Норвежская экономика и её особенности. Экономика норвегии нефть


Нефтяная экономика Норвегии | ТВ | ИноСМИ

LIVE

Колин Макэдвардс: Нефть. Это слово сегодня является синонимом богатства и власти. Притом цена нефти продолжает подниматься и конца этому росту не видно. Однако уже сегодня предвидится истощение нефтяных ресурсов, а Норвегия - одна из тех стран, которая, похоже, знает, как подготовиться к этому.

Добрый день, приветствуем вас в студии. Меня зовут Колин Макэдвардс. Сегодня темой нашей программы 'Взгляд изнутри' будет нефтяной бум в Норвегии.

Если вы живете в Норвегии, вам приходится тратить много денег на заправку автомобиля, несмотря на то, что Норвегия - третий в мире поставщик нефти после Саудовской Аравии и России. Но эти деньги поступают в особый социальный фонд, который обеспечит благосостояние населения в будущем. Страна имеет собственную программу того, как использовать нефть, чтобы обеспечивать безбедное существование своих граждан еще долго после того, как нефть в скважинах истощится.

Бекки Андерсон, репортаж из Норвегии: Здесь заправка мне стоила почти $8 за галлон, цены на топливо повышаются во всех странах мира вместе с ростом цен на нефть. Я приехала в Норвегию, чтобы узнать, за что мне приходится платить.

Средняя стоимость барреля нефти в прошлом году составила $50. В таком случае возникает справедливый вопрос: если добыча одного барреля нефти стоит мировым нефтяным производителям в среднем около $4, транспортировка - около $2,50, еще $5 - переработка и $7 - доставка на рынок, то кто же получает все остальные деньги? Нефтяные аналитики говорят, что не только нефтяные компании.

Лео Дроллас, Центр глобальных энергетических исследований: Наибольшую выгоду высокие цены на нефть - через налоги - приносят правительствам стран-производителей, и, конечно же, немалую долю получают правительства стран-потребителей. То, что получают нефтяные компании, по некоторым оценкам, в среднем составляет примерно от $3 до $5 за баррель.

Андерсон: Если говорить о Норвегии, то Statoil дает государству 78% валютного дохода, а правительство перекачивает эти нефтяные деньги в специальный нефтяной фонд, который предназначен для расходования в тот период, когда истощатся нефтяные месторождения. Сегодня в Норвегии накоплен крупнейший пенсионный фонд в мире, который позволяет стране устроить свою жизнь вполне комфортно. Норвегия являет собой пример 'нефтяным нуворишам', как они могут продлить себе обеспечение с помощью нефтяного богатства.

Макэдвардс: Неудивительно, что Норвегия сегодня считается самым богатым обществом в мире. У страны полностью отсутствует государственный долг, имеется огромный излишек налоговых поступлений, Норвегия имеет самый низкий уровень безработицы в Европе. Все это определяется нефтяными доходами, и особыми методами, которые применяет норвежское правительство, чтобы отложить нефтяные доходы на будущее.

Многие страны за прошедшие десятилетия растратили свои нефтяные богатства, но только не Норвегия. Эта страна имеет крупнейший в мире пенсионный фонд, и при нынешних высоких ценах на нефть, деньги продолжают прибывать.

Несмотря на огромный приток наличности, многие люди ведут весьма скромный образ жизни, при этом имея солидные гарантии обеспечения на будущее.

Андерсон, репортаж из Ставангера: Ставангер не является крупным торговым центром, несмотря на новооткрытое богатство. Сорок лет назад этот город, который сегодня считается нефтяной столицей Норвегии, жил за счет рыболовства и морской торговли. Нефтяная эпоха города и всей страны началась в 1969 г., когда нефтяная компания Philips открыла месторождения черного золота в норвежской части Северного моря.

Говорят, что в Ставангере человек рождается не только с серебряной ложкой во рту, но с целым баррелем нефти. Однако здесь вы не увидите небоскребов и шикарных автомобилей - ничего из тех атрибутов, которые большинство людей связывают со сверхбогатством.

Гунтер Бегер (Gunter Beger) начинавший свою рабочую деятельность докером в 50-х годах, когда в стране не было таких 'больших денег', как сейчас, сделал головокружительную карьеру и в 80-е годы стал министром финансов. Теперь он возглавляет нефтяной директорат, который занимается управлением нефтяным богатством Норвегии.

Гунтер Бегер: Мы накапливаем деньги в нефтяном фонде, и тратим только доходы от процентов с этих средств. Если придерживаться такой политики, то, в принципе, это может продолжаться бесконечно долго. Доходы нефтяного фонда инвестируются за пределами страны. Потому что иначе приток средств разрушит норвежскую экономику. Норвегия - маленькая экономика, и это еще одна причина, почему необходимо рационально расходовать деньги.

Макэдвардс: Чтобы узнать больше о методах, которые применяют власти в управлении нефтяной промышленностью Норвегии, мы созвонились с Гуннером Гъерде (Gunner Gjerde), генеральным директором норвежского министерства нефтяной и энергетической промышленности.

Гуннер, большое спасибо за то, что согласились ответить на наши вопросы.

Скажите, кто-нибудь в стране критикует вас за то, что вы не тратите деньги дома, может быть, за то, что вы не строите дорог, не снижаете цены на бензин, газ и электричество, чтобы дать передышку потребителям?

Гуннер Гъерде: Да, действительно, на правительство оказывается нарастающее давление, раздается критика, что правительство не расходует деньги фонда внутри страны, например, на развитие инфраструктуры, строительство больниц или снижение цен на бензин и газ. Однако правительство продолжает проводить очень строгую политику в установлении приоритетов расходования денег.

Норвегия построила относительно диверсифицированную экономику, поэтому мы надеемся, что в будущем, когда наши месторождения истощатся, мы сможем развивать нашу экономику без нефти, однако активная деятельность в нефтегазовом секторе продолжится в течение многих лет и внесет существенный вклад в норвежскую экономику.

Аналитики спорят относительно того, насколько сильным может быть шок, когда нефть закончится.

Такое развитие событий может оказаться достаточно серьезным, в том числе, и для Норвегии. Вместе с тем, по нашим оценкам, сокращение добычи нефти будет происходить постепенно, экономика будет постепенно перестраиваться на другие сектора. Это уже происходит сегодня, поскольку у нас уже достаточно старые месторождения. Мы имеем максимальные объемы добычи сегодня, но через несколько лет производство начнет сокращаться. Что касается газа, то в ближайшие несколько лет ожидается существенный рост добычи, который продлится достаточно долго, даже после значительного истощения нефтяных месторождений.

Макэдвардс: Как Вы думаете, применим ли подход Норвегии в других странах, или Норвегия - это совершенно особый случай по целому ряду причин - в силу специфики населения, географических условий и прочее.

Гъерде: Видите ли, общеизвестно, что большинство стран-производителей нефти и газа не только не получили пользы для общего развития страны, но фактически расстроили свою экономику. Эти ресурсы не послужили делу общего развития экономики таких стран. И в этом смысле Норвегия уникальна. Опыт Норвегии, как мне кажется, может быть интересен другим странам.

Макэдвардс: Ну что ж, спасибо, г-н Гъерде, за то, что поделились с нами своими соображениями. Следует признать непреложный и весьма неприятный факт, касающийся нефти - предложение ограничено, а спрос растет все быстрее. Аналитики расходятся в своих прогнозах относительно того, когда истощатся мировые залежи нефти, но соглашаются в одном - в том, что это время приближается, и что воздействие на экономику будет глобальным.

Сегодня к нашему обсуждению присоединяется Джерри Тэйлор, старший научный сотрудник американского научно-исследовательского института Cato Institute и автор нескольких трудов по вопросам энергетики и экологии.

Начнем с главного вопроса, который все задают друг другу сегодня: действительно ли заканчивается нефть на планете?

Джерри Тэйлор: На самом деле трудно ответить на этот вопрос однозначно, поскольку это потребует ответа еще на один вопрос: сколько нефти мы еще не открыли. А об этом мы можем только догадываться.

