Нефть подорожала: Китай планирует продолжить покупки иранской нефти. Иран нефть китай


Китай переходит на иранские танкеры для сохранения потока нефти на фоне санкций

Москва, 20 августа - "Вести.Экономика". Китайские потребители иранской нефти начинают перемещать свои грузы на суда, принадлежащие National Iranian Tanker Co (NITC), чтобы обеспечить бесперебойные поставки на фоне восстановления санкций США против Тегерана. Об этом сообщает Reuters.

Фото: EPA/ABEDIN TAHERKENAREH

Это показывает, что Китай, крупнейший потребитель иранской нефти, намерен продолжать покупать нефть у ближневосточной страны, несмотря на санкции США.

Страховые компании, которые в основном базируются в США или Европе, уже начали сворачивать бизнес в Иране, чтобы соблюсти санкционный режим.

Для защиты своих поставок государственный нефтяной трейдер Zhuhai Zhenrong Corp и крупнейший в Азии нефтепереработчик Sinopec Group привели в действие одно из положений долгосрочного соглашения о поставках с National Iranian Oil Corp (NIOC), которое позволяет им использовать танкеры NITC, рассказали Reuters четыре источника, знакомых с ситуацией.

Ссылки по теме

По словам собеседников агентства, теперь в соответствии с долгосрочными соглашениями Иран будет покрывать все расходы и риски доставки нефти. Прежние условия франко-борта предполагали, что ответственность за доставку нес покупатель.

Иран использовал аналогичную схему в период с 2012 по 2016 гг., чтобы обойти санкции Запада.

Пока неясно, каким образом Иран будет обеспечивать страхование всех закупок Китая на сумму около $1,5 млрд в месяц. Страховка обычно покрывает сам груз, страхование ответственности перед третьими лицами и загрязнение окружающей среды.

Президент США Дональд Трамп в мае объявил о выходе из международной сделки 2015 г., направленной на ограничение ядерной программы Тегерана в обмен на ослабление экономических санкций.

Как сообщали "Вести.Экономика", США восстановили санкции, касающиеся иранского автомобильного сектора, торговли золотом и другими ключевыми металлами. Санкции против энергетического и банковского секторов ближневосточной страны вновь начнут действовать с ноября.

Власти Китая заявили, что выступают против применения односторонних санкций и продолжат вести бизнес с Ираном.

www.vestifinance.ru

Станет ли Мьянма проводником иранской нефти в Китай?

1 июня PetroChina получила груз иранской нефти на свой нефтехимический завод в Юньнане на юге Китая через Мьянму. Как отмечает американское информационное агентство Platts в статье Will Myanmar become a conduit for Iranian crude into China?, если бы это был любой другой маршрут, то это была стандартная поставка иранской нефти. Но использование нефте- газопровода Мьянма-Китай создает новые осложнения, поскольку теперь этот трубопровод стал частью китайской инициативы "Один пояс - один путь", как и ряд других крупных инфраструктурных проектов, которые первоначально не были частью этой инициативы, но были включены в нее позже.

После отправки иранской нефти по нефтепроводу, входящему в проект, не остается никаких сомнений в том, имеет ли инициатива "Один пояс - один путь" политические мотивы. Это подтверждает заявления критиков инициативы о том, что Китай использует ее, чтобы подорвать влияние США. Некоторые относятся к инициативе "Один пояс - один путь" с подозрением.

Ранее на этой неделе возобновление вторичных санкций США в отношении Ирана было раскритиковано остальными странами, подписавшими СВПД. Китай дал понять, что он продолжит импорт иранской нефти, и использование китайской инициативы для этого позволит американцам открыто критиковать "Один пояс - один путь".

Пока что этот проект не вызывал негативной реакции, и в нем участвуют даже союзники США. Однако вокруг нефте- и газопроводов всегда идут споры. От трубопровода Sumed на Ближнем Востоке до "Северного потока -2" в Европе, международные нефте- и газопроводы часто сталкиваются с геополитической оппозицией. И ситуация с Мьянмой ничем не отличается.

Судно под панамским флагом доставило груз иранской нефти на остров Мадай 1 июня. Это первое судно, которое привезло нефть из Ирана в Мьянму с момента начала работы Юньнаньского нефтехимического завода на юге Китая, обрабатывающего 260 тысяч баррелей в сутки. Завод начал работать ровно год назад.

Судно доставило 948 тысяч баррелей нефти, включая 474 тысяч баррелей с иранского месторождения Южный Парс.

Это была первая партия иранской нефти, обработанная заводом PetroChina, и вряд ли она будет последней. Иранские сорта содержат относительно больше доли металлических и хлоридных примесей, которые разъедают оборудование НПЗ, из-за чего некоторые из крупнейших нефтеперерабатывающих заводов PetroChina не могут с ними работать.

