Центральноазиатские страны в мировой системе нефтеснабжения. Казахстан трубопроводы нефти


Казахстанский нефтепровод: без четверти - век

26.08.2010

Свой 75-летний юбилей отметила отрасль транспортировки нефти Казахстана. Принявшее от советского нефтепроводного управления эстафету этой жизненно важной для страны работы, АО «КазТрансОйл» отметило этот юбилей торжественно, проведя большое мероприятие в Павлодарском городском Дворце культуры. Работников предприятия поздравили аким области Б.А. Сагинтаев и генеральный директор АО «КазТрансОйл» Султан Нурбол. 

Официальной датой основания казахстанской системы нефтепроводов считается 7 декабря 1935 года, день пуска первого казахстанского нефтепровода Каспий – Орск. Фактически же развитие трубопроводного транспорта в стране началось в пятидесятые годы, с началом бурного развития казахстанской индустрии. Возросшая потребность республики в нефтепродуктах стала причиной строительства ряда новых нефтепроводов таких, как Узень – Жетыбай – Шевченко и Узень – Кулсары – Гурьев. В семидесятые годы были построены трубопроводы Омск – Павлодар и Павлодар – Чимкент (ныне Шымкент), в восьмидесятые годы разработан проект магистрального нефтепровода Тенгиз – Гурьев – Астрахань – Грозный. А с открытием Кумкольского месторождения в 1990 году построен нефтепровод Кумколь - Каракойын для перекачки нефти к трубопроводу Павлодар – Чимкент. В 1991 году введён в эксплуатацию нефтепровод Доссор – Макат.

В 1997 году решением Правительства РК создана национальная компания по транспортировке нефти – АО «КазТрансОйл», которой были переданы все существующие на тот момент магистральные нефтепроводы и водоводы Западного Казахстана. После нескольких реорганизаций АО «КазТранс-Ойл» стало дочерним предприятием АО «НК «КазМунайГаз».

За эти годы достигнуты значительные успехи, заработаны серьёзный авторитет и твёрдая деловая репутация. Введены в эксплуатацию новые нефтепроводы Кенкияк – Атырау, Алибекмола – Кенкияк, Северные Бузачи – Каражанбас, Атасу – Алашанькоу, а также многое другое.

В ходе торжественного собрания прошла демонстрация фильма, рассказывающего об истории и сегодняшнем дне трубопроводной транспортировки нефти в Казахстане. Ветераны нефтяной отрасли вспомнили, как всё начиналось – в тяжёлых условиях, в степи, зачастую по пояс в снегу, люди строили первые трубопроводы. Поздравляя нефтяников со знаменательной датой, аким области Б.А. Сагинтаев подчеркнул, что как тогда, так и сейчас работников АО «КазТрансОйл» отличает высокое чувство ответственности. И, несмотря на все трудности, они успешно справляются со своей работой.

Аким области сказал, что трудовые традиции, дух ответственности предприятие унаследовало от старшего поколения, отличавшегося настоящей рабочей закалкой. Совсем недавно работники АО «КазТрансОйл» продемонстрировали это, заняв второе общекомандное место по СНГ в международном конкурсе на звание лучшего по профессии. Б.А. Сагинтаев считает, что сегодня, когда Казахстан вышел из кризиса, индустрия области набирает обороты, свидетельством чего стало то, что Павлодарская область по индексу физического объёма производства занимает в стране третье место, немалая заслуга в этом принадлежит и нефтяникам Павлодарского Прииртышья.

А затем состоялось вручение почётных грамот и благодарственных писем акима области заслуженным нефтяникам, после чего коллег поздравил ветеран труда, много лет отдавший работе на нефтепроводе, Н.Н. Куванников.

А затем памятные знаки отрасли вручил лучшим работникам генеральный директор АО «КазТрансОйл» Султан Нурбол, поздравив их с присвоением почётных званий. В своём поздравлении он назвал Восточный филиал компании сердцем нефтепроводной системы, связывающей между собой весь Казахстан. Сегодня Восточный филиал АО «КазТрансОйл» - это более двух с половиной тысяч работников, шесть нефтепроводных управлений, 22,3 миллиона тонн перекачиваемой за год по трубопроводам нефти. И с каждым годом объёмы транспортировки увеличиваются. Вместе с тем компанию отличает высокая экологическая культура, а также социальная ответственность. За последние четыре года создано 800 новых рабочих мест, сотрудникам обеспечен наиболее полный социальный пакет. Работа компании прямо способствует росту благосостояния региона, в бюджет идут крупные суммы налоговых отчислений, работникам выплачивается достойная заработная плата.

Завершилось торжественное собрание большим и ярким концертом.

 

Спецвыпуск журнала KAZENERGY, посвященный 75-летию трубопроводного транспорта Казахстана.

 Скачать, 23.5 Мб

 

Звезда прииртышья

www.munayshy.kz

ТИАЛ - Нефтепроводы Казахстана

Казахстан поистине является великой страной больших возможностей. Это мнение высказывают различные международные эксперты, которые отмечают стремительное развитие экономики страны и в первую очередь её нефтяной отрасли.

Первое нефтяное месторождение Казахстана – Карашунгул начало выдавать чёрное золото ещё в 1899 году. Именно с этого момента начинается история казахстанской нефти, и следующий двадцатый век стал для Казахстана веком активной поисковой работы, открытий новых нефтяных месторождений и строительства нефтепроводов в Казахстане.

Сегодня, притом, что экономика страны развивается по многим направлениям, сырьевые запасы, и в первую очередь добыча нефти, остаются главными источниками доходов Республики Казахстан.

Основным подходом независимой республики к получению прибылей от продажи нефти является создание многовекторной системы транспортировки нефти и экспорт нефти из Казахстана в Китай является ярким тому подтверждением.

Строительство этого казахстано-китайского трубопровода стало возможным после проведения серьёзной совместной работы АО НК «КазМунайГаз» с китайской национальной корпорацией CNPC и создания ТОО «Казахстанско-Китайский Трубопровод». Строительство было осуществлено в два этапа.

Вначале был построен нефтепровод Атасу-Алашанькоу протяжённостью – 963 км;

а затем – нефтепровод Кенкияк-Кумколь протяженностью – 794 км. Диаметр трубопровода составил 813 мм.

Большие расчётные мощности нефтепроводов, непростые климатические условия, а также довольно сложный рельеф местности - со всеми этими сложностями пришлось столкнуться подрядчикам при строительстве этого поистине уникального трубопровода.

Особое внимание уделялось стыкам трубопровода и в частности термоусаживающимся материалам для изоляции стыков нефтепровода Казахстан-Китай.

С этой задачей в Казахстане успешно справились манжеты ТИАЛ-М, которые были поставлены российской компанией ТИАЛ.

Эти манжеты полностью соответствуют международным стандартам, которые регламентируют требования к качеству защиты нефтепроводов и пользуются заслуженной популярностью при строительстве новых трубопроводов.

Секрет такой востребованности на самом деле довольно прост и заключается в превосходных защитных характеристиках материала, простоте монтажа и возможности проведения работ в полевых условиях. Также компания ТИАЛ предоставляет сервисное сопровождение, включающие в себя обучение и аттестацию изолировщиков в Казахстане.

 

Эти манжеты показали себя с самой лучшей стороны при эксплуатации на многочисленных нефтепроводах Республики Казахстан.

Звоните. Компания ТИАЛ гарантирует высокое качество своей продукции, обучение подрядчиков специалистами нашей компании и быструю отгрузку заказанных материалов независимо от их количества.

 

 

 

 ТИАЛ-М 813. 500x2,5

Манжета для антикоррозионной защиты

сварного шва

>> 

 

  

 

 

ТИАЛ-З, ТИАЛ-Р

Для ремонта нарушенного

заводского полиэтиленового покрытия 

>>

 

 

 

  

 

ТИАЛ-М 813. 500x3,5

Манжета для антикоррозионной защиты

сварного шва

>> 

 

 

 

     

 

 

 

www.tial.ru

газопроводы

Обзор нефтегазовых трубопроводов Казахстана

Карен Круг, заместитель управляющего партнера по Средней Азии, «Дентон Уайлд Сапт»

 

I. Трубопроводная инфраструктура Казахстана

Казахстан обладает огромными подтвержденными запасами нефти и газа. Для транспортировки углеводородов в республике используется около 10715 км нефте- и газопроводов. Тем не менее перед страной сегодня стоит ряд нерешенных проблем, связанных с поставкой нефти на внутренний и международный рынки. Проблемы, касающиеся внутреннего рынка, заключаются в том, что большинство запасов и основные объемы добычи нефти сосредоточены на западе, в то время как ее потребители (крупные города и промышленные центры) находятся на юго-востоке и индустриальном севере. Как наследие советской экономической системы, добываемая на западе нефть транспортируется через Россию на мировые рынки, а внутренняя потребность на востоке удовлетворяется путем импорта из Сибири. Кроме того, большинство из существующих трубопроводов были построены несколько десятилетий назад и предназначались для реализации целей бывшего Советского Союза, а не Казахстана как независимого государства. В настоящее время несколько проектов, направленных на улучшение сложившейся ситуации, находятся на различных этапах развития, при этом наиболее значительным из них является трубопровод Каспийского трубопроводного консорциума (КТК).

 

Нефтепроводы

 

Хотя расположенный на востоке трубопровод Омск-Павлодар-Шымкент-Чарджоу пересекает страну с севера на юг, все же большинство трубопроводов находится в западной части страны. Существующие нефтепроводы доставляют нефть на один из трех казахстанских нефтеперерабатывающих заводов (в Атырау, Шымкенте и Павлодаре), на южные российские или украинские НПЗ, а также на мировой рынок. Основным международным маршрутом транспортировки казахстанской нефти является экспортный трубопровод Атырау-Самара. В 2001 г. по нему запланировано прокачать рекордный объем нефти - 13 млн. т (в сравнивнении с 1999 г., когда было транспортировано 10,5 млн. т, и 2000 г. - 11,7 млн. т). Часть нефти (на 2001 г. запланирован объем в 1,2 млн. т) транспортируется морем (на баржах) до Баку, где затем закачивается в трубопроводную систему Азербайджана (трубопровод Махачкала-Тихорецк-Новороссийск). Другая значительная часть казахстанской нефти поставляется железнодорожным транспортом в Западную Европу.

 

Более того, осенью этого года планируется осуществить загрузку в танкеры первой партии нефти, прокаченной по трубопроводу КТК. Предполагается, что его первоначальная мощность составит 28 млн. т в год, а это приведет к трехкратному увеличению существующей пропускной способности экспортных трубопроводов страны.

 

В 2001 г. НКТН «КазТранОйл» разработала два новых маршрута транспортировки нефти Актюбинского региона (с наливной эстакады Бестамак, далее по трубопроводам транзитом через Россию). Это даст возможность поставлять на мировые рынки нефть, добываемую на месторождениях Жанажол и Кенкияк.