Однако следует отметить, что мировая добыча нефти сегодня фактически достигла рекордного уровня. В последние пару лет цены растут не потому, что предложение сокращается, но потому, что резко вырос спрос. Через девять лет глобальный объем добычи нефти будет на 25% выше, чем сегодня, что будет крупнейшим расширением поставки в истории рынка. Сегодня нельзя с уверенностью сказать, будет ли этого достаточно. Эта ценовая спираль возникла не на основе предложения, эта спираль инициирована спросом, - отмечает он. - С уменьшением запасов нефти люди будут иметь больше стимулов для энергосбережения и инвестиций в альтернативные технологии, и это - наилучшая государственная политика.

Программа Норвегии скорее готовит страну не к тому дню, когда в скважинах исчезнет нефть, а к тому дню, когда цены на нефть станут намного ниже, чем сегодня. Такая политика отчасти выравнивает потоки доходов, и в этом Норвегия не одинока - многие страны, в частности, Россия, имеют своего рода стабилизационные фонды.

Проблема в том, что большинство компаний серьезно недоплачивают в такие стабилизационные фонды. Они просто не направляют в свои фонды столько финансов, сколько Норвегия. Политический климат в Норвегии таков, что правительство проявляет большую дальновидность при разработке политических мер, и в долгосрочной перспективе страна, безусловно, получит выгоду от своей политики.

Интересно, что ни один здравомыслящий экономист не привел ни одного довода против подобной программы. Она абсолютно рациональна и имеет огромный смысл, однако люди, определяющие политику стран, как правило, редко бывают столь дисциплинированы, как в Норвегии.

Большинство нефтедобывающих стран расположено в нестабильных регионах и управляются деспотичными режимами. Руководители этих стран, как правило, расходуют огромные деньги на финансирование вооруженных сил и секретных служб, а также на подкуп оппозиции. Кроме того, ведется непрерывная внутренняя борьба за контроль над правительством, а, следовательно, и нефтяными доходами.

Таким образом, сегодня насчитывается очень немного примеров, когда развитые, зрелые в политическом отношении экономические системы заняты в нефтяном бизнесе, и в этих странах не существует больших проблем.

Макэдвардс: Может ли технологический прогресс изменить эту ситуацию?

Тейлор: Среднее месторождение нефти в мире сегодня поставляет на рынок не более 35% своей нефти, тогда как 65%, как правило, остаются не добытыми вследствие того, что эту нефть слишком дорого выводить в рынок, это пока не рентабельно. Однако объем полезного выхода нефти со временем, по мере совершенствования технологии, увеличивается.

Если бы мы сумели добавить хотя бы 5% к полезному объему добываемой нефти, т.е. поставлять на рынок 40% добываемой нефти, это было бы эквивалентно тому, чтобы вывести на мировые рынки еще одну Саудовскую Аравию. Когда же можно ожидать такого скачка? К сожалению, инвесторы не видят больших стимулов вкладывать капиталы в совершенствование технологий добычи, поскольку не прошло и десяти лет с тех пор, когда цены на нефть продемонстрировали исторически рекордное падение - в 1998 г. были отмечены самые низкие цены на нефть за всю историю нефтяных бирж.

Однако долгосрочные капиталовложения в нефтяную промышленность жизненно важны. Фактически, с улучшением технологии добычи, мы находим нефть все дальше и дальше в океане. Если 20 лет назад никто не проводил бурение более, чем на 100 футов, то теперь мы бурим скважины глубже чем 10 000 футов, и технологии продолжают совершенствоваться. Исследователи продолжают двигаться все дальше вглубь континентального шельфа, в глубины моря, и там открывают нефть.

Есть много способов расширить производство нефти - это и разработка новых месторождений, и возвращение к заглушенным месторождениям, в которых остаются тяжелые фракции, это и разработка новых технологий переработки нефтяных песков и нефтеносных сланцев. В США, например, залежи нефтяных сланцев содержат в три раза больше нефти, чем все ресурсы Саудовской Аравии. Все дело в том, что необходимо вложить в добычу этой нефти огромные суммы денег. Однако технологии совершенствуются, и в будущем мы сможем добыть эту нефть.

Макэдвардс: Джерри Тейлор покидает нашу студию на этой оптимистичной ноте. Спасибо большое, Джерри.

Тейлор: И вам спасибо.

Макэдвардс: Это была программа 'Взгляд изнутри'. Я Колин Макэдвардс. Вы смотрите CNN.

____________________________________________________________

Грязное белье нефтяных компаний ("Newsweek", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Экономика Норвегии — Википедия

Валюта Фискальный год Международныеорганизации Статистика ВВП Рост ВВП ВВП на душу населения Инфляция (ИПЦ) Экономически активное население Уровень безработицы Основные отрасли Внешняя торговля Экспорт Статьи экспорта Импорт Статьи импорта Государственные финансы Государственные доходы Государственные расходы
Экономика Норвегии
Деловой квартал Осло
Норвежская крона
календарный
ОЭСР, ВТО, Европейская экономическая зона и др.
376 млрд долл. (2016)[1]
▲ 0,8 % (2016)[2]
71 497 долл. (2016)[1]
3,5 % (2016)[3]
2,8 млн чел. (2015)
4,3 % (2017)[4]
Нефтегазовая промышленность, пищевая промышленность, судостроение, целлюлозно-бумажная продукция, производство металлов, химикатов, древесины, горная промышленность, текстильная промышленность, рыболовство
92,4 млрд $ (2016)[3]
Нефть и газ, рыба, машины и оборудование, металлы, химикаты, корабли [5]
73,02 млрд $ (2016)[3]
Машины и оборудование, химикаты, металлы, пищевые продукты
199,8 млрд $ (2016)[3]
188,8 млрд $ (2016)[3]
Если не оговорено иное, все цифры даны в долларах США

Норвегия имеет развитую смешанную экономику со значительной долей государственного сектора в стратегических отраслях. Несмотря на чувствительность к глобальным экономическим циклам, экономика Норвегии продемонстрировала устойчивый рост с начала индустриальной эры. Судоходство уже давно является опорой экспортного сектора Норвегии, но большая часть экономического роста в Норвегии вызвана обилием природных ресурсов, поэтому развиты разведка и добыча нефти, гидроэнергетика и рыболовство. Доля сельского хозяйства и тяжелой промышленности в экономике снизилась в связи с развитием сферы услуг и отраслей, связанных с добычей нефти; государственный сектор является одним из крупнейших в мире в процентах от общего объема валового внутреннего продукта. Страна имеет очень высокий уровень жизни по сравнению с другими европейскими странами и развитую систему социального обеспечения.

Общие сведения

Правительство Королевства Норвегии контролирует ключевые сферы экономики, в частности, нефтяной сектор. Добыча газа в Северном море ведется с 1971 года[6]. Хотя страна обладает и другими природными ресурсами (лесные ресурсы, минералы, гидроресурсы), нефтяной сектор обеспечивает 30 процентов поступлений средств в бюджет Норвегии. ВВП в 2012 году составил $ 329 млрд.[7] Вместе с тем в 2000-е годы Норвегию коснулась общескандинавская тенденция снижения доли доходов от государственной собственности в общих доходах государства: с 17,4 % в 2003 году до 14,9 % в 2006 году[8].

Видео по теме

История

До индустриальной революции

До промышленной революции экономика Норвегии была основана на сельском хозяйстве, производстве древесины и рыболовстве. Норвежцы обычно жили в условиях значительной нехватки продовольствия, хотя голод был редок. Для некоторых плодородных районов, за исключением Хедмарка и Эстфолла, зерновые культуры были ограничены морозоустойчивыми, такими как овес, рожь, и ячмень; было хорошо развито скотоводство. В районах Центральной и Северной Норвегии занимались оленеводством. Рыбалка вокруг побережья была опасной работой, хотя некоторые виды рыб, такие как сельдь, треска, палтус, водились в изобилии. Ввоз картофеля в Норвегию в XVIII веке оказал значительное облегчение жизни норвежцев. По всему побережью ловля рыбы (включая треску, сельдь, палтус и т.д.) была важным дополнением к земледелию и была во многих районах на севере и западе основным источником существования. Рыбалка обычно дополнялась выращиванием сельскохозяйственных культур и разведением скота на небольших фермах. Фермеры, владеющие собственностью, были и продолжают оставаться основной единицей работы в норвежском сельском хозяйстве, но до XIX века у фермеров закончились земли, доступные для ведения сельского хозяйства. Многие сельскохозяйственные семьи стали нищими, что послужило толчком для их эмиграции в Северную Америку.

