Российская нефть пойдет в Китай через Казахстан. Казахстан китай нефть


Китайско- казахстанский нефтепровод - новая реальность мировой политики

19:0029.05.2006

(обновлено: 04:23 07.06.2008)

11800

Открытие в этом месяце нефтепровода Казахстан – Китай – событие мирового значения. Впервые Казахстан открыл восточный маршрут для своей нефти – раньше она шла лишь курсом на Запад. Китай впервые в истории начал получать нефть по нефтепроводу. Для России же это событие – не постороннее, а наоборот, часть ее "восточной" экономической политики, которая становится для Москвы все важнее...

Политический обозреватель РИА Новости Дмитрий Косырев.

Открытие в этом месяце нефтепровода Казахстан – Китай – событие мирового значения. Впервые Казахстан открыл восточный маршрут для своей нефти – раньше она шла лишь курсом на Запад. Китай впервые в истории начал получать нефть по нефтепроводу. Для России же это событие – не постороннее, а наоборот, часть ее "восточной" экономической политики, которая становится для Москвы все важнее.

Нефтепровод Атасу – Алашанькоу длиной почти в 1000 километров заканчивается в Синьцзяно-Уйгурском автономном районе. По этой трубе Китай будет получать до 20 миллионов тонн нефти в год. Здесь важно, что речь идет о Синьцзяне, из всех китайских территорий расположенном ближе всего к европейской части России. Синьцзян до недавних пор считался спящей, проблемной, неразвитой частью Китая. Сейчас, как видим, ситуация изменилась. Вывод для Москвы очень простой: ускорились интересные для нее процессы в новом регионе – процессы, в которых она активно участвует.

До сих пор ситуация с нефтяным импортом Китая приносила минимальную выгоду России, если не считать железнодорожных поставок нефти через российский Дальний Восток. А ведь продавать нефть Китаю – дело чрезвычайно прибыльное. Страна, которой сегодня требуется до 150 миллионов тонн этого сырья в год, потратила на его импорт в прошлом году 50 миллиардов долларов.

Россия, как известно, заняла вершину мирового энергетического Олимпа, оттеснив Саудовскую Аравию с первого места среди экспортеров углеводородного сырья. А Китай – непосредственный сосед России. Однако и сегодня до 80% импортируемой Китаем нефти шли и идут морем, через Малаккский пролив, в основном с Ближнего Востока. Эта ситуация рискованна для Китая еще и потому, что лишь один из десяти танкеров, которые везут эту нефть, принадлежит самому Китаю.

Считалось, что ключевой для российской нефтяной отрасли проект – это Тихоокеанский нефтепровод, точнее – его ответвление, через которое будет доставляться нефть восточной Сибири на китайский Северо-Восток. Но это очень большой проект, который потребует совместных инвестиций не только в прокладку самой трубы, но и в разведку восточносибирской нефти. Сегодня только-только определился маршрут нефтепровода, который пройдет на почтительном отдалении от экологического заповедника, озера Байкал. В общем же и целом речь идет о масштабом проекте, который изменит лицо всего Востока России и потребует нескольких лет.

Тем временем довольно быстро, за какие-то неполных два года, и ценой всего в 700 миллионов долларов, стал реальностью другой маршрут поставок нефти и газа в Китай – северо-западный, синьцзянский. И здесь важно понимать, что речь идет не о единичном китайско-казахском проекте, а начале создания новой трубопроводной системы, в которой в том или ином смысле будет участвовать, кроме России, несколько государств Центральной Азии.

Здесь надо напомнить, что о доставке российского сырья на северо-западные территории Китая говорилось во время последнего визита Владимира Путина в Пекин. В принципе ничто не мешает закачке в казахстанскую трубу нефти и из России. Потому что Казахстан и Россия связаны сетью трубопроводов, делающих такую задачу решаемой.

Территория Европы от Урала до Ла-Манша вся пронизана сложной сетью трубопроводов. И это отражает реалии европейского экономического сотрудничества. На юго-восточных границах России таких международных сетей нет, потому что сотрудничество стран этого региона до недавних пор было не таким активным, как у европейцев. Но сейчас мы видим начало региональной интеграции нефтепроводных систем в единую сеть.

Подтверждением этому служат планы Астаны и Пекина проложить параллельно нефтепроводу также и газопровод. Об этом заявил недавно президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, принимая заместителя главы китайского государства Цзэн Цинхуна.

