Последние сообщения / Николай Кащеев - Нефть - ресурс возобновляемый. Как возобновляется нефть


«Возобновляемая» нефть: вместе с преимуществами придут и новые проблемы

Москва, 29 августа 2017, 21:54 — REGNUM  Развитие альтернативных теорий об образовании углеводородных месторождений может запустить новую научную революцию, которая заставит государство и общество изменить отношение к углеводородному сырью не только в связи с его экономическим потенциалом, но и в связи с тем, что современные способы добычи углеводородов в действительности наносят серьёзный, но пока никем не учитываемый ущерб экологии. Об этом 29 августа заявил научный сотрудник Института проблем нефти и газа Азарий Баренбаум на круглом столе в пресс-центре ИА REGNUM, посвящённом обсуждению итогов Первого климатического форума городов России, который прошёл в Москве 21—22 августа.

«Всё, что до сих пор творилось в этой области — климат, нефтеобразование, стратегия развития нашего сырьевого энергетического комплекса, — это всё сделано «без царя в голове». Научная революция — это путь рационального использования нефтегазового потенциала планеты. Нужно перестраивать психологию разработки этого вида сырья: это не угольные пласты, которые достали, они закончились, и настало время искать другие. Это колодец, как для воды. Но только он глубже лежит и заполняется за сорок лет», — заявил Баренбаум.

По его словам, если теории, описывающие углеводороды как возобновляемый ресурс, верны, то в таком случае получается, что возобновление источников нефти и газа является региональным явлением, связанным с круговоротом веществ в природе на крупной, но так или иначе ограниченной территории.

«Если мы добываем в одном месте, а затем продаём либо в Европу, либо в Америку, где население проживает в основном вдоль океанического побережья, и там всё это потребляется, то там и будут образовываться новые месторождения. Все месторождения нефтегаза на наших глазах смещаются в мировые океаны, что очень резко удорожает добычу», — считает учёный.

В связи с этим сейчас основные запасы и перспективы добычи углеводородного сырья связаны с газогидратами. Но добывать их чрезвычайно сложно. В ответ на это вместо погони за газогидратами на шельфе следует осваивать технологии искусственного синтеза углеводородов, к которым могут привести новейшие теории, исходящие из возобновимости нефтяных и газовых месторождений.

Всё это может радикально изменить рентабельность мелких и законсервированных месторождений, полагает Баренбаум. Однако в настоящее время в России идёт хищническая добыча принадлежащих государству и обществу минеральных ресурсов. При этом какие-либо реформы в этой сфере серьёзно осложняются сложившейся экономической моделью.

«Если раньше в нашей стране была общегосударственная политика в поиске, разработке нефти и так далее, то сейчас всё приватизировано, разбито на участки, и компании свято хранят свои корпоративные секреты, ничего не показывают, и всё это никем не учитывается», — заявил Баренбаум.

По его словам, широко практикуемые в России способы добычи нефти делают многие месторождения неспособными к восстановлению. Для того, чтоб источник углеводородов возобновлялся через определённое время, добыча должна производиться по специальной технологии и не приводить к полному истощению запаса сырья.

Напомним, 21—22 августа в России прошёл Первый климатический форум городов России. Работа Форума проходила два дня параллельно на семи площадках, на которых в общей сложности выступили больше 200 российских и зарубежных экспертов, политиков, чиновников, представителей бизнеса и экологических организаций. Согласия между выступающими не было ни по одному вопросу и проблеме, связанных с подготовкой России к ратификации Парижского соглашения.

regnum.ru

Нефть войны вместо нефти мира

Расколы и бойкоты сделали то, на чем провалился картель «ОПЕК + Россия», — вернули человечество в эру топливных междоусобиц. В атмосфере всеобщей враждебности распадется и топливный рынок.

В начале октября нефтяная цена подошла к $85 за баррель Brent и проделала две трети пути от низшей своей точки, достигнутой в начале 2016-го ($35), до пикового уровня 2011-го — 2014-го (в среднем около $110).

