Качают ли нефть в тюмени


Тюменский юг войдет в первую десятку нефтяных регионов — Российская газета

Тюменская область, обогнав Удмуртию и Томскую область, вплотную приблизилась к первой десятке регионов РФ по объему добываемой нефти. Войдет ли она в нее, зависит от ответа на вопрос о наличии достаточных запасов сырья на новых, еще разведываемых площадях.

Разработка группы месторождений в Тюменской области, а началась она по историческим меркам недавно - в прошлом десятилетии, стала одним из элементов диверсификации экономики региона. Кто-то скажет: парадокс! Но это так, ведь качали нефть миллиардами тонн на северных территориях, а на юге было не до нее: запасы скудные, брать их казалось чрезмерно дорогим занятием. Реализация проекта извлечения "южной" нефти в таежном Уватском районе стала возможной благодаря появлению новых технологий, истощению месторождений-гигантов, настойчивости и одновременно уступчивости властей региона. Они гарантировали крупной международной компании субвенции, соблазнительные фискальные преференции в обмен на вложение двух миллиардов долларов в разработку 12 лицензионных участков.

Разумеется, регион своей выгоды не упустил. Многомиллиардные налоговые отчисления. Стремительно меняющийся облик поселений района, доселе захудалых. Новорожденная отрасль позволила области поддерживать высокие темпы промпроизводства, в том числе и в период первого финансового кризиса, ибо годовой прирост добычи нефти нередко превышал полсотни процентов. Сейчас прирост сравнительно скромный, через пару лет будет достигнут пик, после стабилизации объемов неминуем спад. Все в соответствии с прогнозным графиком, составленным в начале века. Такова динамика процесса у любой, большой либо малой, нефтяной провинции.

Нефть качали миллиардами тонн на северных территориях, а на юге было не до нее: запасы скудные. Реализация проекта стала возможной благодаря появлению новых технологий, истощению месторождений-гигантов

Уватская отличается разбросанностью месторождений, они мелки, труднодоступны, их разработка по отдельности не имеет практического смысла, только при объединении в производственные кластеры, в единую инфраструктурную, трубопроводную систему они достаточно прибыльны. В ближайшей перспективе, к примеру, будет сформирован Протозановский хаб - вокруг одноименного месторождения, открытого 10 лет назад геологоразведчиками Правдинской экспедиции. С мая прошлого года по февраль нынешнего с Протозановского получены первые 100 тысяч тонн, а на пике эксплуатации, по ожиданиям специалистов, можно будет брать до миллиона тонн. В одной технологической связке с ним окажутся еще пять близлежащих месторождений. Их совокупные извлекаемые запасы оцениваются не менее чем в 48 миллионов тонн нефти и газового конденсата. Уже солидный объем. Немногим больше добыто за все время реализации проекта. Количество месторождений между тем увеличивается: с 2013 года открыты еще четыре.

В 2015-м планка добычи в регионе поднята до 12 миллионов тонн. Приблизительно десятая часть взята из залежей, не входящих в упомянутый проект. Уватские недра заинтересовали одного из китов отрасли - компанию из Сургута. Она планирует в скором будущем запустить эксплуатационные скважины на Южно-Нюрымском месторождении, открытом в позапрошлом году, и продолжает на территории активную разведку. В соседних Тобольском, Вагайском районах ищет нефть югорская "дочка" компании из Санкт-Петербурга. От успешности ее поисков зависит в решающей степени, появится ли в списке инвестиционных проектов, связанных с добычей и переработкой углеводородов, еще один. Тем не менее имя ему уже дали - Тобольский.

По словам директора областного департамента экологии и природопользования Жанны Злобиной, предполагается, что в рамках второго нефтяного проекта можно будет довести добычу до 13-15 миллионов тонн. Наличие нефти в названных районах никто не оспаривает. Однако ряд экспертов сомневается в возможности промышленной добычи.

Руководитель департамента в будущее смотрит оптимистично и для убедительности приводит следующие цифры: из 42 месторождений пока разрабатывается менее трети. Инвесторов из Евразии, Северной Америки заманивают бурить разведочные скважины в сельскохозяйственных зонах Голышмановского, Викуловского районов. Правительство региона намерено и впредь стимулировать промысловые предприятия посредством налоговых льгот.

