Вся правда об АлекперовеПРОФСОЮЗ КАЙМАНОВЫХ ОСТРОВОВ. Иракская нефть владельцы


Безумство храбрых. Как американцы инвестировали в добычу нефти в Иракском Курдистане. Фото | Бизнес

Учитывая сложность момента компания совершила дерзкий шаг. Несмотря на то, что таким образом Prime оставляет за собой первое место в гонке, опережая ExxonMobil, British Petroleum и Chevron. Борьба за черное золото разыгрывается на фоне бушующей в стране гражданской войны: сунниты, стоявшие у власти во время правления Саддама, претендуют на часть природных месторождений, находящихся по большей части на курдском севере и шиитском юге. Сейчас стороны близки к подписанию федерального акта о распределении природных богатств, который, возможно, успокоит агрессивно настроенное население. Однако ни федеральные, ни региональные власти не готовы позволить оппоненту принимать окончательное решение по этому вопросу. Пока разногласия внутри правительства не урегулированы, Дядюшка Сэм не позволит ни одной нефтяной компании — ни американской, ни какой бы то ни было еще — заключать сделки с какой-либо стороной. Такой ответ получил Прентис Томлинсон, генеральный директор Calibre Energy, одного из партнеров Prime, от Государственного департамента США. «Было бы неплохо, если бы нам сообщили об этом до того, как мы вложили деньги, — подмигивает Томлинсон. — Тем не менее, нет такого закона, который запрещал бы нам быть там».

Тем временем, предприятие искушает инвесторов быстрой и лёгкой прибылью. Первые инвесторы в Calibre Energy, купив акции на электронном внебиржевом рынке США с минимальными затратами получат $100 млн, если акции поступят на фондовый рынок в начале года. А ведь в Иракском Курдистане есть и другие западные инвесторы. В сентябре швейцарско-канадская нефтяная компания Addax Petroleum обнаружила примыкающее к Бина Бави месторождение Так-Так, объем запасов нефти на котором оценивается в 2 млрд баррелей, а в прошлом апреле норвежская фирма DNO International начала разрабатывать месторождение Тавке с запасами в 330 млн баррелей. Среди других нефтедобывающих компаний, находящихся в Ираке, можно назвать Heritage Oil и Western Oil Sands (Канада).

А где же акулы нефтяного рынка?

«Крупные игроки пока выжидают — они не могут позволить себе скандалов. Кого они могут отправить сюда на добычу, да и кто захочет сообщать семьям рабочих о том, что их близкие были убиты? — пожимает плечами Питер Ньюман, глава нефте- и газодобывающей компании Deloitte&Touche. — Кроме того, ставки для них слишком невысоки.

Начиная с 2003 года было зафиксировано более 375 нападений на нефтяные месторождения в Ираке: взрывали трубы, стреляли в технику, поджигали канистры с топливом. Дневной объем добычи нефти упал с 2,5 млн баррелей в день (столько добывалось в Ираке ежедневно до войны) до 1,9 млн баррелей. Принимая во внимание, что иракские запасы нефти оцениваются в 150 млрд баррелей — тем самым, Ирак уступает по данному показателю только Саудовской Аравии — страна могла бы, по мнению экспертов, без особых затруднений добывать 5 млн баррелей нефти в год в течение многих лет. Несмотря на то, что территории, находящиеся под контролем курдов, более безопасны, чем другие регионы страны, от послевоенного нефтяного дефицита страдает та часть страны, где находятся нелегальные скважины США.

В 75 милях(~120 км) от месторождения Бина Бави пролегает крупнейший иракский нефтепровод Киркук-Джейхан. До войны к средиземноморскому побережью Турции по нему ежедневно переправлялось 900 000 баррелей нефти. Сегодня, при удачном стечении обстоятельств, не более 500 000.

Нефть в Киркуке была впервые найдена в 1927 году турецкой нефтяной компанией Turkish Petroleum. Месторождение, объем которого оценивалось в 10 млрд баррелей, привлекло внимание Саддама, начавшего «чистку» региона в середине 70-х, избавляясь от курдов и переселяя на их место арабов-суннитов.

После вмешательства США курды смогли постепенно вернуться на покинутые ими территории, и вскоре вновь заявили права на нефтяные запасы, в том числе и посредством приглашения иностранных нефтедобывающих компаний.

Тем не менее, таким образом установить, кому принадлежат месторождения, не удалось. Вице-премьер Ирака по энергетике Хуссейн аль-Шахристани, шиит, непоколебимо заявляет, что Багдад не признает никаких сделок между иностранными нефтяными компаниями и Региональным правительством Курдистана (КРГ). В ответ Нечирван Базарни, премьер министр КРГ, выразил решимость курдов (составляющих 17% населения Ирака) отделиться от Багдада, если правомерность их притязаний на нефтяные запасы в регионе не будет признана федеральным правительством. «Мы считаем централизованную нефтяную политику, проводимую с момента основания Ирака, весьма неудачной», — сообщает Кубад Талабани, посол Южного (Иракского) Курдистана в США и сын президента Ирака.

Каким же образом в дело оказались замешаны иностранные компании? В 2002 году Джаляль Талабани, в то время председатель Патриотического союза Курдистана (на данный момент — президент Ирака), подписал с турецкой нефтедобывающей компанией Petoil and Genel Enerji первые договоренности о совместной добыче нефти, по котором курдам обещалась половина добытой нефти. Petoil была маленькой нефтяной компанией, владеющей очистительными станциями и занимающейся транспортировкой нефти на территории Турции, которая таким образом стала потребителем курдской неочищенной нефти. Однако компания нуждалась в партнере, с которым можно было разделить риски и найти средства для добычи нефти на месторождении Бина Бави.

