Игорь Сечин: «Слухи о «смерти» нефти сильно преувеличены». Книга нефть сечин


Сечин: «Роснефть-2022»: стратегия будущего

Глава «Роснефти» Игорь Сечин — об основных принципах развития компании в ближайшие годы

Мир изменился, нефтяной рынок изменился, и стратегия «Роснефти» должна меняться. Изменения, происходящие в мире, приводят к обострению борьбы нефтегазовых компаний за рынки сбыта, к необходимости поиска стратегий, которые позволят быть устойчивыми при любом сценарии спроса и цен на нефть.

Высокие цены на нефть остались в прошлом

Период относительно низких цен на нефть пришел надолго. Волатильность на мировых рынках значительно выросла, неопределенность продолжает сохраняться. Темпы роста мировой экономики замедляются.

В мире активно идет дискуссия о том, когда же наступит пик спроса на нефть. Многим аналитикам кажется, что времена нефти как основного источника энергии проходят. Но так ли это? Действительно, идет разработка альтернативных источников энергии, развивается сектор производства электромобилей, растет энергоэффективность…

Но что совершенно упускается? Какое это дорогое удовольствие — перейти с углеводородного сырья на возобновляемые источники энергии. И, самое главное, возобновляемые источники энергии пока не могут обеспечить необходимый масштаб для замещения традиционных источников энергии и устойчивое энергоснабжение. Притом что роль угля снижается по экологическим причинам, атомная энергетика ограничивается… Таким образом, основная нагрузка по удовлетворению спроса мировой экономики в конечном итоге ложится на нефть и газ. До 2050 года и далее углеводородная энергетика была и будет востребована.

Отмечу, что при достаточно длительном сохранении цен на нефть на уровне $40 за баррель половина производства нефти в мире будет убыточна. Добыча будет нерентабельна на глубоководных песках Бразилии, на нефтяных песках Канады. Возникнут сложности у производителей сланцевой нефти, за исключением высокоэффективных участков Пермского бассейна.

Только производители России, Саудовской Аравии, ряд эффективных проектов в США, Иран и проекты в некоторых других странах, которые имеют относительно низкие издержки, способны сохранить устойчивость при низких ценах на нефть. Остальные производители вынуждены будут уйти.

Всё это создает новые возможности для «Роснефти» и для России в целом. Наша компания за последние пять лет из регионального игрока превратилась в мирового мейджора, крупнейшую публичную компанию по добыче, запасам и масштабам бизнеса, а также самую эффективную по операционным затратам. И я уверен, что она должна стать еще успешней, еще эффективней. Это потребует новой стратегии и новой организационно-штатной структуры.

О какой стратегии идет речь? О той, которая обеспечит добычу с наименьшими издержками и наиболее эффективное продвижение продуктов к рынкам потребления. Мы должны найти инструменты, которые позволят повышать эффективность компании на всех этапах производственной цепочки — от разведки нефти и газа до розничной реализации нефтепродуктов. До конца года мы эту стратегию разработаем и представим. По каждому сегменту бизнеса.

Умные технологии добычи

Начнем с добычи. Наше стратегическое преимущество — огромные традиционные запасы нефти на суше в регионах с развитой инфраструктурой. Наши стратегические перспективы — колоссальные запасы шельфа.

Наш анализ показывает, что существующие запасы позволяют нам за 20 лет добыть на 500 млн т нефти больше, чем предполагают наши существующие технические планы. Но это можно сделать только при условии повышения эффективности процессов добычи.

Какие меры нам следует для этого принять? Это прежде всего — повышение коммерческой скорости бурения, применение многостадийных гидроразрывов пласта, увеличение доли горизонтального бурения скважин, как минимум до 40%. Это повышение эффективности внутреннего сервиса, применение типовых решений в процессах строительства, пересмотр стандартных решений в пользу инновационных.

Благодаря развитию технологий мы планируем обеспечить 98% успешности геологоразведочных работ. Мы проводим и будем проводить углубленные экспериментальные исследования внутрипластовых давлений для развития технологий «умного заводнения» и повышения нефте- и газоотдачи. Мы ищем пути внедрения технологических решений нового уровня для добычи «тяжелой» нефти. Это и «безводные» технологии повышения продуктивности скважин, технологии «внутрипластовой нефтепереработки», технологии улучшенного апгрейдинга.

Хорошим примером инновационных решений является проект по разработке ультралегкого сверхпрочного полимерного пропанта на основе полидициклопентадиена. Отказ от использования традиционного пропанта в пользу сверхпрочного полимерного пропанта позволит добиться большего эффекта при проведении гидроразрывов.

Мы будем добиваться технологического лидерства в нашей работе. Нам нужно сфокусироваться на повышении коэффициента извлечения нефти (КИН) месторождений. Мы проведем анализ всего фонда скважин, чтобы выделить бездействующие и низкодебитные скважины, которые для нас, как большого бизнеса, малорентабельны. Мы готовы передать такие скважины в аренду/эксплуатацию предприятиям малого и среднего бизнеса, которые могут искать пути повышения эффективности на каждой отдельно взятой скважине.

Новая стратегия позволит еще больше расширить наши возможности в нефтесервисе. Нам нужно улучшать свои технологические компетенции. Нужно инвестировать в IT-решения в бурении. Мы понимаем, что в строительстве скважин будущее — за масштабным использованием высокоавтоматизированных буровых комплексов, за роботизацией процессов строительства, за развитием технологий строительства и заканчивания высокотехнологичных скважин сложной архитектуры. Это сверхдлинные горизонтальные, горизонтально-разветвленные и многозабойные скважины. Нам нужно изменить подход к нашим сервисам, поменять их стратегию «иждивенчества» и заставить сервис перестроиться с учетом тенденций нефтяных рынков к снижению цен на нефть и всё большей конкуренции по издержкам. В конечном итоге наш нефтесервисный бизнес должен стать более независимым, развивать сотрудничество со сторонними заказчиками. В свою очередь, заказчики внутри компании должны иметь возможность получать предложения по сервисным услугам на рынке.

Ставка на нефтехимию и международный трейдинг

Не менее важные направления нашего бизнеса — переработка, нефтехимия, коммерция и логистика. Здесь также огромный задел для получения дополнительной доходности. За последние годы, кстати, в результате модернизации переработки была решена главная задача — мы ликвидировали дефицит на внутреннем рынке автобензинов и перешли на новые, более экологичные виды топлива. Новая стратегия компании должна помочь сделать наш портфель активов в переработке устойчивым при любом сценарии цен на нефть. И при любом сценарии налогового регулирования.

Тут особая роль отводится нефтехимии. Мы ожидаем, что мировой спрос на нефтехимическую продукцию будет расти быстрее, чем рост ВВП и потребление нефтепродуктов. И это создает дополнительные перспективы для этого направления нашего бизнеса.

