Нефть пытается восстановиться после сильного падения. Казахстан нефть падает


Почему падает тенге, когда растет в цене нефть? — Forbes Kazakhstan

Иллюстрация: © Depositphotos.com/selensergen

Самый быстрый, простой и очевидный способ ответить на этот вопрос - изучить доходы бюджета Республики Казахстан и структуру экспорта. А там, в зависимости от временного периода, по-прежнему отмечается примерно на четверть прямая зависимость, и ещё больше - системная. Но у многих людей, далёких от сырьевого сектора, нынешняя раскорреляция между нефтью и тенге все равно вызывает вопросы.

Опыт показывает, что с повышением гибкости обменного курса в экономиках развивающихся стран, от Казахстана до Китайской Народной Республики, особое влияние имеет работа, которую выполняет бизнес. Вклад того или иного сектора в экономику определяется не только его успехом, но и его способностью убедить международного инвестора вкладывать в страну. Работа нефтяного сектора Республики Казахстан внесла определяющий вклад в повышение кредитоспособности страны, в сохранение кредитных рейтингов и в последующее улучшение прогнозов по ним.

Нефтяной сектор Казахстана отличает понимание экономики как одного большого предприятия, одним из показателей капитализации которого служит соотношение курса валюты и цен на нефть. В контексте разговоров о том, что будет с тенге, рублём и другими сырьевыми валютами, сегодня как никогда важны измеримые реалии.

Например, выручка сырьевиков Казахстана ненадолго приостановила рост в номинальном выражении, а прибыль даже показала небольшое снижение. Неприятно, очень неприятно. Естественно, что это в экономике должно как-то компенсироваться, хотя бы небольшим спуском давления со стороны начавшегося было укрепления тенге.

Общий показатель в промышленности Казахстана растёт на 8,5% в год, и инвесторам это внушает оптимизм в том, что со временем за тенге будут приобретать больше промышленной продукции. Опять же, участников рынка радуют высокие технологии, появляются и совсем фантастические расклады, при которых на одном-двух предприятиях людей некоторых профессий, скажем, сварщиков, есть планы в скором времени заменить роботами. В общем, Казахстану есть что показать. На этом фоне некоторое уменьшение взаимосвязи между нефтью и тенге просто снижает бремя для бизнеса, обеспечивающего будущее экономики.

В то же время нельзя назвать искусственной каждую новую волну снижения тенге, особенно когда волна эта больше похожа на затянувшийся процесс уменьшения стоимости государственной валюты. Одна из причин происходящего может заключаться в том, что инвесторам нравится рост не сам по себе, а относительно ожидаемых темпов повышения потребительских цен. Пока с начала года официальная инфляция едва набрала 4,2%, фактические темпы роста цен уже начинают «думать», куда идти дальше.

А тут вдруг еще возникает тот феномен, который некоторые в Казахстане называют «дефицитом бензина». Казалось бы, в такой благополучной сырьевой экономике нехватка топлива бывает нечасто, но вопросы энергетической и, шире, ресурсной обеспеченности никто не отменял, особенно для развивающихся государств. Притом, что доля нефти, реализуемой на внутреннем рынке, увеличилась до 9% с 4%, нехватка бензина свидетельствует не о каком-то кризисе, а о силе спроса, который порождён структурными изменениями в экономике. В результате к концу года инфляция вполне сможет набрать ещё несколько десятков базисных пунктов, и в этом плане нынешнее снижение тенге всё же отражает реалии.

Наиболее устойчивая модель, не зависящая от курса тенге, от тенговой выручки, рисуется в регионах Казахстана, где развито сельское хозяйство. Но роста в аграрном секторе РК в последнее время почти нет.

