Ирак: выборы, терроризм, нефть и проблемы с курдами. Ирак нефть 2017


Роснефть в 2017 г выдала Иракскому Курдистану 2,1 млрд долл США аванса на поставку нефти // Нефть // Новости

Москва, 19 мар - ИА Neftegaz.RU. Роснефть в 2017 г выдала аванс правительству Иракского Курдистана на 2,1 млрд долл США.

Об этом Роснефть сообщила в своем отчете 19 марта 2018 г.

 

В течение 2017 г компания выдала аванс в общей сумме 2,1 млрд долл США правительству ИК в рамках контракта на поставку нефти.

Ранее сообщалось, что Роснефть и ИК заключили долгосрочный контракт на поставку нефти в адрес российской компании в 2017-2019 гг.

Контракт подписан в рамках заключенного между Роснефтью и правительством ИК соглашения о сотрудничестве в области разведки, добычи, инфраструктуры, логистики и трейдинга углеводородов.

Глава Роснефти И. Сечин говорил, что контракт позволит обеспечить сырьем расширяющуюся международную сеть нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) Роснефти и повысить их эффективность.

 

18 октября 2018 г Роснефть и правительство ИК ранее договорились о начале геологоразведочных работ на 5ти нефтяных блоках в регионе, в случае успеха их промышленная эксплуатация начнется с 2021 г.

Российская компания может заплатить за вхождение в проект в общей сложности до 400 млн долл, из которых 200 млн долл могут быть компенсированы за счет добытой на блоках нефти.

Доля Роснефти в соглашении о разделе продукции (СРП) составит 80%.

По консервативным оценкам, суммарные извлекаемые запасы нефти на этих 5ти блоках могут составить около 670 млн барр.

 

В июне 2017 г Роснефть и правительство ИК подписали ряд юридически обязывающих соглашений о расширении сотрудничества в сфере разведки и добычи углеводородов, коммерции и логистики.

Стороны планируют создать совместное предприятие (СП) для реализации инфраструктурного проекта в ИК.

Роснефть получила доступ к управлению крупной региональной транспортной системой, мощностью 700 тыс барр/сутки с планируемым расширением до уровня 950 тыс барр/сутки.

 

7 ноября 2018 г стало известно, что стоимость контрактов, заключенных между Роснефтью и ИК, превысила 3 млрд долл США.

 

20 октября 2017 г Роснефть проинформировала, что компания и ИК объявили о начале реализации проекта по эксплуатации нефтепровода в Курдском автономном регионе.

Доля Роснефти в проекте может составить 60%, другим участником проекта с долей участия 40% станет текущий оператор нефтепровода - компания KAR Group.

Однако в Багдаде заявляют, что, согласно полученным от Роснефти разъяснениям, это решение является предварительным.

Там, мягко говоря, не рады такому положению событий.

В министерстве нефти заявили, что им от А. Новака было обещано, что все контракты, которые заключают российские компании с ИК, будут проходить через федеральное правительство и министерство нефти Ирака.

На деле происходит обратное - Багдад никто не уведомляет о своих шагах.

 

Но экспорт нефти непосредственно из ИК все еще пока не решенный вопрос, осложненный политической обстановкой в Ираке.

 

25 сентября 2017 г в ИК, статус автономии которого закреплен в конституции Ирака, прошел референдум о независимости.

Местная Высшая избирательная комиссия объявила, что свыше 90% участвовавших в плебисците высказались за отделение.

Правительство Ирака считает, что референдум прошел в нарушение основного закона, и не признает результатов голосования.

Глава Роснефти И. Сечин отмечал, что внутренние противоречия ИК и Ирака должны быть решены между собой, а российская компания будет соблюдать законодательство.

 

Обсудить на Форуме

neftegaz.ru

кому в итоге достанется нефть?

«Не будь здесь нефти, не знали бы мы горя...» Шейх племени аль-Байяти, провинция Басра 

То, что гигантские запасы качественной и залегающей сравнительно неглубоко, а потому выгодной для добычи и транспортировки нефти явились одной из главных причин американского вторжения в Ирак, сегодня понятно всем. Не совсем ясно, однако, каким образом закончится передел иракского нефтегазового рынка. Сейчас этот процесс набирает обороты. 

Если после «освобождения» Ирака в 2003 году в страну устремились практически все ведущие нефтяные компании мира в стремлении поучаствовать в дележе пирога, то последующие события показали, насколько непросто вести бизнес в государстве, где перечень серьёзных - и не решённых - проблем может занять не одну страницу мелким шрифтом. В 2009 году в результате серии тендеров на право разработки месторождений в числе победителей оказались около десятка компаний из разных стран мира, но сейчас некоторые из них уже покинули Ирак, а оставшиеся испытывают большие сложности.