У нас есть целый ряд перспективных проектов. Это и проект в Восточной Сибири по конверсии природного газа в полиолефины. Мощность производства около 2,2 млн т в год — завод будет построен в Богучанах или на другой площадке. Есть проект в Поволжье по конверсии сжиженного углеводородного газа (СУГ) и нафты в полиолефины мощностью около 2,6 млн т в год, который планируется реализовать в Самаре. На Дальнем Востоке на базе «Восточной нефтехимической компании» (ВНХК) мы ожидаем показатель выработки полиолефинов до 1,6 млн т в год. Нефтехимический комплекс будет создан также на площадке Новокуйбышевской нефтехимической компании. Большие перспективы в этой области и у наших зарубежных активов: Эссара в Индии, Тубана в Индонезии, Тяньцзина в Китае. Мы ставим перед собой цель довести долю нефте- и газохимии до 20% от общего объема перерабатывающих мощностей «Роснефти». И эта цель вполне достижима, особенно учитывая тот факт, что инвестиции будут реализовываться с привлечением проектного финансирования.

Что касается логистики и трейдинга, мы уже научились получать наибольшую маржу при продаже нашей нефти и нефтепродуктов, осваиваем новые рынки сбыта, продолжаем развивать международный трейдинг, планируем открыть новый офис в Сингапуре. Мы стремимся к тому, чтобы создавать новые трейдинговые хабы, приближенные к конечному потребителю, в том числе на новых перспективных рынках.

Газовый бизнес

В прошлом году «Роснефть» превратилась в крупнейшего независимого производителя газа в России и вышла по добыче газа на шестое место в мире среди публичных компаний. Наша задача — уже в начале следующего десятилетия стать третьей компанией в мире. К 2020 году—– нарастить добычу газа до 100 млрд кубометров и долю на российском рынке — до 20%. Одновременно мы расширяем наш газовый бизнес на международном уровне — стратегический проект Zohr на шельфе Египта, перспективные проекты в Венесуэле, Бразилии, Мозамбике, Вьетнаме и Норвегии. Мы рассматриваем возможности использования газа для собственной электрогенерации. Хочу отметить, что компания владеет энергетическими объектами в России мощностью более чем 2,5 МВт и планирует нарастить мощности до 3–3,5 МВт. По масштабу это сопоставимо с мощностями территориальных генерирующих компаний. Отдельная тема — расширение рынков сбыта газомоторных топлив, в том числе для бункеровки судов, например, танкерного флота.

Холдинговая структура

Мы рассчитываем сформировать в компании правильный «климат»: это сочетание организационной структуры, бизнес-процессов и норм поведения людей. В последние годы мы провели огромную подготовительную работу, выстраивали системы мотивации, учитывали лучшие практики, совершенствовали бизнес-процессы, и сейчас мы готовы к новому этапу. Это — переход от централизованной структуры управления к холдинговой. В первую очередь мы отработаем эту модель на нашей рознице. Это — пилотный проект реорганизации: уже сейчас в единый субхолдинг консолидировано почти 90% ритейла, и уже сейчас объединение розничных активов доказало свою эффективность.

С учетом роста масштабов бизнеса решение о переходе на холдинговую модель абсолютно логично. Во-первых, это большая ответственность бизнес-блоков за финансовый результат и более гибкая система принятия решений, которая упростит внедрение инноваций на уровне бизнеса. Во-вторых, это возможность для отдельных сегментов бизнеса конкурировать за капитал, что упрощает привлечение проектного финансирования на отдельные проекты. В итоге мы рассчитываем, что холдинговая структура позволит нам более эффективно распределять финансовые ресурсы, повышать отдачу на вложенный капитал и увеличивать доходность для наших акционеров.

Цифровая экономика

«Роснефть» будет добиваться технологического лидерства. Напомню, что президент поручил правительству подготовку программы развития цифровой экономики, опираясь на инновационные ресурсы российских компаний. Хочу отметить, что «Роснефть» — именно такая компания: у нас 26 научных институтов, это 12 тыс. высококвалифицированных специалистов — огромный научно-технический комплекс, ядром которого является Центр технологических компетенций («РН-ЦИР»), колоссальный опыт внедрения новейших технологий и инновационных решений. За счет чего нам, кстати, удалось добиться стабилизации добычи на «старых» месторождениях в Западной Сибири. Компании принадлежат мировые рекорды по бурению скважин: например, на «Сахалине-1» самая большая в мире протяженность по стволу — 15 тыс. м с отходом от вертикали — более 14 тыс. Это — наш потенциал.

Но мы понимаем, что в мире, где информация становится всё более ценным активом, будет трудно конкурировать без передовых IT-технологий. Будущее — за технологиями удаленного мониторинга, диагностики и управления производством на основе обработки больших массивов данных (Big data), предиктивной аналитики, самообучающихся нейросетей. Мы должны перейти к новой, «цифровой» модели работы компании. На прошедшей неделе мы договорились с лидером отрасли — компанией General Electric — о создании совместного предприятия, которое займется внедрением современных цифровых технологий и новых стандартов промышленного интернета на наших активах.

На собрании акционеров я предложил сформировать в компании технологический совет, в который войдут такие уважаемые представители бизнеса и науки, как президент BP Роберт Дадли, президент «GE нефть и газ» Лоренцо Симонелли, ректор МГУ Виктор Садовничий.

Думаю, новая стратегия позволит нам выплачивать дивиденды на уровне 50% от прибыли, что способствует росту акций и, соответственно, капитализации компании. Мы ожидаем, что реализация стратегии «Роснефть-2022» даст повышение капитализации на 25–30%. И, как я уже отмечал, 500 млн т дополнительной добычи за 20 лет по отношению к нашим текущим планам. Но главное — это существенное повышение эффективности и конкурентоспособности. Мы поставили перед компанией цель добиться в долгосрочном плане себестоимости добычи на уровне Saudi Aramco. Это гарантирует «Роснефти» и российской нефтегазовой отрасли лидерство в мировой энергетике.iz.ru/611245/igor-sechin/rosneft-2022-strategiia-budushchego

Замечания по разделамi/ Высокие цены на нефть остались в прошлом — Правильно: альтернативные источники энергии, электромобили, энергоэффективность, дорогое удовольствие — перейти с углеводородного сырья на возобновляемые источники энергии, атомная энергетика ограничивается

— Сомнительно: «Волатильность на мировых рынках значительно выросла»: волатильность как раз упала до исторических минимумов «возобновляемые источники энергии пока не могут обеспечить необходимый масштаб для замещения традиционных источников энергии и устойчивое энергоснабжение»: без указания рассматриваемого временного интервала утверждение ни о чем не говорит

«роль угля снижается по экологическим причинам»: углю могут вновь дать волю чисто по экономическим соображениям

«до 2050 года и далее углеводородная энергетика была и будет востребована»: вопрос в пространственном охвате и в неявном предположении о продолжении роста мировой экономики

«при достаточно длительном сохранении цен на нефть на уровне $40 за баррель половина производства нефти в мире будет убыточна, остальные производители вынуждены будут уйти»: но тогда цены на нефть повысятся, транспорт пока на углеводородах

ii/ Умные технологии добычи — Двусмысленности «Наше стратегическое преимущество — огромные традиционные запасы нефти на суше в регионах с развитой инфраструктурой. Наши стратегические перспективы — колоссальные запасы шельфа»: насколько запасы это рентабельные запасы, а не геологические ресурсы? В Западной Сибири только в прошлом году Роснефти удалось стабилизировать добычу после многолетнего падения. Другие регионы Роснефти не имеют столь развитой инфраструктуры или имеют намного меньшие запасы. <a href=«iv-g.livejournal.com/1395287.html»>Шельф это вообще вещь в себе, особенно арктический на который Роснефть делает ставку</a>. За счет чего возможны такие успехи:

12 Апрель 2013 Доклад Сечина на 32-ой ежегодной конференции по вопросам нефти и газа IHS CERAWeekiv-g.livejournal.com/866146.htmlСечин: «Роснефть-2022»: стратегия будущего

Возможно за счет обнуления НДПИ и снижения экспортных пошлин для Роснефти. Фактически это возвращение к схеме Соглашения о разделе продукции, борьба с которыми на Сахалине преподносилась как успех Путина.

