​Кашаган: что ожидает главный нефтяной проект Казахстана? Казахстан нефть кашаган


При нынешних котировках нефть Кашагана будет убыточной

Кашаган снова в центре внимания. Началась закачка в трубопроводные системы КТК и АО "КазТрансОйл" первых партий сырья, добытых на месторождении в рамках пуско-наладочных работ.

С момента официального открытия в 2000 году обещающее разработчикам и стране сверхприбыли нефтегазовое месторождение Кашаган стало надеждой и гордостью властей Казахстана. Благодаря добыче с этого месторождения ими планировалось вхождение Республики в число крупнейших мировых производителей нефти. С учётом доходов с этого месторождения разрабатывались проекты по развитию экономики страны, составлялся её госбюджет. Так, с добычей кашаганской нефти реальный (за вычетом инфляции) рост ВВП Казахстана в 2014 году должен был достичь 6,1%, в 2015-м – 7,6%, в 2016-м – 6,6%, в 2017 году – 6,7%. По факту же в 2014 году рост ВВП составил 4,3%, а по итогам 2015 с 1,2% роста Казахстан (по данным Bloomberg) попал в список худших экономик мира.

С самого начала проект Кашагана стал жертвой несоответствия технологических возможностей, геологических условий и политической целесообразности. Несмотря на то что на месторождении работали одни из самых крупных и опытных энергетических компаний мира, это не спасало проект от ошибок и просчётов. Кашаганскую нефть ожидали и в 2005, и в 2007, и в 2011, и в 2013 годах. Не случилось.

Достигнув в 2013 году максимума в 81,8 млн тонн, объёмы нефтедобычи в стране стали сокращаться, и чиновникам пришлось корректировать планы в сторону снижения. Амбициозные планы нефтедобычи, как и многие другие, остались на бумаге. Более того, обвал нефтяных котировок привёл к тому, что выручка от экспорта сократилась вдвое: с 53,6 млрд долларов в 2014 году до 25,7 млрд долларов в 2015 году.

И вот новая дата. Запланированный на декабрь 2016 года очередной старт добычи нефти на Кашагане летом текущего года был перенесён на октябрь. Первую партию добытой нефти отгрузили 14 октября. На экспорт ушло 26 500 тонн нефти, из них 7 700 тонн – через инфраструктуру КТК, остальное – по системе АО "КазТрансОйл". И если в текущем году объёмы добычи с 74 млн повышены до 75 млн, то на следующий год они прогнозируется на уровне 79,5 млн тонн. Правительство, представляя проект бюджета на 2017-2019 годы, заложило следующие объёмы добычи на месторождении Кашаган: в 2016 году – 0,5 млн тонн, в 2017-м – 4 млн, в 2018-м –7 млн, в 2019-м –11 млн тонн.

По утверждениям властей, его запуск позволит серьёзно изменить ситуацию с экономикой и бюджетом страны. В частности, вице-министр энергетики Магзум Мирзагалиев на брифинге в рамках прошедшей в начале октября 24-й Казахстанской международной конференции "Нефть и газ" KIOGE 2016" заявил, что "для государства этот проект в любом случае рентабельный, потому что, понятно, мы будем получать роялти, налоги. Поэтому для государства это рентабельно при любой цене на нефть". Попробуем оценить, насколько оправданы ожидания властей.

Будучи министром нефти, Сауат Мынбаев в 2013 году заявил, что "нижний порог окупаемости добычи нефти на месторождении Кашаган составляет 90-100 долларов за баррель". В свою очередь инвестиционный банк Goldman Sachs, анализируя ситуацию вокруг Кашагана, отмечал, что для получения Казахстаном прибыли от продажи нефти с этого месторождения она должна стоить в пределах 120-130 долларов за баррель. Таким образом, при нынешних котировках – около 50 долларов за баррель – добыча нефти на этом месторождении убыточна.

Сегодня ежесуточное мировое перепроизводство составляет 1-2 млн баррелей, и по факту нефть Кашагана на рынке не требуется, следовательно, покупатели выстраиваться за ней в очередь не будут. Возможная заморозка уровня добычи нефти, безусловно, обеспечит рост мировых цен на неё, но он будет несущественным из-за накопленных запасов.

Но главное, Кашаганский проект реализуется на условиях Соглашения о разделе продукции. А это значит, что доходы (на которые чиновники уповают, как на манну небесную) Казахстан начнёт получать только после того, как инвесторы за счёт продажи добытой нефти возместят все свои затраты. Когда они окупят эти затраты при текущих ценах, сказать сложно. В Минэнерго, комментируя рентабельность проекта, отметили, что "эксплуатационный цикл первого этапа проекта освоения Кашагана составляет десятки лет. Необходимо рассматривать его в долгосрочной перспективе, а не в контексте кратковременного периода текущих экономических условий". Но и с учётом этой ремарки энергетического ведомства можно уверенно утверждать, что достижение окупаемости проекта в нынешние сроки действующего до 2041 года контракта невозможно, а его участники стали заложниками вложенных инвестиций. Ведь по последним сведениям проект оценивается в 136 млрд долларов.

Вместе с тем, проблемы есть не только с самим Кашаганом, но и таким членом консорциума как НК "КазМунайГаз". Ряд "сделок века", совершённых нацкомпанией, похоже, завёл компанию, набравшую по состоянию на июнь прошлого года долгов на 18 млрд долларов, в финансовый тупик. Для снижения долговой нагрузки "КазМунайГазу" пришлось за 4,7 млрд долларов уступить половину своей доли участия в Кашаганском проекте своей же материнской компании – ФНБ "Самрук-Казына".

Кроме этого, часть ещё не добытой нефти (на которую НК "КазМунайГаз" как участник проекта имеет право в счёт возмещения затрат) в начале августа уже продана международному трейдеру VITOL S.A. за 1 млрд долларов, которые пойдут на выплату внешних долгов нацкомпании. Отметим, что в декабре 2015 года по такой же схеме за 3 млрд долларов "КазМунайГаз" продал этой же компании нефть, причитающуюся ему в ближайшие три года в рамках 20% доли в СП "Тенгизшевройл".

