Казахстан рассматривает возможность диверсификации поставок нефти на Каспии. Каспий нефть казахстан


Казахстан рассматривает возможность диверсификации поставок нефти на Каспии

Казахстан заинтересован в обеспечении бесперебойных поставок нефти и нефтепродуктов на мировые рынки, в том числе через территорию Азербайджана. Как передает AZE.az, об этом сказал Trend вице-министр энергетики Казахстана Магзум Мирзагалиев. По его словам, сотрудничество в нефтегазовой отрасли является стратегически важным для Казахстана и Азербайджана.

«Как известно, в конце 2016 года Казахстан вышел на коммерческую добычу по месторождению Кашаган, в связи с чем, казахстанская сторона заинтересована в обеспечении бесперебойной доставки нефти и нефтепродуктов на мировые рынки, в том числе и через территорию Азербайджана. В случае перевалки кашаганской нефти через Азербайджан в качестве альтернативного маршрута рассматривается нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД)» — сказал Мирзагалиев.

Вице-министр отметил, что БТД не используется со второй половины 2015 года в связи с расширением системы КТК (Каспийского трубопроводного консорциума).

«Перспектива возобновления транспортировки казахстанской нефти через порт Актау транзитом через Азербайджан по системе нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан будет зависеть от экономической привлекательности данного маршрута для казахстанских нефтедобывающих компаний», – сказал вице-министр.

Он добавил, что одним из основных вопросов казахстанско-азербайджанского сотрудничества в нефтяной сфере является транспортировка казахстанской нефти через территорию Азербайджана в направлении Батумского нефтяного терминала (БНТ) в Грузии.

“Транспортировка казахстанской нефти в направлении Батумского нефтяного терминала осуществляется по мультимодальной схеме “Актау-Баку-Батуми”: “Актау-Баку” – танкерная перевозка; “Баку-Батуми” – железнодорожная перевозка. В 2016 году объем перевалки нефти и нефтепродуктов через Батумский нефтяной терминал составил порядка 3,4 миллиона тонн, а за девять месяцев текущего года – 1,599 миллиона тонн. В целях дальнейшей загрузки БНТ АО “КазТрансОйл” на постоянной основе проводит соответствующую работу со всеми участниками транспортного коридора, в том числе с азербайджанской стороной и потенциальными грузоотправителями”, – сказал Мирзагалиев.

Наш портал ранее уже сообщал, что запуск в 2016 году супергигантского Кашаганского месторождения, которое находится в казахстанском секторе дна Каспийского моря, начинает оказывать влияние на политические и экономические процессы в Каспийском регионе.Рост объемов нефтедобычи на месторождении ставит вопрос о том, на какие рынки пойдёт нефть Казахстана, и обострит конкуренцию между экспортными маршрутами, такими как Баку-Тбилиси-Джейхан (западное направление через Кавказ), Каспийский трубопроводный консорциум (западное направление через Россию) и Атасу – Алашанькоу (поставки в Китай).Подробнее с ситуацией можно ознакомиться по этой ссылке.

Также следует отметить, что общая протяженность нефтепровода БТД составляет 1768 километров, из которых 443 километра пролегают по территории Азербайджана, 249 километров – Грузии, 1076 километров – Турции. Строительство трубопровода во многом стало возможным в связи с активной поддержкой проекта со стороны США. Прокладка трубопровода была начата в 2003 году, а его заполнение нефтью – в 2005 году. Акционерами BTC Co, которая была учреждена первого августа 2002 года для реализации проекта, являются: BP (30,1 процента), AzBTC (25 процентов), Chevron (8,9 процента), Statoil (8,71 процента), ТРАО (6,53 процента), Eni (пять процентов), Total (пять процентов), Itochu (3,4 процента), Inpex (2,5 процента), CIECO (2,5 процента) и ONGC (2,36 процента).

51

Поделиться ссылкой:

Похожее

casp-geo.ru

Добыча нефти на главном казахстанском месторождении на Каспии стабильно растет

Добыча нефти на морском месторождении Кашаган в Атырауской области Казахстана приблизилась к 300 тыс. баррелей в сутки, сообщает Агенство нефтегазовой информации. Об этом стало известно на встрече акима Атырауской области Нурлана Ногаева с группой топ-менеджеров итальянской компании ENI — одним из участников проекта освоения месторождения Кашаган.

«Находясь в Астане, мы провели встречу с министром энергетики Казахстана, в ходе которой обсудили план работ, которые предстоит провести в ближайшее время на месторождении Кашаган. Процесс освоения идет по плану. Завод отлично спроектирован, добыча нефти ведется согласно установленным параметрам. Суточная добыча на Кашагане приблизилась к отметке в 300 тысяч баррелей в сутки. Применяются передовые в мире технологии по сжиганию попутного нефтяного газа», — рассказал главный операционный директор компании ENI по разведке и добыче Антонио Велла.

