Нефть резко вырастет, если США споткнутся на пути к нефтяному господству. Если нефть вырастет


Нефть резко вырастет, если США споткнутся на пути к нефтяному господству

В прошлом месяце США достигли исторического успеха: благодаря росту сланцевого производства, Штаты превзошла Саудовскую Аравию в качестве второго по величине производителя нефти в мире, добывая более 10 млн баррелей в день.

В то же время Саудовская Аравия остается чуть ниже ключевой отметки из-за продолжающегося самоограничения добычи в рамках соглашения ОПЕК+, направленного на поддержку нефтяных цен на приемлемых уровнях (помогая тем самым сланцевым производителям в США) и сокращение глобального избытка запасов.

Между тем, крупнейший в мире производитель, – Россия, по-прежнему остается на первом месте с ежедневным объемом производства около 11 млн баррелей в сутки (б/с).

Однако, согласно прогнозам Международного энергетического агентства (МЭА), в ближайшие годы этот пьедестал сменит лидера. В опубликованном вчера отчете агентство прогнозирует, что к 2023 году США обойдут Россию, став крупнейшим в мире производителем нефти и обеспечив большую часть увеличения глобального роста поставок нефти.

МЭА теперь ожидает, что американская добыча нефти достигнет рекордного уровня в 12,1 млн б/с к 2023 году, увеличив показатель с текущего уровня примерно на 2 млн б/с, обогнав тем самым Россию. Кроме того, МЭА прогнозирует, что из 6,4 млн б/с увеличения мирового производства нефти в ближайшие 5 лет, почти на 60% будет обеспечено американской добычей.

В то же время ожидается, что объем производства сырой нефти в Саудовской Аравии также будет расти высокими темпами и достигнет 12,3 млн баррелей в день в 2023 году. Так что саудиты еще смогут посоперничать с США за первое место в качестве производителя нефти.

Саудовская Аравия исторически добывала меньше своих возможностей, чтобы поддерживать свой статус более гибкого поставщика, который может увеличить или уменьшить предложение нефти в зависимости от ситуации на рынке.

Как сообщает The Wall Street Journal, пятилетний прогноз МЭА показал, что США достигли новых успехов на фоне нефтяного и газового бума в стране, «благодаря технологическим достижениям, повышению эффективности и хрупкому восстановлению нефтяных цен, стимулирующему сланцевые компании увеличивать буровую активность».

Это является эпохальным изменением для Штатов, которые еще совсем недавно сильно зависели от импорта с Ближнего Востока, а теперь приближаются к достижению своей цели производства достаточного количества нефти для удовлетворения внутреннего спроса на нефтепродукты, такие как бензин.

Другими словами, США становятся энергетически независимой страной. При этом американское влияние на мировые нефтяные рынки также будет расти, поскольку экспорт нефти из США увеличится более чем вдвое, до 4,9 млн б/с к 2023 году, согласно прогнозу МЭА. До 2015 года Штаты не экспортировали сырую нефть согласно законодательным ограничениям, но через 5 лет страна, как ожидается, станет одним из крупнейших мировых экспортеров.

МЭА ожидает, что кроме США добыча нефти будет расти в Канаде, Бразилии и Норвегии, т. е. в странах, не входящих в ОПЕК. Вместе со Штатами эти три страны будут поставлять достаточное количество баррелей для удовлетворения растущего потребления до конца десятилетия, считают в МЭА, что, конечно же, подразумевает отсутствие резкого падения спроса на нефть, а, следовательно, и глобальной рецессии.

Потребление нефти будет оставаться устойчивым, сокращая разрыв между спросом и мощностями производителей до самого низкого уровня с 2007 года, когда нефтяные цены были на рекордном уровне почти в $150 за баррель.

Однако это является слишком радужным прогнозом в текущей ситуации, когда даже скептики признают, что США движется к рецессии, которая может начаться через 1-2 года.

В этом контексте МЭА не видит никаких признаков того, что спрос на нефть достигнет своего пика в ближайшие пять лет, оценивая дискуссию о том, могут ли усилия по ограничению воздействия изменения климата в конечном итоге ограничить глобальное потребление нефти.

Ожидается, что спрос на нефть впервые превысит 100 млн б/с в следующем году, увеличившись к 2023 году в общей сложности на 6,9 млн б/с, – до 104,7 млн б/с.