В начале нынешнего года я писал: «Перевесить факторы, работающие против нефтяной дороговизны, могут только большие войны и катастрофы… Возвращение эпохи сверхдорогой нефти как было, так и остается иллюзией или знаком беды…»

Дело вкуса, назвать ли «большими» торговые войны и бойкоты, развернутые в этом году администрацией Соединенных Штатов. Но ведь и нефть еще рано называть «сверхдорогой».

Мировые экономические механизмы, мешающие росту нефтецен, никуда не делись. Они выдержали распад Ливии, сопровождаемый снижением поставок в полтора-два раза (на 0,5 млн барр. в день). Им не помешало впадение венесуэльского режима в буйное помешательство, из-за которого нефтеэкспорт этой страны упал на 1 млн барр. Не сумел их сломать и картель «ОПЕК + Россия», с его двухлетней давности клятвой уменьшить в 2017-м добычу на 1,8 млн барр.

Вопреки всем упомянутым обстоятельствам и защитным мерам нефтеторговцев, большую часть 2017-го года баррель нефти продавался лишь за $50 с небольшим. То есть на уровне прибыльности американской сланцевой добычи, которая и была подлинным регулятором мировых энергоцен — более сильным, чем все прочие факторы, вместе взятые.

Нефть начала дорожать лишь прошлой осенью и за год, как видим, достигла больших успехов.

И это несмотря на то, что картель «ОПЕК+" распался, а главные входящие в него страны — Саудовская Аравия и Россия — наращивают экспорт. Плюс, разумеется, никто не отменял подъем добычи в США. От минимума (8,4 млн барр. в день), пройденного в середине 2016-го, производство нефти в США выросло сейчас до 11,1 млн барр., а американский нефтяной экспорт — от значений, близких к нулевым, до 2,6 млн барр.

Повторю: факторы, работавшие против дороговизны топлива, год за годом выдерживали все. Но объявленное Соединенными Штатами возобновление антииранского нефтяного бойкота оказалось неподъемным даже для них. Официально санкции вступят в полную силу только в ноябре, но рыночная паника началась гораздо раньше. И вполне обоснованно. Администрация Трампа успела доказать миру, что не просто любит погрозить торговыми войнами, но еще и держит слово. Поэтому когда американцы обещают полностью задавить иранский нефтеэкспорт (чего в прошлый раз, когда действовали прежние санкции, добиться не удалось), мировой рынок воспринимает это как один из вариантов ближайшего будущего, пусть даже и не самый вероятный.

Весной этого года иранские нефтепоставки составляли 2,7 млн барр. Уже сейчас они снизились примерно на 1 млн барр. Часть клиентов предусмотрительно разбежалась. Финансовый инструментарий, которым располагают США, позволяет при решительном его использовании перекрыть иранской нефти дорогу в Европу, в значительной мере — в Японию и Корею, а в немалой — даже в Индию и Китай. Гипотеза, что нефтеэкспорт Ирана в ближайшие месяцы упадет еще на 1 млн барр., выглядит правдоподобной.

Если к этим уже состоявшимся и будущим потерям прибавить еще венесуэльские и прочие, то мировой рынок буквально к концу этого года потеряет 3 млн барр. А его потребности, поскольку экономика растет, увеличатся за нынешний год на 1–1,5 млн барр. В этой сумятице цены просто должны подскочить, что они и сделали. Вопрос только, надолго или нет.

Способен ли кто-то компенсировать потери?

Американская добыча уверенно растет (сейчас она даже чуть выше, чем у россиян и саудитов), но быстро заменить иранскую нефть, конечно, не сможет.

Российские нефтедобыча и нефтеэкспорт увеличиваются с лета и составляют нынче соответственно 11 млн барр и 5 млн барр. Однако подъема, превышающего еще несколько сотен тыс. барр. в день, ждать не приходится — не из солидарности с Ираном, которой в этом пункте нет и в помине, а просто по причине объективной нехватки возможностей.

Остаются саудиты. Именно с тамошним королем несколько дней назад Трамп провел задушевную телефонную беседу на нефтяные темы. Зная дипломатическую технику президента США, легко догадаться, что он ссылался на расходы по защите Аравии, которые несет Америка, и требовал, чтобы услуги были оплачены.