По его словам, идет выстраивание работы по улучшению процесса добычи нефти на месторождении.

«Самое главное — при разработке месторождения и добыче углеводородов учитывать экологическую составляющую проекта и необходимость соблюдения природоохранного законодательства Республики Казахстан. Кроме того, стоит уделить внимание повышению доли местного содержания в товарах и услугах, закупаемых участниками проекта, и, что не менее важно, трудоустройству местных кадров на производстве», — цитирует руководителя региона Нурлана Ногаева МИА «Казинформ».

Напомним, что 4 октября первый вице-министр энергетики Казахстана Махамбет Досмухамбетов в ходе международной выставки-конференции «Нефть и газ – KIOGE 2017» заявлял, что за 9 месяцев 2017 года на Кашагане добыто 5,9 млн тонн нефти и 3,5 млрд кубометров газа, план до конца года — 8 млн тонн нефти и 4,5 млрд кубометров газа. Текущий уровень добычи на Кашагане превышал 200 тыс. баррелей нефти в сутки. Таким образом, за прошедшие четыре месяца операторам Кашагана удалось нарастить добычу нефти на 100 тыс баррелей. В связи с этим, следует ожидать, что в 2018 году добыча нефти на месторождении может достигнуть запланированных 450 тыс баррелей.

Рост объемов нефтедобычи на Кашаганском месторождении ставит вопрос о том, на какие рынки пойдёт нефть Казахстана, и обострит конкуренцию между экспортными маршрутами, такими как Баку-Тбилиси-Джейхан (западное направление через Кавказ), Каспийский трубопроводный консорциум (западное направление через Россию) и Атасу – Алашанькоу (поставки в Китай).

Подробнее о перспективах диверсификации поставок кашаганской нефти и её геополитическом значении читайте в материале нашего портала:

http://casp-geo.ru/2017/10/по-каким-маршрутам-потечет-кашаганск/

51

Поделиться ссылкой:

Похожее

casp-geo.ru

нефть, конфликты, трубопровод — Новости Казахстана и Мира на деловом портале Kapital.kz

В Актау эксперты обсудят перспективы и проблемы прикаспийского региона

Каспий может стать не только нефтеносным благом, но и «яблоком раздора» для всего региона. И в таком случае ему грозит введение зарубежных вооруженных сил для защиты интересов государств и инвесторов...

Как предотвратить милитаризацию на Каспии, 16 сентября в Актау на международной конференции «Парадигмы международного сотрудничества на Каспии» будут говорить эксперты из прикаспийских государств. Мероприятие организовано Институтом социально-политических исследований, информационным агентством «ИнфоРос» и «Общественным фондом Александра Князева».

Свое видение вопроса в интервью «Капитал.kz» изложил главный организатор конференции Александр Князев, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН.

– Александр Алексеевич, в Казахстане было немало конференций, посвященных Каспию, но все с уклоном в нефтедобычу. А ведь «нефтяная тема» – не главная?

– Да, «нефтяная тема» – не главная, она интересна только Казахстану, Азербайджану и Туркменистану. Есть «долгоиграющая» тема юридического характера, тема раздела дна и шельфа. Она чрезвычайно сложна, особенно для Азербайджана, Ирана и Туркменистана, поскольку затрагивает и интересы нефтегазодобычи, и интересы территориальной безопасности.

Кстати, Россия с Казахстаном в этом плане имеют временные двусторонние соглашения, и для них данная проблема не так уж актуальна. Вот Южный Каспий – это действительно зона нерешенных статусных вопросов.

Все проблемы Каспия возникли, по большому счету, с развалом СССР, до того времени, годов так с 1920-х все решалось легко и просто. Это было фактически внутреннее озеро СССР, Иран, имея малую часть побережья, не обладал даже правом иметь там военно-морские силы.

Я думаю, что самая главная из каспийских проблем на сегодня – это сохранение стабильности и недопущение конфликтов в регионе.

– Как эта проблема возникла и почему до сих пор не решена?

– Проблема появилась, когда совладельцами Каспия стали пять государств с довольно разными внешнеполитическими приоритетами. С 1992 года, когда был сформирован Комитет сотрудничества прикаспийских стран (Россия, Иран, Азербайджан, Казахстан и Туркменистан), переговоры этих государств по вопросам решения проблем моря отмечались и взлетами, и падениями.

Для России и Ирана Каспий в большей степени важен в плане обеспечения безопасности. И на этот счет есть много реальных решений и соответствующих действий. В ходе Третьего каспийского саммита, состоявшегося в Баку 18 ноября 2010 года, президентами пяти стран было подписано Соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море, включающее очень важное положение о том, что обеспечение безопасности на море является прерогативой прикаспийских государств.