«Наш анализ показывает, что существующие запасы позволяют нам за 20 лет добыть на 500 млн т нефти больше, чем предполагают наши существующие технические планы»: фраза чрезвычайно двусмысленна: существующие технические планы могут показывать падение добычи.

«за 20 лет добыть на 500 млн т» — это в среднем на 25 млн.т в год больше, чем дают «существующие технические планы могут показывать падение добычи». То есть планы могут указывать на падение больше 25 млн.т, а указанные улучшения только могут компенсировать часть падения. «повышение коммерческой скорости бурения, применение многостадийных гидроразрывов пласта, увеличение доли горизонтального бурения скважин, как минимум до 40%. Это повышение эффективности внутреннего сервиса, применение типовых решений в процессах строительства, пересмотр стандартных решений в пользу инновационных»: не понятно что мешало Сечину за 5 лет руководства проводить в жизнь эти решения. Скорее всего все и так уже было, может быть кроме 40% горизонтального бурения. Странное сочетание и превознесение противоположностей: типовые и инновационные решения

«Благодаря развитию технологий мы планируем обеспечить 98% успешности геологоразведочных работ»:коэффициент успешности, представляющий собою отношение числа открытых месторождений к числу подтвержденных ловушекwww.geolib.ru/OilGasGeo/1990/01/Stat/stat08.html : 98% в геологоразведке, а в не промышленности, выпускающей типовые детали на станках с ЧПУ, выглядят очень смелой заявкой

«углубленные экспериментальные исследования внутрипластовых давлений для развития технологий «умного заводнения» и повышения нефте- и газоотдачи»: Повышение нефте- и газоотдачи связано в первую очередь с правильной моделью месторождения и контролем за разработкой.

«Мы проведем анализ всего фонда скважин, чтобы выделить бездействующие и низкодебитные скважины, которые для нас, как большого бизнеса, малорентабельны. Мы готовы передать такие скважины в аренду/эксплуатацию предприятиям малого и среднего бизнеса, которые могут искать пути повышения эффективности на каждой отдельно взятой скважине»: после истории с АФК система иметь дело с Сечиным могут только крупные зарубежные корпорации или афиллированные с самим Сечиным российские структуры. К тому же это предполагает, весьма вероятно, полное обнуление налогов и налоговые льготы по деятельности таких компаний.

«Новая стратегия позволит еще больше расширить наши возможности в нефтесервисе»: непрофильная деятельность, от которой нефтедобытчики обычно избавляются, что ляжет дополнительным бременем на себестоимость

iii/ Ставка на нефтехимию и международный трейдинг — Правильно: производство продукции с более высокой добавленной стоимостью

— Сомнительно: Мы ожидаем, что мировой спрос на нефтехимическую продукцию будет расти быстрее, чем рост ВВП и потребление нефтепродуктов.

iv/ Газовый бизнес — Правильно: рост добычи газа, собственной электрогенерации на газе

— Сомнительно: «мы расширяем наш газовый бизнес на международном уровне — стратегический проект Zohr на шельфе Египта, перспективные проекты в Венесуэле, Бразилии, Мозамбике, Вьетнаме и Норвегии»: если такие большие и качественные запасы в РФ, зачем зарубежные проекты? Или запасы в РФ не так хороши? И в самом лучшем случае хватит ли финансов развивать добычу в РФ и за рубежом?

v/ Холдинговая структура — Правильно: «переход от централизованной структуры управления к холдинговой». До этого все деятельность Сечины была направлена на централизацию, а теперь начало децентрализации. Если спрогнозировать, что роль и вклад российского сегмента «разведки и добычи» будет падать, то реорганизация полезна, для дальнейшей приватизации по частям.

vi/ Цифровая экономика — Сомнительно: «На прошедшей неделе мы договорились с лидером отрасли — компанией General Electric — о создании совместного предприятия, которое займется внедрением современных цифровых технологий и новых стандартов промышленного интернета на наших активах»: суть современного этапа нефтедобычи: усложнение задач при падении <a href=«ru.wikipedia.org/wiki/EROEI»>EROEI</a> должно стимулировать спрос на продукцию отечественного производителя. Здесь же предполагается стимулировать зарубежного производителя, который при минимальном успехе в деятельности для Роснефти попадет под санкции США.

«Мы ожидаем, что реализация стратегии «Роснефть-2022» даст повышение капитализации на 25–30%»: титанические усилия по оптимизации Роснефти на фоне дела АФК Система и санкций против РФ и лично Сечина могут дать еще меньший процент капитализации

«Мы поставили перед компанией цель добиться в долгосрочном плане себестоимости добычи на уровне Saudi Aramco»: если не будет проектов в арктической нефтью, нетрадиционной нефтью, при обнулении налогов (НДПИ и экспортная пошлина), налоговых льготах как в США для бурения и малодебитных месторождений и при очередной кратной девальвации рубляiv-g.livejournal.com/1227296.html то цель вполне достижима

Общий вывод Основные замечания сформулированы в замечаниях на разделы II и VI: По сути есть проблема реального пика нефти в Российском исполнении: — падение добычи на гигантских месторождениях, унаследованных даром от СССР со всей инфраструктурой — необходимость в аналогичных СССР гигантских вложениях в Восточной Сибири или Арктике — в условиях санкций гигантские вложения возможны только при радикальном снижении налогов и дополнительных налоговых льготах, что будет опустошать госбюджет, но, в принципе, реально, учитывая лоббистский потенциал Сечина — попытки интенсификации добычи на пределе возможностей, являющиеся паллиативом: дополнительно только максимум 25 млн.т. годовой добычи — разведка и добыча за пределами РФ как средство уйти от проблем РФ, но одновременно вывод капитала из страны — развитие переработки как средство поднять прибыльность деятельности — привлечение зарубежных поставщиков вместо отечественных противоречит самой концепции деятельности современной нефтянки (США и сланцевая нефть): максимальное использование отечественных возможностей для стимулирования отечественной экономики.

По сути сейчас в РФ начало завершающего этапа развития нефтегазовой промышленности (НГП) как двигателя экономики за счет высокого EROEI.Роль НГП должна состоять в стимулировании тех отраслей, которые будут определять лицо экономики, когда вся добыча станет «сланцевой», т.е. все нефть и газ попадут в разряд трудноизвлекаемых и будут в использоваться только для нефте- и газохимии.В передовых странах, в первую очередь, США процесс идет в направлении роста собственных ВИЭ и цифровой экономики.Не передовые страны будут качать нефть и газ по низкой цене и стимулировать рост чужой экономики, в первую очередь цифровой.

smart-lab.ru

Шредер, Сечин и путинская нефть

Большинству потребителей название российского концерна "Роснефть" ни о чем не скажет, даже при том, что они пользуются его продукцией, будучи автовладельцами, пассажирами самолетов и отапливая свои дома. Практически половина импортируемой в Германию нефти доставляется из России, большая часть приходится на долю "Роснефти". НПЗ "Шведт", контрольный пакет акций которого находится в руках российского концерна, получает западносибирскую нефть.

