Давайте покончим с бреднями о газопроводах из Катара и Ирана через Сирию. Катар нефть сирия


Кому нужен газопровод из Катара через Сирию. Фото | Мнения

2. Европейский газовый рынок не имеет приоритета в экспортных планах Катара и Ирана, и выход на него никак не оправдывает строительство чрезвычайно дорогостоящего газопровода, проходящего через территорию нескольких стран с труднопредсказуемыми режимами. Последние четыре года нетто-импорт газа в Евросоюз неуклонно падает, несмотря на сокращение собственной добычи: с 299 млрд кубометров в 2010 году до 219 млрд в 2014 году, — и главным направлением сбыта ближневосточного газа остается развивающаяся Азия.

Это определило, кстати, стратегию Ирана, который сорвал три раунда переговоров о транзите с капризной в требованиях Турцией о поставках газа в Европу и вместо этого сосредоточился на трассе в Пакистан и Индию и на планах производства сжиженного природного газа для азиатских рынков. В западном направлении иранцы ограничились контрактами на поставки газа в Ирак и Кувейт. Сжижение иранского газа на сирийском берегу Средиземного моря после его доставки туда по трубе лишено всякого коммерческого смысла, свидетельствуют источники в Тегеране и экономические эксперты в Европе.

3. Катар, для которого экспорт сжиженного газа по существу стал лишь выгодным «приварком» к реализации нефти, тоже не имеет практических планов дотянуться трубой до Европы с ее стагнирующим спросом на энергоносители. Более того, у катарцев вообще нет намерения увеличить экспорт газа: на добычу газа из гигантского «Северного купола» (продолжения иранского «Южного Парса») наложен мораторий ввиду отсутствия уверенности в безопасности разработки и из-за отсутствия перспектив достаточного спроса на мировом рынке. Ожидающийся уже в следующем году выход на арену больших объемов австралийского газа, будущий газ из США, Канады и Африки делают рынок перенасыщенным, а затратные трубопроводные проекты — неконкурентоспособными.

4. Газопровод от Катара до, например, газораспределительного хаба в австрийском Баумгартене протянется почти на 4000 км. Он будет короче, чем трасса с Ямала (5070 км), но все равно проиграет по экономике и логистической гибкости поставкам сжиженного газа морскими судами. У газовозов нет привязки к определенному рынку, они движутся туда, где текущие цены выше, и легко конкурируют с трубами, если транспортировка занимает более двух тысяч морских миль.

5. У газопровода с Аравийского полуострова в Европу будут и другие препятствия, помимо охваченной военными действиями Сирии. Турки, как показывает их бесплодный торг с иранцами, настаивают на покупке чужого газа по дешевке и перепродаже его потом в Европу как своего собственного. Роль транзитной территории их не устраивает. К тому же европейским трейдерам и потребителям придется строить дорогостоящую газотранспортную инфраструктуру, чтобы забрать газ из Турции, а слабеющий спрос в Старом Свете никак не способствует инвестициям в проекты магистральных трубопроводов, пересекающих границы сразу нескольких стран внутри Евросоюза.

К слову сказать, некоторое сближение, наметившееся в последнее время между Саудовской Аравией и Израилем на почве антииранских сантиментов, тоже можно рассматривать как предпосылку к возможному сотрудничеству в газотранспортной области. Теоретически, газопровод с Аравийского полуострова мог бы пройти по старой трассе Иран-Эйлат-Ашкелон или в Ашкелон напрямик через Иорданию. Вот только дальнейший путь катарского газа должен лежать либо через Турцию с ее проблемами, либо через сжижение — а зачем строить мощности по сжижению в чужой стране, когда можно расширить имеющиеся предприятия в самом Катаре?

Досужие комментаторы в анализе коммерческой целесообразности и политических препятствий не нуждаются.

Для них достаточно карт и глобусов, чтобы чертить мифические трассы. Так появляются то судоходный канал из Каспия в Персидский залив, то нефтепроводы и газопроводы из России через Гималаи в Индию...

В целом же обстоятельства таковы, что все старые заявления о намерениях по поводу катарских труб можно отнести в категорию политических деклараций, не имеющих реальной перспективы. Свежие рассуждения на эту тему тоже приходится рассматривать как пустословие.

www.forbes.ru

История сирийской газовой войны | Мнения

Эксперт Джеймс Дюрсо о том, как газовая геополитика Катара привела к самым серьезным последствиям для Ближнего Востока.