Ещё один факт. С момента промышленной добычи на Кашагане "КазМунайГаз" должен начать погашать кредит на 2,4 млрд долларов, который с января следующего года будет выплачиваться тремя траншами по 800 млн долларов. Таким образом, чиновникам от экономики и финансов считать по осени кашаганских "цыплят" придётся ещё не скоро, и ввод Кашагана не принесёт казахстанской экономике столь необходимых ей финансовых вливаний.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

informburo.kz

Большая нефть Казахстана: третья попытка запустить Кашаган | Казахстан | DW

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев 7 декабря официально объявил о запуске нефтегазового месторождения Кашаган, крупнейшего в стране по запасам. По информации министерства экономики, 1 ноября добыча на Кашагане составила более 75 тысяч баррелей нефти в сутки. В планах разработчика North Caspian Operating Company к концу 2017 года выйти на максимальный суточный уровень в 370 тысяч баррелей.

Нефтяные запасы месторождения составляют 38 миллиардов баррелей (из них извлекаемые - около 10 миллиардов), а запасы природного газа достигают триллиона кубометров. В период высоких цен на углеводороды разработка Кашагана выглядела экономически привлекательной. Но сегодня, по мнению экспертов, опрошенных DW, очередная попытка начать здесь коммерческую добычу обусловлена лишь желанием вернуть вложенные в данный проект деньги.

Перенос сроков и миллиардные затраты

Аналитики напоминают, что сроки начала разработки месторождения переносились несколько раз: сперва с 2005-го на 2008 год, потом на 2011-й, наконец, в 2013 году стартовала тестовая добыча, но из-за обнаружения утечек в трубопроводах ее приостановили.

На Кашагане

Ряд казахстанских экспертов сомневаются, что инвестиции в разработку Кашагана окупятся в ближайшие пять лет. По словам главного научного сотрудника Института экономики министерства науки и образования Казахстана Олега Егорова, затраты на освоение месторождения выросли с первоначальных 15 млрд долларов до 136 млрд. Поэтому даже при цене на нефть в 50-55 долларов за баррель, по оценке Егорова, вернуть эти миллиарды будет крайне сложно.

Согласно исследованиям аналитической группы Halyk Finance, Казахстану в 2017-2019 годах с учетом возврата долгов по кашаганскому проекту от его доходов будет оставаться лишь 21%.  Только с 2044 года все доходы от кашаганской нефти начнут поступать в бюджет государства. В последние дни цена на нефть выросла до уровня 56 долларов за баррель. Наблюдатели ожидают ее повышения до 60 долларов. По мнению казахстанского аналитика Сергея Смирнова, вряд ли стоит рассчитывать на скорый возврат цен хотя бы к отметке 80 долларов за баррель.

Главная цель - вернуть инвестиции

"А для того, чтобы гонка за первой нефтью Кашагана не закончилась крахом, надо ждать, когда цены на нефть вырастут вдвое. Кроме того, на Кашагане крайне сложные природные условия", - отметил Смирнов в интервью DW. Из-за особого химического состава местной нефти (высокое содержание серы и других примесей, таких, как меркаптан), а также тяжелых условий освоения месторождения, включая очень высокое давление нефти, суровый климат и расположение вблизи моря, независимые эксперты не раз высказывали опасения относительно перспективности разработки Кашагана.

В свою очередь руководитель Института развития Казахстана, экономист Магбат Спанов в интервью DW отметил, что запуск Кашагана сегодня преследует лишь одну цель. "Большая нефть - это всегда, прежде всего, политические игры. Но для Казахстана это еще и большие деньги, которые настало время вернуть. Другое дело, что ни прессе, ни экспертному сообществу на самом деле неизвестно, какова реальная себестоимость добычи, и сколько средств вложено в инфраструктуру и в само месторождение", - признал Спанов.

Такой же точки зрения придерживается и генеральный директор инвестиционной компании BRB Invest Галим Хусаинов. "Казахстан вновь запустил Кашаган по одной простой причине - надо отбить вложенные деньги. Но, поддерживая сегодня решение ОПЕК о сокращении добычи, надо решить вопрос, за счет чего мы собственно будем проводить это сокращение. Ведь, судя по прогнозам добычи нефти на Кашагане, мы наоборот их увеличиваем", - указал эксперт в разговоре с DW.

Большая нефть - политические игры

Как ранее заявил министр энергетики Казахстана Канат Бозумбаев, Астана решила поддержать решение ОПЕК по сокращению добычи "черного золота". Среди стран, не входящих в ОПЕК, Казахстан по ее уровню занимает второе место, суточный объем составляет порядка 1,7 млн баррелей нефти.

Поэтому, заверил министр, сокращение добычи на 20 тысяч баррелей является чисто символической цифрой, но зато дает возможность Астане продемонстрировать политику страны. "Наши коллеги из государств-членов ОПЕК, а также не входящих в нее, прекрасно понимают значение Кашагана. Важно было для них зафиксировать наше желание. Мы об этом миру заявили", - резюмировал Бозумбаев, отвечая на вопросы казахстанских СМИ.

Между тем, как отметил в интервью DW аналитик ГК FOREX CLUB Валерий Полховский, курс нацвалют Казахстана и России тесно связан с ценами на нефть, которые, по прогнозам аналитиков, будут находиться в коридоре 50-55 долларов за баррель.

Поэтому подпитка в виде добычи кашаганской нефти, идущей на экспорт, для экономики Казахстана - в целом не такая уж и плохая поддержка. По выражению Полховского, добыча нефти на Кашагане будет способствовать экономическому восстановлению страны после сокращения госрасходов и девальвации курса тенге из-за падения цен на нефть. 

Сморите также:

www.dw.com

Что происходит на Кашагане — Forbes Kazakhstan

Фото: Министерство энергетики РК

Недавние пессимистичные прогнозы по добыче на Кашагане вновь заставили заговорить о том, что там ещё не всё в порядке и что, скорее всего, самый затратный нефтяной проект Казахстана может «сдуться». Не помогли и недавние комментарии Минэнерго Казахстана, в котором назывались различные цифры по уровню добычи и прогнозам. В эксклюзивном интервью управляющий директор консорциума NCOC Бруно Жардэн ответил на критику и уточнил цифры.