Юньнаньский нефтехимический завод способен обрабатывать иранскую нефть, и он уже успешно протестировал это на первом грузе. Другие крупные китайские заводы, работающие под Sinopec, использовали иранскую нефть и считают ее привлекательной из-за высокого содержания нафты, необходимой для производства нефтехимической продукции. Благодаря этому трубопровод Китай-Мьянма может стать проводником для иранской нефти, даже если он будет переправлять ее только на один завод, на который, если его использовать на полную мощность, будет приходиться почти треть импортируемой Китаем иранской нефти. Импорт иранской нефти в Китае в первом полугодии текущего года составил около 638 тысяч баррелей в день. Трубопровод Китай-Мьянма проходит от острова Мадай недалеко от города Кьяукпхью и соединяется с внутренним газопроводом Китая в городе Куньмин. Теперь китайские государственные СМИ теперь называют его одним из "основных проектов" инициативы "Один пояс - один путь". Тем не менее остается вопрос о том, с какими последствиями и юридическими осложнениями столкнется Мьянма как страна, участвующая в поставке иранской нефти. Эксперты советуют ей соблюдать осторожность.

"Что касается лиц, занимающихся транспортировкой или хранением нефти из Ирана, существует риск того, что они попадут под санкции США", - сказал Аврил Лэттин из фирмы Clyde & Co. "Санкции или другие карательные меры администрации Трампа часто отличаются от случая и случаю, как например поблажки для Индии на ввоз российской военной техники из-за ее позиции в качестве подающего надежды стратегического партнера Вашингтона в Индо-Тихоокеанском регионе, - сказал Коллин Кох, научный сотрудник Института обороны и стратегических исследований в Сингапуре. - Все зависит от того, насколько важна страна для США в стратегическом плане. Мьянма, конечно, не из тех стран, с которыми США могут позволить себе разорвать отношения". Возможно,  США не захотят усугублять ситуацию, введя карательные меры против Мьянмы только потому, что иранская нефть транспортируется через ее территорию на юг Китая, добавил Кох. "Опасения вызывает долгосрочная геополитическая обстановка", - добавил эксперт.

vestikavkaza.ru

На кону – иранская нефть и Китай v Европы

Хитрая и странная все же страна: узнав о санкциях и нефтяном эмбарго против Ирана, Китай немедленно договорился об увеличении поставок нефти из Саудовской Аравии, а, по слухам – из Эмиратов тоже.

Но на политической сцене, как мне представляется – формально, якобы, резко осудил санкции против Ирана.

Есть ли у Китая авторитет?

Не слишком большой. И причин тому несколько.

Первая – все хорошо понимают идеологическую – коммунистическую - составляющую Китая. Она – для внутреннего пользования, чтобы собственные бедняки-рабочие, получая гроши, не роптали – мол, ничего не изменилось со времен Мао, когда вы жили бедно – но жили. Мол, мы, коммунисты, даже прибавили вам денег.

То, что сегодня уже нет КНР (хотя СМИ России используют именно эту аббревиатуру), а есть Китай – крупнейшее после США капиталистическое государство, 2/3 китайцев попросту «не в курсе».

Вторая причина низкого авторитета – поддержка одиозных режимов в Совете Безопасности ООН. Тот факт, что европейцы и американцы нашли обходные пути в противостоянии с Ираном, еще более понижает авторитет Китая (чего не скажешь о России - к ней отношение иного типа). Кстати, внутри страны печатаются только победные реляции: на мировом идеологическом фронте у Китая - успех, еще раз успех и только успех!

Что-то подобное российскому ТВ, но в гораздо больших - немыслимых для западной России, размерах. Западной - по отношению к Китаю.

Китай, переключившись с персов на нефть их врагов - арабов, критикует решение Евросоюза ввести эмбарго на импорт иранской нефти. И призывает – давайте жить дружно, то есть, вернуться за стол переговоров.

От пустой коммунистической риторики Пекин, судя по подобным призывам, избавиться не в силах. И потому заявляет - ужесточение санкций будет иметь самые негативные последствия.

Кто бы мог подумать - негативные последствия! И для кого же? Для Ирана? Или Евросоюз после этого исчезнет? Или что?

Если верить заявлениям «аналитиков» - по мере ухода западного капитала из Ирана его место займут китайские компании, то что-то не видно радости на глазах китайцев. Оно и понятно – имея такого партнера, Китай, вполне вероятно, попадет под санкции. И тогда ему будет весьма сложно торговать с европейцами и американцами, кому направлен основной поток экспорта.

Будет ли сближение Китая и Ирана? Если Китай не самоубийца – то нет. А он вполне разумен – его сближение с Западом столь сильно, что о сближении с Ираном говорить не приходиться.

Поражает вопиющая неграмотность Wall Street Journal – вот уж, действительно, не сотвори себе кумира.

Это издание делает открытие, цитирую, «...для стремительно развивающейся китайской экономики стабильные источники энергоносителей более важны, чем взаимодействие с США по иранскому вопросу».

