Карта казахстана нефть


Нефтяная карта Казахстана | Журнал Центр Азии

Алексей Иконников, Данияр Сабитов

Казахстан никогда не будет идти в фарватере чьих-то внешних экономических или политических интересов, реализуя стратегические совместные проекты в нефтегазовом секторе. Об этом позаботится не только правительство, но и национальный холдинг «Самрук-Казына» через свои дочерние сырьевые компании. Данный посыл неоднократно прозвучал как в кулуарах выставки-конференции KIOGE-2013, так и в официальных выступлениях ряда спикеров

Утилитарный подход

Многие участники форума сошлись во мнении, что нынешняя выставка KIOGE стала едва ли не одной из самых скромных и «утилитарных» за всю свою 21-летнюю историю. Очевидно, что сугубо практический, технический интерес участников полностью вытеснил статусно-имиджевые задачи и PR, без которых мероприятие не обходилось многие годы подряд. На сей раз в павильонах выставки не было ни гигантских претенциозных стендов, ни огромных световых панно, ни наряженных промоутеров, ни бесчисленных сувениров, которые в былые годы раздаривали чуть ли не каждому посетителю. Было только желание участников встретить заинтересованных партнеров и выгодно продать свои продукты, проекты или решения. Не случайно технологические компании из разных стран составили подавляющее большинство экспонентов выставки.

Среди инновационных решений, которые участники KIOGE-2013 предложили казахстанским нефтегазовым компаниям, можно отметить технологии по переработке замазученных грунтов, новейшие системы безопасности работы на скважинах, системы профилактики и ликвидации аварийных разливов, технологии антикоррозийной защиты сварных соединений на трубопроводах и многое другое. Всего KIOGE-2013 собрала 462 компании из 22 стран. Шесть стран были представлены национальными стендами – это Казахстан, Германия, Италия, Канада, причем Казахстан доминировал, заняв 33 процента всех выставочных стендов. Другими лидерами по числу экспонентов после Казахстана стали: Россия (31 проц.), Китай (11) и Германия (9,5). Аналитики сочли это соотношение наиболее очевидным и понятным отражением внешнего интереса к казахстанской «нефтянке». Как прокомментировал заместитель председателя правления АО НК «КазМунайГаз» Курмангазы Исказиев, «значимость нашего региона для ведущих компаний мира из различных секторов нефтегазовой отрасли обусловлена огромным углеводородным потенциалом и крупными нефтегазовыми проектами, которые Казахстан реализует сейчас и планирует осуществить в будущем. Недавно объявлено о начале коммерческой добычи нефти на одном из крупнейших в мире Кашаганском месторождении. Думаю, многие из технологических достижений отрасли, представленных на выставке KIOGE, могут найти применение при разработке Кашагана».

Отдельно стоит сказать о тех основных вопросах, которые поднимаются в связи с огромным внешним интересом к казахстанским нефтегазовым проектам. Смысл и долгосрочные перспективы сотрудничества с китайскими, итальянскими, германскими, российскими концернами в рамках Кашаганского, Тенгизского, Карачаганакского и прочих проектов сегодня интересуют прессу и аналитиков в свете нескольких моментов. Это, в частности, начало коммерческой эксплуатации Северо-Каспийского проекта и нечеткость российской позиции (точнее, отсутствие гарантий) по экспорту кашаганской нефти через систему трубопроводов КТК. Это активное участие китайского инвестиционного капитала в крупных нефте- и газотранспортных инфраструктурных стройках на территории Казахстана, а также в том же Кашаганском проекте. Наконец, это активизация сотрудничества национальной компании «КазМунайГаз» с инвесторами из Китая, Южной Кореи, Франции, России, которая наблюдается в последнее время. Все эти факты, разумеется, стоит анализировать с учетом текущих реалий отрасли и долгосрочных интересов Астаны. Однако эти факты неизбежно становятся своего рода раздражителем для государства, так как традиционно являются поводом для части экспертов и журналистов утверждать, что Казахстан, обладая одними из крупнейших на континенте запасами нефти и газа, по ряду причин не может быть полностью самостоятельным игроком этого рынка и вынужден в той или иной мере опираться на внешние ресурсы – инвестиционные, технологические, инфраструктурные. Степень такой зависимости, и в особенности ее будущность, остаются излюбленной темой дискуссий вокруг казахстанской «нефтянки», и естественно, что ежегодная нефтегазовая выставка-конференция KIOGE-2013 в Алматы стала подходящим местом для таких дискуссий.