Но соглашения соглашениями, а еще недавно речь шла и о военном присутствии США с целью обеспечения безопасности нефтегазовых проектов. Азербайджан сумел убедить своих западных партнеров в собственной состоятельности в том, чтобы обеспечивать безопасность маршрутов экспорта сырья, самих добывающих мощностей на морском шельфе, и отказался от предложения разместить на своей территории военный контингент, включая и морскую составляющую. Проект получил общее название «Каспийский страж» (Caspian Guard).

Но есть вполне обоснованные предположения многих экспертов о том, что целью США в ближайшие несколько лет станет создание военно-морской базы на территории Азербайджана для того, чтобы контролировать акваторию Каспийского моря.

У России и Ирана есть еще одна тема для разногласий с Азербайджаном, Казахстаном и Туркменистаном. Это отказ Москвы и Тегерана поддерживать любые проекты строительства нефте- и газопроводов по дну Каспия. Именно это предлагают ЕС и США в рамках своих инициатив по созданию новых маршрутов транспортировки каспийских и центральноазиатских ресурсов в обход России.

Казахстан в этом вопросе занимает сдержанные позиции, а, например, Туркменистан готов просто игнорировать интересы других каспийских стран. Россия и Иран в ответ наращивают мощь военного присутствия… Идет милитаризация региона – и нет никаких гарантий, что в случае, например, если Азербайджан даст согласие на присутствие каких-то западных военных сил для охраны своей нефтедобывающей инфраструктуры, что это не спровоцирует возникновения вооруженного конфликта с тем же Ираном.

Именно поэтому в повестке дня нашей конференции, которая пройдет в Актау, есть такой вопрос – экономическая целесообразность трубопроводного строительства на Каспии. К слову, к конференции проявили интерес китайские эксперты – ведь для КНР транскаспийские трубопроводы являются конкурентами в энергетическом сотрудничестве с регионом.

– Александр Алексеевич, а каким образом на изменение ситуации могут повлиять НПО, которые тоже принимают участие в обсуждении проблемы?

– Никаким. Я вообще не верю в НПО как в некую социально-политическую силу. Разве что разрушительного характера, как показывают примеры государственных переворотов в соседнем Кыргызстане…

В нашем случае – все три организатора конференции тоже являются негосударственными, неправительственными. Институт социально-политических исследований из Астаны и мой общественный фонд – это исследовательские, экспертные организации, московское информационное агентство «ИнфоРос» – это СМИ…

Для нас наш неправительственный статус – просто удобное состояние, освобождающее от лишней бюрократичности, позволяющее более оперативно и эффективно решать многие вопросы нашей работы. Это просто удобная форма работы. Мы не можем, да и абсолютно не стремимся, каким-либо образом замещать государства. Но вот озвучить какие-то соображения по ситуации, которые могут, например, дополнить имеющееся сотрудничество на Каспии, или постараться актуализировать какие-то направления такого сотрудничества – вот это работа экспертов. Например, речь на конференции будет идти о коммуникационном потенциале Каспия, который, безусловно, пока велик. Для России и Казахстана – это прямой коридор к портам Персидского залива, который используется, на мой взгляд, довольно вяло.

– На Ваш взгляд, достаточно ли внимания экологической составляющей добычи на Каспии уделяет Казахстан?

– Недостаточно. И это вопрос в основном к тем государствам, которые видят в Каспии лишь кладовую энергоресурсов.

– Каким Вы видите будущее Каспия, исходя из нынешней ситуации?

– Будущее сложно. Каспий – это регион, стабильность которого может быть нарушена в любой момент. Каспий – это мостик между двумя конфликтогенными регионами, Кавказом и Центральной Азией, это часть «дуги нестабильности», спроектированной когда-то Збигневом Бжезинским. Поэтому сегодняшняя внешне местами почти идиллическая картина, сегодняшнее спокойствие, они требуют к себе постоянного внимания и работы по сохранению существующего, пусть и всегда неуверенного, но все-таки мира.

kimep.kapital.kz

нефть, конфликты, трубопровод — Новости Казахстана и Мира на деловом портале Kapital.kz

В Актау эксперты обсудят перспективы и проблемы прикаспийского региона

Каспий может стать не только нефтеносным благом, но и «яблоком раздора» для всего региона. И в таком случае ему грозит введение зарубежных вооруженных сил для защиты интересов государств и инвесторов...

Как предотвратить милитаризацию на Каспии, 16 сентября в Актау на международной конференции «Парадигмы международного сотрудничества на Каспии» будут говорить эксперты из прикаспийских государств. Мероприятие организовано Институтом социально-политических исследований, информационным агентством «ИнфоРос» и «Общественным фондом Александра Князева».

