Катар и газовый рынок - основа конфликта в Сирии и Ираке. Катар газ нефть


Катар и газовое «болото» международной политики

Крупнейшее в мире нефтегазовое месторождение Северное (Южный Парс) обеспечивает Катар газом. Он делит его с Ираном
«Катар выстроил свои собственные связи с другими державами, в том числе с Ираном, США (Центральное командование США на территории Катара) и совсем недавно с Россией. В прошлом году суверенный фонд Катара вложил 2,7 млрд долларов в государственное акционерное общество «Роснефть».

«Катар когда-то был своего рода вассальным государством Саудовской Аравии, но он использовал автономию, которую позволяло ему его газовое богатство, для независимой деятельности, — говорит Джим Крайн, аналитик по энергетическим исследованиям Университета Райса в Хьюстоне, штат Техас. — Остальная часть региона искала возможность подрезать крылья Катару».

Эта возможность пришла с недавним визитом президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию, когда он призвал «все народы совести» изолировать Иран. Когда Катар публично с этим не согласился, в заявлении, которое, по словам его правительства, стало результатом взлома, последовало наказание, инициированное Саудовской Аравией. Добыча природного газа Катара была неподвластна интригам Организации стран — экспортеров нефти, нефтяному картелю, в котором доминирует Саудовская Аравия.

Новый эмир, переживший в 1996 году попытку переворота, не построил трубопроводы, которые бы интегрировали Катар с рынками соседей по Персидскому заливу. Согласно сообщениям BBC, два высокопоставленных чиновника правительства Катара в ходе судебного процесса над заговорщиками в 2000 году признались, что помогли организовать попытку переворота с согласия Саудовской Аравии и Бахрейна.

Катарский козырь

Когда-то гораздо более богатые нефтяные государства считали природный газ практически бесполезным продуктом — необходимым, главным образом, для впрыска обратно в нефтяные скважины для повышения уровня добычи. Они соглашались заплатить лишь часть мировой рыночной цены на СПГ… Поэтому единственный трубопровод, «проект Дельфина», соединяющий месторождение «Северное» с Объединенными Арабскими Эмиратами и Оманом, работает на мощности от половины до двух третей. Контракты, подписанные в 2016 году, должны были заполнить все остальное, однако подавляющее большинство экспорта Катара продолжает поступать на рынки Азии и Европы.

Соседи
В последнее время спрос на СПГ для производства электроэнергии растет и в странах Персидского залива. Согласно исследованию, им приходится прибегать к более дорогостоящим способам добычи СПГ — исследовать сложные внутренние газовые образования на своей территории, это дорого. Самые низкие издержки добычи газа в мире в Катаре.

Катарский газ позволил ему вести внешнюю политику, которая вызывала раздражение соседей: мусульманское братство в Египте, ХАМАС в секторе Газа и другие вооруженные группировки, против которых выступали ОАЭ и Саудовская Аравия в Ливии и Сирии. Газ также «оплачивал» глобальную телевизионную сеть «Аль-Джазира», которая возмущала большинство стран Ближнего Востока.

Прежде всего, газ побудил Катар содействовать региональной политике взаимодействия с шиитским Ираном и обеспечить источник его богатства… Газ — не главная непосредственная причина нынешнего кризиса, но «вы можете задать вопрос, почему именно Катар не желал поставлять газ в соседние страны…» — говорит академик Райт из столицы Катара. «Вероятно, ожидалось, что Катар будет продавать газ со скидкой… В 2005 году Катар объявил мораторий на дальнейшее развитие месторождения Северное, что могло бы обеспечить газ для местного экспорта.

Катар заявил, что еще необходимо проверить, как поле реагирует на его эксплуатацию, отрицая, что он скорее сочувствовал Ирану, который гораздо медленнее собирал газ со своей стороны на общей территории. Этот «двухлетний мораторий» был отменен только в апреле этого года, спустя десятилетие, после того как Иран впервые сравнялся с показателями Катара по добыче», — пишет издание NDTV.

«Забудьте про Ормузский пролив. Реальное место кипящей дипломатической битвы между Саудовской Аравией и Катаром на 5500 километров к юго-востоку, в Малаккском проливе — между Малайзией и Индонезией. Это связано с тем, что центр тяжести нефтяного рынка, а также мировой экономики, находится в эти дни в Азии. Еще в 2003 году во время Иракской войны на США и Европу приходилось более половины мирового импорта нефти. Их доля сейчас сократилась почти до трети: импорт стран Северной Атлантики остался неизменным, в то время как объемы импорта Китая, Индии, Южной Кореи и Филиппин выросли», — пишет Bloomberg.

«У Азии львиная доля экспорта нефти на Ближнем Востоке. Это делает позицию основных азиатских торговых партнеров Катара — Японии, Южной Кореи, Индии и Тайваня — решающим фактором в том, как будет реализовано эмбарго. Более половины экспорта сжиженного природного газа эмирата отправляется в эти четыре страны, или около двух третей, если вы добавите сюда Китай и Таиланд.

Чтобы понять, как это может произойти, стоит рассмотреть динамику газового рынка Азии и различные степени, в которых страны зависят от Катара и его арабских конкурентов. Возьмем Японию. Это крупнейшее экспортное направление Катара и покупатель почти пятой части всего торгуемого им газа… Саудовская Аравия поставляет около 40% импортируемой сырой нефти в Японии.