 

Поскольку республика практически не имеет морских границ, транспортировка является основной проблемой развития казахстанского нефтяного рынка. Тарифы, возможность использования трубопроводов и их пропускная способность имеют решающее значение для любых нефтяных проектов. Введение в эксплуатацию трубопровода КТК создает дополнительные возможности для экспорта, в то время как обнаружение Кашаганского месторождения в казахстанском секторе Каспийского моря увеличивает потребность в его пропускной способности.

 

В контексте обнаружения на Каспийском шельфе значительных запасов нефти, Президент страны Нурсултан Назарбаев заявил, что проект КТК сможет разрешить только часть транспортной проблемы, поэтому Казахстан должен присоединиться к проекту Баку-Джейхан. В июне 2001 г. между НКТН «КазТрансОйл» и Правительством США (представленным коммерческим департаментом) было подписано Соглашение о субсидии, предназначенной для финансирования технической поддержки при изучении возможности создания транскаспийского маршрута транспортировки нефти. Предоставление такой субсидии свидетельствует о том, что правительства Казахстана и США проявляют большую заинтересованность в создании условий для участия казахстанских нефтедобывающих предприятий в проекте Баку-Джейхан.

 

Трубопровод КТК

 

В 1992 г. правительства России, Казахстана и Султаната Оман подписали соглашение о строительстве трубопровода от нефтяного месторождения Тенгиз до черноморского порта Новороссийск общей протяженностью в 930 миль. С момента создания КТК в Казахстане, помимо «Шеврона», начали свою деятельность еще несколько нефтяных компаний. Они также были заинтересованы в транспортировке добываемой нефти по трубопроводу, который стал бы альтернативой, уже существовавшему российскому, поэтому присоединились к КТК.

 

В настоящее время акционерами КТК являются: компании «Каспиан Пайплайн Венчерз», «Мобил», «Шелл», «Бритиш Петролеум», «Орикс», «Бритиш Газ», «Аджип», «Лукарко БВ», «Роснефть - Шелл Каспиан Венчерз», «Казахстан Пайплайн Венчерз ЛЛС», «Шеврон Каспиан Пайплайн Консорциум Компани», «Мобил Каспиан Пайплайн Компани», «Аджип Интернэшнл (НА) НВ», «БГ Оверсиз Холдинг Лимитед», «Орикс Каспиан Пайплайн ЛЛС», «Роснефть», «ЛУКОйл», а также Россия, Казахстан и Султанат Оман.

 

КТК признан одним из наиболее важных проектов по транспортировке казахстанской нефти. Затраты акционеров уже превысили $2,5 млрд. Ожидается, что первоначальная пропускная способность составит 28 млн. т в год с максимальным увеличением до 67 млн. т. 3 августа 2001 г. акционеры КТК подписали соглашение о транспортировке нефти, которое считается одним из завершающих этапов перед фактическим пуском в эксплуатацию трубопровода Тенгиз-Новороссийск.

 

Существуют немаловажные последствия перевода казахстанской нефти из системы Транснефти в КТК. Поскольку Транснефть имеет ряд требований в отношении качества входящей в ее систему нефти, то по мере того, как направление транспортировки тенгизской и другой, более легкой, нефти будет меняться, с оставшейся, более тяжелой, нефтью будет все сложнее отвечать этим требованиям.

 

Трубопровод КТК был одобрен специальным постановлением Правительства Казахстана, в соответствии с которым консорциуму разрешается устанавливать тарифы и взимать плату за транспортировку нефти по трубопроводу на территории республики. Кроме того, постановление разрешает КТК устанавливать и регулировать нормы, определяющие доступ пользователей к системе КТК на территории Казахстана. Аналогичное постановление было принято и в России.

 

Согласно Генеральному соглашению, заключенному между акционерами КТК, трубопровод построен исключительно для транспортировки нефти, добываемой акционерами. Объем транспортируемой по трубопроводу нефти, принадлежащей акционерам, не обязательно соответствует их доле в акционерном капитале. 50% акций принадлежат компаниям-производителям и 50% находятся во владении России, Казахстана и Султаната Оман. Если акционер не использует всей выделенной ему доли пропускной способности трубопровода, то он обязан, в первую очередь, предложить неиспользуемую пропускную способность другим акционерам - прежде всего, компаниям-производителям, а затем - государствам-акционерам. Если никто из акционеров не выражает желания зарезервировать эту пропускную способность, то она может быть предложена третьим лицам, тарифы для которых будут устанавливаться в отдельном договоре.

 

В настоящее время в трубопровод закачивается нефть с месторождения Тенгиз. ЗАО «Тургай Петролеум» и ЛУКойл также подали заявку на получение доли пропускной способности трубопровода для транспортировки нефти с месторождения Северный Кумколь. ЛУКОйл, имея долю в СП «Тенгизшевройл», и Роснефть, которая пока не ведет добычу в Казахстане, также могут обратиться с просьбой о предоставлении им долей в пропускной способности. Для того чтобы проект оказался прибыльным, инвесторы КТК приняли обязательства о полной загрузке трубопровода нефтью.

 

Однако казахстанские специалисты полагают, что в следующем году КТК не достигнет своей проектной мощности. Хотя по данному вопросу и существуют различные прогнозы, все же эксперты считают, что до 2003 г. Аджип и Бритиш Газ не смогут завершить строительство нефтепровода с месторождения Карачаганак. Поэтому доля этих компаний, составляющая 6 млн. т, не будет до этого времени транспортироваться по КТК. Не ясно и то, насколько другие участники проекта воспользуются своими квотами.

 

Газопроводы

 

Большинство газопроводов (как и нефтепроводов) расположено на западе республики. Благодаря нескольким трубопроводам, которые, начинаясь в Туркменистане и Узбекистане, проходят через Западный Казахстан в Россию, казахстанские города Актюбинск, Уральск, Кустанай и Рудный сегодня снабжаются узбекским газом. Эти транспортные магистрали, в частности трубопроводы из Туркменистана, не эксплуатируются на полную мощность и поэтому потенциально также могут быть использованы казахстанскими производителями для экспорта газа в Россию и Европу. Основной объем газа, поставляемого по этим двум магистралям, поступает в систему Газпрома. Следовательно, любой проект, предусматривающий экспорт казахстанского газа на мировой рынок, Казахстан будет, скорее всего, обсуждать с Газпромом до тех пор, пока не будут разработаны альтернативные маршруты.

 

Внутренняя газопроводная система Казахстана поставляет газ только в некоторые регионы республики. По этим трубопроводам газ из Узбекистана транспортируется в южный Казахстан (города Шымкент, Тараз и Алматы). В то же время большая часть страны (включая города Усть-Каменогорск, Семипалатинск, Павлодар, Астану, Караганду и Талдыкурган) по-прежнему не имеет газопроводной инфраструктуры и вынуждена полагаться на иные источники энергии.

 

Существующие казахстанские газопроводы нуждаются в значительном ремонте. По сообщениям компании «КазТрансГаз», на ближайшее будущее запланировано начало реконструкции основного газопровода «Средняя Азия – Центр», которая будет финансироваться как из текущих тарифных поступлений, так и из внешних источников. Газопровод «Средняя Азия – Центр» общей протяженностью 4495 км является магистральным и соединяет государства региона с Россией.

 

Учитывая потребность в газе северных областей и столицы, КазТрансГаз также планирует строительство трубопровода, который был бы соединен с системой Газпрома и обеспечил транспортировку газа в Петропавловск, Кокчетав, Астану и, возможно, Караганду и Темиртау.

 

Безусловно, что для разработки своих газовых месторождений Казахстану необходимо дальнейшее развитие газопроводной инфраструктуры. Поэтому газопроводы относятся к приоритетным секторам экономики Казахстана, для которых предусмотрены специальные налоговые льготы и преференции.

 

II. Правовой режим для трубопроводов

 

Наземные трубопроводы

 

Правовой режим функционирования нефтегазовых трубопроводов Казахстана находится в постоянном развитии. И хотя в республике не существует специального закона, посвященного трубопроводному транспорту, правовую основу для регулирования связанных с ним вопросов можно найти в Законе о нефти1. В августе 1999 г. в даный закон были внесены изменения и дополнения, которые отражали динамичные процессы в развитии Каспийского региона за последние несколько лет.

1 Указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу закона, «О Нефти» № 2350 от 28 июня 1995 г., измененный и дополненный Указом Президента Республики Казахстан, имеющим силу закона, «О внесении изменений и дополнений в центральные законодательные акты Республики Казахстан по вопросам недропользования и ведения нефтяных операций в Республике Казахстан» № 467 от 11 августа 1999 г.

 

В настоящее время, на стадии рассмотрения специальной рабочей группы Министерства энергетики и минеральных ресурсов РК (МЭМР) находятся новые изменения и дополнения в законодательство о нефти и недропользовании. Однако в проекте закона не планируются какие-либо изменения, относящиеся к трубопроводам. И хотя ряд законодательных актов также регулирует отдельные аспекты, касающиеся нефтегазопроводов, включая Закон об иностранных инвестициях2, Указ о лицензировании3, Закон о земле4, Закон об охране окружающей среды5 и пр., все же правовая система требует дальнейшего развития.

2 Закон Республики Казахстан «Об иностранных инвестициях» от 27 декабря 1994 г.

3 Указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу закона, «О лицензировании» от 17 апреля 1995 г.

4 Указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу закона, «О земле» от 22 декабря 1995 г.

5 Закон Республики Казахстан «Об охране окружающей среды» от 15 июля 1997 г. См. также: «Правила охраны магистральных трубопроводов», утвержденные Министерством нефтегазовой промышленности Республики Казахстан 19 сентября 1994 г.; Постановление Правительства Республики Казахстан «Об утверждении Правил безопасности и охраны окружающей природной среды при строительстве, прокладке, эксплуатации и ремонте подводных трубопроводов и подводных кабельных линий электропередачи и связи, связанных с нефтяными операциями» № 732 от 13 июня 1996 г.; Постановление Правительства Республики Казахстан «Об утверждении Положений о порядке и условиях выдачи разрешений на строительство и эксплуатацию искусственных островов, дамб, сооружений и установок при проведении нефтяных операций в Республике Казахстан» № 772 от 24 июня 1996 г.

 

Закон о нефти дает следующее определение «нефтегазопровода»:

трубопроводы, предназначенные для транспортировки нефти, в том числе магистральные трубопроводы6, трубопроводы, работающие в режиме сборного коллектора, а также оборудование и механизмы по очистке, сепарации и сжижению веществ, транспортируемых через систему трубопроводов либо ее отдельных частей, системы контроля и изоляции, системы электрохимической защиты и иное оборудование, предназначенное для обслуживания таких трубопроводов7.

6 В законе о нефти магистральный трубопровод определяется как «инженерное сооружение, состоящие из линейной части и сопряженных с ним наземных объектов, коммуникаций, телеуправления и связи, предназначенное для транспортировки нефти от мест добычи (переработки) до мест перевалки на другой вид транспорта, переработки или потребления. К магистральному трубопроводу не относится трубопровод, работающий в режиме сборного коллектора».