Наступит рецессия или нет, но МЭА прогнозирует, что в рамках ОПЕК только на Ближнем Востоке ожидается какое-либо увеличение объема производства, поскольку другие участники картеля, такие как Венесуэла, борются с внутренними проблемами.

Однако существует потенциальная проблема на пути США к мировому господству в добыче нефти. МЭА предупредило, что американским компаниям необходимо будет снова начать тратить деньги, чтобы избежать вероятного дефицита нефти, который может привести к существенному росту цен.

В частности, если не будет создана достаточная пропускная способность трубопроводов из нефтедобывающих регионов, «увеличение производства, которое мы прогнозируем, может быть подвержено риску, что будет иметь серьезные последствия для глобальных рынков», – говорится в докладе МЭА, опубликованном в понедельник.

Агентство предупреждает, что на региональном уровне производители США и Канады столкнутся с дефицитом мощностей в 2018 и 2019 годах в условиях быстрого роста добычи. И хотя ожидаемый всплеск производства породил «шквал инвестиций», прокладка мощностей может не поспевать за ростом добычи.

Суть в том, что ограниченные возможности американского экспорта могут помешать поставкам нефти за рубеж, хотя на данный момент МЭА ожидает, что экспортные мощности достигнут 2,5 млн б/с к концу 2018 года, 4,7 млн б/с в 2020 году и колоссальных 4,9 млн б/с в 2023 году.

Иначе говоря, если энергетические компании не начнут инвестировать более агрессивно в капитальные вложения (что означает сокращение обратного выкупа акций), производство в США может быть ограничено, и в этом случае, если прогноз роста спроса МЭА будет точным, цены на углеродное сырье могут повыситься в ближайшие годы, поскольку мир находится в структурном дефиците.

Очевидно, что худшим возможным результатом будет резкий скачок цен, что на фоне замедления роста мировой экономики может спровоцировать худший стагфляционный эпизод с лета 2008 года,

artfinancenews.ru

Нефть вырастет. Не сильно и не навсегда

Решение ОПЕК о сокращении добычи к революции цен не приведёт

После длительной неспособности договориться о нефтяных квотах, ОПЕК приняла решение снизить добычу. Россия собирается присоединиться к этому решению, если сама ОПЕК его будет выполнять. Что дальше?

 

Поднявшись в течение среды, 30 ноября, почти на 9 процентов, цена сорта Brent 1 декабря продолжила рост с колебаниями, временами пересекая отметку в 53 доллара за баррель. А если посмотреть в горизонте хотя бы года?

 

ОПЕК главной роли не играет

 

Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов полагает: «Все обращают внимание на решения ОПЕК, но смотреть на ситуацию надо комплексно. Я всегда говорил, что её влияние на нефтяные цены сейчас крайне низкое. И влияние на рынок этих решений будет крайне ограниченным. Обратите внимание, что большая часть роста цены нефти пришлась на период до объявления решения. И это не значит, что инвесторы знали. Просто спекулянты были готовы играть на повышение. То же самое было в августе, когда сорвался саммит ОПЕК в Дохе. Все ожидали, что цены рухнут, а они только выросли. Это означает, что спекулянты живут своей жизнью, а ОПЕК – своей».

 

«Ключевой вопрос в том, стоит ли вообще России в эти игры играть», – продолжает Константин Симонов. «Вчера было озвучено решение на 300 тысяч баррелей в день сократить нашу добычу. На калькуляторе можно подсчитать, что это потери порядка 25 миллионов тонн в год. Это огромная цифра. То есть мы планировали рост на 8–10 миллионов тонн в следующем году, а получится 15 миллионов тонн потерь. Сложите и получится 25 миллионов тонн. А последствия будут не так однозначны»,– считает эксперт.

 

Дело в том, что у американских производителей сланцевой нефти себестоимость добычи находится в пределах 48–52 долларов за баррель. «Если цена идёт вверх, то они начинают наращивать добычу. Тем более что Дональд Трамп готов их поддержать. А ещё лучше американских добытчиков поддержит удорожание нефти. Поэтому я думаю, что на какой-то момент интересы ОПЕК, Трампа и финансовых спекулянтов могут совпасть. Ожидаю, кстати, отмены в США ряда законов, например закона Додда-Франка, – они ограничивали, в частности, инвестиции в нефтяные фьючерсы. Поэтому мы можем сейчас ожидать некоторого повышения цен, но оно не будет долгим и не будет фантастическим»,– отметил Константин Симонов.