В 2009 году Катар, ведущий производитель природного газа, предложил Сирии провести через провинцию Алеппо трубопровод длиной 2,4 тыс. км, который должен был стать основным каналом поставок катарского газа на европейские рынки. У Катара было только два способа транспортировки газа — танкерами, преимущественно в Азию с редкими спотовыми поставками в Европу, и через трубопровод Dolphin в Объединенные Арабские Эмираты и Оман, поэтому страна очень хотела получить прямой канал поставок в страны ЕС. Трубопровод должен был идти на север через территории Саудовской Аравии, Иордании и Сирии и оканчиваться в Турции.

Однако Сирия отклонила предложение Катара, поскольку строительство трубопровода привело бы к падению доли на европейском рынке для ее давнего партнера, России. Вместо этого страна согласилась участвовать в прокладке «Трубопровода дружбы» между Ираном и Ираком, который многие называли «шиитским трубопроводом» и мишенью для суннитских монархий залива. Катар не учел или проигнорировал давние связи Сирии с иранским режимом, особенно укрепившиеся в годы в ирано-иракской войны 1980−1988 годов, и ее прочные отношения с Россией, которые длились с 1944-го. А ведь это недвусмысленно показывало, кто может появиться на арене, если обстановка начнет накаляться.

В 2010 году Израиль и Сирия неофициально вели переговоры, в ходе которых Израиль якобы пообещал вернуть Сирии Голанские высоты в обмен на гарантии безопасности. Переговоры сильно затянулись, поскольку каждая сторона подозревала другую в нежелании выполнять условия соглашения.

К началу 2011-го по всему региону развернулась Арабская весна, и лидеры обеих стран обратились к более насущным проблемам. Тогда у Америки появилась возможность нанести удар по союзнику Исламской Республики, режиму Асада. В 2011 году Турция предоставила убежище оппозиционному Сирийскому национальному совету, а в августе 2011-го США, их союзники и ООН призвали Башара Асада уйти в отставку.

Тогда Сирия, Иран и Ирак договорились о строительстве трубопровода, который должен соединить иранское месторождение Южный Парс с Европой. Трубопровод протянется от иранского города Эселуйе в Европу через территорию Ирака, Сирии и Ливана, причем за основные работы будет отвечать Сирия.

Остается неясным, почему, когда Сирия отклонила его первоначальное предложение, Катар не попытался претворить в жизнь другой маршрут трубопровода: Саудовская Аравия — Кувейт — Ирак. Вероятно, на такое решение повлияли сложный ландшафт Ирака, открытие огромных запасов газа в восточной части Средиземного моря и нежелание Саудовской Аравии строить трубопровод через Кувейт.

К тому же если бы контроль над Сирией оказался в руках более дружественного к Катару режима, у последнего появилась бы возможность получать более высокую прибыль и даже влиять на сирийскую политику — чего точно не удалось бы проделать с Саудовской Аравией, которой очень не нравилось, что Катар поддерживает организацию «Братья-мусульмане», Иорданию (союзника США), и Ирак (союзника Ирана). Позиция Катара была очевидной: ничего личного, просто бизнес, но Асад должен уйти.

Поэтому для Катара было сложно выбрать более подходящий момент, чтобы попробовать повлиять на дела в регионе. Коренное население страны ничтожно — гастарбайтеры составляют почти 90% от 2,2 млн населения Катара, — так что от некоторых (читай — военных) методов воздействия пришлось отказаться. Зато у Катара хватало денег, и он не стеснялся финансировать сирийские оппозиционные силы.

Чтобы лучше понять предпосылки войны в Сирии, вспомните, как много газовых месторождений было открыто в Восточном Средиземноморье начиная с 2009 года. Крупные месторождения обнаружили Израиль, Кипр и Египет; по оценкам, значительные запасы залегают и у побережья Ливана. Израиль вполне мог бы экспортировать газ в Египет, Иорданию, Палестинскую автономию и Турцию (Тель-Авив и Анкара обсуждали прокладку газопровода в Турцию, но столкнулись с возражениями со стороны Кипра, который не имеет дипломатических отношений с турецким режимом).

Если бы трубопровод из Ирана в Сирию был построен, Сирия стала бы важным узлом мировой энергетики и могла бы блокировать продажи катарского газа в Европу — при том, что экспорт газа из Катара в США упал до нуля, в основном за счет роста внутреннего производства в Штатах. Таким образом, Катару пришлось бы довольствоваться азиатским рынком СПГ — ведь за рынок ЕС конкурировали бы Иран, Ирак, Сирия и Россия. И все может стать еще хуже: по прогнозам, к 2020 году Европа будет покупать более половины экспорта американского СПГ.