Но если по части нефти ключевой партнер Казахстана – США (прежде всего нефтяной гигант "Шеврон", а точнее – совместное предприятие «Тенгизшевройл»), то в области добычи и транспортировки газа крупнейший партнер Казахстана – Россия. Москва и Астана разрабатывают планы реконструкции и улучшения опять же не отдельных трубопроводов, а сетей. Совместно предполагается реконструировать газотранспортную систему Средняя Азия – Россия, Бухара – Урал и другие. Существующее с 2002 года совместное предприятие «КазРосГаз» очень активно и на иных рынках, а это имеет прямое отношение к Китаю. В частности, «КазРосГаз» будет выполнять функции оператора по транспортировке газа через территории Казахстана и России на рынки третьих стран.

Наконец, не будем забывать, что в регионе Центральной Азии расположен не только Казахстан. Узбекистан – тоже богатое газом государство, и вдобавок играет роль транзитной территории для туркменского газа, который тоже пойдет в Китай. А если учесть, что нестабильность или просто экономическая неразвитость пусть небольшого, но соседнего с ними государства (Киргизия или Таджикистан) осложнили бы безопасность трубопроводных маршрутов, то станет понятно: вся Центральная Азия в каком-то смысле транзитный регион для любых экономических планов на этом географическом направлении. И совместный российско-китайско-центральноазиатский проект, именуемый Шанхайской организацией сотрудничества, отражает в том числе и эту реальность. Все, что происходит сейчас с маршрутами доставки российской или казахстанской нефти и газа, или с маршрутами достаки этого сырья в Китай, называется диверсификацией энергетической политики этих государств. Но диверсификация эта – важнейшая часть глобального процесса, который в целом называется ростом влияния Азии в мировой экономике.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

ria.ru

Российская нефть пойдет в Китай через Казахстан — Forbes Kazakhstan

Фото: news.ru.msn.com

«CNPC получила приглашение от «Роснефти» приехать в Москву на переговоры о дополнительных поставках нефти в Китай, сообщил «Интерфакс» со ссылкой на источник, близкий к руководству китайской госкомпании. По словам собеседника агентства, речь может пойти о возможности поставок российской нефти в Китай через Казахстан по нефтепроводу Атасу-Алашанькоу. Встреча должна состояться 14 января», - говорится в публикации издания.

Также сообщается, что в «Роснефти» заявили о переговорах, которые ведутся с китайской компанией по целому ряду вопросов, поскольку « CNPC  - стратегический партнер». Издание утверждает со ссылкой на свои источники, что речь идет о дополнительных поставках 10 млн т российской нефти (в нынешних ценах на $8,2 млрд).

«По мнению одного из собеседников «Ъ», «Роснефть» может быть заинтересована в привлечении заемных средств от китайских госструктур для финансирования сделки по приобретению ТНК-ВР. Нынешние переговоры с китайцами не ставят цели привлечения средств, потому что денег для сделки по ТНК-ВР «хватает», - указывает издание.

 «Источники в госкомпании признают, что рост поставок в Китай через Казахстан может быть интересен из-за «хороших условий», - уверяет издание. 

При этом газета указывает, что «Белый дом в курсе планов «Роснефти» по дополнительному экспорту в Китай через Казахстан и пока их не поддерживает».

«Не видно особого смысла вливать дополнительные деньги в казахскую экономику. Кроме того, должен быть недискриминационный доступ к трубе, и «Роснефть» не может быть единственной компанией, работающей на этом направлении», - пишет «КоммерсантЪ» со ссылкой на источники.

Также сообщается, что собеседники «Ъ», близкие к ТНК-ВР и «Газпром нефти», объясняют, что не могут договориться об условиях продажи нефти. Тогда как, по отзывам аналитиков, для «Роснефти» поставки в Китай более выгодны, чем для других российских компаний.

«У Роснефти уже есть формула, по которой рассчитывается цена на сырье. Кроме того, компания будет работать со своим нынешним партнером – CNPC», -цитирует издание слова аналитика из Raiffeisenbank Андрея Полищука.

При этом идею экспорта через Казахстан резко критикует «Транснефть», опираясь на экономические выкладки.

«Мы не поддерживаем эту инициативу, потому что транзит нефти через Казахстан в Китай сопряжен с серьезными издержками для «Транснефти». Мы теряем выручку. Это $1,5 млрд убытков за транзит. Деньги выпадают из бюджета», - приводятся в публикации слова главы «Транснефти» Николая Токарева.

