Китай выбирает длинный путь формирования системы «нефтеюаня». Китай покупает нефть за юани


Китай выбирает длинный путь формирования системы «нефтеюаня»

Трудно назвать более впечатляющее событие на мировом рынке нефти, чем внедрение фьючерсных контрактов на нефть, номинированных в юанях, особенно если принять во внимание, что Китай – крупнейший в мире импортер сырой нефти.

В то же время, информационная стратегия Пекина, судя по всему, состоит в том, чтобы существенно преуменьшить значение официального введения «нефтеюаня» на Шанхайской международной энергетической бирже.

Тем не менее, некоторая эйфория все же имела место. Цена нефти марки Brent взлетела до 71 доллара за баррель впервые с середины 2015 года. А цена  на техасскую легкую нефть WTI достигла наивысшего уровня за последние три года и составила 66,55 долларов за баррель, отступив затем до 65,53 долларов.

Серия первых шагов по внедрению «нефтеюаня» включает такое новшество как предоставление зарубежным инвесторам доступа к китайскому сырьевому  рынку. Примечательно, что доллары США будут по-прежнему приниматься в качестве депозитов и как средство расчетов. В ближайшее время корзина валют также будет узаконена в качестве депозитов.

Означает ли внедрение «нефтеюаня» окончательный смертельный удар по нефтедоллару и рождение совершенно нового свода правил? Не так быстро. Этот процесс может занять годы и зависит от многих факторов, наиболее важным из которых будет способность Китая влиять на мировой нефтяной рынок, настраивать его, и, в конечном счете, управлять им.

По мере того как юань постепенно приближается к полной консолидации как средство расчетов по сделкам с нефтью, угроза нефтеюаня американскому доллару, вписанная в сложный и долгосрочный процесс, будет выражаться в том, что контракты на нефть в юанях предусматривают возможность полной конвертации в золото.

Это означает, что огромное количество торговых партнеров Китая смогут конвертировать юань в золото, не будучи вынуждены держать свои средства в китайских активах, или превратить их в американские доллары. Экспортеры, столкнувшиеся с гневом Вашингтона, такие как Россия, Иран или Венесуэла, смогут таким образом обходить американские санкции, продавая нефть за юани, конвертируемые в золото. Например, у Ирана и Венесуэлы не будет возникать проблем с перенаправлением танкеров в Китай для продажи нефти непосредственно на китайском рынке, если это потребуется.

В краткосрочной и среднесрочной перспективе введение «нефтеюаня», несомненно, повысит привлекательность инициативы «Один пояс, один путь» (ОПОП), особенно для Саудовской Аравии.

Пока неясно, в каком качестве Пекин примет участие в первичном размещении акций компании Aramco, но это событие станет решающим шагом к тому судьбоносному историческому моменту, когда Пекин порекомендует (или вынудит) Эр-Рияду начать принимать платежи за нефть в юанях.

Лишь тогда нефтедоллар может подвергнуться серьезному риску, впрочем, как и статус американского доллара в качестве глобальной резервной валюты. Здесь важно вспомнить, что еще на саммите БРИКС в 2017 году президент России Владимир Путин решительно поддержал идею введения «нефтеюаня», настойчиво подчеркивая «несправедливость» однополярного доминирования американского доллара.

Как обойти доллар США, а также нефтедоллар? Эта проблема уже много лет обсуждается на саммитах БРИКС. В настоящее время Россия является крупнейшим поставщиком сырой нефти в Китай. Так, в прошлом месяце объем поставок составлял 1,32 миллиона баррелей в сутки, что на 17,8 процентов больше, чем годом ранее. Москва и Пекин все чаще избегают расчетов в долларах в двусторонней торговле. В октябре прошлого года Китай ввел в эксплуатацию платежную систему в национальных валютах обеих стран, юанях и рублях. Эта система будет применяться к расчетам по поставкам российской нефти в Китай.

На сегодняшний день вся сложная система нефтедоллара опирается на ОПЕК и прежде всего на Саудовскую Аравию. Нефть оценивается в американских долларах и все страны нуждаются в долларах для покупки нефти, а кроме того все должны приобретать долговые бумаги Министерства финансов США, тем самым обеспечивая спирально растущую задолженность Америки. Пекин намерен разрушить эту систему, сколько бы времени для этого ни потребовалось.