Поэтому, когда говорят, что тенге отвязался от нефтяных котировок, это только часть правды. Слишком многое в Казахстане пока ещё зависит от внешней экономики, от покупок казахстанской нефти Италией, Нидерландами, Францией. Но не нужно забывать, что именно нефть обеспечивает рост транспорта на +4,7% в год, торговли и связи - на +2,9% в год. По этой причине некоторое снижение тенге по отношению к доллару, пусть и немного затянувшееся - абсолютно рыночная практика, но до тех пор, пока больше похоже на временную трудность.

Отгадку на вопрос о причинах роста доллара по отношению к тенге при растущей нефти нужно искать в том, что сырьевой экономикой не становятся и не перестают быть. А еще - в опережающем влиянии возможных движений рынка бензина на спрос и предложение в других отраслях.

forbes.kz

Падающая цена на нефть: Казахстан лишается главного козыря?

Мировые цены на нефтяные фьючерсы Brent и Light Sweet по-прежнему снижаются. 25 сентября цена на нефть марки Brent достигла рубежа 96,77 долларов за баррель. За три месяца эксперты отмечают падение цен на нефть уже на минус 15 процентов.

Низкие цены на нефть угрожают бюджету Казахстана?

 

За последние три года на рынке энергоресурсов сложилась благоприятная ценовая конъюнктура, что позволяло таким странам, как Казахстан, получать существенные доходы от продажи нефти. Однако, как отмечают казахстанские аналитики, резкое снижение мировых цен на нефть угрожает бюджету Казахстана, который может потерять сбалансированность, если баррель продолжит дешеветь и уровень цены не изменится в ближайшем будущем.

 

Так, по мнению ведущего специалиста отдела отраслевой аналитики инвестиционной компании "БТА секьюритиз" Шаймердена Ахметова, наступление периода глобального удешевления энергоресурсов, и в частности, падение котировок на нефть до 70-80 долларов за баррель, может ввести казахстанскую экономику в фазу значительной рецессии.

 

Не все еще потеряно

 

Проблема в том, что власти страны, рассчитывая расходы бюджета республики на 2014-2015 год, основывались на среднегодовой цене на нефть 95 долларов за баррель. При этом правительство Казахстана брало в расчет запуск и добычу нефти Кашагана, полагая, что запланированные объемы добычи нефти на этом месторождении уже в 2014 году благоприятно скажутся на экспортных потоках и, следовательно, на динамике аккумулирования средств в Национальном фонде Казахстана, состояние которого на конец ноября 2013 года оценивалось в 69,8 млрд долларов.

 

Однако расчеты казахстанского правительства на прибыль от кашаганской нефти основывались на заявлениях работающего на Кашагане консорциума North Caspian Operating Company, обещавшего, что на первоначальной стадии запуска (2013 - 2014 годы) добыча составит 180 тысяч баррелей в сутки. Теперь, когда стало ясно, что на Кашаган надежды нет, по крайней мере, в ближайший год, министр экономики Ерболат Досаев, выступивший в начале прошлой недели перед депутатами парламента с проектом Прогноза социально-экономического развития республики на 2015-2019 годы, озвучил куда более скромные планы. Так, правительство Казахстана намерено сохранить в 2015 году объем добычи нефти на уровне 81,8 млн тонн.

 

Такая ситуация с падением добычи объемов нефти, как отмечают казахстанские аналитики, непременно скажется на темпах роста ВВП, который согласно прогнозам экспертов, по итогам 2014 года упадет на 0,5 процента. Правительство Казахстана в свою очередь успокаивает, отмечая, что отсрочка начала добычи на Кашагане на кошельках казахстанцев не отразится, поскольку налоговые отчисления с проекта не закладывались в доходную часть госбюджета, а прямиком должны были направляться в Национальный фонд.

 

Однако, по мнению казахстанского экономического аналитика Олега Червинского, это "не более чем байки, поскольку уже в течение нескольких лет Нацфонд, является весомым донором доходной части бюджета". По информации Червинского, за первое полугодие 2014 года в структуре доходной части государственной казны поступления из Нацфонда составили уже 34,2 процента. И это не предел. По мнению аналитика, учитывая, что мировая цена на нефть уже долгое время колеблется в районе 96 долларов за баррель, а в будущем возможно ее дальнейшее понижение, Казахстан балансирует на грани. Ведь в случае снижения цены на нефть, власти страны вынуждены будут увеличить трансферты из Нацфонда, тем самым, ускоряя проедание тех запасов, которые были сделаны в "тучные годы" на нужды будущих поколений.

