Нефть за горами: продолжит ли "Газпром" искать углеводороды в Таджикистане. Есть ли в таджикистане нефть


Нефть за горами: продолжит ли "Газпром" искать углеводороды в Таджикистане » CA-TIMES : Центральноазиатская новостная служба

Даже безуспешная разведка четырех участков нефти и газа в Таджикистане не заставит "Газпром" свернуть бизнес в республикеРоссийская корпорация прекращает геологоразведочные работы в таджикистанском Сарыкамыше и Западный Шохамбары. Об этом на пресс-конференции 18 июля сообщил замначальника Главного управления геологии Таджикистана Рахмонбек Бахтдавлатов.

Однако решение нефтегазового гиганта вовсе не означает, что углеводородов в республике нет, как и то, что "Газпром" насовсем уходит из Таджикистана.

Ненайденное богатство

Разговоры о больших месторождениях нефти и газа в республике появились едва ли не сразу после распада СССР. Благо данные разведки советского периода предполагали наличие 100 миллионов тонн нефти и более 800 млрд кубометров газа.

Но своего пика интерес к черному золоту достиг к середине 2000-х, когда правительству очень нужны были деньги, чтобы продолжить восстанавливать страну после разрушительной гражданской войны, а зарубежным игрокам — застолбить новые, перспективные участки.Не осталась в стороне и Россия. Так, в мае 2003-го было подписано Соглашение о стратегическом сотрудничестве в газовой отрасли, а в 2008-м еще и Соглашение об общих принципах проведения геологического изучения недр.

Поначалу новости были оптимистичные: то британско-канадская Tethys Petroleum Limited заявит об успехах на месторождении Олимтай в районе Хамадони, то австралийская Skyland Petroleum начинает бурить скважину в Вахшской долине, то китайцы заинтересуются топливными недрами Таджикистана.Тем не менее, по словам директора Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова, практической выгоды из этого до сих пор не удавалось извлечь никому.

"Есть такая геологическая гипотеза, что в Таджикистане существуют крупные запасы углеводородов, раз они есть и у ближайших соседей — Туркменистана и Узбекистана. Но в реальности, все крупные поиски обернулись неудачей. И канадцы, и французы, и китайцы, как в сказке: искали-искали — не нашли", — пояснил Симонов Sputnik Таджикистан.

За последний десяток лет неоднократно создавались консорциумы по геологическому изучению Таджикистана и соседнего Афганистана, главным образом в районе Амударьи с целью обнаружения нефти или газа.

И, к сожалению для казны республики, безуспешно.

Найдешь — не продашь

Теоретически запасы углеводородов в этом районе присутствуют, что признают и в самом "Газпроме".

"Они связаны с глубокозалегающими поднадвиговыми и подсолевыми отложениями. В результате проведенного бурения на площади Сарыкамыш впервые в этом регионе доказана нефтегазоносность подобных глубокозалегающих отложений. И хотя пока промышленных притоков получить не удалось, перспективы здесь, безусловно, есть", — прокомментировали в компании.

Но, по словам Константина Симонова, мало найти месторождение нефти и газа — надо создать коммерчески привлекательный вариант экспорта, а эта проблема до сих пор не решена."Даже если и найдут некие запасы, не совсем понятно, как их монетизировать. Если посмотреть на карту, поиски ведутся на таджико-афганской границе. Место достаточно непростое с точки зрения и безопасности, и рельефа: перспективные покупатели, вроде Пакистана и Китая, отделены горами", — подчеркивает он.

Возможно, эти факторы и влияют на темпы исследования и освоения.

Отметим, что с 50-х годов прошлого века в стране было проработано около 80 площадей, на них выявили 13 небольших месторождений нефти и газа. Но местные геологи до сих пор полагают, что на юго-западных участках можно открыть месторождения гораздо большего размера.При этом исследователи ссылаются на близлежащие Западный Узбекистан и на юго-восток Туркменистана, где было обнаружено около триллиона кубометров природного газа.

Остаемся в Таджикистане

На упомянутой пресс-конференции Рахмонбек Бахтдавлатов не сообщил об уходе "Газпрома" из республики, но сетовал, что компания пробурила всего одну скважину в Сарыкамыше, которая, по его мнению, не способна определить наверняка, есть ли в районе геологической разведки нефть и газ.

