Казахстан диверсифицирует маршруты поставок нефти из Каспийского региона. Казахстан нефть каспий


Казахстан – Азербайджан: нефть, торговля, безопасность

Азербайджан и Казахстан являются ключевыми «фигурами» в геополитической «шахматной партии» ведущих мировых держав за контроль над Каспийским регионом. Однако эти страны имеют собственную стратегию действий в регионе и постоянно демонстрируют свое стремление вести независимую от внешних сил политику на Каспии.

Схожие интересы Азербайджана и Казахстана в регионе являются тем базисом, на котором политическая элита данных прикаспийских стран строит взаимовыгодные двусторонние связи.

Интересный обзор азербайджано-казахстанских отношений в сферах экономики и безопасности на днях выпустил экспертно-информационный ресурс РИТМ ЕВРАЗИИ.

Подводя итоги визита Президента Казахстана в Баку на прошлой неделе, эксперты Портала справедливо отмечают, что за 25 лет сотрудничества повестка азербайджано-казахстанских связей не поменялась — двусторонние отношения по-прежнему имеют огромный потенциал для развития.

Геополитическая маниловщина

Ранее ряд региональных экспертов полагал, что Казахстан и Азербайджан смогут стать фундаментальными элементами одной большой региональной конструкции, которая стала бы естественным мостом из Европы в Азию, связывала бы культуры и цивилизации и обеспечивала бы устойчивое развитие огромного участка земли. Кстати, подобные геополитические прожекты озвучивались и относительно казахстанско-узбекских отношений.

В период высоких цен на углеводороды Азербайджан и Казахстан считались полюсами интенсивного экономического роста в своих регионах. Многие видели в отношениях двух стран синергию для Каспийского региона в целом. Однако падение мировых цен на нефть не только разрушило эти планы, но и существенным образом отразилось на показателях торгово-экономического взаимодействия двух стран.

Безопасность…

Несмотря на снижение товарооборота отношения между двумя странами характеризуются устойчивостью и прогнозируемостью, что очень важно на фоне современной политической турбулентности.

Важным моментом переговоров стало обсуждение ситуации в Нагорном Карабахе. Этот «замороженный конфликт» беспокоит все страны региона. Мало того что он может вспыхнуть в любой момент, он серьезно осложняет международные отношения, мешая и двустороннему взаимодействию, и конструктиву в рамках наднациональных организаций.

Азербайджан считает, что Армения оккупировала около 20% его территории. В свою очередь, Армения не признает значительную часть западных границ Азербайджана, считая их границами т.н. Нагорно-Карабахской Республики. Все это не способствует ни доверию, ни стабильности.

Более того, «тлеющий» конфликт может быть использован третьими странами для создания в регионе т.н. «зоны управляемого хаоса». К слову, алармистские прогнозы относительно такого варианта развития событий звучат довольно часто. Подобные опасения продиктованы глобальным значением региона, его расположением между двумя наиболее подверженными политической перестройке регионами мира – Центральной Европой и постсоветским пространством и т.н. Большим Ближним Востоком. Также не следует упускать из виду геоэкономическую значимость региона, обусловленную запасами углеводородов и его транспортно-коммуникационными возможностями. В этих условиях региональные проблемы приобретают глобальное значение для устойчивости мирового хозяйства в целом.

Поэтому визит Н. Назарбаева, неоднократно выступавшего своего рода медиатором между конфликтующими сторонами, может сыграть стабилизирующую роль, особенно учитывая нынешний статус Казахстана – непостоянного члена СБ ООН. Кстати, азербайджанская сторона не раз выражала признательность президенту Казахстана за его позицию по отношению к проблеме Нагорного Карабаха и, несомненно, рассчитывает на его поддержку и в будущем. Сам Н. Назарбаев по этому поводу сказал следующее: «Относительно азербайджанско-армянского конфликта наша страна придерживается договоренностей, достигнутых в рамках принятых ООН резолюций. Казахстан поддерживает добрые отношения со всеми странами и всегда призывает к мирному регулированию конфликтов».

…и торговля

В ходе визита стороны договорились улучшить ситуацию с «просевшим» товарооборотом, а он по итогам минувшего года составил всего 150 млн. долларов, причем казахстанский экспорт ($106,5 млн.) практически в три раза превышает импорт азербайджанской продукции ($30,4 млн.). Эти показатели не устраивают ни одну из сторон. «Казахстан готов поставлять в Азербайджан металлургическую продукцию, уже экспортируются локомотивы. Только объем овощной продукции из Азербайджана за один год вырос в 12 раз. С учетом согласованных действий в ближайшее время мы можем увеличить товарооборот до 500 миллионов долларов», – заявил во время встречи Н. Назарбаев.

Символично, что незадолго до визита, 24 марта, из строящегося порта Курык в международный морской торговый порт Баку прибыло первое грузовое судно.