 

Другой казахстанский аналитик нефтегазового рынка Сергей Смирнов придерживается иной точки зрения. В комментариях DW он отметил, "что не все еще потеряно, поскольку через некоторое время "хватка медведей" ослабнет, и котировки барреля Brent на нефтяных биржах вновь поднимутся".

От Кашагана никто не откажется

 

В тоже время казахстанские эксперты сходятся во мнении, что Кашаган, несмотря на снижение цены на нефть, постоянные переносы начала добычи из-за технических недоработок, и как следствие - новые финансовые затраты, все же остается перспективным проектом.

 

Как отметил в комментариях DW политолог Эдуард Полетаев, крупное шельфовое нефтегазовое месторождение Кашаган изначально позиционировали как проект века. Поэтому, когда встал вопрос о его разработке, на фоне значительного повышения цен того времени, работа с этим проектом выглядела весьма привлекательной. Но даже сейчас, по словам эксперта, "когда цены на нефть снижаются, а запуск добычи кашаганской нефти постоянно переносится, проект все же не будет списан в утиль, поскольку в него уже вложены миллиарды долларов".

 

В свою очередь аналитик Сергей Смирнов также уверен, что участникам NCOC (итальянская Eni (оператор месторождения), французская Total, американская ExxonMobil, англо-голландская Royal Dutch Shell имеют по 16,81 процента доли участия, китайская CNPC - 8,33 процента, японская Inpex - 7,56 процента и казахстанская национальная компания "Казмунайгаз" -16,88 процента) просто некуда деваться. В проект уже было вложено более 50 млрд долларов. Потери во время простоя проекта только за 6 месяцев, по оценкам компании AgipKCO, составили не менее 2 млр 500 млн долларов. Во что обходится замена труб, протяженностью в 180 км, которые из-за воздействия сероводорода пришли в негодность, пока не озвучивается ни властями Казахстана, ни консорциумом.

 

К тому же, отмечает Смирнов, благодаря заключенному Соглашению о разделе продукции по Северному Каспию (СРП), нефтедобывающие компании, входящие в состав консорциума знают, что, несмотря на затраченные средства, рано или поздно они получат свою прибыль. Согласно СРП, защищающего права инвесторов, вначале участники консорциума возвращают свои вложенные в проект деньги, а уже потом Казахстан начнет получать определенные выплаты. Поэтому, считает Сергей Смирнов пока преждевременно говорить о какой-либо рентабельности проекта Кашаган для Казахстана. Правда, по его мнению, это вовсе не значит, что Казахстан откажется от участия в проекте. Ведь тогда придется отказаться от слишком уж лакомого куска, который пусть и в перспективе, но все же может принести свои дивиденды.

 

 

Источник:  Deutsche Welle

wfin.kz

добыча нефти растёт, а спрос падает — Forbes Kazakhstan

По мнению ОПЕК, ситуация на нефтяном рынке и его среднесрочные перспективы заметно ухудшились за сентябрь. Перспективы роста мировой экономики сохраняются. Однако ужесточение денежно-кредитной политики центробанков G4 в сочетании с ослаблением финансовой ситуации в ряде развивающихся стран, растущая напряжённость в торговых отношениях и продолжающиеся геополитические проблемы в некоторых частях мира начинают негативно сказываться на росте мировой экономики. Так, прогноз по росту мирового ВВП на 2018 был пересмотрен с понижением на 0,1%, до 3,7%. Замедление роста мировой экономики негативно скажется на росте спроса на нефть. Тем временем темпы роста уровня добычи нефти в мире продолжают ускоряться.