Кроме того, сообщает Frankfurter Allgemeine Zeitung, российский концерн владеет акциями таких НПЗ, как Miro и Bayernoil. "Роснефть" планирует инвестировать 600 млн евро в модернизацию и расширение своего бизнеса в Германии, говорится в статье.

В ходе пресс-конференции по итогам рабочего визита на НПЗ "Шведт", в котором принял участие и глава "Роснефти" Игорь Сечин, председатель совета директоров концерна и лицо "Роснефти" в Германии Герхард Шредер высоко оценил "первоклассный производственно-экономический результат" работы НПЗ, замечает автор публикации Андреас Мим.

"Шведт" продемонстрировал, "как инфраструктура позволяет нам эффективно доставлять нефть из Западной Сибири до Центральной Европы и перерабатывать ее оперативно и в непосредственной близости к потребительскому рынку", заявил Сечин позднее в интервью FAZ.

"Нашей целью было получить контрольный пакет акций этого НПЗ, и мы считаем, что это один из наших самых успешных европейских проектов", - заметил глава российского концерна.

Игорь Сечин возглавляет "Роснефть" с 2012 года. Нефть и газ входили в сферу его интересов еще в его бытность вице-премьером. Как он оценивает себя, как политика или как менеджера? - поинтересовался журналист.

"Знаете, это непростой вопрос. У меня такое ощущение, что я уже прожил несколько жизней, причем совершенно разных. Поэтому непросто ответить на этот вопрос однозначно. Думаю, скорее, как менеджера. Это хорошее определение", - говорит собеседник FAZ.

"Звучит скромно для главы концерна, который осуществляет свою деятельность в десятке стран мира, на который работают 280 тыс. человек и доходы которого являются важнейшими источниками финансирования для Москвы. Сам Сечин, - напоминает автор публикации, - находится в санкционном списке США (...)". Сечин сетует на негативные последствия санкций для бизнеса как внутри страны, как и за границей. И, тем не менее, Сечин не считает нефтяной бизнес "политическим".

"Тут нет ничего общего с политикой. Нефть - бизнес, основанный на конкуренции. Я убежден в том, что самое главное - выполнять условия договоров, вот, по сути, и все". Сечин гордится тем, что ему удалось построить. "Нам кое-что удается, это правда. Когда мы начинали 18 лет назад, мы производили 4 млн тонн нефти в год. Сегодня мы производим 281 млн тонн в год в жидком эквиваленте. Это хороший результат", - подчеркивает он.

"Роснефть" была построена на обломках других частных концернов, которые - нередко вне западных представлений о законе - были низвергнуты не без помощи российского государства. Речь идет о таких концернах, как ЮКОС, ТНК-ВР и "Башнефть". Нельзя сказать, что к политике это не имело никакого отношения. За одну только компанию ТНК "Роснефть" заплатила в 2012 году 55 млрд долларов - практически столько же, сколько сегодня составляет стоимость всего концерна", - комментирует автор публикации.

"Причины последующей потери стоимости концерна носят не экономический, а политический характер, - уверен Сечин. - Я имею в виду в первую очередь экономические санкции, они повлияли на нашу рыночную капитализацию". Истинная стоимость "Роснефти" гораздо выше. "Мы исходим из того, что объективно она составляет 130 млрд долларов, к тому же следует учитывать качество и объемы наших резервов и ресурсов. Если мы сравним себя по этим критериям с крупными мировыми нефтяными концернами, то "Роснефть" выйдет на первое место".

Те механизмы, с помощью которых "Роснефть" приобретала компании, наталкивались на критику и внутри России, в том числе в правительственных кругах. В конце 2014 года, пишет журналист, в интервью FAZ тогдашний министр экономического развития Алексей Улюкаев подверг критике арест мажоритарного акционера "Башнефти" и отъем у него доли в компании. Улюкаев был против продажи "Башнефти" "Роснефти". "Как сообщается, он потребовал у Сечина 2 млн долларов за свое согласие на сделку. Его задержали при получении взятки и (...) приговорили к 8 годам лишения свободы - несмотря на все несостыковки, которые были обнаружены в ходе судебного процесса. Игорь Сечин, свидетель обвинения, в суде так и не появился. Почему он пренебрег приглашением в суд?" - задает вопрос журналист.

"Не понимаю, что вас беспокоит, - отвечает Сечин. - То, что Улюкаев совершил преступление или что я не имел возможности приехать в суд? Не я совершил преступление, а он - какие еще могут быть вопросы. У меня действительно очень плотный рабочий график, особенно под конец года. Понимаете, я по 600 часов в год провожу в самолете, еще 300 - в вертолете. Наша компания - глобальный игрок на разных рынках, это нужно контролировать, в том числе топ-менеджменту. Тем не менее, я дал свидетельские показания, (...) суд вынес решение. Какие могут быть еще комментарии?"

Как отмечает автор, недавно 14,2% акций "Роснефти" приобрел китайский энергетический концерн CEFC China Energy. Это часть пакета акций российской компании (составляющего 19,5%), которые у Москвы были выкуплены за год до этого компанией Glencore и Катарским государственным инвестиционным фондом. Некоторые эксперты подобную поспешность объяснили финансовыми трудностями, в которых оказалась Москва. Сечин, напротив, доволен сделкой и новыми инвесторами.

"У нас есть совместные проекты с Китаем. Мы будем дополнительно поставлять 10 млн тонн нефти, начнем уже в этом году".

"Для нас хорошо, что в Китае наблюдается фаза стремительного потребительского роста. Конечно, мы воспользуемся возможностями нашего нового партнера, чтобы расширить деятельность в Китае. Но это не должно стать поводом для беспокойства: в Европу мы поставляем гораздо больше, 168 млн тонн в год. Мы верим в европейский рынок и попытаемся сохранить свою долю на этом рынке", - подчеркивает глава российского концерна.

"Роснефть", пишет в заключение журналист FAZ, ведет бизнес и там, где другие боятся. Это Ирак, Ливия или Венесуэла. Никакой внешней политики, уверяет Сечин: "Только бизнес, причем рентабельный".

ladno.ru

«Слухи о «смерти» нефти сильно преувеличены»

СПРОС НА ЭНЕРГИЮ

В эти дни в Вероне проходит X Евразийский экономический форум. Тема юбилейного саммита звучит следующим образом - «Большая Евразия как движущая сила в современном международном геополитическом и экономическом контексте». С ключевым докладом «К идеалам Евразийской интеграции» выступил главный исполнительный директор ПАО «НК «Роснефть» Игорь Сечин.