Во-первых, стабильным источником энергоносителей для Китая Иран не является. Эту роль играют арабские страны, Россия, в какой-то степени Туркмения, Казахстан и Узбекистан. Иран удовлетворяет всего лишь 6.2% потребности Китая в нефти.

Во-вторых, «взаимодействие с США по иранскому вопросу» от Китая, как и от России, никто не требует – оно не имеет смысла. Не имеет, так как всем понятно – если бы было «голосование по Ирану», то Россия и Китай были бы против. Правда, в одиночестве.

Любопытно, после того как один из российских руководителей заявил – Россия не останется в стороне, если кто-то атакует Иран – и проведет учения у своих южных границ, его заявление тут же дезавуировали. Российские аналитики под учениями всегда подразумевают угрозу. Примитивно...

Сегодня к ведению войны за пределами своей огромной территории Россия попросту не готова - нет ни логистики, ни транспорта, ни выучки. И это - огромное достоинство современного российского руководства. Эта составляющая агрессивности, имеющая место - и опыт, у большинства развитых стран, у России отсутствует напрочь.

Но это важно – Россия не собирается ломать копья из-за Ирана. Хорошо понимает его агрессивность, фанфаронство, пренебрежение к другим. Все же, несмотря на регулярно имеющие место антиамериканские высказывания, бахвальство на «внутреннем медиа-рынке», Россия держится в рамках приличия. А Иран – нет.

Ну, а непросвещенное мнение Wall Street Journal таково: «...именно на китайский рынок попадут 450 тысяч баррелей нефти в сутки, от которых отказалась Европа, доходы от торговли нефтью пополнят китайскую казну, а китайские компании укрепят свои позиции на международных рынках».

Что это – прогноз? Точнее – диагноз. Его качество – измышления.

После окончательного установления эмбарго, Китай не купит ни барреля. Иначе попадет под действие санкций.

На то, что Китай это понимает, указывает его сделка с арабами.

Кроме того, для слежения за выполнением санкций в Заливе уже прописались авианосцы и сопровождающие суда США, Великобритании и Франции.

Судя по всему – европейцы уже прочитали электронную память иранских бомб, где четко записаны координаты их столиц.

Иллюстрация с сайта novostimira.com.ua.

Подпишитесь на Аналитику и Экспресс-анализ - и будете регулярно получать наши публикации!

stop-news.com

Китай планирует продолжить покупки иранской нефти От Investing.com

© Reuters. Цены на нефть выросли в понедельник

Investing.com — В понедельник цены на нефть WTI незначительно повысились. Опасения о снижении поставок из Ирана в связи с санкциями оказались важнее тревог по поводу замедления глобального экономического роста.

К 17:32 МСК фьючерсы на выросли на 0,54% до $65,56 за баррель. Фьючерсы на подорожали на 1,24% до $72,72 за баррель.

За прошлые несколько месяцев цены на нефть выросли, поскольку спрос превышал предложение, однако за прошлые две недели нефть подешевела на фоне напряженности в глобальных торговых отношениях.

По сообщениям прессы, переговоры между делегациями США и Китая должны пройти в среду и четверг, незадолго до того, как должны вступить в силу новые пошлины США на китайские товары.

Положительным фактором для нефтяных цен стали санкции США против Ирана. В этом месяце США возобновили финансовые санкции против Ирана. В ноябре должны вступить в силу санкции против нефтяного сектора Ирана.

В понедельник Иран попросил ЕС повысить усилия, чтобы сохранить в силе условия ядерной сделки между Тегераном и ведущими странами мира. Президент США Дональд Трамп разорвал эту сделку от имени США.

Из-за опасений о вторичных санкциях Соединенных Штатов большинство европейских компаний прекратили вести дела с Ираном. В то же время Китай заявил, что хочет продолжить приобретать значительные объемы иранской нефти, несмотря на давление со стороны США.

Согласно последнему отчету Baker Hughes, на прошлой неделе число действующих буровых установок в США осталось без изменений. Остановка роста нефтяных цен привела замедлению темпов производства нефти в США.

На NYMEX выросли на 1,65% до $2,0117 за галлон, а цены на повысились на 0,81% до $2,1152 за галлон. выросли на 0,10% до $2,949 за миллион британских тепловых единиц (BTU).

Предупреждение: Fusion Media would like to remind you that the data contained in this website is not necessarily real-time nor accurate. All CFDs (stocks, indexes, futures) and Forex prices are not provided by exchanges but rather by market makers, and so prices may not be accurate and may differ from the actual market price, meaning prices are indicative and not appropriate for trading purposes. Therefore Fusion Media doesn`t bear any responsibility for any trading losses you might incur as a result of using this data.

Fusion Media or anyone involved with Fusion Media will not accept any liability for loss or damage as a result of reliance on the information including data, quotes, charts and buy/sell signals contained within this website. Please be fully informed regarding the risks and costs associated with trading the financial markets, it is one of the riskiest investment forms possible.

ru.investing.com

Китай вложит в добычу иранской нефти 60 миллиардов евро

Китайское правительство инвестирует в иранскую нефтедобычу.