7 Закон о нефти, ст. 1.

 

По Закону о нефти трубопровод в Казахстане может находиться как в частной, так и в государственной собственности, а управление магистральным трубопроводом должно осуществляться его собственником. Однако 28 июля 2000 г. Президент республики Н.А.Назарбаев подписал Указ «О перечне государственной собственности, не подлежащей приватизации», в соответствии с которым магистральный нефтегазопровод не может находится в частной собственности. Закон о нефти запрещает местным государственным органам вмешиваться в оперативную деятельность магистрального трубопровода по перекачиванию, хранению и распределению нефти.

 

Казахстанское законодательство обычно ограничивает ведение монопольной деятельности и недобросовестную конкуренцию. Тем не менее, существование естественных монополий разрешено Законом «О естественных монополиях» от 9 июля 1998 г. По данному закону естественная монополия определяется как состояние рынка услуг (работ), при котором создание конкурентных условий для удовлетворения спроса на определенный вид услуг (работ) невозможно или экономически нецелесообразно в силу технологических особенностей производства и предоставления данного вида услуг (работ).

 

Закон о естественных монополиях предусматривает, что транспортировка нефти и нефтепродуктов, газа и газоконденсата по магистральному трубопроводу считается естественной монополией и регулируется уполномоченным государственным органом. Однако в соответствии со ст. 2.3 данного Закона, его действие не распространяется на юридические лица, осуществляющие деятельность, отнесенную к сфере естественной монополии (например, транспортировка сырой нефти), но связанную с сооружением и эксплуатацией объектов, предназначенных исключительно для собственных нужд.

 

Подводя итог, можно сказать, что рассмотрение проекта в качестве естественной монополии зависит от двух факторов: (1) наличия условий для естественной монополии; (2) того факта, будет ли трубопровод строиться для собственных нужд отдельного юридического лица.

 

И все же, существует несколько ограничений, налагаемых на владение и управление трубопроводом. Например, трубопровод должен быть доступен на недискриминационной основе. Это означает, что когда имеется резерв в пропускной способности магистрального трубопровода, владелец трубопровода не может отказать в транспортировке нефти третьему лицу. Третьему лицу должны быть предоставлены равные права на транспортные услуги по тем же тарифам. Более того, Закон о нефти констатирует, что эксплуатация магистрального трубопровода должна осуществляться в соответствии с Правилами технического обслуживания, техники безопасности и безопасности магистрального трубопровода (далее «Правила»). Кроме того, предприятиям, поставляющим электроэнергию, запрещено предпринимать какие-либо меры, направленные на ограничение установленных лимитов потребления электроэнергии без одобрения владельца магистрального трубопровода. Строительство и эксплуатация трубопроводов также подлежат лицензированию.

 

Согласно Правилам, владелец магистрального трубопровода, по соглашению с местными государственными органами и другими заинтересованными лицами, должен предпринимать совместные усилия по обеспечению безопасных условий работы магистрального трубопровода и предотвращению возможных аварий и чрезвычайных ситуаций. Владелец магистрального трубопровода несет ответственность за соблюдение упомянутых Правил. Что же касается безопасности магистрального трубопровода, то никакая работа или деятельность не разрешены без согласия владельца. Кроме того, запрещено строительство каких-либо объектов, не связанных с магистральным трубопроводом, на минимальном расстоянии, установленном стандартами в строительстве и Правилами для обеспечения техники безопасности.

Тарифы

 

Тарифы на нефтепроводы, которые считаются естественными монополиями, устанавливаются КазТрансОйлом и утверждаются совместным решением Агентства по регулированию естественных монополий и развитию конкуренции и МЭМР. Единственным исключением является КТК, которому постановлением Правительства Казахстана разрешено устанавливать и взимать тарифы за транспортировку нефти, прокаченную по трубопроводу в Казахстане.

 

В апреле 2000 г. КазТрансОйл увеличил транспортные тарифы на сырую нефть, которые в отдельных случаях возросли на60 %. В настоящее время тариф за транспортировку нефти через западную часть трубопроводной системы составляет около $15 за тонну на тысячу километров. Непрозрачность в отношении процедуры выработки тарифов (например, в нарушение нормативно- правовых актов 1998 г. не были проведены публичные слушания) и оснований для их увеличения вызвала критику. Есть мнение, что для регулирования тарифов необходим независимый орган по нефти и газу (не антимонопольный комитет или КазТрансОйл), поскольку значительное увеличение транспортных тарифов напрямую влияет на экономику проектов.

 

Морские трубопроводы

 

Строительство морского трубопровода является одним из нескольких проектов, находящихся сегодня на стадии оценки казахстанскими властями. Хотя до внесения изменений и дополнений в Закон о нефти ни один законодательный акт в Казахстане, включая упомянутый, в действительности не регулировал деятельность морских трубопроводов. Изменения и дополнения направлены на устранение данного пробела.

 

Права на строительство морского нефтегазопровода могут быть предоставлены государственным органом путем выдачи разрешений. Компетентный орган8 соответственно предоставляет права на эксплуатацию морского нефтегазопровода. Необходимо отметить, что Закон о нефти не ясен в отношении того, какой государственный орган должен функционировать в качестве Компетентного органа. Хотя данный закон и определяет Компетентный орган как исполнительный орган, которому непосредственно делегированы права по заключению и исполнению контрактов, он все же не указывает на конкретный государственный орган.

8 Компетентным органом в настоящее время является Министерство энергетики и минеральных ресурсов Республики Казахстан.

 

Предоставленные права на строительство и эксплуатацию морского трубопровода не могут быть переданы. Ведение деятельности на особых территориях, известных как морские природные заказники (такие как северный Каспий), требует исключительного использования трубопровода для транспортировки нефти на сушу9. Данное требование также распространяется на ведение работ в любой акватории и прибрежной зоне Казахстана, после проведения начальных этапов испытания скважин и разработки месторождений10. Это означает, что вся нефть, добытая на морских месторождениях, должна транспортироваться по трубопроводу на сушу для ее дальнейшей транспортировки как на внутренний, так и на международный рынок.

9 Указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу закона, «О нефти» № 2350 от 28 июня 1995 г.

10 Инструкции по соблюдению норм экологической безопасности при проектировании и проведении нефтяных операций в акваториях и прибрежных зонах морей и внутренних водоемов.

 

Экспорт нефти

 

В конце прошлого года Правительство республики обнародовало план по созданию Интегрированной системы маршрутизации (ИСМ) экспорта нефти, разработанный в рамках российско-казахстанского меморандума «О сотрудничестве в топливно-энергетическом секторе». ИСМ определяет КазТрансОйл в качестве исключительного оператора по транспортировке казахстанской нефти для производителей в Казахстане, экспортирующих ее по трубопроводам, пересекающим территорию России. Помимо заключения контрактов, КазТрансОйл также «представляет интересы казахстанских нефтяных компаний». В меморандуме, в частности, упомянуты маршруты Атырау-Самара, Кенкияк-Орск и Махачкала-Тихорецк.

 

До ИСМ у производителя была возможность заключать контракты на транспортировку углеводородов по территории России напрямую с Транснефтью. После введения ИСМ сделать это будет очень трудно. Даже положения контрактов на проведение нефтяных операций, гарантирующие свободный и беспрепятственный экспорт сырья, окажут небольшую помощь, потому что, если они и признаны в Казахстане, Транснефть все же может отказать в приеме сырой нефти. Это не оставляет производителям никаких шансов, кроме как использовать КазТрансОйл в роли посредника в отношениях с Транснефтью.

 

Представляется, что Меморандум конкретно касается лишь трех вышеупомянутых маршрутов транспортировки и иные, неназванные маршруты, не подпадают под бремя КазТрансОйла. Также вызывает интерес «наем казахстанских и российских специализированных строительных и сервисных организаций для работы на объектах нефтегазовой промышленности обоих государств, а также третьих стран». Это может означать приоритетное положение российских специалистов в Казахстане (и наоборот).

 

III. Планы будущих нефтепроводов

 

В настоящее время в Казахстане, кроме КТК, рассматриваются и альтернативные маршруты экспортных трубопроводов:

 

Актау–Баку-Батуми (Транскавказский коридор). По участку Баку-Батуми уже транспортируется около 2 млн. т нефти в год. В соответствии с дополнительным соглашением о модернизации трубопровода, подписанным Казахстаном, Азербайджаном и Грузией, его пропускная способность возрастет до 10 млн. т.

 

Транскаспийский маршрут. Использование Транскаспийского маршрута позволит осуществить интеграцию с трубопроводом Баку-Джейхан. Стоимость проекта составляет $4 млрд., а пропускная способность - от 50 до 70 млн. т в год. По заявлению вице-президента КазТрансОйла К.М.Кабылдина, после подтверждения больших запасов углеводородов в казахстанском секторе Каспия и освобождения от налогов в транзитных странах, проект может стать коммерчески жизнеспособным. Этот маршрут поддерживается правительством США и связан с множеством геополитических факторов.

 

Казахстан-Китай. Китай является привлекательным рынком для Казахстана, так как спрос на нефть в регионе постоянно растет. По предполагаемому маршруту западноказахстанская нефть будет транспортироваться в западные районы Китая. Общая протяженность трубопровода составит около 2800 км, минимальная пропускная способность - 20 млн. т нефти в год. Завершено технико-экономическое обоснование проекта11. Однако проблемы тектонического характера, которые могут возникнуть при прокладке трубопровода в горных районах, увеличат стоимость этого проекта.

11 http://www.kaztransoil.kz/development/projects.html, 7 сентября 2001 г.

 

Южный маршрут. Этот маршрут, пролегающий через Туркменистан и Иран до терминалов Персидского залива, обеспечивает самый короткий путь транспортировки казахстанской нефти. Общая протяженность трубопровода составит 2137 км, пропускная способность – не менее 25 млн. т в год (для того чтобы возместить затраты на его строительство). По сообщению НКТН «КазТрансОйл», уже идет подготовка технико-экономического обоснования12.

12 Там же.

 

IV. КазТрансОйл и КазТрансГаз

 

КазТрансОйл

 

Управление нефтяными трубопроводами в Казахстане осуществляет ЗАО «КазТрансОйл», созданное в 1997 г. специальным постановлением Правительства13. Его основными функциями являются: (1) координация и управление транспортировкой нефти и нефтепродуктов внутри Казахстана, а также экспорта и импорта; (2) сотрудничество с нефтяными трубопроводными компаниями других стран по вопросам транспортировки углеводородов в соответствии с межправительственными соглашениями; (3) координация инвестиционной деятельности в отношении общего развития системы магистральных трубопроводов; (4) координация деятельности в вопросах научно-технического прогресса трубопроводного транспорта и внедрение новых технологий; (5) развитие внешнеэкономических связей.