По данным ОПЕК, мировой спрос на нефть в 2018 в среднем составит 98,79 млн баррелей в сутки (б/с), что на 1,54 млн б/с выше в сравнении с 2017. При этом прогноз в октябре был пересмотрен с понижением на 80 тыс. б/с в сравнении с сентябрьским отчетом. Прогноз по росту спроса на 2019 год также был пересмотрен с понижением на 50 тыс. б/с. Теперь ожидается, что потребность в нефти в 2019 году увеличится на 1,36 млн б/с, до 100,15 млн б/с.    

Мировой спрос на нефть в 2018 и 2019 годах, млн б/с

Тем временем ОПЕК наращивает добычу. Так, в сентябре 15 стран ОПЕК суммарно в среднем добывали 32,76 млн б/с нефти, что на 132 тыс. б/с больше, чем в августе. Заметно выросла добыча в Саудовской Аравии (+108 тыс. б/с) и Ливии (+103 тыс. б/с). Напомним, что в 2017 Саудовская Аравия добывала 9,54 млн б/с нефти, а в сентябре текущего года уровень добычи составил 10,51 млн б/с. В то же время Иран, которому грозят санкции США в ноябре, при личных контактах (direct communication) сообщает, что в сентябре стал добывать нефти на 51 тыс. б/с меньше, чем в августе. Тогда как по данным ОПЕК (secondary sources), добыча в Иране снизилась на 150 тыс. б/с, до 3,45 млн б/с.

Изменения уровня добычи ОПЕК в сентябре, тыс. б/с

 

В то же время увеличивается добыча нефти странами не-ОПЕК. Так, в 2018 страны, не входящие в картель, будут добывать 59,77 млн б/с. Данный прогноз был пересмотрен с повышением на 0,22 млн б/с. В частности, были пересмотрены с повышением прогнозы по уровню добычи в США (+145 тыс. б/с), России (+36 тыс.), Колумбии (+21 тыс.), Канаде (+17 тыс.) и Азербайджане (+10 тыс). Тем временем были понижены прогнозы по уровню добычи в Норвегии (-8 тыс.), Мексике (-10 тыс.) и Казахстане (-20 тыс. б/с). Прогноз по уровню добычи нефти странами не-ОПЕК в 2019 году был также пересмотрен с повышением на 0,18 млн б/с и теперь составляет 61,89 млн б/с. Отметим, что 85% роста добычи нефти в 2018 странами не-ОПЕК и 65% роста в 2019 приходится на США.

Добыча нефти странами не-ОПЕК в 2019 году

 

Предварительные данные по Казахстану за сентябрь показали увеличение добычи на 0,06 млн б/с, до 1,73 млн б/с, после значительного снижения в августе. Согласно фактическим данным о производстве за первые восемь месяцев текущего года (январь-август) добыча нефти в стране увеличилась на 90 тыс. б/с в сравнении с аналогичным периодом 2017, или на 5,2%, до 1,81 млн б/с. Рост добычи в текущем году в основном связан с месторождением Кашаган. В 2018 уровень добычи нефти в Казахстане увеличится на 0,09 млн б/с, а в 2019 ещё на 0,06 млн б/с и составит 1,87 млн б/с.

Тем временем мировой рынок нефти на данный момент близок к балансу. Предварительные данные за август показали, что общие запасы коммерческой нефти ОЭСР выросли на 14,2 млн баррелей, до 2 841 млн баррелей. Это на 165 млн баррелей ниже, чем годом ранее, и на 47 млн баррелей ниже среднего значения последних пяти лет. Если предположить, что текущий уровень добычи нефти ОПЕК сохранится и в дальнейшем, а прогнозы по уровню добычи странами не-ОПЕК и по уровню мирового спроса на нефть верны, то баланс на рынке сохранится до конца текущего года. Однако с начала 2019 высока вероятность перенасыщения рынка нефти. 