Но, во-первых, "Газпром" на участке в Сарыкамыше хоть и пробурил всего одну поисковую скважину, зато колоссальной глубины — 6450 метров, что является рекордом за всю историю бурения на нефть и газ в Центральной Азии. А во-вторых, несмотря на прекращение работ на данном участке, "Газпром" никуда из республики не уходит."Сейчас Gazprom International совместно с таджикистанскими партнерами активно прорабатывает новые направления сотрудничества", — подчеркнули в компании.

Так, в соответствии с Соглашением об общих принципах проведения геологического изучения недр между правительством Таджикистана и "Газпромом" еще в марте была создана совместная рабочая группа, которая до конца 2018-го должна определить направление дальнейших работ компании в республике.

Сами лицензии на геологическое изучение нефтегазоперспективных площадей Сарыкамыша и Западного Шохамбара были получены Gazprom International в Таджикистане 15 сентября 2009 года. Эти лицензии действуют до 15 сентября 2018-го.

ca-times.org

Кто загнал нефтегазовую отрасль Таджикистана в тупик

Бывший гендиректор «Таджикнефти» (1981-1988 годы) Наби Маликов рассказал «АП» об углеводородных запасах страны, оценил работу инвесторов и объяснил, почему у них нужно отобрать лицензии.

 

«Инвесторов нужно штрафовать за отмывание денег»

- В каком состоянии находится нефтегазовая отрасль страны?

- Во времён Союза в 70-80 годы в Таджикистане ежегодно открывали новое месторождение или же новые залежи нефти и газа. Всего было открыто 26 нефтегазовых месторождений. Геологоразведку и бурение осуществляли одновременно на 15-20 площадях. Бурение скважин составляло более 100 тысяч метров в год. Добыча нефти - до 400 тысяч тонн в год, добыча газа до 500 миллион кубометров.

После распада Советского Союза «Таджикнефть» вначале существовал при правительстве республики, а потом его передали в состав Минэнерго. С этого момента начались чёрные дни нефтегазовой отрасли: она стала бесхозной, потерялось управление, стали исчезать высокооснащенные богатейшие базы и средства нефтяников на сотни миллион долларов.

11:45 7 декабря

Не контролируется работа иностранных компаний, которые не открыли ни одного нового месторождения. Но их затраты с приписками составили более 300 миллион долларов за все время что они работают. На эти средства могли бы открыть 5–6 новых месторождений, и республика уже могла быть обеспечена своей нефтью и газом.

На действующих 18 месторождениях прекратились все работы по увеличению добычи нефти и газа. Акционерные общества, которые создало Госкомимущество, не оправдали себя. Вместо роста, добыча нефти по сравнению Союзным периодом сократилась в 20 раз, добыча газа опустилась до нуля. Предприятия стали не способными вести добычу нефти и газа. Действующим месторождениям нанесен ущерб на сотни миллион долларов.

Заключенное с канадской компанией Tethys Petroleum соглашение, к которому позже присоединились Total (Франция) и CNPC (Китай), не имеет аналогов в мировой практике. Инвестор получил лицензию на 56 площадей и горный отвод на 70 площадей сроком на 25 лет. Это при том, что у Tethys не было средств даже для освоения одной площади. Согласно заключенному контракту, вся продукция (нефть, газ)  будет принадлежать инвестору, а государству - ничего. И уже более 3-х лет компании прекратили все работы, а государство не может вернуть площади, чтобы предложить их новым инвесторам.

В 80-е годы прошлого века в Таджикистане открыли новые месторождения наравне с Узбекистаном. В 1981-1985 годы «Таджикнефть» открыл 3 новых месторождения и 4 залежи нефти и газа, а «Узбекнефть» - 4 месторождения и 3 залежи. После распада СССР за 25 лет независимости «Узбекнефть» открыл более 150 новых месторождений, а в Таджикистане не открыто ни одного. 

 

- Есть ли выход из этого тупика?

- Только президент страны может решить эту проблему, будем надеяться, он это сделает.

16:37 18 июля

Нужно аннулировать соглашение с Tethys, Total и CNPC. Каждая статья этого соглашения составлена в ущерб нашему государству. Соглашение не ратифицировано парламентом и не имеет юридической силы.