При выходе на совокупный уровень добычи в 25 миллионов тонн область могла бы занять 6-7 место среди нефтяных субъектов РФ. Что касается Югры и Ямала, традиционно занимающих первые две позиции, то у них, напомним, продолжался спад. "Минусы" составили соответственно 7 и 0,8 миллиона тонн.

rg.ru

Как нефть повлияла на Тюмень

   О истории города Тюмени написано столько, что ещё одну историю не стоит писать, скажем лишь, что это достаточно старый город, который и не был в нашем понимании городом долго. Однако, значимым это место можно считать для того региона и страны где-то с начала существования СССР.Но что значит, считать значимым? Мы-то можем так считать, а был ли он значимым на самом деле, вопрос довольно спорный.

В советское время территория будущей Тюменской области постоянно подвергалась административным реформам, и на этой территории в разное время существовало множество административных единиц, пока, наконец, в 1944-м году они не были объединены в Тюменскую область с центром в городе Тюмени. Первое высшее учебное заведение — аграрнопедагогический институт был открыт в 1930-м году, когда и десятилетней школы в городе не существовало.Кстати, в будущем сельхозинституте во время ВОВ находилось бальзамированное тело В. И. Ленина, что, конечно же, сыграло определённую роль в развитии города. Однако, решающая роль в этом деле принадлежит, как вы понимаете, нефти, первое месторождение которой было открыто в 1953-м. Ещё около 10 лет понадобилось для того, чтобы найти и разведать другие её месторождения.

 Я могу говорить о Тюмени конца шестидесятых, когда впервые попал в город совсем юным человеком, поступив после школы в один из Тюменских ВУЗ-ов.Одна-единственная длинная улица города — это улица Республики, чуть в сторону от неё и одноэтажные деревянные дома, в городе существовала так называемая ТЭЦ, вот там строились в то время многоэтажные дома на улице М. Мельникайте.

Строительство обеспечивалось развитием геологоразведочных и нефтедобывающей отраслей. Через год из Тюмени я уехал, бросив тот институт, но нефти было безразлично это абсолютно.И город в те годы пошёл в своём развитии вперёд. Интенсивно развивался он до распада СССР и очередной административной реформы.

 Если раньше Ханты-Мансийский округ полноценно входил в состав области, как и Ямало-Ненецкий (первый богат нефтью, второй — газом), то сейчас (с 1993-го г.), он является субъектом РФ.Юг же бывшей территории Тюменской области стал непосредственно Тюменской областью.Естественно, бюджеты образований разделились, за последние два десятилетия ХАО и ЯНАО много прибавили в своём развитии, а о Тюмени стало совсем мало слышно.

Тут ещё цены на нефть покатились вниз, что теперь будет с теми территориями, не совсем понятно, а будущее Тюмени и вовсе лежит в темноте.

Однако, будем надеяться на лучшее. Единственное, что мне хочется сказать в завершение. Это то, что город ныне я бы просто не узнал.

cheslavkon.livejournal.com

Тысячелетия в капле нефти | Тюменский курьерТюменский курьер

Тысячелетия в капле нефти

 102

№&nbsp35&nbsp(2567)

Автор:

Нелли Пекшева

«Сжигать нефть — это все  равно  что  топить печь ассигнациями», — считал Дмитрий Менделеев.

Жители Древнего Египта, а позднее и европейцы, использовали нефть как топливо: горит хорошо и хватает надолго… Но сейчас мы знаем: из тонны нефти можно получить около двухсот литров бензина, двести литров солярки и в остатке — мазут. Для тепловых котлов, пароходов…

Виталий Майоров

Ряд аналитических лабораторий, работающих с образцами нефти и дающих заключение об ее количестве в скважине, находятся в Тюмени.

Одно из таких предприятий — ООО «Геохим». Оно существует с 1992 года — его создал Виталий Майоров, начальник одного из подразделений «Главтюменьгеологии». Затем геологический главк несколько лет трансформировался — и с новым начальством Майоров не ужился: решил продолжить некогда начатое — и временно «законсервированное» — собственное дело в ООО «Геохим».