Также, по его информации, «пока «Роснефть» не обращалась к «Транснефти» с просьбой согласовать прокачку в направлении Казахстана. Издание указывает, что в самой «Роснефти» лишь уверяют, что «Транснефть» - «важнейший партнер в рамках отношения с китайской стороной».

Как ранее сообщалось, до сих пор маршрутом Атасу-Алашанькоу пользовались только две российские компании – «Газпром нефть» и ТНК-BP. Однако с 2010 года прокачка российской нефти в Китай через Казахстан прекратилась. В сентябре 2012 года РК установила на данном направлении льготный тариф.

«Казахстан создал для России идеальные условия, и нам выгодно, чтобы они пошли через нас в Китай. … Россияне просто не хотят идти, я считаю, в Китай»,- заявлял управляющий директор госхолдинга «Самрук-Казына» Малик Салигереев на брифинге в конце декабря 2012 года.

Напомним, протяженность нефтепровода Атасу-Алашанькоу составляет 962 км. Пропускная способность на первом этапе - 10 млн тонн в год с дальнейшим расширением до 20 млн тонн в год. Нефтепровод проходит по территории Карагандинской, Восточно-Казахстанской и Алматинской областей РК до конечного пункта Алашанькоу на территории КНР.

Напомним, Казахстан установил на указанном направлении льготный тариф: с 1 сентября 2012 г.- до $11,3 за 1 тонну на 1 тыс. км. Китай также заинтересован в покупке российской нефти по системе Атасу-Алашанькоу.

Между тем прокачка российской нефти в Китай по нефтепроводу Атасу-Алашанькоу не осуществлялась с 2010 года. До 2009 года этим маршрутом воспользовались лишь ОАО «Газпром нефть» и ТНК-BP.

Пути транспортировки нефти в Евразии.

 

forbes.kz

Что Китаю хорошо, то Казахстан должно насторожить

Китай так активно инвестирует в разработку своих нефтегазовых месторождений и развитие альтернативной энергетики, что может сократить нефтяной импорт

Как Китай убегал от сырьевого голода

Китайская нефтегазовая компания PetroChina заявила об обнаружении крупного месторождения нефти в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР). Прогнозируемый объем геологических запасов сырья оценивается здесь в 1,24 млрд тонн, из которых 520 млн являются доказанными. Для сравнения, Дацинское нефтегазовое месторождение в северо-восточной части КНР имело запасы объемом 5,7 млрд тонн. Более того, в СУАР также рассчитывают найти еще одно месторождение объемом свыше 1 млрд тонн. В результате этот автономный район станет важен для Пекина не только как ключевой транспортно-логистический хаб в «Экономическом поясе Шелкового Пути», но также как регион со стратегическими запасами сырья. Кстати, это объясняет и тот печальный факт, что параллельно с ростом значимости региона китайские власти усилили давление на этнические мусульманские меньшинства в СУАР, наращивая военно-политический контроль под видом борьбы с радикализмом.

Что касается Казахстана, то под боком у нашей республики может появиться крупная нефтегазовая провинция Китая. И если у соседа что-то прибавится, то у нас что-то может убавиться. В том числе и потому, что в Казахстане лишь в последнее время вообще вспомнили о необходимости стимулирования и господдержки геологоразведки для поиска новых месторождений по причине стремительного истощения старых. Многие из которых находятся под крышей КМГ.

И пока неясно, какой мультипликативный эффект всё это может иметь для нашей республики. Ведь, с одной стороны, Казахстан рассчитывает увеличивать экспорт нефти в Китай (почти 80% добываемой в республике нефти вывозится). В свою очередь, по оценкам Госкомитета по делам развития и реформ КНР, к 2020 году потребность Китая в нефти должна была достичь 560-600 млн тонн, а его зависимость от внешних поставок «черного золота» составляла бы не менее 65%. По прогнозам британского нефтегазового гиганта Вritish Рetroleum, в 2035 году крупнейшим в мире потребителем нефти станет Китай, и ему понадобится 18 млн баррелей в сутки. Именно поэтому Китай долгое время активно диверсифицирует источники получения энергоресурсов. С этим связано расширение деятельности китайских компаний (прежде всего, CNPC, CNOOC и Sinopec) за рубежом, в том числе и в Казахстане.

