Нефть в обмен на наемников: зачем России война в Сирии. Есть нефть в сирии


Беллингкэт - Смертельная халатность: нефтяное загрязнение на востоке Сирии в результате конфликта

После того, как так называемое «Исламское государство» по большей части потеряло контроль над нефтяными ресурсами северо-востока Сирии, их сменили различные группы, взявшие под контроль нефтяную инфраструктуру — или, по крайней мере, то, что от нее осталось. В недавней статье Bellingcat был представлен обзор повреждений нефтяных объектов, а также многочисенных кустарных нефтеперабатывающих заводиков в провинциях Дейр-эз-Зор, Ракка и Хасеке.

За годы бомбардировок российских ВКС и коалиции во главе с США, а также боев в районы нефтяных объектов и атак на эти объекты нефтяная инфраструктура была значительно разрушена. Недавний анализ авиаударов Коалиции показал масштаб разрушения нефтяной инфраструктуры, вызвавшего значительные локальные загрязнения.

Практика кустарной нефтепераработки уже оказывает негативное воздействие на здоровье многих мирных жителей Сирии, в том числе детей, которые пытаются зарабатывать на жизнь в этих токсичных условиях. Реальные долгосрочные последствия для окружающей среды и здоровья населения только предстоит установить, однако, судя по сведениям из открытых источников, борьба с экологическими последствиями конфликта потребует обширных исследований, а также работ по очистке и восстановлению. В этой статье с помощью имеющихся в открытом доступе спутниовых снимков Planet Labs и спутников Sentinel 2 Европейского космического агентства (ЕКА) изучаются недавние случаи разива нефти в провинции Дейр-эз-Зор. Серия масштабных инцидентов в ходе конфликта привела к разлитию нефти на многих километрах, что вызвало появление целых рек и озер из сырой нефти. Это произошло как в районах, занятых Сирийской арабской армией при поддержке России, так и на территориях, контролируемых Сирийскими демократическими силами (СДС), которые пользуются поддержкой США. В этой статье также, в соответствии с Резолюцией EA/3/Res. 1 [PDF] о загрязнениях в результате конфликтов, принятой Ассамблеей ООН по окружающей среде, изложены пути реализации этой резолюции в части борьбы с потенциальными острыми и хроническими рисками для здоровья работников нефтяной промышленности и местных жителей.

Наши основные выводы:

  • Отсутствие соответствующих экспертов на различных нефтяных объектах в сочетании с авиаударами по нефтяной инфраструктуре привело к появлению импровизированных резервуаров сырой нефти с 2013 года.
  • На некоторых из этих резервуаров и прилегающих нефтепроводов произошли утечки, что привело к нанесению локального урона окружающей среде из-за этих утечек или плохого руководства.
  • На трех нефтеперерабатывающих заводах, отбитых у ИГ, в конце 2017 и начале 2018 года произошли значительные утечки нефти, которые привели к многокилометровым разливам, наблюдаемым на спутниковых снимках. Причины этих разливов неизвестны, однако их можно объяснить отсутствием на объектах соответствующих экспертов или более безопасных альтернатив, а также несчастным стечением обстоятельств: распространение сырой нефти по обширным районам было вызвано обильными осадками.

Расширение импровизированного хранения нефти

Как описано в предыдущей статье, нефтяные объекты были серьезно повреждены в результате интенсивных бомбардировок, призванных лишить ИГ дохода от нефтяного бизнеса. Вместо хранения в специально оборудованных нефтехранилищах, добытая сырая нефть хранилась в резервуарах, как видно по снимку резервуара на месторождении Исба в Google Earth. Такие импровизированные резервуары для хранения сырой нефти можно увидеть рядом с большинством нефтяных месторождений в провинции Дейр-эз-Зор. Они несут повышенный риск локального загрязнения.

Примером такой практики может служить резервуар, о котором мы писали ранее, близ подконтрольного СДС нефтегазового загода Conoco, где произошел разлив нефти.  Для воспрепятствования течению нефти пришлось строить различные плотины. На спутниковых снимках Google Earth также видна акивность в этом районе, а именно заливка сырой нефти в автоцистерны.

