О том, как Канада сидит на нефтяной игле. Качество канадской нефти


Статистика и аналитика Oilstat

Объемы нефтедобычи в Канаде растут быстрее, чем пропускная способность нефтепроводов.

В результате, цены на канадскую нефть сокращаются, а объемы поставок канадской нефти в США железнодорожным транспортом увеличиваются.

Однако, прогноз роста объемов поставок нефти из Канады в США по железным дорогам является весьма неопределенным, несмотря на высокий спрос на канадскую нефть в Штатах, особенно, на U.S. Gulf Coast.

 

Рис. 1 Месячный объем поставок нефти железнодорожным транспортом с января 2011 по январь 2018

Объемы добычи сырой нефти в Канаде в 2017 году возросли до 3.9 млн. баррелей в день. Это примерно на 300,000 баррелей в день больше, чем в 2016 году.

Однако, пропускная способность нефтепроводов в Канаде не поспевает за растущими показателями нефтедобычи. Соответственно объемы поставок нефти в США по железным дорогам в 2017 году возросли. В декабре 2017 был побит рекорд по объемам поставок канадской нефти в США железнодорожным транспортом – 205,000 баррелей в день. Это сопоставимо с общими объемами транспортировки нефти по железным дорогам в пределах США – 246,000 баррелей в день.

Соотношение стоимости двух сортов нефти – Western Canada Select (WCS) в Хардисти, Альберта и West Texas Intermediate (WTI) в Кушинг, Оклахома – наглядно демонстрирует последствия недостаточной пропускной способности трубопроводов.

До конца 2017 года цена на WCS была, в среднем, на $10-$15 меньше, чем цена на WTI. В основном, это обусловлено разницей в качестве двух сортов. В конце 2017 года и начале 2018 года объемы нефтедобычи стали превышать пропускную способность трубопроводов. Спрос на поставки нефти железнодорожным транспортом возрос, а WCS стала торговаться с дисконтом $25 по отношению к WTI.

К настоящему моменту ценовой спред между WCS и WTI сократился до $16 за баррель. Это позволяет предположить, что спрос на поставки канадской нефти железнодорожным транспортом снизился.

Низкие цены на WCS сподвигли некоторых канадских производителей сократить объемы нефтедобычи и увеличить длительность периода технических работ на производстве. Соответственно, необходимость перевозить нефть по железным дорогам ослабла.

Рис. 2 Разница в ценах на WCS и WTI (2 января 2015 – 9 апреля 2018)

Из 144,000 баррелей канадской нефти в день, перевозимой в 2017 году железнодорожным транспортом, около половины (70,000 баррелей в день) отправлялась на U.S. Gulf Coast. Из всей канадской нефти, поставляемой на Gulf Coast, 18% было отправлено по железным дорогам. Из общего объема нефти, импортированной на Gulf Coast в 2017 году (3.1 млн. баррелей в день), 2% приходится на канадскую нефть, перевозимую по железным дорогам.

Рис. 3 Получатели поставок канадской нефти по железным дорогам (январь 2011 – январь 2018)

Нефть марки WCS можно отнести к тяжелым сортам, которые привлекательны для нефтепереработчиков из Gulf Coast.

Традиционные поставщики тяжелых сортов нефти на Gulf Coast, такие как Венесуэла и Мексика, испытывают производственные трудности, что негативно сказывается на объемах экспорта. Следовательно, Канада становится всё более важным источником тяжелой нефти для американских нефтепереработчиков.

В январе 2018 года на Gulf Coast поставлялось больше канадской нефти (448,000 баррелей в день), чем венесуэльской (438,000 баррелей в день). Такое произошло впервые в истории. Кроме того, в сентябре 2017 года на Gulf Coast поставлялось больше нефти из Канады (379,000 баррелей в день), чем из Мексики (309,000 баррелей в день).

Рис. 4 Импорт нефти в U.S. Gulf Coast по странам (январь 2011 — январь 2018)

Впрочем, рост объемов поставок канадской нефти по железным дорогам ограничен конкуренцией со стороны нефтепроводных проектов проблемами в канадской железнодорожной промышленности.

Следует также отметить, что железнодорожные компании Канады всегда требуют от поставщиков нефти заключать долгосрочные контракты. Но нефтедобытчики стремятся избегать такого рода контрактов, поскольку пропускная способность нефтепроводов может резко увеличиться в краткосрочной или среднесрочной перспективе.

Добыча, импорт, экспорт нефти. США. EIA. Данные на 02.05.2018 Прогноз ценовых колебаний с 30 апреля по 4 мая 2018

oilstat.ru

В Канаде вновь заработает завод Syncrude, производящий синтетическую нефть

Фото: wpmedia.calgaryherald.com

Примерно через месяц канадская компания Syncrude намерена вновь запустить завод по улучшению качества нефти в провинции Альберта. Предприятие было остановлено в марте из-за аварии и пожара, передает агентство Reuters.

Завод компании Syncrude расположен на северных окраинах города Форт-Мак-Муррей, который, кстати, серьезно пострадал от стихийных лесных пожаров еще год назад. Он находится в самом сердце нефтеносных песков Канады. Предприятие производит синтетическое сырье, которым разбавляют добываемую битумную нефть, улучшая качество продукта.

Производительность завода Syncrude обычно составляет 350 тыс баррелей синтетической нефти в день. Предполагается, что в первый месяц после перезапуска, предприятие будет производить примерно половину этого объема. Поэтому добыча на обслуживаемых им нефтепромыслах составит за май только 5 млн баррелей.

Остановка производства здесь и, как следствие, снижение поставок нефти из Альберты привели к резкому росту цен на нефть в Канаде. Сорт Western Canada Select (майские фьючерсы) подорожал до максимума за 22 месяца, торгуясь на 9,6 доллара ниже американской WTI. Смесь Mars Sour торгуется к западнотехасской с дисконтом в 1,2 доллара – это наименьшая скидка с сентября 2015 года. А Light Louisiana Sweet дешевле WTI только на 2,35 доллара – минимум с марта 2016-го.

Кроме того, пострадала американская компания ConocoPhillips. Ей пришлось на 40% сократить добычу на своем промысле Surmont в Альберте из-за нехватки синтетического нефтяного сырья.

Снизило уровень производства и подразделение китайской CNOOC – Nexen Energy. На ее участке Long Lake добыча сократилась почти вдвое – на 48%. На данном месторождении извлекают из нефтеносных песков около 40 тыс баррелей неразбавленного битума.

Syncrude – крупнейший в Канаде производитель синтетической нефти. Компания в основном принадлежит вертикально интегрированной энергетической корпорации Suncor Energy. Однако флагман канадской нефтянки Imperial Oil оказывает Syncrude операционную, техническую и управляющую поддержку.  :///

 

teknoblog.ru

О том, как Канада сидит на нефтяной игле

О том, как Канада сидит на нефтяной иглеСознательное продавливание цен на нефть вниз, которое сегодня осуществляют США в сговоре с Саудовской Аравией и другими нефтяными марионетками Штатов, наносит серьезный ущерб не только российскому бюджету. Большие проблемы начались …. в Канаде. Эта страна также оказалась в числе пострадавших от обвала нефтяных цен.  

Источник: http://russianmontreal.ca/index.php?newsid=4146

«Последние годы я живу на две страны, деля время между Монреалем и Нью-Йорком. И трудно не обратить внимания на некоторые парадоксы в их тесных связях. Касаются они темы животрепещущей – нефти!