- Смею вас заверить, что слухи о «смерти» нефти сильно преувеличены. Нефть останется основой мировой топливной энергетики и на перспективу 20-30 лет, и больше вперед, - заявил перед собравшимися Игорь Сечин. - Мы убеждены в устойчивости роста спроса на углеводороды. Ожидаемые темпы мирового экономического роста, особенно в развивающихся странах, в ближайшее десятилетие будут требовать увеличения предложения жидких углеводородов на 0,7-0,8 млн барр./сут ежегодно.

Глава «Роснефти» рассказал о прогнозах, на которые опирается в своем развитии компания. По мнению экспертов, доля жидких углеводородов в мировой структуре потребления энергии будет снижаться, но не упадет ниже 30 процентов. И это при том, что общий объем потребления только возрастет. Важно, что сокращение доли нефти можно будет компенсировать за счет газа и удлинения производственной цепочки благодаря нефтехимическому производству.

Но далеко не все крупные игроки на рынке готовы смотреть так далеко. Как показывает практика, зачастую мейджоры учитывают в своих прогнозах сиюминутные факторы. В результате такой недальновидности в 2014-2016 годах вложения крупных нефтяных компаний в разведывательное бурение упали в 2,7 раза. Теперь им приходится в спешке наверстывать упущенное.

РЫНОЧНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ

Добавляют неопределенности и подчас нерациональные действия мировых и региональных регуляторов.

- Зачастую они принимают решения о санкционных ограничениях, которые искажают рыночную природу отрасли и создают простор, прежде всего, для спекулятивных и посреднических операций. Риски снятия объемов нефти с рынка по причине искусственных ограничений – это проигрыш для всех, - уверен глава «Роснефти».

Еще одним фактором риска для отрасли Игорь Сечин назвал переизбыток предложения на рынке нефти. С этой ситуацией помогают справиться ограничения на добычу, но пока полностью нивелировать ее не удалось.

- Сланцевая добыча США, в которой накоплены большие запасы пробуренных, но незаконченных скважин, может дать в 2018 году значительный прирост добычи, и вновь дестабилизировать рынок. Поэтому я думаю, нам не стoит в ближайшее время ожидать всплеска нефтяных цен, - дал прогноз Игорь Сечин. - Мы верим в будущее нефтяного рынка, но эволюционируем вместе с ним. Так, одним из наиболее перспективных направлений развития спроса на жидкие углеводороды сегодня и в ближайшем будущем будет нефтегазохимия.

Ожидается, что к 2025-2030 годам прирост спроса на нефть со стороны нефтегазохимии превысит прирост спроса со стороны основного потребителя нефтепродуктов – транспортного сектора.

МНОГОВЕКТОРНОЕ РАЗВИТИЕ

Обращаясь в заглавию своего выступления, Игорь Сечин заявил, что «Роснефть» активно участвует в пан-евразийской энергетической интеграции. Больше того, компания во много является ее катализатором.

- За последние несколько лет мы существенно расширили круг совместных проектов, и сегодня стоимость проектов в общей энергетической орбите «Роснефти» с партнерами в Европе, Азии и на Ближнем Востоке превышает 110 миллиардов долларов, - сказал Сечин. - Если же в объем сотрудничества включить наши торговые потоки, своповые операции и предоплаты, то объем сотрудничества с «Большой Евразией» превысит 500 миллиардов долларов.

Глава «Роснефти» напомнил, что Россия — традиционный поставщик углеводородов в Европу, а компания обеспечивает 40 процентов этих поставок.

- Попытки оттолкнуть Россию в энергетическом взаимодействии, будь то в логике санкционных мер, или в логике достижения энергонезависимости, не увенчаются успехом никогда, - уверен Сечин.

Компания не довольствуется одной только ролью поставщика, но ставит перед собой задачу входит в проекты по переработке сырья. Например, в Германии «Роснефть» обеспечивает 12 процентов нефтеперерабатывающих мощностей.

Но европейским рынком интересы компании не ограничиваются. «Роснефть» развивает сотрудничество с китайской «Хуасинь», индийскими компаниями и Ближним Востоком: Саудовской Аравией, Курдистаном и Ираком в целом.

- В настоящее время «Роснефть» - единственная компания, осуществляющая столь масштабные интеграционные проекты, - подчеркнул Игорь Сечин. - Большая Евразия – огромное экономическое и энергетическое пространство, имеющее все предпосылки движения к экономическому сближению и интеграции.

ДОСЛОВНО

Айван Глазенберг, глава компании Glencore

- Мы любим «Роснефть» и, возможно, в какой-то момент увеличим долю в компании. У нас очень хорошее сотрудничество по трейдингу и оно было таковым еще до покупки акций. Мы проводили региональные сделки с предфинансированием и наше сотрудничество только расширялось со временем.

Ли Юнг, исполнительный директор компании CEFC

- Россия - самый безопасный каналом поставки энергоносителей в Китай. Кроме всего прочего, сотрудничество между Россией и Китаем получило поддержку как глав государств, так и правительств наших стран. Поэтому я преисполнен уверенности в будущем наших отношений. Мы начали сотрудничество с проекта по вхождению в акционерный капитал «Роснефти», и дальше начнем осуществлять уже конкретные проекты. Кроме всего прочего, мы укрепляем сотрудничество с Роснефтью в других международных проектах на территории Евразии.

www.kp.ru

Игорь Сечин рассказал о стратегии «Роснефти» до 2022 года

КТО В БУДУЩЕМ ПРОДОЛЖИТ ДОБЫВАТЬ НЕФТЬ

Высокие цены на углеводороды вернутся еще не скоро. Все эксперты говорят об этом в один голос. У многих сырьевых стран мира предстоят тяжелые времена.

- При достаточно длительном сохранении цен на нефть на уровне $40 за баррель половина производства нефти в мире будет убыточна, - считает глава «Роснефти» Игорь Сечин. - Добыча будет нерентабельна на глубоководных песках Бразилии, на нефтяных песках Канады. Возникнут сложности у производителей сланцевой нефти, за исключением высокоэффективных участков Пермского бассейна (юго-западные штаты США. - Ред.).

По мнению топ-менеджера, только производители России, Саудовской Аравии, Ирана, США имеют относительно небольшие издержки, способны сохранить устойчивость при низких ценах на нефть. Будущее есть и у некоторых отдельных проектов в разных странах мира. Но они уже не сильно повлияют на общую ситуацию.

- Всё это создает новые возможности для «Роснефти» и для России в целом, - считает Сечин. - Наша компания за последние пять лет из регионального игрока превратилась в мирового гиганта, крупнейшую публичную компанию по добыче, запасам и масштабам бизнеса, а также самую эффективную по операционным затратам. И я уверен, что она должна стать еще успешней, еще эффективней. Это потребует новой стратегии и новой организационно-штатной структуры.

Основные пункты стратегии должны быть выполнены до 2022 года. Но понятно, что программа заложит основу развития компании на долгие годы.

ДОБЫВАЕМ ПО-УМНОМУ

Сейчас у «Роснефти» уверенное положение. Компания владеет огромными традиционными запасами нефти на суше в регионах с развитой инфраструктурой. В будущем сырьевой гигант будет разрабатывать шельф в Арктике - там тоже колоссальные запасы.

