Каспийский регион и нефтяной фактор в международных отношениях. Каспийский регион месторождения нефти


Статья - Перспективы освоения Российского сектора Каспийского моря

Содержание

Введение………………………………………………………………………………….3

Общие сведения о Прикаспийской нефтегазоносной провинции…………………....4

Нефтеносность…………………………………………………………………………...4

Перспективы освоения Российского сектора Каспийского моря…………….………8

Заключение……………………………………………………………………………...11

Список литературы……………………………………………………………….…….12

Введение

Прикаспийская нефтегазоносная провинция является одной из крупнейших в нашей стране, она располагает большими возможностя­ми для открытия крупных зон нефте газонакопления и отдельных мес­торождений в подсолевом комплексе. Несмотря на невысокую изучен­ность, здесь уже обнаружено несколько крупных и уникальных газо-конденсатных и нефтяных месторождений, еще большими прогнозны­ми запасами она обладает.

В обозримом будущем Каспий по запасам энергоносителей не сможет конкурировать с нефтяными ресурсами Персидского залива или огромными газовыми месторождениями Севера европейской части России и Сибири.

Каспийский регион наряду с Североафриканскими странами и Россией может стать одним из основных поставщиков газа в Европу, после прогнозируемого истощения месторождений Северного моря. Поэтому разведка и освоение месторождений Прикаспийского осадочного бассейна являются важными геологическими задачами, которые решаются в настоящее время.

Общие сведения о Прикаспийской нефтегазоносной провинции

Прикаспийская нефтегазоносная провинция расположена в юго-восточной части Восточно-Европейской платформы в преде­лах Уральской, Гурьевской, Мангышлакской и Актюбинском об­ластей Казахстана, Волгоградской, Саратовской, Оренбургской, Астраханской областей и Калмыкии Российской Федерации и се­верной части шельфа Каспийского моря. Общая площадь провин­ции 500 тыс, км2, в том числе в России 120 тыс. км2

В тектоническом отношении (рис. 52) Прикаспийская провинция приурочена к одноименной мегасинеклизе в юго-восточной глубоко погруженной части Восточно-Европейской платформы, выполненной осадочным чехлом огромной мощности — до 22 км. Объем осадков, выполняющих впадину, превышает 4 млн км3, из них палеозойские отложения составляют 60%, мезозойские — 30% и кайнозойские — 10%.

Прикаспийская мегасинеклиза является крупнейшей назем­ном шаре областью развития соляной тектоники. Соль кунгурского возраста в виде соляных куполов, гребней, валов, мас­сивов иногда достигающих огромных размеров (1000- 1500 м прорывает многокилометровую (8 — 9 км) толщу вышележащих отложений и часто выходит на поверхность, иногда образуя соля­ные озера, разрушая имевшиеся залежи нефти и газа и создавав новые в надсолевом этаже. Общее число соляных структур пре­вышает 1700. Подсолевые отложения, которые являются основным объектом нефтегазодобычи, залегают на больших глубинах и изу­чены бурением лишь в бортовых частях провинции.

Фундамент мегасинеклизы докембрийский гетерогенный архейско-протерозойский, в отдельных районах возможно байкальский. Глубина залегания его поверхности на севере и западе 7 7,5 км, на юге и востоке 6 — 7 км, в зонах поднятий и на Астраханскомсводе 7,5-8 кми до 9-10 км в разделяющих седловинах. От бортов синеклизы фундамент уступами погружается к центральной части до глубины 18-22 км. Мощность осадочного чехла по геофизическим данным 20-22 км. Максимальная мощность пород палеозоя – 13 км, мезозоя -4,5 км, кайнозоя-3,5 км.

Морские отложения занимают свыше 90% разреза, среди них карбонатных пород 20-25%[3]

Нефтеносность.

Первые месторождения нефти в Эмбинской области были извес­тны еще в XIX веке. К настоящему времени в Прикаспийской нефте­газоносной провинции открыто свыше ста двадцати месторождений: 60 нефтяных, 22 нефтегазовых, 11 нефтегазоконденсатных, 7газокон-денсатньгх, 18 газовых, среди которых такие гигантские по геологи­ческим запасам, как Тенгизское (нефтяное), Карачаганакское (газоконденсатное), Астраханс­кое (газоконденсатное) и др.

Прикаспийской провинции в надсолевом комплексе залежи пласто­вые сводовые полного контура, экранированные соляным штоком, сбросами в своде и на периферии, плоскостью несогласия в подо­шве трансгрессивного комплекса, реже литологически ограничен­ные. В подсолевых отложениях залежи массивные, массивно пласто­вые, пластовые, изредка с литологическими ограничениями. На мес­торождениях количество продуктивных залежей варьируется в ши­роких пределах, от единиц до нескольких десятков.

На основании данных геофизических исследований и буре­ния проведено нефтегазогеологическое районирование террито­рии Прикаспийской НГП, в составе которой было выделено 5 НГО. На территории РФ расположены 4: Волгоградско-Карачаганакская, Енбекско-Жаркамысская, Южно-Эмбинская, Астраханско-Калмыцкая. [6]

В Прикаспийской провинции нефтегазоносность отмечается практически по всему вскрытому разрезу осадочного чехла.

В подсолевом этаже залежи УВ связаны преимущественно с четырьмя основными нефтегазоносными комплексами, литология и стратиграфический объем которых изменяется по площади: терригенным девонским (на востоке девонско-нижнекаменноугольным), карбонатным верхнедевонским-нижнекаменноугольным, карбонатным нижне-среднекаменноугольным (на севере и запа­де среднекаменноугольным-нижнепермским), терригенным верх­некаменноугольным-нижнепермским.

В подсолевых отложениях открыто около 40 залежей, преиму­щественно массивного типа, в основном газоконденсатные, с ано­мально высокими пластовыми давлениями. Залежи в карбонатных резервуарах в подсолевых отложениях повсеместно содержат серо­водород наиболее высокие концентрации которого отмечаются в южном секторе мегасинеклизы и умеренное в северном и западном.

Нефти палеозойских подсолевых пород метанонафтенового состава в основном легкие с плотностью 833 — 823 кг/м3, малопарафинистые; содержание в %: бензиновых фракций 23 — 33, смол 10—15 и асфальтенов до 1,2. [2]

В надсолевом этаже Прикаспийской провинции выделяются два основных региональных нефтегазоносных комплекса: терригенный верхнепермско-триасовый и карбонатно-терригенный юрско-меловой. С ними связаны многочисленные средние чаще мелкие не­фтяные и газовые месторождения в ловушках, обусловленных соляно-купольной тектоникой. Перспективы дальнейшего наращива­ния запасов УВ в надсолевом комплексе достаточно высоки.

Среднедевонские отложения в объеме эйфельского и живетского ярусов сложены темно-серыми, почти черными известняками, часто органогенными, и аргиллитами. Из этих отложений получены притоки газа и нефти.

Среднефранско-нижневизейский комплекс имеет сложное фациальное строение и различную полноту разрезов. Мощность комплекса меняется от 0до 1500 м. В северо-западной части провинции разрез комплекса представлен преимущественно карбонатными породами. Терригенные образования носят подчиненный характер. В нижней части комплекса выявлены газонефтяные и газовые залежи на Западно-Ровенском и Краснокумском месторождениях.

На северо-западном прибортовом уступе Прикаспийской синеклизы, где мощность комплекса достигает 1000 м, выявле­ны отдельные рифогенные массивы. В юго-западной бортовой зоне (Северо-Сарпинская площадь) нижняя часть комплекса представ­лена песчаниками с прослоями доломитов и известняков задонско-елецкого возраста, верхняя — данково-лебедянским глинис­тыми известняками. На юго-восточном и восточном бортах впа­дины комплекс представлен терригенными образованиями.

Нижнекаменноугольный НГК представлен главным образом

терригенными отложениями. В северо-западных районах в состав комплекса входят песчано-глинистые породы с редкими прослоями углей и известняков. Нефтегазоносность установлена на Саратовском участке борта впадины. Про­дуктивные песчаники залегают на глубине 3500 м. Средняя откры­тая пористость 12- 15%, проницаемость — 0,22-0,3мкм2 .

В юго-западной части бортовой зоны и на юге впадины средневизейская толща выполнена органогенно-обломочными известняками с прослоями мергелей, мощностью до 250м. На юго-востокепредставлена переслаиванием глинистых и песчаных горизонтов.

Верхневизейско-нижнебашкирский НГК повсеместно развит на территории провинции. На него приходится основная часть про­мышленных запасов углеводородов. Сложен известняками, доло­митами, мергелями. Среди известняков широко распространены биоморфно-детритовые разности, обогащенные фораминиферами, водорослями, остракодами. Породы интенсивно выщелачены и ка­вернозны. Мощность комплекса 100 — 800 м. В центральных райо­нах впадины и в северо-западной внутренней прибортовой зоне мощность уменьшается. В этом комплексе широко развиты мелко­водные карбонатные осадки и органогенные постройки разного типа с высокими емкостными и фильтрационными свойствами.