Консультант по нефтедобыче из Техаса, ранее работавший в Petoil and Genel Enerji, предложил руководству встретиться с Ричардом Андерсоном, генеральным директором Prime, чтобы обсудить возможную сделку. Ради разговора с председетелем Petoil Гюнтекимом Кёксалем и генеральным менеджером Али Аком Андерсон посетил Анкару. После нескольких месяцев переговоров в 2004 году Prime решил инвестировать несколько миллионов долларов в 50% акций месторождения Бина Бави и несколько других проектов в Ираке. Новое предприятие получило название Pet Prime. «Мы думали, что американская компания будет идеальным партнером в этом регионе, по политическим, техническим и экономическим соображениям, — отмечает менеджер Ак в своей электронной переписке. — Prime — первая компания, которая проявила интерес». Позже Prime продал 20% своих акций Сalibre за $5,5 млн, а затем ещё 20% Hillwood Energy, дочерней компании Hillwood Development, возглавляемой Росcом Перо младшим, попросив в оплату приблизительно такую же сумму.

Prime Natural Resources — закрытое товарищество. В нефтяной гонке приобретенный 10 лет назад нью-йоркским инвестиционным фондом Elliot Associates, Prime находится у руля. Андерсен работает в компании с 1998 года, до этого в качестве приглашенного менеджера Hein&Associates он руководил аудиторским комитетом таких нефтедобывающих компаний, как Boots&Coots и Grant Geophysical. Пользуясь высокими ценами на нефть, Андерсон продал большую часть газовых и нефтяных месторождений Prime в восточном Техасе и на Мексиканском заливе. Компания продолжает владеть акциями на месторождении в Колумбии. Если добыча нефти в Бина Бави будет успешной, это станет самым крупным проектом Prime. Компания инвестировала десятки миллионов долларов в оценку сейсмических данных и спонсирование добычи нефти. В основном приглашались разработчики месторождений из Турции, Курдистана и Румынии.

Если удастся найти нефть, затраты возрастут, что вполне естественно для такого рода проектов — около $300 млн уйдет на строительство нефтепровода и перерабатывающих заводов.

Addax, чья прибыль за последний год насчитывает $2 млрд, уже вложил в проект $124 млн. Источник, близкий к проекту Так-Так, утверждает, что компании придется потратить еще $3 млрд в течении последующих 10 лет, для того чтобы построить инфраструктуру, способную обеспечить компании добычу 45% из оцениваемых 2,7 млрд баррелей. Недавно Addax расширил свое соглашение с курдами, получив право на разработку месторождения Кева Чермила, оцениваемое в 650 млн баррелей нефти. В этом году КРГ собирается транспортировать часть продукции на региональный рынок. Имея штаб-квартиру в Женеве (Швейцария) и будучи представленным на фондовой бирже Торонто, Addax привык к трудной работе: например, в Нигерии вместе с Shell и Chevron. Его партнер в северном Ираке, General Enerji, является частью крупного турецкого игрока на нефтяном рынке — конгломерата Curukova Group, возглавляемого председателем Мехметом Эммином Карамехметом.

DNO вложил примерно $100 млн долларов в три проекта по разведке нефти в Ираке. Компания с ежегодным доходом в $300 млн на сегодня имеет долю в нефтеразработках в Йемене, Экваториальной Гвинее, Мозамбике и на континентальном шельфе Норвегии.

Немногие компании могут похвастаться большей прибылью, чем Calibre Energy (Вашингтон). До рискованного проекта в Ираке Calibre была мелкой энергетической компанией, делами которой занимался Прентис Томлинсон, нефтяной магнат, владеющий несколькими газовыми и нефтяными месторождениями в Техасе. За последние 30 лет Томлинсон управлял несколькими десятками нефтяных компаний, некоторые из которых со временем перестали выдерживать конкуренцию. В конце 1990-х Benz Energy, компания небезызвестная на фондовой бирже Торонто, потерпела неудачу при разработке газового месторождения Оквейл (Миссиссиппи), но смогла пережить кризис, продав свои активы Prime Natural Resources. Некоторые из них получила Calibre Energy, основанная в 2005, что было обнародовано в январе 2006 при обратном слиянии с фиктивной компанией Harwood Doors&Mining Specialties. Заработав около $18 млн на частных проектах, Calibre купила долю в сентябрьском проекте Бина Бави.

Имея всего несколько скважин в Техасе, Calibre, тем не менее, является очень полезным инструментом для своих партнеров. В октябре она подписала договор с Security&Exchange Commission о том, что обязуется продать 71 млн акций, выкупленных первыми 160 инвесторами, но так и не выставленных на продажу (поменяла владельца только доля Calibre — это 4 млн акций). Появление акций на бирже должно совпасть с окончанием проекта в Бина Бави. Томлинсон, стоимость 20 млн акций которого увеличилась до $52 млн, утверждает, что ни он, ни члены совета директоров продавать свои доли не намерены. А как же прибыль первых инвесторов? Они инвестировали $19,5 млн в покупку 41,5 млн акций. Средняя стоимость акции: 47 центов. По словам Томлисона «это уникальная возможность, воспользоваться которой можно сейчас или никогда».

Перевод Анастасии Егоровой

www.forbes.ru

Ирак подбросил нефть | Вся правда о...