Угроза «сырьевого голода» была одной из причин, по которым Пекин еще в 1999 году провозгласил политику «выхода за рубеж». Здесь обратим внимание на программу развития энергетики на среднесрочную и долгосрочную перспективу (2004-2020 гг.), которая была принята Государственным советом КНР. К ключевым пунктам этой стратегии относятся:

- поиск новых месторождений нефти как внутри страны, так и за рубежом;

- увеличение стратегического запаса нефти в связи с непредсказуемостью мирового нефтяного рынка;

- обеспечение безопасности транспортировки нефти по суше и по морю.

Китай серьезно беспокоила дестабилизация на Ближнем Востоке, особенно после «арабской весны». Она вызвала такой «эффект домино», что еще сильнее столкнула лбами двух крупных нефтедобывающих игроков - Иран и Саудовскую Аравию.

В этой связи Казахстан стал рассматриваться как удобный партнер, через территорию которого мог осуществляться не только транзит энергоресурсов в Китай из других стран. Да и сама наша страна претендовала на роль прямого поставщика нефти и газа на китайский рынок. Хотя, если посмотреть на цифры, пока основными покупателями казахстанской нефти являются европейские государства. Например, за первые шесть месяцев 2017 года 73% всего нефтяного экспорта Казахстана ушло в пять европейских стран: Италия, Нидерланды, Франция, Швейцария и Испания. При этом почти 70% добываемой у нас нефти экспортируется в западном направлении через Каспийский трубопроводный консорциум. А его учредители заявили, что недавняя модернизация КТК позволит увеличить долю поставок казахстанской нефти до 52-60 млн тонн в год, а чуть позже и до 67 млн тонн.

Нефтяная подпитка китайского дракона

Осенью прошлого года, во время участия в саммите G-20, который проходил в китайском городе Ханчжоу, президент Казахстана оптимистично заявил, что экспорт казахстанской нефти в Китай можно увеличить почти втрое. «Сейчас мы поставляем в КНР около 7 млн тонн нефти, этот показатель можно повысить до 20 млн тонн, а также увеличить поставку газа из Казахстана в Китай», - сказал тогда Нурсултан НАЗАРБАЕВ.

Впрочем, с момента появления нефтепровода «Казахстан-Китай» у некоторых экспертов возникли сомнения в способности Казахстана заполнить эту трубу достаточным количеством нефти. По их оценкам, из-за истощения некоторых старых месторождений дефицит нефти для участка «Атырау - Кенкияк» может составить 5-6 млн тонн, а на участке «Кенкияк - Кумколь» 8-9 млн тонн. Звучали предложения ликвидировать этот дефицит поставками с месторождений Кашаган и Тенгиз.

Еще весной 2014 года президент Казахстана в ходе онлайн-беседы с китайскими интернет-пользователями сказал, что республика может довести ежегодный объем поставок нефти в Китай с месторождения Кашаган до 40 млн тонн. И якобы некоторые иностранные нефтегазовые компании даже рассматривали варианты поставок будущей кашаганской нефти на рынок Китая через Алашанькоу на нефтеперерабатывающий завод в Сычуани. Но всё это было до открытия нового нефтяного Клондайка в самом Китае.

Естественно, возникает вопрос: не приведет ли появление новых месторождений в СУАР к тому, что Пекин решит поумерить аппетиты по закупкам импортной нефти? Интересно, что в первой половине этого года экспорт сырой нефти и нефтепродуктов из Казахстана в Китай уже уменьшился более чем в 2 раза - с 1,5 млн до 706,4 тыс. тонн.

Кстати, серьезные виды на экспорт нефти в Китай транзитом через Казахстан также имеет Россия. Не так давно «Роснефть» заявила, что хочет нарастить вывоз нефти в этом направлении до 13-18 млн тонн в год. По официальным данным, сейчас действующая пропускная способность нефтепровода «Атасу - Алашанькоу», который проходит по территории Казахстана, составляет 20 млн тонн нефти в год, из которых 10 млн используются для транзита объемов «Роснефти» в 2017 году, а около 2-3 млн тонн - для экспорта казахстанской нефти.