F: Господин Жардэн, соответствует ли действительности та критическая информация, которая выходит в последнее время в СМИ?

- В последнее время было опубликовано много недостоверной информации. Я разочарован и озабочен фейковыми новостями.

Мы начали добычу нефти на Кашагане 18 месяцев назад и каждый месяц только увеличивали добычу. Только в марте этого года мы добыли более 1 млн тонн. Всего же на этот день мы добыли более 13 млн тонн.

Фото: ncoc.kz

Бруно Жардэн

F: Акционеры нервничают из-за этого информационного фона?

- Я знаю, что все партнёры и правительство Казахстана разочарованы и негодуют. Но при этом нам приходится быть очень осторожными и действовать согласованно, особенно оперируя конфиденциальной информацией.

F: Какая реальная цифра уровня добычи нефти сегодня?

- Мы раньше говорили, что начальный этап добычи был запланирован на уровне 200 тыс. баррелей в сутки. И в первые полгода мы его достигли. Мы продолжали наращивать объёмы добычи и теперь добываем свыше 300 тыс. баррелей. Сейчас наш темп - свыше 325 тыс. баррелей в сутки. Это реализация второго этапа, по которому предусмотрена обратная закачка газа в пласт. Но в марте-апреле текущего года мы немного снизили добычу, так как у нас были запланированы технические работы на установках. Здесь я подчеркну, что это не поломки и не неисправности, а техническая профилактическая работа. Сейчас мы вернулись к плану добычи. И наращиваем объём.

F: Когда достигнете заявленного уровня добычи в 450 тыс. баррелей?

- Чтобы выйти на этот уровень, нам нужно будет перейти к новому этапу проекта, для этого нужны дополнительные объекты. Мы уже начали проводить инженерно-техническую оценку всего оборудования. С момента запуска месторождения мы получили новые данные. Эксплуатационная надёжность оборудования превышает все наши ожидания. При проектировании показатель эксплуатационной надёжности закладывался на уровне 80%, а сейчас мы видим, что он составляет 97%. Мы продолжаем работать над улучшением показателя надёжности. Все объекты работают очень хорошо. Так что если следовать нашим планам, мы начнём работу над увеличением объёмов добычи.

F: Но при запуске в октябре 2016 были же сбои?

- С момента запуска производства у нас не было никаких сбоев и поломок. Всё работает в штатном режиме.

F: Закачка газа в пласт, как вы сказали, уже идёт. Компрессоры справляются?

- К счастью, всё хорошо. Оба компрессора работают, хотя в очень активном режиме при давлении свыше 700 бар. Там очень сложное оборудование, и оно пока нас не подводит.

F: Вы эксплуатируете то количество скважин, какое планировали?

- У нас на месторождении один основной остров и четыре дополнительных, где тоже идет добыча нефти. Из них три острова находятся в режиме эксплуатации. На одном ещё проводятся работы, но в конце 2019 мы запустим скважины и на этом острове.

F: Есть ли проблемы с трубопроводом?

- Вы знаете, что он оказался очень дорогим. Но он очень хорош и теперь надёжен. В нем использованы материалы, не поддающиеся коррозии. Мы ожидаем, что этот трубопровод будет работать очень долго.

F: Тогда почему создан такой ажиотаж вокруг Кашагана?

- Мне трудно это комментировать. Наверное, это связано с тем, что запуск месторождения планировался давно, но в силу разных обстоятельств откладывался. Отсюда возникает очень много суждений и размышлений. Я думаю, что люди сейчас видят растущие показатели по добыче. Оборудование запущено, всё работает.

Кстати, недавно мы начали экспорт серы. Каждый день мы производим порядка 3 тыс. тонн серы, перерабатываем её в гранулы и экспортируем. Для этого нужно хорошее оборудование, и оно у нас есть.

F: Как вы относитесь к договорённостям Казахстана и ОПЕК+? Руководство страны согласилось с сокращением добычи, но без учета доли Кашагана…

- Я не могу комментировать действия правительства вашей страны. Скажу лишь, что наша компания строго соблюдает договорённости в рамках соглашения о разделе продукции. И старается выполнить все обязательства.

F: Каковы реальные планы по добыче на этот год?

- Мы придерживаемся плана, озвученного в Минэнерго Казахстана. Это разбег от 11 до 13 млн тонн нефти на этот год. Мы больше склонны к цифре 13 млн тонн.

forbes.kz

​Кашаган: что ожидает главный нефтяной проект Казахстана? - Новости Казахстана

Как он развивался эти четверть века с начала освоения? Что происходит сегодня на мес­торождении? Каковы планы по его дальнейшему обустройству и расширению мощностей? На эти и другие воп­росы отвечает управляющий директор консорциума North Caspian Operating Company N.V. (NCOC) Бруно Жардэн.

– В этом году мы отмечаем 25-летие нашего проекта. Я хотел бы выразить благодарность всем сотрудникам, работающим на Кашагане, а также ветеранам. Именно они вдохнули в него жизнь. Благодаря труду каждого нашего специалиста мы смогли достичь фактического объема добычи в 320 тысяч баррелей нефти в сутки, придерживаясь при этом требований производственной безопасности, и в целом общий уровень эксплуатационной надежности остается высоким, а производительность продолжает превышать ожидаемые показатели. Это не только один из крупнейших в мире комплексных проектов разработки нефтегазовых месторождений, но, возможно, и один из самых сложных в инженерном отношении.

Люди, начинавшие его, опасались, что столкнутся с большими трудностями. Но сегодня, после долгих лет кропотливого труда, все мы видим, как развивается проект. Месторождение введено в эксплуатацию. 14 октября 2016 года первая продукция была направлена на экспорт через трубопроводную систему КТК.