 

Кроме того, он не уверен, что ОПЕК выполнит собственные обещания. А эта организация их часто нарушала. «Они требуют от России каких-то гарантий, но они нас не раз «кидали» и сейчас их время доказывать, что они надёжные партнёры», – добавляет Константин Симонов. Он уверен, что если нефть и вырастет в какой-то момент до 55–58 долларов, то всё равно под влиянием сланцевой добычи найдёт равновесие в диапазоне 45–55 долларов за баррель Brent.

 

Фундаментальный фактор: всё относительно

 

Российский экономист, профессор РАНХ и ГС Константин Корищенко напоминает: «Начальной точкой падения нефтяных цен с середины 2014 года было совпадение трёх факторов – замедление экономического роста в Китае, изменение денежно-кредитной политики в США и рассогласованная позиция ОПЕК. Прежде всего это касалось позиции Саудовской Аравии, её попытки, так сказать, наказать то ли Россию, то ли Америку».

 

«Если посмотреть на эти три фактора теперь, то в Китае ситуация не улучшается, денежно-кредитная политика в США остаётся в стадии неопределённости. Зато позиция ОПЕК изменилась на 180 градусов. Конечно, спекулянты сильно расшатывают цену вниз или вверх, но сдерживающим фактором долгосрочного роста является сланцевая добыча в США, которая при росте цен будет восстанавливаться, мешая цене подняться ближе к 100 долларам за баррель. Ожидания от альтернативных источников энергии пока не оправдываются, за исключением сланцевых разработок, по сути, и приведших к последнему кризису цен», – констатирует экономист.

 

«Сам доллар является производной от двух вещей – состояния американского бюджета и политики ФРС – их центрального банка», – полагает Константин Корищенко. «В 2012–2014 годах дефицит американского бюджета снижался, и доллар постепенно рос. А ставки были низкие. Сейчас ставки ФРС начали расти, но непонятно, что с ними будет дальше. Начал расти и дефицит бюджета. Соответственно, в обозримом будущем доллар начнёт в своём индексе (в соотношении к другим валютам) снижаться. Что даст толчок к росту цен в долларах на ту величину, на которую доллар будет падать», – прогнозирует Константин Корищенко.

 

Эпоха нефти не прошла

 

Константин Симонов также полагает, что «будущее версионно», и утверждать, что эпоха нефти прошла и надо быстрее продавать её, пока она ещё кому-то нужна, – это бред. В мире растёт народонаселение, идёт фантастическими темпами урбанизация, идёт автомобилизация Китая и Индии (вместе 2,5 миллиарда людей). 

 

«Китай на электромобилях, что ли ездит? А знаете, какая доля продаж электромобилей в продажах новых автомобилей в США? Меньше процента! Они ездят на бензине и дизеле. Китай ездит на бензине и Индия. Теория, что «нефть никому не нужна», выгодна определённым бенефициарам, которые этот образ будущего и продавливают в своих интересах. С приходом Трампа это будет делать тяжелее, потому что он – этакий углеводородный динозавр. Доля нефти может увеличиваться или сокращаться, но если даже доля «зелёной энергетики» вырастет за 20 лет до 10 процентов, это не значит, что нефть умрёт как товар. А в целом энергопотребление в мире сильно вырастет и в абсолютных величинах вырастет и потребление углеводородов», – заключает Константин Симонов.

 

ffb.ranepa.ru

Если нефть не вырастет в цене и Запад сохранит санкции – у России закончатся деньги

Как сообщает УКРОП со ссылкой на Inosmi.ru в понедельник агентство Standard & Poor’s снизило рейтинг России до уровня BB+, что на одну ступень ниже инвестиционного уровня. Moody’s и Fitch пока сохраняют рейтинг страны на инвестиционном уровне — но на его нижней границе и с «негативным прогнозом». В ближайшие недели или месяцы они вполне могут последовать примеру S&P’s.

Хотя решение S&P не было неожиданным, рынки быстро на него отреагировали. Когда о нем было объявлено, российские биржи уже были закрыты, но в Лондоне и Нью-Йорке американские и глобальные депозитарные расписки на российские акции сразу же упали. Газпром и Роснефть потеряли по 8%, а Сбербанк — 13%.