Япония нуждается в нефти Саудовской Аравии гораздо больше, чем в катарском газе… Несоответствие усиливается еще и тем фактом, что Японии не хватает нефти, но она буквально «купается» в природном газе. Ее заводы по регазификации (производству газа из СПГ) работают на 44% мощности по сравнению с 88% нефтеперерабатывающих заводов. Если бы [японская энергетическая компания] Jera Co выбрала бы нынешний момент, чтобы «отжать» свой шанс для пересмотра условий газового контракта с Qatar Petroleum, она могла бы получить большое количество краткосрочных рычагов. И это уже не в первый раз, когда политика на Ближнем Востоке распространяется и на внутренний сектор Японии…

Это говорит о том, что у Катара есть несколько значимых карт в рукаве. В то время как стоимость и объем импорта нефти в Азию в разы уменьшили торговлю газом, потребителям СПГ надо быть разумными и осторожными и подумать, как использовать блокаду. Даже в такой стране, как Япония, где производство электроэнергии на основе нефти учитывает и другую долю рынка электроэнергии, потеря сырья приведет к подъему цен [на нефть] и для фабрик, и для перевозчиков. Также уменьшение поставок СПГ грозит и отключением электроэнергии. На этом фоне коммунальные предприятия Азии вряд ли захотят нарушить отношения с ключевым поставщиком, особенно после того, как в апреле правительство Катара вновь подтвердило свое господство на мировом рынке СПГ — решением снять мораторий на развитие «Северного поля».

Япония отличается от остальной Азии разнообразием поставок СПГ. Тайвань и Индия также зависят от Катара — из-за примерно половины импорта своего газа, а Южная Корея отстает — 36%. Индия и Китай между тем являются основными покупателями иранской нефти, что делает еще и крайне маловероятным тот факт, что они готовы выбирать стороны в прокси-размолвках по поводу более глубокого спора между Эр-Риядом и Тегераном. Силы с обеих сторон сбалансированы. Любой игрок, который захочет нарушить положение и использовать нынешний кризис, чтобы подчеркнуть свое преимущество, должен тщательно подумать, прежде чем сделать свой ход», — пишет Bloomberg.

nk.org.ua

Катар и газовый рынок - основа конфликта в Сирии и Ираке : Политика Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

Катар и газовый рынок - основа конфликта в Сирии и Ираке

Весной 2011 года в Сирии начался вооруженный конфликт сирийской оппозиции (Свободная сирийская армия - ССА) с правительством Асада. Неожиданно оказалось, что конфликт хорошо подготовлен – начался на гребне арабской весны, оппозиционеры уверенно «громили» режим Асада даже в Париже, ССА вооружена всем необходимым, и к противостоянию активно подключились курдские отряды народной самообороны и исламистские террористические группировки – ISIS, Фронт ан-Нусра (отделение Аль-Каиды) и другие.

Автор конфликта – Катар. Но для того, чтобы понять его причины, необходимо откатиться на 17 лет назад. 

...В 2000 году Катар предложил построить катаро-турецкий газопровод в Европу со своего, разделяемого с Ираном, месторождения Южный Парс в Персидском заливе. Проект имел 2 ветки: одна через Саудовскую Аравию, Иорданию и Сирию, вторая – через Саудовскую Аравию, Кувейт и Ирак. Обе ветки встречались в мощном концентраторе газа на территории Турции, и оттуда – в Европу. Все расходы - $10 млрд (по ценам того времени) – Катар брал на себя.

Европа со своей стороны готова была резко сократить поставки газа из России - своего многолетнего партнера, и с этой целью разработала 3-й энергетический пакет, законодательно ограничивающий Россию в газотранспортной и распределительной системе Евросоюза.

Все арабские страны были за реализацию проекта, кроме Сирии, которая отказалась предоставлять свою территорию для прокладки труб, обосновав это тем, что обязана защитить интересы своего союзника России – ключевого поставщика газа в Европу.

Против был и Ирак. И хотя в 2003 году Саддама удалось нейтрализовать, с пришедшими к власти шиитами, составляющими 2/3 населения, договориться было невозможно.

Как правильно пишется – Ирак или Иран? Теневым противником проекта – и сирийской, и иракской ниток - был Иран. Он всегда выступал против арабских стран, исходя из соображений внутренних исламских противоречий - они столь глубоки, что в 1980 году привели Иран к полномасштабной 8-летней войне с Ираком.

И уже год спустя (в 2002) Иран предложил свой проект газопровода – Nabucco, который должен был доставить газ в Австрию через Турцию, Болгарию, Румынию, Венгрию.

Это была реальная угроза газовому превосходству России в Европе. Но собственного объема сырья у Ирана в прикаспийской части страны нет, и Россия сумела «развести» Тегеран с Туркменией и Азербайджаном - источниками поставок газа в Nabucco, и, тем самым, сорвать план строительства.

Однако более действенная причина – отсутствие средств и технологическое отставание Ирана, не позволяющее ему построить газопровод от своего основного месторождения в Персидском заливе. Но если деньги – не проблема, то технологии Тегерану никто не даст. И единственная страна, на плечах которой можно доставить иранский газ в Европу – это Катар. У него есть и газ, и деньги, значит - и технологии.