 13Постановление Правительства Республики Казахстан «О реорганизации республиканских государственных предприятий «Южнефтепровод» и «Магистральные трубопроводы Казахстана и Средней Азии» № 461 от 2 апреля 1997 г.

 

КазТрансОйл имеет право на организацию, финансирование, проектирование, строительство и эксплуатацию магистральных трубопроводов для транспортировки углеводородов по территории Казахстана14. Это означает, что если какой-либо субъект экономической деятельности, отличный от КазТрансОйла, намеревается строить или эксплуатировать трубопровод или организовать его финансирование, то ему будет необходимо получить специальное разрешение Правительства. Следует отметить, что КазТрансОйл, являясь регулирующим органом, также обладает правами генерального Подрядчика по трубопроводной транспортировке нефти и газа, а это создает конфликт интересов.

studfiles.net

Транспортировка нефти Казахстана осуществляется в основном с помощью трубопроводного,

Транспортировка нефти Казахстана осуществляется в основном с помощью трубопроводного, а также железнодорожного транспорта. Морские перевозки рассматриваются в качестве одного из потенциальных способов сбыта казахстанской нефти по маршруту Актау - Баку (по Каспийскому морю). Чуть менее 2/3 суммарного объема экспорта казахстанской нефти осуществляется по трубопроводам, причем более 80% этого объема транспортируется через территорию России в основном по нефтепроводу Атырау-Саранск-Самара. Производство казахстанской нефти сконцентрировано на западе страны, и два трубопровода транспортируют ее на переработку и к экспортным трубопроводам России. В то же время центры потребления жидкого топлива расположены на востоке республики и практически не имеют трубопроводных связей с месторождениями нефти, что диктует необходимость осуществления импортных закупок нефти в России. Традиционным рынком сбыта казахстанской нефти является Европа, но при увеличении объемов экспорта на этот рынок Казахстан может столкнуться с рядом серьезных проблем. Если на западноевропейском рынке казахстанскую шельфовую нефть ожидает жесткая ценовая конкуренция и избыток совокупного предложения, то азиатское направление более перспективно по объему и структуре спроса.

Несмотря на то, что нефтяная индустрия Узбекистана ориентирована в основном на удовлетворение своих внутренних потребностей в жидком топливе, республика планирует свое участие в крупных международных нефтеэкспортных проектах. Так, Узбекистан подписал меморандум о взаимопонимании с Туркменистаном, Афганистаном и Пакистаном о возможности сооружения центральноазиатского нефтепровода, который сможет осуществлять подачу нефти из региона Центральной Азии в порты Пакистана. Кроме того, Узбекистан заинтересован участвовать в проекте по созданию нефтепровода из Казахстана в Китай.

В Туркменистане серьезно ощущается дефицит экспортных маршрутов и коммуникаций для транспортировки нефти и газа. При этом значительную активность в поиске и создании новых маршрутов для транспортировки нефтегазового топлива из республики проявляют зарубежные компании и финансовые институты, готовые инвестировать средства в создание нефтегазоэкспортной инфраструктуры.

До 1993 г. у Казахстана имелся только один вариант транспортировки нефти на экспорт - по нефтепроводу Атырау-Самара в Россию, причем, с крайне невысоким объемом экспортных квот. С тех пор ситуация кардинально изменилась: введен в строй нефтепровод КТК с пропускной способностью 28 млн тонн в год при планируемом расширении до 67 млн тонн в год. Сегодня Казахстан заинтересован в многовекторности своих экспортных нефтяных маршрутов, идет работа по диверсификации экспортных направлений для казахстанской нефти. Казахстан ведет строительство трубопроводов в Китай, причем поставки нефти в КНР уже осуществляются. Недавно вступивший в строй нефтепровод из казахстан­ского Атасу в китайский Алашанькоу дал Казахстану прямой выход на ги­гантские азиатские рынки. К 2015 году мощность нефтепроводной системы из Казахстана в Китай достигнет 40 млн тонн в год, при этом Китай готов покупать еще больше казахстанской нефти.

Не исключено появление в будущем иранского маршрута, в частности, речь идет о транзите нефти из Казахстана через территорию Туркменистана до Ирана и других стран Персидского залива. Кроме того, реализация идеи о строительстве центральноазиатского нефтепровода может обеспечить поставки казахстанской нефти в Пакистан и ряд других государств. Казахстан заявил о намерении участвовать в проекте нефтепровода Одесса – Броды – Плоцк – Гданьск. Какому маршруту отдаст Казахстан предпочтение, будет зависеть от нефтяной рыночной конъюнктуры и затрат на транспортировку нефти. Однако пока еще потоки казахстанской нефти направлены больше на Россию, поскольку в отличие от Азербайджана инфраструктура и общая протяженная граница вынуждают Казахстан в ближайшем будущем экономически сосуществовать с Россией.

Конкурентом нефтепровода КТК теперь является нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) в обход России, в заполнении нефти которого будет участвовать Казахстан - с 2008 года по трубопроводу пойдет и нефть с крупнейшего казахстанского месторо­ждения Кашаган. Ведется работа над созданием соответствующей нормативно-правовой базы по проекту транспортной системы Актау-Баку-Тбилиси-Джейхан, определяющей условия транспортировки казахстанской нефти из Актау в Баку и далее по нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейхан.

Во второй главе диссертации обобщены негативные факторы развития нефтяной промышленности Центральной Азии, выявлены экономические и правовые барьеры в нефтяном комплексе региона, особенности производства и торговли нефтью, отрицательно сказывающиеся на развитии нефтяной отрасли, а также представлены центробежные тенденции в регионе Центральной Азии.

Прежде всего, отметим общие неблагоприятные факторы развития экономики стран ЦАР. Это частые изменения национального законодательства в сфере внешней торговли, что не способствует устойчивой работе нефтебизнеса, усиление администрирования в нефтяной сфере, применение тарифных и нетарифных барьеров на пути товарных потоков. В странах ЦАР усиливается преобладание чисто фискальных подходов к нефтяному бизнесу, отсутствие продуманной системы налогообложения. Основными проблемами нефтяной отрасли стран ЦАР остаются старение основных фондов, нехватка добывающих, нефтеперерабатывающих и транспортных  мощностей, еще очень слаба правовая база недропользования, недостаточная транспарентность нефтяного комплекса. Зарубежные инвесторы продолжают считать риски для капиталов в регионе высокими. Среди наиболее существенных факторов этих рисков отмечается нерыночная конкуренция и риск потери собственности, иногда даже на законном основании.

К основным особенностям нефтегазовой отрасли большинства государств Центральной Азии относятся монополизм или отсутствие реальной конкуренции на нефтяном рынке, наличие доминирующей в отрасли нефтяной/нефтегазовой государственной компании, масса ограничений для частного и иностранного капитала, протекционизм, непрозрачность нефтегазовой статистики и информации, а также высокие политические и экономические риски для отраслевых инвесторов. В странах ЦАР велика доля госрегулирования и участия государства в нефтяной отрасли, интересы бизнеса не имеют определяющего значения в нефтегазовом секторе.

Одной из особенностей стран Центральной Азии является то, что в них большое влияние на развитие нефтегазового комплекса играет конкуренция элит, которые ведут борьбу за контроль над нефтегазовым комплексом или государственной нефтегазовой компанией, что затрудняет принятие решений. При этом часть политической элиты лоббирует более тесную кооперацию с США и ЕС в нефтегазовом комплексе, а другая часть – наоборот, попытается сделать ставку на союз со странами Азии, Китаем и Россией. Энергетическая политика, в том числе и внешняя в большой степени диктуется частными интересами отдельных чиновников или деловых структур, что по существу одно и то же. Конкуренция властных и экономических кланов между собой приводит к отсутствию у стран региона общего направления на достижение общенародных целей, ведет к конкуренции элит за раздел и контроль над нефтегазовым «пирогом». При этом государственные нефтегазовые компании обладают большей бесконтрольностью и самостоятельностью, чем контролируемый властью, вымуштрованный частный бизнес. Внешняя энергетическая стратегия стран ЦАР ориентирована преимущественно на проекты по экспорту нефти и газа, лишь Казахстан и то в недостаточной мере пытается наращивать перерабатывающие и сбытовые активы, в том числе за рубежом. Что касается экспорта нефти, то практика поставок по долгосрочным контрактам ставит страны ЦАР в зависимость от конкретных рынков сбыта, что сказывается на их энергетической безопасности.

В большинстве стран ЦАР ценообразование на нефть и нефтепродукты рыночным практически не является, а носит административный характер. При отсутствии свободного цивилизованно­го рынка цены внутреннего нефтяного рынка в большинстве стран ЦАР реально формируются государством. Так, в Казахстане определение ценовой политики в отношении нефти и нефтепродуктов входит в компетенцию правительства. Экспортные цены на нефть и нефтепродукты также по существу определяются административно правительством или правительственными уполномоченными службами и жестко регулируются. Вместе с тем отметим, что внутренние цены на топливо в ЦАР также растут вслед за мировыми и с ростом мировых цен на нефть и нефтепродукты экспорт становится более привлекательным.

Существенным фактором роста цен на нефть и нефтепродукты в странах ЦАР стала фискальная государственная политика в отношении нефтяной отрасли, которая формировалась на фоне значительного роста цен на мировом рынке. В настоящее время по существу система налогообложения нефтяной отрасли стран Центральной Азии является фискальной и не стимулирует инвестиции в развитие и модернизацию отрасли. Она выражается в повышении налоговых изъятий, то есть в основу налоговой политики заложена идея получения максимального эффекта и денежных поступлений в бюджет.

Центробежные политические тенденции на пространстве бывшего СССР отрицательно сказываются на кооперации в нефтяной сфере стран ЦАР. В настоящее время еще продолжается формирование национальных моделей нефтегазового бизнеса стран Центральной Азии, и сегодня они строят «стратегические» отношения не только с Россией, но и с другими мировыми центрами влияния. Поиски путей и векторов развития есть у Узбекистана, обладающего достаточной энергетической базой, закрытого от мира и ведущего свою игру автаркии Туркменистана, у заигрывающего с Ираном Таджикистана, а также Киргизии, открытой для Запада в обмен на прощение государственного долга. В меньшей степени это касается Казахстана, претендующего не только на лидерство в ЦАР, но и в СНГ.