Инвестиции Китая в нефтяную отрасль Ирана составили 20 миллиардов евро и могут вырасти еще втрое.

Об этом заявил замминистра нефти Исламской республики Шейири Мокаддам, сообщает Хроника.инфо со ссылкой на Сегодня.

По словам Мокаддама, Китай сейчас является крупнейшим покупателем сырой нефти, средства от реализации которой оседают на счетах Ирана в банках КНР. Он отметил, что решение о кратном увеличении вложений будет принято в Пекине в ближайшее время.

Сейчас нефтедобывающие компании КНР ведут разработку месторождения Ядаваран в юго-западной провинции Хузестан, запасы которого составляют 30 миллиардов баррелей. На первом этапе добыча составит 75 тысяч баррелей в сутки. Инвестиции в проект китайской Sinopec составляют 2 миллиарда долларов.

В свою очередь, компания CNPC инвестировала 2 миллиарда долларов в разработку месторождения Северный Азадеган, на котором добыча составит 120 тысяч баррелей в день.

Сейчас в отношении Ирана из-за ядерной программы республики действует режим санкций со стороны США и ЕС, который, в частности, предусматривает запрет на закупку нефти из страны, а также на инвестиции в нефтяную индустрию. Основная часть иранской нефти закупается Индией, Китаем и другими азиатскими странами.

Читайте также: ОПЕК не будет снижать квоту на добычу нефти

В ходе переговоров в Лозанне Иран и "шестерка" международных посредников достигли 2 апреля политического соглашения по иранской ядерной программе. Как сообщила представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини, возможности Ирана по обогащению урана будут ограничены, а его запасы вывезены из страны. В обмен на гарантии мирного характера ядерной программы, соответствующий международный контроль и ограничения с Тегерана будут сняты ранее наложенные санкции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

hronika.info

Иранская нефть и Китай - ВОПРОСИК

Поступательно обостряющаяся ситуация вокруг Ирана вывела в центр заинтересованного внимания Запада одного из самых крупных экономических партнёров Тегерана. Китай не сходит с полос ведущих мировых СМИ и всё чаще появляется в последнее время в экспертных публикациях именно в ракурсе иранской темы и особых отношений между Пекином и Тегераном в энергетической сфере.

Китайские вложения в нефтегазовый сектор Ирана преследовали цель создать одну из устойчивых опор энергетической безопасности страны, фиксирующей все последние годы экономический рост. Китай нуждался в нефти из Ближнего Востока и одну из основных ставок в этом вопросе делал на Иран, устойчивость политического режима которого в Пекине оценивалась как весьма высокая и, что важно для Китая, удалённая от прямого влияния США. Тем самым Китай диверсифицировал риски, связанные с поставкой энергоресурсов для своей растущей экономики, выстраивая отношения по поставкам нефти практически со всеми актуальными и потенциальными продуцентами (производителями) этого важнейшего и геополитически отягощённого энергоресурса современности.

По оценкам экспертов, до недавнего времени поставки иранской нефти в Китай обеспечивали порядка 20% потребностей экономики Поднебесной. С учётом непрекращающегося, а только растущего во всех аспектах своего проявления давления Запада и прежде всего США на Иран, нефтяной экспорт последнего оказался под мощнейшим прессингом, затронув интересы Китая и введя в актуальное поле его отношений с другими странами вопрос отказа Пекина от иранской нефти. Можно с уверенностью предположить, что для Запада было бы особым успехом дистанцирование Китая от Ирана в том, что касается энергетического сотрудничества двух этих стран. Причём особую ценность для США и ЕС представил бы элемент подключения Китая к отказу от поставок иранской нефти к июлю текущего года, когда, как известно, войдут в полную силу введённые Европой ограничения на энергоконтакты с Ираном. Это создало бы в глазах международного сообщества признаки широкой коалиции сдерживания и ограничения Ирана, и резко сократило бы базу оппонентов антииранских усилий Запада.

Поставщики нефти в Китай 2012

Россия и Китай показали элементы солидарности при известном голосовании в Совете Безопасности (СБ) ООН по Сирии и можно предположить, что такая же солидарность будет проявлена двумя постоянными членами СБ ООН и при обсуждениях новых санкционных резолюций по Ирану. Задача Запада на текущий момент представляется весьма тривиальной – внести раздор в российско-китайскую несговорчивость во всём, что ныне касается Сирии и Ирана.

Более углублённый анализ расклада сил и влияния вокруг сирийской и иранских тем показывает, что между Россией и Китаем есть именно элементы солидарности, а не широкая и глубокая основа такой солидарности. Последнюю можно было бы предположить в случае не только солидарного голосования в СБ ООН, а, например, при принятии совместных действий политико-дипломатического характера на сирийском и/или иранском направлениях.