Катар – крошечное государство суннитского мира (всего 1.9 млн человек), но самое богатое, с самым большим ВВП на душу населения - $144 тысячи, и, главное – хорошо организованное.

Богатство Катара - нефть и газ. Обладает третьими – после России и Ирана, запасами природного газа. В отличие от других стран-нефтяников (за исключением арабских), всем богатством владеет королевская семья, а потому деньги не разворовываются, а интегрируются в специальные фонды, на них приобретаются современные технологии, нанимаются опытные профильные инженеры со всего мира.

Не имея газопроводов в другие страны, Катар стал крупнейшим экспортером сжиженного природного газа, производя ежегодно 120 млрд кубометров, опережая ближайшего преследователя Австралию почти в 3 раза. Половина экспорта приходится на Китай, Гонконг, Японию, Южную Корею и Тайвань.

В 2005 году для управления доходами государства был создан Катарский суверенный инвестиционный фонд – один из крупнейших в мире. Работает в Европе, США, Азии. Его активы - $340 млрд.

У него крупные инвестиции и даже контрольные пакеты в ведущих компаниях мира. Речь о производителях автомашин (например – Volkswagen), домах моды (Valentino), сетях универмагов (El Corte Ingles и Sainsbury's), аэропортах (Хитроу и Пулково), недвижимости в самых престижных районах Лондона, Парижа и Москвы, отелях (Savoy), футбольных клубах (Пари Сен-Жермен), банках (Barclays и Credit Suisse), рекламе (титульный спонсор футбольного клуба Барселона). Фонд имеет 10-процентную долю ($11 млрд) в Роснефти.

В последнее время, в соответствие со стратегией диверсификации катарской экономики, фонд активно инвестирует в сферу High Tech США - $35 млрд. Катар приобрел голливудскую киностудию Miramax, владеющей, в частности, фильмом «Криминальное чтиво». Показательно также и то, что совсем не футбольный Катар получил право проведения чемпионата мира по футболу 2022 и монополию на трансляцию матчей.

...4 июня сунниты Персидского залива – Бахрейн, Саудовская Аравия, Эмираты, а также Египет, разорвали дипломатические отношения и отменили все наземные, морские и воздушные контакты с Катаром. Позже к ним присоединились Йемен, Ливия, Мальдивская Республика, Маврикий и даже суннитский Союз Коморских островов.

Богатейшему королевству вменяется в вину дестабилизация ситуации в регионе, вмешательство во внутренние дела соседних стран, пособничество террористическим группировкам Аль-Каида и ISIS, поддержка ХАМАС, оказание финансовой помощи связанной с Ираном группировке Хизбалла. Отдельной строкой следует обвинение Катара в стремлении наладить отношения с шиитским Ираном.

В течение суток Катар практически полностью потерял прекрасно налаженный рынок авиаперевозок, медиа-пространство и другие связи с суннитским миром. Что же произошло и что это – политика или проявление внутри-исламской розни?

До сих пор между Катаром и Ираном действовало холодное соглашение – каждый берет из месторождения Южный Парс столько, сколько может выкачать. И, несмотря на общую цель – доставку газа с одного месторождения в Европу, они действовали порознь – каждый продвигал свой газопровод.

Ставка на Сирию себя оправдала – Асад ослаблен, сегодня он контролирует лишь 45% своей территории, а после его «полной победы над врагами» за стол переговоров сядут победители и доноры, чтобы определить – кто и на каких условиях будет финансировать восстановление Сирии.

И окажется – главными спонсорами этого процесса будут сунниты, фонды ООН и Евросоюз. Но при этом будут учтены интересы Сирии, России и других участвующих в победе стран. По логике – и Ирана тоже.

Россия не в силах остановить процесс прокладки газопровода из Катара в Европу через Турцию, но за столом переговоров сможет получить преференции в Европе. Речь о Северном потоке-2, газопроводе Opal (шунтирующем транзит через Украину), половину которого у России уже «отжали» в соответствие с упоминаемым выше 3-м пакетом, и Турецком потоке, препятствовать которому Евросоюз не будет.

Почему же в один день все изменилось?

Разведки США, Израиля и суннитских стран получили подтвержденную информацию о тайных планах Катара и Ирана, о том, на каких условиях Тегеран сумел склонить Доху отказаться от сирийского маршрута и проложить совместный газопровод в Европу через иранскую территорию.

В катарском досье есть любопытная «оговорка по Фрейду»: когда арабы закрыли для катарских авиакомпаний свое воздушное пространство, те стали летать через Иран. Это более удобно по разным критериям.

Есть и инверсия: по требованию Дамаска, Иран, несмотря ни на что, будет включен в состав переговорщиков, а он на передачу суннитам Восточной Сирии, где пройдет их газопровод, не согласится. Вы говорите – тогда они не дадут денег? Ну, и не надо – черт с ней, Сирией – ну, не восстановят ее за 5-7 лет - сама восстановится за полвека. Это кого-то волнует?  

Европейский след в «суннитском демарше» более чем правдоподобен: европейцам выгоднее получить катарский газ через Иран, а не через Сирию – они экономят на колоссальных средствах на восстановление Сирии и сохраняют действие 3-го пакета, не внедряя 4-й, который уже готов к вынужденному принятию его Евросоюзом.

