегазовый экспорт - 60%. Федеральный бюджет обеспечен нефтью на 40% напрямую, а если учесть все косвенные эффекты (например, импорт товаров на нефтяные деньги), - то на 84,3%, подсчитал Мовчан.

Весьма вероятно, говорит он, что закрывать "дыру" правительство будет включением на полную мощность печатного станка. Одновременно придется закрыть трансграниченое движение капитала, ограничить операции с валютой и ввести контроль над ценами.

"Как это происходит, мы можем видеть на примере Венесуэлы, которая потеряла почти две трети возможной добычи за десять лет и уже закупает нефть за рубежом", - предупреждает Мовчан.

Запас прочности у экономики, по его словам, - 6-10 лет, затем "вопрос будет стоять о необходимости срочных решительных изменений для сохранения целостности и управляемости страны".

Привет . Добавляй в друзья )

etoonda.livejournal.com

Для экономики начинается обратный отсчет

Нефтяная «сказка», в которой более 50 лет живет Россия, обменивая «черное золото» на валюту, технологии и потребительский стиль жизни, с угрожающей скоростью приближается к финалу.

Усиленная добыча на старых, еще советских месторождениях приводит к их ускоренному истощению, а новых залежей с дешевой и легкой для извлечения нефтью обнаружить не удается.

На данный момент почти все запасы нефти уже включены в добычу, сообщил на встрече с президентом РФ Владимиром Путиным глава Минприроды Сергей Донской. Нераспределенный фонд недр по нефти составляет, по его словам, лишь 6%.

Этого настолько мало, что приходится менять формат работы министерства: вместо распределения недр остается лишь следить «за эффективностью недропользования», рассказал Донской.

В 2017 году в России не будет объявлено ни одного аукциона на право пользования крупными углеводородными участками. «Ничего не осталось. Фонд открытых месторождений исчерпан», — объяснил ситуацию глава Роснедр Евгений Киселев.

«Средний размер открытых месторождений за последние 2 года — 1,7 млн тонн», — говорит партнер RusEnergy Михаил Крутихин. Это крохи: в один только Китай Россия поставляет в 3,5 раза больше ежемесячно.

Инвестиции в поиск и разведку были радикально урезаны после обвала цен на нефть, объясняет Крутихин: «Изменилась парадигма. (Решили) просто гнать все, что можно продать сейчас по той цене, которая есть. Выкачивать из действующих месторождений все, что можно, не обращая внимания на оптимальные схемы».

Форсированная разработка позволила выйти на максимум добычи с 1987 года (11,2 млн баррелей в день), но она же существенно приближает финал нефтяного благополучия.

Согласно «Стратегии развития минерально сырьевой базы РФ до 2030 года», которую подгтовили Роснедра, у России есть максимум 3-4 года добычи на текущих уровнях.

Goldman Sachs: сланцевый бум приведет к переизбытку нефти

Проблема в том, что 70% запасов — это трудноизвлекаемая нефть, ее себестоимость от 70 долларов на суше до 150 долларов за баррель в Арктике, к тому же нужны технологии, доступ к которым перекрыт санкциями Запада, напоминает Крутихин.

По его словам, пик добычи — это 2020-22 гг. Затем начнется спад со скоростью до 10% в год, а к 2035 году объемы рухнут вдвое — с 11 до 6 млн баррелей в день. В таком объеме нефть потребляет сама Россия, а значит — экспорт придется обнулить.

Для российской экономики это начало обратного отсчета до коллапса, говорит директор программы «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги Андрей Мовчан.

Продажа нефти, по данным ЦБ, дает 26% всей поступающей в страну валюты; в целом нефтегазовый экспорт — 60%. Федеральный бюджет обеспечен нефтью на 40% напрямую, а если учесть все косвенные эффекты (например, импорт товаров на нефтяные деньги), — то на 84,3%, подсчитал Мовчан.

Весьма вероятно, говорит он, что закрывать «дыру» правительство будет включением на полную мощность печатного станка. Одновременно придется закрыть трансграниченое движение капитала, ограничить операции с валютой и ввести контроль над ценами.

