1news.az. Когда кончится в россии нефть


Когда в России закончится нефть | 1news.az

России необходимо провести кардинальные изменения в своей нефтегазовой отрасли – увеличить инвестиции в разведку и добычу и более экономно расходовать энергоресурсы.

Иначе российские запасы нефти будут полностью исчерпаны через 22 года. Такой прогноз содержится в докладе авторитетного Немецкого института экономии (DIW), обнародованном 4 ноября. «Глупость и искажение» - такова была единодушная реакция российских экспертов на мрачные пророчества немцев.

Доклад DIW обращает внимание на то, что Россия, вторая страна мира по объемам нефтедобычи (9,7 млн баррелей в день) после Саудовской Аравии, по доказанным запасам «черного золота» занимает только седьмую строчку мирового рейтинга (6-7% от общемировых резервов). На этом основании авторы доклада делают крайне неутешительный вывод: при нынешнем уровне добычи запасы нефти в России закончатся примерно через 22 года.

Немецкие ученые указывают на ряд недостатков в российской энергетической политике, которые привели к столь плачевному положению дел. Это недостаток инвестиций, необходимых для повышения объемов добычи полезных ископаемых; недостаточно развитые технологии энергосбережения; низкие цены на энергоресурсы на внутреннем рынке, из-за которых попусту сжигается углеводородное сырье. Как считают авторы доклада, такое положение дел надо кардинально менять – в противном случае Западную Европу ожидает полная неопределенность относительно поставок углеводородов из России. Немецких экономистов можно понять: по их оценке, сейчас 29% всей нефти и 1/3 всего газа, потребляемых в Евросоюзе, импортируется из России.

Но отечественные эксперты по нефти и газу заявили РИА Новости, что при всех проблемах, которые действительно имеют место в российской нефтегазовой отрасли, утверждения о скором истощении наших запасов являются чистой воды передергиванием.

«Глупость и искажение», - столь категорично о прогнозе DIW высказался аналитик инвестиционной группы «АнтантаПиоглобал» Тимур Хайруллин. Россия по его словам, обеспечена нефтью как минимум на 30 лет вперед, и ситуация не ухудшается с каждым годом. Российские компании, выкачивая нефть, за счет разведки и доразведки постоянно восполняют свои запасы, по меньшей мере, на 70-80%. Другими словами, соотношение нефтяных запасов и их добычи каждый год остается в России на стабильном уровне. Поэтому не стоит опасаться того факта, что у нас только седьмые по мировым меркам резервы. Так уж распорядилась природа, что 60% всех мировых запасов «черного золота» находится в странах Персидского залива. (Они обеспечены нефтью более чем на 70 лет вперед.) Зато, как подчеркивает Хайруллин, по запасам природного газа Россия занимает первое место в мире (более 25%), и ее обеспеченность этим сырьем во много раз больше, чем нефтью.

При этом он соглашается с тем, что за последние три года темпы прироста добычи нефти в России замедлились до 2-2,5% в год. (В течение 2000-2004 годов Россия увеличивала выкачку нефти на 6-11% ежегодно.) Причина в том, что отечественные компании тратят на геологоразведку всего 1% от своих доходов, а основные сегодня для России месторождения Западной Сибири постепенно истощаются. Но именно сейчас Россия создает новые центры нефтедобычи в Восточной Сибири и на морском шельфе, в том числе используя налоговые льготы; а для транспортировки нефти с этих месторождений будет построен нефтепровод «Восточная Сибирь - Тихий океан» (ВСТО), который свяжет их с бурно развивающимися азиатскими рынками. Впрочем, как признает Хайруллин, существенных темпов прироста нефтедобычи в ближайшие годы от России ждать не стоит. При нынешних высоких налогах на выкачку и экспорт сырья у нефтяных компаний нет больших стимулов для этого.

Его коллега, аналитик инвестиционной компании «Тройка Диалог», Валерий Нестеров признает, что проблема восполнения российских нефтяных запасов существует: затраты на ныне действующих истощенных западносибирских месторождениях все увеличиваются; качество извлекаемой из них нефти невысокое, и из-за этого упали темпы прироста добычи. Но утверждение, что у России нефти осталось только на 22 года, он тоже называет глупостью. К примеру, уровень обеспеченности запасами нефти у многих крупнейших западных компаний, по его словам, - всего лишь 15 лет (в то время как у России – 20-30 лет), и они их постоянно успешно восполняют. У ведущих российских компаний, по сведениям Нестерова, восполнение запасов в последнее время также поддерживается на хорошем уровне и составляет около 100%.

При этом он признает, что с начала 1990-х годов, когда нефтедобыча в России перешла в частные руки, разведка новых месторождений нефти приостановилась. Геологические изыскания, по его мнению, должна быть предметом государственной политики. Сейчас в этом направлении уже делаются необходимые шаги: принята госпрограмма развития недропользования, предусматривающая восполнение минерально-сырьевой базы; ведется активное лицензирование восточносибирских нефтяных месторождений. Но Нестеров не считает, что России нужно всеми силами стремиться к наращиванию темпов добычи, так как нужно что-то оставить и следующим поколениям.