Менее правдоподобен «американский след», зато конспирологии в нем хоть отбавляй. США, имея на территории Катара крупнейшую базу ВВС в регионе с 11 тысячами военнослужащих, действуя на упреждение, разработали план демарша. Расчет на то, что Катар должен дрогнуть и отказаться от туманного пока иранского направления. И они не ошиблись - Доха растерялась и в первые же сутки начала отрабатывать задний ход - выжить в условиях изоляции и блокады Катар не способен. Не газом единым...

Но и Иран не дремлет – его аргументы выхода Катара из суннитского плана газопровода более чем весомые. Прежде всего – стоимость иранского маршрута, как минимум, вдвое ниже. И потому - затраченные на войну в Сирии деньги Катар вернет за счет более дешевой «трубы». Кроме того – в таком раскладе Катару не придется вносить долю в суннитскую сумму на восстановление Сирии. А она не менее $40 млрд.

Во-вторых, проложив газопровод через Иран, ирано-катарская парочка выбивает из игры российского конкурента, освобождая от обязательств Евросоюз и увеличивая объем своих поставок. Себестоимость сырья в совместном проекте существенно снижается, а значит – растет прибыль.

...«Сирийский план» газопровода из Катара сорвали 2 события - вступление России в сирийскую войну и снятие американцами санкций с Ирана.

Удалось ли суннитским королевствам скрыть истинные причины демарша? Пожалуй, да – эксперты и аналитики, почему-то, набросились на конфликт со стороны отношений внутри стран, не видя и не трогая газовой стороны дела.

На поверхности, разве что, тот факт, что Катар повез свой сжиженный природный газ в Великобританию не через закрытый для него Суэцкий канал, а вокруг Африки. Что значительно дороже.

...Разобраться в сложном хитросплетении отношений – как суннитов между собой, так и арабов Персидского залива с Ираном, могла бы помочь классическая матрица связей. Но не поможет – настолько все в ней запутано. Впрочем – судите сами.

Июньские теракты в Иране, казалось бы, лишь подтверждают навязанное шиитами и их союзниками обвинение - ISIS воюет на деньги суннитов и в их, разумеется, интересах.

Но уже на следующий день ISIS делает резкое заявление в адрес королевской семьи саудитов, мол, после Ирана - ваш черед.

Вы скажете – это тактический ход, направленный, как раз, на то, чтобы отвести подозрение от спонсора террористов. Может быть, может быть... Но после такого «хода» акции саудовских компаний резко упали. И обратите внимание – ISIS ни словом не трогает Катар...

И последний штрих – нашу «сладкую парочку» поддержала Турция, после чего сунниты оказались отрезанными от газопроводов. И спектакль – только начинается. Каким будет его сюжет – нам предстоит увидеть.

Королевства кривых зеркал – самое релевантное название нефтегазовым пигмеям с деньгами колоссов в Зазеркалье, где положение вещей и отношения героев доведены до абсурда.

newsland.com

Катар размораживает крупнейшее в мире газовое месторождение - ЭкспертРУ

О новых планах по разработке Северного месторождения заявил глава государственной компании Qatar Petroleum (QP). Предполагается, что в основном нетронутая южная часть громадного месторождения, которое заходит и на сушу, будет со временем давать 2 млрд кубометров газа в сутки. Это, примерно, десятая часть от его суммарного потенциала. Учитывая, что при нынешних темпах добычи запасов газа в Катаре хватит на 135 лет, Доха вполне может позволить себе разморозить Северное месторождение, не боясь за будущее.

Наращивают добычу «голубого» золота и иранцы, которым принадлежит северная часть громадного месторождения, известная как Южный Парс. Иранские газовики намерены обойти по объемам добычи Северное месторождение к марту 2018 года. В ноябре прошлого года соглашение о разработке Южного Парса с правительством Ирана подписал французский нефтегазовый гигант Total SA. Французы, к слову, работают и на катарских месторождениях. Несмотря на четкое разграничение морской границы между Катаром и Ираном иранские «патриоты» и консерваторы недовольны уступкой Северного месторождения Катару.

QP сделала важное заявление в самый разгар продолжающегося уже три года кризиса на рынке сжиженного газа (LNG). Большинство экономистов считают, что отрасль выйдет из него не раньше 2020-22 годов. Решение возобновить добычу на Северном месторождения было принято и в разгар борьбы за титул крупнейшего экспортера газа планеты. Сейчас им является Катар, продающий ежегодно 78 млн тонн газа или 10,3 млрд кубометров в сутки. Однако уже в этом году его вполне может обойти Австралия. Громадье планов и у США с их дешевым сланцевым газом и пятью крупнейшими проектами, которые позволят довести экспорт голубого топлива до 74 млн т и не останавливаться на этом. Владимир Путин так же на днях заявил, что Россия станет крупнейшим экспортером газа, хотя и в будущем. Новый газ также может поступать из больших месторождений в Мозамбике и Танзании. 

Для главных игроков на газовом рынке ясно, что Катар вернулся в игру. Учитывая развитую инфраструктуру, специалисты прогнозируют, что катарский LNG будет самым дешевым в мире. Очевидно, что добыча газа дома значительно дешевле и менее рискованна, чем поиски новых месторождений в Марокко и на Кипре, которые сейчас ведет QP.