С верхневизейско-нижнебашкирским НГК связаны основные продуктивные горизонты в разрезах Карачаганакского, Астрахан­ского газоконденсатных месторождений.

Для комплекса характерны массивные резервуары мощнос­тью от десятков до тысячи метров. Средняя пористость коллекто­ров 10—12%, реже — 20%. Покрышками являются глины мелекесско-верейской толщи, глинисто-карбонатные породы подсолевой нижней перми и кунгурскойсоленосной толщи.

Среднекаменноугольно-нижнепермский карбонатный НГК на северном и западном бортах впадины представлен карбонат­ными и сульфатно-карбонатными породами. Мощность комплек­са до 800 м. К внутренним районам впадины каменноугольные и нижнепермские мелководные шельфовые известняки сменяются глубоководными кремнисто-глинистыми породами. Участки рез­кого увеличения мощностей связаны с рифовыми постройками. Пористость пород комплекса 11,5—15%, проницаемость низкая.

Среднекаменноугольно-ннжнепермский карбонатный НГК занимает второе место после нижнее-среднекаменноугольного ком­плекса по распределению промышленных запасов углеводородов.

Среднеюрский НГК мощностью до 700 м представлен терригенными породами, в которых выделяются около 16 продуктивных пластов мощностью от 10 до 25 м. Среднеюрские отложения в цен­тральных и западных районах представлены песчано-глинистыми осадками морского происхождения. Высокими коллекторскими свойствами обладают среднеюрские песчаники в западной прибортовой зоне мегасинеклизы: пористость от 16 до 35%, проница­емость — до 1,27 мкм2. Песчанистость среднеюрской толщи воз­растает к востоку провинции. Промышленная нефтегазоносность среднеюрских отложений связана в основном с лагунно-континентальными фациями байосского и батского ярусов. Залежи встре­чены в песчаниках погребенных речных долин и палеодельт. Со среднеюрскими отложениями связана основная промышленная нефтегазонос­ность надсолевого этажа провинции.

Верхнеюрский НГК мощностью до 330 м приурочен к песча­никам и известнякам, которые нефтегазоносны на Старшиновском, Таловском, Спортивном, и др. мес­торождениях.

Нижнемеловой НГК мощностью до 1540 м представлен терригенным комплексом отложений, в которых вы­деляются до 14 продуктивных песчаных пластов мощностью 10 — 20 м. Открыты залежи нефти на Байчунасском, Каратонском, Макатском, Кульсаринском, Кенки­якском, Искине-Камышитовом и др. месторождениях.

Перспективными НГК провинции в подсолевом этаже явля­ются нижнекаменноугольно-верхнедевонский, который выражен преимущественно карбонатными разностями пород, и девонский терригенный комплексы, продуктивные в области северного бор­та.9КАЛамкаров.

Сложное тектоническое строение и литофациальные усло­вия распространения нефтегазоносных комплексов обусловили специфическую территориальную зональность распределения углеводородов и определили принципы районирования Прикас­пийской нефтегазоносных областей с учетом определяющего влияния структур подсолевых отложений.Нефти с месторождений Прикаспийской провинции разнообразны. Замечено, что от внешних зон к центру Прикаспийской мегасинеклизы состав нефти изменяется в сторону увеличения содержания легких фракций. Одновременно появляются газовые шапки. Нефти юры, триаса и перми легкие, менее смолистые, чем меловые, и содержат больше легких фракций и парафина. С юга на север уменьшается смолистость нефтей. В юрских отложениях преобладают метаново — парафиновые, в меловых — нафтеново — метановые. [2]

Перспективы освоения Российского сектора Каспийского моря.

Каспийский регион провозглашен зоной жизненно важных национальных и корпоративных интересов. При этом интересы участников сложных экономических и политических процессов в регионе нередко не только не совпадают, но и являются прямо противоположными. В этом контексте особенно опасным является то, что не урегулированы юридические аспекты между Прикаспийскими странами, в том числе вопрос о статусе Каспийского моря.

Значение Каспийского региона для России связано, в первую очередь, с перспективами освоения его энергетических ресурсов. Для Москвы особенно важно, что при поставках энергоресурсов на мировые, и прежде всего европейские, рынки страны Каспийского бассейна уже в ближайшем будущем превратятся в ее потенциальных конкурентов. Экспорт нефти и газа из этого региона в страны дальнего зарубежья, ожидаемый к началу будущего десятилетия, может оказаться сопоставимым по своему объему с российским (во 2-ой половине нынешнего десятилетия он составлял около 90—100 млн. т. нефти и примерно 110—120 млрд. куб. м. газа в год).

Перспективы открытия новых массивов, хотя возможно и менее крупных (Северо-Каспийское поднятие в акватории и др.), в этой зоне достаточно вероятны. [4]

Что касается северо-западного (Волгоградско-Оренбургского) борта Прикаспийской впадины, гораздо более крутого, то столь широкой полосы стабильного положения юго-восточного блока здесь не было. В этом причина того, что пока кроме Карачаганакского биогерма несмотря на многочисленные поиски здесь равноценных крупных биогермных ловушек не найдено.

Вакватории Среднего Каспия нефтегазоносность палеозоя также не исключается, хотя его геодинамическая история была иной, но главная роль переходит к мезозою. Чередование обстановок среднего мелководья обеспечило накопление толщ переслаивания песчаников, глин, известняков, а умеренные дислокации пород под влиянием ослабленных в мезозойское время геодинамических подвижек с юго-юго-запада – к образованию антиклинальных зон субширотной ориентировки. Уже в только что наступившем тысячелетии здесь получены решающие открытия в пределах российского и казахстанского морских секторов. Перспективы новых открытий в Северном и Среднем Каспии весьма вероятны, а освоение будет зависеть от создания соответствующей инфраструктуры (таблица).

Таблица

Характеристика крупных зон нефтегазонакопления (установленных и прогнозируемых)

Структура Возраст основных продуктивных горизонтов Ожидаемые размеры месторождений, их число Фазовое соотношение УВ
Северо-Каспийская Средний карбон 1-2 крупных Нефть и газ с преобладанием газовой фазы с примесью Н2 S и СО2
Зона поднятий Курмангазы Юра, мел 1 крупное, 1-2 средних Нефть и газ (бессернистый) с преобладанием жидкой фазы
Ракушечно-Широтная Юра, мел, палеоген 3-4 средних Нефть и газ с преобладанием нефти
Хвалынская Юра, мел, палеоген 1 крупное, 2-3 средних Газ и нефть с преобладанием газовой фазы
Центрально-Самурская Триас, юра 2 крупных Нефть и газ в равных соотношениях
Тюленевская Юра, мел 1-2 крупных, 2-3 средних и мелких Нефть и газ с преобладанием жидкой фазы

Уникальное разнообразие геологического строения не столь уж большого участка земной коры, покрытого акваторией одного внутреннего водоема, наглядно иллюстрируется геологическими результатами поисково-разведочных скважин, пробуренных за несколько последних лет в акватории Каспия. На месторождении Шах-Дениз при глубине почти 6,5 км забой скважины остановлен в слабоуплотненных породах плиоцена, в которых содержатся крупные залежи газоконденсата, на Кашагане при глубине 4 км вскрываются нефтеносные известняки карбона – девона, а на Широтной площади уже на глубине 2,5 км скважина вскрывает метаморфизованные породы пермотриаса, лежащие в основании нефтегазоносных юрско-меловых пород. [7]

Так же палеотектонические особенности развития свидетельствуют о бо­льших перспективах нефтегазоносности центральной части Прикас­пийской впадины, о возможности развития крупных залежей УВ. В то же время значительные глубины залегания основных продуктивных горизонтов сдерживают постановку поисковых работ. В связи с этим необходимо разработать дифференцированный подход к выбору объ­ектов и методике поисковых работ в различных ее участках. Здесь ожи­дается высокая эффективность поисковых работ. Однако эта важная проблема пока не вышла из стадии предположений, а степень ее изученности еще крайне низка. На первом этапе здесь необходимо предусмотреть бурение двух-трех параметрических сверхглубоких (9-10 км) скважин на относительно хорошо подготовленных объектах, расположенных в различных зонах центральной части Прикаспийской впадины, с предварительной постановкой для этой цели специальных геофизических работ, что позволит определить наиболее благоприят­ное местоположение скважин. В качестве первоочередных объектов следует считать Кушумский вал и район оз.Баскунчак. Учитывая высо­кую оценку перспектив нефтегазоносности девонского комплекса и его низкую изученность, необходимо отработать серию региональных гео­физических профилей для взаимной увязки данных параметрического бурения, прослеживания в разрезе основных нефтегазоносных комп­лексов, характера их распространения в различных геотектонических условиях. Рекомендуется в качестве первоочередных проложить про­фили по линиям: Астрахань-Карачаганак, Тенгиз-Карачаганак. Астра­хань-Актюбинск, Карасаль-Карачаганак, Астрахань-Саратов. Профи­ли целесообразно отрабатывать набором геофизических методов, включающих сейсморазведку, электроразведку с при­менением МГДУ и высокоточную гравиразведку.