Свое видение вопроса в интервью «Капитал.kz» изложил главный организатор конференции Александр Князев, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН.

– Александр Алексеевич, в Казахстане было немало конференций, посвященных Каспию, но все с уклоном в нефтедобычу. А ведь «нефтяная тема» – не главная?

– Да, «нефтяная тема» – не главная, она интересна только Казахстану, Азербайджану и Туркменистану. Есть «долгоиграющая» тема юридического характера, тема раздела дна и шельфа. Она чрезвычайно сложна, особенно для Азербайджана, Ирана и Туркменистана, поскольку затрагивает и интересы нефтегазодобычи, и интересы территориальной безопасности.

Кстати, Россия с Казахстаном в этом плане имеют временные двусторонние соглашения, и для них данная проблема не так уж актуальна. Вот Южный Каспий – это действительно зона нерешенных статусных вопросов.

Все проблемы Каспия возникли, по большому счету, с развалом СССР, до того времени, годов так с 1920-х все решалось легко и просто. Это было фактически внутреннее озеро СССР, Иран, имея малую часть побережья, не обладал даже правом иметь там военно-морские силы.

Я думаю, что самая главная из каспийских проблем на сегодня – это сохранение стабильности и недопущение конфликтов в регионе.

– Как эта проблема возникла и почему до сих пор не решена?

– Проблема появилась, когда совладельцами Каспия стали пять государств с довольно разными внешнеполитическими приоритетами. С 1992 года, когда был сформирован Комитет сотрудничества прикаспийских стран (Россия, Иран, Азербайджан, Казахстан и Туркменистан), переговоры этих государств по вопросам решения проблем моря отмечались и взлетами, и падениями.

Для России и Ирана Каспий в большей степени важен в плане обеспечения безопасности. И на этот счет есть много реальных решений и соответствующих действий. В ходе Третьего каспийского саммита, состоявшегося в Баку 18 ноября 2010 года, президентами пяти стран было подписано Соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море, включающее очень важное положение о том, что обеспечение безопасности на море является прерогативой прикаспийских государств.

Но соглашения соглашениями, а еще недавно речь шла и о военном присутствии США с целью обеспечения безопасности нефтегазовых проектов. Азербайджан сумел убедить своих западных партнеров в собственной состоятельности в том, чтобы обеспечивать безопасность маршрутов экспорта сырья, самих добывающих мощностей на морском шельфе, и отказался от предложения разместить на своей территории военный контингент, включая и морскую составляющую. Проект получил общее название «Каспийский страж» (Caspian Guard).

Но есть вполне обоснованные предположения многих экспертов о том, что целью США в ближайшие несколько лет станет создание военно-морской базы на территории Азербайджана для того, чтобы контролировать акваторию Каспийского моря.

У России и Ирана есть еще одна тема для разногласий с Азербайджаном, Казахстаном и Туркменистаном. Это отказ Москвы и Тегерана поддерживать любые проекты строительства нефте- и газопроводов по дну Каспия. Именно это предлагают ЕС и США в рамках своих инициатив по созданию новых маршрутов транспортировки каспийских и центральноазиатских ресурсов в обход России.

Казахстан в этом вопросе занимает сдержанные позиции, а, например, Туркменистан готов просто игнорировать интересы других каспийских стран. Россия и Иран в ответ наращивают мощь военного присутствия… Идет милитаризация региона – и нет никаких гарантий, что в случае, например, если Азербайджан даст согласие на присутствие каких-то западных военных сил для охраны своей нефтедобывающей инфраструктуры, что это не спровоцирует возникновения вооруженного конфликта с тем же Ираном.

Именно поэтому в повестке дня нашей конференции, которая пройдет в Актау, есть такой вопрос – экономическая целесообразность трубопроводного строительства на Каспии. К слову, к конференции проявили интерес китайские эксперты – ведь для КНР транскаспийские трубопроводы являются конкурентами в энергетическом сотрудничестве с регионом.

– Александр Алексеевич, а каким образом на изменение ситуации могут повлиять НПО, которые тоже принимают участие в обсуждении проблемы?

– Никаким. Я вообще не верю в НПО как в некую социально-политическую силу. Разве что разрушительного характера, как показывают примеры государственных переворотов в соседнем Кыргызстане…

В нашем случае – все три организатора конференции тоже являются негосударственными, неправительственными. Институт социально-политических исследований из Астаны и мой общественный фонд – это исследовательские, экспертные организации, московское информационное агентство «ИнфоРос» – это СМИ…

Для нас наш неправительственный статус – просто удобное состояние, освобождающее от лишней бюрократичности, позволяющее более оперативно и эффективно решать многие вопросы нашей работы. Это просто удобная форма работы. Мы не можем, да и абсолютно не стремимся, каким-либо образом замещать государства. Но вот озвучить какие-то соображения по ситуации, которые могут, например, дополнить имеющееся сотрудничество на Каспии, или постараться актуализировать какие-то направления такого сотрудничества – вот это работа экспертов. Например, речь на конференции будет идти о коммуникационном потенциале Каспия, который, безусловно, пока велик. Для России и Казахстана – это прямой коридор к портам Персидского залива, который используется, на мой взгляд, довольно вяло.