Согласно закону «О нефти и газе», лицензия на поиск и разведку углеводородов предоставляется сроком до 5 лет, но никак не на 25! Президент еще в 2015 году в своем обращении к парламенту говорил, что, если инвестор не работает на площади, то площадь надо вернуть государству. Не нужно бояться, что инвестор подаст в международный суд. Самих инвесторов надо штрафовать за громадные приписки, за отмывание денег.

«Президент ещё в 2015 году в своем обращении к парламенту говорил, что, если инвестор не работает на площади, то площадь надо вернуть государству. Не нужно бояться, что инвестор подаст в международный суд. Самих инвесторов надо штрафовать за громадные приписки, за отмывание денег».

Если не аннулировать лицензию Tethys, Total и CNPC, то и через 10-20 лет у Таджикистана не будет своей нефти и газа, несмотря на большие запасы углеводородов в недрах страны. Необходимо освободить площади и дать новым  инвесторам. Надо прекратить волокиту при выдаче лицензии на недропользование. Многие иностранные компании не могут получить лицензию. Нужно дать одинаковые льготы и условия всем инвесторам. А у нас получается, что одни получают все льготы, а другие годами бегают, чтобы их получить.

Освоением новых месторождений могут заниматься не только иностранцы, но и отечественные предприниматели.  Вложенный капитал на нефть возвращаются в 10-ти, 100-кратном размере. В странах СНГ десятки местных компаний участвуют в добыче нефти и газа. Обычно на поиск и разведку новых месторождений уходят 3-5 лет, но у нас есть несколько подготовленных крупных площадей, где можно быстро получить нефть или газ.

«Газпром Зарубежнефтегаз» приступил к бурению первой поисковой скважины на Сарикамыш, 2010 год

Asia-Plus, архивное фото

 

«Таджики сидят на газе и не имеют газа»

- Насколько Таджикистан богат запасами нефти и газа?

- Те, кто говорят, что у нас небольшие запасы, и они не промышленные, либо не понимают нефтегазовую отрасль, либо не хотят, чтобы в Таджикистане осуществлялась добыча углеводородов.

15:00 10 декабря

На территории Таджикистана в течение более 100 лет проводились геологические и геофизические работы, затрачены миллиарды долларов на изучение недр республики. Обработкой материалов были заняты научно-исследовательские институты Ташкента, Москвы, их филиалы в Душанбе. На основе этих материалов Tethys провел определенные геофизические работы, посчитав, что запасы газа в недрах Таджикистана 3,2 триллиона кубических метров, а нефти 1,1 миллиардов тонн. Отчеты этой компании приняли и в Министерстве энергетики и Таджикгеологии, а значит, они согласились с этими данными.

Две трети лицензии Tethys купили за 60 миллион долларов Total и CNPC. А они «липу» за такие большие деньги не будут покупать. Посчитанные Tethys запасы позволяют добывать ежегодно 50 – 60 миллиард кубометров газа и 2–3 миллиона тонн нефти в течение многих десятилетий.

Высокую перспективность недр Таджикистана подтверждают ученые геологи Узбекистана по аналогии с Сурхандарьинском регионом, и Ферганской впадиной. В Ташкенте в Институте геологии говорят: «Таджики сидят на газе и не имеют газа».

 

- А что можно сказать относительно деятельности «Газпрома» у нас?

- «Газпром» ещё в 2005 году обещал за два года обеспечить Таджикистан газом. Позже представители компании заявили, что пробурили самую глубокую скважину в Центральной Азии, и выясняется, что в Таджикистане нет крупных промышленных запасов нефти и газа. На бурение скважину глубиной 6500 метров у компании ушло целых четыре года, хотя можно было это сделать менее чем за год.

Своими заявлениями представители «Газпрома» пытаются оттолкнуть других инвесторов от нефтегазовой отрасли республики. Институт ВНИИГАЗ времен СССР подготовил десятки работ о перспективности недр Таджикистана. Представителям «Газпрома» следовало бы ознакомиться с этими трудами.      

Будем надеяться, что «Газпром» направит в Таджикистан других своих представителей, и они организуют освоение площадей Саргазон, Ренган, Сарыкамыш, Западный Шаамбары.

 

- Что нужно делать для исправления ситуации?

- Во-первых, надо освободить площади и месторождения, на которых получили лицензию прежние  инвесторы и прекратили работы. Новые инвесторы из-за занятости площадей и месторождений  более 10 лет не могут получить лицензии.