Частично разморозка Северного месторождения объясняется желанием сорвать новые проекты конкурентов по LNG. Решение точно рассчитано по времени. Первый катарский газ с Северного месторождения попадет на рынки в 2022 году, когда, по мнению большинства экономистов, цены на газ вновь поднимутся.

Конечно, Доха намерена привлечь к разработке месторождения партнеров. Аль-Кааби не назвал, кто будет участвовать в этом прибыльном проекте. Наиболее вероятными кандидатами являются нынешние партнеры Дохи: ExxonMobil Corp., Total и Royal Dutch Shell Plc.

Из заявления главы QP следует, что в Дохе пока не решили, в каком виде продавать газ с Северного месторождения: как LNG или в виде «других продуктов». Поскольку Катар не намерен строить дополнительную инфраструктуру по переводу газа из газообразного в жидкое состояние, то единственно возможным способом транспортировки газа остается трубопровод.

Здесь между Катаром и Ираном наверняка разгорится острая конкурентная борьба. В марте компания Dolphin Energy, совместное предприятие инвестфонда Абу-Даби - Mubadala Development Co. и компаний Total и Occidental Petroleum Corp., подписала соглашение с правительством эмирата об увеличении продаж катарского газа по газопроводу, который идет из ОАЭ в Оман. Этот султанат сейчас ведет переговоры с Ираном о строительстве подводного газопровода. Тегеран также предлагает свой газ ОАЭ, Бахрейну и Кувейту, но сотрудничеству мешала политика и санкции. Сейчас иранцы поставляют газ в соседний Ирак.

В начале столетия Катар хотел построить газопроводы в Бахрейн и Кувейт из-за борьбы с Саудовской Аравией за лидерство в арабском мире, которая не хотела усиления своего конкурента в Совете сотрудничества арабских государств Персидского залива, состоящем из 6 стран на берегах Залива. ОАЭ и Кувейт импортируют LNG, а Бахрейн сейчас строит крупный терминал, хотя все эти страны находятся рядом с Северным месторождением и могли бы резко удешевить доставку голубого топлива.

Получив дополнительный газ, Доха может даже попытаться продавать его КСА. Крупнейшее арабское королевство стремительно развивает собственную добычу газа, но пока не в состоянии даже удовлетворить быстро растущее потребление электроэнергии. В результате Эр-Рияд до сих пор вынужден сжигать летом каждый день миллион баррелей нефти. Саудиты собираются строить собственный терминал LNG скорее всего на побережье Красного моря, которое, кстати, находится довольно далеко от главных газовых месторождений. В любом случае, учитывая, что отношения между Катаром и Саудовской Аравией по-прежнему оставляют желать лучшего, импорт катарского газа в королевство выглядит проблематично.

В заключение можно заметить, что возобновление добычи газа на Северном месторождении отвечает внутренним потребностям и самого Катара. Добыча нефти в эмирате медленно, но неуклонно снижается. После серьезного сокращения расходов катарская экономика нуждается в сильном катализаторе. Одного Кубка мира по футболу для этого мало. Крайне маловероятно, что Катар победит на домашнем футбольном турнире, но в «газовом» состязании разморозка Северного месторождения позволит ему сохранить первое место среди экспортеров голубого топлива.

 

expert.ru

Катар анонсировал намерение увеличить производство сжиженного газа СПГ до 100 млн т/год // Добыча // Новости

Государственная Qatar Petroleum нацелена на то, чтобы увеличить производство СПГ в Катаре с 77 млн т/год до 100 млн т/год.

Об этом дерзко заявил 4 июля 2017 г  С. Аль-Кааби, директор компании, на пресс-конференции в г Дохе.

 

 

Тезисы от С. Аль-Кааби (Saad Sherida Al-Kaabi):

- новые дополнительные объемы будут обеспечены увеличением в 2 раза объемов добычи на новом газовом проекте в южном секторе Северного месторождения, о котором в апреле 2016 г объявляла компания Qatar Petroleum.

- наилучший способ развития этого огромного проекта - это производство и экспорт СПГ, что позволит увеличить производственные мощности Катара до 100 млн т/год или увеличить на 30%,

- это позволит увеличить добычу природного газа, газового конденсата и других сопутствующих продуктов на Северном месторождении на 1 млн бнэ/сутки ( 4 млрд фт3/сутки),

- при выходе на полку через 5-7 лет, этот проект увеличит добычу в Катаре примерно до 6 млн бнэ/сутки.

- этот проект укрепит позиции государственной Qatar Petroleum, как крупнейшего в мире производителя и экспортера СПГ в соответствии со стратегическим планом роста компании и целями стать одной из лучших национальных нефтегазовых компаний в мире,

- Катар, крупнейший в мире производитель СПГ, видит растущую конкуренцию, в основном, со стороны Австралии и США.

 

Этот демарш показывает, что Катар не желает легко отпустить титул крупнейшего в мире экспортера СПГ, что кажется вероятным на фоне продолжающегося дипломатического конфликта между Катаром и некоторыми его ближневосточными соседями.

Движение танкеров - газовозов, связанных с Катаром, было запрещено в водах Саудовской Аравии и ОАЭ, включая основной бункеровочный порт Фуджейры после разрыва дипломатических отношений 5 июня 2017 г.

Катарские танкеры - газовозы могут достигать нейтральных вод через иранские территориальные воды.

Тем не менее, газ по магистральному газопроводу (МГП) Dolphin из Катара в ОАЭ в объеме 56,6 млн м3/сутки продолжает поступать.