Высоко оцениваются палеотектонические предпосылки нефтега­зоносности Северо-Каспийского, Гурьевского и Биикжальского сводов. Поиски месторождений на этих сводах только начинаются, и для их успешного выполнения целесообразно геофизическими иссле­дованиями выявить морфологически четко выраженные зоны нефтега-шкоплення и отдельные ловушки. С увеличением глубины в связи с сокой расчлененностью рельефа должна возрастать амплитуда под­ий. Учитывая раннегерцннский возраст заложения сводов, а также дельные геофизические данные, можно предполагать широкое разви-е ловушек в девонских отложениях, не отраженных в структурной оверхности каменноугольного комплекса. В их пределах также высоки перспективы обнаружения литолого-стратиграфических ловушек в девонских и каменноугольных отложениях, особенно рифогенных, способных содержать крупные залежи нефти и газа

Надсолевой комплекс Прикаспийской впадины представляет не­значительный практический интерес. Наиболее мощные (верхнеперм­ские и триасовые) толщи пород накапливались в палеогеографической обстановке, неблагоприятной для формирования нефтегазоматерин-ских толщ. Другие толщи (юра, нижний мел), хотя и содержат нефтега-зоматеринские пласты, но испытывали в процессе седиментации мало­интенсивное (5-10 м/млн лет) прогибание, что предопределило их не­значительный нефтегазогенерационный потенциал. Более того, на ряде участков они находятся в термодинамических условиях, которые не могли способствовать массовой генерации УВ. Сильная нарушен-ность юрских и нижнемеловых отложений дополнительно усугубила невысокие перспективы их нефтегазоносности. [6]

В заключение интересно отметить, что Прикаспийская и Южно-Каспийская впадины, расположенные на противоположных частях акватории Каспия, несмотря на существенные отличия в возрасте, размерах, принадлежности к разным надпорядковым мегаструктурам и др., имеют немало общих черт. Их объединяют округлые формы, “субокеанический” тип земной коры в основании осадочного чехла, огромная глубина залегания его подошвы (около 25 км) и близкая удельная плотность высоких потенциальных ресурсов УВ. [7]

Заключение.

Запасы нефти, залегающей в Прикаспии, имеют стратегическое значение для нашей страны, в связи с истощением месторождений Волго-Уральской и Западно-Сибирской нефтегазоносных провинций. В результате поисково-разведочных работ последних лет в пределах северного борта Прикаспийской впадины и прилегающих территорий открыт ряд нефтегазоконденсатных месторождений: Зайкинское, Росташинское, Конновское и др., что позволяет создать здесь новый нефтегазодобывающий район с высокими перспективами развития.

Список литературы.

1. Геология СССР,20 том., М. Недра 1974.стр 145-158.

2. Каламкаров Л. В. Нефтегазоносные провинции и области России и сопредельных стран. Изд-во Нефть и газ. ГРУ нефти и газа им. И.М. Губкина. М. 2003.стр 122-150

3. Нефтяные и газовые месторождения СССР. Справочник в 2-х томах. М. Недра,1987.

4.Глумов И.Ф. Региональная геология и нефтегазоносность Каспийского моря / И.Ф.Глумов, Я.П.Маловицкий, А.А.Новиков, Б.В.Сенин. – М.: Недра, 2004.

5. Иванов Ю.А. Перспективы нефтегазоносности надсолевого и солевого комплексов Прикаспийской впадины. Журнал «Геология нефти и газа.» № 7, 1988 г.

6.. Воронин Н.И. Палеотектонические критерии прогноза и поиска залежей нефти и газа на древних и молодых платформах (на примере Прикаспинской впадины и прилегающих районов Скифско-Туранской платформы)-М-во природ. ресурсов Рос. Федерации,1999г. Стр263-268.

Интернет-ресурсы

7. Милетенко Н.В. Структурно-тектоническое районирование нефтегазоносного шельфа Среднего и Северного Каспия / Н.В.Милетенко, Р.Р.Мур­зин, Д.Л.Федоров, С.И.Кулаков // GeologyofCaspianandAralSeasRegions: Intern. Geol/ Congr., Florence-32. – Изд-во: Каз-Гео, 2005, стр 236-280.

www.ronl.ru

Каспийский регион и нефтяной фактор в международных отношениях

В первом десятилетии XXI века Каспийский регион остается важнейшим геополитическим в плане, где сходятся интересы многих стран мира. На сегодняшний день Каспийский регион становится вполне самодостаточным региональным узлом современной политики, где имеет место развитие событий, от которых зависят международные процессы, как на региональном, так и на международном уровнях. Сложившаяся ситуация в Каспийском регионе характеризуется тем, что интересы региональных и внерегиональных государств тесным образом переплетаются как в энергетической области, так и в сфере международной безопасности. Это в полной мере относится к России, США, Китаю и Европейскому Союзу, которые оказались в числе ведущих игроков. Современные геополитические тенденции показывают, что великие державы, с одной стороны, ищут пути налаживания сотрудничества на двухсторонней и многосторонней основе со сторонами региональных государств, в том числе с Республикой Казахстан.

Нынешнее положение дел в Каспийском регионе требует разработки взаимоувязанных, отвечающим фундаментальным интересам Казахстана направлений, осуществления в рамках этой политики обоснованных практических мер, направленных на решение основных стратегических задач: сохранение стабильности в регионе, развитие регионального сотрудничества, защита и наращивание позиций Казахстана на Каспии.

Основные направления политики Казахстана на Каспии, состоит в том, что Казахстан добивается выработки такого статуса Каспийского моря, который позволил бы приближенным государствам развернуть взаимовыгодное сотрудничество по эксплуатации ресурсов региона на справедливой основе, с учетом законных интересов друг друга.

Освоение богатств недр казахстанского и других секторов Каспийского моря имеет стратегическое значение для Республики Казахстан в начале XXI века с точки зрения обеспечения собственной энергетической безопасности. Казахстан, несмотря на высокий потенциал нефтегазовых запасов, уже сталкивается проблемой введения в промышленный оборот новых перспективных месторождений.

Казахстан непосредственно вовлечен во все происходящие процессы в этом регионе. Хотя объемы добываемой сегодня на Каспии нефти в мировом масштабе сравнительно невелики, но наблюдаемое в настоящий момент повышение внимания США, Китая, Турции, Европейского Союза к региону в принципе создает благоприятные условия для дальнейшего развития нефтедобывающей промышленности. Внутренне потребление энергоресурсов в Казахстане относительно невелико, в связи с чем, появляется возможность увеличить экспорт сырья на внешние рынки. Такая ситуация укладывается в стратегию Республики Казахстан по диверсификации путей поставок сырья на мировой рынок. В среднесрочной перспективе у Казахстана появляется возможность занять более заметную нишу на рынке энергоресурсов.

Каспийское море является крупнейшим в мире внутренним водоемом, покрывающим 370,000 квадратных километров, омывающим территории пяти сопредельных государств - Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана. Географически водоем типично делится на северный, средний и южный Каспий.

Северная часть моря мелководна и имеет низкие береговые линии, имея глубину менее чем в восемь метров. Северный Каспий покрывает собой площадь в 61,408 квадратных километров. С другой стороны, средний Каспий имеет площадь в 85,200 квадратных километров, при наличии самой малой глубины в 95-130 метров. Западное побережье среднего Каспия, после узкой прибрежной долины, переходит в подножье гор Главного Кавказского Хребта. Южный Каспий, впадина площадью в 92,112 квадратных километров, имеет наибольшую глубину, также как и самые крупные и наиболее продуктивные нефтяные и газовые месторождения. Самый обещающий неф-теродный район на южном Каспии расположен вдоль узкой структурной зоны, простирающейся поперек Каспия от Азербайджанского Апшеронского полуострова к Пери-Балханскому региону западного Туркменистана. Хотя более мелкие воды юго-западной стороны разведаны интенсивнее, чем восточная сторона, этот район имеет большой потенциал для дальнейших открытий нефтерождений.

Каспийский мегаполис - это регион, где присутствуют политические, военно-стратегические и экономические интересы многих стран, причем не только прибрежных. Помимо громадных запасов углеводородов, энергоресурсов, Каспий является трансконтинентальным транспортным коридором, связывающим, с одной стороны, Малую и Среднюю Азию, Закавказье с Европой, с другой - Европу с Юго-Западной Азией и Китаем. Кавказ в целом и, особенно Каспийский регион еще долго будут оставаться сферой жизненно важных интересов традиционных стран - России, Ирана и Турции. Претензии же других государств Запада, и, не в последнюю очередь США в Каспийском регионе должны стать предметом большой озабоченности всех прикаспийских государств.

Актуальность настоящей проблемы очевидна. В начале XXI столетия перед прикаспийскими странами в процессе восстановления государственности встало немало проблем, наиболее существенные из которых были связаны с поиском новых путей и разработкой эффективных механизмов политического и экономического развития. [1] Поэтому особый научный интерес приобретает всесторонний анализ политических и экономических процессов, происходящих в Каспийском регионе.