Борьба за Центральную Азию таких центров силы как Россия-Китай-США-ЕС становится все жестче. Соперничество в регионе сводится к контролю над углеводородами и трубопроводами. Однако в борьбу вступили также исламские страны, прежде всего Иран, а также быстрорастущая Индия, экономика которой все больше потребляет энергоресурсов, а еще государства Юго-Восточной Азии. Единоличного лидера (Россия--КНР или США) в отношениях со странами ЦАР теперь уже нет. Страны региона сотрудничают с каждым из внешних партнеров, не боясь рассориться из-за этого с остальными. В казахстанской нефти особо заинтересован Китай, собственные запасы которого при нынешних темпах разработки могут исчерпаться через 10-15 лет. Однако экспансия Китая еще впереди, сегодня КНР предъявляет особые права на доминирующие позиции в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Конкуренция великих держав за нефть Казахстана дает ему возможность поиграть на этом в политических и экономических переговорах. Также пытается вести себя и Туркменистан, хотя его возможности более ограниченны, ибо интерес к туркменским углеводородам Китая и США сдерживается целым рядом причин, включая технологические особенности транспортировки. Поэтому пока что главным партнером Туркменистана в энергетической сфере остается Россия. Влияние России в регионе остается устойчивым, впрочем, на центральноазиатском рынке появляются новые игроки, например Европа, которая пока лишь заявляет о своих намерениях, но готова к их постепенной реализации. Япония также предложила с 2003 года формат сотрудничества «Япония + Центральная Азия».

В настоящее время на постсоветском пространстве продолжается параллельное строительство нескольких надгосударственных образований с участием стран ЦАР, среди которых ЕврАзЭС и ЕЭП. Что касается сотрудничества в рамках весьма влиятельной Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), где азиатские страны СНГ присутствуют в полном составе (кроме Туркмении), то здесь следует опасаться усиливающегося влияния Китая. «Перетягивание» Китаем государств ЦАР на себя в политической и экономической сфере, включая нефтегазовую отрасль, ослабляет позиции России в данном регионе.

Казахстан уже давно имеет "особую позицию" практически по всем последним действиям России в рамках ШОС, территориального раздела Каспия. В экспорте казахстанских углеводородов доля СНГ мала, к примеру, в 2005 г. доля стран СНГ составила менее 3%, а казахская нефть в основном экспортируется в страны дальнего зарубежья. Отдельные страны ЦАР стремятся с энергетической независимости от России, также как страны СНГ пытаются диверсифицировать свои нефтепотоки и стать менее зависимыми от поставок российской нефти путём экспорта нефти из государств Центральной Азии. Так, Украина рассчитывает уменьшить энергозависимость от Рос­сии за счет нефти Казахстана, а Азер­байджан предлагает Казахстану использовать нефте­провод Баку-Тбилиси-Джейхан, привлекая Казахстан возможностью снизить зависимость этой страны от России в лице Каспийского трубопроводного консо­рциума (КТК). Свидетельством центробежных тенденций на постсоветском пространстве является участие стран СНГ в нефтетранспортных проектах в обход России и других стран СНГ. Это наносит ущерб обеспечению энергетической безопасности стран ЦАР, России и других государств СНГ.

В третьей главе автором предложены пути повышения конкурентоспособности нефтяной индустрии Центральной Азии, усиления ее роли в мировом нефтеобеспечении, основные направления развития нефтегазового комплекса региона и конкретные экономические механизмы для проектов добычи и транспортировки нефти. Здесь подробно рассмотрены возможные варианты развития взаимосвязей и взаимодействия государств региона в нефтяной сфере, а также перспективы развития нефтекомплекса Центральной Азии.

Для развития нефтяного сектора странам Центральной Азии необходимо усилить надежность и стабильность поставок нефти, принять меры по энергосбережению и росту эффективности использования нефти. Развитию нефтедиалога в регионе будет содействовать устранение необоснованных законодательных, таможенных и других барьеров, повышение прозрачности и открытости нефтяной отрасли, углубление диалога производителей, транзитеров и потребителей нефти в регионе, в том числе путем обмена активами.

Государствам ЦАР пора перенацеливать нефтегазовый комплекс с увеличения объемов добычи на повышение качества и глу­бины переработки нефти. Использование нефти и газа внутри стран ЦАР на развитие высокотех­нологичных отраслей (нефтехимии, нефтепереработки) дает в десятки раз превосходящий эффект, чем от прода­жи нефти за рубеж. Но такая реструктуризация экономики не должна осуществляться в ущерб нефтегазово­му сектору, именно неф­тегазовая отрасль остается «дойной коровой», обеспечивает приток экспорт­ной выручки и доходов стран-производителей нефти.

Проблемы отношений между государством и бизнесом в энергетике, роли государства в развитии нефтегазового сектора в новых рыночных условиях остаются актуальными для ЦАР. Государство может дать реальные гарантии того, что энергоресурсы будут использоваться по оговоренным правилам и без ущерба стране, оно в состоянии регулировать соотношения между энергоносителями в топливно-энергетическом балансе страны. Как показывает опыт, госсоб­ственность на недра в нефтяной промышленности благоприятствует такому регу­лированию режима эксплуатации месторождений нефти, который обеспечивает их глубокую выработку и снижает потери для страны, обладающей природными ресурсами. Необходима более активная реализация государством своих прав собственника нефтяных ресурсов через условия предоставления лицензий на разработку месторождений, налоговую систему.

С другой стороны, важным направлением государственной деятельности в нефтяном комплексе ЦАР, является стимулирование бизнеса к ве­дению оптимальной добычи с помощью внедрения более гибкой налоговой системы. Пора переходить от монопольно-олигополистической модели нефтяного комплекса к модели с домини­рующей компанией и конкурирующих с ней остальных нефтяных компаний. Государству стоит отказаться от поддержки только крупных компаний и соз­дать условия для участия в неф­тедобыче малых и средних компаний. Важнейшей задачей для стран ЦАР является выработка механизмов взаимовыгодного сотрудничества между государством и частными инвесторами в процессе развития инфраструктуры для транспортировки энергоресурсов. Контроль государства за социальной направленностью использования нефтяных богатств не исключает наличия общих интересов государства и бизнеса в энергетике. Власть заинтересована в обеспечении благоприятных внутренних и внешних условий для развития бизнеса в нефтяной сфере.

По нашему мнению, существенно ускорить развитие экономики стран региона может активная интеграция нефтяного комплекса ЦАР в мировую экономику, партнерство с зарубежным нефтяным бизнесом, создание транснациональных корпораций. Стоило бы активней осуществлять международные проекты с участием иностранного капитала, стимулировать вложения частного капитала в крупные нефтяные проекты, включая строительство транспортных мощностей для продвижения на мировые рынки.

Привлечению частных и иностранных инвестиций в новые крупные нефтегазовые проекты в Центральной Азии, укреплению положения и роли Центральноазитаского региона в мировом нефтеобеспечении будет способствовать большее открытие национального нефтерынка для иностранных инвесторов, совершенствование финансовой инфраструктуры, создание современного платежного механизма и валютного обмена, а также нефтяной биржи. Нами предлагается использование современных финансово-экономических инструментов в добыче, переработке, экспорте и торговле жидким топливом, внедрение эффективных механизмов частно-государственного партнерства (ЧГП), в том числе таких хорошо зарекомендовавших себя в мировой практике как создание совместных и смешанных предприятий, соглашения о разделе продукции (СРП), концессии, лизинг, проектное финансирование и др.

В Казахстане использовались две формы партнерства с инвесторами-недропользователями - концессионная форма контракта и соглашения о разделе продукции, однако теперь осваивать каспийские месторождения намечено также через создание совместных предприятий (СП). Узбекистан наряду с СРП также все чаще стал внедрять в практику создание совмест­ных предприятий. В государственной инвестиционной политике Узбекистана усиливается тенденция, нацеленная на увеличение роли национальной компании (НХК) «Узбекнефтегаз» в нефтегазовых проектах и получение большего контроля над иностранными инвесторами.

Энергетическая взаимозависимость стран ЦАР довольно высока, причем организация эффективной и выгодной для всех стран региона торговли энергоносителями является для них жизненной необходимостью. Возможность и эффективность кооперации и интеграции в энергетике обусловлена неравномерностью распределения нефтяных запасов, взамодополняемостью нефтяных комплексов отдельных стран. В одних странах есть нефтяное сырье (Казахстан, Туркменистан, Узбекистан) или электроэнергия (Таджикистан, Киргизия), у других – нефтеперерабатывающие заводы (Казахстан), у третьих могут быть инвестиции и капиталы для создания в регионе энергопроизводственных мощностей. На наш взгляд, в повышении эффективности взаимообеспечения нефтью и нефтепродуктами огромную роль может сыграть региональная и отраслевая интеграция в ЦАР. При этом отраслевая интеграция в нефтегазовой сфере может стать основой экономического объедения государств региона. Мировой опыт оказывает, что ЕС, НАФТА, МЕРКОСУР и многие другие удачные экономические и таможенные союзы создаются для расширения торгово-экономических связей, повышения эффективности и конкурентоспособности национальных экономик, когда в условиях глобализации и нарастания международной конкуренции практически невозможно изолированное развитие отдельных государств.

На пространстве бывшего СССР был создан целый ряд интеграционных союзов, куда входят страны Центральной Азии. Это Содружество Независимых Государств, Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), Единое экономическое пространство (ЕЭП), отдельные государства входят также в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС). В 2006 г. ЕврАзЭС расширилось за счет вступление в нее Узбекистана, значительным событием стало также слияние организации «Центрально-Азиатское сотрудничество» (ЦАС) и ЕврАзЭС. Из новых союзов, имеющих хороший потенциал и перспективы для стран Центральной Азии, мы отмечаем Шанхайскую организацию сотрудничества, в которую входит Китай, Россия, Киргизия, Казахстан, Таджикистан и Узбекистан. Как считают некоторые эксперты, объединение ЕврАзЭС и ШОС со временем может привести к созданию одной из наиболее влиятельных организаций в Евразии.

В работе отвергается утверждение о том, что интеграция в странах ЦАР должна проводиться лишь «сверху». В современных условиях политического плюрализма стран региона, разновекторности их развития, более реальна и возможна интеграция «снизу». Это интеграция на уровне бизнеса, отраслевая интеграция, в частности в нефтяной сфере, которая станет базой для общей интеграции стран Центральной Азии или в рамках СНГ. Однако интеграция «снизу» в Центральной Азии возможна при желании «верхов», поскольку местный менталитет предопределяет большое уважение к мнению начальства и огромное преклонение перед высшим руководителем.

Поскольку Казахстан не хочет быть «донором» своих соседей, а остальные страны отказываются быть зависимыми от сильного лидера, для региона подходит «мягкая модель интеграции» без явного лидера (модель Евросоюза). Однако при этом страны-потребители энергоресурсов региона ЦАР должны будут отказаться от «нахлебнической» политики в энергетике и получать энергоресурсы по рыночным, а не дисконтным ценам, как и предписывает режим ВТО. Еще более вероятно расширение интеграции с ШОС. В любом случае в ближайшей перспективе сохранение региональной интеграции в новой современной форме будет объективно необходимым для стран ЦАР. Они еще слишком слабы и не готовы к индивидуальному вхождению в глобализованное мировое сообщество, а в региональном союзе легче будет противостоять мировой конкуренции, выходить на внешние рынки. Что касается геополитической многовекторности отдельных стран ЦАР и их возможного участия в различных группировках, то, автором утверждается, что создание ими единого энергетического пространства совместимо с планами отдельных стран региона строить отношения с ЕС и США, КНР и азиатскими альянсами. Многие страны мира входят в целый ряд объединений, что не снижает эффективность их кооперации с другими странами мира. При этом создание современной региональной интеграции в регионе совсем не будет означать изоляцию от внешнего мира. Как показывает опыт других объединений (ЕС, НАФТА, АСЕАН, АТЭС), они активно сотрудничают.