Поэтому Катар, Саудовская Аравия и их союзники собирались выиграть любой ценой, а основные боевые действия в Сирии развернулись вдоль маршрутов будущих трубопроводов. В провинции Алеппо, через которую мог бы пройти катарский трубопровод, Турция хочет создать буферную зону, чтобы поддержать «умеренные» повстанческие силы. Если Анкара сможет контролировать эту территорию, это укрепит шансы Катара на строительство трубопровода и обеспечит Турции первенство в качестве энергетического узла южной Европы, куда поступала бы нефть и природный газ из России, Центральной Азии, Каспийского бассейна, Восточного Средиземноморья и Ближнего Востока.

К тому же страна стала бы менее зависима от российского газа, на долю которого в 2014 году пришлось более 50% турецкого импорта. Но и Россия не стоит на месте: она окружила Турцию с трех сторон, заняв Крым, увеличив численность своих войск в Армении и развернув систему ПВО С-400 в Сирию. Фактически Россия создала бесполетную и, возможно, «беспокупочную» зону для потенциальных клиентов Катара.

Однако чем авторитарнее ведет себя Эрдоган, тем более вероятно, что Европа попытается хеджировать свои риски, например, частично восстановив отношения с Путиным и завершив строительство российского газопровода Nord Stream, а также заключив более выгодные сделки с ключевыми поставщиками Норвегии и Алжира, увеличив импорт СПГ из США или разрешив добычу сланцевого газа. Уже сейчас Турция вертит Европой как хочет, то запуская, то останавливая поток беженцев; кому понравится мысль о том, что однажды она так же будет распоряжаться энергией?

А Катару, возможно, придется еще не раз раскошелиться в дополнение к тем суммам, которые он выделяет сирийской оппозиции. У Турции есть серьезные политические и инфраструктурные проблемы, которые могут не дать ей стать серьезным энергетическим узлом в ближайшее время: слабое законодательство в области использования бытового газа, государственные субсидии, монопольный контроль над газотранспортной сетью, только два терминала СПГ, а также отсутствие складских мощностей.

Сирия слишком пострадала от войны, чтобы стать таким узлом, а Турции для этого не хватает инфраструктуры. Инвестировать в увеличение пропускной способности турецких транспортных каналов может захотеть Россия, а Турция, жаждущая восстановить отношения с Москвой, вполне способна взять у Катара деньги на строительство трубопровода, который никогда не будет построен. К тому же хорошие отношения России с Кипром и Израилем могут помочь убедить Кипр уступить в старом споре, и газопровод из Израиля в Турцию станет реальностью, что впоследствии может привести к резкому росту внешних инвестиций в Турцию.

Чтобы добиться успеха в своих целях, Катару придется серьезно вложиться в «турецкий конец» своего проекта, а также сопротивляться политическому давлению со стороны России. До тех пор ему придется довольствоваться поставки СПГ в Европу танкерами. А тем временем эта газовая геополитика приводит к самым серьезным последствиям для Ближнего Востока.

ru.ihodl.com

Московско-Сирийская-война

Баннер в Дамаске: «Они встают на колени только перед Богом»слева направо: глава Хезболлы Хасан Насралла, президент Ирана Хассан Роухани, президент Сирии Башар аль Асад и президент России Владимир Путин

Кто создал ИГИЛ и как Барак Обама обвел Владимира Путина вокруг пальца на раз и два. Временный союз Ирана и России в Сирии, направленный на противодействие суннитским газопроводам, перерастает в соперничество между Тегераном и Москвой за контроль над новыми газовыми и нефтяными месторождениями в Сирии.

Из года в год Россия на Ближнем Востоке проводит политику исключительно в интересах российского ГАЗА и российской НЕФТИ.

В чем же заключается ближневосточная политика Москвы?

1. В интересах ГАЗПРОМА российские руководители горой стоят на защите Асада в Сирии, поскольку как только его скинут, тут же будет построен по территории Сирии газопровод Катар-Турция-Европа. Этот газопровод для ГАЗПРОМА смерти подобен. Однако, если Асад одержит однозначную победу, то для Москвы будет ничуть не лучше. Ведь в этом случае будет построен Трубопроводистан (Исламский газопровод с гигантского иранского месторождения "Южный Парс") и дешевый иранский газ хлынет в Европу. По большому счету, Москву не устраивает никакой мирный вариант развития событий в Сирии. Москве выгодна бесконечная гражданская война.