В ноябре было окончательно объявлено о начале коммерческой добычи в рамках проекта «Кашаган». Данное достижение является исторически важным этапом проекта как для акционеров, так и для независимого Казахстана. С момента возобновления добычи в 2016 году и по сегодняшний день консорциумом было добыто около 17 миллионов тонн нефти и конденсата, более 5 миллиардов кубометров газа, экспортировано свыше 700 тысяч тонн серы. Ее экспорт начался 28 октября 2017 года, когда первый железнодорожный состав с пробной партией был отправлен с нового комплекса в Западном Ескене.

– Какие сложности сопровож­дают проект и как они решаются? Сколько всего пробурено скважин и сколько из них задействовано на сегодня?

– С началом закачки газа в авгус­те 2017 года мы многое узнали о поведении коллектора и в настоящее время применяем эти знания для совершенствования наших планов по добыче. Как вам известно, буровые работы были завершены в 2016 году. Количество задействованных в настоящее время скважин зависит от текущей производственной обстановки и постоянно будет варьироваться в зависимости от уровня добычи. На сегодня пробурено 40 скважин, только часть из них мы используем для поддержания нынешнего уровня добычи.

– По каким маршрутам сегодня отправляется сырье на мировой рынок? И когда, по Вашим прогнозам, проект выйдет на полную проектную мощность?

– Нефть экспортируется через недавно расширенную трубопроводную сеть Атырау – Новороссийск, принадлежащую Каспийскому трубопроводному консорциуму. Она достаточна для всех наших объемов. Другие маршруты в данный момент не используются. Если говорить о проектной мощности, то наша задача заключается в достижении уровня добычи в 370 тысяч баррелей в сутки. Мы надеемся достигнуть этого показателя как можно быстрее. Увеличение добычи будет идти шаг за шагом. Также проводятся внутренние исследования, благодаря которым мы планируем идти дальше установленной планки.

– Как бы Вы оценили вклад Кашаганского проекта в развитие казахстанской экономики?

– В рамках проекта Кашаган вклад в экономику Казахстана неоценим. Этот проект рассчитан на десятилетия, и в течение этого периода времени в экономику Казахстана будут идти финансовые вливания в виде налогов, отчислений от казахстанской доли продукции в проекте. Речь идет о миллиардах вложений. Собственно, Кашаган уже сейчас приносит миллиарды долларов. Северо-Кас­пийский проект, являясь самым крупным бизнесом в стране с привлечением прямых иностранных инвестиций, оказывает значительное воздействие на экономику благодаря созданию рабочих мест для казахстанских специалистов и предоставлению возможностей местным сервисным компаниям. В 2017 году общая сумма закупа местных товаров и услуг составила 13,7 миллиарда долларов, это общая сумма, затраченная с 2004 года. По итогам прошлого года сумма, выплаченная местным товаропроизводителям, составила около 330 миллионов долларов, и мы довели долю местного содержания до 32% от общих затрат. Помимо этого, в рамках Северо-Каспийского проекта ежегодно выделяется бюджет на реализацию проектов инфраструктуры и социального назначения. Они реализуются в двух областях – Мангистауской и Атырауской, там, где ведутся производственные работы компании. На сегодня в рамках проекта Кашаган прямые инвестиции на нужды местного населения составили более полумиллиарда долларов. До сегодняшнего дня было осуществлено порядка 200 проектов. Речь идет о строительстве объектов социальной инфраструктуры – спортивных дворцов, детских садов, школ, больниц, жилых домов, автодорог и газификации сел. Помимо этого, 16 тысяч казахстанцев прошли обучение и повысили свой профессиональный уровень по различным профессиям. Сегодня они, получив знания, вносят огромный вклад в экономику Казахстана. За 20 лет оператор израсходовал около 255 миллионов долларов на профессиональное обучение, для того чтобы сформировать и подготовить местные трудовые ресурсы.

– Как консорциум оценивает варианты развития будущих этапов освоения месторождения Кашаган?

– Кашаганское месторождение – одно из самых крупнейших и в то же время одно из самых технически сложных проектов. Поэтому было принято решение, что его освоение будет вестись по­этапно. На сегодняшний момент мы заканчиваем строительство объектов в рамках первого этапа. Вместе с тем держим руку на пульсе и с оптимизмом глядим в будущее. То есть работаем над тем, чтобы определить максимально оптимальные варианты и схемы освоения в рамках предстоящих этапов. Рассматривается целый ряд возможностей не только в разрезе Кашаганского проекта. Мы обращаем внимание на освое­ние других структур, месторождений, таких как Актоты, Кайран, Каламкас. Над всеми этими вопросами идет кропотливая работа. Также рассматриваем вопрос построения новых буровых островов в рамках проекта Кашаган для увеличения добычи углеводородов.

– Как бы Вы оценили развитие Северо-Каспийского консорциу­ма с тех пор, как 25 лет назад он начал работать?

– Кашаган стал первым крупным морским нефтяным проектом на Северном Каспии, и, как я отметил, это был экстраординарно большой и сложный проект. Как отмечают ветераны проекта, морская нефтяная промышленность независимого Казахстана только зарождалась. В то время здесь практически отсутствовали инфраструктура, оборудование и специалисты, необходимые для освоения морских месторож­дений. Спустя годы эта мечта – найти нефть в море – стала реальностью. Соглашение о разделе продукции, подписанное в 1997 году, ознаменовало собой начало крупнейшего проекта в истории независимого Казахстана, реализуемого с привлечением прямых иностранных инвестиций. Было открыто пять новых морских месторождений, в том числе месторождение Кашаган, которое до сих пор является одним из крупнейших в мире. За это время в проект инвестированы десятки миллиардов долларов, что способствовало становлению совершенно новой морской нефтегазосервисной отрасли Казахстана.

– Несмотря на все трудности, Вы можете сказать, что Кашаган – это главный проект Вашей карьеры?

– Для меня стало честью, привилегией быть частью этого необычайно экстраординарного проекта, который реализуется в Казахстане. Благодаря этой работе у меня появилась возможность познакомиться с большим количеством людей, ветеранов, которые стояли у истоков развития проекта. Я более 35 лет отдал работе в различных крупных неф­тяных проектах по всему миру. Но Кашаган для меня – проект особенный. Руководить им для меня большая честь. Сегодня, в дни празднования его 25-летия, хочу выразить признательность всем специалистам, сумевшим пройти этот нелегкий путь и добиться невероятных результатов. Это профессионалы своего дела.