Экономическое и социальное развитие человечества непосредственно зависит от надежного, стабильного и адекватного энергоснабжения. Система энергообеспечения сегодня стала настолько интегрированной и глобальной, что практически любое нарушение в ее функционировании неизбежно ведет к последствиям, ощутимым во всем мире. Соответственно, глобальный характер угроз и их последствий требует согласованных международных действий.

Уникальность Каспийского региона обусловлена следующими факторами: во-первых, в регионе заинтересованы и вовлечены в его дела достаточно много крупных государств, во-вторых, многие из них являются новыми субъектами международных отношений (Азербайджан, Казахстан, Туркменистан), и, в-третьих, практически все, что касается региона крайне неопределенно.

Обеспечение полной энергетической безопасности Каспийского региона сегодня невозможно достичь в связи с неурегулированностью и нерешенностью целого ряда проблем, о которых следует сказать отдельно. Прежде всего, это проблема установления международно-правового статуса бассейна. Уникальность вопросов энергетического развития на Каспии определяется в основном двумя основными факторами: вопросами собственности и географией. Ситуация в регионе характеризуется непостоянством вследствие того, что регион не только является вакуумом силы, но и отличается внутренней нестабильностью. Каждая из «новых »стран страдает от серьезных внутренних проблем. Фактор безопасности во всех его сложных аспектах остается доминантой современного геополитического состояния в регионе.

Следует обратить внимание на неоднозначность оценок запасов нефти. Надо сказать, что оценки специалистов по вопросу о нефтяных богатствах Каспия разнятся, можно сказать, полярно. Некоторые считают, что Каспий обладает богатейшими углеводородными ресурсами, которые могут конкурировать с нефтяными запасами Персидского залива, другие полагают, что эти данные по запасам нефти в Каспии сильно преувеличены и являют собой попытки международных энергетических кампаний извлечь многомиллионные прибыли в результате добычи нефти и газа со дна водоема.

В современном мире снижается роль оружия, конкуренция между государствами все чаще осуществляется на ином уровне - энергетическом, в связи, с чем обеспечение безопасности энергетических комплексов становится, чуть ли не основной задачей государств. Экономическое и социальное развитие человечества непосредственно зависит от надежного, стабильного и адекватного энергоснабжения. Система энергообеспечения сегодня стала настолько интегрированной и глобальной, что практически любое нарушение в ее функционировании неизбежно ведет к пос-ледствиям, ощутимым во всем мире. Соответственно, глобальный характер угроз и их послед-ствий требует согласованных международных действий.

С распадом СССР в 1991 году во многом изменилась геополитическая карта Евразии, [2] а соответственно изменилась и система международной безопасности в регионе, в том числе и энергетической. Появление более десятка новых субъектов международных отношений, их связи с мировым сообществом заставляют по-новому оценить ряд региональных проблем. Одной из таких важнейших геополитических проблем в Центральной Азии и на Кавказе является проблема Каспийского бассейна.

В условиях ослабления здесь геополитического поля России, США преследуют цель расширить свое присутствие в регионе и диверсифицировать источники энергосырья. Для Ирана и Турции, после распада СССР, открылась возможность укрепить свои позиции и утвердиться в качестве доминирующего лидера в регионе. Москва же, в свою очередь, не желает терять регион, рассматриваемый ею как зона своих стратегических интересов. В связи с этим надо отметить, что появления такого нового игрока как Китай должно внести свои коррективы в игру и послужить толчком к созданию реального баланса интересов в регионе. Таким образом, уникальность региона обусловлена следующими факторами: во-первых, в регионе заинтересованы и вовлечены в его дела достаточно много крупных государств, во-вторых, многие из них являются новыми субъектами международных отношений (Азербайджан, Казахстан, Туркменистан), и, в-третьих, практически все, что касается региона крайне неопределенно.

Обеспечение полной энергетической безопасности Каспийского региона сегодня невозможно достичь в связи с неурегулированностью и нерешенностью целого ряда проблем, о которых следует сказать отдельно. Прежде всего, это проблема установления международно-правового статуса бассейна. [3, c. 45-50] Уникальность вопросов энергетического развития на Каспии определяется в основном двумя основными факторами: вопросами собственности и географией. Ситуация в регионе характеризуется непостоянством вследствие того, что регион не только является вакуумом силы, но и отличается внутренней нестабильностью. Каждая из «новых »стран страдает от серьезных внутренних проблем. Фактор безопасности во всех его сложных аспектах остается доминантой современного геополитического состояния в регионе.

Неоднозначность оценок запасов нефти. Надо сказать, что оценки специалистов по вопросу о нефтяных богатствах Каспия разнятся, можно сказать, полярно. Некоторые считают, что Каспий обладает богатейшими углеводородными ресурсами, которые могут конкурировать с нефтяными запасами Персидского залива, другие полагают, что эти данные по запасам нефти в Каспии сильно преувеличены и являют собой попытки международных энергетических кампаний извлечь многомиллионные прибыли в результате добычи нефти и газа со дна водоема.

Однако одно можно утверждать с уверенностью: сегодня общепризнано, что Каспийский шельф является одним из богатейших нефтеносных районом в мире. А в современном мире нефтяной фактор - один из основных элементов, влияющих на международные отношения. Поэтому нефтяные и газовые ресурсы каспийского бассейна существенно влияют на расстановку сил на мировом энергетическом рынке.

Политика Республики Казахстан в начале XXI века в Каспийском регионе определяется далеко не локальным, узкорегиональный характером, а также определяется глубоким и серьезным интересом со стороны современного глобализирующегося мира.

Тенденция к окончательному выходу Каспийского региона на мировую геополитическую и геоэкономическую арену, наблюдаемая сегодня, ставит Казахстан перед необходимостью вырабатывать четкую стратегию, ставящую задачу обеспечения политической и экономической безопасности.

Взаимозависимость между внутренней политической стабильностью государств и их энергетической безопасностью растет с каждым годом. Современный экономический режим обладает сильно сконцентрированным политическим влиянием. Большинство участников нефтяного   рынка   обладает   огромными   и   высокоэффективными   возможностями и инструментами не только экономического, но и политического лоббирования. Не исключено, что некоторые из них предпринимают действия практически в любой сфере общественной жизнедеятельности с целью продвижения своих интересов.

Учитывая неравномерность распределения запасов нефти и газа по земному шару и растущую потребность в их потреблении в общемировом масштабе, стоит принимать во внимание последствия как скрытого, так и открытого противоборства между ведущими державами за контроль над энергоресурсами, в частности и в Каспийском регионе.

Казахстан, как обладатель весьма значительных запасов углеводородов и в потенциале их крупный поставщик на мировой рынок, уже сегодня сталкивается со всем разнообразием последствий своего положения ресурсообладающей страны.

 

Литература

  1. Абишев А. Каспий: нефть и политика. - Алматы: Центр внешней политики. №10. 2002.
  2. Ахмеджанов А.Х., Султангалиева А.К. Идея Евразийского союза для СНГ и Казахстана (попытки реинтеграции постсоветского пространства на принципах партнерства). // Казахстан и мировое сооб­щество. №1-2. 1995. - С. 26-39.
  3. Гиззатов В.Х. Правовой статус Каспийского моря - проблемы и перспективы сотрудничества при­каспийских государств. - Саясат. 1995. №3. - с. 45-50.

Фамилия автора: А.И. Канагатова

articlekz.com

"Каспийский пирог": Как Казахстан делил море с другими странами - новости Казахстана

В воскресенье, 12 августа, главы пяти стран, берега которых на стыке Азии и Европы омывает Каспийское море, должны подписать итоговый документ о правововом статусе Каспия. К этому событию Казахстан, Россия, Азербайджан, Туркменистан и Иран шли со времен распада Советского Союза. За это время  прошло четыре саммита прикаспийских государств и более 50 заседаний специальной рабочей группы по разработке Конвенции о правовом статусе Каспийского моря.

История Каспийского моря и детали определения его правового статуса - в материале корреспондента Tengrinews.kz.   

Озеро-море, связывающее Европу и Азию 

Каспий - крупнейший в мире бессточный солоноватоводный бассейн. Из-за своих размеров и солености воды его относят к морю. Но в то же время водоем классифицируется как самое большое в мире озеро.

Каспийское море лежит на 28 метров ниже уровня океана. Общая длина береговой линии составляет 7 000 километров. Более 6 100 километров находились в пределах СССР до его распада. Считается, что Каспийское море служит связующим звеном между Европой и Азией.

Длина Каспия, по разным данным, составляет от 1 030 до 1 200 километров, средняя ширина - 320 километров, средняя глубина - 180 метров.