Среди важных документов, подписанных во время встречи, стоит выделить соглашение о сотрудничестве в сферах логистики и железнодорожного машиностроения между ЗАО «Азербайджанские железные дороги» и Национальной компанией «Казахстан темир жолы» (казахстанский ж/д перевозчик).

Естественно, что две нефтедобывающих страны не могли не затронуть вопрос о транспортировке углеводородного сырья. В частности, их лидеры возобновили дискуссию о создании Казахстанской каспийской системы транспортировки нефти (ККСТ), предполагающей транспортировку нефти по маршруту Курык–Баку с последующим подключением к нефтепроводу Баку–Тбилиси–Джейхан. Пропускная способность ККСТ планируется на уровне 23 млн. тонн нефти в год, но может быть доведена до 56 млн. тонн.

Неспокойное древнее море

До сих пор не подписан окончательный документ, определяющий правовой статус Каспийского моря. По идее, он может быть подписан на предстоящем саммите каспийской пятерки в Астане, но, учитывая особое мнение Ирана, а также споры между Баку и Ашхабадом по поводу трех нефтегазовых месторождений, этого может и не случиться.

Тем не менее, учитывая, что Каспий является единственным морем для Азербайджана и Казахстана (как и Туркменистана), освоение его энергетического и морского потенциала для этих стран не имеет альтернативы (в отличие от Ирана и России). Кстати сказать, по вопросу правового статуса Каспия Астана и Баку придерживаются сходных позиций, отдавая себе отчет в том, что конвенция о таком статусе  – ключевой фактор обеспечения стабильности в регионе.

Да и в глобальном масштабе обе страны понимают, что любые серьезные конфликты в регионе способны привести к масштабной катастрофе. Именно поэтому они ставят социально-экономические интересы стран региона превыше интересов внерегиональных игроков и пытаются сделать внешнеэкономическое сотрудничество приоритетным направлением развития региональных связей.

Источник

casp-geo.ru

Казахстан нарастит добычу нефти на Тенгизском месторождении на 45%

На Тенгизском месторождении Республики Казахстан, расположенном вблизи побережья Каспийского моря в Атырауской области, планируют нарастить объемы добычи нефти на 12 млн тонн, сообщает Евразия.эксперт со ссылкой на казахстанские СМИ.

Сообщается, что в связи с этим в Казахстане будет построен новый завод для подготовки добываемой в Казахстане нефти для транспортировки. Объект будет состоять из отдельных модулей общим весом в 53 тыс. т. Ожидается, что работы по его строительству закончатся к 2022 г.

«Заключили более 500 контрактов с казахстанскими компаниями. В изготовлении модулей и другого оборудования будут задействованы 1900 компаний. Не только в Атырау, но и в Актау, Алматы, Актобе и других городах страны», – сообщил заместитель генерального менеджера по связям с правительством и общественностью нефтяной компании «Тенгиз-Шевройл» (США) Хэймиш Полс.

Напомним, корпорация «Шеврон» стала первой иностранной компанией, с которой в 1993 г. президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заключил соглашение. За четверть века добыча на Тенгизе возросла с 4 до 27 млн т ежегодно.

Для больших объемов нефти Казахстана подготовлены тенгизский и кашаганский транзитные маршруты. Завершено расширение трубопровода КТК, связавшего Тенгиз с морским портом Новороссийск. Сделано это было также с привлечением инвестиций американских компаний, которых в Казахстане сегодня работает свыше 500.

Осуществление казахстанско-американского проекта по расширению Тенгиза стартовало на фоне заключенного договора ОПЕК+ по ограничению добычи нефти. В последнее время ряд источников обвинили Казахстан в превышении объемов добычи.

В частности, агентство  «Прайм» сообщило, что несмотря на участие в соглашении ОПЕК+, Казахстан увеличивает добычу нефти, благодаря разработке месторождения Кашаган. А это может стать серьезным препятствием для достижения баланса спроса и предложения на нефтяном рынке. При этом западные компании не намерены сокращать добычу нефти в Казахстане вопреки договорённостям, достигнутым в Вене в конце прошлого года.

Также сообщалось, что Кашаган способен обеспечить стабильный рост добычи в Казахстане в ближайшие годы. В прошлом году добыча на месторождении составила всего 1,7 млн т., а в этом она может достигнуть 11 млн т. К концу 2017 года среднесуточная добыча ожидалась на уровне 370 тыс. барр./сут., что является максимальным значением для первого этапа разработки месторождения.