Индустриальная революция

Помимо горнодобывающей промышленности в Конгсберге, Рёрусе и Лёккене Верке, индустриализация пришлась на первые текстильные фабрики, которые были построены в Норвегии в середине XIX века. Но первые крупные промышленные предприятия появились, когда политика предпринимателей привела к созданию банков для удовлетворения этих потребностей. Были созданы рабочие места для большого числа лиц. Поскольку доход людей, занятых в промышленности, превысил доход крестьян, началось долгосрочное сокращение площадей обрабатываемых земель и снижение сельского населения. Началось формирование рабочего класса.

Государственный сектор

Формирование государственного сектора началось с национализации германских активов после Второй мировой войны[8]. В начале 2000-х годов в Норвегии 80 компаний находились в государственной собственности, большая часть в ведении Министерства торговли и промышленности[8]. Государственные предприятия в начале 2000-х годов были сосредоточены в следующих отраслях хозяйства: ТЭК(«Статойл», «Норск гидро»), телевизионная связь («Теленор»), почта ("Постен Норге"), железные дороги, авиаперевозки (САС), производство и распределение электроэнергии («Статскрафт»), лесное хозяйство («Статског»), металлургия («Норск гидро»), торговля алкогольными напитками, банковские услуги(«Коммуналбанкен»), добыча каменного угля («Стуре Норске Шпицберген Кулькомпани») и т.д.[8] В 1990-е годы в Норвегии была отменена государственная монополия на телесвязь, торговлю алкоголем, оптовую торговлю зерном и медицинскими препаратами, на радио и телевизионное вещание.[8]. После вступления в действие соглашения о ЕЭП Норвегия была вынуждена преобразовать государственную монополию по торговле лекарствами «Норск Медисинальдепо» сначала в государственное АО, а затем продать 17% акций новой компании[8]. Государственная собственность в Норвегии являлась высокодоходной - в 2006 году те госпредприятия, акции которых котируются на бирже, принесли доход в 30 %[8]. В 1990 - 2000 годах доходы от приватизации составили 2,9 млрд долларов[8].

Нефтегазовая промышленность

По состоянию на 2016 год Норвегия занимает 13-е место в рейтинге стран по добыче нефти по данным ОПЕК[9].

Первая промышленная добыча нефти началась лишь в 1970.

Все запасы нефти и газа Норвегии расположены на шельфе Северного моря. Инициатива начать разведку запасов принадлежала не государству, а крупным транснациональным компаниям. Первой заявку подала американская Phillips Petroleum (1962).

В 1960-е годы Норвегия заявила о национальном суверенитете над всеми шельфовыми природными ресурсами и подписала соглашения с Великобританией и Данией о морских границах.

В 1965 Норвегия выдала первые нефтяные лицензии, а уже в декабре 1969 было открыто первое большое месторождение.

В тот период у власти в стране находились социал-демократы, на практике реализовавшие свои представления о роли государства в экономике.

В 1970 был создан специальный правительственный комитет, выработавший рекомендации по управлению нефтяной отраслью.

В Министерстве промышленности был создан отдел нефти, который в 1978 был выделен в отдельное Министерство нефти и энергетики, ответственное за формирование государственной энергетической политики.

Оперативным управлением и надзором занялся вновь созданный Нефтяной директорат, а для непосредственного участия в нефтяных проектах была создана государственная компания Statoil.

Ещё одной норвежской компанией, занявшейся добычей нефти, стала Norsk Hydro, в которой государству принадлежал 51 % акций.

Освоение норвежского шельфа проводилось консорциумами с участием частных компаний и государства, доля которого первое время не могла быть менее 50 %. Налогообложение нефтедобычи первоначально включало в себя роялти (для некоторых проектов), налог на прибыль, территориальный взнос и специальный налог на сверхприбыль. Позже появился ещё один налог — на выбросы углекислого газа.

Рост нефтяных доходов позволил Норвегии брать внешние займы в счёт будущих доходов от продажи нефти и газа на поддержку других отраслей, в частности судостроения, и на реализацию программ социального и регионального развития в рамках концепции «государства всеобщего благоденствия». К 1977 внешний долг Норвегии достиг 30 % ВВП, после чего были приняты экстренные меры по его ликвидации. В 2005 у Норвегии уже не было внешнего долга.

В первой половине 1980-х, чтобы ослабить политический вес государственной компании Statoil, но сохранить присутствие государства в отрасли, Норвегия ввела новую форму собственности — прямая доля государства в месторождениях и трубопроводной системе (SDFI). Доходы от продажи нефти и газа SDFI стали напрямую поступать в бюджет государства, а следовательно, не подлежали налогообложению.

В 1990 в целях сохранения высокого уровня жизни населения после неминуемого истощения запасов нефти был создан Норвежский нефтяной фонд. На 2005 год его размер достиг почти $150 млрд.

В 1999 государство снизило пакет акций в Norsk Hydro до 44 %.

В 2001 началась масштабная реструктуризация нефтяной государственной собственности. Госкомпания Statoil подверглась частичной приватизации (была продана почти четверть пакета).

По состоянию на 2006 год, Норвегия обеспечивала примерно 15 % потребностей стран Евросоюза в нефти и газе.

К 2007 было осуществлено слияние Statoil и энергетических активов Norsk Hydro. Созданный нефтегазовый гигант способен составить серьёзную конкуренцию России на европейском рынке. По оценкам учёных, ресурсы норвежского континентального шельфа могут превышать прежние оценки, причём основные неразведанные запасы находятся в Баренцевом море вблизи границы с Россией.

По данным Норвежского нефтяного директората, общие запасы континентального шельфа страны составляют 13 млрд м³ в нефтяном эквиваленте. Благодаря новым открытиям, объём доказанных запасов увеличился ещё на 5,2 млрд м³.

При высоких запасах углеводородов до половины энергопотребности покрывается возобновляемым источником — гидроэнергией.

У страны ярко выраженный рентный характер экономики, зависимость от сырьевого, главным образом нефтегазового, экспорта, который, например, составил[когда?] свыше 50 % всего товарного экспорта, тогда как менее 15 % экспорта приходилось на технологический сектор. Нефтегазовая промышленность является фундаментом всей норвежской экономики. В 2002 г. нефтегазовый сектор составил 23 % ВВП и принёс 32 % всех доходов (223 млрд норвежских крон, свыше 23 млрд долл. США). В нём прямо занято более 74 тыс. чел., 3 % всех занятых, а косвенно ещё 220 тыс.[10] Тем не менее, сырая нефть в доле всего товарного экспорта снизилась; так, в 2002 году она составляла 40 %[11], в 2013 — 32 %[12], в 2016 — 28 %[5].

Энергетика

В 2013 году потребление первичных энергоресурсов составило 45,0 млн тонн нефтяного эквивалента, из которых 65,0 % пришлось на гидроэнергию, 24,0 % - на нефть, 8,9 % - на природный газ, 1,6 % на уголь, 1,1 % на иные возобновляемые источники[13].

Источники

См. также

Ссылки

www.wikipedia.green

Экономика Норвегии — WiKi

До индустриальной революции

До промышленной революции экономика Норвегии была основана на сельском хозяйстве, производстве древесины и рыболовстве. Норвежцы обычно жили в условиях значительной нехватки продовольствия, хотя голод был редок. Для некоторых плодородных районов, за исключением Хедмарка и Эстфолла, зерновые культуры были ограничены морозоустойчивыми, такими как овес, рожь, и ячмень; было хорошо развито скотоводство. В районах Центральной и Северной Норвегии занимались оленеводством. Рыбалка вокруг побережья была опасной работой, хотя некоторые виды рыб, такие как сельдь, треска, палтус, водились в изобилии. Ввоз картофеля в Норвегию в XVIII веке оказал значительное облегчение жизни норвежцев. По всему побережью ловля рыбы (включая треску, сельдь, палтус и т.д.) была важным дополнением к земледелию и была во многих районах на севере и западе основным источником существования. Рыбалка обычно дополнялась выращиванием сельскохозяйственных культур и разведением скота на небольших фермах. Фермеры, владеющие собственностью, были и продолжают оставаться основной единицей работы в норвежском сельском хозяйстве, но до XIX века у фермеров закончились земли, доступные для ведения сельского хозяйства. Многие сельскохозяйственные семьи стали нищими, что послужило толчком для их эмиграции в Северную Америку.