Цены на нефть растут из-за возобновления боевых действий в Ираке

Боевые действия в Ираке подбросили вверх нефтяные цены Боевые действия в Ираке подбросили вверх нефтяные

Наступление исламистов в Ираке спровоцировало рост цен на нефть. Разгорающийся конфликт ставит под угрозу инвестиции в страну зарубежных компаний, среди которых есть российские «ЛУКойл» и «Газпром нефть», а также может серьезно повлиять на поставки из второго по добыче «черного золота» члена ОПЕК.

Наступление группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), развернувшееся в Ираке, может оказать существенное влияние на ситуацию в мировой экономике — оно уже привело в смятение нефтяной рынок и сказывается на фондовом.

За неделю на фоне активизации боевых действий исламистов нефтяные цены выросли до десятимесячного максимума.

Фьючерсы на североморскую нефть марки Brent подорожали на 4%, так же как и на американскую легкую нефть марки WTI, показав самый большой недельный рост с июля 2013 года. В пятницу в ходе торгов цена Brent доходила до $114,69 за баррель, WTI — до $106,9 за баррель.

Аналитики рынка акций отмечают, что напряженная ситуация в Ираке оказала влияние на снижение американских биржевых индексов, наблюдавшееся на неделе.

ИГИЛ уже контролирует города Мосул, Тикрит, Байджи, Джалаула, Аль-Садия и движется на Багдад. Иракская армия бежит, не оказывая никакого сопротивления наступающим. По данным представителя управления верховного комиссара ООН по правам человека Руперта Колвилла, число погибших при захвате городов боевиками исчисляется сотнями. Иракские власти, в свою очередь, закрывают доступ к соцсетям Facebook и Twitter, а также сервису YouTube «в связи с обострившейся обстановкой в стране».

Несмотря на то что Мосул является нефтяным районом, основные регионы Ирака, где ведется добыча углеводородов, пока не затронуты боевыми действиями, и значительного влияния расширяющийся конфликт на объемы экспорта пока не оказал. Однако аналитики серьезно обеспокоены наступлением ИГИЛ.

«Люди были застигнуты врасплох. С точки зрения трейдера, это очень опасный рынок», — говорит директор Energy Analytics Group LLC Том Финлон, слова которого приводит агентство Bloomberg.

Ирак занимает второе место по объему добычи нефти среди стран ОПЕК. По оценкам Bloomberg, в мае Ирак добывал по 3,3 млн баррелей в день. В планах Багдада было выйти в текущем году на целевой уровень добычи в 4,1 млн баррелей в день. «Если добыча нефти на юге Ирака прекратится, рынок недосчитается 2,5 млн баррелей в сутки, — говорится в отчете аналитиков Commerzbank, который цитирует Associated Press. — Резкий взлет нефтяных цен показывает, что эти поставки больше не считаются надежными».

От вооруженного конфликта также пострадают компании по все

vspro.info

Кто качает иракскую нефть.: spartafx

взято с http://www.ru.journal-neo.com/node/13249  for future references, так сказать:

Тема эксплуатации иракских нефтегазовых ресурсов во время и после оккупации страны войсками США очень важна для оценки геополитических процессов в регионе, последствий войны для Ирака и США, механизмов американской экспансии на Востоке. Однако на текущий момент эта проблема практически не освещается в русскоязычной литературе.

Долгое время экспансия иностранных компаний в страну сталкивалась с массой препятствий, связанных с терактами и диверсиями. Однако в конце 2000-х гг., после некоторой стабилизации обстановки в Ираке, ведение бизнеса в стране является все более и более перспективным.    

Автор попытался определить структуру контроля над нефтяной промышленностью Ирака, которая составляет базу национальной экономики, на основе корпоративных отчетов и сообщений специализированной периодики.

Следует подчеркнуть, что в случаях, описанных ниже, речь идет не о приватизации активов, а о заключении долгосрочных соглашений на 20-25 лет, аналогичных сервисным контрактам на добычу нефти. Например, в случае с проектом Западная Курна-2 при участии Лукойла добытая нефть не становится собственностью компаний-участниц, а передается государству, от которого компании получают компенсацию затрат и вознаграждение за нефть, добытую сверх оговоренного объема.

Месторождение Меджнун, находится в провинциях Басра и Майсан. Уровень добычи на сентябрь 2011 г. - 75 тыс. баррелей в день[1]. В 2009 г. иракское Министерство нефти заключило контракт на разработку этого месторождения с компаниями Shell (Нидерланды) и Petronas Carigali (Малайзия). Доли в проекте были распределены между участниками проекта следующим образом: Shell получила 45%, Petronas - 30%[2].

Власти Ирака по закону во всех случаях располагают долей 25%, если не оговорено иное.

Халфайя, находится на юго-востоке страны. Уровень добычи - 3,1 тыс. бар./день, запасы – около 4,1 млрд. бар. По итогам сделки 2010 г., месторождение разрабатывается компаниями CNPC (Китай), получившей долю в 37,5%, а также Petronas (18,75%) и Total (Франция, 18,75%)[3].

Румайла - одно из крупнейших месторождений нефти в регионе. Находится на юге страны. Уровень добычи – 1400 тыс. бар./день. Компании-участницы проекта, по итогам соглашения 2009 г., British Petroleum (Британия) и CNPC, получившие доли по 37,5%[4].

Эз-Зубайр – месторождение в провинции Басра. Добыча – 227 тыс. бар./сутки, запасы около – 6 млрд. бар[5]. Месторождение под контролем компаний ENI (Италия, 32,81%), Occidental (США, 23,44%) и Kogaz (Южная Корея, 18,75%). Государственной долей в 25% сейчас распоряжаются иракские государственные компании Missan Oil и South Oil[6].