- Наш анализ показывает, что существующие запасы позволяют нам за 20 лет добыть на 500 млн. тонн нефти больше, чем предполагают наши существующие технические планы, - рассказал Игорь Сечин. - Но это можно сделать только при условии повышения эффективности процессов добычи. Надо повышать коммерческую скорость бурения, применять новые технологии гидроразрыва. Доля горизонтальных скважин должна увеличиться минимум до 40%. Мы просто обязаны будем повысить эффективность внутреннего сервиса, применение типовых решений в процессах строительства. Стандартные решения будут пересмотрены в пользу инновационных.

В «Роснефти» будут повышать коэффициент извлечения нефти (доля полученного сырья к его реальным запасам под землей). Компания собирается пересчитать все бездействующие или низкорентабельные скважины. Для большого бизнеса это хозяйство не очень интересно.

- Мы готовы передать такие скважины в аренду или эксплуатацию предприятиям малого и среднего бизнеса, которые могут искать пути повышения эффективности на каждой отдельно взятой скважине, - заявил Игорь Сечин.

В «Роснефти» рассказали, на какие технологии будут делать упор:

✓ IT-решения в бурении.

✓ Роботизация строительства. Людей на бурении скважин будут заменять высокоавтоматизированные комплексы.

✓ Сверхдлинные горизонтальные, горизонтально-разветвленные и многозабойные скважины.

✓ Нефтесервисный бизнес должен стать более независимым, развивать сотрудничество со сторонними заказчиками.

СТАВКА НА НЕФТЕХИМИЮ

Чистая нефть - это хорошо. Но добавочная стоимость у нее никакая. Просто сырье. Зато на переработке, нефтехимии, логистике можно неплохо заработать.

- За последние годы в результате модернизации переработки была решена главная задача - мы ликвидировали дефицит на внутреннем рынке автобензинов и перешли на новые, более экологичные виды топлива, - поделился успехами «Роснефти» Игорь Сечин. - Новая стратегия компании сделает наш портфель активов в переработке устойчивым при любом сценарии цен на нефть. И при любом сценарии налогового регулирования.

Сырьевой гигант сейчас делает упор на нефтехимию. По оценкам аналитиков компании, в ближайшие годы спрос на нефтехимическую продукцию будет расти гораздо быстрее, чем мировое ВВП и потребление обычных нефтепродуктов.

У «Роснефти» есть сразу несколько крупных перспективных проектов:

✓ Проект в Восточной Сибири по конверсии природного газа в полиолефины (полимеры, из которых делают синтетические вещества. К примеру, полиэтилен, полипропилен и так далее). Мощность производства около 2,2 млн. тонн в год - завод будет построен в Богучанах или на другой площадке.

✓ Проект в Поволжье по конверсии сжиженного углеводородного газа и нафты в полиолефины мощностью около 2,6 млн. тонн в год, который планируется реализовать в Самаре.

✓ На Дальнем Востоке, на базе «Восточной нефтехимической компании» (ВНХК), должны делать до 1,6 млн. тонн полиолефинов в год.

✓ Нефтехимический комплекс будет создан на площадке Новокуйбышевской нефтехимической компании.

✓ - Большие перспективы в этой области и у наших зарубежных активов: Эссара в Индии, Тубана в Индонезии, Тяньцзина в Китае, - рассказал Сечин. - Мы ставим перед собой цель довести долю нефте- и газохимии до 20% от общего объема перерабатывающих мощностей «Роснефти». И эта цель вполне достижима, особенно учитывая тот факт, что инвестиции будут реализовываться с привлечением проектного финансирования.

ПОДДАТЬ ГАЗУ

В 2016 году «Роснефть» стала крупнейшим независимым производителем газа в России. Компания вышла по добыче газа на шестое место в мире среди публичных организаций.

- Наша задача - уже в начале следующего десятилетия стать третьей компанией в мире, - заявил Игорь Сечин. - К 2020 году - нарастить добычу газа до 100 млрд. кубометров и долю на российском рынке - до 20%. Одновременно мы расширяем наш газовый бизнес на международном уровне - стратегический проект Zohr на шельфе Египта, перспективные проекты в Венесуэле, Бразилии, Мозамбике, Вьетнаме и Норвегии. Мы рассматриваем возможности использования газа для собственной электрогенерации. Хочу отметить, что компания владеет энергетическими объектами в России мощностью более чем 2,5 ГВт и планирует нарастить мощности до 3 - 3,5 ГВт. По масштабу это сопоставимо с мощностями территориальных генерирующих компаний.

НОВАЯ СТРУКТУРА

«Роснефть» в ближайшем будущем собирается поменять свою внутреннюю организацию. От централизованной структуры управления планируется перейти к холдинговой.

Новую модель сырьевой гигант опробует на розничных проектах.

- Уже сейчас в единый субхолдинг консолидировано почти 90% ритейла, и объединение розничных активов успело доказать свою эффективность, - говорит Сечин. - С учетом роста масштабов бизнеса решение о переходе на холдинговую модель абсолютно логично.

Фактически холдинг разделит «Роснефть» на материнскую компанию и большое количество «дочек». У аффилированных структур будет больше самостоятельности в принятии решений. Но и ответственность за финансовые результаты возрастет.

- У отдельных сегментов бизнеса появится возможность конкурировать за капитал, что упрощает привлечение проектного финансирования на отдельные проекты. В итоге мы рассчитываем, что холдинговая структура позволит нам более эффективно распределять финансовые ресурсы, повышать отдачу на вложенный капитал и увеличивать доходность для наших акционеров, - заявил руководитель «Роснефти».

А В ЭТО ВРЕМЯ

Цифровой нефтебизнес

Сейчас у «Роснефти» есть 26 научных институтов. Ядром научно-технического комплекса, в котором работает 12 тысяч человек, является Центр технологических компетенций («РН-ЦИР»).

Новые технологии повысили добычу нефти на «старых» месторождениях в Западной Сибири. Компании принадлежат мировые рекорды по бурению скважин. На «Сахалине-1» самая большая в мире протяженность по стволу - 15 километров с отходом от вертикали - более 14 километров.

- На прошедшей неделе мы договорились с лидером отрасли - компанией General Electric - о создании совместного предприятия, которое займется внедрением современных цифровых технологий и новых стандартов промышленного интернета на наших активах, - рассказал Игорь Сечин.

На собрании акционеров исполнительный директор «Роснефти» предложил сформировать в компании технологический совет. В него войдут президент «BP» Роберт Дадли, президент «GE нефть и газ» Лоренцо Симонелли, ректор МГУ Виктор Садовничий.

- Новая стратегия позволит нам выплачивать дивиденды на уровне 50% от прибыли, что способствует росту акций и соответственно капитализации компании, - говорит Игорь Сечин. - Мы ожидаем, что реализация стратегии «Роснефть-2022» даст повышение капитализации на 25 - 30%. Мы поставили перед компанией цель добиться в долгосрочном плане себестоимости добычи на уровне Saudi Aramco.

www.kp.ru

«Слухи о «смерти» нефти сильно преувеличены»

СПРОС НА ЭНЕРГИЮ

В эти дни в Вероне проходит X Евразийский экономический форум. Тема юбилейного саммита звучит следующим образом - «Большая Евразия как движущая сила в современном международном геополитическом и экономическом контексте». С ключевым докладом «К идеалам Евразийской интеграции» выступил главный исполнительный директор ПАО «НК «Роснефть» Игорь Сечин.