Как все начиналось

Имя Балтабека Куандыкова в кругах нефтяников прочно ассоции­руется со словом «Каспий». Именно он в начале 90-х годов прошлого века был одним из тех, кто стоял у истоков нефтедобычи на шельфе Каспийского моря. С «нуля» создал госкомпанию «КазахстанКаспийШельф» (ККШ), на основе которой был образован одноименный международный консорциум, открывший уникальное месторождение Кашаган. Позже возглавлял нацио­нальную компанию «КазахОйл» – предшественницу нынешнего «КазМунайГаза».

– Балтабек Муханович, как пришла идея искать нефть на Каспии? Ведь у нашей страны в то время не было ни технологий, ни кадров, ни финансовых ресурсов для осуществления столь грандиозного проекта.

– Наша республика получила в наследство от распавшегося союзного государства два крупных месторождения на суше – Тенгизское нефтяное и Карачаганакское нефтегазоконденсатное. До разрыва единого народно-хозяйственного комплекса их разработка велась представителями всех союзных рес­публик. После 1991 года это необходимо было делать самостоя­тельно, без финансирования из союзного центра и в условиях дефицита новых технологий добычи. Во второй половине 1992 года Глава государства проводил расширенное совещание с участием членов Правительства, нефтяников, геологов и других специалистов. На повестке дня стоял вопрос: как дальше развивать нефтегазовую отрасль? Тогда пришли к выводу, что второго Тенгиза нам на суше не найти. Хотя возможны новые открытия, но не такие мощные. А нефтегазовая отрасль была в то время единственным локомотивом, который мог вытянуть нашу экономику из кризиса. И было решено обратить свой взор на Каспий. Надо отметить, что перспективы нефтегазоносности Каспийского моря прогнозировались еще советскими учеными-геологами. После тщательного анализа этих исследований Казахстан принял решение: начать поиски углеводородов на шельфе Каспия. Прогнозы позже подтвердились во время проведения геологоразведочных работ. Начиналась работа по поиску и привлечению инвесторов, компаний, которые имели опыт работы на морском шельфе. Мы изучали опыт крупных нефтяных компаний, работавших в то время на морских месторождениях Северного моря, в Южно-Китайском море, в районе Индонезии, Мексиканского залива. Переговоры были очень сложными.

И вот 13 февраля 1993 года было подписано постановление Правительства «О становлении и развитии добычи углеводородного сырья в казахстанской части Каспийского моря». Один из его пунктов преду­сматривал создание специализированной государственной компании «КазахстанКаспийШельф». Была поставлена задача – организовать морские работы на Каспии. Причем задача эта была абсолютно не подкреплена ресурсами. У компании даже не было на первых порах офиса. Я был один в этой компании – в ранге президента. Людей, знаю­щих английский язык, имеющих опыт работы в нефтегазовой отрасли, были единицы. Вторым был Жакып Марабаев, который сейчас работает в НКОК. Он стал вице-президентом. Через месяц стали набирать сотрудников. В начале мая, когда начались переговоры в Лондоне, у нас в штате было 6–7 человек. Практически с первых дней по поручению Правительства мы приступили к разработке концепции госпрограммы первого этапа освоения казахстанского сектора Каспия. С задачей справились в самые кратчайшие сроки, и 9 июня первый этап госпрограммы был утвержден. Мы начали переговоры с потенциальными участниками консорциума.

– Как велись переговоры с потенциальными участниками консорциума? Сразу ли инвесторы заинтересовались предложением Казахстана?

– Интерес был ошеломляющим, представители мировых нефтяных грандов буквально осаждали нас. В качестве примера скажу, что одно из первых предложений сделала всемирно известная компания «Бритиш Петролеум». Она хотела единолично зайти на Каспий, взамен предлагая нашей стране блоки на Северном море или любом другом месторождении. Компания «Тоталь» вышла с аналогичным предложением. Но мы все более и более склонялись к мысли, что нельзя отдавать проект одному инвестору, каким бы достойным он ни был. Нужно создавать международный консорциум, причем с разными участниками – европейскими, американскими, чтобы каждый привнес что-то свое из собственного опыта, стиля ведения бизнеса. Всего о своем намерении участвовать в проекте заявило около 50 компаний. Из них предстояло выбрать не более 5–6, имеющих опыт работы в закрытых водоемах, в условиях, схожих с условиями Каспийского моря. График переговоров, начавшихся в Лондоне, был очень напряженным – по две компании в день, заканчивали далеко за полночь. Наши критерии отбора были прозрачны: наличие большого опыта работы на море и согласие с финансовыми условиями проекта, в первую очередь – с невозвратным подписным бонусом, который составлял десятки миллионов долларов. Эти деньги должны были пойти на становление ККШ и финансирование начала работ. 23 мая мы вышли на финишную прямую, стала понятна конфигурация будущего консорциума. В итоге мы окончательно определились с выбором компаний-победителей, которые станут членами консорциу­ма. Это шесть компаний – альянс «Статойл» (Норвегия) и «Бритиш Петролеум» (Великобритания), а также «Шелл» (Великобритания – Нидерланды), «Мобил» (США), «Аджип» (Италия), «Бритиш Газ» (Англия), «Тоталь» (Франция). Седьмым полноправным участником проекта стала наша «Казах­станКаспийШельф».

– Вы помните, как проходила церемония подписания соглашения? Насколько известно, переговоры велись до глубокой ночи, а в аэропорту на старте стоял самолет, чтобы доставить Вас в Казахстан с хорошими известиями.