65

Поделиться ссылкой:

Похожее

casp-geo.ru

Азербайджанский эксперт о поставках казахстанской нефти через Каспий

Каспийский регион после распада СССР попал в сферу внимания стран Запада, в первую очередь, по причине богатых запасов углеводородов, прежде всего, нефти. По мнению ряда российских ученых (1), именно нефтяной фактор на Каспии обусловил сложность и многогранность всех каспийских проблем. Особенно важным среди них стали энергетический и транспортно-коммуникационный факторы. Возникла так называемая нефтегазовая трубопроводная геополитика, которая, начавшись на Каспии, затем захватила Европу, а в последнее время еще и Арктику.

История современных трубопроводных проектов в регионе  — это борьба вновь образованных прикаспийских государств (Азербайджана, Казахстана и Туркменистана) за ослабление транспортно-коммуникационного доминирования от России. Преодоление подобной зависимости и диверсификация трубопроводных маршрутов стали ключевой задачей прикаспийских государств, которые рассматривали нефть и газ через призму  утверждения независимости и укрепления отношений с западными странами.

В 2005 году был построен нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан. На его открытии присутствовал вице-президент США Альберт Гор, что свидетельствовало об особой значимости этого трубопровода для Вашингтона. В результате реализации этого проекта была разрушена российская монополия на нефтепроводы, по которым экспортировалась каспийская нефть, а российский нефтепровод Баку-Новороссийск утратил свое стратегическое значение.

В продолжение политики  США, которые преследовали амбициозные планы подключить к данному трубопроводному проекту казахстанскую нефть, в Баку между Азербайджаном и Казахстаном был заключен договор о стратегическом партнерстве и союзнических отношениях, а также совместно с Грузией, Турцией и США подписана Декларация о развитии и расширении энергетического коридора Восток-Запад. Президент Казахстана высказался за строительство трубопровода от Актау до Баку мощностью 20 млн. тонн в год. Однако данное заявление не получило своего продолжения, и соглашение о присоединении Казахстана к данному проекту осталось нереализованным.

Вместе с тем, с этого момента прошло уже более десяти лет и планы сторон могли измениться. В этой связи значительную познавательную ценность представляет анализ данного вопроса от руководителя азербайджанского Центра нефтяных исследований Caspian Barrel Ильхама Шабана, опубликованного на сайте Sputnik Азербайджан (2).

Рассуждая о перспективах поставок казахстанской нефти по трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан, которые, как известно, обсуждались в ходе официального визита президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Баку 2-3 апреля, Ильхам Шабан заявил, что для Казахстана поставлять нефть  в нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан при нынешних ценах на нефть – большая роскошь.

По словам Шабана, в октябре прошлого года Казахстан возобновил добычу на месторождении «Кашаган», и по итогам 2016 года был добыт 1 миллион тонн нефти. Добыча в текущем году будет зависеть от продуктивности скважин, и может составить от 4 до 5 миллионов тонн нефти. «Но как завил министр нефти Казахстана еще в прошлом году, экспорт нефти с «Кашагана» на 2017 год планируется по трубопроводу Тенгиз-Новороссийск со стороны Каспийского трубопроводного консорциума», — отметил Шабан.

По мнению эксперта, кашаганская нефть очень дорогая, себестоимость ее никто не раскрывает. Добывается практически сероводород, после чего данная смесь посредством установки очищается, а затем нефть закачивается в трубопровод. При этом только очистительная установка обошлась в пять миллиардов долларов, а это фактически цена нефтеперерабатывающего завода.

«И если подойти к вопросу чисто с коммерческой точки зрения, то эту нефть загонять в цистерны, отправлять в Актау, а затем танкерами до Сангачала обходится очень дорого», — завил руководитель Центра.

По его словам, при уровне цен на нефть 50 долларов за баррель для Казахстана этот маршрут — слишком большая роскошь. Но когда цены на нефть будут высокими, хотя бы в районе 70 долларов за баррель, то часть нефти с «Кашагана» можно отправить по альтернативным маршрутам. А также в том случае, если объем достигнет 20 миллионов тонн. Вот тогда с «Кашагана» приблизительно 2-3 миллиона тонн нефти и можно будет направить в сторону Азербайджана.

«Значительные объемы казахстанской нефти могут пойти в ходе второй фазы разработки «Кашагана», когда объемы добычи составят 50-60 миллионов тонн нефти. Тогда 10-15 процентов пойдет через Баку-Тбилиси-Джейхан. При этом не только по этому маршруту, но и в цистернах в направлении грузинских портов», — подчеркнул Шабан.

По его словам, дальнейшая разработка «Кашагана» зависит от цен на нефть, а также от продуктивности скважин. Освоение месторождения только начинается. Казахстан еще не начал «чертить» второй этап разработки, так как в разработку первого этапа вложено свыше 50 миллиардов долларов. Для сравнения: в разработку «Азери-Чираг-Гюнешли» (АЧГ) на протяжении 22 лет столько денег не вложили. «Но Азербайджан уже добыл 3,1 миллиарда баррелей нефти, Казахстан добыл до этого времени 7 миллионов баррелей нефти, за эти вложенные деньги. При этом второй этап разработки «Кашагана» оценивается где-то в 70, а может быть даже в 80 миллиардов долларов», — отметил Шабан.