Впрочем, в данном случае интересно не то, что неудобные вопросы активно задавались, они – неотъемлемая часть подобных форумов. Интересна позиция казахстанской стороны. Коммерческий старт Кашагана стал для государства в лице Фонда «Самрук-Казына» и его дочерних нефтегазовых компаний поводом четко дать понять всем заинтересованным игрокам, что, хотя Казахстан действительно во многом зависит от партнеров, но правила игры пишутся в Астане. И что ориентированы они не на китайский, российский или европейский, а в первую очередь на казахстанский интерес. О том, в чем этот интерес состоит, собственно, и шла речь в ходе конференции KIOGE-2013. В первый день конференции обсуждались перспективы развития ключевых месторождений Казахстана, планы развития сланцевых месторождений, вопросы применения инновационных решений в процессе геологоразведки и нефтедобычи, а также применения новых технологий для оптимизации транспортировки нефти. Второй день конференции был посвящен вопросам увеличения доли местного содержания и вообще деятельности зарубежных инвесторов. Речь шла о преимуществах местного содержания и законодательных требованиях, о возможностях трансферта технологий и финансирования проектов нефтяного сектора. Также традиционно обсуждались улучшение стандартов промышленной безопасности, ограничение вредных выбросов, технологии развития шельфовых месторождений и создания инфраструктуры. Наконец, на итоговой сессии конференции «Нефтедобывающая и нефтехимическая промышленность» обсуждались вопросы инновационных подходов в нефтепереработке и нефтехимии, реконструкции НПЗ в Казахстане и за рубежом, технологическая модернизация производств. Все это, собственно, отражает обширный спектр тех требований, которые правительство, Фонд «Самрук-Казына» и его дочерние нефтегазовые компании предъявляют к иностранным партнерам, с которыми работает Казахстан. В общем смысле все эти требования призваны на практике реализовать принцип «инвестиции в обмен на технологии», который был обозначен президентом в свете сотрудничества с иностранным капиталом и который сегодня реализуют компании холдинга «Самрук-Казына».

Инвестиции в обмен на технологии

Этот принцип был заложен в основу сотрудничества Казахстана с мировыми лидерами в сфере нефтегазодобычи на Северном Каспии. На сегодня участниками Кашаганского проекта являются компании Eni, Royal Dutch Shell, ExxonMobil, Total и НК «КазМунайГаз», владеющие равными долями по 16,81 проц. а также американская ConocoPhillips с 8,4 и японская Inpex с 7,55 проц. Проект управляется совместной операционной компанией North Caspian Operating Company B.V. (NCOC).

Старт Кашагана стал наиболее обсуждаемым событием года в экономике страны. Начата промышленная эксплуатация крупнейшей нефтегазовой залежи Северного Каспия, оценочные геологические запасы которой достигают 35 млрд. баррелей. Даже при максимальных плановых объемах добычи такие запасы обеспечат работу месторождения в течение 70 лет. Хотя это в идеале. На сегодня коммерческие извлекаемые ресурсы, по оценкам специалистов, находятся в пределах 13 млрд. баррелей нефти, кроме того месторождение обладает большими запасами природного газа – свыше триллиона кубометров. Обеспечить максимальное извлечение всех ресурсов месторождения и внедрить технологии, позволяющие поэтапно наращивать объемы извлекаемых запасов, – такая задача изначально ставилась перед участниками консорциума.

Как сообщил представитель фонда «Самрук-Казына», первоначально на Кашагане будет добываться 40 тыс. баррелей нефти в сутки, затем добыча возрастет до 90 тыс. баррелей в сутки, далее – до 180 тыс. баррелей, а впоследствии в рамках опытно-промышленной разработки месторождения, до 370 тыс. баррелей в сутки. Это должно будет произойти уже в течение ближайших лет. По прогнозу министра нефти и газа РК Узакбая Карабалина, уже в 2016 году годовая добыча нефти на Кашагане достигнет 13 млн. тонн. Это максимальный стабильный уровень, который, впрочем, может быть еще увеличен. По словам министра, после выхода на стабильные параметры производства добыча газа составит 9 млрд. кубометров в год, из которых 4 млрд. будут закачиваться обратно в пласт, 3,5 – 4 млрд. пойдут по сетям АО «КазТрансГаз», а миллиард будет использоваться для нужд добывающей компании.