Виталий Майоров вспоминает:

— Тогда вместе со мной из института ушли многие сотрудники. Вместе мы работаем и сейчас, у нас зрелый, сложившийся коллектив. Большинство — с химическим или физическим образованием, настоящие профессионалы. Главным нашим праздником до сих пор считаем День геолога. Я ведь в молодости работал в поисковых отрядах на Урале, как и многие мои подчиненные. Если когда-то ты связал жизнь с геологией, расстаться не так-то просто.

… Виталий Владимирович рисует для нас на листе бумаги схему: как нефть появилась в Западной Сибири, как ведутся разведочные работы. Конечно, схема упрощенная, но зато все понятно.

— Когда-то на территории Западной Сибири было море. Со временем в котловине образовался чехол осадочных пород, внутри которого мы и находим сейчас «ловушки» нефти и газа. Органические вещества под воздействием температуры, давления и бактерий превратились в то, что мы называем нефтью. Там, где предположительно есть залежи углеводородов, бурят поисковые скважины…

образцы керна

Затем приходит очередь «Геохима»: его специалисты определяют состав нефти, дают оценку, что из нее можно получить: горючее, масла?.. Все эти прогнозы специалисты делают на основе анализа кернов: цилиндров из пористых пород — затвердевших песка, глины — в которых и содержится нефть.

Виталий Владимирович говорит, что неспециалисты сначала удивляются, глядя на керн: а где нефть? Им и невдомек, что маслянистая жидкость — от желтовато-коричневого до черного цвета — внутри, в порах, как в резервуаре.

В свое время в Тюмень образцы керна привозили вагонами, в год — по двенадцать тысяч ящиков. Сейчас одна грузовая «газелька» справляется: объедет поисковые скважины фирм-заказчиков, соберет керн — и в Тюмень. Виталий Майоров считает, что нефтяные компании, экономя на разведочных работах, добывают углеводороды из скважин на уже известных месторождениях, а за разведку новых берутся реже… Но в «Геохиме» надеются, что придет другое время — и заинтересованные займутся разведкой.

… По лабораториям «Геохима» можно гулять часами. И слушать рассказы сотрудников о том, как изучают керн. Это как долгая история с витиеватым сюжетом и с «приветами из прошлого»: керн-то добывают с многометровых глубин.

Заведующая литолого-минералогической лабораторией Валентина Барданова рассказывает, как это делается:

— С каждого образца снимается слой толщиной в 0,3 миллиметра. Посмотрите, какой он прозрачный — поэтому нужно наклеить пластиночку на стекло. Затем под микроскопом рассматриваем, определяем размер пор. Чем диаметр их больше, тем легче выкачать нефть из скважины… Молодые сотрудники выводят картинку с микроскопа на монитор компьютера, говорят — так легче делать анализ. А мы привыкли глазам доверять — и микроскопу…

сотрудница нефтяной лаборатории Марина Калугина

По рисунку на керне сотрудники лаборатории узнают, как смещалась почва, в каких условиях формировались нефтяные богатства, и даже — кто жил в том самом древнем сибирском море. В керне иногда находят останки раковин моллюсков, отпечатки щупалец животных. Валентина Барданова, улыбаясь, рассуждает:

— Конечно, в геологии есть место для выдумки и множества предположений: наука эта очень увлекательная. Интересно ведь заглянуть на тысячелетия назад и прочесть всю информацию всего лишь с маленького кусочка породы…

В прошлом году в «Геохим» пришли пять молодых сотрудников, окончивших Тюменский госуниверситет и нефтегаз. Интересно, что они по специальности — не геологи, в основном — химики. Но коекто из этих молодых химиков планирует получать второе высшее образование — геологическое.

В нефтяной лаборатории одна из сотрудниц Марина Калугина ведет нас к эмиссионному спектрометру и рассказывает о нем:

— Умная машина может в считанные минуты провести анализ пробы нефти, воды или почвы — и выдать информацию, из чего они состоят. Спектрометр улавливает молекулы почти всех элементов таблицы Менделеева, мог бы сделать даже анализ крови.

… Сейчас в ООО «Геохим» — восемьдесят сотрудников. Виталий Майоров говорит, что работать приходится в условиях жесткой конкуренции. Заказов на исследование керна теперь поступает гораздо меньше прежнего — поэтому «Геохим» пытается выжить и за счет экологических исследований. На каждом месторождении необходимо вести мониторинг почв и грунтов — не разлились ли нефть или буровой раствор, не нанесли ли урон природе?