Саудовская Аравия уже подняла добычу и экспорт примерно на 0,5 млн барр. и теоретически может за несколько месяцев нарастить поставки еще на 1,5 млн барр. Но решится ли она это сделать, не совсем ясно. Ненависть к Ирану, с которым саудиты воюют в Йемене, да и в других краях, уравновешивается страхом перед морской блокадой нефтеэкспорта. Иранские руководящие лица сейчас охотно рассуждают на эти темы. В Вашингтоне, естественно, обещают защитить. Но все понимают, что это будет уже совсем другая история, для изложения которой язык торговли не подойдет.

Этим и знаменателен нынешний год. Дело, конечно, не в одной нефти. Просто она, как самый чуткий продукт, быстрее прочих превращается из, так сказать, «нефти мира» — обычного товара, который продают и покупают, в «нефть войны» — ценность, за которую сражаются с оружием в руках. Превращение еще не состоялось. Оно только стало возможным. Не исключен даже и задний ход. Одну свою торговую войну Трамп уже выиграл: навязал ближайшим соседям и крупнейшим хозяйственным партнерам США — Канаде и Мексике — если не капитуляцию, то крупные уступки, заставив их подписать новое соглашение о торговле взамен прежнего, которое ему не нравилось.

Не совсем исключено, что через какое-то время спасует и Иран. Тем более, из Вашингтона поступают сигналы, что явка с повинной будет принята. В переводе на русский — «Покайся, Иваныч! Тебе скидка выйдет!» Да, иранский режим выглядит неподходящим адресатом для таких советов, но в политике иногда случаются самые удивительные вещи.

Есть и более вероятный вариант: мировой нефтерынок постепенно выровняется без Ирана. Это может занять от нескольких месяцев до пары лет, и нефтяная цена просто «забудет» про иранский фактор, как она недавно «забыла» про ливийский. Но такое возможно, только если около нефтеносных земель не начнутся новые войны. Или если их близость не станет постоянным фактором, который будет закладываться во все прогнозы — торговые, политические и военные.

И тогда, в худшем случае, наступит время «нефти войны». Даже, возможно, и без крупномасштабных конфликтов. В атмосфере мирового раскола распадется и глобальный топливный рынок, со всеми его привычными особенностями.

Каждый центр силы закрепит за собой собственных поставщиков энергоносителей, не подпуская к ним посторонних. Китай будет получать нефть из России и из того же Ирана, а газ — из Туркмении. Потребности европейского топливного рынка закроют поставки из США и — под прикрытием американского флота — из аравийских монархий. Можно вообразить и многое другое. Однако не хочется забегать вперед. «Нефть мира» далеко еще не проиграла.

Сергей Шелин

Автор Сергей Григорьевич Шелин — политический аналитик, журналист, обозреватель ИА «Росбалт».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

polit-mir.ru

возобновление нефти - есть ответ « Вопросы и ответы

Ответы:

Они наверное пошутили. Слишком много лет понадобилась, чтобы нефть стала нефтью. Это из разряда невосполняемых. Может не восполняется, а накапливается. Так как нефть хранится в пористых структурах, то при определенных условиях ее добыть нельзя, тоесть ее становится слишком мало. Но со временем нефть подтекает из ближайших пластов, накапливается, и ее можно опять добывать. Количество конечно намного-намного-намного мешьше. Как пример приведу, мочалку. Если  ее положить в тарелку с водой, то она постепенно втяет в себя воду. Ее можно отжать и сново положить. Она втянет в себя меньше воды. И .т.д. пока вода не изсякнет. Нефтяное богатство представляет собой на самом деле движущую силу канадской экономики. Кстати, что такое нефтеносные пески? Это – полезное ископаемое, состоящее из глины, песка, воды и битума. Из нефтяных песков с помощью, в частности специальных очистительных заводов производятся обычная нефть и нефтепродукты. «По осторожным оценкам, – пишет Handelsblatt, – доступные резервы нефти в Канаде составляют 179 млрд. баррелей. Тем самым она занимает в мире второе место после Саудовской Аравии по этому показателю.» Правда, в основном из этих запасов 174 млрд. баррелей находятся в нефтеносных песках и могут быть освоены с помощью дорогих и наносящих ущерб окружающей среде технологий. Нефтеносный песок добывается на открытых разработках или непосредственно сама нефть после того, как она посредством горячего пара разжижается под землей и затем откачивается на поверхность. Оба метода требуют в дальнейшем проведения специальных химических процессов, прежде чем можно будет продавать полученный продукт как синтетическую нефть. то же читал подобный бред. О том, что СО2 растворяется в дождевой воде и проникая в нефтеносные слои, хитрым-волшебным образом превращается в углеводороды. При этом автор настаивает на том, что сжигать углеводороды надо в регионах добычи нефти (т.е. не экспортировать нефть а экспортировать энергию полученную при сжигании), и что таким образом можно добывать нефть бесконечно долго.