Она дешевеет, и это главная тема новостей вот уже полгода. Правда, в Нью-Йорке бензин все еще стоит 3 доллара за галлон, тогда как в остальной Америке упал до $2,50 и даже до $2!Но в Монреале ситуация иная: бензин дешевеет не столь быстро, и далеко не все этому рады. Таковы проблемы „банановых“ стран, чрезмерно ориентированных на экспорт. Причем неважно, что вы экспортируете: бананы, микросхемы, BMW или нефть. Важно, насколько вы зависите от этого экспорта и насколько контролируете цены на свой товар.

 

К сожалению, не только Россия, но и Канада оказалась в числе пострадавших от обвала нефтяных цен. Еще в прошлом году Стивен Харпер делал ставку на экспорт углеводородов и возмущался тем, что США „маринуют“ проект трубопровода Keystone из Альберты до портов Мексиканского залива, угрожая переориентироваться на Китай. Но сегодня добывающая отрасль стала источником колоссальных проблем и убытков. И одной из причин удешевления нефти стал как раз этот нефтепровод.

Кстати, любопытно информационное обрамление его строительства. Создается впечатление хорошо проведенной спецоперации, умело подаваемой дезинформации, большой игры! В демократической стране с развитой свободой слова суметь незаметно провести такую операцию – высокое искусство. Стройку эту обсуждают во всем мире, ее то останавливают, то переносят сроки и маршруты, вокруг нее кипят экологические страсти – и мало кто заметил даже в США, что труба давно работает. Уже с февраля 2011 г. нефть пошла по первому самому длинному участку от Хардисти в Альберте до хабов (главных пунктов переработки и распределения, настоящих нефтяных сердец Америки) Патоки в Иллинойсе и Кашинга в Оклахоме. А в январе 2014 г. труба вышла к Мексиканскому заливу. И лишь 4-й, спрямляющий участок Keystone XL, идущий через Монтану и Дакоту, пока не согласован Конгрессом и администрацией.

И такое вот совпадение: аккурат вскоре после завершения фазы 3а (выхода трубы к портам Техаса) начался обвал мировых цен на нефть. Подкосив рентабельность канадского же экспорта. И может сложиться парадоксальная ситуация, когда нефть из Канады пойдет в… Канаду!

Дело в том, что до сих пор власти США запрещали экспорт сырой нефти. Продукты переработки – пожалуйста. Но не сырье! Однако ситуация меняется на глазах, американские НПЗ не справляются с переработкой, и канадская компания Enbridge Inc летом отправила в Европу первый танкер из Мексиканского залива – с реэкспортной канадской нефтью. Сразу несколько компаний, в том числе и такие крупные, как Royal Dutch Shell, BP и Vitol, обратились к властям с просьбой разрешить экспорт ее излишков. Для чего и надо искать покупателей за рубежом. Но самый близкий сосед – Канада!

С одной стороны, она крупнейший поставщик нефти в США. С другой, не имеет приличной сети широтных трубопроводов. Поэтому пустынный запад Канады захлебывается нефтью, а промышленный восток, где сосредоточены главные потребители и НПЗ, вынужден ее импортировать. К тому же заводы Квебека не рассчитаны на переработку тяжелого битумена Альберты, и сырье для них везут либо танкеры из Северного моря и с шельфовых платформ Ньюфаундленда, либо качают по трубе из Портленда, США.

И вот вам парадоксы капиталистического хозяйствования: после выхода Keystone к портам Мексиканского залива выяснилось, что вывоз нефти танкерами обходится куда дешевле прокачки по суше. Экспорт нефти из Техаса на НПЗ в Нью-Брансуике обойдется всего в $1,5 за баррель против $ 4,55 за доставку по трубопроводу на заводы Филадельфии.

Из-за отсутствия развитой сети трубопроводов восток страны вынужден закупать импортную нефть, а запад продает ее за рубеж. Но и с экспортом дела плохи. 97% его уходит в США, и в условиях сланцевого бума ввод в действие Keystone привел к падению цен! Надо отдать должное американцам, сумевшим за канадский счет устроить экономический рай с недорогой нефтью. Попутно замечу, что бензин в Монреале так дорог не потому, что НПЗ Квебека нефть импортируют, – США также 40% нефти ввозят. Все дело в социальности канадского общественного уклада, а значит и в высоких ставках налогов. Социализм и налоги — это синонимы! В США полная налоговая нагрузка на бензин, включая акциз и разновидности налога с продаж, колеблется в разных штатах от 35 до 70 центов за галлон. В Канаде она выше в 2-3 раза и особенно высока именно в Монреале (123 цента за галлон) и Ванкувере (155 центов).

Увы, Канада оказалась не готова к появлению большой нефти Альберты. Она организовала добычу из нефтеносных песков, что было непросто сделать ввиду технологических проблем и трудностей, связанных с работами на дальнем Севере. А вот о транспортировке нефти задумались с большим опозданием, и тут прямая вина правительства. Его задача не только собирать и делить налоги, но и содействовать бизнесу, особенно стратегическому. Американцы предлагали помощь в постройке трансканадской трубы, но Оттава отказала, опасаясь установления их контроля над нефтяной инфраструктурой страны. И получила взамен американский контроль над канадским экспортом!

Недавно компания «Энбридж» озвучила намерение реверсировать трубопровод между Сарнией и Монреалем, чтобы качать нефть с запада на восток. Давно пора, ибо ситуация, когда страна вынуждена импортировать едва ли не половину потребляемой нефти при том, что 2/3 добываемой в ней уходит на экспорт, не делает ей чести и ведет к огромным убыткам. Но куда затем везти излишки нефти? В планах «Энбридж» симметричный ответ американским экспортным замыслам, то есть экспорт канадской нефти морем на заводы Техаса. Однако заранее ясно, что это приведет к дальнейшему перенасыщению американского рынка – и к снижению цен!

Экспорт при этом станет совершенно невыгодным. Себестоимость добычи нефти из битумных песков весьма высока ($70-85), и при нынешних ценах ее добыча нерентабельна. Канадская нефть сбила американские цены себе в ущерб! Результатом стало сокращение экспорта, этой главной движущей силы канадского ВВП. Премьер-министр Харпер в январе 2014 г. провозглашал, что сильный сырьевой сектор Запада означает качественные рабочие места на производствах Востока Канады. Его кабинет доказывал, что развитие разработок нефтяных песков Альберты и увеличение экспорта сырья станет рычагом для экономики всей страны. Министр естественных ресурсов Джо Оливер предполагал, что более чем 600 главных ресурсных проектов приведут в страну до $650 млрд. инвестиций в следующее десятилетие!

Однако цифры говорят об ином. Если за последние 5 лет нефтяные, газовые и горнодобывающие компании увеличили персонал на 4,4%, то численность занятых в обрабатывающей промышленности упала на 9,4%. Минусы, учитывая число занятых в этих отраслях, на порядок превышают плюсы!

Большая нефть или газ, как показала практика Голландии и России (в экономический обиход вошло даже понятие «голландская болезнь»), угнетающе действует на остальную экономику страны. ВВП начинает негативно зависеть от цен на нефть (в импортирующих США их снижение ведет к росту деловой активности, в экспортирующей Канаде наоборот), а нефтяные доходы кроме того поддерживают завышенное значение канадского доллара, что ухудшает экспортные возможности.