Насколько важна для России потеря инвестиционного рейтинга? Почему это произошло? И что будет дальше?

Некоторые компании — в частности Роснефть— утверждают, что рейтинги не имеют значения, так как санкции в любом случаю препятствуют новому кредитованию. Российское правительство и российские компании сейчас, действительно, отрезаны от финансовых рынков, однако потеря инвестиционного рейтинга повышает стоимость обслуживания уже существующих долгов. По данным российского Центрального банка, внешний долг государства, банков и компаний в настоящее время составляет 600 миллиардов долларов. Так как за снижением суверенного рейтинга последует снижение корпоративных рейтингов, по части этих долгов либо придется платить больше процентов, либо раньше осуществлять выплаты.

Оптимисты могли бы сказать, что Россия уже выплатила значительную часть своей задолженности, еще год назад составлявшей 730 миллиардов долларов. Однако, с другой стороны, рубль упал в реальном выражении больше, чем на 40%, и теперь оставшийся долг достигает 50% от валового внутреннего продукта, хотя год назад составлял лишь 35%.

Впрочем, экономические последствия снижения рейтинга не так важны, как его символическое и политическое значение. Фактически Россия откатилась на 10 лет назад. В 2005 году она получила во всех трех рейтинговых агентствах рейтинги инвестиционного уровня и сохраняла их даже в 2008 году, когда нефть упала втрое и стала стоить меньше 40 долларов за баррель, и в 2009 году, когда российский ВВП сократился на 8%. Присваивая российским обязательствам «мусорный» уровень, S&P ясно дает понять, что сейчас Россия сталкивается с еще более опасным кризисом, чем в 2008-2009 годах.

Существует множество оснований согласиться с пессимистической позицией рейтинговых агентств. Во-первых, цена на нефть упала со 100 долларов за баррель (уровня, на который рассчитан текущий российский бюджет) ниже 50 долларов. Во-вторых, санкции лишили Россию возможности выйти из кризиса с помощью заемных средств. В-третьих, Россия вступила в 2014 год с меньшими резервами, чем в 2008 году, и уже успела с тех пор потратить немало средств. Очень вероятно, что к концу 2016 года у России кончатся деньги, если нефть не подорожает и санкции не отменят.

Наконец, российское государство еще сильнее разрослось и стало еще более коррумпированным, что снижает эффективность и маневренность экономики. Если принять во внимание все эти факторы вместе, даже нынешний консенсусный прогноз, предусматривающий снижение ВВП на 5% в 2015 году, может показаться слишком оптимистичным. Что еще важнее, рецессия, вероятно, продолжится и в 2016, и 2017 годах — в отличие от 2009 года, когда рост быстро восстановился.

Президент Владимир Путин всегда любил противопоставлять «стабильность» 2000-х годов «хаосу» 1990-х. Теперь, когда Россия вернулась к характерным для девяностых «мусорным» рейтингам, его легитимность внутри страны лишилась этой опоры. Инфляция вновь достигла двузначных темпов, реальные доходы падают, а чистый отток капитала в 2014 году превысил 150 миллиардов долларов.

Изменит ли это российский подход к внешней политике? Необязательно. Один из ключевых элементов российской пропаганды подразумевает, что страна должна отстаивать свои ценности, чего бы ей это ни стоило экономически. Г-н Путин не может заявить российскому обществу, что экономические санкции вынуждают его отступить с востока Украины. Это не только будет крайне унизительно, но и заставит его выглядеть некомпетентным политиком, начавшим войну, выиграть которую было невозможно.

Вот почему российское правительство предпочитает повышать ставки, фактически используя украинское мирное население как заложников. Задача этой стратегии — убедить Европу, что российскому режиму нечего терять.

ЧИТАЙТЕ САМЫЕ ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ УКРАИНЫ И МИРА ЗДЕСЬ

Новые санкции приведут к новой эскалации насилия и новым кровопролитным операциям поддерживаемых Россией повстанцев — таким, как субботний ракетный обстрел Мариуполя. Москва надеется, что Европа в итоге перейдет к политике умиротворения и отменит санкции. Тогда российские экономические проблемы ослабнут, и г-н Путин сможет выглядеть победителем — по крайней мере, на российских телеэкранах. Поможет ли это спасти человеческие жизни, сказать трудно, но история политики умиротворения в 20 веке намекает, что не поможет.

xn--j1aidcn.org