На момент написания этой стаьи на этом объекте до сих пор продолжается пожар, как видно на снимке Sentinel 2 от 31 марта 2018 года (опция «Сельское хозяйство» в Sentinel Hub позволяет посмотреть температуру).

На спутниковых снимках за последние шесть месяцев видны крупные разливы нефти на трех разных объектах, о которых мы поговорим ниже, а также причины для других опасений нефтяного загрязнения, вызванного ударами по объектам нефтяной промышленности и использованием кустарных нефтеперерабатывающих заводиков.

Нефтеперерабатывающий завод Тейим

Этот завод к югу от города Дейр-эз-Зора уже несколько раз бомбили российские ВКС в 2015 году, как показала геолокация видео Минобороны России пользователем Твиттера @obretix.

RuAF Tu-22M airstrike near Deir Ezzor (Thayyem oil field) geolocated https://t.co/9EZaWYh22r https://t.co/tqWqR7lqaZ pic.twitter.com/ibkeMpUVRK

— Samir (@obretix) November 22, 2015

В сентябре 2017 года сирийские войска при поддержке России вернули себе нефтяные месторождения близ завода Тейим. В ходе боев на нескольких нефтяных скважинах начались пожары, как видно на спутниковом снимке Planet Labs от 10 сентября 2017 г. Этот снимок можно сопоставить с кадрами с земли, загруженными 16 сентября 2017 года, на которых сирийские войска продвигаются к городу.

Нефтяные пожары на нефтеперерабатывающем заводе Тейим, снятые со спутника Planet Labs, 10 сентября 2017 г

В ходе боев за НПЗ были повреждены нефтепроводы, что привело к огромному разливу нефти в северной части объекта.

Сырая нефть выливается из прорванного нефтепровода на заводе Тейим, сентябрь 2017 г

Далее ситуация еще ухудшилась: в период между 19 и 24 февраля началась утечка нефти с завода, что привело к появлению 7-километрового разлива нефти к юго-востоку от завода. Он виден на приведенном ниже спутниковом снимке Sentinel 2. Это было вызвано неправильной работой с местным нефтехранилищем, что наверняка в сочетании с обильными осадками в этот период и привело к разлитию сырой нефти.

Нефтяное месторождение Абу-Хардан

Это месторождение находится в 45 километрах к северо-востоку от Абу-Кемаля на границе с Ираком. За последние два года по скважинам были нанесены несколько ударов, последствия которых до сих пор можно наблюдать в этом районе. На этом видео Пентагона виден один из ударов по скважинам 9 сентября 2015 года (геолокация — @obretix).

С 5 по 7 марта рядом с одним из резеруаров сырой нефти произошел значительный разлив, вызванный, вероятно, погодными условиями и/или человеческим фактором.

25 февраля 2018 / 25 марта 2018

Источник: Planet Labs

Установка по подготовке нефти и газа Джафра

Установка разделения нефти и газа Джафра находится на северном берегу реки Ефрат. Само месторождение стало одной из первых целей коалиции во главе с США в Сирии. В 2015 году ВКС РФ нанесли удар по установке, а в последующие годы Коалиция неоднократно наносила удары по близлежащим скважинам и пунктам сбора. Месторождения и установка Джафра были освобождены в конце октября 2017 г. Бои привели к пожарам на близлежащих скважинах и резервуарах сырой нефти.

Latest update on oil pollution around Jafra oil facility in #SDF controlled areas #DeirEzzor based on #LANDSAT8 imagery Oct 21 pic.twitter.com/MPBv1CM7D7

— Wim Zwijnenburg (@wammezz) October 23, 2017

За последние два года рядом с установкой было создано большое количество резервуаров для хранения сырой нефти из близлежащих скважин. Поскольку эти резервуары были примитивными, они были подвержены риску серьезного повреждения. После того, как в конце 2017 года бои в районе установки Джафра в основном завершились, судя по спутниковым снимкам, по неизвестным причинам начался разлив нефти из двух крупных скоплений резервуаров к западу и югу от завода, что привело к появлению двух разливов нефти 800 и 1500 метров длиной соответственно.