Нынешнее удешевление нефти наглядно показало, какие риски для „банановых“ стран несет ориентация на экспорт. 17 декабря нефтедобывающие компании Канады объявили о сокращении капитальных расходов, пишет The Wall Street Journal. Так, Husky Energy заявила, что сократит их на 33% в 2015 году. Penn West сократила свой бюджет на следующий год примерно до $537 млн., хотя еще в ноябре объявляла, что он составит около $720 млн. Об аналогичных планах объявили другие энергетические компании: Bonavista Energy, Whitecap Resources и MEG Energy. Причем последняя сократила запланированные капиталовложения в 4 раза!

Американская Chevron отложила на неопределенный срок планы по бурению нефтяных скважин на арктическом шельфе Канады. А ведь бурение в Арктике требует больше инвестиций, чем многие другие способы разведки нефти. Например, Royal Dutch Shell потратила около 8 лет и $6 млрд. на геологическую разведку у северного побережья Аляски и до сих пор не завершила бурения ни одной скважины. «Решение Chevron – это еще одно доказательство того, что рискованные, дорогие проекты в Северном Ледовитом океане становятся все менее привлекательными», – пишет Financial Times.

Пришлось пересмотреть инвестиционные планы и тем компаниям, что добывают сланцевую нефть. Так, американская ConocoPhillips в декабре объявила о сокращении капиталовложений на 20% и намерении отложить бурение на нескольких сланцевых месторождениях.

Увяла на корню и попытка экспорта тяжелой нефти в Европу. В конце сентября крупнейший нефтегазовый добытчик Suncor Energy Inc. сообщил о том, что первый афрамакс (танкер от 80 000 до 120 000 тонн дедвейта) «Минерва Глория» встал под погрузку в порту Sorel-Tracy на реке Св. Лаврентия с тем, чтобы переправить груз в Средиземное море. Это попытка уменьшить зависимость от экспорта в США, где цены низки. Так нефть Альберты стала напрямую конкурировать с российской и саудовской! Увы, о последующих рейсах информации не поступало, что неудивительно – в начале октября цена нефти упала ниже $80 за баррель и экспорт стал невыгоден.

Между прочим, из-за отсутствия трансканадского трубопровода Suncor была вынуждена ежедневно отправлять в Sorel-Tracy по 30 железнодорожных составов! И кроме этого еще 137 тыс. баррелей в день на НПЗ Монреаля.

Понятно, что через год-другой уменьшение инвестиций и снижение рентабельности действующих месторождений, от чего уже страдают Россия, Канада, Венесуэла и Бразилия, приведут к уменьшению разведанных запасов углеводородов и самой добычи, так что цена нефти пойдет вверх, но эти годы надо пережить. И если в том, что Канада переболеет и выздоровеет, сомневаться не приходится (иное дело, сделает ли она из этого соответствующие выводы), то в отношении России такой уверенности нет. Там помимо нефти сплелись в один узел-удавку еще несколько удушающих факторов.

Но в любом случае большая нефть рождает большие проблемы! Канада уже столкнулась с ними. И благоденствующие сейчас США, наращивая ее добычу, также должны об этом помнить.» /Юрий Кирпичев

smart-lab.ru

О том, как Канада сидит на нефтяной игле

Сознательное продавливание цен на нефть вниз, которое сегодня осуществляют США в сговоре с Саудовской Аравией и другими нефтяными марионетками Штатов, наносит серьезный ущерб не только российскому бюджету. Большие проблемы начались …. в Канаде. Эта страна также оказалась в числе пострадавших от обвала нефтяных цен.

«Последние годы я живу на две страны, деля время между Монреалем и Нью-Йорком. И трудно не обратить внимания на некоторые парадоксы в их тесных связях. Касаются они темы животрепещущей – нефти!

Она дешевеет, и это главная тема новостей вот уже полгода. Правда, в Нью-Йорке бензин все еще стоит 3 доллара за галлон, тогда как в остальной Америке упал до $2,50 и даже до $2!

Но в Монреале ситуация иная: бензин дешевеет не столь быстро, и далеко не все этому рады. Таковы проблемы „банановых“ стран, чрезмерно ориентированных на экспорт. Причем неважно, что вы экспортируете: бананы, микросхемы, BMW или нефть. Важно, насколько вы зависите от этого экспорта и насколько контролируете цены на свой товар.К сожалению, не только Россия, но и Канада оказалась в числе пострадавших от обвала нефтяных цен. Еще в прошлом году Стивен Харпер делал ставку на экспорт углеводородов и возмущался тем, что США „маринуют“ проект трубопровода Keystone из Альберты до портов Мексиканского залива, угрожая переориентироваться на Китай. Но сегодня добывающая отрасль стала источником колоссальных проблем и убытков. И одной из причин удешевления нефти стал как раз этот нефтепровод.

Кстати, любопытно информационное обрамление его строительства. Создается впечатление хорошо проведенной спецоперации, умело подаваемой дезинформации, большой игры! В демократической стране с развитой свободой слова суметь незаметно провести такую операцию – высокое искусство. Стройку эту обсуждают во всем мире, ее то останавливают, то переносят сроки и маршруты, вокруг нее кипят экологические страсти – и мало кто заметил даже в США, что труба давно работает. Уже с февраля 2011 г. нефть пошла по первому самому длинному участку от Хардисти в Альберте до хабов (главных пунктов переработки и распределения, настоящих нефтяных сердец Америки) Патоки в Иллинойсе и Кашинга в Оклахоме. А в январе 2014 г. труба вышла к Мексиканскому заливу. И лишь 4-й, спрямляющий участок Keystone XL, идущий через Монтану и Дакоту, пока не согласован Конгрессом и администрацией.

И такое вот совпадение: аккурат вскоре после завершения фазы 3а (выхода трубы к портам Техаса) начался обвал мировых цен на нефть. Подкосив рентабельность канадского же экспорта. И может сложиться парадоксальная ситуация, когда нефть из Канады пойдет в… Канаду!

Дело в том, что до сих пор власти США запрещали экспорт сырой нефти. Продукты переработки – пожалуйста. Но не сырье! Однако ситуация меняется на глазах, американские НПЗ не справляются с переработкой, и канадская компания Enbridge Inc летом отправила в Европу первый танкер из Мексиканского залива – с реэкспортной канадской нефтью. Сразу несколько компаний, в том числе и такие крупные, как Royal Dutch Shell, BP и Vitol, обратились к властям с просьбой разрешить экспорт ее излишков. Для чего и надо искать покупателей за рубежом. Но самый близкий сосед – Канада!

С одной стороны, она крупнейший поставщик нефти в США. С другой, не имеет приличной сети широтных трубопроводов. Поэтому пустынный запад Канады захлебывается нефтью, а промышленный восток, где сосредоточены главные потребители и НПЗ, вынужден ее импортировать. К тому же заводы Квебека не рассчитаны на переработку тяжелого битумена Альберты, и сырье для них везут либо танкеры из Северного моря и с шельфовых платформ Ньюфаундленда, либо качают по трубе из Портленда, США.

И вот вам парадоксы капиталистического хозяйствования: после выхода Keystone к портам Мексиканского залива выяснилось, что вывоз нефти танкерами обходится куда дешевле прокачки по суше. Экспорт нефти из Техаса на НПЗ в Нью-Брансуике обойдется всего в $1,5 за баррель против $ 4,55 за доставку по трубопроводу на заводы Филадельфии.