 

Газ из Катара пока продолжает поступать в ОАЭ по газопроводу Doifin

 

Для любознательных напомним, Катар в 2005 г ввел мораторий на добычу газа в северном месторождении с целью оценки влияния добычи на окружающую морскую среду.

Мировое сообщество находилось в ожидании того, что Катар отдаст пальму первенства в экспорте СПГ Австралии в 2017 г, но не тут-то было.

В апреле 2017 г власти Катара сняли запрет на разработку Северного месторождения.

Гигантское шельфовое газовое месторождение, которое Катар называет Северным месторождением, а Иран называет Южный Парс, составляет почти всю добычу в Катаре и около 60 % ее экспортных поступлений.

Стремительное развитие рынка СПГ привел к оборотам более 300 млн т/год в 2017 г, тогда как в 2016 г было продано только порядка 268 млн т СПГ.

Это помогло снизить азиатские цены на СПГ более чем на 70 % по сравнению с их пиками 2014 г до 5,65 долл США/1 млн бтэ (mmBtu).

Решение Катара снять мораторий на разработку нового газа имеет далеко идущие последствия.

Катар, вероятно, сохранит конкурентное преимущество и после 2020 г, когда конкуренция на мировом рынке СПГ еще более ужесточится.

Развивает месторождение Южный Парс и Иран, который ныне продолжает испытывать дефицит газа на внутреннем рынке.

 

Обсудить на форуме

 

neftegaz.ru

Больше, чем газ. Как бойкот Катара отразится на России: manzal

"Били по Катару - ударили по полякам". Не знаю, что побудило российских "аналитиков" считать, что бойкот странами Персидского залива крупнейшего поставщика СПГ отразится на заработках Польши и Украины. Но кто-то уверен, что дипломатическая блокада Дохи скажется на росте российского присутствия в Европе и Азии.

Польша и катарский газНачать стоит с того, что Польша (как и многие европейские государства) закупает у Катара СПГ (сжиженный природный газ) для собственного потребления, а также мечтает о том, чтобы перепродавать этот газ по всему ЕС, став заменой российским поставкам природного газа. Считается также, что и Украина отхватит кусок от этого реэкспорта. Именно по этой причине поляки всеми правдами и неправдами пытаются противостоять строительству второй ветки нашего Северного потока. Получается плохо, потому что законных оснований для прекращения строительства нет. Морской участок не попадает под европейские конвенции, а на суше у Газпрома мощные европейские партнеры (в том числе, немецкие, а немцы в таких вопросах, сами понимаете, авторитетнее всех авторитетов).

Кроме того, мощности, которыми располагает польский завод по приему СПГ, позволяют принимать всего 7,5 млрд кубометров газа (5,4 млн тонн СПГ). Потребность Европы в газе - около 500 миллиардов кубометров, Россия поставляет примерно 160 млрд кубометров. То есть при всем желании полякам будет крайне сложно заменить российских поставщиков. То же самое с ценой. Катарский газ - дорогая игрушка, которая обходится на 70% дороже, чем российский природный газ. А если учесть, что перепродавать газ будут с наценкой, то ни о какой выгоде не может быть и речи.

Газовые "гиганты" из Польши не смогут дать ни объема, ни цены. О какой конкуренции речь - непонятно.

В Европу Катар в 2016 году поставил 17,9 млн т (около 25 миллиардов кубометров): крупнейшим покупателем стала Великобритания - 7,3 млн т, Франция - 0,5 млн т, Турция - 0,68 млн т, Италия - 4,14 млн т. Основным же покупателем газа остается Азия.

Катар и блокадаДействия Саудовской Аравии и ее союзников против Катара не смогут физически воспрепятствовать поставкам катарской нефти и газа их заказчикам. Катар поставляет энергоресурсы морским путем, и даже если Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн закроют для них свои воды, Катарские суда смогут достигать Персидского залива через территориальные воды Катара, Ирана и Омана. Существует только один минимальный риск: если Египет закроет для катарских перевозчиков Суэцкий канал, то поставки в Европу будут затруднены. Но это почти невозможно, так как все проливы попадают под действия договоренностей и Суэцкий канал не исключение: Константинопольский договор от 1888 года обеспечивает вечный нейтралитет канала в мирное и военное время.

В целом Египет проигрывает от бойкота Катара больше других: доля катарских поставок в структуре газового импорта Египта составила 84%, электростанции на природном газе генерируют порядка 80% вырабатываемого Египтом электричества, и импорт из Катара необходим для бесперебойной подачи света. Стоят ли "Братья-мусульмане", которых боится Каир и финансирует Катар, таких рисков?

Катар и ИранВот что теперь будет происходить между этими странами, которые никогда не были по одну сторону - другой вопрос. Хоть "русские хакеры" и разместили "фейковое обращение" о поддержке Катаром Ирана, реальные взаимодействия Дохи и Тегерана запутаны и совсем не однозначны. У них, например, есть общее газовое месторождение.

Но Катар во всех войнах региона поддерживает противоборствующую Ирану сторону. С другой стороны, Иран теперь - единственный способ Катара продолжать свои морские поставки. И не исключено, что отказавшись от Катара, Саудовская Аравия и ее партнеры рискуют: дружбы между Ираном и Катаром, конечно, не случится, но деловое партнерство вполне реально.