Бадра – месторождение нефти в провинции Васит на востоке страны. Разработка начата только в 2011 г., поэтому официальных сообщений об уровне добычи нет. Предполагаемые запасы – 3 млрд. бар. Структура контроля: Газпром (Россия, 30%), Kogaz (22%), Petronas (15%), TPAO (Турция, 7,5%)[7].

Месторождения западной Курны были разделены властями Ирака на два лота. Первый (9 млрд. бар. запасов) был передан Exxon (США, 60%) и Shell (15%)[8]. Второй (12,8 млрд.) – Лукойл (Россия, 56,25%) и Statoil (Норвегия, 18,75%)[9].

Отметим, что в последнее время обсуждается вопрос о разрыве договоренностей с компанией Exxon из-за контактов с руководством курдского региона через голову официального Багдада. Кроме того, в прессе недавно появились сообщения, что Лукойл выкупает у Statoil долю в проекте[10].

Большинство запасов иракской нефти сконцентрированы на юге страны, однако есть ряд исключений. Прежде всего, это месторождения Каяра и Нейма на севере страны. Их запасы оцениваются в 800 и 850 млн. бар., соответственно. Разработку единолично (за вычетом государственной доли) ведет компания Sonangol (Ангола)[11].

Восточно-Багдадское месторождение нефти – находится в самом центре Ирака. Данных о ходе работ на месторождении сейчас нет. Оно целиком находится под контролем государственной компании Iraqi Drilling Company[12].

Кроме того, за скобками остается вопрос о месторождении нефти в Киркуке. По имеющимся данным, уровень добычи нефти в Киркуке довольно велик – 670 тыс. бар./день за декабрь 2011 г.  Контроль над месторождением делят иракская государственная компания North Oil и международный консорциум Iraq Petroleum.

Из приведенных данных можно заключить, что роль американских компаний в разработке иракской нефти невелика. В качестве подрядчиков в стране преимущественно представлены корпорации из различных стран Европы и Азии.

Таким образом, мы можем заключить, что США не смогли или не захотели поставить под долгосрочный контроль своих компаний природные ресурсы Ирака. Аналогичную ситуацию мы наблюдаем и Афганистане, где американские фирмы выступают преимущественно в роли подрядчиков по проектам госструктур США. Запасы полезных ископаемых страны преимущественно переходят под контроль компаний из Индии и Китая.

Существует мнение, что подобная ситуация возникает в результате специфики взаимоотношений властей США и американских корпораций. Краткосрочным интересам последних часто не отвечает работа в условиях высоких рисков в послевоенных государствах, когда нефтегазовая промышленность успешно развивается в Северной Америке. Стратегически получение доступа к запасам нефти Среднего Востока отвечает национальным интересам США, но не может быть осуществлено без участия частного бизнеса.

Кроме того, можно предположить, что США не чувствуют себя достаточно сильными, чтобы открыто ущемлять интересы национальных элит в условиях вооруженного сопротивления населения. Можно сказать, что само продолжение партизанской войны, пусть и обреченной на военное поражение, позволяет в условиях современного мира отстоять хотя бы часть экономического суверенитета страны.

spartafx.livejournal.com

Кому досталась иракская нефть? / arafnews.ru

2013-10-20 08:47:39

Иностранные нефтяные компании в Ираке Для тех кто считает что США вторглись в Ирак из-за нефти, я решил перевести на русский язык и опубликовать статью из англоязычного арабского издания "Arabian Oil And Gas" (Арабская нефть и газ ). Статья называется "Iraq oil contracts: the winners" (Иракские нефтяные контракты: победители), и посвящена она результатам прошлогоднего конкурса по распределению нефтяных контрактов в Ираке. Вот что они пишут:

После того как второй раунд торгов нефтяными контрактами в стране был закончен должностные лица в Ираке заявили, что эта страна Персидского залива вскоре сможет стать конкурентом Саудовской Аравии в области добычи нефти.

Большинство крупных нефтяных месторождений были раскуплены международными нефтяными компаниями за исключением полей, таких как сверхгигант Восточный Багдад, интерес к которым не удалось привлечь, в том числе и из-за серьезных проблем безопасности.

"Ирак является крупным источником энергоносителей в регионе, и он будет вновь занимать свое место, свое законное место", сказал министр иностранных дел Хошияр Зибари, сообщает Reuters.

Отсутствие американских нефтяных компаний в числе победителей удивило многих экспертов отрасли и опровергло утверждения, что они будут в конечном итоге основными разработчиками огромных запасов Иракских углеводородов.

Далее идет список компаний-победителей:

Западная Курна Второй этап Местоположение: Южная Ираке. Победители: Лукойл (85%) и Statoil (Норвегия) (15%), пока еще безымянный Иракский партнер будет добавлен позднее с 25% акций "Лукойл" и Statoil 63,75% и 11,25% соответственно.

Объем: запасы в 12,9 млрд. баррелей. Победивший консорциум обязался увеличить добычу до 1,8 миллиона баррелей в сутки за вознаграждение в размере $ 1,15 за баррель.

Qayara и Najmah Расположение: Северный Ирак в районе города Мосул. Победитель: Sonangol (Ангола)

Объем: Запасы 800 млн. и 858 млн. баррелей соответственно. Sonangol пообещал увеличить добычу до 120.000 баррелей в сутки и 110000 в течение девяти лет и будет платить $ 5 и $ 6 за баррель соответственно.

Маджнун Местоположение: Южная Ирака, недалеко от иранской границы. Победители: Консорциум Shell (Нидерланды) и Petronas (Малайзия), во главе с Petronas.