Из-за отсутствия развитой сети трубопроводов восток страны вынужден закупать импортную нефть, а запад продает ее за рубеж. Но и с экспортом дела плохи. 97% его уходит в США, и в условиях сланцевого бума ввод в действие Keystone привел к падению цен! Надо отдать должное американцам, сумевшим за канадский счет устроить экономический рай с недорогой нефтью. Попутно замечу, что бензин в Монреале так дорог не потому, что НПЗ Квебека нефть импортируют, – США также 40% нефти ввозят. Все дело в социальности канадского общественного уклада, а значит и в высоких ставках налогов. Социализм и налоги — это синонимы! В США полная налоговая нагрузка на бензин, включая акциз и разновидности налога с продаж, колеблется в разных штатах от 35 до 70 центов за галлон. В Канаде она выше в 2-3 раза и особенно высока именно в Монреале (123 цента за галлон) и Ванкувере (155 центов).

Увы, Канада оказалась не готова к появлению большой нефти Альберты. Она организовала добычу из нефтеносных песков, что было непросто сделать ввиду технологических проблем и трудностей, связанных с работами на дальнем Севере. А вот о транспортировке нефти задумались с большим опозданием, и тут прямая вина правительства. Его задача не только собирать и делить налоги, но и содействовать бизнесу, особенно стратегическому. Американцы предлагали помощь в постройке трансканадской трубы, но Оттава отказала, опасаясь установления их контроля над нефтяной инфраструктурой страны. И получила взамен американский контроль над канадским экспортом!

Недавно компания «Энбридж» озвучила намерение реверсировать трубопровод между Сарнией и Монреалем, чтобы качать нефть с запада на восток. Давно пора, ибо ситуация, когда страна вынуждена импортировать едва ли не половину потребляемой нефти при том, что 2/3 добываемой в ней уходит на экспорт, не делает ей чести и ведет к огромным убыткам. Но куда затем везти излишки нефти? В планах «Энбридж» симметричный ответ американским экспортным замыслам, то есть экспорт канадской нефти морем на заводы Техаса. Однако заранее ясно, что это приведет к дальнейшему перенасыщению американского рынка – и к снижению цен!

Экспорт при этом станет совершенно невыгодным. Себестоимость добычи нефти из битумных песков весьма высока ($70-85), и при нынешних ценах ее добыча нерентабельна. Канадская нефть сбила американские цены себе в ущерб! Результатом стало сокращение экспорта, этой главной движущей силы канадского ВВП. Премьер-министр Харпер в январе 2014 г. провозглашал, что сильный сырьевой сектор Запада означает качественные рабочие места на производствах Востока Канады. Его кабинет доказывал, что развитие разработок нефтяных песков Альберты и увеличение экспорта сырья станет рычагом для экономики всей страны. Министр естественных ресурсов Джо Оливер предполагал, что более чем 600 главных ресурсных проектов приведут в страну до $650 млрд. инвестиций в следующее десятилетие!

Однако цифры говорят об ином. Если за последние 5 лет нефтяные, газовые и горнодобывающие компании увеличили персонал на 4,4%, то численность занятых в обрабатывающей промышленности упала на 9,4%. Минусы, учитывая число занятых в этих отраслях, на порядок превышают плюсы!

Большая нефть или газ, как показала практика Голландии и России (в экономический обиход вошло даже понятие «голландская болезнь»), угнетающе действует на остальную экономику страны. ВВП начинает негативно зависеть от цен на нефть (в импортирующих США их снижение ведет к росту деловой активности, в экспортирующей Канаде наоборот), а нефтяные доходы кроме того поддерживают завышенное значение канадского доллара, что ухудшает экспортные возможности.

Нынешнее удешевление нефти наглядно показало, какие риски для „банановых“ стран несет ориентация на экспорт. 17 декабря нефтедобывающие компании Канады объявили о сокращении капитальных расходов, пишет The Wall Street Journal. Так, Husky Energy заявила, что сократит их на 33% в 2015 году. Penn West сократила свой бюджет на следующий год примерно до $537 млн., хотя еще в ноябре объявляла, что он составит около $720 млн. Об аналогичных планах объявили другие энергетические компании: Bonavista Energy, Whitecap Resources и MEG Energy. Причем последняя сократила запланированные капиталовложения в 4 раза!

Американская Chevron отложила на неопределенный срок планы по бурению нефтяных скважин на арктическом шельфе Канады. А ведь бурение в Арктике требует больше инвестиций, чем многие другие способы разведки нефти. Например, Royal Dutch Shell потратила около 8 лет и $6 млрд. на геологическую разведку у северного побережья Аляски и до сих пор не завершила бурения ни одной скважины. «Решение Chevron – это еще одно доказательство того, что рискованные, дорогие проекты в Северном Ледовитом океане становятся все менее привлекательными», – пишет Financial Times.

Пришлось пересмотреть инвестиционные планы и тем компаниям, что добывают сланцевую нефть. Так, американская ConocoPhillips в декабре объявила о сокращении капиталовложений на 20% и намерении отложить бурение на нескольких сланцевых месторождениях.

Увяла на корню и попытка экспорта тяжелой нефти в Европу. В конце сентября крупнейший нефтегазовый добытчик Suncor Energy Inc. сообщил о том, что первый афрамакс (танкер от 80 000 до 120 000 тонн дедвейта) «Минерва Глория» встал под погрузку в порту Sorel-Tracy на реке Св. Лаврентия с тем, чтобы переправить груз в Средиземное море. Это попытка уменьшить зависимость от экспорта в США, где цены низки. Так нефть Альберты стала напрямую конкурировать с российской и саудовской! Увы, о последующих рейсах информации не поступало, что неудивительно – в начале октября цена нефти упала ниже $80 за баррель и экспорт стал невыгоден.

Между прочим, из-за отсутствия трансканадского трубопровода Suncor была вынуждена ежедневно отправлять в Sorel-Tracy по 30 железнодорожных составов! И кроме этого еще 137 тыс. баррелей в день на НПЗ Монреаля.

Понятно, что через год-другой уменьшение инвестиций и снижение рентабельности действующих месторождений, от чего уже страдают Россия, Канада, Венесуэла и Бразилия, приведут к уменьшению разведанных запасов углеводородов и самой добычи, так что цена нефти пойдет вверх, но эти годы надо пережить. И если в том, что Канада переболеет и выздоровеет, сомневаться не приходится (иное дело, сделает ли она из этого соответствующие выводы), то в отношении России такой уверенности нет. Там помимо нефти сплелись в один узел-удавку еще несколько удушающих факторов.

Но в любом случае большая нефть рождает большие проблемы! Канада уже столкнулась с ними. И благоденствующие сейчас США, наращивая ее добычу, также должны об этом помнить.»

maxpark.com

Новое качество рынка нефти

Булат Мингулов «Эксперт» №8 (887)17 фев 2014, 00:00Рост производства жидких углеводородов вкупе с ростом энергоэффективности уже с избытком покрывает прирост мирового спроса на нефть и заставляет страны ОПЕК сокращать предложение и наращивать резервы.

Мировой рынок нефти вступает в продолжительный период стагнации. Препятствовать росту цен и подталкивать их к снижению в долгосрочной перспективе будет сложившийся на рынке устойчивый избыток предложения нефти. Начиная с 1999 года, то есть уже 15 лет, рыночная стоимость нефти была как минимум в два раза выше средней себестоимости ее производства. Стабильно высокий и растущий уровень цен привел к началу разработки значительных запасов, ранее считавшихся нерентабельными, а также стимулировал увеличение расходов на интенсификацию добычи, доразведку и расконсервацию старых месторождений.

