Тяжелая нефть. Эссе про нефть


А зачем нефть? ~ Проза (Эссе)

Знаете, что такое диалектика? Выросшие в СССР, и те, думаю, основательно подзабыли уже. А дети девяностых и не знали этого никогда. Если кратко, двоемыслие это. Умение сочетать в одной голове противоположные, а порой и взаимоисключающие вещи. Есть более точные, широкие, философские определения, но в СССР диалектика служила в основном для увязывания в головах народа несовместимых вещей - планы перевыполняются, а полки в магазинах пустые, небывалые урожаи, а еда по талонам, и тому подобное.

В последние пару лет диалектика возвращается в нашу жизнь в попытках государственных и коммерческих структур ответить на простой вопрос: почему мировая цена на нефть падает, а цена бензина в России растет? Тут без диалектики ну никак не обойтись. Ответ ведь настолько на поверхности лежит, что без мощной философской основы его невозможно запутать. Ну не зависит у нас цена бензина от мировых цен на нефть, вот и весь ответ. Да и как ей зависеть, если себестоимость добычи нефти вместе с переработкой, в России составляет, по разным оценкам, от двенадцати до шестнадцати процентов от розничной цены бензина. Остальные восемьдесят с хвостиком процентов - это прибыли нефтедобывающих компаний, акцизы и налоги.

  Я не хочу считать чужие деньги (хотя многие считают недра народным достоянием, следовательно и деньги народными). Мне интересен вопрос, в чем кроется причина такого разного отношения к природным богатствам в разных странах. Ведь ни для кого не секрет, что в странах Персидского залива государство реально делится прибылью с продажи черного золота со своим народом. А в Америке - не делится. В Омане и Саудовской Аравии, помимо практически бесплатного бензина, производятся прямые целевые выплаты гражданам. Даже в нищем и задавленном эмбарго Иране бензин стоит копейки. А в Венесуэле, Мексике, США и России народу ни тепло ни холодно от получаемых страной нефтедолларов.

В чем же причина? Почему государства по одному и тому же вопросу принимают такие разные решения?

Сразу исключим первые эмоциональные версии вида "у нас все воры и хапуги, а у них все в белых одеждах". Оно может быть и так, но это не причина, а следствие более глубоких предпосылок.

Второе, что приходит в голову - это влияние религии. И действительно, все экспортеры нефти Аравийского полуострова, Бруней, Ливия - исповедуют ислам. Может быть, религиозность и духовность мусульманского толка заставляет правтелей этих стран делиться богатствами с народом? Однако из этой теории выбиваются мусульманские Азербайджан и Туркменистан, правительства которых не считают себя чем-то обязанными своему народу в плане распределения средств от продажи нефти.

Следующая мысль - это влияние арабских традиций. Но помимо стран арабского мира, к которым помимо аравийских султанатов можно отнести Ливию и с некоторой натяжкой Ирак, есть еще Иран, наследник персидской культуры, и Бруней, которые при всем желании отнести к арабским странам не получится.

Неужели нет системы? Неужели нет общего признака у государств, которые в той или иной степени распределяют доходы от природных богатств среди своего народа? Есть такой признак! Государственный строй. Все эти страны являются монархиями (султанатами) или тоталитарными диктатурами. Неожиданно, правда?

Уже слышу торжествующие крики диванных монархистов. Нет, господа, не стоит сломя голову сажать на царство хилых отпрысков давно упустивших свой шанс фамилий. Современные монархи и диктаторы пришли к власти сами, с осознанием ответственности и последствий. Поэтому не сверг собственный народ Хусейна и Каддафи , а убили внешние агрессоры.

Ну да, не совместима демократия со справедливостью. Так это наш выбор, господа. И Мексики, и США, и Азербайджана. Мы сами выбрали право играть в управление страной, так не будем завидовать тем, кто отказался от такого права в обмен на часть природых богатств страны. Каждому свое, как говорил самодержец и мудрец своего времени царь Соломон.

Демократия, в отличие от диктатуры, требует для управления многих людей, между которыми размазывается ответственность. И все эти люди хотят кушать, причем не менее трех раз в день. И всеми силами стремятся увеличить число своих коллег, потому что больше народу - меньше ответственность каждого в отдельности, а кушать дают так же. Это касается любого демократического строя, не только России. Ресурсы уходят на прокорм и развитие государственного аппарата. Так что забудьте про нефть. Зачем она? Прибылей с нее мы не увидим, наоборот, приплачиваем пятьсот процентов от себестоимости в виде налогов и акцизов. Напомню, так решила власть которую МЫ САМИ выбрали.

