Эмбарго на российскую нефть. Козырный ход Запада. Эмбарго российской нефти


Эмбарго на российскую нефть. Козырный ход Запада

 

 

 

Фото: ru.anyoption.com

 

На этой неделе в белорусской столице вновь проходило заседание контактной группы по Донбассу, которая должна разрешить ситуацию на востоке Украины дипломатическим способом, однако 12-часовое совещание вновь закончилось ничем.

Единственный вопрос, по которому удалось достичь договоренностей, это обмен военнопленными. Представитель ДНР на переговорах заявил, что список военнопленных был передан украинскому делегату Виктору Медведчуку, аналогичный список получили и представители Донбасса.

Не удалось договориться об отводе вооружения, что является важнейшим вопросом разрешения конфликта на востоке Украины. Стороны уже традиционно обвинили друг друга.

"Представители самопровозглашенных "ЛНР" и "ДНР" отказались отводить тяжелое вооружение от Донецка и Луганска. Украинская же сторона в ответ отказалась отводить вооружение от Марьинки, села Пески, с донецкого и мариупольского направлений, а также Бахмутовки и станицы Луганской", - рассказали телеканалу "112" источники из Кабинета министров.

Безрезультатные переговоры в Минске оттягивают момент установления мира на Донбассе. Для России такой исход приведет к нежелательным последствиям. Все чаще на международной политической арене мелькают разговоры о введении действительно серьезных санкций в отношении России.

Четвертый уровень санкций

На фоне обострения конфликта на Донбассе ЕС и США начали активные переговоры. Если в ближайшее время сторонам конфликта при посредничестве России не удастся договорится, то Запад намерен ввести четвертый уровень санкций.

Как сообщают близкие к руководству ЕС источники, это будут серьезные шаги. В четвертый уровень санкций входит прекращение работы системы SWIFT, а также введение эмбарго на поставку российской нефти в страны ЕС.

Отметим, что система SWIFT уже отключена в Крыму, а вопрос приостановки ее работы по всей России поднимался неоднократно. На такие кардинальные шаги Запад не решался пойти долгое время, но непрекращающиеся бои на Донбассе заставляют Брюссель и Вашингтон идти на крайние меры, заявляет источник.

Последствия нефтяного эмбарго

Отключение России от финансовой системы SWIFT нанесет значительный вред экономике страны и усложнит проведение финансовых операций. Но российское правительство нашло выход из этой ситуации еще в прошлом году. Год назад в России был запущена собственная платежная система "МИР", которая и облегчит эффект от введения новых ограничений.

Ситуация с эмбарго на нефть обстоит куда серьезнее. Вице-президент Центра исследований корпоративных отношений Вячеслав Бутко заявляет, что около 70% российской нефти экспортируется в страны Евросоюза. Потеря этого рынка для страны с экономикой, выстроенной на продаже нефти и газа, будет просто губительной.

Осложнение в этот вопрос добавит и цена на топливо, которая в последнее время взяла курс на новые антирекорды. Эксперт сравнивает эмбарго на российскую нефть с падением цен на нефть до 15 долларов.

Бутко поспешил расстроить оптимистов, уверенных, что "можно продать нефть другому". Он приводит примеры из истории, когда страны, попадавшие под эмбарго, находили новые рынки, но свой товар продавали по значительной скидке.

Решится ли Запад?

 

Эксперты предполагают, что для западных стран уход России с европейского рынка будет только на пользу. Первое, что произойдет с рынком нефти после эмбарго на российский товар, это повышение цен на нефтепродукты.

Сейчас нефть дешевеет, и одна из причин тенденции - увеличение предложения. Если 5 млн баррелей российской нефти, которые сейчас ежедневно экспортируются в Европу, уйдут с рынка, то цены на нефть значительно подскочат. А это очень выгодно крупным игрокам рынка, одним из которых являются США.

Уход российской нефти с европейского континента не навредит ЕС. ОПЕК с удовольствием займет долю нефтяного рынка Южной Европы, принадлежащую России, а Норвегия – долю РФ в Северной Европе. Рынки Центральной Европы ОПЕК и Норвегия смогут поделить между собой, уверены специалисты.

Существует и ряд других иностранных импортеров, которые хоть сейчас вышли бы на европейский рынок. Это и Саудовская Аравия, и Ливия, и Ирак, да и американцы успешно наладили логистические пути доставки собственного товара в Европу.

Не стоит забывать и значительное увеличение пропускной способности Суэцкого канала – с 47 до 94 танкеров в сутки. Окончание работ ожидается в августе текущего года. Благодаря этому транспортные мощности для доставки нефти из Ирана и Саудовской Аравии в Европу значительно увеличатся.

Введение эмбарго на поставки российских нефтепродуктов в страны ЕС нанесут значительный вред экономике России. Ежедневно страна будет терять более 200 млн долларов от нереализованного товара (по нынешней цене на нефть), а найти новые рынки сбыта будет проблематично.

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

novostidni.xyz

Америка пригрозила России полным нефтяным эмбарго | Политика

Нефть и газ сложно есть. А если их у России никто не сможет покупать, то все ее дутое "величие" лопнет, как мыльный пузырь.

 После этого Кремлю поневоле придется считаться с мнением цивилизованного человечества и вести себя прилично, а благодаря полному нефтяному эмбарго в отношении РФ удастся мирно решить сразу несколько глобальных проблем - от Украины до Сирии.

Такой вывод содержится в статье влиятельных американских экспертов Кристофера Хартвелла и Андреаса Умланда, опубликованной на официальном сайте Атлантического совета - весьма серьезной организации, к советам которой уже несколько десятилетий прислушиваются американские правительства и президенты.

Сейчас, считают Кристофер Хартвелл и Андреас Умланд, самое время ими воспользоваться снова, поскольку расширение антироссийских санкций является "мощным невоенным инструментом", способным быстро и легко поставить Кремль на колени и принудить к прекращению агрессии на международной арене.

Уже через 1-2 месяца после запрета покупать у России нефть и газ Владимиру Путину станет не до войны на Донбассе и не до бомбежек мирного населения Сирии: бороться ему придется уже с собственным голодным населением, которое неизбежно свергнет его из-за банального недостатка еды.

- Глобальное эмбарго на покупку нефти у Кремля будет иметь самые серьезные последствия для режима в России, - пишут в статье на сайте Атлантического совета Кристофер Хартвелл и Андреас Умланд. - Во-первых, поскольку доходы от продажи нефти являются основной опорой государственного бюджета, это резко сократит Путину пространство для маневра на международной арене и исключит новые авантюры российской армии за рубежом. Во-вторых, из-за тесной связи между обменным курсом российского рубля и торговлей углеводородами, вся экономика страны очень быстро пойдет на дно.