Объем: Запасы 12580 млн баррелей. Консорциум пообещал поднять производство до 1,8 миллиона баррелей в сутки в течение 10 лет за вознаграждение в размере $ 1,39 за баррель производства.

Gharraf Расположение: Юг Ирака. Победители: Консорциум Petronas и Japex (Япония) во главе с Japex.

Объем: резервы из 863 млн. баррелей. Консорциум пообещал увеличить производство до 230000 баррелей в сутки в течение 13 лет за вознаграждение в размере $ 1,49 за баррель.

Halfaya Расположение: Юг Ирака. Победитель: Консорциум Petronas, Total (Франция) и "Китайская национальная нефтяная корпорация", во главе с Petronas.

Объем: резервы на 4,1 млрд баррелей. Консорциум пообещал увеличить производство до 535000 баррелей в сутки в течение 13 лет за вознаграждение в размере $ 1,40 за баррель.

Бадра Расположение: Восточный Ирак возле иранской границы. Победители: Консорциум "Газпром", корейская Kogas и Petronas во главе с TPAO (Турция).

Область: резервы из 109 млн. баррелей. Победа консорциум обязался увеличить добычу на 170000 баррелей в сутки в течение семи лет с вознаграждение в размере $ 5,5 за баррель.

Ещё один аргумент антиамериканистов опровергнут. США вторгались в Ирак не из-за нефти и контроля над ней.

Арзамхут, DELFI

  • Страна: Ирак
  • Отрасль: Нефть и газ

arafnews.ru

ОПЕК бросает новый вызов США: иракская нефть

12 ноября 2015, 00:18

Снижение производства нефти в США повышает зависимость от импорта. Владельцы танкеров получают преимущество из-за увеличения количества поставок на длинные расстояния.
Новый вызов, который бросила ОПЕК нефтяным производителям, работающим в сланцевом секторе США, примерно 2 мили в длину и весит почти 3 млн. метрических тонн. Вызов должен достигнуть побережья Америки в этом месяце.

Ирак, самый быстро растущий производитель нефти в ОПЕК, за последние несколько недель загрузил 10 танкеров с целью доставки сырой нефти в порты США в ноябре, согласно сервису слежения за судами. Учитывая, что они прибудут по расписанию, 19 млн. баррелей, которые поступят на рынок, станут самым большим вливанием сырья из Ирака с июня 2012 года, согласно данным Информационного энергетического агентства. Данные грузоперевозок демонстрируют, что конкуренция за продажи среди членов ОПЕК распространяется на глобальные рынки, что увеличивает конкуренцию с производителями из США, объем добычи которых с лета и так сократился.

«Мы ожидаем, что США будут вынуждены увеличить импорт в следующем году на 500,000-800,000 баррелей в день по сравнению с предыдущем годом» — сказал Стив Сойер, глава перерабатывающего подразделения FGE, Лондон (консалтинговая компания).«Учитывая наши прогнозы по добыче нефти в Ираке, увеличение предложения может произойти за счет этой страны». А вот для владельцев танкеров это означает, что стоимость услуг их судов в этом квартале станет самой высокой за 7 лет, частично за счет увеличения объемов торговли на самом длинном в данной индустрии торговом маршруте.
Охота за покупателями
Ирак, добывающий нефть в самых масштабных объемах с 1962 года, конкурирующий со странами членами ОПЕК за покупателей, снижает цены с целью заманить клиентов. США могут неожиданно оказаться одним таких клиентов после того, как с июня производство на территории этой страны снизилось на 500,000 баррелей в день. Увеличение объемов торговли между двумя странами может позитивно сказаться на доходах владельцев танкеров. Поставки длятся как минимум на 57% дольше, чем в страны Азии, которые на текущий момент являются самым популярным местом доставки нефти. Ниже карта путей нефтяных танкеров: Крупнейшие корабли в танкерной индустрии зарабатывают в среднем почти 76,500 долл. в день (данные на четвертый квартал), что может стать самой высокой ценой с середины 2008 года, если этот уровень продержится до конца года, согласно данным Clarkson Plc., крупнейшего судового брокера.

Судовладельцы уже ощутили рост прибыли от повышения стоимости перевозок, частично благодаря транспортировке грузов на более длинные расстояния. Акции Frontline Ltd., торгующиеся на бирже в Осло, владельцем которой является миллиардер Джон Фредриксен, выросли на 61% до отметки в 28,6 долл. с минимальных значений 2015 года, достигнутых в августе. Акции Euronav NV выросли на 25% с минимумов года, достигнутых в феврале.

Мексиканский залив
Корабли, в трюмах которых находятся 19 млн. баррелей, включают суда, которые покинули нефтяной терминал Басра в Ираке, в данный момент сигнализируют портам США о скором прибытии. Крупнейшие корабли индустрии, направляются в терминалы в Мексиканском заливе.

США добывают на 450,000 баррелей в день меньше, чем на пике производства, достигнутом в июне. Если весь этот объем будет замещен поставками из Ирака, то для этого потребуется ежемесячно задействовать примерно 7 супертанкеров.

Ирак входит в число стран, с самой низкой себестоимостью добычи сырой нефти. Капитальные затраты на добычу в этой стране примерно в 7 раз меньше по сравнению с добычей нефти легких сортов в США, согласно данным Международного энергетического агентства.

Котировки нефти марки WTI, добываемой на территории США, по состоянию на обед 11 ноября на площадке New York Mercantile Exchange снижались на 62 цента до отметки в 43,59 долл. за баррель. Котировки нефти марки Brent снижались на 35 центов до отметки в 47,09 долл. за баррель.