Индустриальная революция

Помимо горнодобывающей промышленности в Конгсберге, Рёрусе и Лёккене Верке, индустриализация пришлась на первые текстильные фабрики, которые были построены в Норвегии в середине XIX века. Но первые крупные промышленные предприятия появились, когда политика предпринимателей привела к созданию банков для удовлетворения этих потребностей. Были созданы рабочие места для большого числа лиц. Поскольку доход людей, занятых в промышленности, превысил доход крестьян, началось долгосрочное сокращение площадей обрабатываемых земель и снижение сельского населения. Началось формирование рабочего класса.

Формирование государственного сектора началось с национализации германских активов после Второй мировой войны[8]. В начале 2000-х годов в Норвегии 80 компаний находились в государственной собственности, большая часть в ведении Министерства торговли и промышленности[8]. Государственные предприятия в начале 2000-х годов были сосредоточены в следующих отраслях хозяйства: ТЭК(«Статойл», «Норск гидро»), телевизионная связь («Теленор»), почта ("Постен Норге"), железные дороги, авиаперевозки (САС), производство и распределение электроэнергии («Статскрафт»), лесное хозяйство («Статског»), металлургия («Норск гидро»), торговля алкогольными напитками, банковские услуги(«Коммуналбанкен»), добыча каменного угля («Стуре Норске Шпицберген Кулькомпани») и т.д.[8] В 1990-е годы в Норвегии была отменена государственная монополия на телесвязь, торговлю алкоголем, оптовую торговлю зерном и медицинскими препаратами, на радио и телевизионное вещание.[8]. После вступления в действие соглашения о ЕЭП Норвегия была вынуждена преобразовать государственную монополию по торговле лекарствами «Норск Медисинальдепо» сначала в государственное АО, а затем продать 17% акций новой компании[8]. Государственная собственность в Норвегии являлась высокодоходной - в 2006 году те госпредприятия, акции которых котируются на бирже, принесли доход в 30 %[8]. В 1990 - 2000 годах доходы от приватизации составили 2,9 млрд долларов[8].

По состоянию на 2016 год Норвегия занимает 13-е место в рейтинге стран по добыче нефти по данным ОПЕК[9].

Первая промышленная добыча нефти началась лишь в 1970.

Все запасы нефти и газа Норвегии расположены на шельфе Северного моря. Инициатива начать разведку запасов принадлежала не государству, а крупным транснациональным компаниям. Первой заявку подала американская Phillips Petroleum (1962).

В 1960-е годы Норвегия заявила о национальном суверенитете над всеми шельфовыми природными ресурсами и подписала соглашения с Великобританией и Данией о морских границах.

В 1965 Норвегия выдала первые нефтяные лицензии, а уже в декабре 1969 было открыто первое большое месторождение.

В тот период у власти в стране находились социал-демократы, на практике реализовавшие свои представления о роли государства в экономике.

В 1970 был создан специальный правительственный комитет, выработавший рекомендации по управлению нефтяной отраслью.

В Министерстве промышленности был создан отдел нефти, который в 1978 был выделен в отдельное Министерство нефти и энергетики, ответственное за формирование государственной энергетической политики.

Оперативным управлением и надзором занялся вновь созданный Нефтяной директорат, а для непосредственного участия в нефтяных проектах была создана государственная компания Statoil.

Ещё одной норвежской компанией, занявшейся добычей нефти, стала Norsk Hydro, в которой государству принадлежал 51 % акций.

Освоение норвежского шельфа проводилось консорциумами с участием частных компаний и государства, доля которого первое время не могла быть менее 50 %. Налогообложение нефтедобычи первоначально включало в себя роялти (для некоторых проектов), налог на прибыль, территориальный взнос и специальный налог на сверхприбыль. Позже появился ещё один налог — на выбросы углекислого газа.

Рост нефтяных доходов позволил Норвегии брать внешние займы в счёт будущих доходов от продажи нефти и газа на поддержку других отраслей, в частности судостроения, и на реализацию программ социального и регионального развития в рамках концепции «государства всеобщего благоденствия». К 1977 внешний долг Норвегии достиг 30 % ВВП, после чего были приняты экстренные меры по его ликвидации. В 2005 у Норвегии уже не было внешнего долга.

В первой половине 1980-х, чтобы ослабить политический вес государственной компании Statoil, но сохранить присутствие государства в отрасли, Норвегия ввела новую форму собственности — прямая доля государства в месторождениях и трубопроводной системе (SDFI). Доходы от продажи нефти и газа SDFI стали напрямую поступать в бюджет государства, а следовательно, не подлежали налогообложению.

В 1990 в целях сохранения высокого уровня жизни населения после неминуемого истощения запасов нефти был создан Норвежский нефтяной фонд. На 2005 год его размер достиг почти $150 млрд.

В 1999 государство снизило пакет акций в Norsk Hydro до 44 %.

В 2001 началась масштабная реструктуризация нефтяной государственной собственности. Госкомпания Statoil подверглась частичной приватизации (была продана почти четверть пакета).

По состоянию на 2006 год, Норвегия обеспечивала примерно 15 % потребностей стран Евросоюза в нефти и газе.

К 2007 было осуществлено слияние Statoil и энергетических активов Norsk Hydro. Созданный нефтегазовый гигант способен составить серьёзную конкуренцию России на европейском рынке. По оценкам учёных, ресурсы норвежского континентального шельфа могут превышать прежние оценки, причём основные неразведанные запасы находятся в Баренцевом море вблизи границы с Россией.

По данным Норвежского нефтяного директората, общие запасы континентального шельфа страны составляют 13 млрд м³ в нефтяном эквиваленте. Благодаря новым открытиям, объём доказанных запасов увеличился ещё на 5,2 млрд м³.

При высоких запасах углеводородов до половины энергопотребности покрывается возобновляемым источником — гидроэнергией.

У страны ярко выраженный рентный характер экономики, зависимость от сырьевого, главным образом нефтегазового, экспорта, который, например, составил[когда?] свыше 50 % всего товарного экспорта, тогда как менее 15 % экспорта приходилось на технологический сектор. Нефтегазовая промышленность является фундаментом всей норвежской экономики. В 2002 г. нефтегазовый сектор составил 23 % ВВП и принёс 32 % всех доходов (223 млрд норвежских крон, свыше 23 млрд долл. США). В нём прямо занято более 74 тыс. чел., 3 % всех занятых, а косвенно ещё 220 тыс.[10] Тем не менее, сырая нефть в доле всего товарного экспорта снизилась; так, в 2002 году она составляла 40 %[11], в 2013 — 32 %[12], в 2016 — 28 %[5].

ru-wiki.org

Норвежская экономика.

Норвежская экономика принадлежит к числу самых развитых стран Западной Европы. Она является одной из самых индустриально развитых стран континента. Исторически сложилось, что базу норвежской индустрии составляет гидроэнергетика, на основе которой уже в довоенный период сложилась мощная электрохимическая и электрометаллургическая промышленность.

Другой традиционной отраслью промышленности были судостроение, деревообработка и рыболовство. С 60-х годов XX века в Норвегии получили развитие нефте- и газодобыча, при чем, сейчас Норвегия занимает 2-е место в мире. Весьма серьёзным слагаемым экономического успеха норвежцев была грамотная и высококвалифицированная рабочая сила. Уже к концу XIX века Норвегия добилась поголовной грамотности населения.

Норвежская экономика и роль государства в управлении экономикой

Норвежская экономика принадлежит к числу наиболее открытых экономик в мире. Например, в 1997 году 41% всей произведённой продукции был экспортирован, правда, 1/3 этой цифры приходится на экспорт нефти и газа. О развитости норвежской экономики свидетельствуют, например, следующие цифры: ВНП на душу населения в 1997 году составил 34.864$; внешней задолженности у страны нет; согласно экспертным оценкам швейцарского института IMD, норвежская экономика занимала 6-е место по конкурентоспособности в мире.Несмотря на свои высокие показатели, Норвегия не относится к числу стран с либеральным режимом экономики. Наоборот, роль государства в регулировании экономики традиционно велика. Последнее позволило стране после Второй мировой войны быстро оправиться от потрясений, вызванных войной, и, быстро разрешив социальный вопрос, добиться высокой степени концентрации промышленности и эффективности в деле управления ею. Причём, следует иметь в виду,принцип государственного управления экономикой на Западе рассматривалась всегда несколько иначе, чем это делалось, например, в СССР.Плановое начало, в принципе, всегда считалось в Норвегии не главным, а вспомогательным средством в том типе экономики, который традиционно объявляют как «интервенционистский». Одним из главных рычагов управления в таком типе считается собственная экономическая деятельность государства, а также активная инвестиционная политика правительства и финансовое регулирование денежного рынка Государственным банком. Все выше означенные методы воздействия на экономическую ситуацию с успехом применяются в Норвегии вплоть до сегодняшнего дня.