Освоение Кашагана стало сложнейшей технологической задачей для казахстанской нефтегазовой отрасли. Плановые сроки разработки этого месторождения несколько раз менялись, несмотря на то что в проекте были задействованы ведущие европейские компании. Итальянский участник консорциума корпорация Eni вела длительные переговоры с казахстанской стороной по переносу сроков, при этом добилась более чем двукратного увеличения затратной части проекта. Как подытожил в ходе конференции KIOGE заместитель управляющего директора NCOC Жакып Марабаев, Кашаган стал одним из наиболее сложных проектов, с которыми приходилось сталкиваться мировой нефтяной индустрии. Высокое пластовое давление и большое содержание серы в нефти затрудняют добычу, при этом разработка осложнялась трудными сезонными условиями: зимой Северный Каспий покрывается льдом.

Со стороны Астаны в Кашаганском проекте выдвигаются требования не только строгого соблюдения оговоренных сроков, но и применения самых передовых технологий. В частности, казахстанская сторона добилась от инвестора использования таких же подходов к безопасности работ, которые применяются в европейских странах и США. На месторождении должны заботиться о безопасности не только людей, задействованных в проекте, но и всего региона.

Трансферт высоких технологий позволил казахстанской стороне значительно повысить потенциал других месторождений, в том числе и достаточно старых. По этому поводу на конференции KIOGE вызвал интерес проект расширения добычи на Тенгизе. Недавно был согласован вариант, позволяющий продолжать добычу на этом месторождении и после 2033 года. Более того, Тенгиз в результате выйдет из числа месторождений с падающей добычей. После реализации проекта годовой уровень добычи нефти возрастет с 26 млн. до 38 млн. тонн. В компании «Тенгизшевройл» наметили завершить расширение уже к 2018 году, проект обойдется ТШО в 23 млрд. долл.

Представители итальянской компании «Карачаганак Петролеум Оперейтинг Б. В.» (КПО) сообщили о своих планах, связанных с новой технологической схемой разработки газоконденсатного месторождения в Западном Казахстане. На Карачаганаке идет перерасчет запасов месторождения, после которого будет подготовлена новая схема – третья фаза эксплуатации. Как отмечают представители КПО, в результате компания добьется значительного повышения извлечения газа, тогда как добыча жидких углеводородов – нефти и конденсата – наращиваться не будет. Ранее третий этап освоения месторождения предполагал увеличение добычи жидких углеводородов до 15 млн. тонн в год, а газа – до 38 млрд. кубометров. Однако, достигнув планового объема в 15 млн. значительно раньше намеченного срока, в КПО хотят стабилизировать этот объем и больше не повышать его. Технология, которую применяют итальянцы, при этом обеспечит наиболее полное и длительное извлечение запасов месторождения. Показательно, что объемы промышленно извлекаемых запасов сырья на Карачаганаке продолжают увеличиваться за счет дополнительной разведки. Как отмечают представители КПО, если бы использовались старые технологии, применявшиеся здесь при Советском Союзе, то в погоне за постоянным наращиванием добычи нефтяники могли быстро выкачать верхние пласты, при этом безвозвратно потеряв доступ к остающимся в недрах запасам.

Эффективный трансферт современных технологий в каждый проект стал не только важным требованием Казахстана к иностранным компаниям, работающим в нефтегазовой отрасли. В данном плане государство начинает с себя, показывая в лице компаний Фонда «Самрук-Казына» определенный пример, задавая планку, которой должны соответствовать все остальные. Недавно НК «КазМунайГаз» завершила трехлетний проект по обобщению геолого-физических материалов во всех 15 осадочных бассейнах Казахстана. Курмангазы Исказиев, рассказывая об этой работе, отмечает, что применение современных методов извлечения сырья обеспечит долгую жизнь десяткам старых месторождений.