По данным авторов книги "Рыбы Каспийского моря", общая площадь моря до 1929 года составляла 422 тысячи квадратных километров, и тогда было больше Черного и Балтийского моря. К 1969 году сократилась до 371 тысячи квадратных километров, а еще спустя 10 лет у него был самый низкий уровень за все время. На северных берегах разразилась засуха, поэтому в 80-х пришлось перекрыть залив Карабогаз-Гол. После этого уровень моря стал стабильно подниматься. В 1992 году Карабогаз-Гол снова открыли. А в 1995 году Каспий вдруг прекратил подъем.

В Каспийское море впадают крупные реки - Волга, Урал, Эмба, суммарный сток которых составляет около 88 процентов всего годового стока речных вод в Каспий. 

Каспийское море - природная кладовая минерального сырья, поставщик морских деликатесов и превосходное место для отдыха.

По волнам истории 

Фото: ©Турар Казангапов

Каспийское море считается потомком древнейшего океана Тетис. Задолго до нашей эры оно соединялось с Черным морем и по высохшему к настоящему времени Узбою (древнее русло Амударьи) в него вливались воды Средней Азии.

Название "Каспий" восходит к древним племенам каспиев (коневодов), населявших правый берег самой крупной реки Закавказья - Куры в I веке до н.э. В то же время известно более 70 альтернативных названий Каспийского моря. К примеру, китайцы называли Каспий "Сихай" (то есть "Западное море"), турки - Кучук-Дениз, татары - Аг-Дениз, русские в X-XIII веках - Хвалынским, по названию народа, жившего в устье Волги.

Упоминания о Каспийском море содержится и в работах географов и писателей античного мира. Гомер в VII веке до н.э говорил о том, что река Маныч была проливом, по которому из Черного моря можно было проникнуть в Каспийское море. 

Гекатей Милетский (550-480 годы до н.э.) писал, что Каспийское море распространяется далеко на север и соединяется с "замерзшим" океаном.

Аристотель (384-322 годы до н.э.) считал, что между Черным и Каспийским морями существуют подземные связи, но его предположение оказалось ошибочным.  На карте, приводимой Аристотелем, Амударья и Сырдарья впадают в Каспийское море.

Геродот, в живший в V веке до н.э. первый определяет Каспий, как изолированное от океана море и выводит соотношение его ширины к длине как 1:6, что очень близко к действительности.  

Позже Каспийским морем интересовались арабские географы. Они изображали Каспийское море круглым и продолговатым.

Считается, что Каспийское море отделилось от Черного моря в результате поднятия земной коры в конце неогенового периода.

Через Каспий в Индию  

В середине XVI века были открыты судоходные пути через Каспий в Персию и оттуда в Индию. 

Фото: ©Турар Казангапов

Следующий этап развития судоходства пришелся на начало XVIII века, когда в 1713 году по указанию Петра I было начато изучение гидрографии Каспийского моря. Позже, боясь захвата берегов Каспийского моря Турцией, в мае 1722 года Петр I лично выехал на Каспийское море. Русские войска заняли города Баку, Решт.

Подводные богатства  

В Каспии обитают 80 процентов всех осетровых, но все же главные его богатства - нефть и газ. Нефтяные месторождения на озере-море начали разрабатывать в 1949 году. Первым месторождением углеводородов, которое было введено в промышленную разработку, стало месторождение Нефтяные Камни в Азербайджане. В ноябре 1965 года танкер "Джебраил" с первой казахстанской нефтью отправился из порта-города Шевченко в Волгоград.

Авторы учебника "Морское право  и внутриконтинентальные государства" А.А. Салимгерей, Т.К. Ерджанов, М.А. Сарсембаев считают, что СССР и Иран не рассматривали минеральные ресурсы Каспия объектом совместного владения. Фактически, они его разделили, хотя официально в соглашениях между странами об этом ничего не говорится. Линия от Астара до Гасан-Кули была той границей, которая разделяла советскую и иранскую части Каспийского моря. Иранские суда были не вправе пересекать эту линию на северной части Каспия. Почти все пространство Каспия находилось под юрисдикцией СССР. 

С распадом Советского Союза каспийские нефтяные и газовые запасы, доставшиеся постсоветским республикам при территориальных разделах по национальным секторам, распределились неравномерно (таблица 1). Самыми привлекательными для крупных иностранных инвесторов оказались Казахстан, Азербайджан и Туркменистан.

Таблица 1. Ресурсы нефти и газа государств Каспийского региона, миллиардов тонн условного топлива (данные О.И. Егорова и М.Т. Кальменова. Институт экономики Комитета науки МОН РК, Южно-государственный университет имени М.О. Ауэзова).

С момента начала разработки первого месторождения в 50-х годах XX века, в шельфовой зоне Каспия на территории всех пяти прикаспийских государств, расположенных  вдоль его побережья, были обнаружены десятки структур, предположительно содержащих нефть и различающихся не только размерами прогнозируемых запасов, но также глубинами залегания продуктивных горизонтов, качеством содержащегося в них сырья. 

В пределах шельфа Каспийского моря по состоянию на 2014 год были начаты крупномасштабные работы поисково-геологического и эксплуатационного характера в российском, азербайджанском, туркменском и казахстанском секторах. В Азербайджане большие надежды возлагаются на структуры Азери, Шах-Дениз, Чираг, Гюнешли, в Казахстане, помимо Кашагана, перспективными в отношении нефтегазоносности считаются такие структуры, как Актоты, Кайран, Каламкас, Тюбкараган, Курмангазы, Жамбыл, Исатай, Абай и другие.

Кашаган

30 июня 2000 года скважиной "Восток-1" в северной части Каспия было открыто месторождение Кашаган, которое, как об этом сказал Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, стало самым грандиозным событием за последние 50 лет в сфере мировой энергетики.

Фото: ©REUTERS

Месторождение расположено  80 километрах к юго-западу от Атырау. Занимает площадь более 3 300 квадратных километров. Общие нефтяные запасы Кашагана составляют 38 миллиардов баррелей, из них извлекаемые - около 10 миллиардов баррелей, запасы природного газа - более одного триллиона кубометров. В проекте принимают участие "Казмунайгаз", Eni, ExxonMobil, Royal Dutch Shell, Total, Inpex и CNPC.

Эксперты относят месторождение к категории особо сложных структур, продуктивные горизонты которого залегают на глубине 4 000-4 500 метров, где находятся под воздействием аномально высокого давления и температуры. Проект освоения месторождения Кашаган стал одним из самых масштабных и сложных в мире.

Фото: ©REUTERS

Как делили Каспий

Бассейн Каспийского моря - геополитическая территория, на которой сходятся интересы не только пяти прикаспийских государств, но и других заинтересованных стран. Причиной тому - огромные запасы углеводородного сырья, разведанные и предполагаемые. Нефтяные корпорации проявили исключительно высокую активность в создании совместных предприятий и инвестировании нефтегазовых проектов в Казахстане, Азербайджане и Туркменистане. 

Когда распался Советский Союз, возникновение новых независимых государств повлекло за собой множество различных проблем. Среди них одна из важных - статус Каспия. Как отмечает Б. Абдыгалиев Б в статье "Каспийский узел: нефть и геополитика", возникла неопределенность даже в таком в вопросе, какие именно страны входят в Каспийский регион, только ли прибрежные государства, или же можно включить сюда также все Закавказье и Центральную Азию как территории, по которым будут пролегать транспортные коммуникации, без которых невозможно использование богатств Каспия.

В 1992 году между каспийскими государствами начался переговорный процесс. В итоге первоначально сложились три концептуально различных подхода к разрешению проблемы.

"Первый подход заключался в том, что Каспий должен быть морем общего пользования на основе кондоминиума, который будет распространяться на все виды природных ресурсов. Каждое каспийское государство будет располагать узкой прибрежной полосой и в этих пределах обладать исключительными правами на разведку и разработку дна моря и его минеральных ресурсов. Минеральные ресурсы вне узкой прибрежной полосы должны находиться в совместном владении.

Второй подход предлагал разделить акваторию, воды, дно и недра на национальные секторы. Это вариант так называемого  "жесткого" раздела.

Третий же подход стал промежуточным между первым и вторым подходами. Дно и ресурсы дна должны разделяться между всеми каспийскими государствами на секторы, в пределах которых стороны будут обладать исключительными правами на ведение разведки и разработки природных ресурсов. Что касается биологических ресурсов моря, пользования водами Каспия в целях судоходства, рыболовства, сотрудничества в области охраны природной среды и других видов деятельности, то предлагалось установить территориальные воды согласованной ширины, рыболовные зоны, находящиеся под национальными юрисдикциями. Остальную часть моря предлагалось открыть для свободного судоходства и рыболовства", -  писал в статье "Каспийский узел: нефть и геополитика" Абдыгалиев.  

Прикаспийские страны в той или иной мере согласились с концепцией раздела Каспия, но оставались такие принципиальные вопросы, как: "Что делить, только дно или же дно, толщу и поверхность воды", Как делить: "По срединной линии, на 20-процентные национальные сектора или иным образом", "Необходимы ли государственные границы на море?".