Рыболовство и сельское хозяйство

Как известно, только 3% территории страны пригодны для сельскохозяйственного освоения, что, однако не мешает норвежским фермерам обеспечивать страну собственной продукцией по целому ряду товарных позиций: прежде всего продуктов животноводства. Самая слабая позиция Норвегии в этом вопросе – полная зерновая зависимость; всё зерно Норвегия импортирует.Рыболовство является одной из важных отраслей в норвежской экономики. Причём за последние 10-15 лет в Норвегии внедрены высокоинтенсивные плантационные формы рыболовства, где молодняк рыб ценных промысловых пород «созревает» вплоть до улова на особых фермах.Нелишне будет упомянуть, что благодаря одному из жесточайших экологических законодательств вся производимая сельскохозяйственная продукция в стране безопасна и экологически чиста.

Металлургическая и электрохимическая промышленность

Более трети вырабатываемой электроэнергии в Норвегии идёт на выплавку металлов и производство химической продукции. Норвегия занимает второе место в мире по производству алюминия, а также является ведущим поставщиком на мировой рынок магния, цинка, никеля, высоколегированной стали и ферросплавов. Страна также поставляет электрохимическую продукцию, такую как карбид кремния, карбид кальция, а также металлический кремний, удовлетворяющий половину спроса на него в мире. В последние десятилетие Норвегия стала ориентироваться на производство сплавов и композитных материалов для аэрокосмической промышленности в США и Европейского союза. Например, по уровню капиталовложений на душу населения в области аэрокосмической промышленностиНорвегия уступает теперь только таким странам, как США и Франция.На базе развитой гидроэнергетики норвежские компании являются крупнейшими поставщиками минеральных удобрений в Европе. Будучи ведущим поставщиком нефти и газа. Норвегия успешно развивает собственную базу нефтехимической промышленности, производит большой объём пластмасс, искусственных красителей и лаков, также поставляемых на внешний рынок. В последние годы успешно развивается фармацевтическая промышленность, в которой применяются последние разработки из области тонкой химии и биотехнологии.

Деревообрабатывающая промышленность

Недорогая, имеющаяся в большом количестве электроэнергия позволила Норвегии играть главную роль на мировых рынках поставщиков целлюлозы и бумаги. Например, только одна компания «Ношке скуг» поставляет 3% мирового объёма газетной бумаги и6% высококачественной журнальной бумаги.При этом необходимы отметить, что традиционная политика в области охраны лесов позволяет стране постоянно наращивать объём новых лесопосадок, сохраняя таким образом леса от исчезновения.

Энергетика

99% всей электроэнергии Норвегии вырабатывается гидроэлектростанциями, чему способствует гористый ландшафт местности и большое количество водоёмов и водопадов. Норвегия стала пионером в области строительства туннельных гидроэлектростанций, что позволило ей, одновременно получай экологически чистую электроэнергию, не наносить ущерб природе. Согласно официальной статистике, общая протяжённость туннелей гидроэлектростанций составляет на сегодняшний день 3500 км.Производство оборудования для гидроэлектростанций также одна из традиционных отраслей норвежской промышленности. В последнее время всё чаще норвежские компании выходят на рынок с целым рядом услуг: от поставки высокопроизводительных гидротурбин до консультирования строительства или строительства под ключ гидроэлектростанций.

Судоходство и судостроение

В настоящее время Норвегия прочно удерживает 4-е место в мире по тоннажу торгового флота, при этом сами норвежцы специализируются на постройке высокоскоростных пассажирских катамаранов и поморов. Прочные позиции на рынке Европы занимают также норвежские компании, производящие навигационное оборудование. Высокие позиции на мировом рынке страхования морских перевозок занимают также норвежские страховые компании, удовлетворяющие 20% потребности мирового рынка в такого рода услугах.

Popularity: 7%

Ещё по теме

Вы читали "Норвежская экономика и её особенности.".

Поделитесь статьёй, которая вам понравилась, с другими:

norgehimmel.ru

Экономика Норвегии Википедия

Валюта Фискальный год Международныеорганизации Статистика ВВП Рост ВВП ВВП на душу населения Инфляция (ИПЦ) Экономически активное население Уровень безработицы Основные отрасли Внешняя торговля Экспорт Статьи экспорта Импорт Статьи импорта Государственные финансы Государственные доходы Государственные расходы
Экономика Норвегии
Деловой квартал Осло
Норвежская крона
календарный
ОЭСР, ВТО, Европейская экономическая зона и др.
376 млрд долл. (2016)[1]
▲ 0,8 % (2016)[2]
71 497 долл. (2016)[1]
3,5 % (2016)[3]
2,8 млн чел. (2015)
4,3 % (2017)[4]
Нефтегазовая промышленность, пищевая промышленность, судостроение, целлюлозно-бумажная продукция, производство металлов, химикатов, древесины, горная промышленность, текстильная промышленность, рыболовство
92,4 млрд $ (2016)[3]
Нефть и газ, рыба, машины и оборудование, металлы, химикаты, корабли [5]
73,02 млрд $ (2016)[3]
Машины и оборудование, химикаты, металлы, пищевые продукты
199,8 млрд $ (2016)[3]
188,8 млрд $ (2016)[3]
Если не оговорено иное, все цифры даны в долларах США

Норвегия имеет развитую смешанную экономику со значительной долей государственного сектора в стратегических отраслях. Несмотря на чувствительность к глобальным экономическим циклам, экономика Норвегии продемонстрировала устойчивый рост с начала индустриальной эры. Судоходство уже давно является опорой экспортного сектора Норвегии, но большая часть экономического роста в Норвегии вызвана обилием природных ресурсов, поэтому развиты разведка и добыча нефти, гидроэнергетика и рыболовство. Доля сельского хозяйства и тяжелой промышленности в экономике снизилась в связи с развитием сферы услуг и отраслей, связанных с добычей нефти; государственный сектор является одним из крупнейших в мире в процентах от общего объема валового внутреннего продукта. Страна имеет очень высокий уровень жизни по сравнению с другими европейскими странами и развитую систему социального обеспечения.

Общие сведения

Правительство Королевства Норвегии контролирует ключевые сферы экономики, в частности, нефтяной сектор. Добыча газа в Северном море ведется с 1971 года[6]. Хотя страна обладает и другими природными ресурсами (лесные ресурсы, минералы, гидроресурсы), нефтяной сектор обеспечивает 30 процентов поступлений средств в бюджет Норвегии. ВВП в 2012 году составил $ 329 млрд.[7] Вместе с тем в 2000-е годы Норвегию коснулась общескандинавская тенденция снижения доли доходов от государственной собственности в общих доходах государства: с 17,4 % в 2003 году до 14,9 % в 2006 году[8].

История

До индустриальной революции

До промышленной революции экономика Норвегии была основана на сельском хозяйстве, производстве древесины и рыболовстве. Норвежцы обычно жили в условиях значительной нехватки продовольствия, хотя голод был редок. Для некоторых плодородных районов, за исключением Хедмарка и Эстфолла, зерновые культуры были ограничены морозоустойчивыми, такими как овес, рожь, и ячмень; было хорошо развито скотоводство. В районах Центральной и Северной Норвегии занимались оленеводством. Рыбалка вокруг побережья была опасной работой, хотя некоторые виды рыб, такие как сельдь, треска, палтус, водились в изобилии. Ввоз картофеля в Норвегию в XVIII веке оказал значительное облегчение жизни норвежцев. По всему побережью ловля рыбы (включая треску, сельдь, палтус и т.д.) была важным дополнением к земледелию и была во многих районах на севере и западе основным источником существования. Рыбалка обычно дополнялась выращиванием сельскохозяйственных культур и разведением скота на небольших фермах. Фермеры, владеющие собственностью, были и продолжают оставаться основной единицей работы в норвежском сельском хозяйстве, но до XIX века у фермеров закончились земли, доступные для ведения сельского хозяйства. Многие сельскохозяйственные семьи стали нищими, что послужило толчком для их эмиграции в Северную Америку.