Прикаспийский бассейн, подчеркивают в компании, имеет огромный потенциал с точки зрения перспективных запасов углеводородов. В начале нынешнего года впервые после открытия Кашагана КМГ и его стратегические партнеры объявили о коммерческом обнаружении запасов нефти на еще двух крупных месторождениях в казахстанском секторе Каспийского моря. Прирост доказанных извлекаемых запасов по казахстанской методологии составил 98,6 млн. тонн, из них по месторождению Каламкас-море – 67,6 млн., по месторождению Хазар – 31 млн. тонн нефти. Одновременно продолжаются геологоразведочные работы на перспективных морских блоках Сатпаев, Махамбет, Жамбыл, Бобек, Н-блок. В начале октября НК «КазМунайГаз» и корейский консорциум «Кей Си Казак Би Ви» сообщили о результатах бурения первой разведочной скважины на участке Жамбыл глубиной 2200 метров. По итогам исследования в отложениях среднеюрского возраста были найдены две перспективные структуры. При их испытании был получен фонтанный приток нефти и газа с очень крупными дебитами: через отверстие диаметром 12,7 мм приток составил 110 кубометров за сутки. Сейчас КМГ и корейский консорциум продолжат геологоразведочные работы на участке Жамбыл. Планируется проведение сейсморазведочных исследований 3D на структуре Жамбыл и бурение разведочной скважины на структуре Жетысу (ZT-1). Также ведутся переговоры со стратегическими партнерами по совместной реализации новых разведочных блоков Исатай, Абай, Женис, Окжетпес, где, по расчетам КМГ, есть очень серьезные перспективы.

– Результаты исследования разведочных скважин, в том числе на суше, показывают, что у нас сейчас меняется взгляд на геологическое строение по бассейнам. Это касается и Мангыстау, и Прикаспийского региона. На сухопутной части мы ожидаем большое, кратное восполнение запасов за счет увеличения глубины исследований. Также казахстанские запасы нефти будут пополняться за счет увеличения глубины бурения. Например, на месторождениях Узень и Карамандыбас мы готовимся к бурению разведочных скважин глубиной до 5,5 километра, тогда как во времена Советского Союза бурение там проводилось лишь до двух километров. Также мы планируем проводить бурение на глубины от 5 до 8 километров. Это достаточно серьезная заявка, но мы уверены в наших возможностях, – поясняет г-н Исказиев.

На сегодня инвестиционная программа группы КМГ включает 66 проектов. Общая стоимость программы оценивается в 143,4 млрд. долларов США, из которых на долю собственных инвестиций КМГ приходится 67 млрд. 38 проектов – уже на этапе реализации, в них компанией и фондом «Самрук-Казына» инвестировано порядка 15 млрд. долл. Стержневым направлением инвестиционной программы являются проекты по разведке и добыче. Их стоимость на сегодня превышает 28 млрд. долларов, это только доля КМГ.

Чтобы убедиться в эффективности новых проектов в сфере разведки, «КазМунайГаз» привлек независимых аудиторов – компанию Gaffney, Cline & Associates для оценки запасов по группе компаний. Эксперты подтвердили расчеты специалистов КМГ. По оценке Gaffney, Cline & Associates, ресурсный потенциал казахстанского сектора Каспийского моря без учета запасов Северо-Каспийского проекта достигает 2,37 млрд. тонн нефти. На сегодня КМГ обладает извлекаемыми запасами в размере 823 млн. тонн нефти и газового конденсата. А к 2022 году компания планирует довести объем запасов нефти и конденсата до 1,4 млрд. тонн, и это только за счет повышения эффективности разведки. «Мы готовы к агрессивной геологоразведке по современным системам, которыми пользуются ведущие компании мира. В 2013–2017 годах планируем направить 797 миллиардов тенге на геологоразведочные работы, собираемся пробурить свыше 300 разведочных и оценочных скважин», – планирует топ-менеджер КМГ.

«Неудобные» вопросы в отношении экспорта

Впрочем, если в сфере разведки и добычи углеводородов Казахстан уже чувствует себя вполне уверенно и независимо, обладая лучшими ноу-хау и опираясь на сильных партнеров, то этого нельзя сказать об экспорте растущих объемов сырья. Действующие экспортные маршруты уже сейчас загружены практически полностью. Поэтому начало промышленной эксплуатации Кашагана неизбежно ставит вопрос о том, куда же пойдет кашаганская нефть. В этой связи руководитель проекта «Товарные и энергетические рынки» Thomson Reuters Александр Ершов скептически смотрит на современные экспортные возможности страны. «С началом добычи нефти на Кашагане Казахстану необходимо искать новые рынки сбыта. Основным вопросом Кашагана является то, каким будет основной маршрут экспорта и как он будет организован. Сегодня физического дефицита нефти в мире нет, и именно по этой причине Казахстану стоит задуматься о путях экспорта для кашаганской нефти», – отметил аналитик в ходе конференции KIOGE-2013.