Кто проиграет? Проиграют сами страны, организовавшие бойкот, а также те, кто не любит Иран и его ядерную программу.

Россия и КатарКроме решения очередной сложной задачи о нравах Востока и обвинениях в "хакерстве" Россия вряд ли ощутит на себе последствий персидского кризиса. Ни положительных, ни отрицательных моментов для нас в этой истории нет. Есть просто несколько задачек: кто, как и почему придумал бойкотировать Катар, а также новая сложившаяся действительность, в которой придется и дальше сотрудничать со странами Ближнего и Среднего Востока.

Краткосрочные изменения цен на нефть не окажут существенного влияния на бюджет, акции Роснефти и вовсе пошли немного вверх после сообщений о кризисе дипломатии. Вот если Катару перекроют каналы поставок газа - тогда да, можно будет вести разговор о том, что кто-то пострадает, а кто-то неплохо наживется. также станет немного грустно, если Катар выйдет из ОПЕК и откажется от соглашений об ограничении добычи (тогда нефть пойдет вниз). Сейчас же потеряют все участники разрыва отношений, и, возможно, уже скоро Катар сможет откупиться и восстановить прежний статус.

manzal.livejournal.com

Больше, чем газ. Как бойкот Катара отразится на России

“Били по Катару - ударили по полякам”. Не знаю, что побудило российских “аналитиков” считать, что бойкот странами Персидского залива крупнейшего поставщика СПГ отразится на заработках Польши и Украины. Но кто-то уверен, что дипломатическая блокада Дохи скажется на росте российского присутствия в Европе и Азии.

Польша и катарский газ

Начать стоит с того, что Польша (как и многие европейские государства) закупает у Катара СПГ (сжиженный природный газ) для собственного потребления, а также мечтает о том, чтобы перепродавать этот газ по всему ЕС, став заменой российским поставкам природного газа. Считается также, что и Украина отхватит кусок от этого реэкспорта. Именно по этой причине поляки всеми правдами и неправдами пытаются противостоять строительству второй ветки нашего Северного потока. Получается плохо, потому что законных оснований для прекращения строительства нет. Морской участок не попадает под европейские конвенции, а на суше у Газпрома мощные европейские партнеры (в том числе, немецкие, а немцы в таких вопросах, сами понимаете, авторитетнее всех авторитетов).

Кроме того, мощности, которыми располагает польский завод по приему СПГ, позволяют принимать всего 7,5 млрд кубометров газа (5,4 млн тонн СПГ). Потребность Европы в газе - около 500 миллиардов кубометров, Россия поставляет примерно 160 млрд кубометров. То есть при всем желании полякам будет крайне сложно заменить российских поставщиков. То же самое с ценой. Катарский газ - дорогая игрушка, которая обходится на 70% дороже, чем российский природный газ. А если учесть, что перепродавать газ будут с наценкой, то ни о какой выгоде не может быть и речи.

Газовые “гиганты” из Польши не смогут дать ни объема, ни цены. О какой конкуренции речь - непонятно.

В Европу Катар в 2016 году поставил 17,9 млн т (около 25 миллиардов кубометров): крупнейшим покупателем стала Великобритания - 7,3 млн т, Франция - 0,5 млн т, Турция - 0,68 млн т, Италия - 4,14 млн т. Основным же покупателем газа остается Азия.

Катар и блокада

Действия Саудовской Аравии и ее союзников против Катара не смогут физически воспрепятствовать поставкам катарской нефти и газа их заказчикам. Катар поставляет энергоресурсы морским путем, и даже если Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн закроют для них свои воды, Катарские суда смогут достигать Персидского залива через территориальные воды Катара, Ирана и Омана. Существует только один минимальный риск: если Египет закроет для катарских перевозчиков Суэцкий канал, то поставки в Европу будут затруднены. Но это почти невозможно, так как все проливы попадают под действия договоренностей и Суэцкий канал не исключение: Константинопольский договор от 1888 года обеспечивает вечный нейтралитет канала в мирное и военное время.

В целом Египет проигрывает от бойкота Катара больше других: доля катарских поставок в структуре газового импорта Египта составила 84%, электростанции на природном газе генерируют порядка 80% вырабатываемого Египтом электричества, и импорт из Катара необходим для бесперебойной подачи света. Стоят ли “Братья-мусульмане”, которых боится Каир и финансирует Катар, таких рисков?

Катар и Иран

Вот что теперь будет происходить между этими странами, которые никогда не были по одну сторону - другой вопрос. Хоть ”русские хакеры” и разместили “фейковое обращение” о поддержке Катаром Ирана, реальные взаимодействия Дохи и Тегерана запутаны и совсем не однозначны. У них, например, есть общее газовое месторождение.

Но Катар во всех войнах региона поддерживает противоборствующую Ирану сторону. С другой стороны, Иран теперь - единственный способ Катара продолжать свои морские поставки. И не исключено, что отказавшись от Катара, Саудовская Аравия и ее партнеры рискуют: дружбы между Ираном и Катаром, конечно, не случится, но деловое партнерство вполне реально.

Кто програет? Проиграют сами страны, организовавшие бойкот, а также те, кто не любит Иран и его ядерную программу.