Индустриальная революция

Помимо горнодобывающей промышленности в Конгсберге, Рёрусе и Лёккене Верке, индустриализация пришлась на первые текстильные фабрики, которые были построены в Норвегии в середине XIX века. Но первые крупные промышленные предприятия появились, когда политика предпринимателей привела к созданию банков для удовлетворения этих потребностей. Были созданы рабочие места для большого числа лиц. Поскольку доход людей, занятых в промышленности, превысил доход крестьян, началось долгосрочное сокращение площадей обрабатываемых земель и снижение сельского населения. Началось формирование рабочего класса.

Государственный сектор

Формирование государственного сектора началось с национализации германских активов после Второй мировой войны[8]. В начале 2000-х годов в Норвегии 80 компаний находились в государственной собственности, большая часть в ведении Министерства торговли и промышленности[8]. Государственные предприятия в начале 2000-х годов были сосредоточены в следующих отраслях хозяйства: ТЭК(«Статойл», «Норск гидро»), телевизионная связь («Теленор»), почта ("Постен Норге"), железные дороги, авиаперевозки (САС), производство и распределение электроэнергии («Статскрафт»), лесное хозяйство («Статског»), металлургия («Норск гидро»), торговля алкогольными напитками, банковские услуги(«Коммуналбанкен»), добыча каменного угля («Стуре Норске Шпицберген Кулькомпани») и т.д.[8] В 1990-е годы в Норвегии была отменена государственная монополия на телесвязь, торговлю алкоголем, оптовую торговлю зерном и медицинскими препаратами, на радио и телевизионное вещание.[8]. После вступления в действие соглашения о ЕЭП Норвегия была вынуждена преобразовать государственную монополию по торговле лекарствами «Норск Медисинальдепо» сначала в государственное АО, а затем продать 17% акций новой компании[8]. Государственная собственность в Норвегии являлась высокодоходной - в 2006 году те госпредприятия, акции которых котируются на бирже, принесли доход в 30 %[8]. В 1990 - 2000 годах доходы от приватизации составили 2,9 млрд долларов[8].

Нефтегазовая промышленность

По состоянию на 2016 год Норвегия занимает 13-е место в рейтинге стран по добыче нефти по данным ОПЕК[9].

Первая промышленная добыча нефти началась лишь в 1970.

Все запасы нефти и газа Норвегии расположены на шельфе Северного моря. Инициатива начать разведку запасов принадлежала не государству, а крупным транснациональным компаниям. Первой заявку подала американская Phillips Petroleum (1962).

В 1960-е годы Норвегия заявила о национальном суверенитете над всеми шельфовыми природными ресурсами и подписала соглашения с Великобританией и Данией о морских границах.

В 1965 Норвегия выдала первые нефтяные лицензии, а уже в декабре 1969 было открыто первое большое месторождение.

В тот период у власти в стране находились социал-демократы, на практике реализовавшие свои представления о роли государства в экономике.

В 1970 был создан специальный правительственный комитет, выработавший рекомендации по управлению нефтяной отраслью.

В Министерстве промышленности был создан отдел нефти, который в 1978 был выделен в отдельное Министерство нефти и энергетики, ответственное за формирование государственной энергетической политики.

Оперативным управлением и надзором занялся вновь созданный Нефтяной директорат, а для непосредственного участия в нефтяных проектах была создана государственная компания Statoil.

Ещё одной норвежской компанией, занявшейся добычей нефти, стала Norsk Hydro, в которой государству принадлежал 51 % акций.

Освоение норвежского шельфа проводилось консорциумами с участием частных компаний и государства, доля которого первое время не могла быть менее 50 %. Налогообложение нефтедобычи первоначально включало в себя роялти (для некоторых проектов), налог на прибыль, территориальный взнос и специальный налог на сверхприбыль. Позже появился ещё один налог — на выбросы углекислого газа.

Рост нефтяных доходов позволил Норвегии брать внешние займы в счёт будущих доходов от продажи нефти и газа на поддержку других отраслей, в частности судостроения, и на реализацию программ социального и регионального развития в рамках концепции «государства всеобщего благоденствия». К 1977 внешний долг Норвегии достиг 30 % ВВП, после чего были приняты экстренные меры по его ликвидации. В 2005 у Норвегии уже не было внешнего долга.

В первой половине 1980-х, чтобы ослабить политический вес государственной компании Statoil, но сохранить присутствие государства в отрасли, Норвегия ввела новую форму собственности — прямая доля государства в месторождениях и трубопроводной системе (SDFI). Доходы от продажи нефти и газа SDFI стали напрямую поступать в бюджет государства, а следовательно, не подлежали налогообложению.

В 1990 в целях сохранения высокого уровня жизни населения после неминуемого истощения запасов нефти был создан Норвежский нефтяной фонд. На 2005 год его размер достиг почти $150 млрд.

В 1999 государство снизило пакет акций в Norsk Hydro до 44 %.

В 2001 началась масштабная реструктуризация нефтяной государственной собственности. Госкомпания Statoil подверглась частичной приватизации (была продана почти четверть пакета).

По состоянию на 2006 год, Норвегия обеспечивала примерно 15 % потребностей стран Евросоюза в нефти и газе.

К 2007 было осуществлено слияние Statoil и энергетических активов Norsk Hydro. Созданный нефтегазовый гигант способен составить серьёзную конкуренцию России на европейском рынке. По оценкам учёных, ресурсы норвежского континентального шельфа могут превышать прежние оценки, причём основные неразведанные запасы находятся в Баренцевом море вблизи границы с Россией.

По данным Норвежского нефтяного директората, общие запасы континентального шельфа страны составляют 13 млрд м³ в нефтяном эквиваленте. Благодаря новым открытиям, объём доказанных запасов увеличился ещё на 5,2 млрд м³.

При высоких запасах углеводородов до половины энергопотребности покрывается возобновляемым источником — гидроэнергией.

У страны ярко выраженный рентный характер экономики, зависимость от сырьевого, главным образом нефтегазового, экспорта, который, например, составил[когда?] свыше 50 % всего товарного экспорта, тогда как менее 15 % экспорта приходилось на технологический сектор. Нефтегазовая промышленность является фундаментом всей норвежской экономики. В 2002 г. нефтегазовый сектор составил 23 % ВВП и принёс 32 % всех доходов (223 млрд норвежских крон, свыше 23 млрд долл. США). В нём прямо занято более 74 тыс. чел., 3 % всех занятых, а косвенно ещё 220 тыс.[10] Тем не менее, сырая нефть в доле всего товарного экспорта снизилась; так, в 2002 году она составляла 40 %[11], в 2013 — 32 %[12], в 2016 — 28 %[5].

Энергетика

В 2013 году потребление первичных энергоресурсов составило 45,0 млн тонн нефтяного эквивалента, из которых 65,0 % пришлось на гидроэнергию, 24,0 % - на нефть, 8,9 % - на природный газ, 1,6 % на уголь, 1,1 % на иные возобновляемые источники[13].

Источники

См. также

Ссылки

wikiredia.ru

Зарубежный опыт: нефтяная экономика Норвегии

Средняя стоимость барреля нефти в прошлом году составила 50 долларов. В таком случае возникает справедливый вопрос: если добыча одного барреля нефти стоит мировым нефтяным производителям в среднем около 4 долларов, транспортировка - около 2,50 доллара, еще 5 долларов - переработка и 7 долларов - доставка на рынок, то кто же получает все остальные деньги? Нефтяные аналитики утверждают, что это не только нефтяные компании.

Наибольшую выгоду высокие цены на нефть - через налоги - приносят правительствам стран-производителей, и, конечно же, немалую долю получают правительства стран-потребителей. То, что получают нефтяные компании, по некоторым оценкам, в среднем составляет примерно от 3 до 5 долларов за баррель.