Вероятнее всего, крах рубля на биржах случится уже просто при самом объявлении таких санкций. Наконец, в-третьих, абсолютно все субъекты хозяйствования в России, будь то собственно российские или иностранные, панически боятся описанного выше сценария, способного вызвать эффект домино: не только энергетические трейдеры, но и другие предприятия начнут быстро адаптировать свое поведение к изменившейся обстановке, что повлечет настоящий каскад из оттока капитала, изъятия вкладов, отмены проектов и многого другого.

Российская экономика этого попросту не выдержит, и в стране начнется острейший экономический кризис, который вызовет не только социальные потрясения, но и выполнит свою главную задачу - разрушит военно-промышленный комплекс.

Политически Путин просто не будет в состоянии и дальше урезать зарплаты и пенсии, чтобы продолжать финансировать свои инструменты гибридной войны.

Отметим, что Кристофер Хартвелл является является видным американским ученым и президентом Центра социально-экономических исследований, базирующегося в настоящее время в Варшаве.

Андреас Умланд работает старшим научным сотрудником Института евроатлантического сотрудничества в Киеве и редактором целой серии книг о советской и постсоветской политике.

maxpark.com

Нефтяное эмбарго, или Как обуздать русского медведя

Андрей Петров, Экономическая правда

Гибридная война, развязанная Россией против Украины, длится уже три года.

С каждым новым днем этой войны становится все более очевидным, что существующий пакет санкций не оказывает критического влияния на политику Кремля, а его агрессивные действия распространяется не только на Украину, но и на Ближний Восток и даже на Евросоюз.

Уже сейчас Москва пытается вмешиваться во внутреннюю политику Брюсселя путем финансирования популистских движений по всей Европе и провоцирования миграционного кризиса. Все это может быть предвестником куда большей и масштабной угрозы для ЕС — полномасштабной войны.

С 2008 года в России идет масштабная реформа вооруженных сил, которая нацелена на полное перевооружение российской армии к 2020 году. Доля военных расходов в структуре ВВП России составляет около 5%. В соотношении к масштабам своей экономики Россия тратит на оборону больше, чем США (3,1% ВВП) и большинство стран Евросоюза (2% ВВП). 

Покупая российскую нефть, Европейский Союз тем самым подпитывает ВПК России, который в любой момент может показать свою силу где-нибудь в странах Балтии или в Германии. Львиную долю его финансирования обеспечивают доходы от экспорта углеводородов, в том числе нефти.

Очевидно, что существующий пакет санкций является недостаточным средством, чтобы остановить российскую угрозу. К тому же, российская экономика уже приспособилась к санкциям и новой цене на нефть, 50-60 долл за барр, а ее запас прочности может выдержать даже цену 20 долл за барр в течение пяти-семи лет.

Чтобы принудить российский режим к миру, растет актуальность более радикальной и непопулярной меры: эмбарго на покупку нефти и нефтепродуктов.

Под эмбарго подразумевается наложение государством или группой государств торгового запрета на вывоз или ввоз определенной группы товаров, валюты, технологий или полное прекращение торговых отношений с той или иной страной. Целью введения эмбарго чаше всего является нанесение экономического ущерба для принуждения к действиям или отказа от них государства, против которого оно имплементировано.В данном случае рассматривается отказ от покупки российской нефти и нефтепродуктов со стороны ведущих мировых импортеров. Основной целью введения эмбарго может стать деоккупация Россией всех украинских территорий на Донбассе и в Крыму.

Состояние мирового нефтегазового рынка

В последнее десятилетие на мировом рынке энергоресурсов произошли большие перемены. США вырвались в мировые лидеры по добыче природного газа и нефти, а в случае с газом превратились в его чистого экспортера.

Из-за бурного роста своих экономик Китай и Индия удвоили потребление нефти — с 6,9 млн барр в день в 2005 году до более чем 12 млн барр в день в 2015 году и с 2,5 млн барр в день в 2005 году до 4,1 млн барр в день в 2015 году соответственно — и занимают второе и третье место, обогнав Японию.

Крупнейшими мировыми экспортерами нефти остаются Саудовская Аравия — 20% и Россия — 11%. Баррель нефти марки Brent 24 августа 2017 года стоил 51,73 долл. Это почти в два раза меньше, чем в 2008 году.      

На спрос и предложение на рынке нефти в 2016 году влияли такие факторы: состояние мировой экономики, количество доказанных запасов, уровень добычи отдельных игроков и стран ОПЕК, сланцевый бум в США, освобождение от санкций иранской нефти, спекулятивные спрос и предложение, запасы в танкерах.

В 2015 году Россия экспортировала горюче-смазочных материалов на 203,3 млрд долл. Из них нефти — на 89,6 млрд долл (10,9% мирового экспорта), природного газа — на 47,5 млрд долл (16,6% мирового экспорта).

Возможный сценарий введения эмбарго

Весной 2018 года в канадском штате Квебек проходит саммит ведущих мировых держав G7, из которого в 2014 году исключили Россию.

Администрация президента США, столкнувшись с угрозой импичмента и давлением американского истеблишмента в связи с вмешательством России в выборы в США, показательно дистанцируется от белокаменной.

В игру также вступает американское нефтяное лобби, которое заинтересовано в расширении рынков сбыта и увеличении цены на нефть.

На саммите представят развернутый доклад о военном потенциале России и вероятных угрозах военных действий в Восточной Европе. Италия выступает против эмбарго, Канада, Германия, Франция и Япония — за.

После консультаций финальное решение о принятии эмбарго европейскими странами передается на рассмотрение Еврокомиссии.

США предлагают субсидировать экспорт нефти в ЕС, чтобы облегчить эффект от эмбарго. Россия мобилизует машину пропаганды и лоббистов в Европейском Союзе, чтобы внести раскол в общую позицию ЕС по эмбарго, но терпит крах.

В течение месяца после саммита страны ЕС проводят переговоры со странами ОПЕК, Норвегией и США об увеличении добычи и поставок нефти в Европу, согласовываются логистика и сроки поставок. Некоторые европейские страны договариваются о совместной разработке иракских и иранских месторождений.

После длительных дебатов в июле 2018 года Еврокомиссия рекомендует Совету министров ЕС утвердить эмбарго в марте 2019 года. После присоединения к эмбарго всех стран G7 США ведут переговоры с Индией и Китаем.