Для КМГ этот вызов понятен, и национальная компания активно работает над усилением нефте- и газотранспортной инфраструктуры. Сейчас значительные инвестиции направляются в проекты по транспортировке нефти и газа. В основном речь идет о строительстве магистральных газопроводов и нефтепроводов. Также существует и вопрос использования собственного казахстанского газа: парадокс, но имея колоссальные объемы добычи газа, Казахстан продолжает импортировать голубое топливо из Узбекистана и России. Причем поставки по взаимному зачету составляют менее половины этого импорта. В данной связи КМГ приходится активно заниматься расширением и модернизацией региональных газораспределительных сетей. Их стоимость, по данным с сайта КМГ, оценивается в 8,9 млрд. долларов, из которых освоено чуть более половины – порядка 5 млрд.

Но главное, о чем здесь следует сказать, это стратегии фонда «Самрук-Казына» по диверсификации экспортных маршрутов. Принято считать приоритетным направлением экспорта кашаганской нефти российский маршрут, в первую очередь это Каспийский трубопроводный консорциум (КТК). Однако пропускной ресурс КТК ограничен, и в свете наращивания объемов добычи на Кашагане трубопровод требует расширения. А расширение КТК – старый и очень сложный вопрос для Казахстана и России, в котором кроме экономики неизбежно присутствует политика. Политический аспект всех перипетий вокруг расширения КТК, безусловно, интересен, и это отдельная тема. А главное, что следует понимать: объемы, которыми на сегодня располагает КТК, недостаточны для всех желающих использовать ресурсы этого трубопровода. Нефтепровод Тенгиз – Новороссийск, принадлежащий КТК, только на первых этапах обеспечит поставки нефти с Кашагана на внешние рынки. Однако дополнительных ресурсов для прокачки кашаганской нефти у КТК нет. Нет у Казахстана и каких-либо гарантий в данном вопросе. Экспорт по системе КТК будет идти в рамках существующих квот на прокачку, которыми обладает казахстанская сторона.

Существует еще один вариант, как экспортировать добытую на Кашагане нефть через Россию. Это можно сделать через трубопроводы «Транснефти». Более того, не так давно представители «Транснефти» говорили о готовности принять объемы кашаганской нефти, которая будет добываться на первом этапе разработки месторождения. Этот вариант, по мнению Александра Ершова, ценен для Казахстана тем, что трубопроводная система «Транснефти» обеспечивает сразу несколько маршрутов. Через нее есть выход на Балтику, на Восточную и Центральную Европу и на Черное море. Однако следует понимать, что для «Транснефти» транзитный ресурс Казахстана никогда не являлся приоритетом. Казахстанские компании получали позиции на экспортных направлениях по остаточному принципу, что в общем-то логично: сегодня система «Транснефти» достаточно загружена российскими поставщиками.

Стоит отдать должное российской стороне: она проявляет известную гибкость в этих вопросах. В августе представитель «Транснефти» Игорь Дёмин официально говорил об обращении казахстанской стороны (компании «КазТрансОйл») по поводу транзита нефти Кашагана через трубопровод Атырау – Самара. 30 августа даже состоялись переговоры по этому вопросу. «Мы договорились, что по трубе Атырау – Самара может начаться транспортировка кашаганской нефти, но для этого нам нужно знать объемы и чтобы они были стабильными», – прокомментировал г-н Дёмин. Также он заявлял, что «Транснефть» «не исключает возможности включения объемов кашаганской нефти в экспортный график на октябрь через порт Усть-Луга». Все это очень хорошо, однако никаких гарантий российские партнеры не дают. Тогда как для Казахстана по мере наращивания добычи на Кашагане вопрос таких гарантий станет принципиальным.

Излишки нефти, которые не получится отправить на экспорт через систему КТК и другие российские трубопроводы, Астана будет направлять по другим маршрутам. Основных вариантов два: это маршрут Актау – Баку – Батуми и китайское направление.

По поводу последнего в ходе конференции KIOGE, и особенно на пресс-брифингах, задавалось много неудобных вопросов. Оппозиционные СМИ с традиционной эпатажностью пытались провести мысль, что «Кашаган разрабатывается для Китая». Хотя, если рассматривать происходящее не в политическом, а в сугубо экономическом ключе, то, собственно, почему бы и нет.