Сдвигом стало подписание главами Казахстана и России 6 июля 1998 года в Москве соглашения о разграничении дна северной части Каспийского моря в целях осуществления суверенных прав на недропользование. Тогда же  Москва предложила разграничить дно Каспия по "модифицированной срединной линии" в интересах всех участников, согласно пропорциональной протяженности их береговой линии. Иными словами, подразумевалось поделить зоны с точки зрения перспективных нефтегазовых месторождений. Что касается акватории, то она должна была оставаться доступной для всех пяти прикаспийских государств. 

При решении вопроса таким образом, России бы досталось примерно 19 процентов каспийского дна, Казахстану - 29 процентов, Азербайджану - около 20 процентов. Тогда Иран и Туркменистан оказывались бы в наименее выгодном положении, получив по 14 и 17 процентов "каспийского пирога". 

Иран был категорически против такого расклада, и предложил поделить дно Каспия на 5 равных частей. На тот момент иранцы уже провели бурение на месторождении Сардар Джангал, но на него также претендует и Азербайджан, который в свою очередь  не может решить вопрос с Турменистаном по поводу месторождений Азери, Чираг, Кяпаз.

В итоге Казахстан, Азербайджан, Туркменистан и Россия договорились о разграничении дна и шельфа северной части Каспия по методу "модифицированной срединной линии". 

За 21 год прошло 4 каспийских саммита:  первый состоялся в Ашхабаде (2002 год), второй в Тегеране (2007 год), третий в Баку (2010 год), четвертый в Астрахани (2014 год). Пятый саммит по Каспию состоится в Актау.

Актау - место исторической встречи

После 60-х годов XX века Мангистау стал нефтяной целиной, и имя полуострова обрело синоним слова "нефть". В 1956 году из Махачкалы на полуостров Мангышлак прибыл первый геологический отряд под руководством Анатолия Кореневского, инженера-геолога. Спустя год, на месте, где сейчас располагается 3-й микрорайон, появились приметы будущего населенного пункта - рабочего поселка Актау. 

К концу 1961 года в поселке, где до этого были только землянки, было построено 9 366 квадратных метров жилья. Квартиры получили 250 семей. В поселке заработали два временных кинотеатра и ясли-сад.

Позже, в 1963 году, строительство пошло полным ходом. Спустя короткое время поселок городского типа Актау был преобразован в город Актау.

Актау. Фото ©Турар Казангапов

 Актау. Фото ©РИА Новости

Развязка "каспийского узла" близка?

На встрече глав внешнеполитических ведомств прикаспийских государств в конце 2017 года было наконец достигнуто соглашение о разделе Каспийского моря.

В мае 2018 года в Астане состоялось 51-е заседание Специальной рабочей группы по разработке Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, посвященное Пятому каспийскому саммиту, намеченному на 12 августа. Итогом заседания стало завершение переговорного процесса по согласованию проектов пятисторонних документов: Соглашения между правительствами прикаспийских государств о сотрудничестве в области транспорта, Соглашения между правительствами прикаспийских государств о торгово-экономическом сотрудничестве, Соглашения о предотвращении инцидентов на Каспийском море, Протокола о сотрудничестве в области борьбы с терроризмом на Каспийском море, Протокола о сотрудничестве в области борьбы с организованной преступностью на Каспийском море, Протокола о сотрудничестве и взаимодействии пограничных ведомств к Соглашению о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море.

В воскресенье, 12 августа, в Актау лидеры пяти стран собираются подписать документ, к которому прикаспийские государства шли почти 20 лет - Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря.

Согласно документу, дно и недра Каспийского моря будут разделены на секторы, акватория - на внутренние и территориальные воды, а также рыболовные зоны и общее водное пространство. Конвенция также предусматривает  возможность прокладки трубопроводов и подводных кабелей по дну моря.

Кроме того, предполагается, что другим странам будет запрещено размещать на Каспии вооруженные силы.

"Конвенция внесет ясность в принципы размежевания акватории. А также в принципы разграничения морского дна - это было одним из наиболее сложных препятствий на пути определения статуса Каспия все эти годы. Конвенция систематизирует действующие соглашения и предлагает удобную форму: разграничение дна должно осуществляться по договоренности сопредельных и противолежащих государств. Эта формулировка позволяет Казахстану и другим прикаспийским странам закрепить уже имеющиеся делимитационные соглашения по морскому дну", - отметил эксперт Института мировой экономики и политики (ИМЭП) при Фонде Первого Президента - Елбасы Жумабек Сарабеков.

"Историческая встреча". Зачем президенты собираются в Актау

tengrinews.kz

Нефтяные хитросплетения: Как живет каспийский регион

Распад Советского Союза открыл новые, безграничные возможности для деятельности нефтяных компаний и международных инвесторов в Каспийском регионе. Однако, как показала жизнь, разработка нефти и газа в Каспийском регионе не имела смысла без дальнего транзита, поскольку ключом к освоению его природных ресурсов является доступ к мировым рынкам сбыта.

Вначале вкратце отметим, что до 1997 года единственным крупным экспортным трубопроводом для транспортировки каспийской нефти был нефтепровод Атырау-Самара, проходящий через территорию России. В конце 1990-х годов стал активно использоваться трубопровод Баку-Новороссийск, а также был введен в строй новый нефтепровод для транспортировки азербайджанской крайней» нефти Баку-Супса. В 2001 году был построен трубопровод КТК Тенгиз-Новороссийск, который в течение предстоящих нескольких лет будет главным казахстанским экспортным маршрутом.

Маршруты каспийского нефтеэкспорта

В советский период нефть, добывавшаяся в данном регионе, транспортировалась исключительно в северном направлении через единую трубопроводную систему СССР для использования в едином народнохозяйственном комплексе страны, а также смешивалась с западносибирскими сортами при выходе на экспорт. После того, как новые прикаспийские государства стали проводить самостоятельную нефтегазовую политику, направленную на увеличение добычи и экспорта, главной проблемой, препятствующей им в этой сфере, стало отсутствие достаточных мощностей для транспортировки добываемых ими углеводородов на внешние рынки. Возникли также проблемы, связанные с ограничением экспорта каспийской нефти Москвой под предлогом ограниченной мощности трубопроводов, тарифных проблем и несоответствия качества российских и каспийских нефтей.

Ввиду специфики географии Каспийского региона, характеризующейся внутриконтинентальной изоляцией и отсутствием выхода к Мировому океану, единственным возможным и наиболее экономически целесообразным вариантом экспортной транспортировки каспийских углеводородов является трубопроводный транспорт. Однако, указанные географические особенности делают строительство экспортных трубопроводов крайне дорогостоящим.

Помимо сложностей, связанных с экономической составляющей, страны региона сталкиваются с большими геополитическими проблемами, вызванными в первую очередь нерешенностью вопроса о правовом статусе Каспийского моря и прав собственности на ресурсы дна этого водоема, а также существующими угрозами конфликтов как в самом регионе, так и в других, прилегающих к нему регионах.

В итоге, отсутствие экспортных трубопроводов также замедляло темпы освоения новыми прикаспийскими государствами и их партнерами из числа зарубежных нефтяных компаний имевшихся и новых месторождений углеводородного сырья.

С самого начала единственным трубопроводом для транспортировки каспийских углеводородов был нефтепровод Баку—Новороссийск. Его мощностей было явно недостаточно для растущих объемов нефтеэкспорта из региона. Кроме того, сказывались политические моменты - как на уровне высокой политики, так и на уровне компаний.

В частности, российское правительство и оператор российской трубопроводной системы компания «Транснефть» создавала массу неэкономических препятствий для разработчиков каспийских нефтяных проектов. В этой связи в 1990-х годах практически все компании, осуществляющие исследовательскую и производственную деятельность в Каспийском регионе, предложили целый ряд альтернативных маршрутов экспортных трубопроводов практически во всех географических направлениях с учетом расположения наиболее перспективных рынков сбыта (Южное Средиземноморье, Южная Азия, Юго-Восточная Азия) и морских транспортных магистралей (Черное—Средиземное моря. Персидским залив—Ормузский пролив—Индийский океан, Балтийское море). Этому способствовала большая географическая разбросанность каспийских месторождений, сконцентрированных в трех отдаленных друг от друга районах — казахстанском северо-восточном Каспии, азербайджанском западно-центральном Каспии, туркменском центрально-восточном и юго-восточном Каспии.

С 1997 года одним из основных направлений экспорта каспийской нефти стало западное с использованием морского и железнодорожного транспорта. Грузинский транзит обеспечивал сравнительно недорогую и короткую по срокам транспортировку нефти на побережье Черного моря. Всего из Казахстана и Азербайджана транзитом через территорию Грузии с использованием железнодорожного транспорта транспортировалось 50 тысяч баррелей нефти в день в 1999 году и 70 тысяч баррелей нефти в день в 2000 году.

Постепенно, по мере ведения реконструкционных работ, все больше стали использоваться существовавшие еще с советских времен маломощные трубопроводы, проходившие по территории Грузии. Основными из них были трубопроводы Хашури-Батуми и Гарбадани-Батуми. В 1999 году «ранняя» большая азербайджанская нефть стала транспортироваться в достаточно больших объемах по новому трубопроводу Баку-Супса.