Баланс на рынке нефти на 2018

Баланс на рынке нефти на 2019 год

С полным текстом ежемесячного отчёта ОПЕК можно ознакомиться по данной ссылке.

Источник: аналитический центр Ассоциации финансистов Казахстана

forbes.kz

последствия падения цен на нефть

Тучи экономического шторма сгущаются над Казахстаном уже не первый месяц. Первым признаком проблемы была девальвация национальной валюты в феврале. Затем на экономике страны негативно сказался экономический спад в России, в значительной мере вызванный западными санкциями. Третий удар нанесло падение цен на нефть, поставив по угрозу скроенный на основе оптимистичных прогнозов бюджет.

 

Финансовые проблемы страны усугубил тот факт, что гигантское Кашаганское нефтегазовое месторождение в этом году запущено в эксплуатацию не будет. Чиновники рассчитывали наполнить госбюджет в 2014 году за счет доходов с Кашагана.

 

Наступление тяжелых времен может сильно отразиться на имидже и политике президента Нурсултана Назарбаева, заключившего с обществом социальный договор, в соответствии с которым он обеспечивает рост уровня жизни, а общество в обмен молчаливо мирится с его авторитарным правлением.

 

16 октября цены на нефть, доходы от добычи и экспорта которой составляют 25% ВВП и 60% платежного баланса Казахстана, упали до $82,93 за баррель, т. е. примерно на 20% по сравнению с февралем. Цены затем немного подросли, но Казахстану все равно не избежать негативных экономических последствий, «учитывая, что 25% дохода получается из одного источника, а цены на этот продукт неожиданно падают на 20%», отметил Надим Накви (Nadeem Naqvi), профессор экономики при алматинском университете КИМЭП.

 

23 октября правительство понизило свои прогнозы по экономическому росту в 2014 году с 6% до 4,3%, а президент предупредил, что ближайшие два-три года для Казахстана будут сложными. Республиканский бюджет не досчитается в 2014 году $2,3 млрд., а дефицит бюджета предлагается увеличить с 2,3% до 2,6% к ВВП, сообщил в Мажилисе парламента РК министр национальной экономики Ерболат Досаев.

 

Падение цен на нефть также заставило госчиновников пересмотреть бюджеты на 2015 и 2016 гг. из расчета цены не в $90, а в $80 за баррель, сообщил министр финансов Бахыт Султанов. На данный момент нефть торгуется на уровне $86, что ниже заложенного в бюджет 2014 года прогноза в $95, но большую часть года цена была выше прогноза.

 

«Естественно, цены на нефть скажутся на экономике Казахстана, т. к. львиная доля нашего бюджета формируется за счет добычи и экспорта нефти», — заявил в разговоре с EurasiaNet.org Сапарбай Джубаев, профессор экономики при Евразийском институте экономики в Астане.

 

Но правительство старается излучать оптимизм. Нефть является «важным элементом», лаконично заметил замминистра финансов Руслан Даленов в разговоре с Bnews.kz, но «это не значит, что, если упадет цена, все бездумно остановится».

 

У Астаны есть варианты: годами страна следовала «простому древнему принципу — в тучные годы делай запасы», добавил Даленов, имея в виду основанный в 2001 году Национальный фонд РК, в который на черный день откладывалась часть доходов добывающего сектора.

 

«Это буфер, который поможет ослабить негативное влияние [кризиса] на население, — сказал профессор экономики Надим Накви в разговоре с EurasiaNet.org. — Когда идет дождь, надо достать зонт».

 

В Национальном фонде РК на данный момент скопилось $76 млрд. — три четверти общих резервов страны, составляющих $104 млрд., что весьма неплохо. Тем не менее, как отметил министр финансов Султанов, это не бесплатные деньги, т. к. «любое снижение цены на нефть будет отражаться напрямую на доходах Национального фонда».

 

Чтобы избежать быстрого истощения фонда, правительство недавно постановило, что уровень средств в нем не должен падать ниже 30% ВВП, против разрешенных ранее 20%.