«Как это происходит, мы можем видеть на примере Венесуэлы, которая потеряла почти две трети возможной добычи за десять лет и уже закупает нефть за рубежом», — предупреждает Мовчан.

Запас прочности у экономики, по его словам, — 6-10 лет, затем «вопрос будет стоять о необходимости срочных решительных изменений для сохранения целостности и управляемости страны».

Источник: Finanz

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

polit-mir.ru

Для экономики начинается обратный отсчет

Нефтяная "сказка", в которой более 50 лет живет Россия, обменивая "черное золото" на валюту, технологии и потребительский стиль жизни, с угрожающей скоростью приближается к финалу.

Усиленная добыча на старых, еще советских месторождениях приводит к их ускоренному истощению, а новых залежей с дешевой и легкой для извлечения нефтью обнаружить не удается.

На данный момент почти все запасы нефти уже включены в добычу, сообщил на встрече с президентом РФ Владимиром Путиным глава Минприроды Сергей Донской. Нераспределенный фонд недр по нефти составляет, по его словам, лишь 6%.

Этого настолько мало, что приходится менять формат работы министерства: вместо распределения недр остается лишь следить "за эффективностью недропользования", рассказал Донской.

В 2017 году в России не будет объявлено ни одного аукциона на право пользования крупными углеводородными участками. "Ничего не осталось. Фонд открытых месторождений исчерпан", - объяснил ситуацию глава Роснедр Евгений Киселев.

"Средний размер открытых месторождений за последние 2 года - 1,7 млн тонн", - говорит партнер RusEnergy Михаил Крутихин. Это крохи: в один только Китай Россия поставляет в 3,5 раза больше ежемесячно.

Инвестиции в поиск и разведку были радикально урезаны после обвала цен на нефть, объясняет Крутихин: "Изменилась парадигма. (Решили) просто гнать все, что можно продать сейчас по той цене, которая есть. Выкачивать из действующих месторождений все, что можно, не обращая внимания на оптимальные схемы".

Форсированная разработка позволила выйти на максимум добычи с 1987 года (11,2 млн баррелей в день), но она же существенно приближает финал нефтяного благополучия.

Согласно "Стратегии развития минерально сырьевой базы РФ до 2030 года", которую подгтовили Роснедра, у России есть максимум 3-4 года добычи на текущих уровнях.

Проблема в том, что 70% запасов - это трудноизвлекаемая нефть, ее себестоимость от 70 долларов на суше до 150 долларов за баррель в Арктике, к тому же нужны технологии, доступ к которым перекрыт санкциями Запада, напоминает Крутихин.

По его словам, пик добычи - это 2020-22 гг. Затем начнется спад со скоростью до 10% в год, а к 2035 году объемы рухнут вдвое - с 11 до 6 млн баррелей в день. В таком объеме нефть потребляет сама Россия, а значит - экспорт придется обнулить.

Для российской экономики это начало обратного отсчета до коллапса, говорит директор программы "Экономическая политика" Московского Центра Карнеги Андрей Мовчан.

Продажа нефти, по данным ЦБ, дает 26% всей поступающей в страну валюты; в целом нефтегазовый экспорт - 60%. Федеральный бюджет обеспечен нефтью на 40% напрямую, а если учесть все косвенные эффекты (например, импорт товаров на нефтяные деньги), - то на 84,3%, подсчитал Мовчан.

Весьма вероятно, говорит он, что закрывать "дыру" правительство будет включением на полную мощность печатного станка. Одновременно придется закрыть трансграниченое движение капитала, ограничить операции с валютой и ввести контроль над ценами.

"Как это происходит, мы можем видеть на примере Венесуэлы, которая потеряла почти две трети возможной добычи за десять лет и уже закупает нефть за рубежом", - предупреждает Мовчан.

Запас прочности у экономики, по его словам, - 6-10 лет, затем "вопрос будет стоять о необходимости срочных решительных изменений для сохранения целостности и управляемости страны".

perepostil.ru