Другие разливы нефти

19 февраля 2018 года на Фейсбуке появилось видео, опубликованное также проасадовской онлайн-группой Syria General. На видео говорится, что сирийские войска повредили трубопровод, копая траншеи в районе Абу-Кемаля. К сожалению, нам не удалось геолоцировать это место. На имеющихся спутниковых снимках района Абу-Кемаля нет признаков разлива нефти подобного размера.

So while #SAA were trying to dig trenches near Abu Kamal, oil suddenly started gushing out. pic.twitter.com/VIg5bNLHOy

— /sg/ SOURIA GENERAL (@SyriaGeneral) February 19, 2018

Различные небольшие разливы нефти рядом со скважинами и хранилищами есть рядом почти со всеми нефтяными месторождениями провинции Дейр-эз-Зор. Большинство этих разливов связаны либо с авиаударами, либо с ошибками при отгрузке нефти уже после завершения основных боевых действий.

Tankers trucks loading up crude oil at oil wells close to Tanak oil facilty. Oil well was targeted by @CJTFOIR strike in 2017, causing huge oil spill. Before and after image. pic.twitter.com/A6nebtpIjn

— Wim Zwijnenburg (@wammezz) April 4, 2018

Различные скопления кустарных нефтеперерабатывающих заводиков продолжают работу в этих районах. Это усиливает опасения о токсичных условиях работы детей и общем загрязняющем воздействии кустарной нефтепереработки, которая наверняка останется одним из основных источников дохода местных жителей.

Polluting practices of artisanal #oil refining continue under SDF control in Deir Az Zor. Recent Sentinel2 imagery from April 4, 2018 shows fire at makeshift cluster south of Jafra CSP (Agriculture band) pic.twitter.com/R7sxDkxvgQ

— Wim Zwijnenburg (@wammezz) April 8, 2018

Можно ли сократить последствия загрязнения? Способы борьбы с экологическими рисками для здоровья

После поражения ИГ в Дейр-эз-Зоре ответственность за борьбу с последствиями загрязнения окружающей среды в результате конфликта легла на плечи новых властей в районах, подконтрольных сирийским властям и СДС. Значительный ущерб, нанесенный сирийской нефтяной промышленности, и последующее небезопасное хранение и переработка местными силами вызвали серьезную потребность в идентификации, очистке и восстановлении пораженных районов. Разливы нефти вызывают локальное загрязнение, влияют на почву и грунтовые воды. Эти риски только усиливаются с появлением импровизированных резервуаров для хранения сырой нефти. В то же время опасные условия труда, связанные с транспортировкой или кустарной переработкой сырой нефти, несут серьезные риски здоровью работников на этих объектах, многие из которых — дети.

Резолюция по вопросу загрязнения окружающей среды в ходе конфликтов стала одним из важнейших результатов 3-й Ассамблеи ООН по окружающей среде, прошедшей в Найроби в декабре 2017 г. Резолюция под названием «Смягчение последствий загрязнения и его ограничение в районах, пострадавших в результате вооруженных конфликтов или терроризма» появилась в результате длительных переговоров, в ходе которых некоторые государства-члены Ассамблеи, активно наносившие удары по сирийской нефтяной инфраструктуре, протестовали против конкретных формулировок о выборе целей для предотвращения загрязнения.