Нефтеюань в его нынешнем виде не обеспечивает доступа к китайским нефтяным рынкам. Это особенно важно для тех китайских компаний, которые должны покупать нефть, но хотели би избежать колебаний обменного курса иностранной валюты.

Правила игры начнут на самом деле меняться тогда, когда другие страны поймут, что они нашли реальную надежную альтернативу нефтедоллару, и масштабный переход к расчетам в юанях наверняка вызовет кризис американского доллара.

Впрочем, уже в краткосрочной перспективе нефтеюань может спровоцировать ускорение очередного кризиса на рынке казначейских обязательств США, который неизбежно перетечет в кризис мирового валютного рынка.

Главный аспект проблемы в настоящее время связан главным образом с выбором правильного темпа перемен. Пекин разработал ультра-долгосрочный план, но все же решил начать наступление нефтеюаня в разгар нынешнего резкого ухудшения торговых отношений с Вашингтоном.

Ответ на геоэкономическую загадку неминуемо будет связан с золотом. В конце концов, золото поднимется до уровня, когда Пекин, который к тому моменту будет полностью контролировать рынок физического золота, почувствует себя готовым установить курс конверсии.

Арабскую, то есть нефтяную, сторону нефтедолларового уравнения, давно пора было заменить бесценной евразийской корзиной природных  ресурсов. Именно об этом мечтал в свое время Дик Чейни – о контроле над энергетическими богатствами Центральной Азии и России.

Этого не произошло. Что мы получили в результате? Постоянный крик и маниакальную русофобию Запада. Все это похоже на недвусмысленное свидетельство неустойчивости позиции западных банковских элит. Вдобавок к этому, внедряя нефтеюань, Китай фактически развертывает ключевое оружие, встроенное в проект ОПОП, и способное ускорить окончательное завершение стадии однополярного миропорядка.

Но это всего лишь начальный шаг в глобальной игре со сверхвысокими ставками. Нужно уделять особенно пристальное внимание на взаимосвязи между торговыми отношениями и технологическими прорывами. Возможно, нефтедоллар находится под угрозой, но его силы еще далеко не исчерпаны.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

www.inosmi.info

Китай вышел из нефтедоллара » Репортёр

26 марта Шанхайская международная энергетическая биржа начала торговать нефтяными фьючерсами в юанях. Уже в первый день торгов на бирже было заключено 18 000 сделок, а масштабы оборота превысили сумму в 2,7 млрд долларов. Фьючерс, получивший название INE, сразу же вызвал интерес у иностранных инвесторов, что позволило экспертам дать весьма оптимистичный прогноз его будущему.

Начать биржевую торговлю нефтью в юанях Китай хотел очень давно. Это – один из важных компонентов национальной экономической стратегии КНР. Однако, в 1993 году, когда была предпринята первая попытка начала торговли нефтью за юани, позиции китайской валюты были еще очень слабыми. Поэтому эксперимент закончился фиаско и китайское руководство на длительный период отказалось от подобных смелых инициатив. Но прошло 25 лет и ситуация в корне изменилась. Китай превратился в самую мощную и динамичную экономику мира, важнейшего конкурента Соединенных Штатов. Сегодня юань – одна из ключевых валют современного мира, включенная Международным валютным фондом в международную корзину расчетов – вместе с американским долларом, евро, японской йеной и британским фунтом стерлингов.

Как известно, в настоящее время при расчетах в мировой торговле нефтью используется американский доллар. Во многом, именно это обстоятельство и объясняет лидирующие позиции доллара США среди мировых валют. Получается, что запуская проект биржевой торговли нефтью в юанях, Китай бросает сложившемуся порядку открытый вызов и переходит в наступление на позиции доллара, а значит – и Соединенных Штатов Америки. Американская гегемония основывается именно на долларе. Если доллар будет вытеснен юанем, США быстро начнет «путь вниз», теряя позиции сверхдержавы и влияние на мировые экономические процессы. Эпохе доллара как символа мирового экономического порядка может прийти долгожданный конец. Впрочем, большинство экспертов склоняется к мнению, что полного вытеснения доллара юанем все же не произойдет, хотя на региональных рынках китайская валюта действительно сможет нанести серьезный удар по позициям доллара.