Если бы недавний визит глав внешнеполитического и разведывательного ведомств России был организован совместно с их китайскими коллегами, то это, как говорится, была бы совсем другая история, с более внушительным воплощением совместных действий двух евразийских гигантов. Отсутствие подобной совместности и даже её симптомов за рамками голосования в СБ ООН даёт США основание надеяться на склонение Китая к более лояльной к антииранским усилиям Запада позиции. Возможно, что в этом свете основная ставка делается на предложение Китаю компенсационных альтернатив для отказа от иранской нефти. На это указывают мнoгие события последнего времени, выразившиеся прежде всего в показательных визитах официальных лиц Китая в потенциальные точки такого компенсационного замещения иранской нефти в перспективе. В этом ряду также следует рассматривать одну из основных целевых установок американцев, когда китайские высокопоставленные лица посетили с визитом в текущем феврале Вашингтон. Известно, что вашингтонские аналитики и политики достаточно давно задействованы в реализации схем по «отлучению» Китая от иранской нефти (1).

Карта в полном размере: Иран - нефть и газ

В сжатой форме усилия Запада, в авангарде которых стоят Соединённые Штаты, по склонению Китая к отказу от иранской нефти можно свести к следующей аргументационной формуле: эффективность санкций в наибольшей степени будет достигнута в случае их универсальности в международном масштабе, иначе они будут иметь неполную отдачу и их результат будет размыт.

Результаты визита нового лидера Китая в США (нынешний заместитель председателя КНР Си Цзиньпин, который возглавит Китай, став генсеком КПК осенью этого года и следующим председателем КНР в следующем году) дали основания многим комментаторам заключить, что на нынешнем этапе китайцы не готовы к отказу от иранской нефти, но и не исключают такую возможность, как минимум, ввиду вероятности складывания ситуации по такому сценарию, когда Китай будет вынужден полностью приостановить поставки иранской нефти.

Военные действия в зоне Персидского залива будут «лучшим» основанием для прекращения исполнения обязательств сторон, в т.ч. и по заключённым ранее контрактам. Но это в неопределённой перспективе, а на текущий момент Китай не может просто отказаться от иранского маршрута импорта нефти на свой энергоёмкий внутренний рынок и при этом не получить нечто взамен и не обозначить свою принципиальную позицию в отношении деструктивности очередного проявления однополярности мирового порядка. Китайские СМИ публикуют материалы, где стратегическая задача страны в ситуации вокруг Ирана формулируется в терминах гарантированности поставок нефти и предотвращения свержения ещё одного правительства на Ближнем Востоке силами Запада, что должно продемонстрировать большую способность последнего к руководству миром.

Возможно, что не в последнюю очередь отказ Китая от свёртывания импорта иранской нефти обусловлен необходимостью не выглядить в менее внешнеполитически принципиальном и самодостаточном свете на международной арене, чем его геополитический оппонент современности - Индия. Как известно, Нью-Дели уже заявил о своём намерении не отказываться от покупок нефти у Тегерана.

В полном размере: Китай - морские коммуникации

Понимая, что Запад не откажется от наращивания давления на Иран в ближайшей перспективе, Китай находится в активном поиске альтернатив (2), но при этом, подразумевая важное условие такого поиска. Китай не желает связывать себя альтернативами по нефтяным поставкам с такими странами, которые находятся в поле прямого или близкого к нему контроля со стороны США. Вся нефтеносная зона Персидского залива, за исключением Ирана, составляет такое поле влияния США. В количественном аспекте, например, Саудовская Аравия является более чем удобным для Китая источником замещения иранской нефти. Но по качественным критериям, где свою роль играет огромная зависимость стабильности власти саудитов от США, не говоря уже о «шиитском» факторе влияния (проживание крупной шиитской общины Саудовской Аравии в самых нефтеносных восточных районах монархии), Эр-Рияд Пекину «не товарищ».

Китай имеет свои глобальные амбиции и своё понимание пути построения максимально самостоятельного внешнеполитического курса. Ему матрица американского сверхвлияния на ближневосточные нефтеносные режимы не нужна. Пекину гораздо выгоднее налаживание энергосотрудничества со странами, которые имеют экспортный потенциал и не находятся в орбите прямого влияния Вашингтона. Конечно, это не означает, что Китай вынужден впасть в объятия, например, Венесуэлы. Но с Россией вокруг реализации данного интереса у него может сложиться весьма и весьма устойчивый базис отношений на будущее (3).

Тогда и до политически выраженной совместности действий по подчёркиванию особых внешнеполитических позиций Москвы и Пекина было бы не далеко.

Михаил Агаджанян, внешнеполитический аналитик - специально для Интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”.