Страны Ближнего Востока продают сырую нефть с премией или дисконтом по отношению к глобальным сортам, конкурируя за покупателей с такими поставщиками как Саудовская Аравия (крупнейший экспортер в мире). Пока Саудовская Аравия продавала нефть на 1,25 долл. дешевле стандарта в ноябре (снизив стоимость еще на 20 центов в декабре), Ирак продал нефть марки Heavy с дисконтом в 5,85 долл. за баррель (самая большая скидка с момента отделения сорта от Iraqi Light в мае).

«Ценообразование стало более агрессивным» — сказал Доминик Хайвуд, аналитик рынка нефти из Energy Aspects Ltd., Лондон.«Скидки достигли таких размеров, что перерабатывающие компании из США, осуществляющие деятельность в Мексиканском заливе, стали более предрасположены к увеличению запасов».

fxtip.ru

Кому принадлежала нефть Ирака до войны [ Редактировать ]

Кому принадлежала нефть Ирака до войны

Ирак занимает второе место в мире по уровню запасов нефти и девятое место по запасам природного газа. Компании России, Франции, Китая, Индии, Австралии, Новой Зеландии, Турции, Италии, Нидерландов, Вьетнама обладают правами на разработку нефтяных месторождений Ирака. Однако эти контракты были заключены режимом Саддама Хуссейна и, вероятно, будут пересмотрены новыми властями Ирака.

Российская компания "ЛУКОйл"

владеет правами на разработку первой фазы месторождения Западная Курна. Резервы месторождения составляют 15 миллиардов баррелей, ежедневно возможно добывать до 1 тысячи баррелей нефти в день. Стоимость этого контракта составляет 3.7 миллиарда долларов.

"Славнефть" (Россия). Месторождение Суба-Лухаис, 2.2 миллиарда баррелей нефти, суточная добыча 100 тысяч баррелей. Стоимость контракта 5.5 миллиарда долларов.

Совместное российско-канадское предприятие "Стройэкспорт" (Bow Canada). Месторождение Хурмала. 1 миллиард баррелей, суточная добыча - 100 тысяч баррелей нефти. Стоимость контракта 2.5 миллиарда долларов. Месторождение Хемрин. Нефтяные резервы составляют 0.2 миллиарда баррелей, объем суточной добычи - 60 тысяч баррелей.

"Татнефть"(Россия). Месторождение Саддам. 1 миллиард баррелей, суточная добыча - 100 тысяч баррелей нефти. Стоимость контракта 2.5 миллиарда долларов. Месторождение Южная Румайла. 0.4 миллиарда баррелей, суточная добыча - 250 тысяч. Стоимость контракта 1 миллион.

"Машиноимпорт" (Россия). Месторождение Северная Румайла. 0.4 миллиарда баррелей нефти, суточная добыча - 250 тысяч баррелей. Стоимость контракта 1 миллиард.

"Зарубежнефть"(Россия). Месторождение Западная Курна, вторая фаза. 0.4 миллиарда баррелей нефти, суточная добыча - 200 тысяч баррелей. Стоимость контракта 1 миллиард.

"Башнефть" (Россия). Один из участков месторождения Западная Курна. Нефтяные резервы составляют 0.2 миллиарда баррелей, суточная добыча - 65 тысяч баррелей.

TotalFinaElf (Франция). Месторождения Маджнун и Бин Умар. Нефтяные резервы оцениваются в 16-36 миллиардов баррелей, суточная добыча 1 миллион 100 тысяч баррелей. Стоимость контрактов 7.4 миллиона долларов.

BHP (Австралия). Месторождения Халфайа. Соответственно, 2.5 миллиона и 225 тысяч баррелей. Стоимость контракта 2 миллиона долларов.

Eni-Repsol (Италия). Месторождение Насирия. Соответственно, 2 миллиарда, 300 тысяч и 1.9 миллиарда долларов.

Консорциум Shell/CanOxy/Petronas (Нидерланды). Месторождение Ратави. 1 миллиарда, 200 тысяч, 2.5 миллиарда долларов.

TPAO/Japex (Турция). Месторождение Гхараф. 1 миллиард, 100 тысяч, 2.5 миллиарда долларов.

ONGC/Sonatrach/Pertamina (Индия). Месторождение Туба. 0.5 миллиарда, 180 тысяч, 1.25 миллиарда долларов.

Pacific (Новая Зеландия). Месторождение Рафидаин. 0.3 миллиарда, 100 тысяч, 750 миллионов долларов.

CNPC (Китай). Месторождение Аль-Ахдаб. 0.2 миллиарда, 90 тысяч, 0.5 миллиарда долларов.

PetroVietnam (Вьетнам). Месторождение Амара. 0.2 миллиарда, 80 тысяч, 0.5 миллиарда долларов.

Факты на тему

По данным Энергетического Информационного Агентства (Energy Information Agency) в первую десятку стран с крупнейшими разведанными запасами нефти входят: Саудовская Аравия (261.8 миллиарда баррелей нефти), Ирак (112.5 миллиарда), Объединенные Арабские Эмираты (97.8 миллиарда), Кувейт (96.5 миллиарда), Иран (89.7 миллиарда), Венесуэла (77.7 миллиарда), Россия (48.6 миллиарда), Ливия (29.5 миллиарда), Мексика (26.9 миллиарда), Нигерия (24 миллиарда), Китай (24 миллиарда), США (22.4 миллиарда), Катар (15.2 миллиарда), Норвегия (9.4 миллиарда) и Алжир (9.2 миллиарда).