Россия и Катар

Кроме решения очередной сложной задачи о нравах Востока и обвинениях в “хакерстве” Россия вряд ли ощутит на себе последствий персидского кризиса. Ни положительных, ни отрицательных моментов для нас в этой истории нет. Есть просто несколько задачек: кто, как и почему придумал бойкотировать Катар, а также новая сложившаяся действительность, в которой придется и дальше сотрудничать со странами Ближнего и Среднего Востока.

Краткосрочные изменения цен на нефть не окажут существенного влияния на бюджет, акции Роснефти и вовсе пошли немного вверх после сообщений о кризисе дипломатии. Вот если Катару перекроют каналы поставок газа - тогда да, можно будет вести разговор о том, что кто-то пострадает, а кто-то неплохо наживется. также станет немного грустно, если Катар выйдет из ОПЕК и откажется от соглашений об ограничении добычи (тогда нефть пойдет вниз). Сейчас же потеряют все участники разрыва отношений, и, возможно, уже скоро Катар сможет откупиться и восстановить прежний статус.

russianpulse.ru

О новом спасителе России – катаре газовых путей: a_nalgin

Qatar

Пока ситуация вокруг Катара страшно далека от катарсиса, можно и помечтать. Тем более, что нынешнее ближневосточное обострение не стоит России ни цента денег, ни грана репутации, а вот выгод принести может.

Понятно, что самые влажные мечты сейчас в Газпроме. Хотя и в Роснефти тоже...

Но что с того толку простому россиянину?

Итак, влиятельные государства Персидского залива разорвали дипломатические отношения с Катаром, обвинив власти королевства в поддержке терроризма. Но это лишь повод, а причинами стали особый взгляд Катара на отношения с Ираном и длительное соперничество с Саудовской Аравией, стремящейся утвердиться в качестве единоличного лидера арабского мира. Ну и личные мотивы имели место быть.

Впрочем, возможные последствия гораздо интереснее движущих пружин очередной Бури в Заливе. С точки зрения геополитики, Соединённым Штатам придётся отвлечь своё внимание на урегулирование склоки между союзниками, а также удвоить усилия по сдерживанию Ирана, раз уж вокруг него всё заверте... Для России это в любом случае плюс, означающий меньшее давление на сирийскую болевую точку. Ну и ещё один шанс показать влияние на ближневосточные дела, предложив своё посредничество.

Но, конечно, важнее нефтегаз.

Любое политическое напряжение между основными ближневосточными поставщиками энергоресурсов, как правило, приводит к росту мировых цен на #нефть. Взаимосвязь тут прямая. Суммарные нефтяные запасы стран, участвующих в нынешнем конфликте (включая Иран, непосредственно замешанный в происходящих событиях), составляют примерно 35,3% от общемировых. И хотя Катар не относится к числу крупнейших поставщиков чёрного золота, он своими действиями может осложнить жизнь главной энергетической сверхдержаве региона, Саудовской Аравии. К примеру, в случае развития конфликта Доха могла бы попытаться дестабилизировать обстановку в шиитских районах КСА, где сосредоточены основные запасы саудовской нефти. Пока это маловероятный сценарий, но кто знает, куда могут завести эмоции!

Для интересующихся: катарские нефтяные поставки по странам выглядят так.

Qatar crude oil exports

Что более важно, Катар – ключевой игрок на мировом газовом рынке. В настоящее время он занимает четвёртое место по объёмам среди всех производителей, уступая только США, России и – совсем немного – Ирану. А в сегменте поставок сжиженного природного газа Катар – лидер.

QatarLNG

Цены на СПГ устанавливаются в соответствии с долгосрочными контрактами между поставщиками и потребителями и часто основаны на формуле, привязанной к ценам на нефть. Пока по всем прогнозам ближневосточная ссора не окажет сильного непосредственного влияния на нефтяные котировки. Но если напряжённость между государствами региона продолжит возрастать, нефтетрейдеры не смогут на это не реагировать традиционным образом. И кроме того участники рынка будут оценивать риски введения международных ограничений на газовый экспорт Катара. Это может увеличить как спотовые #цены на сжиженный газ, так и – в перспективе – контрактные.

Примерно 1/3 катарского газового экспорта приходится на европейское направление. Туда отправлено около 18 млн тонн в прошлом году. Крупнейшие потребители в регионе – Испания и Великобритания.

Qatar LNG exports Jun 2017

Поэтому, – мечтать так мечтать – сокращение катарского экспорта из-за ближневосточного конфликта позволило бы «Газпрому», во-первых, нарастить поставки газа в Европу. Во-вторых, европейские страны со временем почти наверняка заняли бы более благожелательную позицию по отношению к российским газопроводным проектам.

В любом случае если возникнут реальные угрозы стабильности поставкам СПГ из Катара в Европу, чреватые дефицитом газа, то Брюссель, Москва и Варшава быстрее найдут компромисс. Возможно, к разочарованию Киева.

Последнее, несомненно, придаст радости 86% россиян. Денег от этого у них не прибавится, но держаться станет психологически проще. Опять же, национальное достояние чуточку разбогатеет...

Правда, пока нефтяные и газовые цены упорно игнорируют приключившийся катар и движутся вниз, а не вверх. Но, может, эта необычная ситуация изменится, если соборно и скрепно помолиться о развитии свары промеж агарянами? Иначе откуда взяться перечисленным выше плюсам?

a-nalgin.livejournal.com