15:54 22 декабря, 2017

Во-вторых, нефтегазовую отрасль надо вернуть в прежнее состояние, вывести из состава Министерства энергетики и образовать в непосредственном подчинении правительства Холдинговую акционерную компанию «Таджикнефтегаз». На содержание аппарата управления «Таджикнефтегаза» не потребуются средства государства. Аппарат в количестве 100-120 человек будет содержаться за счет собственной прибыли отрасли.

В-третьих, надо принять нормативный документ, дающий одинаковые льготы и условия всем инвесторам. Лицензию на недропользование они должны получать в течение 2-3 месяцев.

Я мог бы предоставить правительству Программу развития нефтегазовой отрасли на ближайшие 5 лет. Могу показать проект нормативного Акта на предоставление инвесторам льгот и условий, разработанный по международному стандарту. Есть у меня и доказательств существования в недрах страны крупных запасов нефти и газа.

Следите за нашими новостями в Viber, подписывайтесь на наш канал по ссылке https://viber.com/asia-plus

news.tj

Нефть за горами: продолжит ли "Газпром" искать углеводороды в Таджикистане » CA-TIMES : Центральноазиатская новостная служба

Даже безуспешная разведка четырех участков нефти и газа в Таджикистане не заставит "Газпром" свернуть бизнес в республикеРоссийская корпорация прекращает геологоразведочные работы в таджикистанском Сарыкамыше и Западный Шохамбары. Об этом на пресс-конференции 18 июля сообщил замначальника Главного управления геологии Таджикистана Рахмонбек Бахтдавлатов.

Однако решение нефтегазового гиганта вовсе не означает, что углеводородов в республике нет, как и то, что "Газпром" насовсем уходит из Таджикистана.

Ненайденное богатство

Разговоры о больших месторождениях нефти и газа в республике появились едва ли не сразу после распада СССР. Благо данные разведки советского периода предполагали наличие 100 миллионов тонн нефти и более 800 млрд кубометров газа.

Но своего пика интерес к черному золоту достиг к середине 2000-х, когда правительству очень нужны были деньги, чтобы продолжить восстанавливать страну после разрушительной гражданской войны, а зарубежным игрокам — застолбить новые, перспективные участки.Не осталась в стороне и Россия. Так, в мае 2003-го было подписано Соглашение о стратегическом сотрудничестве в газовой отрасли, а в 2008-м еще и Соглашение об общих принципах проведения геологического изучения недр.

Поначалу новости были оптимистичные: то британско-канадская Tethys Petroleum Limited заявит об успехах на месторождении Олимтай в районе Хамадони, то австралийская Skyland Petroleum начинает бурить скважину в Вахшской долине, то китайцы заинтересуются топливными недрами Таджикистана.Тем не менее, по словам директора Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова, практической выгоды из этого до сих пор не удавалось извлечь никому.

"Есть такая геологическая гипотеза, что в Таджикистане существуют крупные запасы углеводородов, раз они есть и у ближайших соседей — Туркменистана и Узбекистана. Но в реальности, все крупные поиски обернулись неудачей. И канадцы, и французы, и китайцы, как в сказке: искали-искали — не нашли", — пояснил Симонов Sputnik Таджикистан.

За последний десяток лет неоднократно создавались консорциумы по геологическому изучению Таджикистана и соседнего Афганистана, главным образом в районе Амударьи с целью обнаружения нефти или газа.

И, к сожалению для казны республики, безуспешно.

Найдешь — не продашь

Теоретически запасы углеводородов в этом районе присутствуют, что признают и в самом "Газпроме".

"Они связаны с глубокозалегающими поднадвиговыми и подсолевыми отложениями. В результате проведенного бурения на площади Сарыкамыш впервые в этом регионе доказана нефтегазоносность подобных глубокозалегающих отложений. И хотя пока промышленных притоков получить не удалось, перспективы здесь, безусловно, есть", — прокомментировали в компании.

Но, по словам Константина Симонова, мало найти месторождение нефти и газа — надо создать коммерчески привлекательный вариант экспорта, а эта проблема до сих пор не решена."Даже если и найдут некие запасы, не совсем понятно, как их монетизировать. Если посмотреть на карту, поиски ведутся на таджико-афганской границе. Место достаточно непростое с точки зрения и безопасности, и рельефа: перспективные покупатели, вроде Пакистана и Китая, отделены горами", — подчеркивает он.