Обстановку в Ираке в последние годы можно охарактеризовать одной фразой - стабильная нестабильность. Большую озабоченность вызывают постоянно меняющиеся в Багдаде правила игры, коррупция, жадная бюрократия,  но самой острой остаётся проблема обеспечения безопасности. Согласно международному праву, функцию обеспечения безопасности обязана выполнять принимающая сторона. В составе МВД Ирака существует главное управление по охране объектов, имеются многочисленные части и подразделения охраны объектов нефтегазовой отрасли, но с точки зрения эффективности их деятельность не выдерживает никакой критики. В этих условиях иностранные компании вынуждены прибегать к помощи частных охранных предприятий (ЧОП), которых к 2010 году в Ираке было уже свыше 300 (!). В Багдаде, однако, со временем решили, что грех упускать такие огромные деньги и с выводом оккупационных войск началась кампания по выдавливанию иностранных ЧОП, сокращению их количества, а затем - по замене их на местные. В настоящее время в стране действуют несколько десятков ЧОП, которые конкурируют между собой за право «охранять клиентов», не гнушаясь никакими средствами, включая подрывы и обстрелы машин «коллег по бизнесу», поскольку многие из этих фирм принадлежат враждующим политическим, а то и просто организованным преступным группировкам.   

В начале 2014 года ангольская компания Sonangol, получившая 75% в контракте на разработку месторождений Кайяра и Ниджма в провинции Нейнава, заявила о том, что из-за инцидентов в сфере безопасности вынуждена отказаться от дальнейшей работы в Ираке. Указанные места, расположенные близ города Мосул, вскоре были захвачены боевиками запрещённого в России террористического «Исламского государства» (ИГ). За ними последовали и многие другие месторождения в провинциях Салах эд-Дин, Дияла и Таамим (Киркук), откуда иракские силовики бежали, не оказав исламистам практически никакого сопротивления. Среди разбежавшихся была и дивизия (!) охраны нефтяных объектов, дислоцированная в районе города Тикрит, в результате чего в руках ИГ оказался крупнейший в Ираке НПЗ в Бейджи, а также большой участок стратегического экспортного нефтепровода. Сегодня эти объекты освобождены, но в результате боёв почти полностью разрушены.

Основные запасы углеводородов в Ираке (свыше 80%) расположены на юге страны, который, по уверениям Багдада, является безопасным и где иностранные компании работают спокойно.  Однако так ли это? Вряд ли можно назвать нормальной обстановку, когда иностранным сотрудникам разрешено передвигаться только в колонне бронированных автомашин в сопровождении автоматчиков, а посёлки нефтяников выглядят как зоны особого режима - со сплошными бетонными заборами, заграждениями, колючей проволокой и вышками с вооружённой охраной. Впрочем, и это не спасает: отмечены десятки инцидентов с применением огнестрельного оружия, блокады объектов местным населением и даже нападения на лагеря нефтяных компаний и/или их подрядчиков, сопровождавшиеся погромами. Среди пострадавших - лагерь малайзийской компании Petronas в провинции Зи-Кар, объекты подрядных организаций практически всех иностранных компаний-операторов, включая "Лукойл", в провинции Басра. Неудивительно, что ещё в 2012 году руководство норвежской компании Statoil, оценив риски, приняло решение выйти из совместного с "Лукойлом" проекта на месторождении «Западная Курна-2» (ЗК-2). "Лукойл"  же решил остаться, на чём стоит остановиться чуть подробнее.

Первый контракт по ЗК-2 эта международная компания с российским участием заключила ещё с правительством Саддама Хусейна в 1997 году, но из-за последовавших затем санкций ООН работы так и не начались, а в 2008 году иракская сторона и вовсе аннулировала соглашение. В ходе серии тендеров в 2009 году "Лукойл" претендовал на месторождение «Западная Курна-1», гораздо более привлекательное со многих точек зрения, однако проиграл консорциуму в составе американской ExxonMobil, англо-голландской Royal Dutch Shell и иракской South oil company. В итоге "Лукойл" довольствовался так называемым сервисно-операционным проектом на ЗК-2, при этом партнёром от иракской стороны почему-то выступила North Oil company со штаб-квартирой в Киркуке, хотя в процессе всей дальнейшей операционной деятельности дела пришлось вести с South Oil company (Басра). По условиям контракта оператор должен был получить от иракских властей вознаграждение в размере 1,15 доллара за каждый добытый баррель, но только после выхода на максимальный уровень добычи. Это самый низкий уровень возмещения среди всех иностранных операторов в Ираке - для сравнения: согласованный уровень выплат упомянутой ангольской Sonangol на двух сравнительно мелких месторождениях составлял соответственно 5 и 6 долларов. Российский «Газпром», разрабатывающий месторождение Бадра (провинция Васит) совместно с корейской Kogas, малайзийской Petronas и турецкой TPAO, получает вознаграждение в размере 5,5 доллара за баррель.