Виталий Владимирович считает: — Главное — чтобы наши сотрудники не разбежались кто куда, чтобы приходили молодые ребята. Мы должны платить людям зарплату, поэтому беремся за экологический мониторинг. Похожий период был в девяностые годы, мы его пережили. И сейчас постараемся пережить, только вот работы в этом году, наверное, не так много будет…

tm-courier.ru

В Тюмени министр и топ-менеджеры обсудили перспективы нефтедобычи :: Общество :: РБК

Губернатор Якушев не смог посетить форум и срочно улетел в Москву

Фото: Николай Бастриков, РИА URA.RU

В Тюмени в среду, 20 сентября, начал работу нефтегазовый форум. На него съехались федеральные чиновники, топ-менеджеры крупных профильных компаний, производители нефтегазового оборудования и представители нефтесервиса. Всего, по оценке организаторов, форум примет свыше 2 тыс. участников из России и зарубежных стран.

В рамках форума была открыта выставка инновационных проектов. Но ее участники не дождались ни министра природных ресурсов Сергея Донского, который специально приехал в регион, ни главы Тюменской области Владимира Якушева. Последний совсем не появился на мероприятии. Правительство региона и на форуме, и на выставке представлял замгубернатора Вадим Шумков.

Фото: Николай Бастриков, РИА URA.RU

Как пояснили РБК Тюмень в пресс-службе главы региона, Владимир Якушев срочно уехал в Москву.

Сергей Донской в свою очередь принял участие в пленарном заседании, которое было посвящено добыче нефти в новых условиях. В частности, министр природных ресурсов анонсировал разработку стратегии развития минерально-сырьевой базы страны до 2035 года, передает корреспондент РБК Тюмень.

«Основные направления: поиск и разведка крупных месторождений, разведка новых перспективных комплексов, геологическое изучение арктического и дальневосточного шельфов РФ, стимулирование недропользователей к поискам и освоению мелких месторождений», — отметил чиновник.

По словам Донского, нефтяные компании планируют увеличить инвестиции в геологоразведку в текущем году на 143%.

«Это оценки предприятий. Чиновники более консервативны, поэтому закладываем 15-20% роста к прошлому году. Увеличение инвестиций будет как на суше, так и на шельфе. Что на этот показатель влияет? Конъюнктура, заинтересованность компаний в открытиях. Так что геологоразведка на подъеме», — констатировал Донской.

Фото: Николай Бастриков, РИА URA.RU

В Вене, как и в Тюмени, сегодня проходит важное мероприятие - заседание технического мониторингового комитета экспертов ОПЕК+. Там должны обсудить выполнение текущего соглашения о сокращении добычи нефти. Ирак и ряд других государств выступили за увеличение сокращения добычи нефти еще на 1%. Это, по их мнению, позволит сохранить цены на уровне от 55 до 60 долларов за баррель.

Корреспондент РБК Тюмень попросил прокомментировать данную информацию Сергея Донского, но федеральный министр отказался отвечать. «Я, наверное, не буду комментировать. У меня есть своя точка зрения на это, но лучше пусть отвечают коллеги, которые у нас с ОПЕКом напрямую контактируют», — заявил он.

По словам первого заместителя председателя комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Владимира Сысоева, даже если будет принято решение об очередном сокращении добычи нефти, Россия ничего от этого не получит. «Договоренности с ОПЕКом 2016 года эффект дали, цена на нефть поднялась. Но дальше, на мой взгляд, эти меры для нашей страны не будут такими эффективными. Более того, цену формирует другое. В частности, события в КНДР, экономика Китая, которая не может в таких же объемах, как раньше, потреблять российскую нефть», — высказал свое мнение депутат Госдумы.

Он также отметил, что сегодня вся нефть России идет на нефтепродукты. «Но ряд стран приняли стратегии, согласно которым через 15-20 лет они будут передвигаться на чем угодно, но только не на автомобилях с двигателем внутреннего сгорания. Если это произойдет, нужна ли будет Европе российская нефть», — подытожил Сысоев.

В этом году, отметим, Тюменский нефтегазовый форум проходит уже в восьмой раз. Программа мероприятия рассчитана на два дня: 20 и 21 сентября.

www.rbc.ru