Возможно, эти факторы и влияют на темпы исследования и освоения.

Отметим, что с 50-х годов прошлого века в стране было проработано около 80 площадей, на них выявили 13 небольших месторождений нефти и газа. Но местные геологи до сих пор полагают, что на юго-западных участках можно открыть месторождения гораздо большего размера.При этом исследователи ссылаются на близлежащие Западный Узбекистан и на юго-восток Туркменистана, где было обнаружено около триллиона кубометров природного газа.

Остаемся в Таджикистане

На упомянутой пресс-конференции Рахмонбек Бахтдавлатов не сообщил об уходе "Газпрома" из республики, но сетовал, что компания пробурила всего одну скважину в Сарыкамыше, которая, по его мнению, не способна определить наверняка, есть ли в районе геологической разведки нефть и газ.

Но, во-первых, "Газпром" на участке в Сарыкамыше хоть и пробурил всего одну поисковую скважину, зато колоссальной глубины — 6450 метров, что является рекордом за всю историю бурения на нефть и газ в Центральной Азии. А во-вторых, несмотря на прекращение работ на данном участке, "Газпром" никуда из республики не уходит."Сейчас Gazprom International совместно с таджикистанскими партнерами активно прорабатывает новые направления сотрудничества", — подчеркнули в компании.

Так, в соответствии с Соглашением об общих принципах проведения геологического изучения недр между правительством Таджикистана и "Газпромом" еще в марте была создана совместная рабочая группа, которая до конца 2018-го должна определить направление дальнейших работ компании в республике.

Сами лицензии на геологическое изучение нефтегазоперспективных площадей Сарыкамыша и Западного Шохамбара были получены Gazprom International в Таджикистане 15 сентября 2009 года. Эти лицензии действуют до 15 сентября 2018-го.

ca-times.org

Сарез сольют Китаю. Получится ли у Таджикистана превратить воду в нефть

Сарезское озеро. Фото с сайта Unisdr.org

Таджикистан решился сделать то, о чем уже много лет говорят, но что до сих пор по тем или иным причинам сделано не было. Душанбе начнет продавать свою воду заграницу – партнером выступит Пекин. Таджикистанский «Ориёнбанк» подписал с китайской компанией Heaven Springs Dynasty Harvest Group (ее головной офис расположен в Гонконге) соглашение о стратегическом сотрудничестве, которое предусматривает создание совместного предприятия на Сарезском озере. В китайской компании поясняют, что предприятие будет разливать сарезскую воду по бутылкам и «поставлять в страны Центральной Азии и другие государства».

Китайцы первые, кто заинтересовался использованием таджикистанской воды для продажи в другие страны. Руководство Таджикистана ранее уже неоднократно предлагало, в частности, Ирану и арабским государствам наладить поставки питьевой воды из Сарезского озера. Еще в 2007 году президент Эмомали Рахмон с иранским коллегой Махмудом Ахмадинеджадом подписали меморандум о сотрудничестве по использованию питьевой воды из Сарезского озера. В то время ситуация с нехваткой питьевой воды обострилась в очередной раз. Стороны обсуждали проект по прокладке водопроводной трубы из Таджикистана в Иран, по которому в эту страну поставлялась бы питьевая вода в обмен на нефть и газ. Однако этот проект так и не был реализован. Позже Рахмон предлагал воду из Сарезского озера властям Саудовской Аравии, Иордании и Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ).

Надо заметить, что нынешнее соглашение между «Ориёнбанком» и Heaven Springs Dynasty Harvest Group необходимо таджикистанской стороне еще и по экологическим причинам. Откачка воды из озера позволит снизить давление ее на Усойский завал — естественную плотину озера — и риск его прорыва. На сегодняшний день объем воды в озере составляет 16 кубокилометров. На Сарезе установлены датчики, которые круглосуточно отслеживают состояние Усойского завала и уровень воды в озере. Наблюдение за озером ведут также сотрудники КЧС Таджикистана. Они утверждают, что перелив воды через край Усойского завала невозможен из-за большего количества родников в теле плотины. Однако есть риск схода большого оползня на правом берегу озера — за состоянием его склонов особенно внимательно следят специалисты. Весной этого года МЧС Афганистана пожаловался на то, что в афганском Бадахшане произошли наводнения из-за «из-за увеличения фильтрации в плотине озера Сарез». Однако в Душанбе оперативно опровергли эти заявления. Тем не менее, озеро находится в сейсмически нестабильной зоне, и серьезное землетрясение может повредить Усойский завал.