– Да, это были изнуряющие переговоры. Всем участникам было объявлено, что подписание окончательного соглашения назначено на 3 декабря, а накануне их должен принять Президент Нурсултан ­Назарбаев. В аэропорту Лондона стоит в ожидании чартерный самолет, а мы все никак не можем поставить точку в переговорах, согласовывая детали. Постоянно возникали все новые и новые нюансы. Тем более иностранцы, зная, что отложить подписание невозможно, пытались этим давить на нас, заставить пойти на уступки. Вы знаете, у них и переговорщики высокого класса. Но нам удалось где-то надавить на них в ответ, где-то прийти к компромиссу, и вот в 12 часов ночи мы вылетели домой. Настроение у всех приподнятое, напряженность спала, мы общаемся, поздравляем друг друга. И тут по прилете выясняется, что аэропорт прибытия засыпан снегом и нас не принимают. Что делать? Ведь прием у Главы государства в 15.00. Мы долго кружили над городом, и наконец, около 14.00 нам разрешили пойти на посадку. Прямо с самолета мы поехали на встречу с Президентом.

– Как инвесторы согласились прийти в этот проект? Ведь в то время статус Каспия, на котором должны были вестись работы, был юридически не закреплен...

– Страна должна была гарантировать безопасность проведения работ. В этом была сложность. Мы приглашали их работать на Каспии, статус которого в то время не был узаконен. Только 12 августа этого года на саммите в Актау было подписано Соглашение о правовом статусе Каспийского моря. В то время, 25 лет назад, мы только начинали этот процесс. И у них действительно были опасения. Президент страны гарантировал безопасные работы, возврат инвестиций в случае обнаружения углеводородов. Тогда никто не обещал стопроцентной выгоды от этого проекта. Мы знаем, что не всегда геологоразведочные работы заканчиваются положительными результатами. Мировая практика показывает, что только в 30% проводимый поиск дает положительный результат. В то время только Указом Президента, имеющим силу Закона и касающимся вопросов безопасности, налоговой стабильности, поддержки проекта, эта работа была воплощена в жизнь.

– Действительно, это уже история. Но впереди предстоит большая работа, чтобы этот проект дал ожидаемые результаты. Ведь первую нефть Казахстан должен был получить еще в 2005 году. В чем была причина задержки?

– Почему откладывалось начало добычи? Да потому, что нет в мире опыта работы в таких условиях. Это не ошибка кого-то из участников проекта. Не потому, что нам кто-то мешал. Люди учились на Кашагане: как организовывать такое огромное месторождение с огромными проблемами. Сероводород, большое пластовое давление, мелководье, море зимой замерзает, экологически чувствительная зона. Все это сосредоточено в одном месте. Это был опыт для всех компаний. Чтобы не ошибиться, не навредить Каспию.

– Что еще запомнилось Вам на заре становления этого проекта? Может были какие-то курьезные случаи?

– Курьезным вряд ли это можно назвать. Это были жизненные ситуа­ции. В 1994 году в Атырау уже начали прибывать первые иностранные специалисты. Из разных стран – из Европы, Африки, Америки. В конце года на проекте работали уже 35 иностранцев. Помню, прилетели зимой, на улице 35 градусов мороза. Люди приехали из Южной Америки, без теплой одежды. В аэропорту стоят, не могут выйти на улицу, жгучий мороз. Тогда и условия с проживанием были не на высшем уровне. Разместили в гостинице «Ак Жайык». Заранее объяснили руководству гостиницы, чтобы создали все условия – они привыкли проживать в одноместном номере. Как и положено, всем предоставили по одному номеру. Утром приходим, на одной кровати спят по несколько человек. Видимо, так пытались согреться... Добавьте сюда еще нашествие комаров. Сложно им было. Но сейчас, конечно, условия другие.

Атырау, действительно, стал нефтяной столицей республики. Благодаря таким крупным проектам жизнь становится более комфортной, безопасной и достойной. И богатства страны дают возможность для развития государства.

Сегодня Кашаган работает на экономику Казахстана, это достояние нашей республики. 25 лет назад, благодаря самоотверженному труду казахстанских и иностранных специалистов, было положено начало реализации крупнейшего нефтяного проекта мирового масштаба. С освоением Кашагана начался новый этап в истории нефтяной промышленности республики, связанный с детальным изучением, оценкой и разработкой шельфа Каспийского моря. Разработка этого месторождения еще долгие годы будет представлять прочный запас для экономики страны.

Мне хотелось бы поздравить всех, кто был причастен к этому масштабному проекту. Кто искренне верил в нашу удачу. Тем, кто отдал свои годы, умение и профессионализм для процветания страны. 

www.kazpravda.kz

Казахстан. Большая нефть. Нефтяное чудо Кашагана. — VGil journal

11 сентября на месторождении Кашаган на Северном Каспии добыли первую нефть…

Первые баррели черного золота, мало сказать, долгожданные. Начало промышленной добычи здесь откладывали много лет. Известные отечественные аналитики ответили на вполне закономерный вопрос, чего ждать казахстанцам от запуска нефтяного чуда.

Главный редактор портала Oilnews.кz Сергей Смирнов считает, что пуск на первой скважине месторождения – показательная акция. Это, скорее, вынужденный шаг инвесторов в жестком ультиматуме казахстанского правительства. Однако доходы от промышленной добычи страна может получить через десятки лет. Придется выждать очередь за большой нефтью. Политолог Эдуард Полетаев без лишнего скепсиса смотрит на нефтяной мегапроект. По его словам, Казахстан доказал инвестиционную привлекательность, Кашаган стал технологическим открытием для мира, эдакий шедевр инженерного искусства. Но как гражданин, Эдуард искренне беспокоится за экологию Каспия. А вот директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев не питает иллюзий: рядовым казахстанцам советует не ждать манны небесной. Кстати, у слова «кашаган» есть символичный перевод с казахского. Сатпаев объяснил, почему это имя как нельзя кстати подходит морскому месторождению.