– На Ваш взгляд, достаточно ли внимания экологической составляющей добычи на Каспии уделяет Казахстан?

– Недостаточно. И это вопрос в основном к тем государствам, которые видят в Каспии лишь кладовую энергоресурсов.

– Каким Вы видите будущее Каспия, исходя из нынешней ситуации?

– Будущее сложно. Каспий – это регион, стабильность которого может быть нарушена в любой момент. Каспий – это мостик между двумя конфликтогенными регионами, Кавказом и Центральной Азией, это часть «дуги нестабильности», спроектированной когда-то Збигневом Бжезинским. Поэтому сегодняшняя внешне местами почти идиллическая картина, сегодняшнее спокойствие, они требуют к себе постоянного внимания и работы по сохранению существующего, пусть и всегда неуверенного, но все-таки мира.

ey25.kapital.kz

Казахстан: нефть и каспий

******************************************************************* * П Р О Б Л Е М Ы Х И М И Ч Е С К О Й Б Е З О П А С Н О С Т И * ******************************************************************* **** Х И М И Я * И * Ж И З Н Ь *************** ******************************************************************* ** Сообщение UCS-INFO.1106, 16 января 2004 г. * ******************************************************************* Нефть и природа

КАЗАХСТАН: НЕФТЬ И КАСПИЙ

НЕФТЬ ВЫЛИВАЕТСЯ В КАСПИЙСКОЕ МОРЕ. На Каспии очередное ЧП - из старых скважин выходит нефть. Специалисты Комитета по геологии и охране недр обнаружили это во время облета прибрежной территории Каспия. Пока никто не может назвать масштабы чрезвычайной ситуации. Нефть выходит в море на месторождении Прибрежное из старых скважин. Последние два десятилетия они были на суше, но в начале девяностых годов месторождение затопило. Летом этого года одновременно из четырех скважин начала просачиваться нефть. Образовались огромные пятна. На консервацию скважин денег не хватило, поэтому их заглушили. По непонятной причине нефть опять начала просачиваться из двух скважин. Это обнаружили во время облета прибрежной территории специалисты Комитета по геологии и охране недр. Тревожную информацию немедленно передали в областное управление по ЧС. После этого власти области создали штаб по ликвидации нефтяных утечек. Как сообщил "Каравану" начальник морской инспекции по надзору за безопасным ведением операций на море Радус Латфуллин, пятна пока небольшие - в диаметре не превышают несколько метров. Но неизвестно, что происходит подо льдом. Проводить работы по ликвидации утечек на море нет возможности из-за отсутствия финансовых средств. Для цементирования только одной скважины требуется около пяти миллионов тенге. По словам Радуса Латфуллина, срочно нужна государственная программа консервации всех затопленных скважин. В прибрежной зоне Атырауской и Мангыстауской областей около тысячи затопленных скважин и на месторождении Прибрежное - восемнадцать. Морская вода разъедает металл, и в любой момент устье какой-нибудь скважины может лопнуть. И тогда нефть пойдет в море тоннами. Такое, кстати, уже было два года назад на месторождении Юго-Западный Тажигали. Но, видно, урок не пошел впрок. С.Новак, "Караван", 9 января 2004 года

НЕФТЬ БУДЕТ ТЕЧЬ В МОРЕ ВСЮ ЗИМУ. По-прежнему не наблюдается никаких действий по ликвидации очередной утечки нефти из законсервированных скважин в прибрежной зоне Каспийского моря в Жылыойском районе. Напомним, утечки обнаружили в середине декабря, после чего в Министерство энергетики полетел сигнал SOS с просьбой выделить средства. По словам начальника морской инспекции по надзору за ведением нефтяных операций Радуса Латфуллина, обстановка в аварийном квадрате на данный момент неизвестна, лишь в ближайшие дни планируется очередной облет участка - если кто-нибудь поможет с транспортом, конечно. К слову, за два последних года экспедиция из Института геологии по заданию Министерства энергетики провела стопроцентную инвентаризацию затопленных скважин на огромном участке побережья Каспийского моря. Как уже упоминалось, их свыше тысячи и не все они нефтяные. Точные координаты нанесены на карту, причем немалую роль в определении месторасположения скважин сыграли местные бракаши. По неофициальной информации, с конца прошлого года "в верхах" наконец-то начали поговаривать о выделении средств из республиканского бюджета и последующем проведении тендера на ликвидацию в первую очередь нефтяных скважин. Причем речь идет о колоссальной сумме. Вообще, как можно требовать от того же Аджипа соблюдения экологических норм при нефтяных разработках на шельфе Каспия, если само государство не может взять под контроль свои собственные подводные нефтяные дырки? В этом случае контролирующим органам просто не на кого налагать штрафные санкции. Ситуация выглядела бы забавной, если б за ней всерьез не стоял вопрос об экологической катастрофе. Л.Гузиков, "Ак Жайык" (Атырау), 8 января 2004 года