(1) Вот только один эпизод из данной серии усилий вашингтонских политиков и аналитиков. За две недели до визита президента США Б.Обамы в Китай, прошедшем 15-18 ноября 2009 г., Пекин посетили два высокопоставленных представителя американской администрации: советник государственного секретаря США по странам Персидского залива и Юго-Западной Азии Д.Росс (Dennis Ross) и директор департамента Азии в Совете национальной безопасности США Дж.Бадер (Jeffrey Bader). Последний с 2005 по 2009 гг. был директором исследовательского центра по изучению Китая в Институте Брукингса (Brookings Institution). Задачей этих лиц было поставление в известность китайское руководство об ожиданиях американской администрации от Пекина в вопросе ядерной программы Ирана. Как отметили тогда комментаторы, указанные представители США донесли до Китая главную мысль о том, что если Пекин не окажет содействие в этом вопросе, то последствия могут оказаться весьма серьёзными и выйти далеко за рамки Ближнего Востока.

Так, были расставлены три внешнеполитических акцента в весьма чувствительных для Пекина вопросах: 1) Израиль расценивает ядерную программу Ирана в качестве «экзистенциальной проблемы, а страны, у которых есть экзистенциальная проблема, не слушают того, что говорят им другие страны». Таким образом, Израиль вполне может начать бомбить Иран, что приведёт к кризису в регионе Персидского залива, и почти к неизбежному созданию проблем, например, для нефтяных потребностей Китая; 2) развитие ядерной программы Ирана может вызвать резкий рост распространения ядерного оружия. Это может раскачать всю структуру международного режима нераспространения.

Такие страны, как Саудовская Аравия, Турция и Египет, вполне могут начать собственные ядерные программы. И Япония - крупнейший геополитический и геоэкономический конкурент Китая за влияние в регионе Юго-Восточной Азии, - вполне может пойти на меры, направленные на то, чтобы стать также ядерной державой; 3) проблема ядерной программы Ирана для США затрагивает «ключевой национальный интерес» Вашингтона. Последней терминологической формулировкой сигналы американцев в сторону Пекина были усилены тем, что сам Китай применяет это понятие в своём внешнеполитическом лексиконе, когда речь заходит о таких болезненных для него вопросах, как Тайвань и Тибет.

(2) По данным агентства «Reuters», Китай в последние недели снизил объём закупок иранской нефти. До недавнего времени Пекин импортировал около 20% иранских углеводородов, однако уже с января текущего года объёмы закупок сократились почти вдвое - сразу на 285 тыс. баррелей в день. Временной альтернативой иранской нефти стали углеводороды из Саудовской Аравии, которая с октября прошлого года увеличила дневные объёмы добычи на 360 тыс. баррелей. Около 200 тыс. из них, утверждает «Reuters», теперь потребляет именно Китай. СМИ также сообщают, что в Пекине не стали ограничиваться наращиванием поставок лишь из одного источника и обеспечили себя сразу несколькими альтернативами иранской нефти. В частности, в марте в Китай должны прибыть сразу пять танкеров российской нефти общим объёмом 3,65 млн. баррелей.

(3) В феврале этого года, когда китайская дипломатия проводила усиленные консультации с потенциальными источниками замещения иранской нефти на мировом рынке, были опубликованы общие данные российско-китайского нефтяного сотрудничества. В соответствии с ними, к 1 января 2012 г. по нефтепроводу «Китай-Россия» (трубопровод «Сковородино-Мохэ-Дацин», ответвление от нефтепроводной системы «Восточная Сибирь-Тихий океан»), в Китай поставлено 15,01 млн. т сырой нефти. С началом эксплуатации нефтепровода «Китай-Россия», изменился основой вид транспортировки нефти из России в Китай. До этого перевозка энергоносителей осуществлялась железнодорожным транспортом. Теперь удалось не только значительно увеличить пропускную способность, но и максимально снизить стоимость транспортировки.

http://journal-neo.com/?q=ru/node/13781

so-l.ru

кто профинансирует иранские нефтяные проекты

Усилиям, направленным на сближение Ирана с Западом, мешает политика США. 

Китайские компании продолжают доминировать в энергетической и нефтяной отраслях Ирана.

Посреди кишащих ядовитыми змеями болот на границе Ирана с Ираком, мониторинг активности на месторождении Северный Азадеган осуществляется преимущественно техническими специалистами из Китая. В центральной части Тегерана, в полдень, можно наблюдать, как сотни китайских сотрудников телекоммуникационной компании Huawei направляются на обед. Сейчас в Иране работают столько китайских экспатриантов, что некоторые эксперты говорят, что их численность превосходит все другие национальности вместе взятые.

Десятилетие, на протяжении которого действовали международные санкции, направленные на блокировку ядерной программы Ирана, сделало Китай доминирующим инвестором и торговым партнером страны. Сейчас, когда ограничения формально отменены, более прагматичное иранское правительство пытается снизить зависимость экономики от Китая, однако, его попытки разбиваются о бескомпромиссное сопротивление и оставшиеся санкции со стороны США.

«Китай инвестировал достаточно в Иран»

- отмечает Мансур Моузами, работавший заместителем министра нефти до того, как стать председателем Industrial Development & Renovation Organization.

«Мы также предоставляем возможности и шансы для других стран».