Индия не потребляет российское сырье, поэтому она соглашается не покупать его после марта 2019 года в обмен на снятие импортных пошлин с некоторых экспортируемых в США товаров, сгладив эффект от повышения цены на нефть.

Китай отказывается поддержать эмбарго. Он становится единственным крупным покупателем нефти из РФ и пытается выторговывать себе наилучшую цену.

С началом слухов об эмбарго на рынке начинаются ценовые колебания. После саммита G7 цена на нефть поднимается до 127 долл за барр. После переговоров со странами ОПЕК она понижается до 93 долл и колеблется на уровне 95-105 долл во второй половине 2019 года — в первой половине 2020 года.

15 марта 2019 года эмбарго вступает в силу. В первые месяцы в некоторых странах ЕС наблюдаются перебои с поставками в связи с тем, что установленный график поставок с Ближнего Востока не всегда соблюдается.

Через три месяца ситуацию удается нормализовать. Европейский Союз перекупает три четверти всех запасов в плавучих танкерах — около 100 млн барр, что покрывает весь месячный объем, поставляемый из России.

Россия сразу теряет 60% экспорта нефти и нефтепродуктов. Это составляет 71,8 млрд долл, что более чем 5% годового ВВП России и более чем все российские расходы на оборону. В России начинается затяжная рецессия.

Кто выиграет/проиграет от эмбарго

Страны ОПЕК нарастят добычу и увеличат поставки нефти на рынки ЕС, Японии и Южной Кореи за счет отсутствия на этих рынках РФ. Они увеличат доход за счет наращивания поставок и цены, которая повысится после введения эмбарго.

Китай как единственный крупный потребитель российской нефти, который не поддержит эмбарго, получит более низкую цену на нефть от России и дополнительные политические рычаги воздействия на Кремль.

Норвегия увеличит добычу нефти и захватит долю России в северной и центральной Европе, получит дополнительные доходы от возросшей цены.

США получат возможность разрабатывать больше месторождений за счет увеличения рентабельности вследствие более высокой цены на нефть, увеличат экспорт в ЕС и Японию, приобретут дополнительный политический капитал.

Россия потеряет по меньшей мере 60% экспорта нефти и нефтепродуктов или 50-80 млрд долл в год, а также рынки сбыта ЕС, Японии и Южной Кореи.

ЕС потеряет одного из главных поставщиков нефти, пострадает от роста цены вследствие принятия эмбарго, понесет расходы на строительство нефтепроводов, которые позволят поставлять нефть в Восточную Европу.

Индия и Япония пострадают от удорожания нефти вследствие введения эмбарго.

Зачем ЕС соглашаться на эмбарго

В связи с потерей ключевого поставщика и ожидаемым повышением цены на нефть ЕС будет терять 210-300 млрд евро ежегодно или 1,5-2% от ВВП ЕС. Однако эта мера будет оправданной, если она поможет предотвратить военную интервенцию, которая поставит под вопрос само существование Евросоюза.

На протяжении всего периода проведения упомянутой выше реформы вооруженных сил Россия неизменно была инициатором и участницей ряда конфликтов: в Грузии в 2008 году, в Украине в 2014 году, в Сирии в 2015 году.

Ни один из этих конфликтов не был продиктован экономическими мотивами, а в случае с Украиной привел к существенным потерям для экономики. Каждое вмешательство являлось "черным лебедем" для всех, кроме российской власти.

В то же время очередная "победоносная", с точки зрения российского электората, война неминуемо трансформировалась в рост рейтинга президента Путина.

В этой связи особенно тревожными кажутся военные учения в Беларуси, которые запланированы на осень 2017 года. Россия так и не назвала точного количества военнослужащих, которое планируется задействовать в этих маневрах.

По оценкам экспертов НАТО, речь идет о 100 тыс. человек. Европа, особенно восточная ее часть, может стать одной их следующих жертв путинского режима.

Белокаменная пытается расколоть ЕС путем вмешательства в выборы и поддержки популистских движений, которые активизировались на фоне иммиграционного кризиса. Последнему в немалой степени поспособствовала война в Сирии, где активно участвует Россия. Регулярные кибернетические атаки на ЕС и США тоже вряд ли можно назвать дружественным шагом.

ЕС обойдется без российской нефти

На долю ЕС приходится 14% мирового потребления нефти и 13% — газа. Он же является крупнейшим потребителем российских энергоносителей.

Доля российского газа в структуре импорта ЕС составляет 42% (наибольший импортер), нефти — 32% — около 3,6 млн барр в день или 68% от общего российского экспорта на сумму около 73 млрд евро, это около 0,8% ВВП ЕС.

Общая энергетическая зависимость Евросоюза от России (все виды топлива) составляет 18%, а зависимость от импорта сырой нефти — 88%, и именно Европе предстоит принять основной удар от введения эмбарго.

В этой ситуации наиболее уязвимыми окажутся страны Восточной Европы: Венгрия, Чехия и Словакия, которые не имеют выхода к морю и чьи НПЗ спроектированы для работы с российской нефтью марки Urals.

Они зависят от российской нефти на 100%. После введения эмбарго восточно-европейскую нишу может занять Иран, чья нефть по составу схожа с российской.

По уровню разведанных запасов Иран занимает четвертое место в мире — 157,8 млрд барр против 103,2 млрд барр в РФ и уже нарастил добычу до уровня, зафиксированного перед введением санкций: 3,9 млн барр в июле 2017 года. Через два года этот показатель планируется повысить до 5 млн барр.

После отмены санкций персы активно ищут рынки сбыта. Польша уже начала покупать иранскую нефть, за ней могут последовать другие восточно-европейские страны при условии, что им удастся решить вопрос с трубопроводом.

Один из вариантов — соединение польской и чехо-словако-венгерских ветвей нефтепровода "Дружба" и использование его в реверсном направлении. Стоит такая 610-километровая развязка 200 млн долл, пропускная способность — 21 млн тонн в день. Это суточное потребление нефти Словакии, Венгрии и Польши.

В первый год после введения эмбарго, до строительства нефтепровода из Польши, проблема доставки сырья в эти страны будет стоять особенно остро.

В этот период дефицит может покрываться за счет импорта готовых продуктов нефтепереработки из других стран ЕС. На данном этапе первостепенное значение будет иметь слаженное сотрудничество всех членов Евросоюза.

Большинство же стран Центральной и Западной Европы импортирует нефть из разных источников. По данным Еврокомиссии, около 90% сырой нефти поступает в ЕС по морю, что дает гибкость поставок и диверсифицирует риски.