В январе 2013 года "Лукойл" подписал дополнительное соглашение к контракту, в котором были зафиксированы целевой уровень добычи по проекту (1,2 млн баррелей нефти в сутки в течение 19,5 года) и продление общего срока действия контракта до 25 лет с возможностью пролонгации ещё на 5 лет. Несмотря на значительные инвестиции "Лукойла" (свыше 4 млрд долларов), задача оказалась практически невыполнимой, и значительная часть вины за это лежит на иракской стороне. Контрактная территория была сильно загрязнённой взрывоопасными предметами (остались со времен ирано-иракской и двух войн в Заливе), а одной из главных причин невыполнимости задачи явилось то, что, согласно сервисному контракту, месторождение должно было быть свободным от претензий третьих лиц. На деле же там оказались десятки малых населённых пунктов и десятки тысяч местных жителей. По местным обычаям они вооружены и не высказывают ни почтения к федеральным властям, ни радости по поводу появления иностранных компаний. Нередко для сопровождения колонн или обеспечения доступа к местам работ привлекались даже армейские силы. 

 

Источник

pravoslavnye.ru

Нефть дорожает после заявлений Трампа по Ирану и из-за ситуации в Ираке

08:2416.10.2017

(обновлено: 08:27 16.10.2017)

4236135

МОСКВА, 16 окт — РИА Новости. Мировые цены на нефть растут в понедельник утром, обеспокоенность трейдеров вызвали заявления американского президента Дональда Трампа по иранской ядерной сделке, а также ситуация в Ираке, свидетельствуют данные торгов.

Рынок нефти близок к равновесию, заявил ОрешкинПо состоянию на 08.11 мск стоимость декабрьских фьючерсов на североморскую нефтяную смесь марки Brent поднималась на 1,05%, до 57,77 доллара за баррель, цена ноябрьских фьючерсов на нефть марки WTI увеличивалась на 0,82% — до 51,87 доллара за баррель.

Волнения на Ближнем Востоке вокруг нефтедобывающих стран создают на рынке опасения по поводу возможных перебоев в поставках. Так, в пятницу президент США Дональд Трамп в обращении к американцам отказался официально подтвердить конгрессу, что Иран соблюдает соглашение по ядерной программе, но при этом не стал на международном уровне оспаривать соблюдение Ираном договоренностей по ядерной сделке.

Эксперты: Саудовская Аравия лукавит о рекордном сокращении экспорта нефтиПрезидент США также сказал, что Белый дом будет работать с конгрессом над "серьезными недостатками" международного соглашения с Ираном, и пообещал, что США введут против Ирана новые санкции за поддержку терроризма.

В понедельник Совет безопасности Иракского Курдистана сообщил о наступлении иракских сил и проправительственного шиитского ополчения "Аль-Хашд аш-Шааби", чтобы взять военную базу неподалеку от Киркука, нефтяные месторождения и установить контроль над городом. В Иракском Курдистане 25 сентября прошел референдум о независимости, который власти Ирака объявили нелегитимным.

Между тем данные американской нефтегазовой сервисной компании Baker Hughes, a GE Company (BHGE) поддерживают стоимость нефти. В пятницу BHGE сообщила, что за неделю, завершившуюся 13 октября, число буровых установок в США снизилось на восемь штук, или на 0,85%, до 928 штук. В годовом выражении число установок уменьшилось на 389 штук, или в 1,7 раза. Число нефтяных буровых установок снизилось на пять, или на 0,67%, до 743 единиц.

ria.ru

«Газпром нефть» инвестирует в Ирак

Глава компании Александр Дюков пообещал вложить в разработку месторождения Бадра 6,5 млрд долларов до 2030 г. «Газпром нефть» развивает инфраструктурные проекты на одном из крупнейших в мире месторождений с геологическими запасами в 3 млрд баррелей н. э. Проект разработки месторождения предполагает добычу в течение 20 лет с возможной пролонгацией. Из последних новостей запуск дочерней «Газпром нефть Бадра» в промышленную эксплуатацию газоперерабатывающего завода мощностью в 1,6 млрд куб. м на месторождении.

По словам Дюкова, «Газпром нефть» продолжает развивать проект Бадра в строгом соответствии с планом разработки месторождения. «Сегодня мы начали промышленную эксплуатацию газового завода полного цикла, построенного нашей компанией с использованием самых современных технологий, доступных на мировом рынке. Это — уникальное предприятие для региона, с началом работы которого «Газпром нефть» получает возможность монетизировать все добываемые здесь углеводороды и обеспечит не менее чем 95-процентный уровень утилизации попутного нефтяного газа», — рассказал Дюков на официальной церемонии открытия газового завода. Как сообщает компания, сухой товарный газ, подготовленный на месторождении, транспортируется по 100-километровому трубопроводу на электростанцию Аз-Зубайдия, которая снабжает электроэнергией несколько провинций Ирака, в том числе столицу государства — Багдад.