Нам, народу, нефть - без надобности. Разве что диктатор какой к власти придет, или самодержец. Да только где ему, уж больно народ у нас стал умный и самостоятельный, лучше всех знает как страной рулить.

Вот такая диалектика получилась, господа и дамы.

www.chitalnya.ru

Нефть

, газ...

В лучшем сорте угля—антраците, например, на углерод приходится 94%. Остальное достается водороду, кислороду и некоторым другим элементам.

Специалист, правда, непременно добавит, что чистого угля в природе практически не бывает: его пласты всегда засорены пустой породой, различными вкраплениями и включениями... Но в данном случае мы ведь говорим не о пластах, месторождениях, а лишь об угле как таковом.

В нефти содержится почти столько же углерода, сколько и в каменном угле—около 86%, а вот водорода побольше— 13% против 5—6% в угле. Зато кислорода в нефти совсем мало—всего 0,5%. Кроме того, в ней есть также азот, сера и другие минеральные вещества.

Такая общность по элементному составу, конечно, не могла пройти незамеченной для ученых. И потому нефть вместе с газом относят к тому же классу горных пород, что и уголь (антрацит, каменный и бурый), торф и сланцы, а именно—к классу каустобиолитов.

Это замысловатое слово составлено из трех греческих слов: kaustikos—жгучий, bios—жизнь и lithos—камень. Можете теперь перевести сами.

— Название не совсем точное,—возможно, заметите вы.— Как это к классу камней, пусть органического происхождения, пусть даже и горючих, можно отнести жидкую нефть, а тем более природный газ?...

Замечание вполне резонное. Однако, наверное, вы удивитесь еще больше, когда узнаете, что нефть специалисты относят к минералам (хотя латинское слово minera означает “руда”). Вместе с газом она относится к числу горючих полезных ископаемых. Так уж сложилось исторически, и не нам с вами эту классификацию менять. Просто давайте иметь в виду, что минералы бывают не только твердыми.

В химическом отношении нефть—сложнейшая смесь углеводородов, подразделяющаяся на две группы—тяжелую и легкую нефть. Легкая нефть содержит примерно на два процента меньше углерода, чем тяжелая, зато, соответственно, большее количество водорода и кислорода.

Главную часть нефтей составляют три группы углеводородов—алканы, нафтены и арены.

Алканы (в литературе вы можете также столкнуться с названиями предельные углеводороды, насыщенные углеводороды, парафины) химически наиболее устойчивы. Их общая формула СnН2n + 2. Если число атомов углерода в молекуле не более четырех, то при атмосферном давлении алканы будут газообразными. При 5—16 атомах углерода это жидкости, а свыше—уже твердые вещества, парафины.

К нафтенам относят алициклические углеводороды состав СnН2n, СnН2n - 2 и СnН2n - 4. В нефтях содержатся преимущественно циклопентан С5Н10, циклогексан С6Н12 и их гомологи. И наконец арены (ароматические углеводороды). Они значительно беднее водородом, соотношение углерод/водород в аренах самое высокое, намного выше, чем в нефти в целом. Содержание водорода в нефтях колеблется в широких пределах, но в среднем может быть принято на уровне 10—12%, тогда как содержание водорода в бензоле 7,7%. А что говорить о сложных полициклических соединениях, в ароматических кольцах которых много ненасыщенных связей углерод—углерод! Они составляют основу смол, асфальтенов и других предшественников кокса, и будучи крайне нестабильными, осложняют жизнь нефтепереработчикам.

Посмотрите, как устроены молекулы пентана C5h22, циклогексана C6h22 и бензола С6Н6—типичных представителей каждого и этих классов:

Кроме углеродной части в нефти имеются асфальто-смолистая составляющая, порфирины, сера и зольная часть.

Асфальто-смолистая часть—темное плотное вещество, которое частично растворяется в бензине. Растворяющуюся часть называют асфальтеном, а нерастворившуюся, понятно, смолой.

Порфирины—особые органические соединения, имеющие своем составе азот. Многие ученые полагают, что когда-то oни образовались из хлорофилла растений и гемоглобина животных.

Серы в нефти бывает довольно много—до 5%, и она приносит немало хлопот нефтяникам, вызывая коррозию металлов.