2. В интересах экспорта российской НЕФТИ Россия десятилетиями разжигает и подливает масло в огонь абсолютно во все конфликты на Ближнем Востоке. Каждый конфликт дает толчок росту цен на нефть, на чем Россия и зарабатывает. Именно поэтому Россия всегда задаром заваливает самые одиозные и агрессивные страны на Ближнем Востоке горами советского и российского оружия. Кроме того, именно поэтому Россия поддерживает террористов и заводит в тупик любое урегулирование местных конфликтов.

3. Бесконечные конфликты в Нагорном Карабахе, Абхазии, Южной Осетии, в Сирии и Ираке препятствуют строительству газопроводов и нефтепроводов конкурентов России в Европу. России выгодны нескончаемые войны не только в зонах конфликтов, но и на всем Ближнем Востоке и в Закавказье.

Война в Сирии стала неизбежной в 2009 году, когда во время визита эмира Катара шейха Хамада Аль Тани в Турцию, была достигнута договорённость о строительстве по территории Сирии смертельно опасного для «Газпрома» трубопровода. Он должен начаться в Катаре и пройти через Саудовскую Аравию, Иорданию и Сирию, дойдя до Турции присоединиться к «Набукко» или другим газопроводам в Турции. Дважды неизбежной войну в Сирии сделал аналогичный план Ирана по строительству через Сирию «Исламского газопровода» с месторождения «Южный Парс», которое содержит 8% мировых запасов газа.

Газ Ирана и Катара находится ближе к Европе, чем газ в России. Поэтому газ из Ирана и Катара в Европу, если проложить трубопроводы через сирийскую территорию, будет дешевле во много раз, чем газ, поступающий из России в Европу. После такого двойного прорыва конкурентов в Европу от «Газпрома» могли уйти почти все потребители.

Возможные пути поставки газа в Европу из Катара и Ирана

Снижение цен на газ и растущая конкуренция на европейском рынке газа никак не снижают привлекательность строительства новых газопроводов из Ирана и Катара. Ведь построить их нужно фактически только до Турции, а дальше можно использовать в основном существующую газопроводную сеть просто замещая российский газ катарским и иранским. Турция давно готова стать европейским газовым хабом. Кроме того, Европейские страны выступают категорически против строительства «Газпромом» «Северного потока-2» и поддерживают строительство трубопровода Eastring, который позволит объединить газовые сети Венгрии, Румынии, Болгарии, Греции и Турции, а также подключить к нему Южный газовый коридор, а в перспективе – получать газ из Ирана и поставки СПГ из США.

Война в Сирии имеет общие причины с российско-грузинской войной августа 2008 года, настоящей причиной которой стали сразу 2 удара по газовым и нефтяным интересам России: - Газопровод «Баку — Тбилиси — Эрзурум» (Южно-Кавказский трубопровод) был официально открыт 25 марта 2007 года. - 13 июля 2006 года официально открыт нефтепровод «Баку — Тбилиси — Джейхан», предназначенный для транспортировки каспийской нефти к турецкому порту Джейхан, расположенному на берегу Средиземного моря.

www.vitki.info

Давайте покончим с бреднями о газопроводах из Катара и Ирана через Сирию

Давайте, друзья, раз и навсегда покончим с бреднями о газопроводах из Катара и Ирана через Сирию.

Европа – самый непривлекательный регион в плане перспектив спроса на газ. Спрос будет стагнировать десятилетиями, пока он растет в других регионах. Прокладывать на этот рынок (где конкурирует куча других поставщиков, включая Газпром с его дешевым газом) дорогостоящую трубу через охваченную войной территорию вместо того, чтобы заняться экспортом СПГ по всему миру – туда, где спрос растет и цены выше? Сказка для идиотов-телезрителей. Строить эту трубу только для того, чтобы построить завод СПГ не у себя, а в "дружественной" Сирии? Вы болели, когда арифметику в школе проходили? (Логики давно в школьной программе нет, к сожалению).

В комментаторах к моему посту о мнимых проектах газопроводов из Катара и Ирана в Сирию оказались люди, искренно верящие в великую роль России в мировой политике и глобальной экономике. Телезрители, так сказать. Диванные решатели всемирных проблем.

Ну как не вспомнить древнесоветский анекдот о мире в семье. Ответственность была поделена супругами сразу, по взаимной договоренности - и никаких конфликтов. Жена решает мелкие вопросы: что приготовить на ужин, куда ехать в отпуск, что купить детям к школе. А муж занят вопросами серьезными: ближневосточное урегулирование, ограничение стратегических вооружений...