Если новые китайские нефтяные фьючерсы сохранят привлекательность для иностранных инвесторов и получат широкое распространение на нефтяном рынке, то позиции юаня в мировой торговле серьезно вырастут. Соответственно, увеличится и экономическое влияние Китая. Единственное, что пока сдерживает Китай – стремление сохранить контроль над юанем, не отпуская его в «свободное плавание». В Пекине прекрасно понимают все риски, которые следуют за чрезмерной интеграцией в мировую финансовую систему, поэтому и удерживают юань от либерализации. Но если руководство страны все же решится на частичную либерализацию, то это может привести к самым серьезным последствиям для доллара – ведь уже сейчас его лидирующее положение во многом является искусственным, юань – вполне достойный конкурент американской валюте.

Автор: Илья Полонский

Использованы фотографии: http://www.khabarpress.com

topcor.ru

кому выгоден отказ от нефтедоллара — Рамблер/финансы

Китай «вынудит» Саудовскую Аравию торговать нефтью за юани, а когда это произойдет, остальная часть нефтяного рынка последует за ней и откажется от доллара США как от мировой резервной валюты, такое мнение высказал американскому каналу CNBC Карл Вайнберг, главный экономист и исполнительный директор High Frequency Economics. После того, как в 2017 году Китай потеснил США с позиции «крупнейшего импортера нефти на планете», Пекин готовится стать центральным игроком на мировой арене в спросе на нефть. Саудовская Аравия должна «обратить внимание на это потому, что не далее как через пару лет китайский спрос превысит американский».

«Я считаю, что цена нефти в юанях уже на подходе, и как только саудиты примут её, а китайцы вынудят их это сделать, тогда и остальная часть нефтяного рынка последует за ними», — заявил Вайнберг.

Почти сорок лет доллар удерживал монополию как расчетная валюта на рынке нефти. Центральная фигура ОПЕК, Саудовская Аравия — это основа нефтедоллара. В 1970-х годах американцы в обмен на военную поддержку сумели убедить Саудовскую Аравию перейти на торговлю нефть в долларах. В 1975 году было принято историческое решение стран ОПЕК принимать расчёты за нефть исключительно в американской валюте. Почему же сейчас Саудовская Аравия рассматривает для себя юань? Саудиты поставляют Китаю нефть примерно на $16 млрд и практически на такую же сумму в США. Основным конкурентом саудовцев на китайском рынке является Россия, продавшая в прошлом году нефть в КНР на $17 млрд — объемы импорта в Китай примерно сопоставимы, и саудиты будут вынуждены перейти на расчеты в юанях, чтобы не отдать весь китайский рынок России, у которой с Китаем развиваются партнерские отношения, полагает Александр Лосев, генеральный директор УК «Спутник — Управление капиталом»: «Вероятно, это вызовет гнев в США и Саудовская Аравия потеряет какую-то часть американского рынка, но наличие дополнительной нефтяной биржи сделает рынок более ликвидным, более волатильным, возможно менее предсказуемым, но более интересным для арбитража».

Читайте также

Легкая добыча. Forbes составил рейтинг крупнейших покупателей российской нефти Но вряд ли отказ Саудовской Аравии от нефтедоллара способен оказать существенное влияние на мировую торговлю или цены на рынке энергоносителей. Как отмечает Богдан Зварич, старший аналитик ИК «Фридом Финанс», юань вошел в список резервных валют, и этот факт поддерживает интерес к торговле в этой валюте. А факт торговли Китая с Саудовской Аравией поддержит юань, как резервную валюту. Но есть минусы: доверие со стороны мирового сообщества к ФРС, как фактора определяющего и гарантирующего стабильность американской валюты, существенно выше, чем к китайскому регулятору. «Я не исключаю, что в Поднебесной Народный банк в угоду поддержания темпа роста экономики может пойти на девальвацию юаня, что добавляет рисков странам, которые будут торговать с Китаем, используя юань. Это также говорит в пользу того, что не многие страны в текущий момент будут готовы отказаться от торговли в американской валюте», — полагает Зварич.