И, наконец, зольная часть. Это то, что остается после сжигания нефти. В золе обычно содержатся соединения железа, никеля, ванадия и некоторых других веществ. Об их использовании подробно – в четвёртом номере рассылки (в разделе “А знаете ли вы, что…”).

К сказанному, пожалуй, можно добавить, что и геологический сосед нефти—природный газ—тоже непростое по своему составу вещество. Больше всего—до 95% по объему—в этой смеси метана. Присутствуют также этан, пропан, бутаны и другие алканы—от C5 и выше. Более тщательный анализ, проведенный в последние годы, позволил обнаружить в природном газе и небольшие количества гелия.

Использование природного газа началось давно, но осуществлялось поначалу лишь в местах его естественных выходов на поверхность. В Дагестане, Азербайджане, Иране и других восточных районах с незапамятных времен горели ритуальные “вечные огни”, рядом с ними процветали за счет паломников храмы.

Позже отмечены случаи применения природного газа, получаемого из пробуренных скважин или из колодцев и шурфов, сооружаемых для разных целей. Еще в первом тысячелетии нашей эры в китайской провинции Сычуань при бурении скважин на соль было открыто газовое месторождение Цзылюцзынь. Практичные люди из Сычуаня довольно скоро научились использовать этот газ для выпаривания соли из рассола. Вот вам пример типично энергетического применения.

В течение многих столетий человек использовал такие подарки природы, но промышленным освоением эти случаи не назовешь. Лишь в середине XIX столетия природный газ становится технологическим топливом, и одним из первых примеров можно привести стекольное производство, организованное на базе месторождения Дагестанские Огни. Кстати, в настоящее время более 60% стекольного производства базируется на использовании в качестве технологического топлива именно природного газа.

Вообще говоря, преимущества газового топлива стали очевидны довольно давно, пожалуй, с момента появления промышленных процессов термической (без доступа воздуха) деструкции твердых топлив. Развитие металлургии привело к замене примитивных смолокурен коксовыми печами. Коксовому газу быстро нашлось бытовое применение—появились газовые рожки для освещения улиц и помещений. В 1798 году в Англии было устроено газовое освещение главного корпуса мануфактуры Джеймса Уатта, а в 1804 году образовалось первое общество газового освещения. В 1818 году газовые фонари осветили Париж. И очень скоро коксование стали применять для получения не столько металлургического кокса, сколько сначала светильного, а потом и бытового газа. Газификация быта стала синонимом прогресса, процессы газификации топлива совершенствовались, а получаемый газ стали все чаще называть “городским газом”.

Интересно отметить, что совершенствование пирогенетической технологии шло по пути более полного использования топливного потенциала. При сухой перегонке типа коксования в газ переходит ие более 30—40% теплоты топлива. При окислительной газификации с добавлением кислорода, воздуха, водяного пара можно добиться перевода в газ до 70—80% и более потенциальной теплоты. Практически при газификации твердого топлива в зольном остатке органических соединений не остается.

Однако у газа, получаемого при окислительной газификации, теплота сгорания ниже, чем у газа при коксовании. Поэтому при производстве городского газа комбинировали процессы коксования с газификационными. Впоследствии, уже в нашем веке, появилась возможность повысить калорийность бытового газа, включив в схему газификации операцию каталитического метанирования—превращения части оксида углерода и водорода, содержащихся в газе окислительной газификации, в метан. Тем самым удалось достичь необходимой для нормальной работы горелок теплоты сгорания получаемого бытового газа не менее 16,8 Мдж/M3 (4000 ккал/м3).

Итак, газ заменил другие виды топлива сначала для освещения, затем для приготовления пищи, отопления жилищ. Но почти столетие для этих целей использовался практически только искусственный газ, полученный из твердых топлив. А что же природный газ? Самый дешевый, самый удобный, самый доступный... Стоп! Вот в этом-то и загвоздка.

Дело в том, что всерьез стали искать и разрабатывать месторождения природного газа в 20-х годах нашего века. И лишь в 30-х годах техника бурения на большие глубины (до 3000 м и более) позволила обеспечить надежную сырьевую базу газовой промышленности.