Пока полностью исключается и строительство нефтепровода от Баку до Актау, такие объемы с «Кашагана» в Азербайджан (20 миллионов тонн нефти в год) не рассматриваются, отметил эксперт. «На повестке дня таких объемов нефти нет. Остальные объемы можно перевозить на танкерах», — отметил руководитель Центра нефтяных исследований.

По его словам, для Азербайджана казахстанская нефть — это дополнительная загрузка нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан на долгие годы. Впрочем, Азербайджан на транзите заработает не значительные средства, так как больших доходов от трубопроводов нет, к примеру, на транзите грузов по железной дороге можно заработать вдвое больше, подчеркнул Шабан.

 

Ссылки на источники:

1. Каспийская трубопроводная геополитика: состояние и реализация/С.С.Жильцов, И.С.Зонн. — М.: Восток-Запад, 2011. — с. 7, 146-147.

2.»Золотой перегон»: бакинский транзит нефти Кашагана стал роскошью, https://m.ru.sputnik.az/economy/20170405/409670769/tranzit-neft-kazahstan-baku-nevygodno.html

56

Поделиться ссылкой:

Похожее

casp-geo.ru

Казахстан диверсифицирует маршруты поставок нефти из Каспийского региона

На прошедшей неделе в СМИ был анонсирован ряд новостей, касающихся диверсификации поставок нефти с Каспия в Европу — вопроса, имеющего важное геополитическое значение для ситуации в регионе.

Согласно сообщению Агентства нефтегазовой информации (Angi.ru), казахстанская национальная нефтетранспортная компания «КазТрансОйл» проводит работу для увеличения транспортировки нефти по железной дороге через Азербайджан. Это необходимо для дальнейшей загрузки Батумского нефтяного терминала на черноморском побережье Грузии, находящегося в собственности «КазТрансОйл». Для увеличения транспортировки по этому направлению работа ведется со всеми участниками транспортного коридора, а также с потенциальными грузоотправителями.

В 2016 году объем перевалки нефти и нефтепродуктов через Батумский нефтяной терминал составил порядка 3,4 миллионов тонн, включая 2 миллиона тон нефти и 1,4 миллиона тон нефтепродуктов. При этом, перевалка нефти и нефтепродуктов казахстанского происхождения через Батумский нефтяной терминал в 2016 году не осуществлялась. В ближайшее время ситуация должна измениться.

Также Минэнерго Казахстана сообщило, что Казахстан возобновил прокачку нефти по трубопроводу Баку–Тбилиси–Джейхан, который не использовался им со второй половины 2015 года.

В этом году через Азербайджан по маршруту Баку-Тбилиси-Джейхан уже было экспортировано 90 тыс тонн нефти из Казахстана. В прошлом году экспортные поставки «черного золота» из Казахстана через Азербайджан не осуществлялись ни по одному из существующих маршрутов – ни по нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейхан, ни по трубопроводу Баку-Супса, ни по ж/д.

Такая активность казахстанской стороны, по всей видимости, связана с постепенным переводом на промышленный этап добычи нефти супергигантского месторождения Кашаган, находящегося под юрисдикцией Астаны. Казахстан заинтересован в создании альтернативных маршрутов транспортировки своей нефти, т.к. хочет обладать относительной свободой маневра на этом направлении.

Вместе с тем, не остается без внимания казахстанской стороны и основной маршрут транспортировки казахстанской нефти с Каспия — трубопровод Каспийский трубопроводный консорциум (КТК), проходящий по российской территории.

12 мая КТК запустил две новые нефтеперекачивающие станции, которые позволили нарастить мощность нефтепровода в Центральном регионе на 10 млн тонн в год, сообщил Коммерсантъ. 

Каспийский трубопроводный консорциум ввел в эксплуатацию две нефтеперекачивающие станции (А-НПС-4А и А-НПС-5А) в Астраханской области в рамках проекта расширения системы. Их запуск позволит нарастить мощности трубы на участке от НПС «Атырау» в Казахстане до НПС «Комсомольская» в Калмыкии до 10 млн тонн нефти в год. Помимо этого планируется ввести еще три нефтеперекачивающие станции в Ставропольском крае (ввод в третьем квартале), Казахстане и Калмыкии (до конца года). В целом КТК завершит начатый в 2011 году проект расширения мощностей до 67 млн тонн в год в сентябре. Стоимость проекта оценивается в $5,4 млрд.