Кому нужен газопровод из Катара через Сирию

(моя статья в Forbes от 05.10.2015)

Любые проекты по доставке катарского газа в Европу сухопутным путем экономически проиграют поставкам сжиженного газа морем

Расхожий сегодня сюжет: связать события в Сирии с проектом газопровода, который должен пройти из Катара в Европу как раз через сирийскую территорию.

Теория А: Саудовцы и катарцы ополчились на Асада за то, что тот в 2009 году отверг идею такого газопровода и предпочел в 2012 году подписать с Тегераном меморандум о намерениях организовать сирийский транзит иранского газа в Европу через Ирак, минуя Турцию, — имелся в виду завод по сжижению газа на берегу Средиземного моря.

Теория Б: Российские самолеты бомбят трассу планировавшегося газопровода, чтобы тот не создавал конкуренции «Газпрому» на европейском рынке. Именно эту цель, по утверждениям комментаторов, преследует решение Москвы оказать поддержку сирийскому режиму.

Посмотрим на факты, которые доказывают несостоятельность обеих теорий.

1. Не стоит считать султанов и эмиров на Аравийском полуострове глупцами, способными разжечь длительную гражданскую войну на территории, через которую им не терпится проложить безопасную трассу стратегического магистрального газопровода.

2. Европейский газовый рынок не имеет приоритета в экспортных планах Катара и Ирана, и выход на него никак не оправдывает строительство чрезвычайно дорогостоящего газопровода, проходящего через территорию нескольких стран с труднопредсказуемыми режимами. Последние четыре года нетто-импорт газа в Евросоюз неуклонно падает, несмотря на сокращение собственной добычи: с 299 млрд кубометров в 2010 году до 219 млрд в 2014 году, — и главным направлением сбыта ближневосточного газа остается развивающаяся Азия.

Это определило, кстати, стратегию Ирана, который сорвал три раунда переговоров о транзите с капризной в требованиях Турцией о поставках газа в Европу и вместо этого сосредоточился на трассе в Пакистан и Индию и на планах производства сжиженного природного газа для азиатских рынков. В западном направлении иранцы ограничились контрактами на поставки газа в Ирак и Кувейт. Сжижение иранского газа на сирийском берегу Средиземного моря после его доставки туда по трубе лишено всякого коммерческого смысла, свидетельствуют источники в Тегеране и экономические эксперты в Европе.

3. Катар, для которого экспорт сжиженного газа по существу стал лишь выгодным «приварком» к реализации нефти, тоже не имеет практических планов дотянуться трубой до Европы с ее стагнирующим спросом на энергоносители. Более того, у катарцев вообще нет намерения увеличить экспорт газа: на добычу газа из гигантского «Северного купола» (продолжения иранского «Южного Парса») наложен мораторий ввиду отсутствия уверенности в безопасности разработки и из-за отсутствия перспектив достаточного спроса на мировом рынке. Ожидающийся уже в следующем году (2016) выход на арену больших объемов австралийского газа, будущий газ из США, Канады и Африки делают рынок перенасыщенным, а затратные трубопроводные проекты — неконкурентоспособными.

4. Газопровод от Катара до, например, газораспределительного хаба в австрийском Баумгартене протянется почти на 4000 км. Он будет короче, чем трасса с Ямала (5070 км), но все равно проиграет по экономике и логистической гибкости поставкам сжиженного газа морскими судами. У газовозов нет привязки к определенному рынку, они движутся туда, где текущие цены выше, и легко конкурируют с трубами, если транспортировка занимает более двух тысяч морских миль.

5. У газопровода с Аравийского полуострова в Европу будут и другие препятствия, помимо охваченной военными действиями Сирии. Турки, как показывает их бесплодный торг с иранцами, настаивают на покупке чужого газа по дешевке и перепродаже его потом в Европу как своего собственного. Роль транзитной территории их не устраивает. К тому же европейским трейдерам и потребителям придется строить дорогостоящую газотранспортную инфраструктуру, чтобы забрать газ из Турции, а слабеющий спрос в Старом Свете никак не способствует инвестициям в проекты магистральных трубопроводов, пересекающих границы сразу нескольких стран внутри Евросоюза.

К слову сказать, некоторое сближение, наметившееся в последнее время между Саудовской Аравией и Израилем на почве антииранских сантиментов, тоже можно рассматривать как предпосылку к возможному сотрудничеству в газотранспортной области. Теоретически, газопровод с Аравийского полуострова мог бы пройти по старой трассе Иран-Эйлат-Ашкелон или в Ашкелон напрямик через Иорданию. Вот только дальнейший путь катарского газа должен лежать либо через Турцию с ее проблемами, либо через сжижение — а зачем строить мощности по сжижению в чужой стране, когда можно расширить имеющиеся предприятия в самом Катаре?