«Газпром нефть» является оператором разработки освоения Бадры. Промышленная добыча на месторождении началась в 2014 г. В марте 2017 г. накопленная добыча на месторождении достигла 5 млн т, а суточная вышла на уровень в 80 тыс. баррелей. Сейчас компания декларирует возможность увеличения добычи на месторождении до 110 тыс. баррелей в сутки. Отметим, что при запуске месторождения планировалось достичь пика добычи в 2017 г. на уровне 170 тыс. баррелей в сутки. Такой уровень предполагалось сохранять в течение 7 лет. Но на фоне низких цен, наблюдаемых на рынке в 2014–2016 гг. российская компания явно не следовала своим первоначальным планам. В сентябре министр нефти Ирака Джаббар Али Хусейн аль-Луэйби пытался надавить на компанию, заявив о добыче нефти на Бадре в 150 тыс. баррелей в сутки уже в 2018 г.

Контракт с правительством Ирака был подписан в январе 2010 г. возглавляемым российской ВИНК (30% в проекте) консорциумом в составе Kogas — 22,5%, Petronas — 15%, ТРАО — 7,5%. Доля иракского правительства, которое представлено иракской Геологоразведочной компанией (Oil Exploration Company, OEC), — 25%. Теперь российская сторона предлагает скорректировать проект освоения Бадры. «Газпром нефть» с министерством энергетики Ирака создает специальную экспертную группу. По информации российского Минэнерго, действующие договоренности были подписаны до проведения геологоразведочных работ, в результате которых в дальнейшем были выявлены «совсем другие геологические условия, другие запасы», что привело к «более дорогим капитальным вложениям».

В начале декабря этого года Александр Дюков приехал в Ирак на открытие завода с российским министром энергетики Александром Новаком, которому пришлось провести в Багдаде непростые переговоры по многочисленным проектам российских компаний в этой ближневосточной стране. В ходе переговоров с иракской стороной министр напомнил об успехах ЛУКОЙЛа в проекте Западная Курна-2, также начавшего промышленную разработку в 2014 г. Эта российская компания, по словам Новака, уже вышла на прирост добычи в 400 тыс. баррелей в сутки, что стало самым большим показателем среди действующих в Ираке месторождений за последние 10 лет. Успехи одних с лихвой компенсируют скандалы вокруг других. Иракские власти призывают «Роснефть», вложившую миллиарды в проекты в Иракском Курдистане, согласовать с Багдадом условия дальнейшей работы в мятежном регионе.

Нина Маркова

Комментариев:

neftianka.ru

Нефть дорожает на фоне ситуации в Ираке

МОСКВА, 24 окт — РИА Новости. Мировые цены на нефть растут во вторник утром на фоне ситуации в Ираке, свидетельствуют данные торгов. Кроме того, рынок продолжает отыгрывать данные о снижении числа буровых установок в США и сообщения о возможном продлении сделки ОПЕК+ по сокращению добычи.

Орешкин рассказал, каким будет дефицит бюджета при сохранении цен на нефть

По состоянию на 08.07 мск стоимость декабрьских фьючерсов на североморскую нефтяную смесь марки Brent росла на 0,17% — до 57,47 доллара за баррель, декабрьских фьючерсов на нефть марки WTI — на 0,15%, до 51,98 доллара за баррель.

"Сейчас рынок больше оценивает поддерживающие факторы, такие как ситуация в Курдистане, снижение числа буровых установок в США и возможное продление сделки ОПЕК по сокращению добычи нефти", — приводит агентство Рейтер слова старшего экономиста Mitsubishi UFJ Research and Consulting Томомиси Акуты (Tomomichi Akuta).

В нефтедобывающем Иракском Курдистане 25 сентября прошел референдум о независимости, за независимость от Ирака проголосовали 92,7% избирателей. Власти Ирака объявили референдум нелегитимным. Багдад после референдума принял ряд санкционных мер в отношении курдского региона. Сложившаяся ситуация создает угрозу экспорту нефти из региона.

Инвесторы также продолжают отыгрывать данные о снижении числа буровых установок в США по итогам предыдущей недели. По данным американской нефтегазовой сервисной компании Baker Hughes, a GE Company (BHGE), за неделю, завершившуюся 20 октября, число буровых установок в США уменьшилось на 15 штук, или на 1,6% — до 913 штук, при этом число нефтяных буровых установок снизилось на семь, или на 0,9% — до 736 единиц.