Кашаган называют супергигантским нефтегазовым месторождением. Он бьет сразу несколько мировых рекордов: это крупнейшие месторождение на море и одно из самых крупных, открытых за последние 30-40 лет. А стоимость проекта за годы реализации выросла в несколько раз, что сделало Кашаган одним из самых дорогих в мире. По некоторым оценкам, общие расходы на нефтяное чудо Казахстана увеличились с 57 миллиардов долларов до 136 по сегодняшний день, а с последующим освоением цифра перевалит за 180 миллиардов долларов. Кашаган и одно из самых сложных месторождений: разработка ведется в шельфовой зоне, на глубине залегания более четырех километров, при высоком давлении и содержании сероводорода. Нефтяные запасы в залежи оценивают примерно в 35 миллиардов баррелей. Кашаганский проект был создан консорциумом, объединившим семь крупнейших нефтедобывающих компаний: Eni, Royal Dutch Shell, Exxon Mobil, Total, «КазМунайГаз», ConocoPhillips , Inpex.

Метки: Казахстан, нефть

vgil.ru

Станут ли казахстанцы богаче от нефти Кашагана - новости Казахстана

Оптимизм оправдан?

Ожидается, что к концу 2017 года Кашаган выйдет на максимальный уровень добычи в 370 тысяч баррелей в сутки. Ранее международное агентство Standard&Poor`s прогнозировало, что начиная с 2017 года экономика республики будет демонстрировать умеренные темпы роста. Как отмечается, увеличение показателей ВВП будет в частности обусловлено улучшением показателей экспорта в связи с постепенным ростом цен на нефть, а также окончательным вводом в эксплуатацию Кашагана. По мнению экономиста Олжаса Худайбергенова, Кашаган уже в первый год компенсирует падение добычи в целом по стране на семь миллионов тонн за последние три-четыре года. Во-вторыx, по его словам, Кашаган в любом случае будет давать налоговые поступления, и, конечно, будет загружать заказами отечественных производителей. При этом экономист считает, что казахстанцы пользу от Кашагана почувствуют не сразу, а через три-четыре года, когда добыча превысит 500 тысяч баррелей в сутки.

Поддержали мнение предыдущих спикеров и представители оператора проекта. По их информации, освоение этого месторождения также повлияет на развитие регионального бизнеса, других отраслей промышленности, сервисных услуг в регионе. К примеру, Кашаган дал толчок для динамичного развития таких отраслей, как машиностроение и химическая промышленность, транспорт и судостроение, гражданское строительство и инжиниринг, морские операции и создание береговой инфраструктуры. Помимо того, в двух регионах - Мангистауской и Атырауской областях - за счет финансовой помощи консорциума появились школы, больницы, дворцы спорта, газо-и водопроводы. Немалый вклад проект вносит и в развитие национальных кадров, обучение их международным стандартам, появляется новое поколение нефтяников. Так, на начало 2015 года 88 процентов персонала, занятого в проекте, составляют граждане Казахстана. Кроме того, на сегодняшний день проведено 176 курсов обучения, в которых приняли участие почти 2 300 сотрудников 37 местных компаний. Большая часть из них - жители Атырау и Мангистауской области. Абилкасымов тоже считает, что Кашаган - это не только нефтяные поступления от добычи нефти, но также инвестиции и рабочие места.

"Хочется надеяться, что казахстанцы ощутят эффект от добычи нефти на Кашагане, но стоит помнить, что налоги от поступлений сырьевиков идут в национальный фонд, а деньги нацфонда должны сохраниться для будущих поколений", - пришел к такому выводу экономист.

tengrinews.kz

Что ожидает главный нефтяной проект Казахстана? – Caspian Barrel

Казахстан сократит добычу нефти до 1,68 млн баррелей нефти в сутки. Эту норму страна будет держать на протяжении полугода согласно договоренности, достигнутой на министерском заседании стран ОПЕК и стран, не входящих в него. Это решение не повлияет на работу самого большого нефтяного проекта Казахстана. О перспективном будущем месторождения Кашаган корреспондент BNews.kz услышал на лектории на площадке Службы центральных коммуникаций журналистам от вице-министра энергетики РК Магзум Мирзагалиев.

Месторождение является одним из крупнейших в мире. До Кашагана сопоставимое по масштабам месторождение было открыто в 1968 году на Аляске, которое вот уже 50 лет держит эту планку. Когда мы открыли Кашаган в 2000 году – это было, действительно крупнейшим открытием. Месторождение большое как в отношении его запасов, так и в отношении его размеров. Оно простирается 75 на 45 километров.

Кашаган сегодня

28 сентября 2016 года началась тестовая добыча месторождения Кашаган: были открыты 3 скважины на острове «А», началось подключение оборудования на острове «Д».

Спустя месяц после начала тестовой добычи была отгружена первая партия экспортной нефти месторождения Кашаган, добытая в рамках пуско-наладочных работ, в количестве порядка 7 700 тонн в трубопроводную систему КТК. Также в трубопроводную систему АО «КазТрансОйл» была отгружена партия экспортной нефти в количестве 18 800 тонн, а в магистральную систему АО «Интергаз Центральная Азия» было направлено почти 23 млн м3 товарного газа.

1 ноября 2016 года добыча на Кашагане вышла на коммерческий уровень – более 75 тыс баррелей нефти в сутки. В настоящее время проводятся работы с целью наращивания уровня добычи и его стабилизации на уровне 180 тыс баррелей в сутки. До конца года планируется добыть до 1 млн нефти.

«На прошлой неделе Глава государства посещал город Атырау, где он уже ознакомился с ходом работ на месторождении Кашаган. Ему было доложено о том, какие объемы сегодня нефти, газа и серы были произведены», – рассказал М. Мирзагалиев.

Нефть сегодня отправляется на экспорт в морпорт Новороссийска по нефтепроводу КТК. Газ в первую очередь идет на нужды казахстанцев. На сегодняшний день имеется развитая сеть газопроводов и добываемый на Кашагане газ технически возможно поставлять на юг через газопровод Бейнеу-Бозой-Шымкент и далее на Алмату через газопровод. Сера будет отгружаться железной дорогой.

«На сегодняшний день на месторождении было добыто более 600 тыс тонн нефти и порядка 400 млн м3 газа», – сообщил спикер.

Он также напомнил историю создания проекта. Фундамент для добычи на месторождении углеводородного сырья был заложен еще в 1993 году, когда было издано постановление «О становлении и развитии добычи углеводородного сырья в казахстанской части Каспийского моря». В 2000 году было официально объявлено об обнаружении углеводородного сырья на первой разведочной скважине месторождения «Кашаган». Спустя шесть лет была запущена первая добывающая скважина на Кашаганском месторождении, а в 2013 году – запуск добычи.