11 лет назад

www.rpi.su

Николай Кащеев - авторский блог | Нефть - ресурс возобновляемый

Личный блог

Нефть - ресурс возобновляемый

25.06.2013 11:30

Оказывается.

Оказывается?

Кто-то слышал, что полностью истощенные месторождения восстанавливаются через макс. 20 лет, а новые образуются постоянно? Я краем уха слышал что-то об этом в 1990-х, но не придал значения. Выглядит, конечно, довольно сомнительно.. . Но не берусь судить на 100%.

P.S. Ах, извините... Сам же говорил про советские газеты... Ключевое имя в этой проблеме: Thomas Gold.

Подписаться на Twitter:

К блогу автора

Комментарии

Раньше нефть добывали когда была совсем рядом с поверхностью. В античности - просто из специально оборудованных колодцев. Дальше - больше, глубже, сложнее.

Кстати, читал недавно почему у римлян бетон был лучше, чем у нас. Тоже ведь все просто. http://www.businessweek.com/articles/2013-06-14/ancient-roman-concrete-is-about-to-revolutionize-modern-architecture

Есть такое наблюдение. Страшный холивар, между прочим. Органисты против неорганистов) И факт, что законсервированные скважины начинают давать дебет. Это, наверное, лучше знает выпускник Губкина.

[to Леонард #2]: прямо вейсманисты-морганисты... Здесть же очевидно, сапропелевцы против магматиков.

не знаю каким краем уха и где это можно было услышать, но так нефть добывали только Бивис энд Баттхэд.

[to Баклан #1]: С точки зрения неоргаников - все просто. Выкачивают быстрее, чем она получается. Потому и бурят глубже. Если оставить ее в покое, опять поднимется.

в канализации, надо полагать..

Во-первых, просто улучщаются технологии. А во-вторых, реально выкачивается далеко не вся нефть. Т.е. действительно просачивается. Добывают её из "линз" так называемых, куда уже напросочилась. Сланцевые технологии - искусственное создание трещин для такого просачивания.

[to Uilenspiegel #4]: Бивис и Батхед - это нестрашно. Главное не путать карбонаты с карбонадом.

Ведь то, что газ типа метана можно получить в лаборатории (а ацетилен - и вовсе в детстве во дворе), без необходимости мариновать динозавра и планктон до сапропеля - думаю, объяснять не нужно. А органика ведь там и жить может. И размножаться. Как выясняется, есть организмы, которые эту нефть кушают. А есть - которые эту нефть вырабатывают.

http://www.technologyreview.com/news/408334/making-gasoline-from-bacteria/

Другое дело, что сколько там лет пройдет, прежде чем экономически интересный объем выйдет вверх в нужном месте: 20 или 20000. Капитализм второй вариант не устраивает. Прогнозируемость нужна.

[to Дмитрий_ #8]: окей. Тогда предположим, что откуда она просачивается, по объёму, она должна быть не то что равна, а и больше того, что было разведано и добыто. Иначе дебет, по новой - не получится. А если так, тогда получается - куда геологи смотрели? Если где-то рядышком, практически в том же месте - вдруг ещё такая же "линза". И не одна. И какие, спрашивается, новые технологии, если там законсервированные скважины?

[to Баклан #9]: ненененене) что-то тут нечисто. А то, что всякие бациллы - так они не только в нефти обитают)) оне и в воде - нередки, прямо скажем)))

[to Леонард #11]: Плохо мы знаем, где живем. Вокруг чудеса, а мы все ебитду смотрим, или муак.