Развитию новой отрасли помешала вторая мировая война. Тем не менее уже в 1944 году начались изыскательские работы по прокладке первого промышленного газопровода Саратов— Москва. Это был первенец, за которым в 50-х годах последовали Дашава—Киев, Шебелинка—Москва. В следующие десятилетия весь Советский Союз пересекли мощные трассы, по которым в настоящее время передаются огромные количества природного, газа. Именно поэтому газ становится постепенно энергоносителем номер один для коммунально-бытовых нужд и промышленных энергетических установок. Доля природного газа превысила 60-процентный рубеж в энергетике производства цемента, стекла, керамики, других строительных материалов, приближается к 50% в металлургии и машиностроении. Применение природного газа в стационарных энергетических установках позволяет с учетом снижения расхода на собственные нужды электростанций увеличить их КПД на 6—7%, повысить производительность на 30% и более. Особенно эффективно применение природного газа на энергоустановках малой производительности, в первую очередь на так называемых пиковых мощностях. Там относительный эффект замены жидких и твердых топлив выше.

По перечисленным причинам мы наблюдаем постоянное увеличение доли природного газа в топливно-энергетическом балансе многих стран. Но вот что удивительно. Газификация твердых и жидких топлив по-прежнему развивается если не количественно то качественно. Даже в таких благополучных по ресурсам природного газа России и США, не говоря уж о Западной Европе, бедней с этой точки зрения.

Происхождение нефти

Про уголь, вы, верно, уже знаете. Точка зрения на этот счет довольно устоявшаяся: он образовался (и продолжает образовываться) из остатков буйной вечнозеленой растительности, покрывавшей некогда всю планету, включая даже нынешние районы вечной мерзлоты, и занесенной сверху обычными горными породами, под воздействием давления недр и при недостатке кислорода.

Логично предположить, что и нефть была изготовлена по аналогичному рецепту на той же кухне природы. К XIX веку споры, в основном, сводились к вопросу, что послужило исходным материалом, сырьем для образования нефти: остатки растений или животных?

Немецкие ученые Г. Гефер и К. Энглер в 1888 году поставили опыты по перегонке рыбьего жира при температуре 400 °С и давлении порядка 1 МПа. Им удалось получить и предельные углеводороды, и парафин, и смазочные масла, в состав которых входили алкены, нафтены и арены.

Позднее, в 1919 году, академик Н. Д. Зелинский провел похожий опыт, но исходным материалом послужил органический ил растительного происхождения—сапропель—из озера Балхаш. При его переработке удалось получить бензин, керосин, тяжелые масла, а также метан...

Так опытным путем была, казалось бы, доказана теория органического происхождения нефти. Какие же тут могут быть еще сложности?...

Но с другой стороны, в 1866 году французский химик М. Бертло высказал предположение, что нефть образовалась в недрах Земли из минеральных веществ. В подтверждение своей точки зрения он провел несколько экспериментов, искусственно синтезировав углеводороды из неорганических веществ.

Десять лет спустя, 15 октября 1876 года, на заседании Русского химического общества выступил с обстоятельным докладом Д.. И. Менделеев. Он изложил свою гипотезу образования нефти. Ученый считал, что во время горообразовательных процессов по трещинам-разломам, рассекающим земную кору, вглубь поступает вода. Просачиваясь в недра, она в конце концов встречается с карбидами железа, под воздействием окружающих температур и давления вступает с ними в реакцию, в результате которой образуются оксиды железа и углеводороды, например этан. Полученные вещества по тем же разломам поднимаются в верхние слои земной коры и насыщают пористые породы. Так образуются газовые и нефтяные месторождения.

В своих рассуждениях Менделеев ссылался на опыты по получению водорода и ненасыщенных углеводородов путем воздействия серной кислоты на чугун, содержащий достаточное количество углерода.

Правда, идеи “чистого химика” Менделеева поначалу не имели успеха у геологов, которые считали, что опыты, проведенные в, лаборатории, значительно отличаются от процессов, происходящих в природе.

Однако неожиданно карбидная или, как ее еще называют, абиогенная теория о происхождении нефти получила новые доказательства—от астрофизиков. Исследования спектров небесных тел показали, что в атмосфере Юпитера и других больших планет, а также в газовых оболочках комет встречаются соединения углерода с водородом. Ну, а раз углеводороды широко распространены в космосе, значит в природе все же идут и процессы синтеза органических веществ из неорганики. Но ведь именно на этом предположении и построена теория Менделеева.

Итак, на сегодняшний день налицо две точки зрения на природу происхождения нефти. Одна—биогенная. Согласно ей, нефть образовалась из остатков животных или растений. Вторая теория—абиогенная. Подробно разработал ее Д. И. Менделеев, предположивший, что нефть в природе может синтезироваться из неорганических соединений.