Сформировавшееся напряжение иллюстрирует более нюансированную ситуацию в постсанкционном Иране, чем часто представляется в некоторых СМИ. Многие в США, включая Дональда Трампа, изображают Иран в качестве победителя от снятия международных санкций ввиду того, что европейские компании стали стремиться попасть на один из немногих оставшихся в мире нетронутых развивающихся рынков. Однако в Тегеране правительство страны оказывается под давлением ввиду слишком медленного сближения с все еще враждебно настроенным Западом.

Западные инвесторы неохотно обращают свое внимание на Иран, заставляя страну падать обратно в руки Китая. Эту тенденцию наиболее отчетливо можно проследить в энергетическом секторе, от которого правительство страны требует увеличения объемов добычи нефти. Западные клиринговые банки все еще отказываются от ведения дел с Ираном из-за опасений, связанных с возможностью попадания организаций под действия неядерных санкций, введенных со стороны США (которые еще остаются в силе), что для Западных компаний означает невозможность привлечения проектного финансирования.

Сложившаяся ситуация негативно влияет на планы многих компаний и людей, включая Моузами. Его государственный конгломерат хочет к концу следующего года привлечь $10 млрд. иностранных инвестиций для финансирования широкого круга проектов: от судостроения до переработки нефти.

«Нам нужны инвестиции. Того, что мы ожидали, пока не произошло, и именно этот вопрос должны решить американцы»

- сказал Моузами. Неясно, изменят ли сложившуюся ситуацию новые директивы по санкциям, опубликованные в США 7 октября.

Чувство того, что «Запад их обманет», начинает медленно угасать среди иранцев, согласно мнению Ли Гоуфу из Института международных исследований Министерства иностранных дел Китая. 

«Китай в некотором роде осведомлен об ограниченности выбора Ирана и пользуется этим».

Период санкций стал благом для Китая потому, что другие страны вынудили свои компании выйти с иранского рынка. Увеличив товарооборот с Ираном всего до половины от объема товарооборота ближневосточной страны с ЕС в предсанкционный период, выручка Китая в пять раз превзошла объем выручки ЕС по состоянию на 2014 год (затем данный объем начал падать в связи со снижением цен на нефть).

Во всех отраслях, от нефтедобычи до автомобилестроения и связи, китайские компании существенно увеличили свое присутствие на рынке Ирана (в некоторых отраслях было зафиксировано подписание первых международных контрактов), сказал Маджидреза Харири, вице-президент иранско-китайской Торговой Палаты. Оператор сотовой связи Huawei Technologies Co., например, строит телекоммуникационную инфраструктуру в Иране; в другой ситуации данный подряд получил бы немецкий концерн Siemens AG, добавил он.

Модернизация древних маршрутов

Сейчас Китай хочет еще больше расширить сотрудничество, надеясь восстановить свой древний торговый маршрут в Европу, известный как Шелковый Путь. В январе президент Китая Си Цзиньпин был первым мировым лидером, который посетил Тегеран после отмены санкций, обещав увеличить товарооборот между двумя странами до $600 млрд. в течение 10 лет.

Тем не менее, отношения между двумя странами нельзя назвать гладкими. Несмотря на то, что Китай с 1980-х являлся для Ирана одним из ключевых источников получения вооружения и ядерных технологий, его лидеры в ключевые моменты принесли в жертву данные соглашения, чтобы не портить отношения с США, согласно подробному исследованию, сделанному Джоном Гарвером из Georgia Institute of Technology. Когда Китаю было нужно больше нефти, страна обратилась к давнему сопернику Ирана – Саудовской Аравии.

Иран также продемонстрировал двойственность своей политики, когда его отношения с растущей мировой сверхдержавой стали предметом разногласий между умеренными и консервативными политическими силами страны. Китай заключил большинство своих энергетических контрактов во времена правления бывшего президента Ирана, Махмуда Ахмадинежада, в то время, когда бывший лидер страны расширял экономическое влияние Иранского Корпуса Революционной Гвардии. Сейчас правительство президента Хасана Рухани хочет восстановить инвестиционные связи с другими частями света и уменьшить финансирование вооруженных сил страны.

Сложность китайско-иранских отношений лучше всего можно проследить в болотах и пустынях нефтяных месторождений Северного и Южного Азадегана, расположенных на юго-востоке Ирана.

Китайская Национальная Международная Нефтяная Корпорация (China National Petroleum Corporation International) в 2010 году вошла на рынок после того, как в результате действия санкций японская компания Inpex Corp. была вынуждена покинуть страну. Данная модель была мультиплицирована в нескольких других больших проектах по добычи иранских нефти и газа. Сначала все шло хорошо, но затем китайская активность начала замедляться, особенно на южном месторождении, сказал Карамат Бехбахани, обучавшийся в Техасе директор проекта Северного Азадегана. Среди других факторов, повлиявших на замедление активности, Китай выделял давление со стороны США, сказал он.