Долю российского сырья в северной Европе переберет на себя Норвегия, которая уже контролирует 12% импорта нефти в ЕС, а долю в Центральной и Южной Европе — Саудовская Аравия и Ирак, который и без эмбарго планирует нарастить добычу до 6 млн барр по сравнению с нынешними 4,5 млн барр.

В связи с ростом цены американская сланцевая нефть также может получить свой кусок европейского пирога.

ЕС не обойдется без российского газа

Поиск альтернативы российскому голубому топливу для ЕС будет более сложным, чем поиск нефти. Зависимость Австрии, Болгарии, Чехии, Эстонии, Венгрии, Латвии и Словакии от газа из РФ составляет 64-100%. Газ поступает в ЕС через крупнейшую в мире систему газопроводов Уренгой-Помары-Ужгород.

Всего в ЕС Россия в 2016 году экспортировала 153,54 млрд куб м газа. Найти альтернативные источники поставок в ЕС можно лишь на 60-70 млрд куб м. Норвегия, которая занимает 34% импорта газа в ЕС, не сможет удвоить экспорт.

На долю LNG приходится всего 14% от европейского импорта, а в Восточной Европе только Польша и Литва могут принимать сжиженный газ. К тому же LNG-газ намного дороже российского: 210-230 долл за куб м против 166-180 долл.

Азербайджан может поставлять в ЕС до 10 млрд куб м газа, но это капля в море, а Иран еще не начал осваивать свои рекордные резервы. Сейчас свободного газа в мире для ЕС нет, а газовая инфраструктура не способна его принять.

Значит, газовое эмбарго против России невозможно. Однако сократить зависимость от газа — реальная задача, что страны ЕС и делают.

Что делать Украине

С политической точки зрения Украина должна быть заинтересована в эмбарго, ведь от этого во многом зависит освобождение Крыма и Донбасса. Однако от повышения цены на нефть экономика Украины понесет серьезные потери, значит, украинцам придется пережить еще один скачок цен.

Страна на 80% зависима от импорта нефти и нефтепродуктов. В 2016 году она импортировала этих ресурсов на 3,44 млрд долл. Это 3,5% годового ВВП Украины, причем доля импорта нефти в этом объеме всего 5%.

В Украине не развита переработка. Больше всего нефтепродуктов страна ввозит из Беларуси — на 1,794 млрд долл, на втором месте — Россия. Причем нефть, из которой производятся нефтепродукты, Беларусь покупает в РФ, а эмбарго должно распространяться на ГСМ, сделанные из российской нефти в третьих странах.

Между тем, Украина в пятилетней перспективе может полностью обеспечить себя нефтью и нефтепродуктами. Для этого необходимо вложить 14-15 млрд долл в нефтедобычу и 2-2,5 млрд долл — в модернизацию двух действующих заводов и строительство на базе одного из пяти остановленных заводов.

В этой связи стоит возобновить переговоры с ведущими западными нефтедобывающими компаниями — Shell, Chevron, ExxonMobil, которые помогут в разведке и добыче нефти. После введения эмбарго альтернативы собственному производству нефти и нефтепродуктов у Украины не будет.

Россия — Китай

Одним из главных бенефициаров от введения нефтяного эмбарго против России будет Китай. С высокой вероятностью он не поддержит нефтяные санкции и попытается выжать максимум из сложившейся ситуации. Сейчас Китай является крупнейшим импортером нефти в мире после Евросоюза.

Ежедневный объем импорта Поднебесной оценивается 6,6 млн барр в сутки, а по прогнозам к 2020 году возрастет до 8,6 млн. Крупнейшими импортерами черного золота в страну являются Саудовская Аравия, Россия и Ангола. Каждая из них занимает приблизительно равную долю китайского рынка — 12-16%.

Россия поставляет нефть в Китай из восточной Сибири по трубопроводам Сковородино-Мохэ и Атасу-Алашанькоу через Казахстан, а также по морю через терминал "Козьмино" близ Находки и через Сахалин.

После введения эмбарго Китай останется основным потребителем российской нефти. Москва будет пытаться смягчить эффект от эмбарго увеличением своей доли в поставках за счет нефти, которую покупают Япония и Южная Корея, а это 0,45 млн барр в сутки кроме 1 млн барр в сутки, которые сейчас покупает Китай.

Важно то, что поток европейской нефти нельзя будет просто перенаправить на Китай из-за отсутствия инфраструктуры. К тому же, Пекин наверняка захочет дополнительную скидку от рыночной цены как монопольный покупатель.

Так уже было с Ираном в 2012 году. Поднебесная не захочет увеличивать долю российской нефти в своей корзине и она вряд ли превысит 1,8 млн барр в сутки даже при условии предоставления Россией существенной скидки.

Что будет с ценой и энергопотреблением

В истории уже были случаи нефтяного эмбарго.

Наиболее крупным стал кризис 1973 года, когда страны ОАПЕК отказались поставлять нефть Великобритании, Канаде, США, Нидерландам и Японии, которые поддержали Израиль в войне судного дня. Тогда цена барреля нефти взлетела с 3 долл до 13 долл, а страны ОПЕК сократили производство на 13%.

Второй кризис произошел в 1979-1980 годах во время исламской революции в Иране и последовавшей за ней Ирано-Иракской войны. Цены на нефть увеличились вдвое — с 14 долл в 1978 году до 35 долл в 1981 году, несмотря на то, что мировое производство уменьшилось лишь на 4%.

После введения эмбарго российскую нефть перестанут покупать ЕС, Япония и Южная Корея, что составляет 75% российского экспорта или 4 млн барр в день. Доля российской нефти в общем импорте Японии составляет 8,8% или 0,3 млн барр в день, Южной Кореи — 6% или 0,1 млн барр в день.

Этот объем можно без проблем компенсировать из других источников. Китай может увеличить закупки до 1,5-1,8 млн барр, увеличив свою долю до 35-37%. Таким образом, после введения эмбарго Россия может экспортировать не более 2 млн барр в день, а значит, она потеряет 60% своего экспорта.

Из мирового предложения исчезнут 3,2% нефти. Мировой спрос на нее при росте экономики остается неэластичным. Значит, цена может возрасти до 90-110 долл за барр. При такой цене и в связи с уходом с рынка крупного игрока повысится добыча сланцевой нефти в США, многие месторождения станут рентабельными.

При нынешних ценах средняя себестоимость барреля нефти составляет 23,35 долл. После повышения цены появится резон в разработке большего количества скважин, где себестоимость составляет 40-60 долл за барр. Это позволит Америке нарастить производство c нынешних 9,5 млн барр в день до 11 млн барр в день к 2020 году, что может компенсировать 30% российского экспорта в ЕС.