Усойский завал, естественная плотина Сареза. Спутниковый снимок NASA

Проблема нехватки воды

По последним данным ООН, от нехватки воды в мире уже страдают 2,1 миллиарда человек. «Достижение всеобщего доступа к безопасной и недорогой питьевой воде означает предоставление простейшего водоснабжения 844 миллионам человек и улучшение качества обслуживания до 2,1 миллиарда человек, которые сейчас испытывают с этим сложности», - в частности, говорится в докладе международной организации. Надо заметить, что проблема нехватки питьевой воды в глобальных масштабах не нова, но темпы увеличения количества людей, которые сталкиваются с этой трудностью, впечатляют. В 2014 года на Всемирном экономическом форуме (ВЭФ) в Давосе были озвучены глобальные риски, с которыми придется столкнуться человечеству в ближайшем будущем. Среди рисков была названа нехватка воды. Прогнозировалось, что к 2025 году 5,5 миллиарда человек будут жить в областях, испытывающих среднюю или острую нехватку воды, - это две трети предполагаемого населения Земли.

До 70% потребляемой пресной воды сегодня приходится на сельское хозяйство. Интересно, что 99% из 4000 км3/год воды, используемой для ирригации, бытового и промышленного потребления, производства энергии, поступает из подземных и поверхностных возобновляемых источников. Однако количество поверхностных вод уменьшается, и мировое потребление все больше переходит с речных и озёрных вод на грунтовые, которые составляют уже 20% от общего объема потребления. Эта цифра быстро растет, в особенности в засушливых районах. За XX век отбор грунтовых вод увеличился в 5 раз (при том, что в течение прошлого века мир потерял 70% своих естественных водно-болотных угодий). Также используются и невозобновляемые (ископаемые) водоносные слои, это относится, главным образом, к Саудовской Аравии, Ливии и Алжиру. Очевидно, что в силу рельефа или каких-то других специфических условий не везде в мире возможно легко и быстро пробурить скважину, чтобы получать из нее воду. И тут неизбежно появляется идея: может, получать воду у какого-нибудь близкого или далекого соседа, у которого ее больше, чем нужно?

Ирригационные установки в Саудовской Аравии. Фото с сайта Kapsarc.org

Мировой рынок воды

Наиболее крупными потребителями воды (по объемам) являются Индия, Китай, США, Пакистан, Япония, Таиланд, Индонезия, Бангладеш, Мексика и Россия. Среди них хуже всего с получением воды в Китае и Индии. Ключевые факторы – рост населения и промышленности. Несмотря на то, что Китай и Индия входят в число стран, наиболее обеспеченных речными стоками, огромные объемы этих стоков попросту отравлены промышленными сбросами. Например, китайские реки Хуанхэ и Янцзы и индийский Ганг входят в число наиболее загрязненных в мире.

Сброс отходов в реку Янцзы. Фото с сайта Chinagfw.org

Все это подтолкнуло Китай приступить к экспорту воды из-за границы. Первыми поставщиками h3O в Поднебесную стали Южная Корея и Таиланд. В начале 2018 года активизировались (подобные обсуждения были ранее) переговоры с российскими властями о поставках питьевой воды танкерами с Камчатки. По словам главы крупнейшей продовольственной корпорации Китая COFCO Луянь Сюнузю, рассматриваются также варианты ввоза воды с острова Сахалин и из Приморского края. Выйти на китайский и индийский «водные рынки» сейчас пытается Турция.