Целый ряд стран сумел предложить рынку новые объемы нефти и газа, причем значительные. Падение цен на газ в результате сланцевой революции в США (с 550 до 70–150 долларов за 1 тыс. куб. метров) переключило внимание разработчиков залежей сланцевого газа на добычу сланцевой нефти. Канада развернула активную добычу и переработку природных битумов. Австралия начала активно наращивать добычу сланцевого газа и мощностей по сжижению — по прогнозу, к 2017–2018 годам страна станет лидировать в мире по объему экспорта СПГ, обогнав нынешнего лидера — Катар. Одновременно мы видим значительные перспективы роста добычи в ближайшие годы на шельфе Бразилии и в странах Африки, а уже лет через пять в роли активного участника мирового рынка нефти выступит Мексика, которую пока что не считают перспективным игроком. Кроме того, активную работу по разведке и разработке собственных месторождений углеводородов начали такие страны, как Италия, Великобритания, Венгрия и Румыния.

Эта тенденция приняла столь значительный размах, что, несмотря на рост потребления нефти развивающимися странами, объемы ее дополнительного производства в последние два года начали превышать объемы потребления; цены на нефть не только стабилизировались, но и делали попытки просесть. Однако различные обстоятельства (волна арабских революций, гражданская война и падение добычи в Ливии, обострение отношений между суннитскими и шиитскими государствами, гражданская война в Сирии, реальная угроза начала войны между Ираном и Израилем, а также эмбарго на экспорт нефти из Ирана) не позволяли ценам пойти вниз. Когда оглядываешься назад, даже трудно себе представить, что все эти события произошли за последние два года в одном регионе с высокой концентрацией нефтедобычи, однако мы не увидели скачка цен хотя бы до 150 долларов за баррель — цены на нефть стабильно оставались примерно на одном уровне.

Бурный рост добычи в странах, которые прежде не были серьезными игроками на мировом рынке нефти, и перспективы дальнейшего роста были уравновешены нестабильностью политической обстановки в нефтедобывающем регионе. Однако это равновесие куда более хрупкое, чем кажется.

Факторы ростаРост добычи не единственная причина, которая может спровоцировать значительное снижение мировых цен на нефть.

Во-первых, этому будет способствовать развитие высокотехнологичной многоступенчатой переработки. Простая перегонка нефти дает незначительный объем бензиновых фракций и значительные объемы тяжелых нефтяных остатков — мазута и гудрона, содержащих длинные цепочки ароматических углеводородов и пригодных только для изготовления асфальтов, мазутного топлива и т. д. Однако тяжелые остатки также можно перерабатывать, «разламывая» длинные цепочки ароматических углеводородов при помощи различных установок крекинга и риформинга. Эти технологические процессы позволяют добиться выхода светлых нефтепродуктов в объеме до 90%, а общий объем переработки поднять до 97%. При этом из тонны нефти можно получить большее количество литров нефтепродуктов за счет более глубокой переработки. В энергетической статистике США данная графа отдельно обозначается как «Выигрыш от глубокой переработки» и дает дополнительно 1 млн бар./сутки светлых нефтепродуктов ежегодно. Конечно, в развитых странах глубина переработки нефти уже сегодня достаточно высока, но в развивающихся ее есть куда наращивать.

Во-вторых, высокие мировые цены на нефть породили череду государственных программ экономии — энергосбережение и ужесточение требований к экологичности на транспорте, в промышленности и коммунальном хозяйстве. Причем занялись этим как страны, зависимые от импорта энергоносителей, так и не зависящие от него. Весьма показательным стал пример США, где еще до начала взрывного роста добычи нефти приняли программу энергосбережения и снижения зависимости от импорта нефти до 2020 года (одно из предвыборных обещаний Барака Обамы). Благодаря этой и ранее принятым программам Соединенным Штатам удалось серьезно сократить потребление нефти — с 939 млн тонн в 2005 году до 819 млн тонн в 2012-м, то есть на 120 млн тонн в год. Сходного объема сокращения потребления добились и в странах ЕС.

В-третьих, началось массированное развитие различных альтернативных энергетических технологий по всему миру. Применение многих из них при низких ценах на нефть считалось экономически нецелесообразным, но работу в этом направлении не свертывали по политическим мотивам. Так, Япония 18 лет финансировала программу исследования гидратов метана, залегающих на дне моря, — и в прошлом году начала их добычу. Правительство страны уже пообещало запустить промышленную добычу этого сырья на шельфе в ближайшие пять лет. Китай настолько перестарался с производством фотовольтаических элементов (компоненты солнечных батарей), что обвалил мировые цены на них в двадцать раз за последние два года. При этом КПД новых трехслойных фотовольтаических пленок, по всей видимости, удастся удвоить, доведя его с 22 до 43,5%, что неизбежно подстегнет спрос и спровоцирует новый виток развития отрасли. Кроме того, Китай активно строит заводы газификации угля и привлекает компании из США для разработки своих нетрадиционных месторождений. Южная Корея, не имея собственных источников энергии, решила развивать самый доступный источник и активно разрабатывает технологию высокоэффективного сжигания угля, КПД которого может достичь 65%. Не остается в стороне и Россия, которая активно развивает ядерные технологии и в скором времени, по-видимому, станет первой страной, которой удастся замкнуть ядерный цикл, наладив рентабельную переработку топлива с АЭС.

Сочетание этих трех факторов и роста добычи будет оказывать понижательное давление на стоимость нефти.

За шесть лет до кризисаБытует мнение, что резкое падение стоимости нефти до уровня 60 долларов за баррель невозможно, поскольку уровень цен, обеспечивающий бездефицитные бюджеты стран — экспортеров нефти, значительно выше этой отметки. Однако эта точка зрения, справедливая для последних 10–12 лет, будет терять актуальность по мере того, как нефтяной рынок будет превращаться из «рынка продавца» в «рынок покупателя».

Даже год-два назад в ответ на падение цен на нефть производители действительно могли снизить объемы поставок, что позволяло в достаточно сжатые сроки восстановить удовлетворяющие их цены или даже вывести их на более высокий уровень без значительной потери доли мирового рынка. Теперь же снижение поставок хотя и приведет к восстановлению цен, но доля рынка будет неизбежно потеряна. Суммарная выручка экспортеров нефти все равно будет сокращаться — либо от падения цен, либо от сокращения физических объемов поставок.

По приблизительным оценкам, независимые производители при нынешних ценах на нефть могут обеспечивать дополнительное предложение нефти на рынок в объеме до 0,7–0,9 млн бар./ сутки. Это значит, что если цены на нефть упадут, скажем, до 80 долларов за баррель и страны ОПЕК решат ввести квоты, урезающие существующие поставки на 2 млн бар./сутки, то уже в течение одного года 0,7–0,9 млн баррелей суточной потребности мировой экономики в нефти будет замещено сырьем из стран, не входящих в ОПЕК. Объемы перепроизводства нефти в мире в последние два года составляли порядка 0,4–0,5 млн бар./сутки. Поэтому такой индикатор, как уровень бездефицитных цен на нефть для стран ОПЕК, перестает быть актуальным.

В последнем обзоре состояния мировой энергетики аналитики компании BP осторожно замечают, что до 2020 года резервные мощности стран ОПЕК подскочат примерно до 7 млн бар./сутки и для ОПЕК это станет серьезным испытанием.