После нефтяного кризиса 1979-1980 годов наблюдался долгосрочный тренд к снижению потребления нефти в течение четырех следующих лет. В результате мировое потребление нефти сократилось на 10%.

В случае введения эмбарго против России такой тренд вряд ли повторится, так как нишу РФ быстро заполнят другие игроки, а мировой спрос будет расти даже при цене 110-120 долл за барр, что подтверждают данные 2010-2014 годов.

Очевидно, при эмбарго сохранится и укрепится тренд замены нефти другими энергоресурсами, но эмбарго не будет играть в этом процессе главную роль.

Реакция России

Маловероятно, что путинский режим будет спокойно смотреть, как его лишают главного источника обогащения. По меньшей мере, в глазах простых россиян он должен будет остаться стороной, которая дала отпор.

Поскольку Россия не способна дать адекватный экономический ответ (перекрыть экспорт газа она вряд ли решится), белокаменная может прибегнуть к очередным военным авантюрам. Это может быть эскалация конфликтов на Донбассе и в Сирии, а также подрывная деятельность в странах Балтии и на Балканах.

Путину понадобится новая волна ура-патриотизма перед выборами в 2018 году. Как показал опыт последних десяти лет, реакция Москвы может быть самой разной, особенно если она почувствует экономический голод.

Заключение

Отказ от российской нефти может быть непростым шагом для мировой экономики, но именно он способен стать средством, которое заставит режим Путина умерить свои амбиции, в частности по отношению к Украине.

Результатом нефтяного эмбарго для России с высокой вероятностью будет потеря 1,5-2,1% ВВП (50-80 млрд долл) с учетом того, что эмбарго не поддержит Китай. А это ввергнет российскую экономику в хроническую рецессию.

В этих условиях выделять рекордные суммы на военные расходы и содержать самопровозглашенные "ЛНР" и "ДНР" будет гораздо сложнее.

В то же время повышение цены на нефть до 95 долл может снизить рост мировой экономики на 0,8% в год. Основной удар примет на себя Евросоюз как ключевой импортер российской нефти. Хотя эмбарго увеличит прибыли многих стран ОПЕК и укрепит позиции Китая, оно также позволит США ворваться в клуб ведущих экспортеров нефти и тем самым укрепить статус мировой сверхдержавы.

Эмбарго против России должно действовать до полной деоккупации украинских территорий. Маловероятно, что путинский режим самостоятельно пойдет на подобный шаг даже в условиях крайнего экономического кризиса. Однако в долгосрочной перспективе оно может спровоцировать смену власти в РФ.

Нефтяное эмбарго не дастся легко мировой экономике, но оно может стать главным орудием для усмирения медведя, который играет не по правилам.

Расскажите об этом:

reform.energy

Вячеслав Бутко: О последствиях эмбарго на российскую нефть- Санкции против России - Мировые цены на нефть

Не так сложно предсказать войну, как тяжело оценить, во что она обойдется. Поэтому не стоит ставить себе в заслугу то, что событие было предсказано, если его последствия стали сюрпризом. Именно таким сюрпризом для инициаторов военной агрессии против Украины может стать введение эмбарго на покупку российской нефти. Об этом пишет Вячеслав Бутко для издания "Новое время".

Если предположить, что стоимость нефти в определенной степени является управляемым параметром (а после откровений американского политика Каспара Уайнбергера о том, как манипулировали ценой нефти с целью создания условий для краха СССР, почему бы это не предположить?), то нынешний уровень в $55-60 за баррель (после падения до $45 за баррель) стоило расценивать в качестве мирного предложения России со стороны Запада. Судя по действиям РФ (в Донбассе и не только), это предложение было ею отвергнуто.

Если предположить, что Запад не собирается мириться с попыткой России полностью перекроить существующее мироустройство (судя по всему, не собирается), следующим шагом оказания действенного давления на РФ может стать эмбарго на покупку российской нефти.

Вариант с введением эмбарго на российскую нефть (возможно, и на нефтепродукты) наверняка прорабатывают западные элиты. Не стоит пояснять, чем такая мера, как эмбарго, губительнее для РФ в сравнении с продолжением снижения цен на нефть. Тем более, что потенциал уменьшения стоимости нефти не безграничен, и этот процесс может затронуть интересы западных нефтедобытчиков.

Итак, Россия экспортирует около 5 млн. бар. нефти и нефтепродуктов в день, из них около 70% приходится на продажи в Евросоюз. Следствие возможного эмбарго – падение нефтяного экспорта из РФ на 70%. Последствия для России можно приравнять не к падению цены нефти до $50 за баррель, а к падению до $15.

Прецеденты введения эмбарго имеются: Ирак в 1990 году и Иран в 2012 году (из недавнего прошлого). То есть, механизм действий имеется, опыт есть, ошибки проанализированы. Проанализирован и позитив: когда в 2012 году Иран предложил свою нефть Китаю, тот согласился покупать ее лишь на условиях скидки в 25%. Кроме того, он до сих пор не расплатился за поставленную нефть. Кстати, на протяжении трех лет действия эмбарго на иранскую нефть, эта страна, несмотря на скидки, которые она предлагала, нашла покупателей лишь 30% своей нефти.

Таким образом, возможная российская бравада "найдем, куда продавать нефть, даже если Запад введет эмбарго" – не более, чем выдумки. Найдут, но лишь частично. При чем по сниженной цене и с отсрочкой платежа.

Именно в качестве подготовительного мероприятия со стороны Запада стоит расценивать наблюдавшееся в прошлом году снижение цены на нефть. Объясняю логику: Россия экспортирует около 5 млн баррелей нефти и нефтепродуктов в день (варианты эмбарго могут быть разные – только на сырую нефть, на сырую нефть и нефтепродукты), из которых на сырую нефть приходится 60%. То есть, если говорить о сырой нефти, то в случае введения эмбарго с мирового рынка уйдет 3 млн. барреля нефти в день. Мгновенное их выпадение с рынка должно привести к росту цены. Одно дело, если рост цен "оттолкнется" от $100 за баррель, совсем другое - если он начнется с $50-55 за баррель (цена в настоящее время).

Очевидно, что возможный вследствие введения эмбарго временный рост цен будет приветствоваться в США - и традиционными нефтяниками, и сланцевыми. При чем не только в США, но и в Саудовской Аравии, и в Катаре, и во всех странах ОПЕК, а также в Норвегии. ОПЕК с удовольствием займет долю нефтяного рынка Южной Европы, принадлежащую России, а Норвегия – долю РФ в Северной Европе. Рынки Центральной Европы ОПЕК и Норвегия смогут поделить между собой.