Таким образом, вопрос диверсификации поставок нефти из Каспия на зарубежные рынки продолжает оставаться в фокусе внимания прикаспийских стран. При этом, в перспективе намечается постепенный рост конкуренции основных транзитеров нефти. Несмотря на очевидный приоритет в поставках КТК, всё большую долю транзита каспийской нефти будет привлекать на свою территорию страны Закавказья и западные совладельцы нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Таким образом, накал геополитического соперничества в регионе будет постепенно нарастать.

Источники:

1. http://m.angi.ru/news/2849336-%25CA%25E0%25E7%25E0%25F5%25F1%25F2%25E0%25ED%2520%25E2%25E5%25E4%25E5%25F2%2520%25F0%25E0%25E1%25EE%25F2%25F3%2520%25E4%25EB%25FF%2520%25F3%25E2%25E5%25EB%25E8%25F7%25E5%25ED%25E8%25FF%2520%25F2%25F0%25E0%25ED%25F1%25EF%25EE%25F0%25F2%25E8%25F0%25EE%25E2%25EA%25E8%2520%25ED%25E5%25F4%25F2%25E8%2520%25F7%25E5%25F0%25E5%25E7%2520%25C0%25E7%25E5%25F0%25E1%25E0%25E9%25E4%25E6%25E0%25ED/

2. http://teknoblog.ru/2017/05/11/77914

3. https://www.kommersant.ru/doc/3296480

 

32

Поделиться ссылкой:

Похожее

casp-geo.ru

Казахстан увеличит добычу нефти на Кашагане

На Кашагане, крупнейшем нефтяном месторождении в казахстанской части шельфа Каспия, будет увеличена добыча нефти. Об этом заявил министр энергетики Казахстана Канат Бозумбаев, выступая на заседании Министерства энергетики в Астане.

Как отмечает Вести Кавказа со ссылкой на New Europe в статье Kazakhstan’s Kashagan to increase oil production, добыча нефти в Кашагане на 2018 год запланирована на уровне 10,8 млн тонн, а газ — 6,8 млрд кубометров. Оба показателя нацелены на увеличение производства по сравнению с 2017 годом, в течение которого на Кашагане производилось 8,35 млн тонн нефти и 5,1 млрд кубометров газа. Ранее сообщалось, что годовая добыча нефти на 2018 год запланирована на уровне 13 млн тонн.

Месторождение Кашаган разрабатывает совместная операционная компания North Caspian Operating Company (NCOC) в форме соглашения о разделе продукции по Северному Каспию. Управляющий директор NCOC Жардэн Бруно сказал: «NCOC стремится достичь максимальной проектной мощности в 370 000 баррелей в день в кратчайшие сроки и изучает варианты ускорения этого процесса. В рамках этих планов консорциум постепенно увеличивает объемы производства. Я говорю о намерении полностью сохранить портфель проектов, выполняя обязательства по проектам развития месторождений Каламакс и Актоты, а также реализуя будущие этапы развития месторождения Кашаган”, — сказал Бруно.

Бозумбаев напомнил, что в настоящее время на месторождении достигнут уровень в 300 000 баррелей в день: «Кашаган превышает график добычи нефти. Поэтому сегодняшний уровень добычи в 300 000 баррелей на месторождении — это очень хороший результат. Если к концу года будут производиться еще 70 000 баррелей и объем увеличится до 370 000, это будет означать, что производство растет быстрее”, — сказал Бозумбаев журналистам после встречи.

Объем добычи нефти в Казахстане в 2017 году составил 86,2 млн тонн (рост на 10,5% с 2016 года). Ожидается, что добыча нефти в 2018 году незначительно возрастет до 87 миллионов тонн.

Добыча газа в 2017 году составила 52,9 млрд кубометров (рост на 14% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года). Ожидается, что в 2018 году производство незначительно увеличится до 53,5 млрд кубометров.

50

Поделиться ссылкой:

Похожее

casp-geo.ru

Казахстан планирует нарастить добычу нефти на Каспии

4 октября первый вице-министр энергетики Казахстана Махамбет Досмухамбетов в ходе международной выставки-конференции «Нефть и газ – KIOGE 2017» сообщил о планах руководства отрасли нарастить к 2025 году добычу нефти в Казахстане до 100 млн тонн в год, а добычу газа до 60 млрд кубометров. При этом рост производства, в первую очередь, будет обеспечен за счёт находящихся в Каспийском регионе месторождений Тенгиз и Кашаган, сообщает КазТАГ.

В частности, на месторождении Тенгиз в 2017 году планируется добыть 28 млн тонн нефти и 15 млрд кубометров газа. Проект расширения работ на месторождении обеспечит увеличение добычи нефти на 12 млн тонн в год. 

За 9 месяцев 2017 года на Кашагане добыто 5,9 млн тонн нефти и 3,5 млрд кубометров газа, план до конца года — 8 млн тонн нефти и 4,5 млрд кубометров газа. Текущий уровень добычи на Кашагане превышает 200 тыс. баррелей нефти в сутки, есть планы увеличения до 450 тыс. баррелей в в сутки, то есть добыча углеводородов  на месторождении в скором времени увеличится более чем в 2 раза. 