И хотя большинство геологов придерживается все-таки биогенной теории, отзвуки этих споров не затихли и по сей день. Уж слишком велика цена истины в данном случае. Если правы сторонники биогенной теории, то верно и опасение, что запасы нефти, возникшие давным-давно, вскоре могут подойти к концу. Если же правда на стороне их оппонентов, то вероятно, эти опасения напрасны. Ведь землетрясения и сейчас приводят к образованию разломов земной коры, воды на планете достаточно, ядро ее, по некоторым данным, состоит из чистого железа... Словом, все это позволяет надеяться, что нефть образуется в недрах и сегодня, а значит, нечего опасаться, что завтра она может кончиться.

Давайте посмотрим, какие доводы приводят в защиту своих точек зрения сторонники одной и другой гипотез.

Но прежде несколько слов о строении Земли. Это поможет нам быстрее разобраться в логических построениях ученых. Упрощенно говоря. Земля представляет собой три сферы, расположенные внутри друг друга. Верхняя оболочка—это твердая земная кора. Глубже расположена мантия. И наконец, в самом центре—ядро. Такое разделение вещества, начавшееся 4,5 миллиарда лет тому назад, продолжается и по сей день. Между корой, мантией и ядром осуществляется интенсивный тепло- и массообмен, со всеми вытекающими отсюда геологическими последствиями—землетрясениями, извержениями вулканов, перемещениями " материков...

Парад неоргаников

Первые попытки объяснить происхождение нефти относятся еще ко временам античности. Сохранилось, например, высказывание древнегреческого ученого Страбона, жившего около 2000 лет тому назад: “В области аполлонийцев есть место под названием Нимфей,—писал он,—это скала, извергающая огонь, а под ней текут источники теплой воды и асфальта, вероятно, от сгорания асфальтовых глыб под землей...”

Страбон объединил в целое два факта: извержение вулканов и образование асфальтов (так он называл нефть). И... ошибся! В упомянутых им местах нет действующих вулканов. Не было их и двадцать столетий назад. То, что Страбон принял за извержения, на самом деле—выбросы, прорывы подземных вод (так называемые грязевые вулканы), сопровождающие выходы нефти и газа на поверхность. И в наши дни подобные явления можно наблюдать на Апшероне и Таманском полуострове.

Впрочем, несмотря на ошибку, в рассуждениях Страбона было здравое зерно—его толкование происхождения нефти имело под собой материалистическую почву. Эта линия прервалась надолго. Лишь в 1805 году, основываясь на собственных наблюдениях, сделанных в Венесуэле, на описаниях извержения Везувия, известный немецкий естествоиспытатель А. Гумбольдт снова возвращается к материалистической точке зрения. “... Мы не можем сомневаться в том,—пишет он,—что нефть представляет продукт перегонки на громадных глубинах и происходит из примитивны горных пород, под которыми покоится энергия всех вулканических явлений”.

Неорганическая теория происхождения нефти выкристаллизовывалась постепенно (вспомним, в частности, опыты Бертло), и к тому моменту, когда Менделеев выдвинул свою теорию карбидного происхождения нефти, неорганики накопили достаточно экспериментальных фактов и рассуждений. И последующие годы добавляли в их копилку новые сведения.

В 1877—1878 годах французские ученые, воздействуя соляной кислотой на зеркальный чугун и водяными парами на железо при белом калении, получили водород и значительное количеству углеводородов, которые даже по запаху напоминали нефть.

en.coolreferat.com

Тяжелая нефть — творческая работа

«Нефтяная эра»

 

Уже второе столетие нефть  играет решающую роль в снабжении  человечества энергией. Кроме того, она является ценнейшим сырьем для  нефтехимического синтеза, а также  для производства продуктов различного назначения – от растворителей до кокса и технического углерода. Нефть – движущая сила современной техники. С каждым годом разрабатываются новые усовершенствованные технологии по добыче и переработки нефти. Появляются более квалифицированные и дипломированные специалисты в данной области. Но, я считаю, что никакие современные технологии и высококвалифицированные специалисты до сих пор не решили главную проблему – рациональное использование нефти.

Еще сто сорок лет назад Д.И. Менделеев образно сказал, что топить печь нефтью – это все равно, что топить ее ассигнациями. Он указал, что нефть – это сырье для получения огромного количества органических веществ, а добыча и использование нефти ведутся нерационально. Я думаю, так оно и есть, ведь мы собственными руками сжигаем «черное золото», используя его в качестве топлива.