Относительно замены выпадающих объемов нефти на мировом рынке стоит учитывать следующее:

- отмена эмбарго на иранскую нефть (по оценкам специалистов наладить поставки можно за 3-6 месяцев, отсчет пошел с середины июля) даст 1 млн баррелей нефти в день.

- курды договорились с правительством Ирака относительно непрепятствования поставкам нефти на экспорт, что даст 0,3-0,5 млн баррелей в день;

- Ливию, где пока есть сложности с дальнейшим наращиванием экспорта нефти, но и потенциал немалый – 0,5 млн баррелей в день;

- Саудовская Аравия, способная серьезно нарастить экспорт в любой момент.

Не стоит сбрасывать со счетов и экспорт нефти из хранилищ США в ЕС, который уже успешно протестирован – логистическая схема работает. То есть, вполне реальна поставка нефти и нефтепродуктов из США в ЕС (нефтяное лобби США будет в восторге от этого). Резервы нефти и нефтепродуктов в США и ЕС сформированы на солидном количественном уровне – в ЕС на 9 месяцев потребления, в США на 1,25 года потребления.

Таким образом, до полного замещения потенциально выпадающей в случае введения эмбарго российской нефти, США и ЕС не будут испытывать дефицита нефти и нефтепродуктов. Кроме этого, есть Канада и Мексика, которые с удовольствием нарастят поставки, как в США (хотя Штатам это, скорее всего, не будет нужно), так и в ЕС.

К написанному необходимо добавить значительное увеличение пропускной способности Суэцкого канала – с 47 до 94 танкеров в сутки. Окончание работ ожидается в августе текущего года. Благодаря этому транспортные мощности для доставки нефти из Ирана и Саудовской Аравии в Европу значительно увеличатся. Важно и то, что глубина новой части канала рассчитана на прохождение супертанкеров и контейнеровозов класса PostPanamax.

Особо стоит поставить вопрос о возможной работе США и ЕС с Турцией на предмет закрытия Босфора и Дарданелл для транспортировки российских нефти и нефтепродуктов. При таком варианте эмбарго можно для начала официально и не объявлять – через эти проливы осуществляется экспорт 45% российских нефти и нефтепродуктов.

Почему США выгодно инициировать эмбарго в относительно ближайшем будущем? Временной цикл роста цены нефти, процесса замещения российской нефти сырьем от других добытчиков для их союзников в Европе и переход к фазе снижения цены нефти займет примерно год. Что позволит к выборам президента США (ноябрь 2016 года) вновь эксплуатировать тезис о победах Демократической партии на энергетическом фронте (наряду с медицинской системой и системой соцобеспечения, этот вопрос крайне важен в электоральном плане). И даст возможность преподнести это, как результат победы сланцевой добычи. А еще может дать следующий позитив для Демпартии США: "демократы" покажут, что могут найти управу на Россию тонкими дипломатическими и экономическими мерами.

Есть основание предполагать, что "отмашкой" на подготовку к введению эмбарго на российскую нефть стало снятие эмбарго на экспорт иранской нефти. Кстати, в Саудовской Аравии и Ираке серьезными темпами идет строительство нефтеперерабатывающих мощностей, что позволит заменить российские нефтепродукты на рынках Южной Европы.

Поэтому отнюдь не факт, что в 2017 году Россию ждет дефицит бензина, как это предполагает глава "Роснефти" Игорь Сечин. Вполне возможно, что поставки не по своей воле высвобожденных от экспорта объемов российской нефти на местные НПЗ смогут нивелировать фактор технологической отсталости заводов. Если не качеством, то количеством.

Кстати, обвалить цены на нефть в несколько раз можно буквально за пару недель – путем увеличения залоговых требований по нефтяным фьючерсным контрактам. Но Запад привык действовать менее радикальными методами.

www.obozrevatel.com

Эмбарго на импорт российской нефти может стать эффективным ответом на авантюризм Кремля

Как Западу стоит реагировать на серьезную эскалацию конфликта на востоке Украины? Что будут делать Брюссель и Вашингтон, если Россия продолжит отправлять туда своих военных?

Несмотря на то, что аналитики часто предлагают обеспечить Украину оборонительным вооружением, многие порой забывают о том, что Запад остается крупнейшим торговым и инвестиционным партнером России. Нынешние санкции против Москвы запрещают экспорт в Россию ограниченного числа услуг и технологий, не затрагивая большую часть российской торговли с Западом. В частности, они никак не ограничивают экспорт российских энергоресурсов в Евросоюз.

Главной статьей российского экспорта энергоресурсов остается сырая нефть, а не природный газ. Около 40% государственного бюджета России состоит из доходов от экспорта сырой нефти, а на природный газ приходится менее 10%. Более того, частная прибыль, полученная в результате нефтепоисковых работ, бурения и транспортировки, представляет собой довольно значительную часть российской промышленности и имеет большое значение для функционирования российской экономики. Большая часть нефти и природного газа поступает на рынки Евросоюза по газопроводам, поскольку танкерного флота и инфраструктуры России недостаточно для того, чтобы экспортировать значительные объемы нефти по морю.

В отличие от отключения России от международной системы банковских платежей SWIFT нефтяное эмбарго Евросоюза станет физическим препятствием, которое Кремль не сможет с легкостью обойти. В то время как у России, возможно, есть План Б на случай, если ее банки не смогут больше пользоваться системой SWIFT, она не сможет в одночасье изменить маршруты поставок нефти, потому что она по большей части зависит от газопроводов, идущих на Запад.

Кроме того, Евросоюз не зависит от российской нефти в такой значительной степени, как многие полагают. Российскую нефть можно заменить нефтью, доставляемой при помощи танкеров и других средств откуда угодно. Разумеется, Россия тоже может найти способы экспортировать свою нефть куда угодно. Тем не менее, по крайней мере, в течение какого-то времени Москва будет испытывать серьезные трудности логистического, инфраструктурного, правового и финансового характера, пытаясь доставить значительные объемы нефти неевропейским покупателям.

Перекачивание нефти по уже существующим в Евразии нефтепроводам требует гораздо меньше затрат и усилий, чем ее доставка в порты (поначалу, вероятнее всего, исключительно по железной дороге), ее погрузка на танкеры (некоторые из которых не будут принадлежать России), отправка танкеров (на очень большие расстояния) и ее разгрузка за дополнительную плату.