Кроме того, на прошлой неделе глава ОПЕК Мохаммед Баркиндо на конференции Oil and Money сообщил, что Организация стран-экспортеров нефти очень серьезно воспринимает слова президента России Владимира Путина о возможности продления соглашения ОПЕК+. Ранее в ходе Российской энергетической недели-2017 Путин не исключил, что соглашение ОПЕК+ о сокращении добычи нефти может быть продлено до конца 2018 года.

ria.ru

выборы, терроризм, нефть и проблемы с курдами – Фонд стратегической культуры

В Республике Ирак 12 мая должны состояться выборы в высший законодательный орган страны. Событие важное, поскольку по итогам голосования будет определена фигура главы правительства. Ирак считается парламентской республикой, но власть сосредоточена в руках премьер-министра, он же по конституции – Верховный главнокомандующий вооружёнными силами. Наибольшие шансы у нынешнего премьера Хейдара аль-Абади, однако избирательная кампания будет непростой. При этом итог выборов не повлияет на позицию США: американцы в Ираке останутся. Останутся после выборов и проблема терроризма, и проблема отношений с курдами. Иракская нефть тоже останется. 

Дата проведения выборов была утверждена парламентом вопреки протестам депутатов-суннитов, которые выступали за перенос выборов в связи с тем, что большинство суннитов лишено возможности вернуться в свои дома и не сможет проголосовать.

Дочь Саддама Хусейна – в списке самых разыскиваемых

Хейдар аль-Абади в минувшем году набрал немало очков, провозгласив «окончательный разгром ИГ в Ираке» и объявив себя главным организатором и вдохновителем исторической победы. Кроме того, опираясь на поддержку Турции и Ирана, он решительно вернул строптивых курдов «в правовое поле Ирака» с использованием армии и формирований «народного ополчения». Однако эйфория от действительных и мнимых успехов быстро прошла, и на первое место вышли нерешённые проблемы.

Премьер-министр Ирака Хейдар аль-Абади

В январе премьер аль-Абади объявил о создании блока «Коалиция победы», где главным его партнёром стал лидер радикальной шиитской группировки «Бадр» Хади аль-Амери и некоторые другие одиозные личности проиранского «народного ополчения». Влиятельный клерик Муктада ас-Садр назвал этот альянс «отвратительным политическим соглашением». Впрочем, коалиция начала разваливаться уже через несколько дней: Хади аль-Амери вышел из договорённостей в знак протеста против того, что к блоку примкнул влиятельный шиитский религиозный деятель Аммар аль-Хаким. Кроме того, из коалиции вышли несколько мелких шиитских группировок и суннитская фракция.

Видимо, затея с созданием коалиции должна была создать видимость конкурентной борьбы, где спарринг-партнёром нынешнего премьера должен был выступить его предшественник на этом посту Нури аль-Малики. Вообще, эти две фигуры являются давними соратниками и однопартийцами («Исламский призыв»), а на трёх предшествующих парламентских выборах баллотировались тандемом. Х. аль-Абади отвёл угрозу уголовного преследования от Нури аль-Малики, который был признан ответственным за сдачу Мосула и тяжёлые поражения 2014 года. Виновными назначили совсем других людей. Бывший в 2014 году губернатором провинции Нейнава (Мосул – её административный центр) Асиль ан-Нуджейфи приговорён к трем годам заключения с конфискацией имущества. Примечательно, что осуждённый является братом самого высокопоставленного суннита в Ираке – вице-президента и бывшего спикера парламента Усамы ан-Нуджейфи. 4 февраля был обнародован официальный список 60 самых разыскиваемых лиц, в котором значится дочь Саддама Хусейна (проживает в Иордании), но отсутствует лидер ИГ Абу Бакр аль-Багдади. В довершение власти в Багдаде приняли решение «изъять имущество Саддама Хусейна, а также его соратников и родственников», всего в список подлежащих конфискации включены 4257 человек.

Дочь Саддама Хусейна

США в Ираке: Белый дом усиливает противодействие России

Возможно, федеральные власти решили таким образом поправить финансово-экономическое положение страны. По официальным данным, уровень бедности затрагивает более 28% населения; в специальном докладе ООН отмечается, что каждый четвертый ребёнок живет в нищете, а 3 млн. детей прервали своё образование. Война действительно нанесла огромный ущерб, и в феврале в Кувейте прошла конференция стран-доноров для обсуждения возможностей оказания помощи Ираку. Иракское правительство запросило 88,2 млрд. долл., но в итоге было обещано выделить лишь 30 млрд. в форме кредитов и инвестиций. При этом США отказались делать дополнительные взносы. Глава МИД Ирака Ибрагим аль-Джафари не сдержал раздражения и отметил, что выделенные средства не соответствуют потребностям его страны. На это последовала острая реакция – член парламента Кувейта Сафа аль-Хашем заявил, что не следует дарить миллиарды долларов коррумпированному правительству Ирака. Тезис о коррупции нашёл поддержку и в комитете по финансам парламента Ирака – в его заявлении говорится, что «по меньшей мере 450 млрд. долл. США пропали без вести в иракском казначействе с 2003 года из-за продолжающейся коррупции в правительственных учреждениях».