Приведённые казахстанским чиновником данные свидетельствует о том, что каспийские месторождения Казахстана в ближайшее время приобретут ещё более важное значение для экономики страны. В связи с этим, представляется закономерным рост внимания высшего руководства Казахстана к обеспечению своих экономических интересов и безопасности энергетической инфраструктуры в Каспийском регионе.

Напомним, что на этой неделе прикаспийскую Мангистаускую область Казахстана посетила представительная делегация Сената Парламента Казахстана во главе с председателем Комитета Сената Парламента по международным отношениям, обороне и безопасности Даригой Назарбаевой. Одной из основных задач работы парламентской группы являлась оценка возможностей Вооруженых сил страны по обеспечению безопасности и стратегических интересов Казахстана на Каспии. По итогам работы Комиссией было принято решение предложить Министерству обороны РК разработать трехлетнюю программу по укреплению береговой линии вооруженных сил и пограничной службы Казахстана, в которую войдут в том числе такие меры, как расширение штата сотрудников силовых структур, оснащение вооруженных сил техникой и радиолокационным оборудованием.

47

Поделиться ссылкой:

Похожее

casp-geo.ru

Роль Казахстана в отношении правового статуса Каспия и перспектив экономического развития каспийского региона

Данная статья посвящена правовому статуса Каспийского моря. Вопрос о правовом статусе Каспийского моря является одним из ключевых моментов всего многообразия проблем. Без его решения невозможно рассчитывать на долговременную стабильность и сотрудничество в регионе. Центральным вопросом каспийской проблемы является правовой статус, определить который прикаспийские государства не могут из-за несовпадения интересов.

Актуальность. Стратегической сферой для Республики Казахстан является нефтяной сектор. Однако, проблемы здесь пока остаются. Как известно, на суше (земной поверхности) Казахстана имеется 202 месторождения нефти и газа, но многие из них разрабатываются более 100 лет и значительно исчерпали [1, с. 37].

Республика активно входит в рыночные отношения в первую очередь в качестве нефтяной державы, вернее страна становится нефтяной державой в рамках рыночных отношений. Амбициозные планы Республики в ближайшее десятилетие войти в число пяти нефтедобывающих государств планеты не является фантазией. Эти планы безусловно, требуют немало усилий, преобразований структуры системы, переоценки возможностей, материальных и интеллектуальных ресурсов. Они уже сегодня выдвигают и ставят ряд важных проблем, поле и узы решения которых лежат как во внутригосударственных, так и межгосударственных отношениях [2, с. 17].

Большинство проблем Каспия непосредственно связано с неурегулированностью вопроса о его правовом статусе. Советско-иранские договоры имеют пробел в отношении                         определения принадлежности некоторых пространств. Установленный советско-иранскими договорами 1921 и 1940 годов правовой режим Каспийского моря предусматривал общее владение и совместное использование. Но эти договоры регулируют только вопросы мореплавания и рыболовства. Они устанавливают на всем протяжении моря свободу судоходства для прибрежных государств (суда под флагами иных стран плавать на Каспии не могут) и свободу рыболовства за исключением 10-мильной прибрежной зоны, которая резервировалась за рыболовными судами соответствующего прибрежного государства. В 1962 году между СССР и Ираном была достигнута договоренность запрете промышленного лова осетровых в море и их вылове только по квотам в реках при миграции на нерест.

Эти договоры, по мнению казахстанской стороны, не отвечают современным реалиям и не могут служить правовыми документами, регулирующими отношения прибрежных государств по Каспийскому морю на взаимовыгодной основе и в полном объеме по следующим причинам:

  • сторонами в вышеназванных Договорах были государства РСФСР и СССР, которые уже не существуют как субъекты международного права. Поэтому правовой статус Каспийского моря необходимо определить и закрепить в новом договоре между прикаспийскими государствами;
  • упомянутые Договоры не содержали никакой ссылки на границы между бывшими союзными республиками по Каспийскому морю, поскольку по советским законам вопросы пограничного режима были исключительно в федеральной юрисдикции.

Вследствие этого не существовали границы между союзными республиками на Каспийском море, так как часть моря, принадлежавшая бывшему СССР, была федеральной, а республики не обладали компетенцией рассматривать вопросы разграничения Каспийского моря;

  • указанные Договоры регулируют лишь вопросы торгового мореплавания и рыболовства, но не определяют правовой статус Каспия в полном объеме, в том числе вопросы эксплуатации ресурсов дна и недр.