Локомотивом интеграции стран Центральной Азии может стать нефтегазовая отрасль, поэтому необходимо развивать интеграцию в нефтяной сфере. Топливно-энергетический комплекс и, прежде всего нефтяная отрасль может стать основой объединительных процессов государств региона. Возможностей и предпосылок сотрудничества в нефтяной отрасли региона также вполне достаточно. Это различный уровень обеспеченности республик ЦАР нефтяными ресурсами, а также неоднородность их распределения. Страны ЦАР являются традиционными давними рынками сбыта, на протяжении многих лет у них налажены кооперационные связи в нефтяной сфере, остается взаимная дополняемость производственно-транспортных цепочек в нефтяной отрасли. Существенным инструментом экономической интеграции является создание в Центральной Азии межгосударственных нефтегазовых корпораций (ТНК), поскольку они способствуют интеграционным процессам в экономике региона, при этом нефтяные транснациональные корпорации стран ЦАР будут служить проводниками интересов региона на мировом нефтяном рынке.

Для осуществления процессов интеграции в нефтяной отрасли региона потребуется создание в рамках ЦАР отраслевого межгосударственного объединения предприятий энергетической/нефтегазовой/нефтяной промышленности. Интеграция стран Центральной Азии должна активизировать деловые инициативы бизнеса «снизу», которые ведут к объединению капиталов на микроуровне, что позволяет осуществлять отраслевую интеграцию. В свою очередь активизация деловых связей, создание совместных компаний, а также кооперация на уровне производств и отраслевых союзов будут способствовать преодолению межгосударственных административных и политических барьеров на пути общей интеграции стран Центральной Азии. Таким образом, отраслевая экономическая интеграция в нефтегазовой сфере постепенно может привести к промышленной и экономической интеграции.

В качестве одной из ключевых задач государств ЕврАзЭС является образование Единого энергетического пространства, сотрудничество в секторе энергетики является также ключевой областью экономического сотрудничества и между странами ШОС. Поэтому объединение усилий в рамках единого энергетического пространства стран ШОС и ЕврАзЭС позволит успешно конкурировать с другими странами и регионами, создать эффективную систему энергетической безопасности крупнейшей межрегиональной организации с развитой энергетической инфраструктурой.

В перспективе страны ЦАР могут вовлечь в оборот нефтегазовые ресурсы Каспия, что усилит экспортные возможности государств Центральной Азии. Прогнозные запасы нефти Прикаспия - около 100 млрд. баррелей, причем больше половины залегает на казахстанском шельфе Каспия. Можно предположить, что транспортировка углеводородов, удаленность от основных рынков сбыта, отсутствие прямого выхода к открытому морю и необходимость транзита добытой нефти через территории третьих стран останутся в перспективе одной из самых острых проблем реализация экспортных проектов освоения нефтегазовых ресурсов Центральной Азии.

Важным фактором развития энергетики стран ЦАР станет нефтесбережение, как элемент общей системы энергосбережения. Странам ЦАР необходимо в перспективе стремиться к созданию в топливно-энергетическом балансе равных пропорций отдельных видов топлива (угля, газа, нефти), а также наращивание альтернативных и возобновляемых источников энергии.

Экспортный вариант развития нефтяной отрасли странам ЦАР выгоден в ближайшей перспективе, поскольку это дает возможности пополнять бюджет, поэтому важнейшая задача заключается в наращивании экспорта энергоресурсов, улучшении его структуры и повышении его эффективности. Однако развитие нефтепереработки и нефтехимии позволит увеличивать стоимость экспортированных нефтепродуктов и получать больше прибыли, использовать нефть для изготовления топлива и масла, производстве товаров ширпотреба и т.д. В дальнейшей перспективе на первый план должно выйти обеспечение внутренних потребностей страны, улучшение энергообеспеченности граждан стран ЦАР, повышение уровня потребления нефти на душу населения в государствах Центральной Азии.

В четвёртой главе диссертации исследованы перспективы участия стран Центральной Азии на мировых рынках нефти, в частности, укрепление связей в нефтяной сфере с государствами СНГ и возможности региона в обеспечении нефтью стран Дальнего зарубежья.

Страны Центральной Азии являются членами Содружества Независимых государств (СНГ), при этом три государства Центральной Азии входят в число крупных производителей нефти СНГ. Транспортная сеть и топливно-энергетический комплекс государств ЦАР изначально создавались как составные части единой экономической системы, и сегодня их экономики по-прежнему остаются взаимодополняемыми и взаимозависимыми. Около половины экспорта казахстанской нефти ориентировано на страны СНГ, партнерские отношения и взаимовыгодное сотрудничество связывают Казахстан с российским ОАО "АК "Транснефть", а также украинскими и белорусскими коллегами из ОАО "Укртранснафта" и "Гомельтранснефть "Дружба". Казахстан значительную часть своей нефти поставляет на российские предприятия, а в обмен получает российскую нефть, пригодную для переработки на своих заводах. У России и Казахстана остались старые связи по линии кооперации по нефтепереработке: часть сырья отправляется на переработку в Россию, а НПЗ в казахском Павлодаре снабжается сырьем, поступающим по нефтепроводу из Западной Сибири. Нефтеперерабатывающие заводы Узбекистана также получают сырье для переработки из России по нефтепроводу из Омска.

В настоящее время российский капитал в странах Центральной Азии преимущественно представлен именно в нефтегазовом и энергетическом секторах. Россия пользуется своим монопольным положением страны-экспортера, добытчика нефти и монопольного хозяина разветвленной системы трубопроводов, минуя которую практически невозможно транспортировать нефть и газ из Центральной Азии в Европу. Российский нефтяной бизнес пытается укрепить свои геополитические позиции, ориентируя на себя нефтегазовые потоки государств Центральной Азии, развивая региональную нефтегазотранспортную инфраструктуру, создавая совместные предприятия и осуществляя производственные проекты в нефтегазовой отрасли. Вместе с тем, уровень российских инвестиций в ЦАР все еще остается низким, сохраняется неэффективная система таможенного контроля поставок нефтегазовых ресурсов, до сих пор не выработаны единые подходы по формированию тарифов на их транзит. Существуют экономические проекты, в которых российское участие в большей мере определяется не коммерческой целесообразностью, а политической необходимостью. В настоящее время Россия выстраивает более прагматичную систему взаимоотношений со странами СНГ и ЦАР, а экономические механизмы заменяют политические.

Казахстан является активным сторонником сохранения СНГ, формирования общего энергетического рынка в рамках ЕврАзЭС и ЕЭП, стремится к проведению согласованной политики в сфере транспортировки нефти и газа. Роль Казахстана на постсоветском пространстве возрастает вместе с ростом добычи нефти и газа. Несмотря на то, что США и Китай ведут противоборство за право сотрудничать с Казахстаном в нефтегазовой сфере, у России все же пока больше шансов на успех в этом единоборстве. Казахстан остается пока в пророссийской зоне влияния, хотя под нажимом иностранных инвесторов вполне может переориентироваться на другие направления. В Казахстане присутствуют три российские компании - ЛУКОЙЛ, "Роснефть" и "Газпром", которые принимают участие в разработке ряда месторождений, в том числе крупного шельфового месторождения “Курмангазы”. Россия и Казахстан подписали документ, определяющий принципы взаимодействия в области освоения нефтегазовых ресурсов дна Каспийского моря. Несмотря на снижение транзитной роли России в экспорте казахстанских углеводородов, и в будущем российское направление остается для Казахстана одним из основных векторов экспорта нефти. В свою очередь казахская госкомпания «КазМунайГаз» (КМГ) намерена направить около 1 млрд долл. на приобретение месторождений и покупку добывающих активов в России.

В Узбекистане между ОАО «ЛУКОЙЛ» и НХК «Узбекнефтегаз» был подписан СРП по освоению месторождений Кандымской группы, Хаузак и Шады. Вложения в данный проект, реализация которого намечается в течение 35 лет, со стороны ЛУКОЙЛа составят около 1 млрд долларов. Для России гораздо выгоднее вести добычу углеводородов в Узбекистане, нежели вкладывать немалые ресурсы на месторождениях Сибири и Дальнего Востока, поскольку там, уровень требуемых капиталовложений значительно выше. Россия хотела бы получить долю в национальной компании "Узбекнефтегаз", 49% которого в соответствии с программой приватизации предназначено для реализации иностранным инвесторам. Туркменистан также остается дружественным России государством, в том числе в энергетической сфере, чему даже не очень мешает закрытость этой страны и непредсказуемость его руководства.

Страны Центральной Азии играют существенную роль в энергообеспечении Европы. Центральноазиатский регион представляет собой потенциальный источник энергоносителей, способный диверсифицировать поставки нефти и ослабить зависимость потребителей Европы от стран Ближнего Востока. Растет также транзитное значение государств Центральной Азии в обеспечении углеводородами ЕС в связи с активным развитием нефтегазовых месторождений Каспийского региона. В странах ЦАР активно работают зарубежные компании, которые нацелены на поставки нефти в свои страны. Европа остается важнейшим рынком нефти из стран ЦАР, но у экспорта нефти из Центральной Азии в Европу есть немало проблем, включая загруженность турецких проливов. Кроме того, за транспортировку нефти в ЕС существует конкуренция между странами СНГ, к примеру, конкуренция российской и каспийской, прежде всего, казахстанской нефти. Энергетическая политика ЕС в перспективе будет направлена на диверсификацию источни­ков поставок нефти, при этом можно предположить, что ЕС постарается получать нефть Каспия и Центральной Азии в обход России, Молдовы, Украины и Белоруссии. ЕС желает расширить свое присутствие в Центральной Азии прежде всего за счет Казахстана, который ежегодно обеспечивает до 20% всего импорта газа и нефти, поставляемого в странах ЕС. Узбекистан также весьма активно привлекает европейские инвестиции в нефтяной сфере, причем в последнее время с западными компаниями Узбекистан практикует вариант создания с ними совместных предприятий по добыче нефти и газа.

У стран Центральной Азии есть также крупные проекты по транспортировке нефти в восточном направлении, они нацелены на Китай и выход к морским портам для доставки нефти в Тихоокеанский регион. Регион Центральной Азии занимает промежуточное положение между Россией и крупными азиатскими державами – Китаем и Индией, которые в будущем могут быть основными потребителями энергоресурсов мира. Китай и другие страны Востока могли бы принять активное участие в разведке, разработке, добыче и транспортировке нефтегазовых ресурсов ЦА на взаимовыгодных условиях.