Отказ США оказать донорскую помощь Ираку не означает, что Вашингтон готов выпустить эту страну из сферы своего влияния. Напротив, американцы крайне озабочены нарастающим иранским влиянием в Ираке и заинтересованы в дальнейшем разыгрывании курдской карты в их обострившемся конфликте с Турцией. Наконец, Белый дом усиливает противодействие попыткам России закрепиться на иракском рынке. Так, американцы выразили недовольство тем, что Ирак закупил в России 73 танка Т-90С и предупредили о возможных санкциях. К слову, в конце 2017 года из Ирака были отозваны все американские специалисты компании General Dynamics, которые занимались техническим обслуживанием и ремонтом танков «Абрамс» М1А1М – сегодня эти машины составляют около трети танкового парка иракской армии. Запад также использует разные средства давления на Багдад для создания проблем российским компаниям в Ираке (в первую очередь в Курдистане).

Ирак закупил в России 73 танка Т-90С

По словам премьера аль-Абади, вывод американских войск в 2011 году был исторической ошибкой, и Ирак по-прежнему нуждается в поддержке США. Впрочем, американцы в Ираке остаются: Запад закрепляет своё присутствие. В феврале генсек Йенс Столтенберг заявил: «Мы только что договорились начать планирование миссии НАТО в Ираке. Мы собираемся помогать им развивать военное образование, готовить инструкторов и специалистов для колледжей и академий». Спустя две недели Германия объявила о том, что в Ирак будут направлены дополнительные военные инструкторы для проведения «специализированных курсов боевой подготовки» в интересах повышения боеспособности Вооружённых сил и сил безопасности Ирака.

Багдад и Киркук: вооружённое насилие

Между тем центральному правительству с трудом удаётся сдерживать шиитские группировки, за большинством из которых стоит Иран. С начала года парламент по инициативе шиитского большинства уже дважды призывал правительство установить сроки вывода из страны возглавляемых Соединёнными Штатами сил коалиции на том основании, что война с ИГ завершена. При этом лидеры ряда формирований «народного ополчения» пригрозили, что, если американские войска не покинут Ирак, они станут объектами атак и будут изгнаны силой. Парадоксально, но некоторые лидеры суннитских племён в провинциях Анбар и Нейнава назвали американские войска меньшим злом по сравнению с шиитскими ополченцами, которые творят бесчинства в освобождённых районах. Вашингтон настаивает на разоружении ополчения, но у Ирана иная точка зрения.

Обстановка в сфере безопасности напряжённая, остаются серьёзные препятствия для нормального функционирования государственных структур и повседневной жизни граждан. С начала 2018 года в результате террористических актов и вооружённого насилия погибли 884 гражданских лица. Наиболее опасным местом остаётся Багдад, где терроризм проявляет себя регулярно. Так, 15 января в результате атаки двух смертников 38 человек были убиты и 105 ранены. Настораживает, что волна насилия охватила прежде относительно безопасные районы, в частности в провинции Киркук. К примеру, в феврале там произошло более 10 атак на федеральные силы, в результате которых погибли более 60 бойцов. 24 февраля вооружённому нападению подверглось нефтяное месторождение «Хабаза» – два сотрудника охраны были убиты, несколько человек получили ранения.

Проблемы с курдами

Отношения Багдада с Эрбилем – ещё один тугой узел проблем. Федеральный центр занял жёсткую позицию, по многим вопросам игнорируя мнение курдов и их протесты. 3 марта парламент Ирака принял закон о бюджете на 2018 год (депутаты от курдской автономии заседание бойкотировали), согласно которому регион Курдистан получит 12,67% из общего бюджета страны. Ранее эта доля была законодательно определена в размере 17%, но с 2014 г. Багдад её не соблюдал. Примечательно, что это крайне болезненное для курдов решение парламент принял, невзирая на требования и условия МВФ.

Федеральные власти активно используют метод кнута и пряника. Так, с января отключена паспортно-визовая система Иракского Курдистана со ссылкой на «технический сбой». До сих пор не выплачены зарплаты работникам бюджетной сферы автономии, заблокировано международное воздушное сообщение, Багдад берёт под свой контроль погранпереходы на внешних границах региона. В конце февраля правительство Ирака продлило запрет на международные рейсы в аэропорты региона Курдистан до 31 мая, но спустя неделю премьер аль-Абади пообещал, что зарплаты будут перечислены, а аэропорты открыты для внешнего мира до 21 марта.

Одной из ключевых проблем взаимоотношений между центральными властями и автономией остаётся нефтегазовая сфера. Багдад против самостоятельного экспорта нефти и газа Курдистаном, а спорные месторождения в провинции Киркук были взяты под контроль силой. Все договорённости и контракты, заключённые напрямую с региональным правительством, в Багдаде назвали незаконными. За словами последовали дела: в декабре 2017 г. Министерство нефти Ирака объявило тендер на строительство нового участка магистрального нефтепровода из провинции Киркук в турецкий порт Джейхан. Планируется строительство за счёт компании-инвестора (с последующим возмещением расходов) трубопровода протяжённостью 350 км с пропускной способностью 1 млн барр/сутки.