Несколько лет назад даже заявлялось, что объемы российских нефтяных поставок к 2018-му могут достичь 30 млн тонн в год. Помнится, некоторые аналитики оправдывали китайский интерес к российским поставкам тем, что та нефть, которую добывают китайские компании на казахстанских месторождениях, была довольно низкого качества, что не устраивало НПЗ в КНР. И для них более приемлемым вариантом было бы смешение более качественной российской нефти с казахстанским сырьем.

Дави на газ

Более оптимистичные прогнозы есть пока только по экспорту в Китай казахстанского «голубого топлива». Недавно «КазТрансГаз» и PetroChina International Company Limited подписали договор о поставке 5 млрд кубометров газа ежегодно. Глава «КазМунайГаза» Сауат МЫНБАЕВ два года назад даже не исключал возможности поставок в Китай карачаганакского газа, после завершения строительства части газопроводной системы «Бейнеу – Бозой – Шымкент».

В самом же Китае 16 компаний недавно заявили о своем намерении в ближайшие годы инвестировать около $2 млрд в разведку запасов сланцевого газа в стране, опять же чтобы снизить зависимость от зарубежных поставок. В целом, деятельность китайских компаний всегда следует учитывать в увязке с общей нефтегазовой стратегией Китая по отношению к другим странам. Их нужно рассматривать больше как инструменты государственной политики, чем в качестве самостоятельных игроков. Главный приоритет для Китая - это обеспечение энергетической безопасности самого Китая. Пока эта безопасность осуществляется за счет импорта сырья из разных регионов мира. Поэтому в ближайшие годы у Китая все еще будет сохраняться интерес к расширению доступа к нефтегазовым месторождениям, в том числе казахстанским, при параллельном сокращении присутствия на старых месторождениях, которые прошли пик своей добычи.

Кроме этого, Китай будет усиливать активность и в других направлениях - например, закрепляя свои позиции на казахстанском рынке поставок нефтегазового оборудования и предоставлении услуг. Это может представлять серьезную проблему для наших компаний, пытающихся работать в этом сегменте.

Ловушка сырьевого сознания

Для Казахстана важно понять, что сохранение за собой роли сырьевого придатка мировой экономики, ЕАЭС или Китая - бесперспективно с точки зрения собственной долгосрочной стратегии развития. Ведь стратегии других стран, в том числе и Китая, предполагают масштабное развитие альтернативной энергетики.

Уже в 2018 году производство электромобилей в Китае, по официальным данным, может достигнуть миллиона единиц, к 2020 году - 2 млн, а через пять лет - уже 7 млн. Более того, официальный представитель Министерства промышленности Китая заявил, что в стране рассматривается вопрос о введении в недалеком будущем запрета на производство и продажу бензиновых автомобилей.

Свой завод по производству электромобилей в Китае собирается построить компания Tesla. Автоконцерн Volkswagen также имеет планы вложить 10 млрд евро в выпуск электрических и гибридных автомобилей в КНР. А Daimler рассчитывает инвестировать почти $750 млн в Поднебесную для создания мощностей по производству электромобилей и двигателей для них.

А в это время некоторые наши депутаты призывают «эволюционно» подходить к развитию альтернативной энергетики в Казахстане лишь только потому, что запасов угля у нас может хватить еще на 300 лет. Классический пример сырьевого сознания! С таким подходом мы еще 300 лет будет ковылять до четвертой индустриальной революции (Industry 4.0), где мозги стоят дороже, чем любое сырье, а искусственный интеллект объединяется с промышленным производством.

Очень часто проблема наших чиновников заключается в том, что даже в долгосрочном планировании они просчитывают шаги лишь на один ход вперед. При этом в расчет не берется слишком высокая динамика глобальных изменений. А эти метаморфозы уже завтра могут оставить за бортом те страны, которые до сих пор считают (перефразируя известный афоризм), что «нефтяной век закончится лишь только потому, что закончится нефть».

Ничего личного – только бизнес

К тому же в отношениях с Китаем наши власти предпочитают излучать оптимизм, делая акцент на экономических выгодах и не обращая внимания на не совсем явные, но серьезные риски другого порядка. Например, активное промышленное и нефтегазовое развитие СУАР может нанести удар по нашей экологической безопасности. По мнению руководителя проектного института «Казгипроводхоз» Анатолия РЯБЦЕВА, уже существует реальная опасность потерять Балхаш из-за увеличения водозабора китайской стороной, в том числе для подпитки растущей экономики Синцзяня. По мнению эксперта, интенсивный отбор воды из Черного Иртыша уже достиг объемов более 3 куб. км в год с перспективой увеличения до 5 куб. км, что приведет к серьезному снижению уровня воды в Иртыше. Хотя Казахстан не первый год ведет переговоры с Китаем по поводу трансграничных рек.