- Смею вас заверить, что слухи о «смерти» нефти сильно преувеличены. Нефть останется основой мировой топливной энергетики и на перспективу 20-30 лет, и больше вперед, - заявил перед собравшимися Игорь Сечин. - Мы убеждены в устойчивости роста спроса на углеводороды. Ожидаемые темпы мирового экономического роста, особенно в развивающихся странах, в ближайшее десятилетие будут требовать увеличения предложения жидких углеводородов на 0,7-0,8 млн барр./сут ежегодно.

Глава «Роснефти» рассказал о прогнозах, на которые опирается в своем развитии компания. По мнению экспертов, доля жидких углеводородов в мировой структуре потребления энергии будет снижаться, но не упадет ниже 30 процентов. И это при том, что общий объем потребления только возрастет. Важно, что сокращение доли нефти можно будет компенсировать за счет газа и удлинения производственной цепочки благодаря нефтехимическому производству.

Но далеко не все крупные игроки на рынке готовы смотреть так далеко. Как показывает практика, зачастую мейджоры учитывают в своих прогнозах сиюминутные факторы. В результате такой недальновидности в 2014-2016 годах вложения крупных нефтяных компаний в разведывательное бурение упали в 2,7 раза. Теперь им приходится в спешке наверстывать упущенное.

РЫНОЧНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ

Добавляют неопределенности и подчас нерациональные действия мировых и региональных регуляторов.

- Зачастую они принимают решения о санкционных ограничениях, которые искажают рыночную природу отрасли и создают простор, прежде всего, для спекулятивных и посреднических операций. Риски снятия объемов нефти с рынка по причине искусственных ограничений – это проигрыш для всех, - уверен глава «Роснефти».

Еще одним фактором риска для отрасли Игорь Сечин назвал переизбыток предложения на рынке нефти. С этой ситуацией помогают справиться ограничения на добычу, но пока полностью нивелировать ее не удалось.

- Сланцевая добыча США, в которой накоплены большие запасы пробуренных, но незаконченных скважин, может дать в 2018 году значительный прирост добычи, и вновь дестабилизировать рынок. Поэтому я думаю, нам не стoит в ближайшее время ожидать всплеска нефтяных цен, - дал прогноз Игорь Сечин. - Мы верим в будущее нефтяного рынка, но эволюционируем вместе с ним. Так, одним из наиболее перспективных направлений развития спроса на жидкие углеводороды сегодня и в ближайшем будущем будет нефтегазохимия.

Ожидается, что к 2025-2030 годам прирост спроса на нефть со стороны нефтегазохимии превысит прирост спроса со стороны основного потребителя нефтепродуктов – транспортного сектора.

МНОГОВЕКТОРНОЕ РАЗВИТИЕ

Обращаясь в заглавию своего выступления, Игорь Сечин заявил, что «Роснефть» активно участвует в пан-евразийской энергетической интеграции. Больше того, компания во много является ее катализатором.

- За последние несколько лет мы существенно расширили круг совместных проектов, и сегодня стоимость проектов в общей энергетической орбите «Роснефти» с партнерами в Европе, Азии и на Ближнем Востоке превышает 110 миллиардов долларов, - сказал Сечин. - Если же в объем сотрудничества включить наши торговые потоки, своповые операции и предоплаты, то объем сотрудничества с «Большой Евразией» превысит 500 миллиардов долларов.

Глава «Роснефти» напомнил, что Россия — традиционный поставщик углеводородов в Европу, а компания обеспечивает 40 процентов этих поставок.

- Попытки оттолкнуть Россию в энергетическом взаимодействии, будь то в логике санкционных мер, или в логике достижения энергонезависимости, не увенчаются успехом никогда, - уверен Сечин.

Компания не довольствуется одной только ролью поставщика, но ставит перед собой задачу входит в проекты по переработке сырья. Например, в Германии «Роснефть» обеспечивает 12 процентов нефтеперерабатывающих мощностей.

Но европейским рынком интересы компании не ограничиваются. «Роснефть» развивает сотрудничество с китайской «Хуасинь», индийскими компаниями и Ближним Востоком: Саудовской Аравией, Курдистаном и Ираком в целом.

- В настоящее время «Роснефть» - единственная компания, осуществляющая столь масштабные интеграционные проекты, - подчеркнул Игорь Сечин. - Большая Евразия – огромное экономическое и энергетическое пространство, имеющее все предпосылки движения к экономическому сближению и интеграции.

ДОСЛОВНО

Айван Глазенберг, глава компании Glencore

- Мы любим «Роснефть» и, возможно, в какой-то момент увеличим долю в компании. У нас очень хорошее сотрудничество по трейдингу и оно было таковым еще до покупки акций. Мы проводили региональные сделки с предфинансированием и наше сотрудничество только расширялось со временем.

Ли Юнг, исполнительный директор компании CEFC

- Россия - самый безопасный каналом поставки энергоносителей в Китай. Кроме всего прочего, сотрудничество между Россией и Китаем получило поддержку как глав государств, так и правительств наших стран. Поэтому я преисполнен уверенности в будущем наших отношений. Мы начали сотрудничество с проекта по вхождению в акционерный капитал «Роснефти», и дальше начнем осуществлять уже конкретные проекты. Кроме всего прочего, мы укрепляем сотрудничество с Роснефтью в других международных проектах на территории Евразии.

www.amur.kp.ru

«Слухи о «смерти» нефти сильно преувеличены»

СПРОС НА ЭНЕРГИЮ

В эти дни в Вероне проходит X Евразийский экономический форум. Тема юбилейного саммита звучит следующим образом - «Большая Евразия как движущая сила в современном международном геополитическом и экономическом контексте». С ключевым докладом «К идеалам Евразийской интеграции» выступил главный исполнительный директор ПАО «НК «Роснефть» Игорь Сечин.

- Смею вас заверить, что слухи о «смерти» нефти сильно преувеличены. Нефть останется основой мировой топливной энергетики и на перспективу 20-30 лет, и больше вперед, - заявил перед собравшимися Игорь Сечин. - Мы убеждены в устойчивости роста спроса на углеводороды. Ожидаемые темпы мирового экономического роста, особенно в развивающихся странах, в ближайшее десятилетие будут требовать увеличения предложения жидких углеводородов на 0,7-0,8 млн барр./сут ежегодно.

Глава «Роснефти» рассказал о прогнозах, на которые опирается в своем развитии компания. По мнению экспертов, доля жидких углеводородов в мировой структуре потребления энергии будет снижаться, но не упадет ниже 30 процентов. И это при том, что общий объем потребления только возрастет. Важно, что сокращение доли нефти можно будет компенсировать за счет газа и удлинения производственной цепочки благодаря нефтехимическому производству.

Но далеко не все крупные игроки на рынке готовы смотреть так далеко. Как показывает практика, зачастую мейджоры учитывают в своих прогнозах сиюминутные факторы. В результате такой недальновидности в 2014-2016 годах вложения крупных нефтяных компаний в разведывательное бурение упали в 2,7 раза. Теперь им приходится в спешке наверстывать упущенное.

РЫНОЧНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ

Добавляют неопределенности и подчас нерациональные действия мировых и региональных регуляторов.

- Зачастую они принимают решения о санкционных ограничениях, которые искажают рыночную природу отрасли и создают простор, прежде всего, для спекулятивных и посреднических операций. Риски снятия объемов нефти с рынка по причине искусственных ограничений – это проигрыш для всех, - уверен глава «Роснефти».

Еще одним фактором риска для отрасли Игорь Сечин назвал переизбыток предложения на рынке нефти. С этой ситуацией помогают справиться ограничения на добычу, но пока полностью нивелировать ее не удалось.

- Сланцевая добыча США, в которой накоплены большие запасы пробуренных, но незаконченных скважин, может дать в 2018 году значительный прирост добычи, и вновь дестабилизировать рынок. Поэтому я думаю, нам не стoит в ближайшее время ожидать всплеска нефтяных цен, - дал прогноз Игорь Сечин. - Мы верим в будущее нефтяного рынка, но эволюционируем вместе с ним. Так, одним из наиболее перспективных направлений развития спроса на жидкие углеводороды сегодня и в ближайшем будущем будет нефтегазохимия.

Ожидается, что к 2025-2030 годам прирост спроса на нефть со стороны нефтегазохимии превысит прирост спроса со стороны основного потребителя нефтепродуктов – транспортного сектора.

МНОГОВЕКТОРНОЕ РАЗВИТИЕ

Обращаясь в заглавию своего выступления, Игорь Сечин заявил, что «Роснефть» активно участвует в пан-евразийской энергетической интеграции. Больше того, компания во много является ее катализатором.

- За последние несколько лет мы существенно расширили круг совместных проектов, и сегодня стоимость проектов в общей энергетической орбите «Роснефти» с партнерами в Европе, Азии и на Ближнем Востоке превышает 110 миллиардов долларов, - сказал Сечин. - Если же в объем сотрудничества включить наши торговые потоки, своповые операции и предоплаты, то объем сотрудничества с «Большой Евразией» превысит 500 миллиардов долларов.

Глава «Роснефти» напомнил, что Россия — традиционный поставщик углеводородов в Европу, а компания обеспечивает 40 процентов этих поставок.

- Попытки оттолкнуть Россию в энергетическом взаимодействии, будь то в логике санкционных мер, или в логике достижения энергонезависимости, не увенчаются успехом никогда, - уверен Сечин.

Компания не довольствуется одной только ролью поставщика, но ставит перед собой задачу входит в проекты по переработке сырья. Например, в Германии «Роснефть» обеспечивает 12 процентов нефтеперерабатывающих мощностей.

Но европейским рынком интересы компании не ограничиваются. «Роснефть» развивает сотрудничество с китайской «Хуасинь», индийскими компаниями и Ближним Востоком: Саудовской Аравией, Курдистаном и Ираком в целом.

- В настоящее время «Роснефть» - единственная компания, осуществляющая столь масштабные интеграционные проекты, - подчеркнул Игорь Сечин. - Большая Евразия – огромное экономическое и энергетическое пространство, имеющее все предпосылки движения к экономическому сближению и интеграции.

ДОСЛОВНО

Айван Глазенберг, глава компании Glencore

- Мы любим «Роснефть» и, возможно, в какой-то момент увеличим долю в компании. У нас очень хорошее сотрудничество по трейдингу и оно было таковым еще до покупки акций. Мы проводили региональные сделки с предфинансированием и наше сотрудничество только расширялось со временем.

Ли Юнг, исполнительный директор компании CEFC

- Россия - самый безопасный каналом поставки энергоносителей в Китай. Кроме всего прочего, сотрудничество между Россией и Китаем получило поддержку как глав государств, так и правительств наших стран. Поэтому я преисполнен уверенности в будущем наших отношений. Мы начали сотрудничество с проекта по вхождению в акционерный капитал «Роснефти», и дальше начнем осуществлять уже конкретные проекты. Кроме всего прочего, мы укрепляем сотрудничество с Роснефтью в других международных проектах на территории Евразии.

www.ugra.kp.ru

Сечин: При $40 за баррель половина производства нефти убыточна

Глава «Роснефти» Игорь Сечин в газете Известия опубликовал обширный материал о ситуации на рынке нефти и основных принципах развития компании в ближайшие годы.

В статье он отмечает, что при достаточно длительном сохранении цен на нефть на уровне $40 за баррель половина производства нефти в мире будет убыточна. «Добыча будет нерентабельна на глубоководных песках Бразилии, на нефтяных песках Канады. Возникнут сложности у производителей сланцевой нефти, за исключением высокоэффективных участков Пермского бассейна» – добавляет Сечин.

При этом по его словам, только производители России, Саудовской Аравии, ряд эффективных проектов в США, Иран и проекты в некоторых других странах, которые имеют относительно низкие издержки, способны сохранить устойчивость при низких ценах на нефть. Остальные производители вынуждены будут уйти.

В статье отмечается, что период относительно низких цен на нефть – это надолго. Амплитуда колебаний на мировых рынках значительно увеличилась, при этом высокая степень неопределенность продолжает сохраняться, а темпы роста мировой экономики замедляются.

Рассуждая о рынке черного золота, Игорь Сечин указывает на то, что во всем мире идет активная дискуссия о том, когда же наступит пик спроса на нефть. Многим аналитикам кажется, что времена нефти как основного источника энергии проходят. «Но так ли это?» – задается вопросом глава Роснефти. «Действительно, идет разработка альтернативных источников энергии, развивается сектор производства электромобилей, растет энергоэффективность…» – добавляет он.

В статье также поднимается вопрос о том, что переход перейти с углеводородного сырья на возобновляемые источники энергии является дорогим удовольствием. К тому же возобновляемые источники пока не могут обеспечить необходимый масштаб для замещения традиционных источников энергии и устойчивое энергоснабжение

Сечин делает вывод о том, что основная нагрузка по удовлетворению спроса мировой экономики в конечном итоге ложится на нефть и газ. «До 2050 года и далее углеводородная энергетика была и будет востребована» – утверждает он.

Игорь Сечин утверждает, что всё это создает новые возможности для «Роснефти» и для России в целом:

«Наша компания за последние пять лет из регионального игрока превратилась в мирового мейджора, крупнейшую публичную компанию по добыче, запасам и масштабам бизнеса, а также самую эффективную по операционным затратам. И я уверен, что она должна стать еще успешней, еще эффективней. Это потребует новой стратегии и новой организационно-штатной структуры.

О какой стратегии идет речь? О той, которая обеспечит добычу с наименьшими издержками и наиболее эффективное продвижение продуктов к рынкам потребления. Мы должны найти инструменты, которые позволят повышать эффективность компании на всех этапах производственной цепочки — от разведки нефти и газа до розничной реализации нефтепродуктов. До конца года мы эту стратегию разработаем и представим. По каждому сегменту бизнеса».

Игорь Сечин также отметил, что Роснефть продолжает работать над повышением капитализации компании и эффективности работы. Он заявил о том, что перед компанией поставлена цель добиться в долгосрочном плане себестоимости добычи на уровне Saudi Aramco.

По материалам информационного портала iz.ru

investfuture.ru