14 января министр нефтяной промышленности Ирака Джаббар аль-Луэйби объявил, что Ирак начнёт экспортировать нефть с месторождений Киркука в Иран – соответствующее соглашение было подписано 10 декабря прошлого года. Объём соглашения невелик – 60 тыс. барр/сутки, но Тегеран намерен построить трубопровод, который в перспективе должен стать альтернативой существующему экспортному маршруту из Киркука в Турцию. 18 января иракские власти в лице государственной North Oil Co. подписали соглашение о повышении добычи на месторождениях Киркука с компанией British Petroleum (BP).

Ирак и нефть

А что Россия? 5 декабря Багдад посетил российский министр энергетики А. Новак и встретился с премьером Х. аль-Абади в попытке сдвинуть с мёртвой точки решение проблем российских компаний в Ираке – "Газпрома", "Роснефти", "Лукойла" и других. Судя по информации, поступившей впоследствии, это удалось ему не в полной мере. 27 февраля в Москве прошло очередное заседание межправительственной российско-иракской комиссии по сотрудничеству. Иракцы просили ускорить восстановление и реконструкцию объектов энергоснабжения, российская сторона предлагала приобрести пассажирские лайнеры «Сухой Суперджет» и различную технику, включая погрузчики и машины для ямочного ремонта дорог. В итоге договорились продолжить консультации.

6 марта в Багдаде побывал глава компании "Лукойл" В. Алекперов, чтобы обсудить перспективы работы на двух проектах – «Западная Курна - 2» и «Блок-10». По некоторым данным, он пытался убедить иракскую сторону снизить полку добычи и полностью возместить расходы, поскольку все предыдущие переговоры на эту тему с министром нефти Ирака не привели к успеху. Исходя из того, что позиция министра нефти не могла не быть одобрена главой правительства, возникает вопрос, с кем консультировался сам премьер, заняв бескомпромиссную позицию. Если учесть, что Ирак осенью 2017 года опередил Саудовскую Аравию по объёму экспорта нефти в США, превысил квоту ОПЕК и осуществлял поставки по ценам ниже мировых, несложно вычислить, в чьих интересах, за чей счёт и против кого направлена такая политика.

Посол Ирака в Москве Хейдар Мансур недавно сообщил, что «премьер-министр Хейдар Джавад аль-Абади согласился принять Игоря Сечина в Багдаде. Дата встречи пока не согласована». Такая формулировка говорит о многом, в частности о том, что в Багдаде не забыли высказывание главы "Роснефти" И. Сечина, сделанное им уже после событий октября 2017 года: «Правительство Ирака и курды должны сами решать свои проблемы, а дело "Роснефти" – добывать нефть». Реакция последовала незамедлительно – партнёр "Роснефти" от курдской автономии (частная компания KAR Group) была лишена права работать на месторождениях Авана и Бай Хасан в провинции Киркук. Глава МИД Ибрагим аль-Джаафари заявил, что все переговоры о сотрудничестве должны вестись исключительно через Багдад. «Конституция Ирака действует на всей территории республики. Она никак не отличается в разных регионах. Багдад – столица государства, поэтому все регионы должны координировать свои действия с Багдадом», – подчеркнул министр.

В феврале Багдад посетил вице-президент "Роснефти" Дидье Касимиро. В пресс-релизе Министерства нефти Ирака по этому поводу было сказано, что если эта российская компания намерена получить доступ к месторождениям в районе Киркука, ей необходимо достигнуть соглашения с британской BP и в дальнейшем координировать свои действия с ней.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

www.fondsk.ru

Ирак, Ливия: суверенитет и нефть

Перекройка политической  карты Ближнего Востока, начатая Соединёнными Штатами, предполагает ликвидацию территориальной целостности Ирака, Ливии, Сирии. Не в последнюю очередь это обусловлено стремлением к установлению контроля над нефтегазовыми ресурсами этих стран, а также маршрутами транспортировки нефти и газа, как действующими, так и запроектированными.

В рамках этого сценария  Иракский Курдистан уже не первый год наращивает «самостоятельный» нефтеэкспорт в Турцию и далее. В том числе это поставки нефти в США. Правда, на севере Ирака (в Иракском Курдистане) работают и российские нефтегазовые компании, но они  работают в основном через Багдад. В отличие от них действующие там западные и турецкие  компании (их более десятка) предпочитают договариваться с Эрбилем. Об этом заявил автору Чрезвычайный и Полномочный посол Ирака в Российской Федерации Хайдар Мансур Хади. «Правительство Ирака, – отметил посол, – в конце сентября с. г. решило направить войска в североиракский регион для укрепления суверенитета и целостности нашей страны. Известен растущий интерес инофирм к нефтегазовым ресурсам и трубопроводной сети Северного Ирака, но центральное правительство призывает мировое сообщество развивать связи с этим регионом только через Багдад. Именно таким принципом руководствуются российские компании».