Как отмечают другие специалисты-гидроэнергетики, если темпы водозабора из Черного Иртыша со стороны Китая не уменьшатся, то к 2050 году наш сосед возьмет под контроль всю реку. С точки зрения Пекина, здесь «ничего личного - только бизнес». Но для нас - серьезный удар по национальной безопасности и большое количество побочных проблем, которые в связи с этим возникнут.

Фото: gazeta.ru.

 

http://ratel.kz/outlook/chto_kitaju_horosho_to_kazahstan_dolzhno_nastorozhit

www.ca-portal.ru

Нефтяной горизонт Назарбаева | Oilcapital

Состоявшееся в конце мая закрепление за Нурсултаном Назарбаевым права пожизненно возглавлять Совет безопасности Казахстана позволяет предположить, каким образом будет осуществляться переход к постназарбаевской эпохе в истории страны. Бессменный президент Казахстана, похоже, рассматривает себя в качестве арбитра, ответственного за будущее политико-экономической системы, которая отождествляется с его именем. Эксперты сходятся во мнении, что модель многовекторности, реализованная среди прочего и в нефтегазовой сфере Казахстана, имеет хорошие шансы надолго пережить Назарбаева – во всяком случае, на ближайшие несколько лет развитие событий в казахстанской нефтянке выглядит вполне предсказуемым.

Добыча: перешагнуть за 100 млн тонн

Уже на следующий день после того, как Сенат (верхняя палата) парламента Казахстана утвердил Назарбаева пожизненным главой Совбеза страны, министр энергетики Канат Бозумбаев на встрече с общественным советом ведомства в Астане сообщил о планах к 2025 году увеличить ежегодный объем добычи нефти до 104 млн тонн, или более чем на 20% к уровню 2017 года (86,2 млн тонн). В 2025 году Нурсултану Назарбаеву должно исполниться 85 лет – прежде ни один из среднеазиатских президентов до столь почтенного возраста не доживал.

Намерения выйти на уровень добычи выше 100 млн тонн в год декларировались в Казахстане давно, и сейчас эти ожидания подкрепляются текущими показателями.

В конце апреля добыча на крупнейшем в стране шельфовом Кашаганском месторождении вернулась к прежним объемам в 300 тыс. баррелей в сутки, что позволило за пять месяцев довести общий уровень добычи до 37,7 млн тонн с перевыполнением плана. Прогнозный показатель на конец года – 87 млн тонн, в том числе 10,8 млн тонн на Кашагане против 8,35 млн тонн годом ранее. Хорошую динамику показывает и экспорт нефти – в I квартале он составил 18 млн тонн, или на 13,2% больше, чем в I квартале 2017 года.

Однако выполнение «плана-2025» неизбежно упрется в вопрос сбыта.

Частично он может быть решен путем увеличения поставок сырья на казахстанские НПЗ. Особенно если в ближайшие годы будет построен пока гипотетический четвертый завод (о чем еще будет сказано ниже). Но даже если из анонсированного наращивания нефтедобычи с 80 млн до 100 млн тонн в год примерно 5-10 млн тонн дополнительно получит переработка, то куда девать остальные 10-15 млн тонн?

Основными покупателями казахстанской нефти являются европейцы: почти три четверти всей экспортируемой нефти поступает в Италию, Нидерланды, Францию, Швейцарию и Испанию. На 6-м и 7-м месте – Греция и Румыния. Иными словами, основные поставки нефти приходятся на объемный, но сверхнасыщенный европейский рынок, где поставщиков хватает и без Казахстана.

Особые надежды на расширение экспорта нефти Казахстан возлагает на КНР – здесь в первую очередь вспоминается строящийся магистральный нефтепровод Казахстан – Китай.

oilcapital.ru

Образцовые отношения? Китай более чем в 2 раза сократил покупку нефти в Казахстане // Торговля // Новости

Китай в январе-апреле 2017 г резко сократил объем закупки нефти в Казахстане - объем экспорта сырой нефти и нефтепродуктов из Казахстана в Китай уменьшился на 47% по сравнению с январем-апрелем 2016 г и составил 706,4 тыс т.