Опыт прошлого десятилетия показывает, что даже при сравнительно меньших объемах резервных мощностей ОПЕК цена на нефть подвергалась значительному давлению со стороны фондовых рынков. Однако следует помнить, что попытки ОПЕК удерживать нынешний высокий уровень цен на нефть будут лишь стимулировать развитие альтернативных поставщиков и альтернативных технологий. Конечно, сдерживать падение может, например, ситуация на финансовых рынках — сырьевые рынки давно стали их составной частью. Биржевые спекулянты могут сделать падение более мягким, но вряд ли смогут предотвратить его, а с какого-то момента и вовсе начнут игру на понижение. В целом нельзя исключать, что сегодня мы находимся в ситуации 1979–1980 годов и до обвала нефтяных цен, как в 1986 году, осталось всего шесть лет.

Другое широко распространенное в экспертной среде мнение гласит, что значительное падение цен на нефть невозможно ввиду высокой себестоимости добычи нетрадиционных углеводородов (в частности, сланцевой нефти, нефти твердых песчаников, сверхвязкой битумной нефти). Тут нужно принимать во внимание два обстоятельства.

Первое: технологии добычи нетрадиционных углеводородов начали развиваться при сверхвысоких ценах на нефть. Но они не стоят на месте, и сейчас появляются новые, менее затратные (чему помог и провал нефтяных цен в 2009 году).

Второе: производство и добыча углеводородов — весьма капиталоемкий процесс, в котором наибольшую долю себестоимости составляют невозвратные капитальные расходы. Пробурив скважину, ее владелец уже никуда не денется, и если его выручка от продажи нефти из этой скважины будет покрывать операционные издержки, то он будет продолжать качать нефть и нести убытки. И при этом такой производитель будет из кожи вон лезть, чтобы снизить операционные издержки и выйти на окупаемость проекта, что будет толкать развитие всей отрасли. Именно так это произошло, когда цены на газ в США обвалились в шесть раз.

Аналогичная ситуация наблюдается с разработкой залежей битумной нефти в Канаде. Если нефтепроводы, железные дороги, порты и терминалы под подготовку и транспортировку нефти уже построены, то они так и будут перерабатывать и возить нефть, хотя в целом инвестиционный проект будет убыточным. Конечно, при низких ценах и неокупаемости проектов новые инвестиции в разработку нетрадиционных углеводородов вряд ли придут, но уже осуществленные вложения в отрасль никуда не денутся и будут обеспечивать максимально возможное предложение углеводородов на мировой рынок. Все это хоть и будет сопровождаться волной банкротств в отрасли, но не помешает ей продолжать эксплуатировать построенные мощности — после смены хозяев и/или реструктуризации долгов.

Наглядный примером того, как это происходит, — газодобыча в США. Бум в этой отрасли начался, когда стоимость газа находилась на уровне 550 долларов за 1 тыс. куб. метров (2007–2010 годы), а себестоимость добычи была на уровне 200 долларов. Когда стоимость газа в течение последующих двух лет обвалилась до 70 долларов за 1 тыс. куб. метров (соответствует 10,6 долларов за баррель нефти) и находилась на этом уровне в течение года, отрасль не остановилась, добыча продолжала расти и стабилизировалась только в прошлом году. Что не так уж и плохо — с учетом того, что цена упала в три раза по сравнению с изначальной себестоимостью.

Каким же может быть потенциал снижения цен на нефть, который не повлечет значительного сокращения рыночного предложения? Баррель высоковязкой нефти из Канады сейчас продается примерно на 20 долларов дешевле западнотехасской смеси WTI (то есть по цене 70–75 долларов за баррель), поскольку нет инфраструктуры для ее вывоза и переработки. Другой пример: в США стоимость многих местных сортов сланцевой нефти до запуска новых железнодорожных и трубопроводных мощностей в 2013 году находилась на уровне 50–60 долларов за баррель ввиду того, что сырье невозможно было транспортировать из мест добычи традиционным трубопроводным и железнодорожным транспортом. Тем не менее, несмотря на такую цену и отсутствие инфраструктуры, нефтедобывающая отрасль США последние два года росла как на дрожжах, ежегодно показывая прирост порядка 50 млн тонн в год. С учетом этих факторов уровень рентабельности добычи сланцевой нефти в США может находиться в районе 40 долларов за баррель, а для высоковязкой канадской нефти — 50 долларов за баррель. Производство углеводородов из традиционных источников имеет себестоимость в среднем на уровне 15 долларов за баррель.

Планы игроковСоединенные Штаты. В 2014 году США продолжат наращивать объемы производства нефти. Одновременно правительство США с высокой вероятностью уже в текущем году отменит действовавший около 40 лет запрет на экспорт нефти, поскольку данное ограничение будет тормозить развитие отрасли. Начало экспорта нефти из США, по-видимому, приведет к росту внутренних цен на 10 долларов за баррель и снижению мировых цен примерно на 5 долларов за баррель.

Канада. Нефтедобывающая отрасль этой страны значительно сбавила темпы роста добычи, хотя имеет возможности для роста даже более быстрого, чем в США. Главными препятствиями остаются ограниченность инфраструктуры и необходимость перенаправления экспортных потоков с южного (рынок США) на западное направление (Азиатско-Тихоокеанский регион), что требует строительства новых нефте- и газопроводов, портов, терминалов для сжижения газа и перевалки нефти, а также новых железных дорог. Правительство США под предлогом угрозы для экологии заблокировало строительство новых трансграничных трубопроводов, обеспечивающих экспорт канадских углеводородов. Нефтедобыча в Канаде была ориентирована на обеспечение южного соседа нефтью, однако теперь стала мешать национальной нефтедобыче США. Сейчас проходят общественные слушания проекта нефтепровода из провинции Альберта в порт Китимат на Западном побережье Канады, запуск которого можно ожидать уже к 2018 году. Окончание его строительства, несомненно, приведет к скачкообразному росту нефтедобычи в Канаде. К этому же времени можно ожидать выхода Канады на азиатский рынок СПГ и нефти.

Мексика. Нынешнее правительство Мексики выработало межпартийный консенсус, который, в частности, привел к тому, что в декабре 2013 года поправками в конституцию страны были сняты ограничения на участие иностранных инвесторов в национальных нефтегазовых проектах. Геологические запасы Мексики допускают возможность дву- или даже троекратного увеличения добычи нефти в ближайшие 20–25 лет. Исходя из этого можно ожидать роста объемов добычи на 7–10% в год в течение двух лет. Впрочем, аналитики пока не склонны делать долгосрочные прогнозы в отношении Мексики.

Африка. Здесь по сравнению с началом 2000-х достигнуты немалые успехи. Высокие цены на нефть привели к формированию местных деловых и финансовых столиц (Лагос, Аддис-Абеба, Найроби) с современной инфраструктурой. Наметился серьезный тренд развития за счет экспорта различного сырья, в том числе углеводородного. И хотя сохраняются определенные внутренние проблемы в Конго, Южном Судане и долине реки Нигер, инвестиции и помощь в обмен на ресурсы со стороны Китая уже в течение текущего десятилетия позволят радикально преобразить экономический ландшафт континента.

Южная Америка. Основным игроком, от которого будет зависеть дополнительное предложение латиноамериканской нефти на мировой рынок, является Бразилия. Страна начала разработку сверхглубоких месторождений на шельфе, дополнительное поступление нефти с которых можно ожидать уже в этом году. Объемы поставок в 2014 году ожидаются незначительными, но в пятилетней перспективе Бразилия может начать поставлять на мировой рынок около 2 млн баррелей в день. В тоже время развитие нефтедобычи в Венесуэле — крупнейшей в мире по запасам нефти стране — продолжает снижаться и составляет сейчас всего 120 млн тонн в год.