Завершается прежнее доминирование России на энергорынке ЦАР, а новым вектором притяжения становится Китай. Помимо проектов добычи нефти Китай очень заинтересован в прокладке нефтепроводов, дело в том, что в нефти КНР нуждается больше, чем в газе. Если в России нефтяные проекты КНР продвигались туго, то Казахстан, напротив, приветствовал передачу нефтегазовых активов в руки китайских инвесторов. В настоящее время в Казахстане работают две китайские нефтегазовые компании: CNPC и Sinopec. Активность Китая в Казахстане растет, Китайская национальная нефтяная корпорация CNPC с 1997 года инвестировала в Казахстан около 10 млрд. долл., начались поставки нефти из Казахстана в Китай по новому трубопроводу Атасу-Алашанькоу-Душаньцзы. Китай рассчитывает прокачивать по нему, в основном, нефть, которую будут добывать в Казахстане китайские и казахские компании. Открытие нефтепровода Казахстан – Китай означает, что впервые Казахстан открыл восточный маршрут для своей нефти – раньше она шла лишь на Запад, а Китай впервые в истории начал получать нефть по нефтепроводу. Запуск нефтепровода в Китай означает для Казахстана диверсификацию направлений экспорта нефти и некоторое ослабление зависимости от ее транзита через российскую территорию. Скорое всего это не единичный китайско-казахский проект, а начало создания новой трубопроводной системы, в которой в том или ином виде будет участвовать несколько государств Центральной Азии.

В Узбекистане КНР также намерена опередить российские и другие нефтяные и газовые компании, которые пока боятся инвестировать в эту республику. Проникновение в Узбекистан является частью стратегии китайских нефтегазовых компаний по расширению своего присутствия в странах Центральной Азии и укреплению своих позиций в мире.

Падающая добыча, а также неуспех в энергетических проектах в России, вынуждает Индию ориентироваться на активную деятельность в других развивающихся странах, в частности в Казахстане. На дальнейшее укрепление сотрудничества Индии с центральноазиатским регионом направлена инициатива так называемого "Нового Шелкового пути индийской внешней политики". Для Индии страны Центральной Азии являются огромным потенциальным рынком сбыта промышленной продукции, а также перспективным источником топливно–энергетических ресурсов и полезных ископаемых. Центральноазиатский регион является также удобным "коридором" для транспортировки индийских товаров в Россию, страны СНГ и другие государства Европы.

У Ирана нет других крупных иностранных партнеров кроме России, Китая и потенциально – некоторых государств Центральной Азии. Иранский путь транспортировки казахстанской нефти в Европу является самым экономичным, но по политическим причинам, из-за давления некоторых западных стран, проект так и не запущен.

Япония также хотела бы также создать в регионе противовес энергетическому влиянию Китая и России. Япония и 4 республики Центральной Азии (Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан) провели переговоры о создании новых путей доставки нефти, природного газа и сырья из этого региона на мировые рынки через Афганистан к Индийскому океану. В рамках туркмено-японского комитета по экономическому сотрудничеству наметилось партнерство Японии и Туркмении в нефтегазовой сфере. Среди перспективных направлений двустороннего сотрудничества реконструкция и модернизация Сейдинского нефтеперерабатывающего завода и освоение нефтегазовых месторождений туркменского участка шельфа Каспия.

В заключении отражены основные выводы автора.

Список опубликованных работ по теме диссертации:

  1. Центральная Азия – новый центр нефтеснабжения. – М.,Вестник научной информации, ИЭ РАН, 2006, №2. –0,7 а. л.

  2. Нефтяной комплекс Центральной Азии: между прошлым и будущим.- М., Вестник научной информации, ИЭ РАН,2006,№3.-0,5 а.л.

  3. Центральная Азия – восточное направление сотрудничества. – М., Вестник Университета ГУУ, 2007, №8.

1ЦАР включает Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан

refdb.ru

«После 2020 года можно ожидать строительства нового нефтепровода»

Добыча нефти в Казахстане может вырасти с 81 млн до 130 млн тонн после 2020 года.

14 Февраля 2017 18:27 Автор: Куралай Абылгазина

Нефтяной дождь над Казахстаном усилится

Каспийский трубопроводный консорциум реализует проект расширения с экономией и завершит выплаты по обслуживанию долга к 2020 году.  О перспективах новых экспортных маршрутов и качестве казахстанской нефти в интервью abctv.kz рассказал заместитель генерального директора по связям с правительством Республики Казахстан АО «КТК-К» Каиргельды Кабылдин.

- После 2022 года на месторождении Тенгиз будут добывать дополнительно 12 млн тонн нефти в год после завершения проекта расширения. Кроме этого, уже запущенный Кашаган будет увеличивать производство. Потребуется ли строить новые мощности для экспорта нефти?

- На сегодня в Казахстане созданы мощности для транспортировки на 95 млн тонн нефти: КТК (Каспийский трубопроводный консорциум) - 50 млн тонн, нефтепровод «Атырау-Самара» - 15 млн тонн, порт Актау - 5-10 млн тонн, китайское направление (нефтепровод Казахстан - Китай) - 20 млн тонн. Если будет реализовано полное развитие Кашагана и завершено расширение ТШО («Тенгизшевройл»), то после 2020 и ближе к 2030 году мы получим около 130 млн тонн (нефти в год, добыча – прим.). Получается, около 20 млн тонн нефти не вместится в существующие мощности. Ранее по этому вопросу уже были переговоры и консультации. Тогда пришли к мнению, что будет создаваться новая система Kazakhstan Caspian Transportation System, KCTS (Казахстанско-Каспийская система транспортировки, ККСТ) в направлении Актау – Баку - Джейхан. Будет расширяться китайское направление до 20 млн тонн. Компания Chevron заявила о своем интересе и потенциальном участии в ККСТ года три-четыре назад. «Тенгизшевройл» завершит full development (проект расширения – прим.) к 2022 году. То есть после 2020 годов можно ожидать строительства новой системы.

- Будут ли пересмотрены тарифы на прокачку нефти через КТК в 2017 году? Как они формируются у КТК-К (Казахстан) и КТК-Р (Россия)?

- Тариф КТК утверждается акционерами. На сегодняшний день это 38 долларов за тонну от Тенгиза до Черного моря. Он распределяется между КТК-К и КТК-Р в соотношении 75/25 в зависимости от протяженности трубопровода на территории стран и по объемам перекачки. То есть из 38 долларов Казахстан получает 25% (для целей налогообложения) и 75% уходит России (для целей налогообложения). КТК условно разделен на два юридических лица (КТК-К и КТК-Р), а в целом у трубопровода общие акционеры. Мы (Республика Казахстан – прим.) являемся акционерами и в КТК-Р, как и Россия, имеют долю в КТК-К.

Решение о пересмотре тарифов принимают акционеры и в зависимости от потребностей. На сегодня КТК самостоятельно финансирует проект расширения стоимостью 5,4 млрд долларов. Кроме того, консорциум выплачивает займы по первоначальному строительству трубопровода: в 2015 году выплачено 1,5 млрд (долларов – прим.), за 2016 год – 1,2 млрд (долларов – прим.). К 2018-2020 году КТК выплатит все займы. Поэтому необходимости увеличивать тариф, как вы видите, нет. Тем более если объемы (транспортировки нефти – прим.) увеличатся, у КТК увеличатся доходы. Можно даже и снижать тариф, может быть, в какой-то период придется.

- Поступали ли заявки от неакционеров КТК на прокачку нефти?

- Нет, приоритетное право на пользование пропускными способностями трубопровода имеют только акционеры. Действует целый каскад или «водопад» распределения (объемов прокачки – прим.). Если один акционер отказывается, то он не может передать это право третьей стороне, он обязан передать другому участнику КТК. Если все акционеры откажутся, то тогда они могут рассмотреть возможность запустить третью сторону, но уже на коммерческих условиях. Тариф будет не 38 долларов за тонну, а 40-50 долларов условно. В основном акционерами КТК являются участники крупных нефтяных проектов: Тенгиз – Chevron, Exxon, «ЛУКОЙЛ»; Карачаганак – Agip, BG, Chevrom, «ЛУКОЙЛ», «КазМунайГаз»; Кашаган – участники проекта являются акционерами КТК, кроме Inpex и Total. При строительстве было запланировано, что КТК станет специализированной экспортной системой в первую очередь для Тенгиза, Карачаганака и сейчас для Кашагана. Первая очередь Кашагана полностью будет удовлетворена транспортными возможностями КТК.

- Может ли стоимость проекта расширения КТК быть пересмотрена?

- Акционеры утвердили проект расширения стоимостью 5,4 млрд долларов. По графику освоения капитальных затрат КТК идет с экономией. Поэтому повышения стоимость проекта расширения не ожидается.  

- По данным КТК, Кашаган подал заявку на прокачку 10,4 млн тонн нефти в 2017 году. Однако по прогнозам министерства энергетики, с месторождения планируется добыть только 5 млн тонн. Почему такая разница?

- Это заявка, и мы 10 млн тонн готовы принять. Остальное зависит от добывающей компании. Заявить заявили, они за это не платят. К примеру, компания заявила 10 млн тонн, но смогла добыть 7 млн тонн, соответственно и прокачала только 7 млн тонн. В то же время в системе КТК действует принцип «вези или плати». Вот если бы компания заявила 10 млн тонн, добыла 15 млн тонн и прокачала всего лишь 5 млн тонн, то платила бы за все 10 млн тонн.

Сегодня у КТК достаточно мощностей, чтобы обеспечить транспортировку всей добываемой в Казахстане нефти, включая новые месторождения. (Учитывая, что Казахстан экспортирует нефть и через другие трубопроводы и маршруты – прим.) Добыча в Казахстане в 2017 году увеличится на 3-4 млн (всего 81 млн тонн), а создали дополнительные мощности на КТК на плюс 10 млн тонн.

- После того как сырье с Кашагана начало поступать в трубопровод КТК, не изменилось ли качество нефти (смесь CPC Blent)? Как банк качества нефти КТК распределяет компенсации и штрафы за качество нефти?

- Нефть с Кашагана практически одинаковая с тенгизской – геофизические свойства абсолютно идентичны. Немного отличаются в деталях, по плотности – одинаковые, по содержанию серы – Кашаган лучше, меньше серы. В основном в банке качества расчеты идут по показателям плотности и содержанию серы. В мире порядка 200 сортов нефти и сырье торгуется на мировых рынках относительно стоимости эталонного сорта Brent.

По КТК проходит специальная - CPC Blent. Производители с высоким (месторождение Тенгиз) и более низким качеством нефти (месторождения Узень, Эмба) производят через банк качества расчеты. Производители, которые ухудшают качество смеси CPC Blent, платят в банк качества, кто теряет качество, тот получает компенсацию. Система позволяет справедливо получать компенсацию за потерю стоимости при ухудшении качества. В системе КТК это было запланировано изначально. К примеру, тенгизская нефть, если бы проходила через российскую систему «Транснефти» (трубопровод «Атырау-Самара» – прим.), теряла бы (в стоимости – прим.) 3,25 доллара за баррель или 25 долларов на тонну. Сегодня Тенгиз добывает 30 млн тонн, если умножить на 25 долларов, получается 750 млн долларов потерь из-за снижения качества.  