Что касается Турции, то она официально выступает против отделения северного Ирака, но наибольший объём нефтеэкспорта оттуда поступает в Турцию по трубопроводам, частично проходящим через Сирию, и, как правило, без согласования с иракским правительством. Общий объём экспорта нефти в Турцию из Иракского Курдистана доходит до 900 тыс. баррелей в сутки.

Багдад пытается изменить ситуацию. Как уточнил Х.М. Хади, «в ходе недавней  встречи правительственных делегаций Ирака и Турции  иракская сторона призвала Турцию отказаться от ввоза и транзита североиракской нефти без согласования с иракскими властями». Однако будет ли Турция  следовать этой договорённости, пока не ясно.

Экспорт нефти из северного Ирака – в основном в обход иракского правительства – осуществляется почти  10 лет. Курдский сепаратизм в Ираке подпитывается растущим интересом ряда стран и компаний к нефтегазовым ресурсам и к экспортной инфраструктуре региона. С  учётом  этих факторов,  говорит посол Хади, «17%-ю долю отчислений Курдской  автономии из её нефтеэкспортных доходов в бюджет Ирака правительство Ирака считает недостаточной». В то же время, по словам посла, «российские  «Газпром нефть», «Роснефть» и другие, работающие или планирующие работать здесь, учитывают  позицию иракского руководства в отношении северного региона нашей страны и позицию  России, выступающей за территориальную целостность Ирака. Иракское правительство не против  иностранного  участия в освоении нефтегазовых недр Курдской  автономии: главное, чтобы эти проекты не нарушали суверенитета и целостности Ирака».

Нефть северного Ирака обеспечивает примерно 15%  внутреннего нефтепотребления Турции. Причем Анкара и Эрбиль в начале 2013 года согласовали (на неограниченный срок!) «самостоятельный» экспорт североиракской нефти в Турцию в объёме минимум 400 тыс. баррелей  в сутки.  И уже  в том же 2013 году Иракский Курдистан получил от этих поставок почти 3 млрд. долл.  Так что экспортные нефтепроводы из Иракского Курдистана, проложенные западными компаниями во второй половине 1940-х годов и позже не к средиземноморским терминалам Турции, Сирии и Ливана, пригодились.

Что же  касается позиции российского бизнеса в отношении Северного Ирака, она соответствует позиции российского государства.  Так, «реализация проектов на территории Иракского Курдистана перспективна и для «Газпром нефти», об этом в начале октября заявил гендиректор её дочерней компании Gazprom Neft Middle East Сергей Петров.  «Газпром нефть» – пока единственная компания РФ, добывающая нефть на севере Ирака (с 2015 года).  Добыча осуществляется на блоке Гармиан из скважины Саркала-1. В конце февраля 2016 г. года «Газпром нефть» приняла операторство этим блоком от своего партнёра – канадской Western Zagros. Что касается перспектив «Роснефти» в Ираке, то её правление в конце сентября с. г. сообщило, что компания «может профинансировать строительство в ближайшие годы газопровода – до 30 млрд. кубометров в год – из Иракского Курдистана через Турцию в Европу.

Схожий сценарий Запад осуществляет и в отношении Ливии. О планах конца  1940-х годов разделить её по «нефтегазовому» принципу (план предусматривал протекторат Великобритании в Киренаике, США в Триполитании и Франции в Феццане) рассказал  автору  бригадный генерал Ливийской национальной армии (ЛНА) Ахмад аль-Мисмари. По его словам, «Исламское государство» (ИГ) и его союзники в Ливии получают оружие из ряда стран НАТО. В Ливии присутствуют спецподразделения этих натовских стран, но они не препятствуют доступу сепаратистов и ИГ к ливийской нефти, экспортным нефтепроводам и нефтетерминалам. Всё это создаёт в Ливии экономический хаос.

«В Ливии, – говорит генерал аль-Мисмари, – усиливается борьба за колоссальные нефтегазовые ресурсы страны. Районы залегания, добычи и экспорта этих ресурсов – арена борьбы между различными группировками, пользующимися внешней поддержкой, особенно со стороны Италии, Катара, Турции, соседних Судана и Чада».

ЛНА, по словам аль-Мисмари, контролирует месторождения и нефтегазовые терминалы в восточной и частично в центральной Ливии. Однако нефтегазовую продукцию «многие страны или их компании зачастую покупают у сепаратистских или террористических групп». При этом генерал подчёркивает: «Политика России, в отличие от многих стран, исходила и исходит из принципа государственного суверенитета и территориальной целостности Ливии. Поэтому мы выступаем за более широкое привлечение Росси

rusdozor.ru