 

Несмотря на это, в резолюции, принятой консенсусом, высказывается обеспокоенность ущербов окружающей среде и истощением природных ресурсов на территориях, подверженных вооруженным конфликтам или терроризму. При этом в резолюции также отмечаются «долгосрочные социальные и экономические последствия ухудшения состояния окружающей среды и природных ресурсов в результате загрязнения, обусловленного вооруженными конфликтами и терроризмом, которые включают, среди прочего, утрату биоразнообразия, потери урожая или поголовья скота и отсутствие доступа к чистой воде и сельскохозяйственным землям». В резолюции также отмечается, что отсутствие управления природоохранной деятельностью «может привести к неполной ликвидации отходов и их неправильному захоронению, а утрата экономических возможностей может вынудить затронутое население применять экологически неустойчивые и приводящие к загрязнению методы адаптации». Очевидно, что сирийцы стали свидетелями именно таких приводящих к загрязнению методов адаптации: наверняка сотни детей работают в токсичных условиях, перерабатывая сырую нефть, чтобы заработать на жизнь, в то время как местные эксперты предупреждают о серьезных рисках загрязнения поверхностных и грунтовых вод ввиду общего ущерба окружающей среде.

Резолюция призывает государства « тесно сотрудничать друг с другом по вопросам предупреждения, сведения к минимуму и смягчения отрицательных последствий вооруженных конфликтов или терроризма для окружающей среды», а также «принять участие в подготовке национальных планов и стратегий, направленных на установление приоритетов для проектов экологической оценки и восстановления, а также обеспечить сбор данных, необходимых для определения состояния здоровья населения, и их включение в медицинские реестры и программы просвещения о рисках».

Подросток на сирийском кустарном объекте нефтепереработки в провинции Хасеке, 2016 г

Хотя эта резолюция и полезна в том плане, что признает поводы для обеспокоенности о конфликтном загрязнении и более широких рисках для окружающей среды и здоровья, государства должны подкрепить эти слова делом — на данный момент никакой комплексной работы по этой проблеме не ведется. В течение последних трех лет PAX использовала исследования открытых источников для идентификации наиболее очевидных проблем загрязнения в зонах конфликтов посредством наших докладов и совместной работы с Bellingcat. Однако такая работа по идентификации конфликтных загрязнений должна выполняться тщательно с привлечением экспертов по токсикологии, геологии, медицине и охране окружающей среды, а также специалистов соответствующих отраслей промышленности. Кроме того, местные жители должны привлекаться к выявлению загрязнений и установлению приоритетов по реконструкции, а также к созданию более широких программ просвещения о рисках.

Восстановление Сирии должно включать значительный экологический компонент, чтобы предотвратить воздействие токсичного эха войны на местных жителей. Государства могут поддержать финансированием отделение «Катастрофы и конфликты» Программы окружающей среды ООН для проведения послеконфликтной экологической оценки, а также поддержать соответствующие группы гражданского общества, которые могут внести вклад в процесс идентификации конфликтных загрязнений. Кроме того, своевременное признание роли контроля над природными ресурсами в этом районе также может сыграть роль в разрешении конфликта, поскольку имеют место разногласия между сторонами по поводу доступа к нефтяным месторождениям. Здесь также важен экологический компонент, поскольку за последние шесть лет серьезно пострадали местные сельскохозяйственные земли, усилилось загрязнение воды, а многие местные жители стали жертвами воздействия токсичных веществ. PAX и Conflict & Environment Observatory представили список рекомендаций государствам по реализации резолюции. Этот список будет обсуждаться на 4-й Ассамблее ООН по окружающей среде в начале 2019 г.

Эта статья, как и другие статьи по этой теме на сайте Bellingcat, — лишь скромные попытки продемонстрировать, что идентификация конфликтных загрязнений и улучшение гуманитарных и восстановительных программ требуют гораздо большей работы. Поэтому Bellingcat и PAX проводили семинары и тренинги для органов ООН и гуманитарных организаций в ходе Форума ООН по экологическим катастрофам в Найроби в 2017 г и на Неделе гуманитарного партнерства и сотрудничества в Женеве в январе 2018 г. Как отмечал Йеспер Лунд, глава Отделения чрезвычайных ситуаций Управления по координации гуманитарных вопросов ООН, «Мы можем извлекать уроки из возможностей применения исследования открытых источников в гуманитарных вопросах и чрезвычайных ситуациях для понимания обстановки и воздействия на местных жителей. Однако еще более важна их [исследователей открытых источников] мотивированность. Они не могут работать на земле, но готовы что-то менять, даже не выходя из дома». Однако в конечном итоге ответственность за ведение войны, выбор целей и преодоление последствий конфликтов для окружающей среды и здоровья лежит на государствах, и международное сообщество должно обеспечить включение экологической составляющей в гуманитарные меры по вооруженным конфликтам.