Об этом свидетельствуют данные Министерства национальной экономики Республики Казахстан, представленный 29 июня 2017 г.

 

В денежном выражении, на фоне роста цен на нефть, сокращение оказалось не таким значительным - на 31%, до 247,7 млн долл США.

Доля Китая в нефтяном экспорте Казахстана упала с 6,1% до 3%.

 

Казахстан экспортирует нефть в 35 стран, из них 18 в той или иной степени сократили закупки нефти в Казахстане.

Но Китай в этом плане оказался впереди, показав самое значительное уменьшение покупок казахстанской нефти.

Также достаточно существенно упал экспорт в Испанию и Японию.

На этом фоне наиболее заметно увеличились продажи казахстанского сырья во Францию, Хорватию и Канаду.

 

По объему закупок нефти в Казахстане в денежном выражении по итогам 4 месяцев 2017 г лидировала Италия, закупившая казахстанскую нефть на 2,785 млрд долл США, далее следуют Нидерланды (1,140 млрд долл США) и Франция (1,06 млрд долл США).

Китай оказался лишь на 8м месте, пропустив вперед Швейцарию, Испанию, Грецию и Румынию.

 

Эти данные особенно интересны на фоне недавнего заявления президента Республики Казахстан Н. Назарбаева по итогам встречи с председателем КНР С. Цзиньпином.

Тогда Н. Назарбаев отметил, что Китай стал основным партнером Казахстана в области экономики по объему прямых иностранных инвестиций, выданных кредитов и совместных предприятий.

А межгосударственные отношения Казахстана и Китая Н. Назарбаев охарактеризовал как образцовые.

Китайские компании получают 25% всех добываемой нефти в Казахстане.

За годы сотрудничества через Казахстан в Китай поставлено более 100 млн т нефти и более 180 млрд м3 газа.

 

Обсудить на Форуме

 

neftegaz.ru

Китай Нефть Казахстан

  • Главная
  • Популярные
  • История
  • Фильмы
  • Авто
  • Видеоклипы
  • Животные
  • Спорт
  • Компьютерные игры
  • Юмор
  • Развлечения
  • Хобби и стиль
  • Наука и техника
  • Главная
  • В тренде
  • История
  • Понравившиеся
  • Условия использования
  • Политика конфиденциальности
  • Контакты
Kazakhstan and China sign oil pipeline dealAP Archive 3 года назадAn agreement on use of Kazakhstan-China oil pipelineKazakh TV 4 года назадТранспортировку российской нефти в Китай будут осуществлять через КазахстанТелеканал Хабар 24 4 года назадПоставки казахстанской нефти в Китай упали в 2 раза, - Казнекс ИнвестТелеканал Астана / Astana TV Год назадКитай сократил импорт казахстанской нефтиAtameken Business Channel Год назадАгенты влияния Китая в Казахстане / БАСЕБАСЕ 6 месяцев назадКазахстан увеличит поставки нефти в КитайХабар NEWS 2 года назадКазахстан увеличит поставки нефти в КитайMinistryOilGas 5 лет назадКитай сократит объемы добычи нефти в КазахстанеTengrinewsTV 4 года назадРесурсы. Казахстан снизил поставки сырой нефти в КитайТелеканал Хабар 24 3 года назадБензиновый вопрос в Казахстане можно решить, перерабатывая нефть в КитаеТелеканал Алматы / Almaty TV 3 года назадСенат ратифицировал соглашение по нефтепроводу «Казахстан-Китай»Kazakh TV 4 года назадМынбаев: «Объем поставок казахстанской нефти в Китай остался без измененийOilnews Kazakhstan 3 года назадТРАНСПОРТИРОВКА НЕФТИ через территорию Казахстана в Китай.SAT OIL 4 года назадЕще больше нефти пойдет из Казахстана в Китай - МИР 24Мир 24 2 месяца назад

ru-tv.org

Российская нефть пойдет в Китай через Казахстан

Через нефтепровод в Казахстане будет проходить значительная доля экспорта российской нефти. Говорить об увеличении экспорта казахстанской нефти в Китай пока не приходится, делает выводы эксперт.

Компании «Роснефть», «КазМунайГаз» и «КазТрансОйл» подписали на этой неделе в Екатеринбурге в ходе форума межрегионального сотрудничества предварительный договор о транспортировке российской нефти через территорию Казахстана.