В общей сложности существовали шесть вариантов транспортировки каспийской нефти в трех географических направлениях. Все они продолжают находиться на рассмотрении заинтересованных сторон и в настоящее время, хотя некоторые из них уже реализованы, а другие ждут своего часа и удачной политической и экономической конъюнктуры. Первым направлением является западное - к побережью Черного моря с использованием грузинского порта Супса.

В этом направлении транспортировка каспийской нефти уже осуществляется по двум маршрутам: через трубопровод Баку-Супса и железнодорожным транспортом с использованием малых трубопроводов Хашури-Батуми и Гарбадани-Батуми Существует также второе западное направление к Средиземному морю через территорию Грузии и Турции. Этот маршрут основывается на планируемом «основном» трубопроводе Баку-Джейхан. Третьим направлением является северное и «евро-восточное, предусматривающее транзит через территорию России. Здесь существует несколько маршрутов: трубопроводы Атырау-Самара, Баку-Новороссийск и трубопровод КТК Тенгиз-Новороссийск.

Кроме того, рассматривается еще как минимум восемь нефтетранспортных маршрутов. В их числе два северных маршрута. Один предполагает использование Балтийской трубопроводной системы (БТС), разработанной российской компанией «Транснефть» и предусматривающий транспортировку до Приморска (Ленинградская область), где построен первый в России нефтеперевалочный терминал на Балтийском море.

 Другой предусматривает транспортировку казахстанской нефти до литовского порта Бутинге на Балтийском море. Существует два северо-западных маршрута - в сторону портов Адриатического моря. В частности, есть вариант экспорта в хорватский порт Омишали с использованием российского трубопровода «Дружба», а также транспортировка казахстанской и туркменской нефти баржами до российских портов Махачкала и Астрахань и далее трубопроводным или железнодорожным транспортом до черноморских портов Новороссийск и Туапсе.

 Южный маршрут проходит через территорию Ирана и предполагает, как строительство трубопроводов Казахстан—Туркменистан—Иран и Азербайджан-Иран, связывающих каспийские месторождения с иранской внутренней трубопроводной системой, так и упрощенные нефтеобменные операции с доставкой нефти в иранские каспийские порты баржами. В планах также имеются юго-западный (трубопровод Туркменистан-Афганистан-Пакистан) и восточный (трубопроводы Казахстан-Китай и Туркменистан-Китай) маршруты. Особняком стоят проекты транскаспийских трубопроводов по дну Каспия, которые должны связать разбросанные по разным берегам Каспийского моря месторождения с вышеуказанными трубопроводами.

Грузия: география как естественный ресурс

Прежде чем рассмотреть все вышеуказанные варианты следует вкратце остановиться на роли Грузии, которая активно вовлечена в «трубопроводные игры» на Каспии. По данным на 1995 год, потребление энергии на душу населения в стране составляло 914 килограммов условного топлива в год. По этому показателю в регионе Грузия опережала только Армению, а в Европе — лишь Албанию и Боснию-Герцеговину. В стране потребляется лишь 1492 кВтч/кВт электроэнергии надушу населения. По этому показателю Грузия опережает лишь Афганистан, Мозамбик, Бенин, Либерию, Мавританию и Боснию-Герцеговину. Для сравнения, среднемировое потребление составляет 4283 кВтч/кВт.1 В 1995 году около 82 процентов внутреннего потребления энергии обеспечивалось за счет импорта.2

Несмотря на то, что на территории страны имеется много месторождений угля, рентабельным является только одно — Ткибули-Шаорское с запасами около 400 млн. тонн. Запасы нефти оцениваются в 580 млн. тонн, из которых 200 млн. тонн глубоколежащей нефти приходится на акваторию Черного моря. В стране в среднем добывается более 100 тысяч тонн нефти, из которых в конце 1990- х годов две трети приходилось на Грузино-Британскую нефтяную компанию. В 2000 году планировалось добывать в совокупности 300 тысяч тонн в год. В стране осуществляются активные геофизические исследования. Наиболее активную деятельность ведут компании «Фронтера», «Рамко» и «Канарго». Компания «Арко» вела переговоры относительно разработки месторождений на грузинском шельфе Черного моря.

Основным источником первичной энергии в Грузии являются водные ресурсы. Внутренние возобновляемые водные ресурсы на душу населения составляют свыше 10 тысяч куб. метров в год. В стране потребляется лишь 4 куб. км., воды или около 800 куб. метров на душу населения в год, то есть 7 процентов этого ресурса. Реки характеризуются высоким гидроэнергетическим потенциалом.

Их потенциальная мощность достигает 18,2 млн. кВт, что пропорционально энергии в 160млрд. кВтч в год. Около трех четвертей этой энергии приходится на западную часть страны, причем сток в зимний, энергетически наиболее напряженный период составляет лишь треть суммарного. Здесь расположены практически все крупные гидроэлектростанции - Ингурский каскад с установленной мощностью 1640 МВт, Варцихские ГЭС общей мощностью 184 МВт, Ланджанурская, Ткибульская и другие ГЭС.

В этих условиях нельзя не согласиться с мнением грузинских исследователей А.Дидебулидзе и Г.Тархан-Моурави о том, что грузинское политическое руководство вынуждено использовать географическое положение страны как главный источник обеспечения валютных поступлений в будущем. Как они отмечают, география является для Грузии естественным ресурсом. Географическое положение страны усиливается наличием морских портов Поти и Батуми. Не случайно, что с выдвигаемой центрально-азиатскими и западными странами идеей создания «Нового Шелкового пути», воссоздающего древние караванные маршруты, которые связывали Китай с Центральной Азией, Каспийским регионом, Закавказьем и Черным морем, в Грузии связываются самые большие надежды.

В Тбилиси приветствуют все без исключения шаги государств региона, направленные на создание трансрегиональной транспортной инфраструктуры, считая, что это усиливает перспективную роль грузинского транзита. Одним из таких планов стало подписанное в ноябре 1998 года соглашение между Киргизией, Китаем и Пакистаном о транзитной перевозке грузов.

В настоящее время железнодорожный транзит казахстанской нефти через территорию Грузии составляет 1 млн. тонн в год. Во время визита в Тбилиси в октябре 1999 года премьер-министр Казахстана Нурлан Балгимбаев заявлял, что к 2005 году объем железнодорожного транзита должен возрасти до 2 млн. тонн нефти в год.

Экономическая привязка Грузии к России на грани полной экономической зависимости, наличие на грузинской территории российских военных баз, присутствие российских пограничников на грузино-турецкой границе и миротворцев в зоне конфликтов в Цхинвали и Абхазии вынуждало руководство Грузии во многом ориентировать свои внешнеполитические позиции на Москву. Однако провал покушения на жизнь президента Эдуарда Шеварднадзе и подозрения в поддержке Москвой обвиненного в нем министра государственной безопасности и сына бывшего лидера Коммунистической партии Грузии Игоря Георгадзе, который после происшедшего спешно вылетел в Москву, ускорил пересмотр внешнеполитических ориентиров Тбилиси. Этот пересмотр ориентиров стал очевидным к концу 1996 года. Антироссийская политика стала более ярковыраженной после смены власти в Тбилиси с приходом президента Михаила Саакашвили в 2004 году.

Чтобы привязать каспийских нефтепроизводителей к себе, правительство Грузии пошло на беспрецедентные в мировой практике уступки по вопросам тарифов по транспортировке азербайджанской «ранней» нефти. За каждый баррель нефти, прокачанный по маршруту Баку-Супса через территорию Грузии, взимался тариф в 1,2 доллара, в то время, как минимальный тариф конкурирующего трубопровода Баку-Новороссийск составлял 2,7 доллара.

 Также грузинское правительство выражает готовность привлекать кредиты для строительства своего участка основного экспортного трубопровода Баку-Джейхан. Более того, даже экологические вопросы, связанные с проблемой загрязнения черноморского побережья страны, на задействование рекреационных способностей которого правительство Грузии также делает серьезную ставку, не рассматриваются в Тбилиси в качестве чего-то серьезного в сравнении с транзитом каспийской нефти.

Грузинская сторона особое внимание уделяет проекту трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан, который может стать главным источником бюджетных поступлений за счет взимания транзитного тарифа. По некоторым оценкам, при транспортировке 45-90 млн. тонн нефти по этому трубопроводу бюджетные поступления будут составлять в среднем около 100 млн. долларов в год.6

Нефтепровод Баку - Новороссийск

Протяженность «северного» экспортного трубопровода Баку-Новороссийск составляет 1147 километров (868 миль), диаметр труб - 720 мм. Мощность - 7 млн. тонн нефти в год с возможностью расширения до 18 млн. тонн в год. Транзитный тариф составляет 2,14 доллара за баррель, или 15,67 доллара за тонну. Операторами эксплуатации трубопровода являются российская компания «Транснефть» (на территории России) и консорциум АМОК (на территории Азербайджана).