Хотелось бы выразить благодарность пользователям Твиттера @obretix и @MatthewMreed за помощь в анализе спутниковых снимков.

ru.bellingcat.com

зачем России война в Сирии

Удалось ли России победить или хотя бы ослабить ИГИЛ, как об этом заявлял Владимир Путин? Какие цели Москва преследует в Сирии и какую роль играет в дестабилизации региона? Стоит ли ждать эскалации на Ближнем Востоке?

На эти и другие вопросы в проекте «Дневное шоу» в эфире Радио Крым.Реалии в беседе с ведущим Павлом Казариным отвечает военный журналист Юрий Мацарский.

– Что сейчас происходит с Исламским государством? Российский президент перед выборами утверждал, что эта угроза чуть ли не сведена на нет.

В Сирии порядка 3-4 процентов территории остаются под полным контролем ИГИЛ

– ИГИЛ никуда не делся. Раньше он контролировал примерно половину Сирии и Ирака. Сейчас все уже не так: в Сирии порядка 3-4 процентов территории остаются под полным контролем ИГИЛ, а там, где формально чья-либо власть установлена, ситуация часто половинчатая. То есть днем в деревне власть у проправительственных или оппозиционных сил, а ночью – у джихадистов. Яркий пример – город Киркук в Ираке, где я был в 2016 году. Он находился на переднем крае борьбы, там почти каждый день обнаруживали очередную ячейку ИГИЛ. Население города – около миллиона человек. Так вот, днем он под формальным контролем сил Ирака – армия, полиция и так далее – а ночью бойцы уходят с блокпостов, городом заправляют совсем другие силы. Тех, кто работают на Багдад и имели неосторожность попасться джихадистам, казнят.

– Но по факту ареал обитания ИГИЛ, если можно так выразиться, сократился?

– Дневного обитания, да. После всех поражений ИГИЛ вернулся в свою колыбель, где он понимает, как действовать, в нелегальном, подпольном положении. Кроме того, радикальные исламисты перебрались в Афганистан, где вступают в конфликт и с властями, и с талибами, а также в Пакистан и на Филиппинские острова. ИГИЛ очень хорошо себя чувствует на Синайском полуострове, на границе Египта, Израиля и Сектора Газа. Так что победы в Сирии и Ираке, давшиеся огромной ценой, зачастую приводили к распространению этого движения в других точках.

Юрий Мацарский

– По-вашему, Владимир Путин борется с Исламским государством из искренних побуждений?

Путинский режим приложил руку к становлению Исламского государства за счет гонений мусульман на Северном Кавказе и в Поволжье

– ИГИЛ ему пришелся очень кстати – такая внешняя пугалка. Если бы не они, можно было бы придумать кого угодно. Надо отметить, что путинский режим приложил руку к становлению Исламского государства за счет гонений мусульман на Северном Кавказе и в Поволжье. Очень многие сунниты оттуда восприняли начавшийся в 2011 году конфликт в Сирии как священную войну. Соответственно, многим из них помогли перебраться на Ближний Восток. В ИГИЛ тогда состояли тысячи людей из российских регионов. У его собственной радиостанции в 2015-2016 годах было несколько часов русскоязычного вещания.

– Есть ли какой-то способ стабилизировать обстановку на Ближнем Востоке?

– Можно с уверенностью сказать одно: те, кто приходит туда с оружием в руках, никак не способствуют стабилизации. Россия со своей стороны применяет высокоточные вооружения не для того, чтобы бомбить военные объекты исламистов, а чтобы уничтожать объекты гражданской инфраструктуры вроде больниц и убежищ, подавляя волю к сопротивлению противостоящих сил.