Страны Персидского залива. Иран из-за эмбарго значительно сократил экспортные поставки на мировой рынок, но сейчас, после отмены санкций, готов нарастить добычу нефти на 1,3 млн бар./сутки. Ирак рассчитывает уже в этом году нарастить объемы добычи на 0,5 млн бар./сутки. А спад в нефтедобыче Ливии, вызванный волнениями в стране, может быть как минимум на 50% преодолен уже в этом году, что означает дополнительные 0,5 млн бар./ сутки для мирового рынка. При этом ход переговоров о перераспределении квот на добычу между Саудовская Аравией, Ираном, Ираком и Ливией может быть неким индикатором более долгосрочного поведения картеля, так как потребует сокращения добычи не только отдельными участниками, но и всей организации в целом.

Прогнозирование цены на нефть – очень неблагодарное дело, так как зависит от множества не всегда прозрачных и зачастую скорее политических, чем экономических факторов. Однако как раз усиление последних позволяет сегодня строить прогнозы с более высокой надежностью. Даже если в ближайшей перспективе резких колебаний цен на нефть не произойдет, в целом динамика на рынке будет развиваться в понижательном направлении в следующие 10-15 лет. И для российского правительства это может стать очень серьезным испытанием.

Ссылка на источник: http://expert.ru/expert/2014/08/novoe-kachestvo-ryinka-nefti/

Больше новостей:

Фильтры-поглотители для Маяковской и Талаховской ТЭС

Опубликовано 07.09.2018

Копания Газовик-Нефть завершила поставку партии фильтров-поглотители для Интер РАО. Фильтры для  обессоленной воды будут установлены на резервуары Маяковской и Талаховской ТЭС. В случае, когда углекислый газ из атмосферного воздуха  вступает в реакцию с водой, происходит повышение уровня ее кислотности. Чтобы избежать этого, необходимо удалять углекислый газ из поступающего в резервуар воздуха, Поэтому назначение фильтров-поглотителей — это фильтрация, очистка воздуха в резервуарах с водой и поглощение  из атмосферного →

Горизонтальный наземный резервуар РГСН-3 из нержавеющей стали

Опубликовано 22.06.2018

В Тульскую область отгружен горизонтальный наземный резервуар РГСН-3. Резервуар наземного исполнения  имеет номинальный объем 3 м3. Это минимальный стандартный типоразмер. Нержавеющая сталь марки AISI304 является устойчивой к воздействию кислот и ряда других химических веществ, а также способна выдерживать краткосрочное поднятие температуры до 900 градусов по Цельсию. Она не подвержена коррозии в местах царапин или других механических повреждений.     Чтобы узнать стоимость резервуара РГС достаточно заполнить online опросный лист. →

Поставка двух подогревателей нефти

Опубликовано 28.05.2018

Поставка двух подогревателей нефти, работающих на попутном газе для нужд Саратовской нефтедобывающей компании.  Подогреватели нефти применяются в нефтедобывающей отрасли для повышения текучести продукции скважин. Для подогрева вязких обезвоженных нефтей, а также нефтяных эмульсий, используются блочные нефтенагреватели, которые представляют собой газовую печь с водяным теплоносителем. Нефтяной подогреватель. Производственная площадка в заводском →

Отгрузка 3 комплектов РВС-5000

Опубликовано 27.03.2018

Силами специалистов ГК Газовик произведена отгрузка 3 комплектов РВС-5000 нашим партнерам в Казахстан. Поставка осуществлялась на производство, где резервуарное оборудование будет использоваться для хранения сырой нефти. На фото ниже представлен процесс разгрузки материалов для строительства РВС-5000 в рулонном исполнении. После организации фундамента под строительство РВС строительная бригада приступает к монтажу днища резервуара. Днище в РВС-5000 конического типа с уклоном 1:100 от центра с окрайками. Стенка - цилиндрическая замкнутая, →

Все новости раздела Наша Работа

Все новости и статьи

gazovikoil.ru

О том, как Канада сидит на нефтяной игле

Сознательное продавливание цен на нефть вниз, которое сегодня осуществляют США в сговоре с Саудовской Аравией и другими нефтяными марионетками Штатов, наносит серьезный ущерб не только российскому бюджету. Большие проблемы начались …. в Канаде. Эта страна также оказалась в числе пострадавших от обвала нефтяных цен.

«Последние годы я живу на две страны, деля время между Монреалем и Нью-Йорком. И трудно не обратить внимания на некоторые парадоксы в их тесных связях. Касаются они темы животрепещущей – нефти!

Она дешевеет, и это главная тема новостей вот уже полгода. Правда, в Нью-Йорке бензин все еще стоит 3 доллара за галлон, тогда как в остальной Америке упал до $2,50 и даже до $2!

Но в Монреале ситуация иная: бензин дешевеет не столь быстро, и далеко не все этому рады. Таковы проблемы „банановых“ стран, чрезмерно ориентированных на экспорт. Причем неважно, что вы экспортируете: бананы, микросхемы, BMW или нефть. Важно, насколько вы зависите от этого экспорта и насколько контролируете цены на свой товар.К сожалению, не только Россия, но и Канада оказалась в числе пострадавших от обвала нефтяных цен. Еще в прошлом году Стивен Харпер делал ставку на экспорт углеводородов и возмущался тем, что США „маринуют“ проект трубопровода Keystone из Альберты до портов Мексиканского залива, угрожая переориентироваться на Китай. Но сегодня добывающая отрасль стала источником колоссальных проблем и убытков. И одной из причин удешевления нефти стал как раз этот нефтепровод.

Кстати, любопытно информационное обрамление его строительства. Создается впечатление хорошо проведенной спецоперации, умело подаваемой дезинформации, большой игры! В демократической стране с развитой свободой слова суметь незаметно провести такую операцию – высокое искусство. Стройку эту обсуждают во всем мире, ее то останавливают, то переносят сроки и маршруты, вокруг нее кипят экологические страсти – и мало кто заметил даже в США, что труба давно работает. Уже с февраля 2011 г. нефть пошла по первому самому длинному участку от Хардисти в Альберте до хабов (главных пунктов переработки и распределения, настоящих нефтяных сердец Америки) Патоки в Иллинойсе и Кашинга в Оклахоме. А в январе 2014 г. труба вышла к Мексиканскому заливу. И лишь 4-й, спрямляющий участок Keystone XL, идущий через Монтану и Дакоту, пока не согласован Конгрессом и администрацией.

И такое вот совпадение: аккурат вскоре после завершения фазы 3а (выхода трубы к портам Техаса) начался обвал мировых цен на нефть. Подкосив рентабельность канадского же экспорта. И может сложиться парадоксальная ситуация, когда нефть из Канады пойдет в… Канаду!

Дело в том, что до сих пор власти США запрещали экспорт сырой нефти. Продукты переработки – пожалуйста. Но не сырье! Однако ситуация меняется на глазах, американские НПЗ не справляются с переработкой, и канадская компания Enbridge Inc летом отправила в Европу первый танкер из Мексиканского залива – с реэкспортной канадской нефтью. Сразу несколько компаний, в том числе и такие крупные, как Royal Dutch Shell, BP и Vitol, обратились к властям с просьбой разрешить экспорт ее излишков. Для чего и надо искать покупателей за рубежом. Но самый близкий сосед – Канада!