Нефть течет в Каспий. Никаких действий по ликвидации утечки нефти из старых затопленных скважин структуры Прибрежное на Каспии пока не наблюдается, хотя первый сигнал о появлении нефтяных пятен на льду поступил в конце декабря. Вылет на вертолете в район месторождения Прибрежное только планируется. И то при условии, если кто-нибудь поможет техникой. Пока предполагается, что текут скважины, на которые уже ставились временные заглушки. По словам специалистов, полностью законсервировать находящиеся под водой скважины было делом невозможным. Для этого ждали зимы, когда мелководное побережье промерзнет до дна. Сегодня только на месторождении Прибрежное находится 11 скважин, временно заглушенных тридцать лет назад. Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное. Законсервировать основательно тогда их просто не успели - уровень Каспийского моря неожиданно поднялся, и скважины ушли под воду. Всего же на побережье Каспия в затопленном или периодически подтопляемом нагонными водами состоянии находится 1485 скважин. На ликвидацию каждой потребуется около пяти миллионов тенге. Деньги, конечно, солидные. Но они не идут ни в какое сравнение с той огромной опасностью для экологии всего Прикаспия, которую не оценить никакими деньгами. И теперь как-то нелогично нападать на иностранные компании из-за каждого пролитого в море литра нефти. По крайней мере, у них всегда находятся деньги на экологические мероприятия, а также на возмещение причиненного ущерба и выплату штрафов. Е.Ладикова, "Экспресс-К", 10 января 2004 года

Источник: EcoDigest (5-11.01.04), 16 января 2004 г., З.Бабаханова, НПО "Экологический ПрессЦентр", [email protected]

************************************************************** * Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность" * * (http://www.seu.ru/members/ucs) * * Редактор и издатель Лев А.Федоров. Бюллетени имеются на * * сайте: http://www.seu.ru/members/ucs/ucs-info * * *********************************** * * Адрес: 117292 Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83 * * Тел: (7-095)-129-05-96, E-mail: [email protected] * ************************** Распространяется * * "UCS-PRESS" 2004 г. * по электронной почте * **************************************************************

txt.rushkolnik.ru

Крушение каспийского мифа: нефти нет!

С конца прошлого года произошли знаковые события, которые приковали внимание СМИ Казахстана к теме каспийской нефти. Это ледовая блокада двух искусственных островов месторождения Кашаган в декабре 2012 года, уход двух инвесторов с Каспия, два землетрясения 10 марта в Каспийском море, недавняя авария на буровой установке на Кашагане и замалчивание правды о каспийской нефти. Пикантность ситуации придает уход американской компании накануне начала промышленной добычи нефти – с июня 2013 года – на месторождении Кашаган с его прогнозируемыми гигантскими запасами нефти.

На этом сайте эта тема освещена в ряде статей: Закон природного бумеранга в действии, Астане угрожает катаклизм, Интервью Галии Керей, Причины утечки нефти в Мексиканском заливе, Дождевое очищение Казахстана и др., где приведены прогнозы биоэнергетика Галии Кажгалиевны Керей о будущем каспийской нефти.

Почему инвесторы уходят с Каспия?

Этот вопрос вновь стал актуальным после февральской информации о намерении продать свои доли в казахстанских нефтяных проектах американской ConocoPhillips и норвежской Statoil. ConocoPhillips еще осенью 2012 года сообщила на своем сайте, что официально уведомила власти Казахстана и партнеров о намерении продать свою долю (8,4 %) в проекте «Кашаган» за 5 млрд долларов. 11 февраля обществу стало известно о выходе норвежской компании Statoil из проекта участка «Абай», который считается весьма перспективным. Как говорят наблюдатели, ее уход стал наиболее болезненным в череде выходов западных компаний из проектов по казахстанскому шельфу Каспия. В 2012 году французская Total отказалась от участия в проекте «Женис», итальянская Eni – от участка Шагала, американская ConocoPhillips продала КМГ свою долю в проекте «Н». Не был возобновлен проект Южный Жамбай.