Действительно, сейчас российские темпы прироста добычи нефти (2-2,5% в год) только приблизились к общемировым (1,5-2% в год). Причем рост мировой добычи нефти уже много лет держится на этом уровне благодаря усилиям нефтяного картеля ОПЕК, который, отражая интересы стран-экспортеров нефти, делает все возможное, чтобы она не была дешевой.

Доклад же экспертов DIW отражает точку зрения потребителей углеводородов, которым требуется все больше энергоресурсов, и которые опасаются, что Россия не сможет удовлетворить их растущий спрос. Они, впрочем, могут поискать другие способы решения этой проблемы: переходить, например, на новые источники энергии и еще более эффективные энергосберегающие технологии.

Олег Митяев, экономический обозреватель

Публикуется в рамках сотрудничества 1news.az с РИА Новости

www.1news.az

Когда в России нефть закончится? | Oil.Эксперт

В 2015 и 2016 гг. отмечен самый низкий с 1952 г. уровень новых открытых нефтяных месторождений в мире.

За прошлый год было обнаружено только 3,7 млрд баррелей нефти, что составляет лишь около 45 дней мирового потребления, или 0,2% от мировых доказанных запасов. В мировом масштабе разведочные работы упали почти на 20% в 2015 г. и еще больше в 2016 г. Геологоразведочные работы в России испытали двойной удар за этот период. Причиной этому послужило резкого падение цен на нефть и санкции.

В 2015 г. в России было открыто только семь новых месторождений, три из них в Балтийском море. В 2016 г. в России обнаружили 40 перспективных месторождений. Однако запасы крупнейших из них составили 17,4 млн тонн. Не сравнить с достижениями досанкционного периода: в 2014 г. крупнейшее месторождение «Победа» содержало 130 млн тонн нефти.

При таких тенденциях можно сомневаться в устойчивости восстановления нынешней нефтедобывающей России. Совсем недавно Министерство природных ресурсов и экологии России заявило, что сейчас не осуществляется открытия новых месторождений, а текущие запасы нефти в России составляют 29 млрд тонн и при нынешних темпах потребления будут истощены к 2044 г. В связи с этом министерство намерено облегчить выдачу лицензий компаниям и увеличить размер отведенного участка недр до 500 кв. км.

Тем не менее стимулирующие меры министерства не исключают того факта, что Россия до сих пор имеет огромное количество неиспользованных резервов, которые еще предстоит открыть. Но где?

Будущее российской нефти зависит от более дорогой нефти, более комплексных геологических работ и более удаленного от традиционных областей производства.

Так же как Западная Сибирь заменила Волго-Уральский регион в 1970-е гг. в качестве основного производственного региона СССР, Восточная Сибирь сейчас обгонит Западную Сибирь.

Эта смена «лидеров» назрела уже давно, так как добыча нефти в Западной Сибири начала падать в 1990-х гг., но благодаря расширенным методам добычи нефти удалось сохранить стабильный объем добычи.

Российский нефтяной сектор в каком-то смысле ввели в заблуждение аналитики, которые начиная с 1980-х гг. предсказывали неминуемый спад производства.

Падение производства произошло, достигнув низшей точки между 1996 и 1999 гг., когда производство сократилось до 301-305 млн тонн в год. Однако причина была в общей экономической депрессии в России, а не в нехватке ресурсов.

Сегодня российские компании ограничены тремя нефтяными границами: сланцевая нефтедобыча, арктическая и глубоководная.

Неслучайно санкции США и ЕС направлены на технологии, связанные именно с этими секторами, а не обычными: российские компании, будучи хорошо приспособлены для работы с обычными месторождениями, полагались именно на западное ноу-хау.

Тем не менее очень маловероятно, что даже ужесточение санкций сможет надолго затормозить арктическую разведывательную деятельность России.

На континентальном шельфе России содержится большая часть нефтяных пластов Арктики и примерно 60% неоткрытых запасов. До сих пор запасы российской Арктики составляли 585 млн тонн и 10,4 трлн куб, но запасы большинства арктических морей оценены довольно поверхностно.

Западные нефтяные и газовые компании должны знать, что правительство России рассматривает арктические месторождения как ресурсы «федерального значения».

И пока остается огромный объем неисследованного пространства в рискованной части Арктики — пока еще не оценены море Лаптевых и Чукотское море, в которых не сделано ни одного крупномасштабного геодезического открытия.

Арктические территории России и приграничные зоны, такие как Тимано-Печорский и Енисей-Хатангский бассейны, будут играть важную роль в сохранении России среди трех главнейших мировых производителей нефти в ближайшие 40-50 лет.