Досужие комментаторы в анализе коммерческой целесообразности и политических препятствий не нуждаются.

Для них достаточно карт и глобусов, чтобы чертить мифические трассы. Так появляются то судоходный канал из Каспия в Персидский залив, то нефтепроводы и газопроводы из России через Гималаи в Индию...

В целом же обстоятельства таковы, что все старые заявления о намерениях по поводу катарских труб можно отнести в категорию политических деклараций, не имеющих реальной перспективы. Свежие рассуждения на эту тему тоже приходится рассматривать как пустословие.

Михаил Крутихин

 

ehorussia.com

Катар, Сирия, Турция: Почему на Ближнем Востоке так горячо

"КП в Украине" разбиралась, по каким причинам именно в ближневосточном регионе зашкаливает агрессия.

Согласно исследованию Института экономики и мира (IEP) "Глобальный индекс миролюбия" (GPI), лидером мировой нестабильности вновь назван Ближний Восток.

Этот регион является источником самых кровопролитных внутренних и межгосударственных конфликтов, неиссякаемого потока беженцев и вынужденных переселенцев, трансграничного терроризма. Из двадцати наименее "миролюбивых" стран в GPI-2017 тринадцать расположены на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Сирия

Начавшийся 6 лет назад вооруженный конфликт в этой стране стал одним из самых крупных и кровопролитных в XXI веке. Стороны конфликта - президент Башар Асад, оппозиционные ему силы, курдские повстанцы и террористы ИГИЛ. 

Кроме этого, существует и конфликт между центрами влияния. США и Европа поддерживают анти­асадовские силы, не могут найти общий язык с Россией, Турцией и Ираном, которые поддерживают режим Асада. И до разрешения этого конфликта сейчас очень далеко. Тем более, что Катар, выплатив террористам выкуп в один миллиард долларов, фактически дал новый толчок для дальнейшей эскалации конфликта этой стране.

Катар

Ведущие страны Персидского залива объявили бойкот Катару, который является третьим в мире государством по запасам природного газа.

Причина - Катар заплатил почти один миллиард долларов странам и организациям исламских фундаменталистов, которых напрямую связывают с террористами. Поэтому раскол между Катаром и его ближайшими союзниками может иметь последствия для Ближнего Востока, где страны Персидского залива использовали финансовую и политическую власть, чтобы влиять на события в Ливии, Египте, Сирии, Ираке и Йемене.

Иран

Эта страна поддерживает режим Башара Асада в Сирии и активно пытается создать свой ядерный потенциал. США и Великобритания уже обвинили Иран в "тревожных продолжающихся провокациях", направленных на дестабилизацию ситуации на Ближнем Востоке.

Кроме этого, в январе 2017 года Иран произвел запуск баллистической ракеты средней дальности, чем вызвал недовольство США. "Я сделаю всё, чтобы помешать Ирану разработать когда-нибудь ядерное оружие", - заявил после этого Дональд Трамп.

Плюс в этой стране, которая исповедует ислам шиитского толка, существует конфликт с суннитами. Так, ИГИЛ, приверженцы которого также являются суннитами,уже взяло на себя ответственность за последние теракты - нападения на мавзолей Хомейни и парламент Ирана.

Ирак

В Ираке продолжается кризис, вызванный политическими разногласиями и ожесточенными столкновениями между суннитами, шиитами и курдскими общинами, усугубленный присутствием "Исламского государства". Сейчас армия Ирака проводит операцию по освобождению Мосула – главного оплота "Исламского государства" в этой стране.

Афганистан

После завершении в 2014 году боевой миссии НАТО и США в Афганистане основная нагрузка в борьбе с исламистами легла на местную армию и полицию. И власти не справились с этой задачей.  Правительство Афганистана практически потеряло контроль над страной, и конфликт может перекинуться в Среднюю Азию. В последние месяцы талибы осуществили десятки терактов по всему Афганистану.

По различным данным, исламисты контролируют до 70% территории Афганистана, а число активных боевиков оценивается в 27 тысяч человек. Президент Афганистана Ашраф Гани вновь призвал исламистское движение "Талибан" к мирным переговорам.

Курды и Турция

За время сирийского конфликта курды, которые проживают и в Турции, и в Сирии, значительно усилили свои позиции и теперь претендуют на создание своего государственного образования в составе Сирии. Анкара не может и не собирается этого допустить.