– Зачем это все России?

В обмен на помощь наемников близкие Кремлю олигархи получают доступ примерно к трети сирийской нефти

– Она помогает Башару Асаду удержать власть и поставками вооружений, и наемниками. Более того, мне кажется, что без вмешательства Москвы сирийскому президенту пришлось бы очень сложно. Владимир Путин явно действует в пику Западу, хотя я не исключаю, что они с Башаром Асадом испытывают друг к другу еще и личную симпатию. Есть еще данные о том, что в обмен на помощь наемников близкие Кремлю олигархи получают доступ примерно к трети сирийской нефти.

– А США намерены уйти из Сирии?

– Президент Дональд Трамп хочет не просто уйти из Сирии, а заменить американское присутствие союзным арабским контингентом, разместив его на тех же самых базах на севере Сирии и на подконтрольных курдам территориях. То есть, по сути, это тактика распространения влияния США. На самом деле долгосрочной стратегии у них нет, а сирийская оппозиция не смогла предложить надежных лидеров, на которых можно было бы положиться. Война в Сирии идет восьмой год, и конца этому не видно. Сейчас временный перевес на стороне Башара Асада, но все может поменяться в любой момент. Мне кажется, что Запад еще не готов окончательно ввязаться в эту бойню и стать одной из тех сторон, которые не считаются с потерями.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

ru.krymr.com

всё-таки была развязана из-за нефти: ru_an_info

В международном аэропорту Дамаска в конце июня этого года приземлился частный самолет из Объединенных Арабских Эмиратов. На борту находились представители ряда разведывательных агентств и служб безопасности США. После приземления делегация направилась на встречу с директором Главного управления безопасности Сирийской Арабской Республики генерал-майором Али Мамлюком.

Отдельно хотелось бы остановиться на личности генерал-майора Али Мамлюка. Он достаточно долго является человеком из ближайшего окружения президента Сирии Башара Асада. Опытный политик, который умеет найти общий язык и с Москвой, и с Тегераном. С ним готовы общаться и представители монархий Персидского залива. Например, в 2015 году он был в Саудовской Аравии. Именно Али Мамлюку доверяют самые деликатные поручения, в том числе переговоры с внешними врагами официального Дамаска.

По имеющейся информации, встреча американской делегации и директора Главного управления безопасности САР продолжалась четыре часа. Были обсуждены разнообразные аспекты семилетней войны. Затем американцы сделали свое предложение. Предложили вывод своих войск из Эт-Танфа и Восточного Евфрата на трех условиях: полный уход Ирана из Сирии, долю в добыче нефти на северо-востоке Сирии, получение разведданных о террористах, которые могли бы представлять угрозу западным странам в будущем.

Это предложение было отклонено сирийской стороной по всем пунктам.

Константин Маковский. Трудные переговоры. 1883

В отношении представления разведданных о террористах было заявлено, что их раскрытие зависит от изменения политической позиции США по отношению к Сирии. САР уже делится подобной информацией с ОАЭ и Иорданией.

По поводу полного ухода Ирана из Сирии. По этому пункту делегация из США отстаивает интересы Израиля, своего главного союзника на Ближнем Востоке. В ответ Али Мамлюк подчеркнул, что Сирия — это суверенная страна, и что Соединенные Штаты являются оккупантами, которые вошли на территорию САР без разрешения, таким же образом США могут ее покинуть. Он также отметил, что Сирия является частью широкой оси, есть союз с Тегераном и ливанской «Хезболлой».

Следует отметить, что в понедельник на этой неделе в ливанских СМИ появилась информация о том, что движение «Хезболла» получило официальную просьбу сирийского правительства остаться на территории Сирии после завершения войны для участия в процессе «постконфликтного примирения».

На прошлой неделе успешно прошел визит министра обороны Ирана Амира Хатами в САР. В ходе этой поездки у министра была встреча с президентом САР Башаром Асадом. Во время этого визита между сторонами было подписано соглашение о военном сотрудничестве.