[to Баклан #12]: могли бы знать и хуже. Так что, не всё так плохо, как хотелось бы.

[to Леонард #10]: Так и есть. Реально если добывается процентов 30 - это очень хорошо. А законсервированные скважины можно и расконсервировать. Ирония судьбы - сланцевые технологии дают второе дыхание Западной Сибири. Там столько потенциальных Пикалевых...

blogs.investfunds.ru

Нефть возобновила падение — Слово

Нефть возобновила падение на фоне роста добычи в Ливии

Цены на нефть возобновили падение на новостях о резком увеличении добычи в Ливии и рекордных поставках из Ирана.

К 11.00 мск фьючерс на сорт Brent с поставкой в июне дешевеет на 0,6%, до 52,79 доллара за баррель. Майские контракты на WTI продаются по 49,96 доллара за баррель со снижением цены на 0,56%. Чуть больше чем за сутки нефтяные котировки просели 2-2,2% по основным эталонным сортам после того, как Национальная нефтяная компания Ливии (NOC) объявила о прекращении режима форс-мажора для своего крупнейшего месторождения — Эль-Шарара, добыча на котором была практически остановлена две недели назад из-за нападений боевиков.

По данным Reuters, к концу марта добыча в Ливии упала на 252 тысячи баррелей в день, на столько же были сокращены экспортные поставки. За выходные правительственным силам удалось отбить трубопровод, транспортирующий сырье с Запада страны к восточным портам, и нарастить добычу на треть — до 0,66 млн баррелей в сутки, сообщили Bloomberg осведомленные источники.

Рост ливийской добычи за первые дни апреля почти полностью компенсирует ее сокращение другими странами ОПЕК в марте, констатирует сырьевой аналитик Hyundai Futures Уилл Юн.

Одновременно растет экспорт нефти из Ирана. Как сообщило государственное информагентство страны IRNA, Тегеран увеличил поставки на мировой рынок до 3,05 млн баррелей в сутки — рекордного уровня за все время, прошедшего с момента отмены санкций. Треть всех партий ушла европейским клиентам. «Чтобы нефть двинулась выше, нужны твердые обязательства со стороны ОПЕК и России продлить сделку по сокращению добычи», — говорит Юн. Но пока таких договоренностей нет: встреча на уровне министров в конце марта закончилась безрезультатно, а представители Саудовской Аравии ее и вовсе проигнорировали.

Саудиты, еще два года назад утверждавшие, что рынок сбалансирует себя сам, а затем резко изменившие курс, очевидно, зашли в тупик cо своей попыткой манипулировать объемами добычи ради повышения цен, отмечают аналитики Goldman Sachs.

Саудовской Аравии нужна нефть как минимум по 60 долларов за баррель из-за дыры в бюджете, достигшей в прошлом году 19% ВВП. Однако даже при ценах в 50 долларов объемы бурения на сланцевых месторождениях в США выросли вдвое, а добыча — на 10% за год.

По оценке Rystad Energy, средняя себестоимость сланцевого барреля упала с 80 долларов в 2014 году до 35 сейчас. При ценах выше 50 сланцевики смогут увеличивать ежесуточную добычу на 1 млн баррелей в год, рассчитали в Goldman.

В этих условиях чем дольше ОПЕК воздерживается от войны за рынок, сокращая добычу, тем больший избыток в конечном итоге она «пожнет» и тем большую долю рынка ей придется уступить, предупреждают в банке.

Готовность стран производителей продлить нефтяную сделку на второе полугоде останется ключевой интригой для рынка нефти на ближайшие 1,5 месяца — пока этот вопрос не решен, существует риск падения цен до 50 долларов за баррель, говорит главный аналитик ВТБ24 Станислав Клещев.

Источник – Finanz.ru

Медленно, конечно. Хотелось бы побыстрее. И – порадикальнее. 25 баксов за баррель – было бы самое то. Или 20.

Но тут важен тренд. А он правильный.

 

Поделиться ссылкой:

Понравилось это:

Нравится Загрузка...

Похожее

syur.info