Можно с достаточной долей уверенности предположить, что появившиеся после распада СССР новые члены каспийского клуба Азербайджан, Казахстан и Туркменистан не ставили бы вопрос о выработке нового правового статуса Каспийского моря, если бы под его дном не находились значительные углеводородные ресурсы. Природа распорядилась так, что их основные запасы, разведанные в 70 80-х годах, сосредоточены, главным образом, у берегов этих трех стран. В этом отношении глубоководное дно Южного Каспия вблизи Ирана считается малоперспективным.

Казахстан занимает позицию, основанную на том, чтобы распространить на Каспийское море отдельные положения Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, используя их с учетом особенностей Каспия.

Дно и ресурсы дна предлагается делимитировать между всеми каспийскими государствами по срединной линии, как это принято в мировой практике, и в соответствии с существующей международной методикой. Разведку и освоение минеральных ресурсов в своей зоне каждое каспийское государство должно осуществлять самостоятельно.

Республика Казахстан выступает за сотрудничество с другими прикаспийскими государствами в области разработки ресурсов казахстанской части Каспия. Формы участия могут быть самыми разнообразными.

По мнению казахстанской стороны, нефтяные компании каспийских государств должны участвовать в разработке недр в зоне другого государства на общих условиях. Это положение не должно затрагивать уже существующие консорциумы. Освоение месторождений, расположенных в пределах зон двух и более каспийских государств, должно быть предметом соглашений о разделе продукции между соответствующими государствами [3, с. 69].

Что касается живых ресурсов моря, пользования водами Каспия в целях судоходства, рыболовства, сотрудничества в области охраны окружающей среды и т.д., то Казахстан готов на самые широкие компромиссы вплоть до кондоминиума.

При формировании подхода к вопросу о возможных путях разрешения проблемы правового статуса Каспия мы стремились максимально учесть законные интересы всех прикаспийских государств с целью их гармонизации, что создаст надежную и долговременную правовую основу деятельности прибрежных государств по разработке недр моря, а также позволит избежать возникновения споров относительно конкретных месторождений на Каспии.

В казахстанском проекте Конвенции о правовом статусе Каспийского  моря использованы не только международные нормы и опыт освоения минеральных ресурсов, находящихся в недрах пограничных водоемов, но и практика деятельности СССР и Ирана по разработке ресурсов дна Каспия.

Республика Казахстан прилагает значительные усилия для скорейшего разрешения проблемы правового статуса Каспийского моря и заключения Конвенции на основе достижения консенсуса    между   прикаспийскими государствами. Главная задача, стоящая сегодня перед прикаспийскими государствами, заключается в том, чтобы найти взаимоприемлемое решение по делимитации дна Каспийского моря и в значительной степени сблизить подходы к этой актуальнейшей проблеме.

По трактовке иранской стороны, любое прикаспийское государство, не имея возможности самостоятельно осваивать морские месторождения, обязано сначала пригласить на равнодолевой основе (по 20 процентов) к участию в этом процессе остальные прибрежные государства и только после их отказа принимать в долю компании третьих стран.

Казахстан считает такой раздел нереальным, несправедливым, не отвечающим мировой практике и здравому смыслу. Решительное несогласие с иранской концепцией было выражено Президентом РК Н.А.Назарбаевым в беседе с Министром иностранных дел ИРИ К.Харрази 14 августа 1998 года в г. Астане.

Россия и Казахстан договорились, что между ними разграничение будет проводиться по модифицированной срединной линии, которая будет выстроена с учетом островов, геологических структур, других особых обстоятельств и уже понесенных геологических затрат.

В пределах образованных таким разграничением участков дна или "донных секторов" прибрежные государства осуществляют суверенные права в целях разведки, разработки и управления минеральными ресурсами дна и недр.

Следует особо упомянуть о статье 5 российско-казахстанского соглашения, которая предусматривает, что различные виды хозяйственного использования Каспийского моря, в том числе прокладка подводных трубопроводов, будут урегулированы -отдельными соглашениями после заключения Конвенции о правовом статусе Каспия и на ее основе.

Как было встречено предложение о разделе дна Каспия при сохранении водного пространства в общем пользовании другими прикаспийскими государствами? Азербайджан приветствовал согласие России на раздел дна, однако по-прежнему выступает за раздел на национальные сектора и дна, и водного пространства. Туркменистан, отдавая предпочтение предыдущему российскому предложению о 45-мильных прибрежных зонах, заявил о готовности согласиться с разделом  только дна, если это устроит остальные прибрежные страны.

Даже в Тегеране впервые прозвучали слова о принципиальном согласии иранской стороны с "равным и справедливым" разделом Каспийского моря между пятью прибрежными государствами. Правда, Иран понимает под этим такое разграничение, которое дало бы каждому из прикаспийских государств национальный сектор одинаковой       площади.       Это       уже более реалистический подход, чем ранее предлагавшийся Ираном равнодолевой раздел ресурсов.

Таким образом, идея раздела дна Каспия не отвергается больше ни одним прикаспийским государством. Это важный шаг к достижению консенсуса по правовому статусу Каспия.