На KIOGE ряд видных специалистов высказывали мнение, что именно китайский маршрут наиболее выгоден для кашаганской нефти. Сегодня здесь также есть ограничения по объемам транспортировки, но это вопрос времени. И он активно решается при поддержке китайских инвесторов. Стратегическим партнером АО НК «КазМунайГаз» является Китайская национальная нефтегазовая корпорация CNPC, совместно с которой в Казахстане реализуется ряд крупных проектов по транспортировке углеводородов. Это строительство нового нефтепровода Казахстан – Китай, газопроводов Казахстан – Китай и Бейнеу – Бозой – Шымкент. Стоит отметить, что проект строительства нефтепровода Казахстан – Китай – два стратегических интереса для Казахстана. Он нацелен как на экспорт нефти в КНР, так и на внутренние нефтеперерабатывающие заводы, обеспечивая тем самым энергетическую безопасность Казахстана. А сам китайский рынок перспективен тем, что он более независим, тогда как на рынке Европы традиционно высокая конкуренция. Здесь множество сильных игроков – как собственно европейских (Statoil, Shell, BG Group), так и российских.

Здесь, как уже отмечалось, в игру вступает большая политика: так, России не нравятся проекты поставок каспийской нефти через Грузию и Турцию. Китай же готов покупать казахстанскую нефть без всяких условий. Более того, он сам готов строить экспортные трубопроводы. Например, нефтепровод Кенкияк – Атырау прокладывает АО «Северо-Западная трубопроводная компания «МунайТас», в которой казахстанская «КазТрансОйл» имеет 51 проц., а китайская КННК «Эксплорэйшн энд Девелопмент Компани Лтд.» – 49 проц. Аналогично нефтепроводы Кенкияк – Кумколь и Атасу – Алашанькоу строит «Казахстанско-Китайский трубопровод», в котором «КазТрансОйл» и Китайская национальная корпорация по разведке и разработке нефти и газа имеют по 50 проц. И это далеко не полный список совместных проектов в данной сфере.

Впрочем, Астана не остановится на одном-двух маршрутах. Об этом представители Министерства нефти и газа РК также недвусмысленно дали понять в ходе KIOGE-2013. На конференции была подробно затронута тема Транскаспийского газового трубопровода, который, по проекту, будет иметь выход на Южную Европу. Альтернативные российскому маршруту направления вызвали живой интерес приехавших на конференцию европейцев, которые, по выражению одного из гостей КIOGE, сегодня заинтересованы в снижении политического влияния России через так называемые «рычаги сырьевого давления».

По прогнозу главы представительства ЕС в Казахстане Аурелии Бушез, первый газ с Каспия по Трансадриатическому газопроводу (Trans Adriatic Pipeline, TAP) будет поставлен в Европу уже к началу 2019 года. «Мы уверены, что весь «Южный коридор» будет завершен к 2018 году и что первый газ с Каспийского моря придет в Европу к 2019 году», – заявила г-жа Бушез. Со своей стороны, Курмангазы Исказиев отметил, что Казахстан будет отправлять газ в Европу через такой маршрут, если будут излишки в объемах добычи. Казахстан, как подчеркивают представители фонда «Самрук-Казына», занимает вполне независимую позицию в вопросах экспорта, привлечения зарубежных инвесторов в отечественную «нефтянку», да в целом сотрудничества с иностранными партнерами. Астана ориентируется только на собственные стратегические интересы.

 

публикация из журнала "Центр Азии"

сентябрь-октябрь 2013

№ 5 (87)

www.iarnd.nws.kz

Нефть и не только: неожиданная карта казахстанского экспорта

Захар Мостовой

В 2016 году структура экспорта из Казахстана помимо углеводородов и продукции горнодобывающей промышленности включала в себя такие неожиданные позиции, как ЖК-мониторы и ювелирные изделия.

Главные партнеры

В 2016 году казахстанские товары шли на экспорт во все уголки мира: экономические партнеры у республики есть на каждом континенте. Однако распределены они крайне неравномерно. Это во многом объясняется географическим расположением Казахстана: трудно экспортировать товар в Австралию или страны Америки, не имея морских портов на своей территории.

По этой причине неудивительно, что главные экономические партнеры республики, не считая ЕАЭС, расположены в Европе, Азии и СНГ (учитывая историческую особенность взаимоотношений, эти страны выводим в отдельную категорию). Суммарный экспорт в эти регионы в прошлом году составил около 31,8 миллиардов долларов.