Пентагон начал поставки вооружения – включая стрелковое оружие, минометы и бронетехнику – курдам, воюющим на территории Сирии. В Турции назвали вооружение сирийских курдов опасным шагом и призвали Вашингтон пересмотреть свою "ошибку".

Арабо-израильский конфликт

Президент США Дональд Трамп во время своего турне по ближневосточным странам пообещал план по урегулированию длящегося боле чем полвека арабо-израильского конфликта. Но это намерение сталкивается с некоторыми трудностями.

Глава израильского правительства Биньямин Нетаньяху заявил, что Израиль при любом варианте урегулирования с палестинцами сохранит военный контроль над всеми землями к западу от реки Иордан, которыми он овладел ровно полвека назад, во время так называемой "шестидневной войны" в 1967 году.

Тогда израильтяне отбили у иорданцев Западный берег и Восточный Иерусалим, у египтян − Синайский полуостров и сектор Газа, у сирийцев − Голанские высоты. 

 Из сектора Газа израильтяне ушли в 2005 году, но продолжают блокировать анклав.

Попытки урегулировать статус Голанских высот, также аннексированных Израилем, сошли на нет с началом гражданской войны в Сирии.

Синайский полуостров был возвращен Египту по условиям двустороннего мирного договора.

 Арабские страны предложили стабилизацию отношений в обмен на освобождение Израилем территорий, захваченных в 1967 году. 

 Нетаньяху повторил обращенное к палестинцам требование признать Израиль государством еврейского народа.

"Таковы основы мира, и их отрицание − это то, что мешает этот мир достичь", − заявил Нетаньяху.

Ливия

В этой стране после свержения режима Муаммара Каддафи в 2011 году в стране было сформировано временное правительство национального единства (ПНС). Но ему не подчиняется ливийский маршал Халифа Хафтар, который контролирует восток страны и пытается добиться расположения Москвы, чтобы возобновить поставки оружия в Ливию. Это вызывает повышенное беспокойство Вашингтона.

Российские подразделения уже находятся в районе границы между Египтом и Ливией, и Москва пытается усилить свое влияние с помощью военных средств и продажи оружия. А Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш уже заявил о том, что обеспокоен возможностью начала в Ливии нового широкомасштабного конфликта.

До прямого столкновения США с Россией не дойдет, но вполне возможно новое вооруженное американское вмешательство в Ливию.

Нефть, газ и конфликты

"Ближний Восток никогда не перестанет нас удивлять способностью создавать (конечно, с решающей помощью внешних игроков) все новые конфликты, все новые кризисы", - написала по поводу бойкота Катара итальянская газета "La Repubblica". Почему так происходит?

Все дело в геополитическом значении этого региона. На протяжении веков на Ближнем Востоке пересекались и сталкивались стратегические, экономические и религиозные интересы самых влиятельных государств мира, что делает происходящие там конфликты очень трудноразрешимыми. И, конечно – это нефть и газ Персидского залива, в котором заинтересован весь западный мир.

К тому же, большинство конфликтов на Ближнем Востоке, появившихся в последние годы, являются, по сути, гражданскими войнами, а не межгосударственными конфликтами. Во время гражданской войны стороны борются за политическую власть в стране, которую в отличие от территории, не так-то просто разделить между враждующими сторонами.

В таких войнах победитель получает все, что мотивирует враждующих продолжать борьбу до конца. В то же время другие региональные и глобальные центры влияния продолжают оказывать поддержку непосредственным участникам конфликта, что укрепляет их в желании бороться.

kp.ua

Иран и Катар могут разыграть свою карту в сирийском конфликте

Сирийский город Арак, из которого мирные жители ушли еще в начале прошлого года, пережил три месяца артобстрелов и бомбардировок, что ничуть не сломило исламистов. Попытки штурмовать этот «крепкий орешек» тоже не приносили успеха. Однако недавно проиранские афганские шииты «Бригада Фатимидов» - спешно выдвинулись в сторону Арака, изумив военных экспертов своей прытью.

Корреспонденты ФАН навестили взятый шиитами несколькими днями ранее Арак. Город расположен всего в 40 километрах от восточной окраины Пальмиры. Он более трех лет использовался как опорный пункт в данной провинции между Дейр-эз-Зором и Пальмирой. Боевики ИГ укрепились на окружающих его высотах и успешно противостояли правительственным силам, делая вылазки в сторону древнего античного города, когда он был взят сирийской армией при поддержке ВКС России. В итоге они даже повторно взяли под контроль Пальмиру, на некоторое время.