Если вы будете искать ответы на этот вопрос, имеющий прямое отношение к имиджу нашей страны как будущего нефтяного гиганта на Каспии, то найдете ряд стандартных заключений. Мол, главная причина в существующей системе госрегулирования – правительство Казахстана предъявляет весьма жесткие требования к нефтяным компаниям по таким вопросам, как местное содержание и социальные инвестиции; давят и искусственно налагаемые экологические штрафы. Отдельную проблему представляет собой перерасход средств и задержки с запуском в связи с техническими трудностями работы. Их связывают с неэффективной системой управления и другими препонами, которые не раскрывают реальной причины бегства инвесторов.

При этом эксперты не хотят признать и учесть очевидный факт: из проектов на суше нефтяные компании не сбегают. Поэтому вышеуказанные заключения экспертов не имеют системный характер. А если мы раскроем каспийскую карту шире и найдем в ней недостающие пазлы, то открываются в прямом смысле глубинные причины ухода иностранных компаний: вместо гигантских запасов нефти – ее вредные остатки.

Однако если вы спросите у квалифицированных нефтяников, в том числе кандидатов наук, написавших свои диссертации по каспийскому шельфу, о вероятном отсутствии нефти в Каспийском море, то вам засмеются в лицо. Мол, нефть образуется в течение миллионов лет: или она есть на данной территории, или ее нет, но не может быть такое, чтобы она была, а потом исчезла без ее добычи за какие-то десять лет.

О подтверждении коммерческих запасов углеводов на Кашагане было объявлено летом 2000 года по результатам бурения первой скважины KE-1 (Восточный Кашаган-1). Ее суточный дебит составил 600 м3  нефти и 200 тысяч м3 газа. Вторая скважина (KW-1) была пробурена на Западном Кашагане в мае 2001 года в 40 км от первой. Она показала суточный дебит в 540 м3 нефти и 215 тысяч м3 газа. Какие еще нужны доказательства? Какие могут быть сомнения в большой каспийской нефти?!

И в этом вопросе все – инвесторы, в том числе уже выбывшие из проектов, нефтяные и подрядные компании, местная власть, правительство Казахстана, фирмы-поставщики и т.д. – единодушны во мнении о наличии крупных запасов нефти, даже если кое-какие факты говорят об обратном. Если ConocoPhillips заявила бы о своем сомнении в наличии углеводов, то не смогла бы продать свою долю – она и так за несколько месяцев не может решить эту проблему.

«Мы сгоним буровиков с Каспия любой ценой»

Парадокс каспийского феномена в том, что до официального подтверждения гигантских запасов углеводов на Кашагане появилась газетная статья, определившая все последующие события в нефтянке, свидетелями которых мы являемся.

8 февраля 2000 года в газете «СолДат» вышла статья «Что говорят звезда, Луна и Галия о каспийской нефти» на основе информации алматинского биоэнергетика Галии Керей. В ней говорилось: «Тратить силы и средства на поиски нефти в акватории Каспия не нужно. Чтобы найти нефть, необходимо отказаться от реализации бессмысленных проектов на Каспие (кроме новых бед они ничего не принесут) и, приняв серию демократичных природоохранных законов, вести работы в другом направлении». О самой нефти в море говорилось вполне определено: «Нефть в акватории Северного Каспия не найдут. Она передвинулась в регионы Западного Казахстана и тянется дальше на восток шлейфом по всему югу страны. Луна и Юпитер могут влиять не только на приливы-отливы, но и на любые природные процессы. Они просто сместили нефть к береговой зоне Каспия, на Запад Казахстана, к плато Устюрт и дальше на восток по южным регионам Казахстана, создавая одновременно препятствия для бурения в акватории Каспия (физические преграды, неблагоприятные погодные условия, критика прессы и экологов, столкновения геополитических интересов прикаспийских государств и т.д.). В те дни (март 99-го) Небесные Силы дали Галие такую информацию (дословно): «Устроили на пути бурения тонны мусора. Сместили нефть в сторону суши на территорию Казахстана. Нефть в акватории Каспия теперь не найдут».

Этот прогноз повторяется в других статьях в этой газете и в «Книге Луны» Галии Керей и Токтасына Нургалиева (Алматы, 2004). «Несметные запасы нефти будут обнаружены не на Каспие, а на юге Казахстана. Нефтеносными районами станут весь юг Казахстана, Приаралье, Мангышлак, земли Актюбинска. На Каспие нефть добывать перестанут» (О чем говорят звезды, Луна и Галия. СолДат, № 58, декабрь, 2001). А в «Книге Луны» говорилось и об исходе инвесторов: «Мы сгоним буровиков с Каспия любой ценой» (стр. 305).