С одной стороны, она крупнейший поставщик нефти в США. С другой, не имеет приличной сети широтных трубопроводов. Поэтому пустынный запад Канады захлебывается нефтью, а промышленный восток, где сосредоточены главные потребители и НПЗ, вынужден ее импортировать. К тому же заводы Квебека не рассчитаны на переработку тяжелого битумена Альберты, и сырье для них везут либо танкеры из Северного моря и с шельфовых платформ Ньюфаундленда, либо качают по трубе из Портленда, США.

И вот вам парадоксы капиталистического хозяйствования: после выхода Keystone к портам Мексиканского залива выяснилось, что вывоз нефти танкерами обходится куда дешевле прокачки по суше. Экспорт нефти из Техаса на НПЗ в Нью-Брансуике обойдется всего в $1,5 за баррель против $ 4,55 за доставку по трубопроводу на заводы Филадельфии.

Из-за отсутствия развитой сети трубопроводов восток страны вынужден закупать импортную нефть, а запад продает ее за рубеж. Но и с экспортом дела плохи. 97% его уходит в США, и в условиях сланцевого бума ввод в действие Keystone привел к падению цен! Надо отдать должное американцам, сумевшим за канадский счет устроить экономический рай с недорогой нефтью. Попутно замечу, что бензин в Монреале так дорог не потому, что НПЗ Квебека нефть импортируют, – США также 40% нефти ввозят. Все дело в социальности канадского общественного уклада, а значит и в высоких ставках налогов. Социализм и налоги — это синонимы! В США полная налоговая нагрузка на бензин, включая акциз и разновидности налога с продаж, колеблется в разных штатах от 35 до 70 центов за галлон. В Канаде она выше в 2-3 раза и особенно высока именно в Монреале (123 цента за галлон) и Ванкувере (155 центов).

Увы, Канада оказалась не готова к появлению большой нефти Альберты. Она организовала добычу из нефтеносных песков, что было непросто сделать ввиду технологических проблем и трудностей, связанных с работами на дальнем Севере. А вот о транспортировке нефти задумались с большим опозданием, и тут прямая вина правительства. Его задача не только собирать и делить налоги, но и содействовать бизнесу, особенно стратегическому. Американцы предлагали помощь в постройке трансканадской трубы, но Оттава отказала, опасаясь установления их контроля над нефтяной инфраструктурой страны. И получила взамен американский контроль над канадским экспортом!

Недавно компания «Энбридж» озвучила намерение реверсировать трубопровод между Сарнией и Монреалем, чтобы качать нефть с запада на восток. Давно пора, ибо ситуация, когда страна вынуждена импортировать едва ли не половину потребляемой нефти при том, что 2/3 добываемой в ней уходит на экспорт, не делает ей чести и ведет к огромным убыткам. Но куда затем везти излишки нефти? В планах «Энбридж» симметричный ответ американским экспортным замыслам, то есть экспорт канадской нефти морем на заводы Техаса. Однако заранее ясно, что это приведет к дальнейшему перенасыщению американского рынка – и к снижению цен!

Экспорт при этом станет совершенно невыгодным. Себестоимость добычи нефти из битумных песков весьма высока ($70-85), и при нынешних ценах ее добыча нерентабельна. Канадская нефть сбила американские цены себе в ущерб! Результатом стало сокращение экспорта, этой главной движущей силы канадского ВВП. Премьер-министр Харпер в январе 2014 г. провозглашал, что сильный сырьевой сектор Запада означает качественные рабочие места на производствах Востока Канады. Его кабинет доказывал, что развитие разработок нефтяных песков Альберты и увеличение экспорта сырья станет рычагом для экономики всей страны. Министр естественных ресурсов Джо Оливер предполагал, что более чем 600 главных ресурсных проектов приведут в страну до $650 млрд. инвестиций в следующее десятилетие!

Однако цифры говорят об ином. Если за последние 5 лет нефтяные, газовые и горнодобывающие компании увеличили персонал на 4,4%, то численность занятых в обрабатывающей промышленности упала на 9,4%. Минусы, учитывая число занятых в этих отраслях, на порядок превышают плюсы!

Большая нефть или газ, как показала практика Голландии и России (в экономический обиход вошло даже понятие «голландская болезнь»), угнетающе действует на остальную экономику страны. ВВП начинает негативно зависеть от цен на нефть (в импортирующих США их снижение ведет к росту деловой активности, в экспортирующей Канаде наоборот), а нефтяные доходы кроме того поддерживают завышенное значение канадского доллара, что ухудшает экспортные возможности.

Нынешнее удешевление нефти наглядно показало, какие риски для „банановых“ стран несет ориентация на экспорт. 17 декабря нефтедобывающие компании Канады объявили о сокращении капитальных расходов, пишет The Wall Street Journal. Так, Husky Energy заявила, что сократит их на 33% в 2015 году. Penn West сократила свой бюджет на следующий год примерно до $537 млн., хотя еще в ноябре объявляла, что он составит около $720 млн. Об аналогичных планах объявили другие энергетические компании: Bonavista Energy, Whitecap Resources и MEG Energy. Причем последняя сократила запланированные капиталовложения в 4 раза!

Американская Chevron отложила на неопределенный срок планы по бурению нефтяных скважин на арктическом шельфе Канады. А ведь бурение в Арктике требует больше инвестиций, чем многие другие способы разведки нефти. Например, Royal Dutch Shell потратила около 8 лет и $6 млрд. на геологическую разведку у северного побережья Аляски и до сих пор не завершила бурения ни одной скважины. «Решение Chevron – это еще одно доказательство того, что рискованные, дорогие проекты в Северном Ледовитом океане становятся все менее привлекательными», – пишет Financial Times.

Пришлось пересмотреть инвестиционные планы и тем компаниям, что добывают сланцевую нефть. Так, американская ConocoPhillips в декабре объявила о сокращении капиталовложений на 20% и намерении отложить бурение на нескольких сланцевых месторождениях.

Увяла на корню и попытка экспорта тяжелой нефти в Европу. В конце сентября крупнейший нефтегазовый добытчик Suncor Energy Inc. сообщил о том, что первый афрамакс (танкер от 80 000 до 120 000 тонн дедвейта) «Минерва Глория» встал под погрузку в порту Sorel-Tracy на реке Св. Лаврентия с тем, чтобы переправить груз в Средиземное море. Это попытка уменьшить зависимость от экспорта в США, где цены низки. Так нефть Альберты стала напрямую конкурировать с российской и саудовской! Увы, о последующих рейсах информации не поступало, что неудивительно – в начале октября цена нефти упала ниже $80 за баррель и экспорт стал невыгоден.

Между прочим, из-за отсутствия трансканадского трубопровода Suncor была вынуждена ежедневно отправлять в Sorel-Tracy по 30 железнодорожных составов! И кроме этого еще 137 тыс. баррелей в день на НПЗ Монреаля.

Понятно, что через год-другой уменьшение инвестиций и снижение рентабельности действующих месторождений, от чего уже страдают Россия, Канада, Венесуэла и Бразилия, приведут к уменьшению разведанных запасов углеводородов и самой добычи, так что цена нефти пойдет вверх, но эти годы надо пережить. И если в том, что Канада переболеет и выздоровеет, сомневаться не приходится (иное дело, сделает ли она из этого соответствующие выводы), то в отношении России такой уверенности нет. Там помимо нефти сплелись в один узел-удавку еще несколько удушающих факторов.

Но в любом случае большая нефть рождает большие проблемы! Канада уже столкнулась с ними. И благоденствующие сейчас США, наращивая ее добычу, также должны об этом помнить.»

Юрий Кирпичев, Монреаль — Нью-Йорhttp://russianmontreal.ca

www.russiapost.su