Конечно же, основным условием со стороны американцев было получение своей доли в добыче нефти на северо-востоке Сирии. Выставление этого условия раскрывает истинные цели, из-за которых был развязан гражданский конфликт в стране. Главная задача США и их союзников в сирийской войне — захватить природные ресурсы Сирийской Арабской Республики.

Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Всё из-за нефти

В отношении доли от запасов сирийской нефти Али Мамлюк сказал американской делегации, что Сирия не заинтересована в ведении бизнеса со странами, стремящимися свергнуть ее правительство. Он также отметил, что по вопросу сотрудничества в нефтяной сфере есть Россия и другие страны, которые не сговаривались против сирийского народа.

Регион Сирии, богатый нефтью, находится на восточном берегу реки Евфрат. Эту территорию контролируют Сирийские демократические силы, созданные и поддерживаемые США. Сирийские демократические силы (СДС) представляет собой в основном курдскую военную группировку с небольшим присутствием местных арабских кланов.

На подконтрольной СДС территории находится 70 процентов нефтяных месторождений Сирии. До войны, в 2010 году, доля дохода нефтяной промышленности в бюджете страны составляла 25%, сейчас значительно меньше. Крупнейшее месторождение Сирии — месторождение аль-Омар, расположено недалеко от города Дейр-эз-Зор.

Во время недавней пресс-конференции министра обороны США Джейса Мэттиса и председателя Комитета начальников штабов ВС США Джозефа Данфорда было сообщено, что на территории Сирии находится 2200 американских военнослужащих. Группировка СДС насчитывает около 50 тысяч человек.

Ситуация по региону, находящемуся под контролем СДС, сложная. Попытка со стороны сирийского правительства решить вопрос исключительно военным путем может привести к прямому боевому столкновению с ВС США и их союзниками по коалиции. И этот фактор надо учитывать.

Основная надежда на внутрисирийский диалог. Диалог между частью курдского движения и Дамаском уже идет, рассматривается вопрос по определенной автономии региона. Он возник сразу после сделки США и Турции по сирийскому городу Манбиджу, которая ударила по интересам курдов. Курдское движение раскололось на две части: часть пошла на переговоры с сирийским правительством, вторая часть по-прежнему идет в фарватере политики США.

Есть также примеры успешной экономической кооперации между курдами и правительством Сирии. Идет обмен нефти из месторождения «Аль-Омар» в Дейр-эз-Зоре, которое подконтрольно YPG/PKK, на топливо в определенной пропорции. Сирийское правительство и Сирийские демократические силы достигли соглашения о совместном управлении плотиной Табка в западной части провинции Ракка.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Курды

Однако договоренности между официальным Дамаском и курдами оставляют за бортом интересы американских нефтяных компаний.

Сирийскому правительству нужно будет договориться и с местными племенами. При их поддержке шансы одержать победу на северо-востоке Сирии гораздо выше. Возможно, есть резон выделить им долю от будущих нефтяных доходов, и это будет решающим аргументом в переговорах.

Для США есть еще одна важная причина остаться в этом регионе, особенно в Дейр-эз-Зоре. Именно через Дейр-эз-Зор проходят магистральные пути, связывающие Ирак и Сирию. Иран, в свою очередь, очень заинтересован в открытии коридора из Ирака к Сирии. Этого Соединенные Штаты допустить, конечно же, не могут.

Здесь активную помощь США будет оказывать Израиль. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, комментируя заключение соглашения о военном сотрудничестве между Сирией и Ираном, пригрозил нанести удары по сирийским правительственным объектам и объектам Ирана на территории Сирии.

Таким образом, основная и самая жестокая схватка на территории Сирийской Арабской Республики еще впереди. Предстоит война за нефтяные ресурсы на северо-востоке страны.

Сирийское правительство с помощью Москвы и Тегерана может решить данную проблему через внутри сирийский диалог, получение поддержки со стороны местных племен, а также при условии повышения издержек для пребывания американского военного контингента и союзников США на территории Сирии через организацию широкого партизанского движения.

ru-an-info.livejournal.com