В условиях низких цен на нефть выгоды банка качества частично компенсируют падение цен. Система позволяет получить справедливую цену за тенгизскую нефть. В китайском направлении (нефтепровод Казахстан -Китай – прим.) отсутствует банк качества, и мы значительно теряем в выгодах при поставке нефти в направлении Китая.

Куралай Абылгазина

abctv.kz

Трубопроводному транспорту Казахстана - 80 лет

В нынешнем году трубопроводному транспорту Казахстана исполняется 80 лет. Для нефтегазовой отрасли страны это важная рубежная дата, за которой стоят долгие годы самоотверженного труда, невероятные трудности первых строек, грандиозные и уникальные проекты…

 

Сейчас, когда построены основные трубопроводы страны, а перекачка нефти ведется в режиме онлайн, трудно представить, с каким трудом и неимоверными усилиями строились первые магистрали и запускалась в них нефть. Сначала - для фронта, потом - для восстановления разрушенного народного хозяйства, позже - для развития промышленности страны. Цели и задачи всегда были масштабными, и люди вкладывали все силы и душу в строительство таких нужных государству магистралей.

Официальным "днем рождения" казахстанской системы магистральных нефтепроводов считается 7 декабря 1935 года, когда эмбинская нефть с промысла Косчагыл поступила по нефтепроводу "Каспий - Орск" в резервуары завода в г.Орске.

Строительство первой магистральной линии велось буквально кровью и потом: в сложных исторических условиях, когда казахские степи были охвачены голодом, при острой нехватке техники, транспорта и материалов. Траншеи прокладывались в основном вручную, рабочих набирали из близлежащих аулов. Сказывались и очень сложные климатические условия: агрессивная среда разъедала металл в течение трех-четырех лет. Продовольственное и промтоварное снабжение шло плохо, и это стало причиной высокой текучести кадров. Были случаи, когда уходили, не приступая к работе, по 300 человек, законтрактованных на строительство нефтепровода.

Таким образом, ударная стройка, которую начали в 1932-м и планировали завершить через год, была закончена только в конце 1935-го.

Но впереди создателей первых магистралей, как и всю страну, ждало еще более тяжелое испытание - война. Неизмерим вклад нефтепроводчиков в летопись Великой Победы. В период Великой Отечественной неф­тяная отрасль Казахстана пережила форсированную индустриализацию. Для бесперебойного снабжения фронта горюче-смазочными материалами необходимо было ввести в эксплуатацию новые буровые объекты, нефтеперерабатывающие установки и заводы. Невероятными усилиями нефтяников в Гурьеве был запущен НПЗ, в июне 1943-го в тяжелейших условиях построен магистральный нефтепровод "Макат-Нармунданак" длиной 49 км.

Фактическое развитие трубопроводного тран­спорта Казахстана как отдельной подотрасли началось в конце 1950-х, когда в стране было запланировано создание комплекса новых предприятий тяжелой промышленности, в особенности черной, цветной металлургии и машиностроения, что увеличило потребности республики в нефтепродуктах. Именно в этот период Госплан Казахской ССР совместно с Министерством нефтяной промышленности СССР поставили долгосрочную задачу определения масштабов развития трубопроводного транспорта республики на несколько пятилеток вперед.

В 1963-м началось строительство нефтепровода Узень - Жетыбай - Шевченко, который предназначался для транспортировки углеводородного сырья с месторождений Узень и Жетыбай в г.Шевченко (ныне Актау). В 1969-м вводится в эксплуатацию нефтепровод Узень - Кулсары - Гурьев. В 1970-х годах проектируются нефтепроводы Омск-Павлодар и Павлодар - Чимкент, в 1980-х разрабатывается проект строительства магистрального нефтепровода Тенгиз - Гурьев-Астрахань - Грозный. В связи с разработкой кумкольского месторождения в 1990 году построен нефтепровод Кумколь-Каракойын для перекачки углеводородов к трубопроводу Павлодар - Шымкент. В 1991-м введен в эксплуатацию нефтепровод Доссор - Макат.

До обретения независимости в Казахстане отсутствовали собственный порядок и структура управления трубопроводным транспортом. Положение усугублялось тем, что вместо прежней советской единой системы управления нефтепроводами, возглавляемой "Главтранснефтью", образовались самостоятельные трубопроводные предприятия новых государств, что требовало создания новой системы взаимоотношений по вопросам транспортировки, транзита и взаимопоставок нефти между нефтепроводными предприятиями бывшего СССР.

С целью формирования государственной системы управления нефтепроводным транспортом в 1992 году были образованы Министерство энергетики и природных ресурсов, ГХК "Мунайгаз", а также производственные объединения "Южнефтепровод" и "Магистральные нефтепроводы Казахстана и Средней Азии". А в 1997-м решением правительства РК была создана национальная компания по транспортировке нефти ЗАО "КазТрансОйл", которой передали все существующие магистральные нефтепроводы, а также магистральные водоводы Западного Казахстана. С этого времени начинается современная история компании "Каз­ТрансОйл", которая на сегодня является дочерним предприятием АО "НК "КазМунайГаз".

С 1997 года по настоящее время компания "КазТрансОйл" проделала большую работу по развитию системы магистральных нефтепроводов, направленную на повышение конкурентоспособности и надежности существующих и строительство новых мощностей по транспортировке и перевалке нефти, а также на создание необходимой договорной базы для обеспечения транзита нефти по территориям транзитных государств. Были введены в эксплуатацию новые нефтепроводы Кенкияк - Атырау, Алибекмола - Кенкияк, Северные Бузачи - Каражанбас, Атасу - Алашанькоу, построен трубопровод Кенкияк - Кумколь, проведены мероприятия по расширению пропускной способности нефтепровода Атырау - Самара, расширены мощности порта Актау, ряда железнодорожных сливных и наливных терминалов.

Подписаны соглашения с такими операторами нефтепроводных систем, как ОАО "АК "Транснефть", ОАО "Укртранснафта", РУП "Гомельтранснефть", Новополоцкое предприятие по транспорту нефти "Дружба". Более того, в 2008 году АО "КазТрансОйл" завершило сделку по приобретению полного пакета акций компании Batumi Indus­trial Holdings Limi­ted. Благодаря этому впервые были приобретены зарубежные нефтетранспортные активы на Черном море.

Результатом такой большой работы стало динамичное увеличение объемов транспортировки нефти. Если в 1997-м компания транспортировала по собственной системе магистральных нефтепроводов 22,9 млн тонн нефти, то в прошлом году эта цифра возросла до 50 млн тонн. Рост объемов транспортировки нефти позволил добиться и двойного увеличения грузооборота по системе магистральных нефтепроводов АО "КазТрансОйл": с 17,2 млрд тонн/км в 1997-м до 35,8 млрд тонн/км в 2014-м.

В настоящий момент компания эксплуатирует системы нефтепроводов и водоводов общей протяженностью 7,7 тыс. км, резервуарный парк вместимостью 1,4 тыс. куб метров, 37 нефтеперекачивающих станций и другие крупные производственные объекты.

В 2012 году АО "Каз­ТрансОйл" стало пионером государственной программы "Народное IPO". Успешное размещение его акций на Казахстанской фондовой бирже завоевало доверие наших граждан к инвестициям в отечественную экономику. Тысячи казахстанцев получили уникальную возможность стать совладельцами кру­пного государственного предприятия с высокой инвестиционной привлекательностью.

Благодаря реализации этого проекта значительная часть населения Казахстана существенно повысила уровень собственной финансовой грамотности, в том числе и те, кто не купил акции, но проявил к ним интерес. И сегодня, спустя три года IPO, объем торгов акциями АО "КазТранс­Ойл" стабильно составляет более 30% от объема торгов наиболее ликвидными акциями на KASE.

В настоящее время перед компанией стоят четкие цели и задачи, ориентированные на реализацию государственных интересов в сфере обеспечения энергетической безопасности страны и выполнение между­народных договорных обязательств, а также на потребности грузоотправителей.

Для достижения таких целей у компании имеются все предпосылки. Это стабильный фундамент финансовой устойчивости, не обремененный долговыми обязательствами, надежный современный и модернизированный производственный фонд, позволяющий обеспечивать бесперебойную перекачку нефти потребителям, четкая и разработанная в соответствии с перспективами развития нефтегазовой отрасли Казахстана стратегия развития АО "КазТрансОйл" и высокопрофессиональный коллектив, который в совершенстве знает свое дело.

camonitor.kz

Россия и Казахстан заключили договор о технологической нефти в трубопроводах

Россия и Казахстан урегулировали вопрос с определением права собственности на спорную технологическую нефть в нефтепроводах на территории двух стран.

Соответствующее соглашение между правительством РФ и Республикой Казахстан об определении статуса технологической нефти в магистральных нефтепроводах Туймазы-Омск-Новосибирск-2 и Омск-Павлодар подписали в г.Челябинске министр энергетики России А.В. Новак и министр энергетики Казахстана К. А. Бозумбаев.

После прекращения существования СССР и разделения нефтепроводов как недвижимого имущества по территориальному принципу остался нерешенным вопрос определения прав собственности на 62 тыс. тонн нефти, отраженных на балансе ПАО «Транснефть», в нефтепроводе ТОН-2 (Туймазы-Омск-Новосибирск-2) на территории Казахстана и 141,7 тыс. тонн на балансе АО «КазТрансОйл» в нефтепроводе Омск-Павлодар на территории РФ. Нефть обоих трубопроводов, ранее находящаяся в союзной собственности, оказалась поставленной на балансы ПАО «Транснефть» и АО «КазТрансОйл». При этом нефть на российском участке была поставлена на баланс казахстанской компании и наоборот.

По соглашению стороны признают, что нефть обоих трубопроводах является аналогичной по качественным характеристикам, а право собственности на часть нефти в Омск-Павлодаре в количестве 62 тыс. тонн принадлежит ПАО «Транснефть», на 79,7 тыс. тонн – АО «КазТрансОйл», на 62 тыс. тонн в ТОН-2 также казахстанской стороне.

В течение 10 месяцев с даты вступления в силу соглашения стороны должны обеспечить вытеснение 79,7 тыс. тонн нефти, принадлежащей АО «КазТрансОйл», с территории РФ на территорию Казахстана по магистральному нефтепроводу Омск-Павлодар несколькими партиями.

При этом признание права собственности на нефть за ПАО «Транснефть» и АО «КазТрансОйлом» в целях налогообложения не рассматривается в качестве дохода при исчислении применительно к РФ налога на прибыль, применительно к Казахстану - корпоративного подоходного налога, а также не подлежит обложению другими налогами.

www.transneft.ru