В 1996—1997 годах американская компания «Петрофак» инвестировала 56 млн. долларов на модернизацию и реверсирование азербаайджанского участка «северного» нефтепровода. Аналогичный работы параллельно проводились компанией «Транснефть» на российской территории. Основные технические работы, которые были проведены специалистами «Транснефти», включали оборудование вдоль трассы трубопровода насосных станций, установку реверсов что позволило «разворачивать» в случае необходимости отдельные участки нефтепровода для транспортировки нефти в сторону Баку строительство нового отрезка трубопровода длиной в 27 километров (два участка по 10 и 17 километров). Общие капитальные затра¬ты российской компании на эти операции составили около 56 млн. долларов.

Практически с самого начала переговоров о транспортировке каспийской нефти в Новороссийск складывалось ощущение, что весь проект осуществляется только по причине отсутствия у консорциума АМОК и азербайджанской национальной нефтяной компании ГНКАР альтернативных путей экспорта контрактной нефти. Полноценной замены трубопроводу Баку-Новороссийск у азербайджанских экспортеров на тот момент действительно не было, что и предопределило ключевые пункты азербайджанско-российского межправительственного соглашения, подписанного 18 января 1996 года сроком до 2002 года. По его условиям компания «Транснефть» взимала тариф в размере 15,67 доллара за тонну транспортированной по трубопроводу нефти. Кроме того, Азербайджан обязался направлять в Новороссийске 1998 года не менее 1,5 млн. тонн нефти с ежегодным увеличением этого показателя и доведением его в 2002 году до 5 млн. тонн в год.

Экспорт по этому маршруту начался в конце 1997 года в объеме 40 тысяч баррелей нефти в день. Несмотря на то, что консорциум АМОК является крупнейшим азербайджанским нефтеэкспортером, «первооткрывателем» «северного» трубопровода все же стала компания ГНКАР, которая в начале 1998 года отгрузила из Новороссийска первую партию своей нефти объемом 120 тыс. тонн. Вскоре, после ряда разногласий с Государственным таможенным комитетом России, к экспорту по «северному» маршруту подключились и акционеры АМОК, однако добиться его полноценной эксплуатации удалось лишь спустя несколько месяцев.

Экспорт азербайджанской нефти в 1998 году был сопряжен с постоянными конфликтами, в которых основными действующими лицами выступали Чечня, «Транснефть», АМОК и ГНКАР. Официальные и полуофициальные представители Ичкерии, пользуясь серьезными финансовыми и политическими разногласиями с Москвой, неоднократно по своему усмотрению перекрывали трубопровод.

 Акционерам АМОК лишь к середине 1998 года удалось относительно стабилизировать экспортные поставки контрактной нефти в Новороссийск, ежемесячно отгружая по 350—400 тыс. тонн нефти. Осенью 1998 года к «северному» экспорту активно подключилась и ГНКАР, ежемесячно отгружая в Новороссийск по 60- 120 тысяч тонн нефти. Таким образом, по итогам года АМОК даже перевыполнила взятые ею на себя обязательства, направив в 1998 году через в Новороссийск порядка 2 млн. тонн нефти. Еще около 500 тысяч тонн отгрузила компания ГНКАР.

 Однако произошедший в 1998-1999 годах глобальный нефтеценовой кризис дестабилизировал поставки азербайджанской нефти по трубопроводу Баку-Новороссийск. В этих условиях консорциум АМОК лишь ускорил работу по введению в эксплуатацию альтернативного трубопровода Баку-Супса.

В целом, неполное использование трубопровода Баку-Новороссийск было вызвано военно-политическим конфликтом в Чечне, спорами относительно ставок транзитных сборов на территории Чечни, а также недостаточной мощностью компрессоров на линии трубопровода. В этой ситуации 70 тысяч баррелей азербайджанской «ранней» нефти в день вынужденно направлялись в обход Чечни -железнодорожным транспортом из Дагестана в российский город Ставрополь, где перекачивались в трубопровод до Новороссийска.

В 1999-2000 годах «Транснефть» инвестировала около 140 млн. долларов в прокладку обходной ветки северного трубопровода по территории Дагестана, длиной 312 километров и пропускной способностью 120 тысяч баррелей в день (160 тысяч с учетом железнодорожных стыковок).

В целом трубопровод Баку-Новороссийск может пропускать через себя до 360 тысяч баррелей нефти в день и тем самым создает дополнительные экспортные возможности для Азербайджана, России и Туркменистана. Тем не менее, в 2000 году через трубопровод Баку-Новороссийск перекачивалось в среднем лишь 10 тысяч баррелей нефти в день. Это стало причиной того, что российский трубопроводный оператор «Транснефть» обвинил Азербайджан в невыполнении своих обязательств по экспорту нефти но обходной ветке трубопровода. После этого, в первые два месяца 2001 года ГНКАР стала транспортировать по ней в среднем по 24 тысячи баррелей нефти в день, хотя это увеличение не является значительным. К тому же АМОК продолжала воздерживаться от использования этого трубопровода для экспорта своей нефти ввиду того, что транспортировка по нему занимала намного больший период времени, а ее стоимость была выше в сравнении с транспортировкой по трубопроводу Баку-Супса. Кроме того, по пути в Новороссийск каспийская нефть АМОК смешивается с более дешевыми российскими сортами нефти, что снижает стоимость первой.

Россия настаивает на экономической целесообразности транспортировки азербайджанской нефти по трубопроводу Баку-Новороссийск ввиду того, что после увеличения его мощностей себестоимость транспортировки по нему барреля нефти будет вдвое ниже себестоимости транспортировки по планируемому основному для азербайджанской нефти экспортному маршруту Баку-Джейхан, которая рассчитывается на уровне 3 долларов за баррель.

По данным за 2001 год по трубопроводу Баку-Новороссийск экспортировалось 50 тысяч баррелей нефти в день. В настоящее время (на середину 2004 года) пропускная способность трубопровода составляет 100 тысяч баррелей нефти в день с возможностью расширения до 300 тысяч баррелей в день. По оценкам американских экспертов, затраты на расширение пропускной мощности этою трубопровода могут составить 600 млн. долларов.

el.kz

Каспийский регион – нефть за неделю

SOCAR в месте с российским предприятием "Интегра-геофизика" наконец завершили трехмерное сканирование участка в 70 квадратных километров, который прилегает к блоку месторождений под названием "Говсан-Зых". А также изучена береговая зона, по сообщениям SOCAR. Данные работы производились потому, что их заказало предприятие Absheron Operating Company LTD. И на данный момент, все полученные данные подвергаются всестороннему анализу обработке со стороны российского партнера "Интегра-геофизика".

Со стороны  Ирана за последнюю неделю отмечается  резкий рост интереса к перспективным нефтегазовым месторождениям. Эти данные на данный момент  поступают благодаря IRIB news. Как утверждает  Салбали Карими, руководитель крупной компании "Arvandan", уже в сентябре текущего года планируется произвести подписание договора, согласно которому будут предприняты все необходимые шаги по развитию месторождения Karun West. И уже через месяц после того, как будут произведены все подготовительные работы, начнутся непосредственно действия по разработке месторождения. Кроме уже упомянутого месторождения, будут подвергаться разработке и другие  месторождения, такие как Sepehr, Sohrab, Jafir и Susangend. Кроме того, сообщается о том, что прирост нефти на месторождениях  Yadavaran и Jafir ожидается за счет того, что на этих нефтяных бассейнах будут построены дополнительные вышки, которые и займутся выкачкой нефтяного ресурса с удвоенной силой.

Также, со стороны Ирана появляются свидетельства о том, что эта страна начнет выпускать нефтяные облигации, совокупная стоимость которых должна составить порядка одного миллиарда долларов.

Как видно, Каспийский регион нефть не забывает добывать, прилагая все усилия для увеличения прироста нефти и газа. Ахмад Галебани, возглавляющий национальную иранскую нефтяную компанию, официально подтвердил, что его предприятие готовится к выпуску таких облигаций. При этом в облигации 500 миллионов долларов инвестирует сама иранская национальная нефтяная компания, но другая  половина инвестиций будет предоставлена компанией нефтяной сферы «Парс».  Если раньше и были некоторые проблемы, которые напрямую связаны с биржевыми представлениями о нефтяных фьючерсах ,то теперь нет никаких проблем, все они практически полностью разрешены. Галебани, относительно добычи нефти заявил еще и о том, что  Иран уже объявил о том, что его страна объявила об увеличении добычи, этот объем составит порядка одного миллиона баррелей за один день. Кроме того, за одни сутки будет добыто более 400 миллионов кубометров газа (в плюсе).

А американские компании, в свою очередь оказывают воздействие на Туркменистан, чтобы тот начал активно участвовать в реализации газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия. И этот вопрос сегодня представляется очень важным для большинства компаний, представляющих Америку. Но кроме выгоды, участие в строительстве может принести и некоторые риски.

news-mining.ru