После того, как в 2013 году Рухани сменил Ахмадинежада, правительство начало публиковать громкие заявления касаемо неспособности китайской стороны выполнять взятые на себя обязательства. Иранская компания заменила китайских контрагентов в ходе $4,7-миллиарного соглашения по добычи нефти. В 2014 году Министр нефти Ирана Бижан Занганэ заставил китайских контрагентов выйти из проекта по освоению Южного Азадегана, являющегося одним из самых крупных месторождений нефти в мире (объем разведанных запасов составляет примерно 33 млрд. баррелей). Другие китайские инвестиции также могут оказаться в зоне риска, предупредил он.

В 2014 году роль Китая в экономике страны достигла своего минимума, когда официальный представитель природоохранного ведомства Ирана оштрафовал китайских рабочих за охоту и употребление в пищу евфратских черепах (защищенного вида) в болотах, которые окружают нефтяные скважины Северного Азадегана (недавно азиатские буйволы переходили вброд мелководье, а из тростниковых зарослей показался мангуст со змеиной головой во рту).

Однако давление, вызванное желанием продолжать развитие Азадегана, продолжило возрастать. Ирак заключил соглашение с консорциумом, возглавляемым Royal Dutch Shell Plc, с целью разработки месторождения, которое страна делит с Ираном (с другой стороны границы). В апреле 2014 года Ирак осуществил первую отгрузку нефти с данного месторождения.

Две соломинки

«Это похоже на то, как будто кто-то пьет освежающий напиток из стакана с двумя соломинками»

- говорит Бехбахани, отмечая, что из другой соломинки пьет Ирак.

«Мы не должны терять время».

Бехбахани заявил, что в то время, как Западные компании обладают лучшими технологиями, чем CNPCI, китайцы уже находятся на рынке. Команда Shell сейчас добывает более 200,000 баррелей в день, в сравнении с 125,000 баррелями на обоих полях Азадегана.

«Мы сделали то, что нам пришлось сделать, учитывая наши национальные интересы»

- сообщил Бехбахани в своем офисе в Тегеране.

«Если бы компания Total была на нашем рынке, добычей бы занималась Total. Если бы на нашем рынке присутствовала Shell, то добывала бы Shell».

В Южном Азадегане, согласно мнениям инженеров, без привлечения иностранных инвестиций потребуется еще, по меньшей мере, 4 года для инсталляции оборудования, необходимого для того, чтобы проект вышел на полную мощность. Нехватка средств оказывает большее влияние на замедление прогресса, чем нехватка технологий, сообщают инженеры - даже учитывая их зависть в отношении современного программного обеспечения Shell, позволяющего быстро находить скрытые подземные резервуары с нефтью, что способствует экономии времени и денег.

В мае министр нефти Занганэ заявил, что он ведет переговоры с Total SA о работе на Южном Азадегане. Но промедление с заключением контракта и приближающиеся выборы означают, что, скорее всего, пройдут по крайней мере 18 месяцев до того, как любая из крупных Западных нефтяных компаний начнет работать на иранских месторождениях, согласно мнению Хамайона Фалакшахи из Wood Mackenzie (консалтинговая компания). Представители компании Total отказались комментировать данную ситуацию.

Тем временем Иран смягчил свою позицию по вопросу инвестиций из Китая, объявив о проведении эксклюзивных переговоров с китайскими компаниями, направленных на продолжение реализации второй фазы проекта Северного Азадегана и близлежащих нефтяных месторождений Ядараван.

Занганэ также, по всей видимости, достиг компромисса с консервативно настроенными политическими силами у себя в стране. Новый формат международного нефтяного контракта, принятый парламентом, требует, чтобы иностранные инвесторы выбрали себе партнера из короткого списка лицензированных контрагентов, включая конгломерат, принадлежащий Революционной Гвардии и другой компании, ассоциированной с Верховным Лидером Али Хаменеи.

Новые Контракты

«Это дает понять консервативным политическим силам, что их интересы не собираются исключать из новых соглашений»

- отметил Фалакшахи. На прошлой неделе первый контракт нового образца (соглашение о разработке месторождения Яран, являющегося более маленьким соседом Северного и Южного Азадегана) был направлен для рассмотрения аффилированному с Верховным Лидером конгломерату, а также компаниям Persia Oil и Gas Industry Development Co.

Министерство нефтяной промышленности Ирана отказалось комментировать ситуацию. Глава CNPCI в Иране отказался от проведения интервью, равно как и представитель посольства Китая в Тегеране.  Представители штаб-квартиры CNPC в Пекине также отказались от комментариев.

С момента достижения соглашения по ядерной программе Ирана, CNPCI увеличила объем добычи на месторождении Северный Азадеган до отметки в 75,000 баррелей в день (4 месяца назад китайская сторона взяла на себя обязательства о достижении данного объема добычи). Возможно, что мы опоздали на несколько лет, но мы «движемся в правильном направлении», сказал Бехбахани. С помощью китайской, а не Западной нефтяной компании, Иран все-таки начал пить из своей собственной соломинки.

fxtip.ru