Европейский рынок на сегодняшний день – это основные потребители казахстанской продукции

По итогам трех кварталов 2016 г. она завозилась в 37 стран Европы. Среди них есть и карликовые государства, и крупные экономические державы. А самым главным направлением по итогам года стала Италия.

Что везем на Апеннины?

Новость может оказаться для многих неожиданной: с точки зрения обывателя, Италия и казахстанская экономика связаны слабо. По факту же экспорт в эту страну составил около 7,5 миллиардов долларов – это лишь немногим уступает всему Азиатскому направлению и многократно превосходит доход от продаж в такие страны как Украина, Турция, Китай и Узбекистан, хотя они являются более привычными партнерами.

По данным Комитета государственных доходов Министерства финансов РК, практически весь экспорт на полуостров обеспечил нефтегазовый сектор: сырые нефтепродукты (4 млрд 683 млн долларов), сырая нефть (2 млрд 516 млн долларов) и газовый конденсат (100 млн долларов). Из других групп товаров выделяются алюминий (около 50 млн долларов), пшеница (42,2 млн долларов) и феррохром (20 млн долларов).

Всего в Италию в 2016 году было экспортировано несколько десятков видов товаров, однако объем подавляющего большинства из них был крайне незначительный. Тем не менее, в общем списке фигурируют и довольно неожиданные позиции: шины, покрышки, шкуры крупного рогатого скота и загадочная категория «отходы прочие» (экспорт 20,5 тонн принес 1 млн 188 тыс долларов).

Схожая структура экспорта и у двух следующих по масштабам европейских торговых партнеров. Так, объем экспорта в Нидерланды по итогам 2016 года составил 3 млрд 256 млн долларов, из которых 2 млрд 375 млн также приходится на сырые нефть и нефтепродукты, а также газовый конденсат. Еще более 600 млн долларов принесли продажа мазута и жидкого топлива, 77 млн цинка, 26,8 млн свинца. Экспорт в Швейцарию (2 млрд 687 млн долларов) и вовсе чуть менее чем полностью обеспечен нефтянкой.

Между тем в Европу отправляются и довольно неожиданные товары. Так, те же Нидерланды закупают в Казахстане ЖК-мониторы для гражданской авиации (2,2 млн долларов), морские суда и прочие плавучие конструкции (около 5 млн долларов), а также устройства автоматики (почти 2 млн долларов). Швейцарцы жалуют казахстанские ювелирные изделия (43 млн долларов) и лекарственные средства (4 млн долларов).

Накормить «красного дракона»

Ключевым партнером в Азии для Казахстана является Китай. Всего в 2016 году в Поднебесную было экспортировано товаров на сумму 4,2 млрд долларов. И если Европе от Казахстана нужны в основном только нефть и газ, то в случае с Китаем все куда более диверсифицировано.

В первую очередь бросается в глаза огромное количество наименований продуктов, экспортируемых в эту страну. Большинство из них не имеют большого объема, но сам факт говорит о том, насколько рынок Поднебесной нуждается в сельхозпродукции. Из Казахстана завозится практически все, что можно, в том числе вино (1,5 млн долларов), мука (3 млн долларов), рыбные отходы (3,9 млн долларов), подсолнечное, льняное, сафлоровое и рапсовое масла (в сумме 16 млн долларов), шоколадное печенье (2,5 млн долларов) и семечки подсолнуха, не предназначенные для посева (18 млн долларов).

Впрочем, основную долю экспорта все равно занимает ископаемая продукция. Не обойтись без сырых нефтепродуктов (876 млн долларов), но им лишь немного уступают уран (826,6 млн долларов), катоды меди (740,5 млн + еще 109 млн долларов рафинированной и необработанной меди) и феррохром (575,8 млн долларов). Стоит отметить также объем экспорта цинка (180 млн долларов), различных руд и концентратов (370 млн долларов).

Вторым по популярности азиатским направлением экспорта является Турция – чуть более 850 млн долларов. Структура вновь разнообразна. Как и Китай, турки заинтересованы в казахстанском цинке (163 млн долларов), меди (268,5 млн долларов) и сельхозпродуктах, таких как меслин (смесь пшеницы и ржи), пшеницы и ее остатков (все вместе 16 млн долларов). Не обошлось и без сырой нефти и нефтепродуктов: экспорт составил 178 млн долларов.