Интересен ли отказ от нефтедоллара другим участникам рынка? Пока не произойдет какого-то существенного кризиса доллара или американской экономики, способного изменить оценки стабильности валюты США, маловероятен отказ от доллара в международных расчетах. Кроме того, принципиально отказ от расчетов за нефть в долларах ничего не изменит. Даже Саудовская Аравия будет получать не доллары, а юани, но затем страна будет конвертировать их в доллары, потому что импортные контракты у Саудовской Аравии остаются в долларах, а значит, ей придется искать пути конвертации, уверен Зварич. «Она их обменяет на доллары в том же Китае, в результате чего пойдет отток долларовой ликвидности из Поднебесной, так же как и при прямой продаже нефти за доллары. При этом некоторые изменения — это может внести, но не сильные. Изменения затронут лишь двустороннюю торговлю, то есть контракты на поставку товаров из Китая в Саудовскую Аравию».

Таким образом, стоимость нефти в юанях все равно будет определяться через стоимость нефти в долларах и соотношение юаня к американской валюте, так сказать через «кросскурс», объясняет Зварич. В результате, определяющим фактором для рынка энергоносителей останется баланс спроса и предложения. И это логично, ведь изменение валюты торгов нефть между Китаем и Саудовской Аравией не приведет к увеличению потребления нефти в Китае.

Сходного мнения придерживается и Александр Лосев, указывая, что шансы на то, что значительная часть рынка откажется от доллара США как от мировой резервной валюты совсем не велика, поскольку на долю Китая приходится лишь 17,3% всего мирового нефтяного импорта, Евросоюз — это 27%, США — 16%, а союзники США, не входящие в Евросоюз, — 25%: «Эти 17,3% нефтяной торговли — в денежном выражении составляют всего лишь $116 млрд, что крайне невелико в сравнении с триллионными объемами финансовых рынков. Поэтому продажа нефти за юани революцию пока не сделает, а лишь улучшит платежный баланс Китая в долларах и, возможно, в будущем добавит вес юаня в корзине резервных валют». Разумеется, для доллара такие попытки означают начало эрозии могущества в качестве основной валюты расчетов в мировой торговле и уменьшение влияние в азиатско-тихоокеанском регионе. Однако, по мнению Лосева, пока Китай не предложит миру альтернативу таким институтам глобального управления как МВФ, Всемирный Банк, ФРС США, БМР в Базеле, ВТО и пр. США не стоит переживать по этому поводу. Таким образом, вероятность того, что в ближайшие 3-5 лет значительная часть рынка откажется от доллара США как от мировой резервной валюты, низка, но на горизонте 10-15 лет такой сценарий развития событий не исключен. Китай является одним из крупнейших потребителей нефти. В 2017 году КНР произведет 4 млн барр нефти в сутки, а потребит 12,2 млн барр в сутки — на Китай придется 12,6% мирового потребления, но, тем не менее, по этому параметру страна сильно уступит США, которые потребят 20,18 млн барр при объеме производства 14,24 млн барр, уверен Тимур Нигматуллин, финансовый аналитик компании «Открытие Брокер»: «Сейчас КНР — одна из крупнейших мировых экономик, но по объему номинального ВВП также все еще сильно уступает США: $11,2 трлн против $18,6 трлн. Наконец, по данным расчетной системы SWIFT, доля юаня в международных расчетах в июне 2017 года менее 2%, против 40,47% у доллара. По моим оценкам, торговля нефтью в юанях при текущем положении дел приведет к потере КНР до 5-10% на транзакциях, как минимум из-за более дорогого хеджирования, снижения конкуренции среди поставщиков, потерь из-за ликвидности, более высоких суверенных рисков, курсовых рисков в связи». Для России отказ ряда стран от нефтедоллара это возможность диверсифицировать торговый и платежный баланс по валютной составляющей, но если все ограничится лишь торговлей нефтью, то особого влияния это иметь не будет: «Но если объемы торговли в юанях будут расширены за пределы экспортно-импортных операций на рынке нефти, то на рубль начнет оказывать влияние волатильность юаня к доллару и денежно-кредитная политика Народного Банка Китая, что может несколько усложнить задачу Банку России», — рассуждает Лосев.

Читайте также

finance.rambler.ru