О физических преградах, препятствиях для бурения, капризах погодных условий и т.д. за прошедшее десятилетие мы наслышаны: по этим и другим причинам срок начала добычи нефти на Кашагане переносили с 2005 года на 2008 год, затем на 2011, последнее согласование – 2013 год. Это притом, что Кашаган – самый дорогой производственный проект в истории стоимостью в 136 млрд долларов.

В середине декабря прошлого года из-за погодных условий искусственные острова А и D нефтяного месторождения Кашагана оказались в ледяной блокаде. Начались перебои с продовольствием. На островах скопились тонны строительного мусора и бытовых отходов, которые обычно вывозятся для последующей утилизации в порты Актау. Если такое случилось бы во время добычи нефти, то катастрофы не избежали бы.

В начале марта этого года появилась не совсем ясная информация об аварии на одной из буровых установок искусственного острова D месторождения Кашаган: «По данным ДЧС Атырауской области, на буровой погнулся механизм и арматура не выдержала нагрузки». Скорей всего, это не мелкая авария, и опять повезло, что еще не приступили к добыче нефти.

Если просмотреть данные землетрясений в Каспийском море, то они участились за последние два-три года. 10 марта произошли сразу два землетрясения с небольшим интервалом 4,2 и 3,9 баллов по шкале Рихтера на уровне Кара-Богаз-Гол. Что же все-таки происходит в глубинах моря?

Закон природного бумеранга

Конечно, оппоненты могут сказать, что будущее ресурсов казахстанского шельфа Каспия будет зависеть от результатов с первой нефтью на Кашагане – ждать осталось совсем немного. Однако пришло время проанализировать ситуацию и в других прикаспийских регионах, чтобы сложить пазлы каспийской нефти.

И здесь предоставим слово биоэнергетику Галие Кажгалиевне Керей: «Недавно на РБК смотрела «круглый стол» по каспийской нефти, где российские эксперты на фактах открыто сказали о том, о чем у нас предпочитают молчать. Вкратце: большая нефть в Каспийском море – миф, в том числе на Кашагане, в Дагестане, в Калмыкии, об этом свидетельствует и значительный спад добычи нефти на каспийском шельфе в Азербайджане за последние годы, снижение добычи и в Дагестане и т.д. А мы об этом писали еще в 2000 году.

Надо понять очень простую вещь: нефть нельзя добывать где угодно и как угодно, особенно под морем, в закрытом водоеме – ведь человеку неведомо, чем это грозит. По этой причине в советское время освоение шельфа Северного Каспия было под запретом – этому препятствовали экологические законы, охрана этой зоны как заповедной. В природе есть вещи, которые нельзя переступать, иначе наступит экологическая катастрофа. А Каспийское море – это ретранслятор, приемник-распределитель космической энергии, через который Земля получает необходимую энергию, и как Каспий справляется с этой функцией, зависит состояние природы на всей планете. Недаром здесь родина осетровых рыб, которых добывали с древности: 90% осетровых в мире, отличающихся своей древностью от других видов рыб, находятся именно в этом море. Нефть же в Каспийском море была устроена Небесными Силами не для ее добычи человеком. Нефть в Каспий является одним из компонентов этого приемника-распределителя космической энергии.

И учащение землетрясений в море за последние годы, а недавно сразу два толчка – это ответная реакция природы за неразумные действия человека в море – таким способом закрываются пути поступления нефти и газа. Чтобы не допустить катастрофы наподобие взрыва платформы в Мексиканском заливе, идет очищение моря от нефти, газа, от старой воды. Каспий возродится. То, что сейчас добывают на шельфе – это остаток, осадок уходящей былой нефти, и со временем ее будет все меньше и меньше до полного исчезновения. Кроме природы пострадала и экономика Казахстана – авантюрный проект Аджипа на Кашагане принес с собой кризис в страну своей ненужностью, дороговизной, коррупцией».

В самом деле, в Азербайджане наблюдается еле скрытая паника по поводу неожиданного снижения добычи нефти на шельфе моря, и в связи с этим президент Алиев выступил с резкой критикой иностранных компаний. По его словам, снижение добычи началось после 2008 года: в 2009 году добыто лишь 40,3 млн тонн, в 2010 году – 40,6 млн тонн, в 2011 году – 36 млн тонн. По другим данным, нефтедобыча в 2011 году на 10,3% ниже добычи 2010 года, в январе-мае 2012 года на 6,9% ниже показателя аналогичного периода 2011 года. А ведь с 1997 по 2007 годы отмечался рекордный рост добычи нефти (и ВВП): с 8,9 млн до 41,7 млн тонн! Кстати, норвежская Statoil, которая покинула казахстанский проект «Абай», работает в азербайджанской части Каспия – компания делает соответствующие выводы.

Дастан Ельдесов

29 марта 2013

galiya.kz