В первую десятку крупнейших обладателей запасов природного газа входят четыре постсоветских государства. Россия в этом перечне занимает первое место (1 миллиард 680 миллионов кубических футов), Иран (812), Катар (508.5), Саудовская Аравия (219.5), Объединенные Арабские Эмираты (212.1), США (183.5), Венесуэла (147.6), Нигерия (124), Ирак (109.8), Туркменистан (101), Индонезия (92.5), Австралия (90), Малайзия (75), Узбекистан (66.2) и Казахстан (65).

31 процент американцев негативно относятся к тому, что в результате войны с Ираком США могут стать более могущественными. 62 процента считают, что США выполняют роль "мирового жандарма" чаще, чем надо. В тоже время, 38 процентов опрошенных заявили, что США не только имеют право, но и должны свергать диктаторские режимы. 35 процентов считают, что в будущем Соединенные Штаты должны в меньшей степени ориентироваться на ООН при принятии решения о применении военной силы. Эти данные были получены в результате исследования, проведенного Программой Оценки Мнений о Международной Политике (The Program on International Policy Attitudes).

podrobnosti.ua

Кому досталась иракская нефть. / Блог им. Serega1 / magSpace.ru

Смысл вторжения в Ирак был в том, чтоб после захвата страны приватизировать все Иракские месторождения американскими компаниями. Чтобы вся прибыль от продажи нефти шла в США, а кроме того США могло снабжать себя более дешевой нефтью. На данный момент можно с уверенностью сказать, что эта идея провалилась.

В середине сентября в ходе официального визита в Ирак вице-президент США Джо Байден встретился с иракским премьер-министром Нури аль-Малики. Байден пытался убедить его в том, что Ирак не сможет привлечь инвестиции иностранных нефтяных компаний, если будет предлагать им невыгодные контракты.

Американский вице-президент имел в виду вполне определенную историю. 30 июня багдадский отель Rashid принимал целую делегацию представителей крупнейших нефтяных компаний. Руководители американской ExxonMobil, японской Japex, британо-голландской Royal Dutch Shell, французской Total, британской BP и многих других корпораций прилетели в иракскую столицу, чтобы принять участие в первом более чем за три десятка лет масштабном аукционе, на котором разыгрывались 20-летние контракты на разработку иракских нефтяных месторождений. На торгах были представлены крайне привлекательные лоты — крупные месторождения качественной нефти, которую легко добывать. Иракские власти, конечно, не намеревались расставаться с этим богатством. Они предлагали компаниям вложить средства в восстановление разрушенной нефтяной инфраструктуры и начать добывать нефть по установленной квоте, отдавая все деньги в иракский бюджет. А с того, что удастся добыть сверх квоты, получать фиксированную прибыль. Желающих потратить менее $1 на то, чтобы добыть баррель нефти из-под земли, а получить за его продажу намного больше, нашлось немало. Однако аукцион закончился почти полным провалом.

Иракскому правительству удалось заключить контракт на разработку только одного, самого крупного, месторождения Румайла на юге Ирака. Оно содержит 17 млрд баррелей нефти, почти 15% запасов всей страны. Его согласился обслуживать консорциум из британской компании BP и китайской China National Petroleum. Выяснилось, что условия иракских властей далеко не такие выгодные, как предполагали участники аукциона: с каждого барреля, добытого сверх квоты, BP и China National Petroleum будут получать всего лишь $2, а после уплаты налогов эта сумма снизится до 95 центов. Другим участникам аукциона такие условия показались не очень привлекательными, и они отозвали свои предложения.

Американская корпорация ConocoPhillips, например, намеревалась получать $26,7 за баррель при разработке месторождения Бай-Хассан, а иракское правительство было согласно только на $4.

Через месяц после вторжения Соединенных Штатов в Ирак туда прилетел Филип Кэрролл, бывший глава американского отделения компании Shell Oil. Формально он был назначен советником иракского министерства нефтяной промышленности, но фактически руководил составлением планов развития всей нефтяной отрасли Ирака. Кэрролл стал главным защитником интересов компаний из стран коалиции и отчетливо дал понять Полу Бремеру, главе гражданской администрации Ирака, что не допустит приватизации иракских нефтяных ресурсов. В разговоре с Грэгом Пэластом Кэрролл позже сказал: «Многие неоконсеваторы смотрят на рынки, на демократию и на все остальное с идеологической точки зрения. Все без исключения международные нефтяные компании, наоборот,— крайне прагматичные коммерческие организации». И добавил: «Идея передать контроль над иракскими ресурсами в частные руки могла прийти в голову только безмозглому».

В поддержку своих аргументов против приватизации Филип Кэрролл мог сослаться на статистику нападений на нефтяную инфраструктуру. Только за три летних месяца 2003 года иракские боевики 13 раз атаковали трубопроводы и другие объекты нефтяной промышленности. Впоследствии эти атаки стали привычными, и их число достигло нескольких сотен. «Мы зафиксировали резкий рост количества терактов, нацеленных на нефтяные объекты после того, как стало известно о грядущей приватизации,— рассказывал Фалах Альджибери.— Повстанцы как будто обращались к иракскому населению со словами: «Смотрите, вы теряете свою страну, вы отдаете ресурсы кучке богатых миллиардеров, чтобы они пришли сюда и сделали вашу жизнь жалкой»».