 

По данным МФВ, минимальная цена нефти, при которой бюджет Казахстана все еще можно будет сбалансировать, составляет $65,5, но при цене ниже $90,6 платежный баланс будет дефицитным. При падении цены до $60 (что, по мнению аналитиков, маловероятно в краткосрочной перспективе) экономический рост в Казахстане прекратится, заявил советник главы Национального банка РК Олжас Худайбергенов.

 

Одним из способов выхода из кризиса является увеличение госрасходов, считает Накви: «Можно сгладить негативный эффект, запустив руку в [Национальный фонд], а также при помощи экспансионистской фискальной политики в виде увеличения госрасходов для поддержания экономики».

 

Привнеся элемент нестабильности в процесс принятия решений, низкие цены на нефть вызвали слухи о повторной девальвации тенге, хотя правительство отрицает существование каких-либо планов подобного рода. Воспоминания о народных волнениях после февральской девальвации еще свежи, поэтому администрация Назарбаева твердо намерена избежать общественного недовольства. Правительство пообещало не сокращать финансирование социальных программ, но аналитики не уверены, сможет ли Астана выполнить данное обещание.

 

Накви и прочие экономические обозреватели считают, что, учитывая высокий уровень госрезервов и низкий уровень госдолга, у правительства достаточно средств, чтобы справиться с трудностями, при условии, что чиновники проявят «политическую волю сделать то, что нужно».

 

«Это сильный удар, но его можно пережить, если есть средства, а средства есть», — добавил Накви.

 

 

 

Источник: inosmi.ru

wfin.kz

Нефть упала до $74 за баррель | Курсив

Министерство энергетики РК планирует подписать с Кыргызстаном соглашение о начале экспорта бензина из РК в КР, сообщил глава МЭ РК Канат Бозумбаев.

«Через неделю подпишем, через неделю поедем на переговоры. Мы послали текст, они нам сказали через неделю давайте», - сообщил министр. Также, по его словам, Казахстан планирует начать экспорт бензина в соседние страны в ноябре 2018 года.

В начале октября Казахстан и Россия подписали протокол о внесении изменений в соглашение, которые касаются снятия эмбарго на поставки казахстанского бензина в страны СНГ.

По словам министра, одновременно прорабатывается вопрос о поставках казахстанского бензина в Кыргызстан

Фото: Аскар АХМЕТУЛЛИН

Согласно данному межправительственному соглашению в Казахстане действует запрет на экспорт светлых нефтепродуктов, который должен был продлиться до 1 января 2019 года.

Республика планирует подписать соглашение со странами ЦА, в котором будут прописаны объёмы поставок для каждой страны-импортёра казахстанского бензина. Это необходимо, чтобы избежать перетока нефтепродуктов на рынки, где стоимость ГСМ выше, чем на внутреннем рынке Казахстана.

Зампред правления по транспортировке, переработке и маркетингу нефти нацкомпании «КазМунайГаз» Данияр Тиесов сообщал, что Казахстан может экспортировать 300-400 тыс. тонн бензина до конца 2018 года и 1,2 млн тонн в 2019 году.

«Нам нужно подписать все необходимые межправительственные документы с сопредельными странами, это занимает время, и мы думаем, что с осени этого года мы сможем спокойно экспортировать эту продукцию, прежде всего в близлежащие страны - это Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан. На сегодняшний момент мы понимаем так, что наш продукт дешевле, чем поставлять из России продукцию в Киргизию и Узбекистан, прежде всего за счет транспортного плеча. Мы думаем, что будем конкурентоспособны на этих рынках», - отмечал Тиесов, пишет ИА Интерфакс.

kursiv.kz

Нефть пытается восстановиться после сильного падения | Курсив

Министерство энергетики РК планирует подписать с Кыргызстаном соглашение о начале экспорта бензина из РК в КР, сообщил глава МЭ РК Канат Бозумбаев.