 

С 2014 года «Роснефть» планирует поставлять в Китай по нефтепроводу Атасу - Алашанькоу до семи миллионов тонн нефти в годС 2014 года «Роснефть» планирует поставлять в Китай по нефтепроводу Атасу — Алашанькоу до семи миллионов тонн нефти в год. Все экспортные пошлины российская компания, как сообщается, будет платить сама, а за транзит будет расплачиваться дополнительными поставками нефти на Павлодарский нефтеперерабатывающий завод, сообщает агентство Тengrinews.

 

Сейчас «Роснефть» экспортирует в Китай 15 миллионов тонн нефти, главным образом по нефтепроводу Восточная Сибирь — Тихий океан (ВСТО). Но к 2018 году компания намерена довести объем экспорта до 50 миллионов тонн. И в реализации этой задачи российской компании, как ожидается, поможет транзитный потенциал Казахстана.

 

О том, выгодна ли новая сделка для Казахстана, мы поговорили с ученым секретарем Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) Бэлой Сырлыбаевой.

 

Бэла Сырлыбаева: Безусловно, Казахстану выгодно наращивать этот транзит. Это выгодно всем, я думаю. Стране-транзитеру выгодно с точки зрения получения платежей, нефть ведь не бесплатно транспортируется. Задействуются и расширяются наши технические мощности, развиваем свой транзитный потенциал. То есть мы получаем выигрыш, так же как и потребитель Китай и экспортер Россия. Конечно, этому сопутствует целый ряд проблем и экологического характера, и технологического, и кадрового.

 

Азаттык: Стоит ли ожидать увеличения транзита российской нефти через территорию Казахстана?

 

— Увеличение транзита нефти закономерно. Трубопровод Атасу — Алашанькоу имеет хороший потенциал. На первом этапе его пропускная способность — около 10 миллионов тонн в год, с возможностью дальнейшего расширения до 20 миллионов тонн в год. Согласно данным за 2011 год, через этот трубопровод было транспортировано 10,9 миллиона тонн. Учитывая реализацию второго этапа, сейчас эта цифра составляет около 12 миллионов тонн. Пока это всё — казахстанская нефть.

 

В планах «Роснефти» — увеличить экспорт в Китай до 50 миллионов тонн к 2018 году. Поэтому, как я думаю, сейчас идет пробный запуск первого транзита — семи миллионов тонн. Потом, если возможности российской компании, наши транзитные возможности и китайские потребности будут на том же уровне, вполне вероятно наращивание этих объемов.

 

— Казахстан, используя собственные нефтепроводы, не способен поставлять в Китай эти объемы сырья? Экспорт нефти в Китай не является приоритетным направлением для самого Казахстана?

 

— Надо рассматривать возможности наших месторождений и то, что добываемые сейчас объемы нефти, они практически уже зафрахтованы. Собственниками месторождений по долгосрочным договорам СРП (соглашение о разделе продукции), подписанным в начале 1990-х годов, являются крупные транснациональные компании. Поэтому возможности Казахстана, а именно компании «КазМунайГаз», наверное, сейчас не позволяют осуществлять массированный экспорт в Китай.

И нельзя сказать, что пока оправдываются наши ожидания на крупное месторождение Кашаган: промышленная добыча там уже началась, но тем не менее было уже несколько остановок по разным технологическим причинам. Кашаганская нефть «выстрелит», наверное, через год, через два. Тогда в Казахстане появится хороший избыток нефти, но сейчас вся нефть в принципе зафрахтована, то есть ее добыли и сразу по долгосрочному контракту отправляют на экспорт. Поэтому в краткосрочном периоде возможности Казахстана резко нарастить экспорт в Китай — под вопросом.

 

Но в среднесрочном периоде, допустим лет через пять, в зависимости от того, как будет развиваться ситуация на том же Кашагане, мы сможем увеличивать объемы экспорта. Но всё равно Россия на сегодняшний день остается лидером нефтедобычи, даже обгоняя Саудовскую Аравию, поэтому на данный момент у нее возможностей больше.

Азаттык: Спасибо за интервью.________________________________________Ерден КАРСЫБЕКОВ[email protected]Ерден Карсыбеков — журналист в Алматинском бюро Азаттыка. Выпускник юридического факультета КазНУ им. аль-Фараби. Работал в разных отраслях экономики.http://rus.azattyq.org/content/export-rossiiskoi-nefti-v-kitai/25165969.html

 

milli-firka.org