Турция, кстати, стала одним из крупнейших поставщиков бутилированный воды в мире. По данным на январь этого года турки продавали свою воду в 110 стран мира. Дело в том, что каждый год страна сбрасывает в Средиземное море более одного млрд. кубометров воды. Это, например, в 20 раз превышает годовую потребность сельского хозяйства Израиля. Еще в 1980-х годах Турция создала специальные доки, танкеры и системы сбора воды с намерением продавать излишки воды в более засушливые страны Ближнего Востока. В «нулевые» между Турцией и Израилем (он входит в число стран, где наиболее остро стоит вопрос обеспечения пресной водой), несмотря на все политические противоречия, начались переговоры по водной тематике. Израиль заинтересовался возможностью ввоза турецкой воды на морских танкерах. В 2004 году между странами было подписано соглашение. В соответствии с ним Израиль решил ежегодно закупать 50 миллионов кубометров воды в течение последующих 20 лет из турецкой реки Манбагет (Manbaget). Транспортировкой h3O должны были заниматься морские танкеры вместимостью 250 тысяч тонн. Однако проект не состоялся – де-факто из-за разногласий по поводу Палестины. В 2010-х появлялись сообщения о возможном строительстве водопровода из Турции в Израиль по дну Средиземного моря через Турецкую республику Северный Кипр (это особенно возмущало греков-киприотов).

Странно, однако, что до сих пор не появлялось никаких новостей о возможной продаже воды из Турции в Иран. Обе страны в последнее время пошли на сближение – благодаря войнам в Сирии и Ираке. У стран есть общая граница. И Иран сейчас входит в «топ засушливых стран».

В феврале военный советник духовного лидера Ирана генерал Яхья Рахим Сафави (Yahya Rahim Safavi) заявил, что пора бы начать переговоры с Турцией, Ираком, Афганистаном и другими соседями по поводу распределения воды. По мнению генерала, именно вода может привести к тому, что «Центральная Азия может стать самым спорным регионом в будущем, а Афганистан может стать источником будущего развития водных ресурсов». Что касается Афганистана – перспективы у него действительно такие есть, но пока две трети страны страдают от засухи. Из азиатских стран у Афганистана, пожалуй, ситуация с доступом к воде населения – наихудшая. Главным образом, из-за продолжающейся не первый десяток лет войны, в которую втянуто множество близких и далеких государств. И, получается, что афганцы, которые потенциально могли бы стать одним из крупнейших поставщиков воды (благодаря ледникам и рекам Гиндукуша), страдают от ее нехватки.

Айсберги – конкурент для рек и озер

Основным конкурентом «водяных танкеров», морских и подземных колоссальных водопроводов могут стать айсберги из Антарктиды. В начале июля в ОАЭ частная компания The National Advisor Bureau Limited объявила о запуске проекта по буксировке айсбергов к побережью страны. Стоимость проекта, он получил название The UAE Iceberg Project, оценивается в $50 млн. Не такие уж и серьезные деньги по меркам ОАЭ. «Это экономически, технически и коммерчески реализуемая идея. Его реализация к 2020 году будет означать конец дефицита воды в регионе, и ОАЭ станет одним из крупнейших экспортеров пресной воды в мире», – считает директор The National Advisor Bureau Limited Абдулла Мохаммед Сулейман аль-Шехи (Abdulla Mohammed Sulaiman Al Shehi). Его компания последние пять лет занималась исследованием буксировки айсбергов. По словам аль-Шехи, сегодня у него есть уникальная технология по буксировке громадных ледяных глыб при их минимальном таянии. Предполагаемый вес айсбергов, предназначенных для транспортировки, – более 100 миллионов тонн. Срок доставки – около девяти месяцев.

«Первый шаг – найти и выбрать айсберги с помощью спутниковой съемки. Морские течения на север станут основной силой, которая будет их двигать. Буксировочные суда будут помогать и направлять движение айсбергов», - описал в общих чертах аль-Шехи технологию. Как только айсберг будет на шельфе, компания начнет сбор пресной воды для потребителей. Блоки льда будут откалываться от поверхности и храниться в специальных емкостях.

Что касается международных законов и разрешений, необходимых для реализации проекта, то международное законодательство гласит, что айсберги являются общедоступными водными ресурсами, могут быть использованы кем угодно и перемещены в любую часть мира.

Учитывая финансовые возможности ОАЭ и других арабских монархий на берегу Персидского залива, которые могут присоединиться к проектам вроде The UAE Iceberg Project, - айсберги для них могут стать «второй нефтью». А вот тот же Таджикистан, несмотря на уже имеющиеся гигантские запасы пресной воды, из-за скудности своих финансовых возможностей может оказаться в стороне от превращения своих рек и озер во «вторую нефть». Будет довольствоваться ролью «водного придатка» Китая, и не более того.

Александр Рыбин

Международное информационное агентство «Фергана»

www.fergananews.com