В настоящее время армия САР в союзе с шиитским ополчением штурмует укрепления ИГ в районе Арака, расположенные на подступах к горной гряде по северной стороне трассы и на многочисленных высотах вдоль южной.

 «Фатимиды» — не самые боеспособные силы из задействованных в конфликте на территории Сирии. В частности, они не сумели перекрыть путь к отступлению террористам, когда Пальмиру штурмовали во второй раз. Сейчас же они совершили столь энергичный марш-бросок, что вызвали аплодисменты многих экспертов.

Спрашивается, откуда взялась небывалая доселе прыть проиранского ополчения?

Прорыв обороны террористов в Араке случился вскоре после того, как произошло обострение катарского кризиса, а также блокада эмирата силами саудитов и американцев, а ИГ во многом зависим от финансовых вливаний именно со стороны Катара и Саудовской Аравии. Отсюда версия: попав под удар саудитов и США, Катар мог добиться договоренности с Ираном о помощи, в обмен на установление «Фатимидами» контроля над Араком.

Многие источники, близкие к командованию сирийской армии, допускают, что взаимные договоренности Катара и Ирана возможны. Достаточно вспомнить, что до заключения военного союза между Сирией и Россией именно Иран был ключевым игроком там, где САА не хватало сил справляться с боевыми задачами.

Эксперты не исключают, что Тегеран может прятать «туза в рукаве» и положит его на стол в ближайшее время, потому что нефть и газ интересен не только США и ИГ. Так это или нет станет ясно, когда начнется штурм населенного пункта ас-Сухна и продолжится активное наступление на Дейр-эз-Зор.

polit.info

Война Европы и Катара против Сирии - это война за газопровод.

 Война Европы и Катара против Сирии - это война за газопровод.

В сирийских территориальных водах найдена нефть, на территории Сирии найден газ ... 

Эту информацию о нефти и газе предоставил ливанскому телевизионному каналу "Аль Майяддин " доктор Имад Фаузи Шуайби, руководитель Центра стратегических исследований в Дамаске. В сирийских территориальных водах найдены ЧЕТЫРНАДЦАТЬ нефтяных бассейнов и до сих пор эти данные были засекречены . Исследования проводились норвежской компанией Ancis.

1 апреля в программе "Диалог времени" на канале "Аль Майяддин" доктор Шуайби заявил: "Геологическая разведка, проведенная норвежской компанией Ancis у побережья Сирии в ее территориальных водах, подтвердила, что там находится 14 месторождений нефти. "

Шуайби сообщил, что среди 14 нефтяных полей "есть четыре нефтяных поля, простирающихся от ливанской границы до сирийского города Баниас. Они могут обеспечить добычу нефти, равную добычи нефти в Кувейте. Четыре других нефтяных поля в общей сложности эквивалентны тем, которые находятся в Ливане, Кипре и Израиле вместе взятые."

Как он заявил, по запасам обнаруженных месторождений газа Сирия может выйти на ЧЕТВЕРТОЕ место в мире . А нефть , которую будут добывать в Сирии, составит от 6 - 7 млн. баррелей в день. Для сравнения - в Саудии добывается в день 12 млн. баррелей.

Шуайби сообщил также о больших запасах газа в Сирии, которые до сих пор не разработаны. Месторождения обнаружены в районе Кара .

Отвечая на вопрос: "Является ли это допустимым, что такие энергоресурсы находятся в одном государстве в этом нестабильном мире ?», Шуайби заявил, что эти запасы нефти стали сегодня "проклятием" для Сирии. Сирия занимает стратегическое место на Ближнем Востоке и, более того, во всем мире. Потому что, как он подчеркнул, идет «необъявленная война» против Сирии, это «война за газ и трубопроводы». И те, кто начал войну против Сирии, планируют в "побежденной" Сирии, через всю ее разоренную территорию, проложить газопроводы из Катара в Европу.

Как отмечают эксперты, газ Катара находится ближе к Европе, чем газ в России. Поэтому газ из Катара в Европу, если проложить трубопроводы через сирийскую территорию, будет дешевле во много раз, чем газ, поступающий из России в Европу.

Добавим, что все эти совершенно секретные исследования по Сирии норвежская компания продала международному нефтяному концерну "CGS"и американскому концерну " VЕRITAS". Этот концерн в 2010 году вел дополнительные исследования в регионе Сирии, и предполагается, что были найдены новые, дополнительные месторождения газа и нефти, но информация об этом концерном" VЕRITAS" засекречена.

Нуреддин Сасси, из Бейрута

maxpark.com