Однако спустя несколько дней после запуска была обнаружена потеря целостности трубопроводов, в связи с чем добыча нефти на месторождении была приостановлена до устранения возникших неполадок.

На протяжении трех лет велись ремонтные работы, которыми занимался оператор проекта «Норт Каспиан Оперейтинг Компани».

Повторный запуск месторождения «Кашаган», состоялся в сентябре текущего года. Запуск такого масштабного технологического комплекса в условиях Северного Каспия имеет ряд беспрецедентных сложностей и технических задач.  Этому событию предшествовала масштабная работа по замене аварийных трубопроводов и по подготовке и усовершенствованию всего оборудования наземного и морского комплексов месторождения.

Этапы реализации проекта

Освоение месторождения Кашаган будет осуществляться в несколько этапов. В настоящее время работа находится на этапе опытно – промышленной разработки (ОПР). На этом этапе запланировано добыть нефти в объеме 370 тыс баррелей в сутки (13 млн тонн в год). За ОПР последуют последующие этапы освоения месторождения, которые сейчас находятся на стадии планирования. В совокупности все этапы представляют собой «Полномасштабное освоение месторождения». Обустройство месторождения ведется на искусственных островах.

На первом этапе запущены следующий объекты: эксплуатационно-технологический комплекс и 4 буровых острова на море. Также реализуется установка комплексной подготовки нефти и газа «Болашак» на суше.

На острове «Д» ведется первичная подготовка нефти и газа и после этого по нефтепроводам нефть и газ уходят на берег, завод Болашак.

В процессе строительства находятся центры ранней добычи 2, 3  и 4. Запуск дополнительного морского острова  для закачки сырого газа обратно в пласт «Центра компромирования-01» запланирован на 2024 год.

«Стоимость проекта, к слову, составляет порядка 5 млрд долларов США. И соответственно, как я уже говорил, мы выйдем на уровень 450 тыс баррелей в сутки. Это дополнительно даст нашей стране заработать более 4 млрд долларов США при цене за баррель 50 долларов», – заключил вице-министр энергетики.

Планы по развитию проекта в будущем

Извлекаемые запасы нефти месторождении составляют 2,065 млрд тонн, газа – 1,359 трлн м3.

Планируемые объемы добычи на 2017 год:

В последующие годы:

Планируемая добыча в рамках опытно-промышленной разработки Кашагана без учета проектов развития до 2041 года: 308 млн тонн нефти, 211 млрд м3 газа, из числа которых 62 млрд м3 пойдут на внутренний рынок Казахстана. В 2041 году заканчивается срок действия соглашения о разделе продукции (СРП).

2017 год станет годом стабилизации добычи: первые полгода добыча будет идти на уровне 120-140 тыс баррелей ежесуточно. Во второй половине следующего года планируется начало закачки газа в пласт с дальнейшим увеличением этого уровня.

«Ожидаем, что во второй половине следующего года у нас добыча будет выходить на уровень 180 тыс баррелей ежесуточно и выше. Последующие годы – от 13 до 16 млн нефти. Вся эта работа будет проделана в рамках опытно-промышленной разработки», – резюмировал спикер.

Что получит Казахстан от проекта?

«В рамках соглашения добытая нефть разделяется на кост-ойл – нефть, необходимая для компенсации расходов инвестора и его мотивации для дальнейшей разработки месторождения, а значит и инвестиций; и профит-ойл – та часть нефти, которая формирует доход инвестора и идет в бюджет Республики», – отметил М. Миргазалиев.

Казахстан будет получать выгоду в виде налогов, бонусов, социальных расходов, обучения кадров и инвестиций в промышленность.

Ожидаемые поступления в бюджет государства в 2017 году (при цене 50 долларов за баррель) – 135 млн долларов. Согласно прогнозам, в бюджет государства до конца срока действия СРП при сценарии низких сцен на нефть (50 долларов за баррель) поступления составят 25 млрд долларов, при 100 долларах за баррель – 77 млрд долларов.

Наряду с этим стоят другие вопросы, а именно занятость населения, поддержка казахстанского содержания, повышение квалификации специалистов из местного населения.

Кто работает на Кашагане?

В проекте заняты 274 компаний с долей казахстанского владения более 50 %, 70 партнерских и совместных предприятий с международными компаниями Шлюмберже, Сименс, Сичим и другие.

В период с 2004 года по 2016 казахстанским компаниям было выплачено более 13 млрд долларов.

На проекте работает 89 % казахстанских работников, на профессионально-техническое обучение которых было затрачено 250 млн долларов.

Динамика занятости:

Развитие производственной инфраструктуры

В результате запуска месторождения Кашаган стала развиваться отечественная производственная инфраструктура. Так, в казахстанском секторе Каспийского моря создана морская инфраструктура, отвечающая самым высоким мировым стандартам. В эксплуатацию были введены заводы по изготовлению крупнотоннажных металлоконструкций «Ерсай» (п. Курык) и «Каспиан Оффшор Марин Констракшн» (Морской порт Актау). Были построены такие объекты, как база флота поддержки морских операций, экологическая база реагирования на разливы нефти, вертолетная логистика для поддержки морских операций.

Развитие месторождений Среднего Каспия

Рядом с Кашаганом есть еще несколько месторождений – Каламкас-море, Актоты, Кайран и Юго-Западный Кашаган. Активная фаза строительства на месторождениях Каламкас-море и Хазар запланирована на 2021 – 2027 годы. В перспективе планируется присоединение месторождений Среднего Каспия в общую стратегию развития с извлекаемыми объемами 66 млн тонн нефти и 8 млрд м3 газа. Это позволит улучшить экономику проекта и создать единую инфраструктуру с будущим привлечением новых месторождений. В дальнейшем это приведет к улучшению экономики и повышению рентабельности и привлекательности этих проектов.

www.bnews.kz

Похожие статьи

caspianbarrel.org