«Через неделю подпишем, через неделю поедем на переговоры. Мы послали текст, они нам сказали через неделю давайте», - сообщил министр. Также, по его словам, Казахстан планирует начать экспорт бензина в соседние страны в ноябре 2018 года.

В начале октября Казахстан и Россия подписали протокол о внесении изменений в соглашение, которые касаются снятия эмбарго на поставки казахстанского бензина в страны СНГ.

По словам министра, одновременно прорабатывается вопрос о поставках казахстанского бензина в Кыргызстан

Фото: Аскар АХМЕТУЛЛИН

Согласно данному межправительственному соглашению в Казахстане действует запрет на экспорт светлых нефтепродуктов, который должен был продлиться до 1 января 2019 года.

Республика планирует подписать соглашение со странами ЦА, в котором будут прописаны объёмы поставок для каждой страны-импортёра казахстанского бензина. Это необходимо, чтобы избежать перетока нефтепродуктов на рынки, где стоимость ГСМ выше, чем на внутреннем рынке Казахстана.

Зампред правления по транспортировке, переработке и маркетингу нефти нацкомпании «КазМунайГаз» Данияр Тиесов сообщал, что Казахстан может экспортировать 300-400 тыс. тонн бензина до конца 2018 года и 1,2 млн тонн в 2019 году.

«Нам нужно подписать все необходимые межправительственные документы с сопредельными странами, это занимает время, и мы думаем, что с осени этого года мы сможем спокойно экспортировать эту продукцию, прежде всего в близлежащие страны - это Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан. На сегодняшний момент мы понимаем так, что наш продукт дешевле, чем поставлять из России продукцию в Киргизию и Узбекистан, прежде всего за счет транспортного плеча. Мы думаем, что будем конкурентоспособны на этих рынках», - отмечал Тиесов, пишет ИА Интерфакс.

kursiv.kz

Нефть Brent упала до $71 | Курсив

Министерство энергетики РК планирует подписать с Кыргызстаном соглашение о начале экспорта бензина из РК в КР, сообщил глава МЭ РК Канат Бозумбаев.

«Через неделю подпишем, через неделю поедем на переговоры. Мы послали текст, они нам сказали через неделю давайте», - сообщил министр. Также, по его словам, Казахстан планирует начать экспорт бензина в соседние страны в ноябре 2018 года.

В начале октября Казахстан и Россия подписали протокол о внесении изменений в соглашение, которые касаются снятия эмбарго на поставки казахстанского бензина в страны СНГ.

По словам министра, одновременно прорабатывается вопрос о поставках казахстанского бензина в Кыргызстан

Фото: Аскар АХМЕТУЛЛИН

Согласно данному межправительственному соглашению в Казахстане действует запрет на экспорт светлых нефтепродуктов, который должен был продлиться до 1 января 2019 года.

Республика планирует подписать соглашение со странами ЦА, в котором будут прописаны объёмы поставок для каждой страны-импортёра казахстанского бензина. Это необходимо, чтобы избежать перетока нефтепродуктов на рынки, где стоимость ГСМ выше, чем на внутреннем рынке Казахстана.

Зампред правления по транспортировке, переработке и маркетингу нефти нацкомпании «КазМунайГаз» Данияр Тиесов сообщал, что Казахстан может экспортировать 300-400 тыс. тонн бензина до конца 2018 года и 1,2 млн тонн в 2019 году.

«Нам нужно подписать все необходимые межправительственные документы с сопредельными странами, это занимает время, и мы думаем, что с осени этого года мы сможем спокойно экспортировать эту продукцию, прежде всего в близлежащие страны - это Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан. На сегодняшний момент мы понимаем так, что наш продукт дешевле, чем поставлять из России продукцию в Киргизию и Узбекистан, прежде всего за счет транспортного плеча. Мы думаем, что будем конкурентоспособны на этих рынках», - отмечал Тиесов, пишет ИА Интерфакс.

kursiv.kz