На пороге XXI века контроль за топливноэнергетическими ресурсами и средствами их транспортировки играет не последнюю роль в определении геополитических позиций той или иной страны.

Экономический кризис в России во многом определил тональность проводимой американцами политики на постсоветском пространстве. Стремление Вашингтона активно использовать возросшие возможности, добиваться реализации своих интересов напористо, без оглядки на реакцию Москвы, становится все более очевидным. При этом речь идет не только о "подтягивании" бывших советских республик к западным или ориентирующимся на Запад международным и региональным структурам, но и о наращивании в них собственного присутствия, с тем, чтобы непосредственно воздействовать на внутриполитическую ситуацию в этих странах.

Наиболее приоритетным во внешней политике США на постсоветском пространстве становится кавказское направление, открывающее дорогу к перспективным энергетическим ресурсам Каспия, которые Вашингтон стремится взять под свой контроль.

Каспийский регион в XXI веке обещает стать главным поставщиком энергоресурсов на мировой рынок. Запасы имеющихся здесь углеводородных ресурсов оцениваются поразному, но все эксперты сходятся во мнении, что этот регион может выйти на 3-е место в мире по добыче энергоресурсов (после Ближнего Востока и Сибири). Крупнейшие прогнозные региональные запасы нефти и газа сосредоточены на территории Туркмении (6,5 млрд. тонн нефти и 5,5 трлн. куб.м.газа 4-е место в мире по разведанным газовым запасам), Казахстана (6 млрд. тонн нефти и 2 трлн. куб.м. газа) и Азербайджана (3,5-5 млрд. тонн нефти и 600 млрд.куб.м. газа). Российские запасы нефти на Каспии (до открытия в январе 1998 года потенциально нефтеносных структур в северном секторе моря около 600 млн. тс&ш на площади 800 кв. км) оценивались в 1 млрд. тонн. Иранские запасы еще меньше. По самому шельфу Каспия разведанные запасы составляют 12 млрд. тонн условного топлива, и в случае разделения моря на национальные сектора Казахстан получит 4,5 млрд. тонн, Азербайджан 4 млрд. тонн, Россия 2 млрд. тонн, Туркмения 1,5 млрд. тонн и Иран 0,9 млрд. тонн.

В своих официальных заявлениях американцы подчеркивают, что их политика на Кавказе направлена на укрепление существующих здесь политических и экономических механизмов, продвижение вперед рыночной демократии, урегулирование конфликтных ситуаций, развитие энергетики и создание энергетического транспортного коридора между Востоком и Западом, сотрудничество в вопросах обеспечения безопасности.

Стратегическое положение Азербайджана в центре Каспийского региона предопределяет его растущее значение в шкале американских внешнеполитических приоритетов.  Ключевая роль Баку в реализации проектов освоения и транспортировки каспийских энергоресурсов, четкая линия на установление союзнических отношений с Турцией и Западом делают Азербайджан привлекательным для США кандидатом на роль регионального лидера, перспективным опорным пунктом для закрепления американского присутствия в регионе.

Создание Евроазиатского транспортного коридора, включающего в себя магистральные трубопроводы и торговые маршруты от Каспия через Закавказье и далее к Средиземному морю через турецкую территорию, является одним из ключевых приоритетов в политике Соединенных Штатов на Кавказе. Все активнее втягиваясь в каспийские дела, США вместе с Турцией настойчиво выступают за прохождение основного экспортного нефтепровода по маршруту Баку средиземноморский порт  Джей-хан,  поскольку это позволяет исключить территорию Ирана при транспортировке энергоносителей, а также снизить зависимость государств Центральной Азии и Закавказья от России.

Разработкой "каспийской стратегии" Вашингтона занимаются более 300 специалистов в администрации, Конгрессе и научноисследовательских центрах США. В 1998 году с их участием было проведено около 40 крупных конференций, слушаний в обеих палатах Конгресса, ориентированных на то, чтобы определить наиболее эффективные методы реализации "каспийского курса". Каспийский регион в истории не раз будил геополитические фантазии. К тому же его географическое положение в качестве моста между Европой и Азией вновь и вновь будоражит воображение геополитиков. Поэтому нельзя превращать Каспийский регион в зону будущих погодных катаклизмов мировой политики, в сравнении с которыми, как считают зарубежные эксперты, померкнут Балканы с их сегодняшними конфликтами. В этой связи, по мнению ряда ее участников, особенно необходимо принять во внимание интересы внешних сил, вовлеченных здесь, т.е. России, Китая, США, Ирана и Турции. Предпочтительным здесь является широкая кооперация прикаспийских государств с данной "пятеркой" на основе международного права при освоении и транспортировке углеводородного сырья  региона.  Выборочное  же  сотрудничество пут

articlekz.com