Если говорить о Норвегии, то "Statoil" дает государству 78 процентов валютного дохода, а правительство перекачивает эти нефтяные деньги в специальный нефтяной фонд, который предназначен для расходования в тот период, когда истощатся нефтяные месторождения. Сегодня в Норвегии накоплен крупнейший пенсионный фонд в мире, который позволяет стране устроить свою жизнь вполне комфортно.

Неудивительно, что Норвегия сегодня считается самым богатым обществом в мире. У страны полностью отсутствует государственный долг, имеется огромный излишек налоговых поступлений, она имеет самый низкий уровень безработицы в Европе. И при нынешних высоких ценах на нефть деньги продолжают прибывать.

Несмотря на огромный приток наличности, норвежцы ведут весьма скромный образ жизни, при этом имея солидные гарантии обеспечения на будущее.

Ставангер не является крупным торговым центром, несмотря на новооткрытое богатство. Сорок лет назад этот город, который сегодня считается нефтяной столицей Норвегии, жил за счет рыболовства и морской торговли. Нефтяная эпоха города и всей страны началась в 1969 году, когда нефтяная компания "Филипс" открыла месторождения черного золота в норвежской части Северного моря.

Говорят, что в Ставангере человек рождается не только с серебряной ложкой во рту, но и с целым баррелем нефти. Однако здесь вы не увидите небоскребов и шикарных автомобилей - ничего из тех атрибутов, которые большинство людей связывают со сверхбогатством.

Гунтер Бегер, начинавший свою рабочую деятельность докером в 50-х годах, когда в стране не было таких "больших денег", как сейчас, сделал головокружительную карьеру и в 80-е годы стал министром финансов. Теперь он возглавляет нефтяной директорат, который занимается управлением нефтяным богатством Норвегии.

"Мы накапливаем деньги в нефтяном фонде и тратим только доходы от процентов с этих средств. Если придерживаться такой политики, то в принципе это может продолжаться бесконечно долго", - говорит г-н Бегер. "Только так, - продолжает он, - потому что иначе приток средств разрушит норвежскую экономику. Норвегия - маленькая экономика, и это одна из причин, почему необходимо рационально расходовать деньги". Он также особо отмечает, что доходы нефтяного фонда инвестируются за пределами страны.

В свою очередь, Гуннер Гъерде, генеральный директор норвежского министерства нефтяной и энергетической промышленности, признает, что правительство подвергается критике за то, что не расходует деньги фонда внутри страны, например, на развитие инфраструктуры, строительство больниц или снижение цен на газ и электроэнергию. Внутреннее давление нарастает, но правительство продолжает проводить очень строгую политику в установлении приоритетов расходования денег.

"Мы надеемся, что в будущем, когда наши месторождения истощатся, мы сможем развивать нашу экономику без нефти, однако активная деятельность в нефтегазовом секторе продолжится в течение многих лет и внесет существенный вклад в норвежскую экономику", - сказал г-н Гъерде.

Аналитики спорят относительно того, насколько сильным может быть шок, когда нефть закончится.

По мнению г-на Гъерде, такое развитие событий может оказаться достаточно серьезным. Вместе с тем он полагает, что сокращение добычи будет также происходить постепенно и что экономика будет также постепенно перестраиваться на другие секторы. "Это уже происходит, поскольку у нас достаточно старые месторождения, - говорит он. - Мы имеем максимальные объемы добычи сегодня, но через несколько лет производство начнет сокращаться. Что касается газа, то в ближайшие несколько лет ожидается существенный рост добычи, который продлится достаточно долго, даже после значительного истощения нефтяных месторождений".

Возникает вопрос: применим ли подход Норвегии в других странах? На этот вопрос г-н Гъерде отвечает, что большинство стран-производителей нефти и газа не только не получили пользы для общего развития страны, но фактически расстроили свою экономику. И в этом смысле Норвегия уникальна. "Другие страны могли бы многому научиться у нас, а мы всегда готовы поделиться опытом", - добавляет он.

Следует признать непреложным и весьма неприятный факт, касающийся нефти, - предложение ограничено, а спрос растет все быстрее. Аналитики расходятся в своих прогнозах относительно того, когда истощатся мировые залежи нефти, но соглашаются в одном - в том, что это время приближается.

Джерри Тэйлор, старший научный сотрудник американского научно-исследовательского института "Cato Institute", подчеркивает, что мировая добыча нефти сегодня достигла рекордного уровня. "Через девять лет глобальный объем добычи нефти будет на 25 процентов выше, чем сегодня, что будет крупнейшим расширением поставки в истории рынка", - говорит он и добавляет, что нельзя с уверенностью сказать, будет ли этого достаточно. "С уменьшением запасов нефти люди будут иметь больше стимулов для энергосбережения и инвестиций в альтернативные технологии, и это -наилучшая государственная политика", - отмечает он.

Программа Норвегии скорее готовит страну не к тому дню, когда в скважинах исчезнет нефть, а к тому дню, когда цены на нефть станут намного ниже, чем сегодня. Такая политика отчасти выравнивает потоки доходов, и в этом Норвегия не одинока - многие страны, в частности Россия, имеют своего рода стабилизационные фонды.

Проблема в том, что большинство компаний серьезно недоплачивают в такие стабилизационные фонды. Они просто не направляют в свои фонды столько финансов, сколько Норвегия. Политический климат в Норвегии таков, что правительство проявляет большую дальновидность при разработке политических мер, и в долгосрочной перспективе страна, безусловно, получит выгоду от своей политики.

Пресс служба ФАПМК

b-port.com

Экономика Норвегии - Gpedia, Your Encyclopedia

Валюта Фискальный год Международныеорганизации Статистика ВВП Рост ВВП ВВП на душу населения Инфляция (ИПЦ) Экономически активное население Уровень безработицы Основные отрасли Внешняя торговля Экспорт Статьи экспорта Импорт Статьи импорта Государственные финансы Государственные доходы Государственные расходы
Экономика Норвегии
Деловой квартал Осло
Норвежская крона
календарный
ОЭСР, ВТО, Европейская экономическая зона и др.
376 млрд долл. (2016)[1]
▲ 0,8 % (2016)[2]
71 497 долл. (2016)[1]
3,5 % (2016)[3]
2,8 млн чел. (2015)
4,3 % (2017)[4]
Нефтегазовая промышленность, пищевая промышленность, судостроение, целлюлозно-бумажная продукция, производство металлов, химикатов, древесины, горная промышленность, текстильная промышленность, рыболовство
92,4 млрд $ (2016)[3]
Нефть и газ, рыба, машины и оборудование, металлы, химикаты, корабли [5]
73,02 млрд $ (2016)[3]
Машины и оборудование, химикаты, металлы, пищевые продукты
199,8 млрд $ (2016)[3]
188,8 млрд $ (2016)[3]
Если не оговорено иное, все цифры даны в долларах США

Норвегия имеет развитую смешанную экономику со значительной долей государственного сектора в стратегических отраслях. Несмотря на чувствительность к глобальным экономическим циклам, экономика Норвегии продемонстрировала устойчивый рост с начала индустриальной эры. Судоходство уже давно является опорой экспортного сектора Норвегии, но большая часть экономического роста в Норвегии вызвана обилием природных ресурсов, поэтому развиты разведка и добыча нефти, гидроэнергетика и рыболовство. Доля сельского хозяйства и тяжелой промышленности в экономике снизилась в связи с развитием сферы услуг и отраслей, связанных с добычей нефти; государственный сектор является одним из крупнейших в мире в процентах от общего объема валового внутреннего продукта. Страна имеет очень высокий уровень жизни по сравнению с другими европейскими странами и развитую систему социального обеспечения.

Общие сведения

Правительство Королевства Норвегии контролирует ключевые сферы экономики, в частности, нефтяной сектор. Добыча газа в Северном море ведется с 1971 года[6]. Хотя страна обладает и другими природными ресурсами (лесные ресурсы, минералы, гидроресурсы), нефтяной сектор обеспечивает 30 процентов поступлений средств в бюджет Норвегии. ВВП в 2012 году составил $ 329 млрд.[7] Вместе с тем в 2000-е годы Норвегию коснулась общескандинавская тенденция снижения доли доходов от государственной собственности в общих доходах государства: с 17,4 % в 2003 году до 14,9 % в 2006 году[8].