В сентябре 2003 года Кэрролла сменил Роб Макки, глава одного из дочерних предприятий американской энергетической корпорации Halliburton и друг ее акционера и бывшего исполнительного директора Дика Чейни. Макки заказал новый план реформирования иракской нефтяной промышленности. Его составление министерство иностранных дел США поручило известной консалтинговой компании Bearingpoint, а главными идейными вдохновителями работы над планом стали руководители и консультанты нефтяных корпораций. Именно тогда у них появилась возможно приступить к реализации своей программы по созданию в Ираке государственного нефтяного предприятия, с которым иностранные компании могли бы заключать выгодные соглашения.

Итогом их плодотворной работы стал документ под названием «Варианты создания стабильной нефтяной промышленности в Ираке в долгосрочной перспективе», который появился в декабре 2003 года. Его составители, советуя иракским властям как можно активнее привлекать в страну инвестиции, прозрачно намекнули им, что стоит справедливо делиться с иностранными нефтяными компаниями прибылями от добычи. «Страны, которые не предлагают нормы прибыли с учетом рисков,— написали они,— вряд ли смогут достичь значительных объемов внешних инвестиций, какими бы богатыми ни были их геологические ресурсы».

Менее чем через год этот план лег в основу проекта так называемого закона о нефти, который должен был стать главным инструментом регулирования иракской нефтяной промышленности. Он получился еще более выгодным для международных корпораций. Их представители могли в соответствии с законом получить места в Федеральном совете нефтяной промышленности и влиять на то, с кем и на каких условиях заключаются договора.

После парламентских выборов, состоявшихся в Ираке 15 декабря 2005 года, в стране наконец появился действующий парламент, и к середине 2006 года было сформировано правительство с премьер-министром Ибрагимом Джаафари во главе. После нескольких месяцев обсуждений члены правительства одобрили проект закона о нефти и попытались быстро провести закон через парламент. Но у них ничего не вышло. Американский вице-президент Дик Чейни, со своей стороны, тоже подгонял депутатов, сказав на одной из пресс-конференций, что «с вопросами нужно разбираться в темпе» и что «неуместные задержки трудно поддаются объяснению». Однако против закона долгое время выступали представители курдского региона, где находятся одни из самых больших месторождений нефти. Пользуясь определенной автономией, правительство Иракского Курдистана не хотело, чтобы всей нефтью в стране управляло предприятие, подчиненное центральным властям. К тому же в оппозиции закону оказались почти все профсоюзы нефтяной промышленности Ирака. И хотя его три раза переписывали, он до сих пор не принят.

Возможно, этот закон не будет принят никогда. Сейчас уже известно, что в иракском парламенте появился альтернативный проект энергетического законодательства, разработанный без консультаций с американцами.

После 20 сентября нынешнего года члены комитета нефти, газа и природных ресурсов иракского парламента обещали начать обсуждение нового закона. В нем есть пункт о создании государственного предприятия, но оно уже не будет заключать щедрые соглашения о разделе прибыли. Вместо этого предлагается такая же модель работы с иностранными компаниями, по которой власти Ирака заключали договоры на аукционе в августе,— небольшая часть доходов в обмен на крупные инвестиции.

На данный момент, по его словам, в Ираке каждый день добывается 2,4 млн баррелей нефти — меньше, чем накануне вторжения. Но за следующие пять лет, считает аль-Шаристани, этот показатель можно довести до 6 млн баррелей в день. Это значит, что каждый год объемы ежедневной добычи нефти в Ираке будут расти на 720 тыс. баррелей. Аль-Шаристани не стал уточнять, как Ираку удастся этого достичь, оставаясь в составе ОПЕК. Дело в том, что в последние десять лет спрос на нефть из стран этой организации каждый год увеличивался в среднем на 500 тыс. баррелей в день. Вряд ли члены ОПЕК захотят, чтобы растущий спрос компенсировался исключительно за счет растущих поставок из Ирака. Сейчас квота главенствующей в ОПЕК Саудовской Аравии, разведанные нефтяные запасы которой вдвое превышают иракские, установлена на уровне примерно 8-10 млн баррелей в день. И Ирак, очевидно, готовится составить ей конкуренцию, метясь для начала на второе в организации место по уровню добычи. Возможности для этого у него есть. Из 78 его месторождений пока разрабатывается не более 20. К тому же на западе страны, где нефть почти не добывается, могут быть скрыты такие же богатые запасы, как и на востоке. Некоторые эксперты считают, что с помощью тщательной геологической разведки в Ираке можно найти до 350 млрд баррелей нефти, то есть в три раза больше, чем у него есть сейчас.

Иракские власти под руководством премьера Нури аль-Малики заинтересованы в том, чтобы развивать энергетический сектор, потому что 75% бюджета пополняется доходами от продажи нефти. Без этого экономика страны не восстановится, и нынешнему правительству будет трудно сохранить поддержку населения. Поэтому перед парламентскими выборами, которые состоятся 30 января следующего года, иракские власти попытаются привлечь максимум иностранного капитала в нефтяную отрасль. Они уже объявили о том, что на декабрьском нефтяном аукционе предложат инвесторам более выгодные условия.

Администрация Барака Обамы, хоть и старается отстраниться от всего, что связано с именем Джорджа Буша, преследует ту же политику в отношении иракской нефти. Конечно, о плане неоконсерваторов по приватизации нефтяных месторождений никто уже не вспоминает. В поисках собственного благополучия, а затем и политического влияния Ирак и сам постарается ослабить влияние ОПЕК в определении цен на нефть. Как только это произойдет, стоимость нефти, очевидно, станет снижаться, что позволит Соединенным Штатам сэкономить немало средств на импорте энергоресурсов. И тогда иракская кампания может перейти из расходной части американского бюджета в доходную.

magspace.ru