Добыча нефти промышленным способом началась в середине ХIХ века, но если верить историческим фактам, то впервые с нефтью встретились примерно за 6 тыс. лет до нашей эры шумеры, жившие в междуречье Тигра и Евфрата, они увидели вещество, выступившее на поверхность земли в виде вязкой массы, похожей на смолу. Это был нефтяной битум, который в условиях недостатка дерева и камня стали эффективно использовать для возведения грандиозных построек, также его использовали для освещения, лечения и в военных целях. С тех пор на протяжении многих веков нефть считали не просто ценным продуктом, но и настоящим чудом древнего и средневекового мира.

В современном мире более ценной считают легкую нефть, ее еще называют «черной кровью» земли. Это сырая нефть с низкой удельной плотностью и высокой плотностью АНИ, содержащая высокий процент легких углеводородных фракций. Такую нефть легче добывать и перерабатывать, из нее получаются более ценные продукты. Но с течением времени легкая нефть заканчивается и теперь перед специалистами стоит важная задача – внедрение совершенно новых технологий по добыче и переработки тяжелой нефти. Тяжелая нефть - битуминозная, низкоплотная по шкале АНИ и вязкая нефть, химический состав которой характеризуется наличием асфальтенов. Она содержит примеси, такие как смолы и углеродистые остатки, которые должны быть удалены перед переработкой нефти. Тяжелая или высокомолекулярная часть нефти, которая при существующей технологии переработки составляет 25-30% от сырой нефти, - большой резерв для получения не только товарных нефтепродуктов, но и ценных для народного хозяйства неуглеводородных веществ.

Сольвентная деасфальтизация тяжелых  и сверхтяжелых нефтей на промыслах  позволяет получать нефть, практически  не содержащую остатка и примесей, обладающую лучшей плотностью и вязкостью. Полученный деасфальтизат можно  транспортировать по нефтепроводам  и перерабатывать на НПЗ с применением традиционных процессов. Такая технология позволяет достичь значительной экономии капитальных и эксплуатационных затрат, а также повышения ценности тяжелой нефти.

Еще одним из важнейших  аспектов в нефтеперерабатывающей  промышленности является экологическая безопасность. День за днем Земля все больше и больше опустошается, отдавая человечеству свои богатства. Каждый день выкачиваются миллионы тонн нефти, природного газа, угля, торфа и других полезных ископаемых. Человек просто безжалостно пожирает их, а ведь они не вечные! Каждый день строятся заводы и фабрики, которые отравляют атмосферу, выпуская в воздух миллионы тонн загрязняющих веществ, не задумываясь при этом, что тем самым мы роем себе яму.

НПЗ являются мощными источниками загрязнения воздушного, водного бассейнов и почвы углеводородами, оксидом углерода, оксидом серы, сероводородом, оксидами азота, фенолом, аммиаком, альдегидами, спиртами и т.д.

Одним из наиболее опасных  загрязнений атмосферы Земли, связанных с нефтеперерабатывающим производством, является сера. А при добыче и переработке тяжелой нефти опасность загрязнения атмосферы серой увеличивается, т.к. именно в тяжелой нефти она содержится в больших количествах.

Поэтому, для профилактики загрязнения  атмосферного воздуха, необходимо осуществлять комплексные мероприятия технологического, санитарно-технического характера, а также мероприятия при особо неблагоприятных метеоусловиях. Также для улучшения экологии, в процессе переработки нефти, необходимо сводить к минимуму выход побочных продуктов и отходов производства, а при их получении организовать вторичную переработку.

Проблема безотходной и малоотходной технологии может частично решаться созданием более совершенных  комбинированных установок по глубокой переработки нефти, нефтехимических комплексов с более рациональным использованием сырья, расширением ассортимента товарной продукции и соответственно сокращением объема промышленных отходов.

В заключении хочу отметить, что эра камня закончилась не потому что кончались камни и считаю, что «нефтяная эра» закончится не потому что кончится нефть. Окончательно завершиться она сможет тогда, когда человечество перейдет на использование водородных двигателей, когда будут использоваться восполняемые источники энергии – солнечное излучение, энергия ветра, падающей воды, приливов и отливов и т.д.

Мы уже долго сидим на «игле» под названием нефть, пора освободится  от этой зависимости и найти альтернативу для сохранения человечества и планеты  Земля!

referat911.ru