История

До индустриальной революции

До промышленной революции экономика Норвегии была основана на сельском хозяйстве, производстве древесины и рыболовстве. Норвежцы обычно жили в условиях значительной нехватки продовольствия, хотя голод был редок. Для некоторых плодородных районов, за исключением Хедмарка и Эстфолла, зерновые культуры были ограничены морозоустойчивыми, такими как овес, рожь, и ячмень; было хорошо развито скотоводство. В районах Центральной и Северной Норвегии занимались оленеводством. Рыбалка вокруг побережья была опасной работой, хотя некоторые виды рыб, такие как сельдь, треска, палтус, водились в изобилии. Ввоз картофеля в Норвегию в XVIII веке оказал значительное облегчение жизни норвежцев. По всему побережью ловля рыбы (включая треску, сельдь, палтус и т.д.) была важным дополнением к земледелию и была во многих районах на севере и западе основным источником существования. Рыбалка обычно дополнялась выращиванием сельскохозяйственных культур и разведением скота на небольших фермах. Фермеры, владеющие собственностью, были и продолжают оставаться основной единицей работы в норвежском сельском хозяйстве, но до XIX века у фермеров закончились земли, доступные для ведения сельского хозяйства. Многие сельскохозяйственные семьи стали нищими, что послужило толчком для их эмиграции в Северную Америку.

Индустриальная революция

Помимо горнодобывающей промышленности в Конгсберге, Рёрусе и Лёккене Верке, индустриализация пришлась на первые текстильные фабрики, которые были построены в Норвегии в середине XIX века. Но первые крупные промышленные предприятия появились, когда политика предпринимателей привела к созданию банков для удовлетворения этих потребностей. Были созданы рабочие места для большого числа лиц. Поскольку доход людей, занятых в промышленности, превысил доход крестьян, началось долгосрочное сокращение площадей обрабатываемых земель и снижение сельского населения. Началось формирование рабочего класса.

Государственный сектор

Формирование государственного сектора началось с национализации германских активов после Второй мировой войны[8]. В начале 2000-х годов в Норвегии 80 компаний находились в государственной собственности, большая часть в ведении Министерства торговли и промышленности[8]. Государственные предприятия в начале 2000-х годов были сосредоточены в следующих отраслях хозяйства: ТЭК(«Статойл», «Норск гидро»), телевизионная связь («Теленор»), почта ("Постен Норге"), железные дороги, авиаперевозки (САС), производство и распределение электроэнергии («Статскрафт»), лесное хозяйство («Статског»), металлургия («Норск гидро»), торговля алкогольными напитками, банковские услуги(«Коммуналбанкен»), добыча каменного угля («Стуре Норске Шпицберген Кулькомпани») и т.д.[8] В 1990-е годы в Норвегии была отменена государственная монополия на телесвязь, торговлю алкоголем, оптовую торговлю зерном и медицинскими препаратами, на радио и телевизионное вещание.[8]. После вступления в действие соглашения о ЕЭП Норвегия была вынуждена преобразовать государственную монополию по торговле лекарствами «Норск Медисинальдепо» сначала в государственное АО, а затем продать 17% акций новой компании[8]. Государственная собственность в Норвегии являлась высокодоходной - в 2006 году те госпредприятия, акции которых котируются на бирже, принесли доход в 30 %[8]. В 1990 - 2000 годах доходы от приватизации составили 2,9 млрд долларов[8].

Нефтегазовая промышленность

По состоянию на 2016 год Норвегия занимает 13-е место в рейтинге стран по добыче нефти по данным ОПЕК[9].

Первая промышленная добыча нефти началась лишь в 1970.

Все запасы нефти и газа Норвегии расположены на шельфе Северного моря. Инициатива начать разведку запасов принадлежала не государству, а крупным транснациональным компаниям. Первой заявку подала американская Phillips Petroleum (1962).

В 1960-е годы Норвегия заявила о национальном суверенитете над всеми шельфовыми природными ресурсами и подписала соглашения с Великобританией и Данией о морских границах.

В 1965 Норвегия выдала первые нефтяные лицензии, а уже в декабре 1969 было открыто первое большое месторождение.

В тот период у власти в стране находились социал-демократы, на практике реализовавшие свои представления о роли государства в экономике.

В 1970 был создан специальный правительственный комитет, выработавший рекомендации по управлению нефтяной отраслью.

В Министерстве промышленности был создан отдел нефти, который в 1978 был выделен в отдельное Министерство нефти и энергетики, ответственное за формирование государственной энергетической политики.

Оперативным управлением и надзором занялся вновь созданный Нефтяной директорат, а для непосредственного участия в нефтяных проектах была создана государственная компания Statoil.

Ещё одной норвежской компанией, занявшейся добычей нефти, стала Norsk Hydro, в которой государству принадлежал 51 % акций.

Освоение норвежского шельфа проводилось консорциумами с участием частных компаний и государства, доля которого первое время не могла быть менее 50 %. Налогообложение нефтедобычи первоначально включало в себя роялти (для некоторых проектов), налог на прибыль, территориальный взнос и специальный налог на сверхприбыль. Позже появился ещё один налог — на выбросы углекислого газа.

Рост нефтяных доходов позволил Норвегии брать внешние займы в счёт будущих доходов от продажи нефти и газа на поддержку других отраслей, в частности судостроения, и на реализацию программ социального и регионального развития в рамках концепции «государства всеобщего благоденствия». К 1977 внешний долг Норвегии достиг 30 % ВВП, после чего были приняты экстренные меры по его ликвидации. В 2005 у Норвегии уже не было внешнего долга.

В первой половине 1980-х, чтобы ослабить политический вес государственной компании Statoil, но сохранить присутствие государства в отрасли, Норвегия ввела новую форму собственности — прямая доля государства в месторождениях и трубопроводной системе (SDFI). Доходы от продажи нефти и газа SDFI стали напрямую поступать в бюджет государства, а следовательно, не подлежали налогообложению.

В 1990 в целях сохранения высокого уровня жизни населения после неминуемого истощения запасов нефти был создан Норвежский нефтяной фонд. На 2005 год его размер достиг почти $150 млрд.

В 1999 государство снизило пакет акций в Norsk Hydro до 44 %.

В 2001 началась масштабная реструктуризация нефтяной государственной собственности. Госкомпания Statoil подверглась частичной приватизации (была продана почти четверть пакета).

По состоянию на 2006 год, Норвегия обеспечивала примерно 15 % потребностей стран Евросоюза в нефти и газе.

К 2007 было осуществлено слияние Statoil и энергетических активов Norsk Hydro. Созданный нефтегазовый гигант способен составить серьёзную конкуренцию России на европейском рынке. По оценкам учёных, ресурсы норвежского континентального шельфа могут превышать прежние оценки, причём основные неразведанные запасы находятся в Баренцевом море вблизи границы с Россией.

По данным Норвежского нефтяного директората, общие запасы континентального шельфа страны составляют 13 млрд м³ в нефтяном эквиваленте. Благодаря новым открытиям, объём доказанных запасов увеличился ещё на 5,2 млрд м³.

При высоких запасах углеводородов до половины энергопотребности покрывается возобновляемым источником — гидроэнергией.

У страны ярко выраженный рентный характер экономики, зависимость от сырьевого, главным образом нефтегазового, экспорта, который, например, составил[когда?] свыше 50 % всего товарного экспорта, тогда как менее 15 % экспорта приходилось на технологический сектор. Нефтегазовая промышленность является фундаментом всей норвежской экономики. В 2002 г. нефтегазовый сектор составил 23 % ВВП и принёс 32 % всех доходов (223 млрд норвежских крон, свыше 23 млрд долл. США). В нём прямо занято более 74 тыс. чел., 3 % всех занятых, а косвенно ещё 220 тыс.[10] Тем не менее, сырая нефть в доле всего товарного экспорта снизилась; так, в 2002 году она составляла 40 %[11], в 2013 — 32 %[12], в 2016 — 28 %[5].

Энергетика

В 2013 году потребление первичных энергоресурсов составило 45,0 млн тонн нефтяного эквивалента, из которых 65,0 % пришлось на гидроэнергию, 24,0 % - на нефть, 8,9 % - на природный газ, 1,6 % на уголь, 1,1 % на иные возобновляемые источники[13].

Источники

См. также

Ссылки

www.gpedia.com