Есть у турков и свои специфические потребности. Например, они закупили у Казахстана сушеную чечевицу на 24,3 млн долларов, нечесаный хлопок на 3,2 млн, заготовки из железа на 22,2 млн долларов. Крупными статьями экспорта стали также сжиженные пропан (37,3 млн долларов) и бутан (59,3 млн долларов).

Казахстанское сельское хозяйство пользуется спросом и у других азиатских стран. Например, Узбекистан затратил 202 млн долларов на пшеницу и меслин, а также около 127 млн долларов на муку. Еще 30,7 млн долларов были получены за счет семян подсолнечника, 13 млн долларов за масла различных видов, 8,2 млн за пшеничные остатки, 7,7 млн – за жмых. При этом общий экспорт в Узбекистан составил 922,5 млн долларов, что делает страны главным экономическим партнером в СНГ среди стран, не входящих в ЕАЭС.

Что везем за океан?

В Северной и Южной Америке основными экспортными странами являются США (617,8 млн долларов) и Канада (281 млн долларов). Обе страны заинтересованы в казахстанском уране (162 и 123 млн долларов соответственно), при этом американцы также закупают кремний (около 17 млн долларов), плавучие маяки (36 млн долларов) и буровые долота (5,5 млн долларов), а канадцы – сырую нефть и нефтепродукты (153,8 млн долларов). Но главной статьей экспорта в этом направлении являются… банкноты: их продажа дала Казахстану 220 млн долларов.

Главным африканским партнером Казахстана является Марокко: в эту страну было экспортировано товаров на сумму 23,4 млн долларов. Сумма небольшая (заметно меньше, чем продажи семечек в Узбекистан), но она составляет более четверти от общего казахстанского экспорта на «черный континент». Интересно, что все сделки осуществлены по одному товару. И этим товаром является сырая сера.

С другим регионом мира, Австралией, оборот еще меньше: экспорт за год составил всего 5,8 млн долларов. Структура тут также нетипичная: основу составили сульфаты кадмия, хрома и цинка (1,8 млн долларов), феррохром (0,8 млн), триоксид хрома (0,5 млн) и дихромат натрия (0,65 млн).

 

https://365info.kz/2017/02/280208/

www.ca-portal.ru

OILMAPS

OILMAPS
Сбор, анализ и систематизация маркетинговой информации по нефтяной отрасли Казахстана

Карты Казахстана с нанесением данных о месторождениях и нефтепроводах Данные по нефтяным месторождениям Казахстана Характеристики нефтепроводов Казахстана Разработка научно-технических проектов Предоставление информационно-аналитических услуг

КАРТЫ, АНАЛИТИКА, МАРКЕТИНГ, ПРОЕКТИРОВАНИЕ

Карта Казахстана с нанесением основных магистральных нефтепроводов и указанием основных параметров транспортировки нефти Масштабы: 1:4000000, 1:10000000 Основные параметры нефтепроводов: Протяженность Производительность Количество НПС Диаметр Компания оператор Компания собственник Карта областей Казахстана с нанесением основных магистральных нефтепроводов и указанием основных параметров транспортировки нефти, а так же данные по месторождениям нефти Масштабы: Основные параметры нефтепроводов и месторождений: Протяженность Производительность Количество НПС Диаметр Компания оператор Компания собственник Геологические запасы Извлекаемые запасы Объем добытой нефти Добывающая компания

Данные по нефтяным месторождениям

Геологические запасы нефти Извлекаемые запасы нефти Прогнозные данные Плотность нефти Вязкость нефти Содержание парафинов в нефти Содержание серы в нефти Объем добытой нефти Добывающая компания с указанием реквизитов Компания (страна) потребитель Маршрут транспортировки Тарифы на транспортировку

Основные параметры нефтетрубопроводов По регионам. По компаниям владельцам. По компаниям операторам. По компаниям, предоставляющим необходимые объемы нефти. По направлениям транспортировки Текущие проекты Исследование состояния китайской нефтяной отрасли Разработка справочного материала по нефтяным месторождениям Разработка классификаторов работ по строительству и эксплуатации нефтепроводов

Услуги: Разработка ТЭО Проектирование линейных участков нефтепроводов Экспертиза проектно-сметной документации Разработка регламентов Построение функциональных моделей Подготовка к внедрению ISO 9000

г.Алматы, ул.Сатпаева 50 тел. E-mail: [email protected]

Данные по нефтяным месторождениям Казахстана Характеристики нефтепроводов Казахстана Tекущие проекты Услуги E-mail: [email protected]

oilmaps.narod.ru