Разумеется, Россия приложит все силы, чтобы наладить этот процесс. Тем не менее, это может потребовать нескольких месяцев (если не лет) серьезной подготовки и значительных инвестиций в инфраструктуру, чтобы схема начала работать без перебоев. Когда система будет отлажена, такой способ экспорта нефти может оказаться гораздо более затратным, чем простое перекачивание нефти из Сибири в Евросоюз по уже существующей восточноевропейской системе нефтепроводов. В противном случае Москва наладила бы ее уже очень давно.

Хотя некоторые европейские нефтеперерабатывающие предприятия зависят от российской нефти, поставляемой по системе нефтепроводов, экономика Евросоюза в целом не зависит от ее импорта. Финансовые потери Евросоюза будут достаточно весомыми, поскольку ряд секторов его промышленности рассчитан на поставки сырья из России. Однако Евросоюз сможет ограничить размер убытков, предложив специальную помощь тем своим членам и, в частности, нефтеперерабатывающим предприятиям, которые пострадают от последствий санкций в наибольшей степени.

Хотя Брюсселю придется выплатить компенсацию ряду западных компаний и понести определенные убытки, временный запрет на импорт российской нефти станет для Москвы мощным сигналом и продемонстрирует ее зависимость от сотрудничества с Евросоюзом.

Более того, Конгрессу США стоит скоординировать свою реакцию на новую волну российского экспансионизма с Евросоюзом. Вашингтон может поддержать европейские санкции в отношении Москвы, сняв свой собственный запрет на экспорт нефти на период действия санкций. Выход американской нефти на мировой рынок снизит давление нефтяного эмбарго на Евросоюз и затруднит попытки России заменить ее крупный европейский рынок сбыта азиатским.

Стоит отметить, что такое решение потребует мощной политической воли от институтов Евросоюза и стран-членов этого блока, необходимой для совместной реализации общей политики. Вполне возможно, это произойдет только в случае серьезной эскалации конфликта на востоке Украины.

Вероятность дальнейшего наступления российских войск на Украине может стать серьезной угрозой для безопасности Евросоюза. К примеру, крупнейшая в Европе атомная станция находится на юго-востоке Украины, в Запорожье, всего примерно в 250 километрах от зоны боевых действий.

Если в результате гибридной войны России в Донецкой области украинское государство рухнет, миллионы беженцев с Украины хлынут в Евросоюз. Учитывая такую перспективу, совместные действия членов Евросоюза по введению запрета на импорт российской нефти кажутся вполне оправданными.

Россия может в течение некоторого времени пользоваться своими резервными фондами и значительными запасами золота, чтобы компенсировать падение уровня доходов. Во время короткого переходного периода у Кремля, возможно, будет некоторая свобода действий. Он попытается подорвать единство Евросоюза и, вероятно, спровоцировать новую волну напряженности на Украине, в Грузии и Молдове. Ситуация может всерьез обостриться, прежде чем Москва будет вынуждена договариваться с Западом.

Рассматривая эффективность нефтяного эмбарго, многие скептики указывают на то, что история прежних экономических санкций демонстрирует их ограниченное или, по крайней мере, медленное воздействие. Однако нынешние стандарты жизни в России, уровень расходов на социальные нужды, потребительское поведение, промышленная система, бюджетная структура, инфраструктура трубопроводов и уровень интеграции в мировую экономику нельзя сравнивать с показателями в таких странах, как Иран или Куба, против которых прежде тоже действовали западные санкции.

Зависимость российского режима от доступа к европейскому рынку энергоресурсов очень высока. Поэтому в случае с Россией возможности Запада гораздо выше, чем в случае с неевропейскими странами, которые функционируют иначе.

Другие аналитики предупреждают, что Кремль может воспользоваться существенной зависимостью Евросоюза от российского газа, чтобы ввести свои собственные санкции. Между тем, экспорт больших объемов газа — это в технологическом смысле гораздо более сложный процесс, чем торговля нефтью по всему миру.

Обширная восточноевропейская система газопроводов формирует скорее взаимозависимость, чем одностороннюю зависимость Европы от России. Российская государственная компания «Газпром» нуждается в рынке Евросоюза так же сильно, как Евросоюз нуждается в поставках «Газпрома».

Хотя Евросоюз серьезно пострадает от запрета на экспорт российского газа, «Газпром» в течение долгого времени не сможет поставлять сравнимые объемы своего газа ни в одну страну мира. В случае начала торговой войны между Россией и Западом, российская экономика, вынужденная сократить поставки нефти в Европу, окажется в бедственном положении, что, вероятнее всего, не позволит России отказаться от продажи газа Европе.

Западные СМИ очень часто поднимают тему торговли природным газом между Евросоюзом и Россией — некоторые аналитики даже высказывают предположение, что еженедельное число обменов псевдо-аргументами о предполагаемой зависимости Европы от российского газа насаждается искусственным образом.

Европе придется выработать единый курс, чтобы нефтяное эмбарго было эффективным. Это потребует денежных, энергетических и нервных затрат. В настоящий момент такой шаг выглядит чрезвычайно затратным, политически маловероятным и вообще неоправданным.

Тем не менее, новое наступление российских военных на юго-востоке Украины может спровоцировать масштабную войну между двумя европейскими странами и обрушить украинское государство. Это приведет к отъезду в Евросоюз сотен тысяч — если не миллионов — беженцев и создаст зону нестабильности вокруг двух из четырех украинских атомных станций.

Запад должен выработать адекватный ответ на действия России. Временное эмбарго на импорт российской нефти и снятие запрета на экспорт американской нефти может стать эффективным ответом, способным сдержать авантюризм Кремля.

Андреас Умланд

maxpark.com

Нефтяное эмбарго поставило бы Россию на колени

При всех санкциях, наложенных Западом на Россию, Москва все еще, безусловно, остается одним из крупнейших его торговых и инвестиционных партнеров. Текущие санкции запрещают экспорт лишь небольшого количества услуг и технологий, но никак не ограничивают большую часть внешней торговли с Западом. И, в частности, они не ограничивают энергетический экспорт России в Европейский союз, пишет журнал Newsweek.

Причем главная составляющая этого экспорта – нефть, а вовсе не газ. В целом, около 40% государственного бюджета России состоят из доходов от экспорта сырой нефти и менее чем 10% – от поставок природного газа. При этом большая часть нефти и газа идет на рынки ЕС через трубопроводы, поскольку у России нет ни супертанкеров, ни соответствующей инфраструктуры, чтобы экспортировать большие объемы нефти по морю.

В отличие от исключения России из платежной системы SWIFT, эмбарго на ввоз нефти в ЕС создало бы препятствие, которое Кремль не смог бы легко обойти. В то время как у России может быть «План Б» на случай, если его банки больше не смогут использовать SWIFT, страна не способна быстро перенаправить свои нефтяные маршруты, поскольку полагается в основном на трубопроводы.

Кроме того, Европа не так уж сильно зависит от российской нефти. Ее вполне можно заменить сырьем, поставляемым откуда-нибудь с помощью танкеров. Безусловно, Россия могла бы найти способ экспортировать ее нефть другим потребителям. Но все же, по крайней мере, на некоторое время Москва столкнулась бы с огромными логистическими, инфраструктурными, юридическими и финансовыми проблемами.

Россия, конечно, в конце концов справилась бы с такой задачей. Но для этого потребовалось бы много месяцев, если не годы серьезной подготовки и значительных инвестиций в инфраструктуру, чтобы все работало нормально. Но даже потом такой экспорт был бы значительно дороже, чем простая перекачка нефти от Сибири до ЕС через существующую восточноевропейскую систему трубопроводов. Иначе Москва сама давно бы это сделала безо всяких санкций.

Да, ряд нефтеперерабатывающих заводов Евросоюза полагается на российскую нефть, но в целом экономика ЕС не зависит от импорта из России. Финансовые убытки Евросоюза в результате введения эмбарго были бы весьма значительными, но ЕС в состоянии ограничить эти потери, предлагая поддержку НПЗ, которые пострадали бы больше всего.

Кроме того, американский Конгресс может поддержать такие санкции, сняв собственный запрет на экспорт нефти. Американская нефть на мировом рынке ослабила бы бремя эмбарго для Европейского союза и усложнила бы России поиски замены европейскому рынку.

Относительно эффективности эмбарго на ввоз нефти скептики утверждают, что история предыдущих экономических санкций показывает их ограниченное или, по крайней мере, медленное политическое воздействие. Все же нынешний уровень жизни в России, социальные расходы, потребление, промышленность, структура бюджета, инфраструктура и степень интеграции в мировую экономику несопоставимы с иранскими или кубинскими.

Другие аналитики предупреждают, что Кремль может шантажировать Европу поставками газа, угрожая ограничить экспорт. И надо признать, в этом случае Евросоюзу пришлось бы туго, поскольку доставка издалека больших объемов газа технологически намного сложнее, чем перевозка нефти. Однако обширная восточноевропейская система газопроводов создает взаимозависимость, а не одностороннюю европейскую зависимость от России. Российской компании «Газпром» рынок ЕС нужен не меньше, чем Евросоюзу – поставки «Газпрома».

В общем, сложностей было бы много у всех. Но если бы Евросоюз собрал волю в кулак, он бы смог заставить эмбарго на ввоз нефти работать. Но в данный момент такая мера выглядит предельно дорогой и политически маловероятной. :///

 

teknoblog.ru

Запад уничтожит Россию и Путина нефтяным эмбарго , — эксперты ·

Запад уничтожит Россию и Путина нефтяным эмбарго , — эксперты

2.11.2016 18:28

Нефть и газ сложно есть. А если их у России (фашистское государство, признанное 27.01.15 Верховной Радой страной-агрессором) никто не сможет покупать, то все ее дутое «величие» лопнет, как мыльный пузырь. После этого Кремлю поневоле придется считаться с мнением цивилизованного человечества и вести себя прилично, а благодаря полному нефтяному эмбарго в отношении Российской Федерации удастся мирно решить сразу несколько глобальных проблем — от Украины до Сирии. 

Такой вывод (предложение) содержится в статье авторитетных экспертов Кристофера Хартвелла и Андреаса Умланда, опубликованной на официальном сайте Атлантического совета — весьма влиятельнойорганизации, к советам которой уже несколько десятилетий прислушиваются американские правительства и президенты. 

Подписывайтесь на «Политолог» в соцсети Facebook

Сейчас, считают Кристофер Хартвелл и Андреас Умланд, самое время прибегнуть к такой мере, поскольку расширение антироссийских санкций является «мощным невоенным инструментом«, способным быстро и легко поставить Кремль на колени и принудить к прекращению агрессии на международной арене. 

Уже через 1-2 месяца после запрета покупать у России нефть и газ Владимиру Путину станет не до войны на Донбассе и не до бомбежек мирного населения Сирии: бороться ему придется уже с собственным голодным населением, которое неизбежно свергнет его из-за банального недостатка еды.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Нефть уронили!: “черное золото” включило режим русофобии, — блогер (скриншоты)

— Глобальное эмбарго на покупку нефти у Кремля будет иметь самые серьезные последствия для режима в России, — пишут Хартвелл и Умланд.

— Во-первых, поскольку доходы от продажи нефти являются основной опорой государственного бюджета, это резко сократит Путину пространство для маневра на международной арене и исключит новые авантюры российской армии за рубежом.

Во-вторых, из-за тесной связи между обменным курсом российского рубля и торговлей углеводородами, вся экономика страны очень быстро пойдет на дно. Вероятнее всего, крах рубля на биржах случится уже просто при самом объявлении таких санкций.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Послесловие к декларациям. Кто заплатит за нардепа? — журналист

Наконец, в-третьих, абсолютно все субъекты хозяйствования в России, будь то собственно российские или иностранные, панически боятся описанного выше сценария, способного вызвать эффект домино: не только энергетические трейдеры, но и другие предприятия начнут быстро адаптировать свое поведение к изменившейся обстановке, что повлечет настоящий каскад из оттока капитала, изъятия вкладов, отмены проектов и многого другого. Российская экономика этого попросту не выдержит, и в стране начнется острейший экономический кризис, который вызовет не только социальные потрясения, но и выполнит свою главную задачу — разрушит военно-промышленный комплекс. Политически Путин просто не будет в состоянии и дальше урезать зарплаты и пенсии, чтобы продолжать финансировать свои инструменты гибридной войны.

Кристофер Хартвелл является является видным американским ученым и президентом Центра социально-экономических исследований, базирующегося в настоящее время в Варшаве. Андреас Умланд работает старшим научным сотрудником Института евроатлантического сотрудничества в Киеве и редактором целой серии книг о советской и постсоветской политике.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Заявление о Крыме как части РФ — государственная измена, — кандидат в президенты Молдовы

Отмечу, что идею об эмбарго на импорт российской нефти в качестве мощной санкции против России Амлунд высказывал на страницах американского издания Newsweek еще в августе прошлого года. 

Экономика от Пророка

Подписаться на ПОЛИТОЛОГ:

politolog.net