Тем не менее будущее нефти в России связано не только с Арктикой, но и со сланцевыми месторождениями. В России огромный объем запасов сланцевой нефти, который, судя по актуальным данным, является вторым после США. Однако он может легко превзойти всех своих соперников, учитывая развитие гигантских нефтяных пластов, таких как Баженовская свита, крупнейшее в мире месторождение, охватывающее территорию более 1 млн кв. км.

Предполагается, что в нем содержится 20 млрд тонн нефти. Хотя первая добыча с Баженовского месторождения восходит к 1969 г., ряд факторов препятствует развитию добычи нефти из низкопроницаемых коллекторов.

И основной из них — наличие других, менее дорогостоящих вариантов производства.

Ожидаются, что под эгидой «импортозамещения» российские сервисные компании могут полностью справиться с трудностями, чтобы применить сланцевую нефтедобычу в России к 2020 г.

Наконец, не следует недооценивать живучесть традиционных запасов нефти в России, которые благодаря методам повышения нефтеотдачи пластов будет оставаться силой, с которой нельзя не считаться.

Министерство природных ресурсов России не может объяснить события, которые до сих пор еще не произошли, его предположение относительно истощения ресурсов к 2044 г. объясняется лишь привычным консерватизмом, а не реалистичной ситуацией.

Судя по всему, Россия будет оставаться основной нефтедобывающей страной на протяжении ХХI века, учитывая, что добыча нефти будет продвигаться дальше на север и восток, углубляться и в целом будет становиться более дорогостоящим процессом.

Поделиться в соц.сетях

www.oilexp.ru

Экономика и бизнес Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

Уже скоро в России иссякнет нефть, а падение добычи начнется в 2020 году. С таким предупреждением выступил министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской. «Лента.ру» разбиралась в том, как российская экономика отреагирует на разрушение фундамента из черного золота.

Глава Минприроды назвал несколько любопытных цифр. Во-первых, он оценил объем запасов нефти в России в 29 миллиардов тонн (более 200 миллиардов баррелей). «Это те, которые теоретически можно извлечь из недр», — подчеркнул чиновник. В 2015 году в стране добыли примерно 505 миллионов тонн. С таким уровнем производства получается, что запасов хватит на 57 лет — до 2073 года.

Но вторая оценка, приведенная Донским, куда более пессимистична: «Объем доказанных запасов (о которых нам точно известно, где и сколько их, как извлекать), по оценкам экспертов, вдвое меньше, около 14 миллиардов тонн». Это только на 28 лет. То есть к 2044 году нефть может попросту иссякнуть.

Другая проблема заключается в том, что в общем объеме запасов растет доля трудноизвлекаемой нефти. По словам министра, ее выкачка требует развития технологий и серьезных финансовых вливаний. «Без новых открытий добыча традиционных запасов начнет снижаться уже с 2020 года», — предсказал Сергей Донской.

Падение добычи нефти, как и падение ее цены, — это потеря денег государством и компаниями. Инвестиционная привлекательность отрасли в целом снижается, финансовые потоки идут в другом направлении, а структура ВВП меняется. Поэтому и обвал котировок, и истощение запасов — это еще и реальные шансы сломать нефтяную иглу. «Голландская болезнь» лечится двумя способами. Либо сознательной политикой государства, пускающего сырьевые деньги на развитие сторонних отраслей (обрабатывающей промышленности, сельского хозяйства, сферы услуг; так, собственно, и поступили в Нидерландах). Либо шоковой терапией.

Фото: Сергей Карпухин / Reuters

К шоковой терапии прибегают, когда государство сталкивается с ресурсным кризисом (в нашем случае — дешевеющая нефть, снижение добычи, уменьшение запасов). Экономике в любом случае приходится адаптироваться к новым условиям, но происходит это с драматическим падением уровня жизни населения. Яркий пример — Венесуэла. Правительство Боливарианской Республики не проводило осознанную политику развития несырьевых отраслей, и теперь население пожинает горькие плоды: инфляцию в 720 процентов (прогноз МВФ на 2016 год), обвал национальной валюты (по оценке The Economist, разница между официальным курсом боливара и его стоимостью на черном рынке достигала в определенные моменты 10 000 процентов), дефицит продуктов питания (из-за проблем в сельском хозяйстве).

Премьер-министр России Дмитрий Медведев не зря радовался дешевеющей нефти. «Вот эти трудности, с которыми мы сейчас столкнулись, если бы их не было, то их надо было бы, наверное, придумать», — говорил он, подчеркивая, что Россия должна воспользоваться моментом и изменить структуру экономики.

Слова Сергея Донского об истощении запасов нефти — хороший повод в очередной раз задуматься о так называемых структурных реформах, без которых, по мрачному прогнозу Минфина, Россию ждет 15 лет застоя. Суть преобразований — диверсификация экономики. Звучит просто — реализуется с большим трудом.

Эксперты, опрошенные «Лентой.ру», призывают не драматизировать ситуацию. Геологоразведка и современные технологии позволят добывать нефть еще долго. С другой стороны, Россия может столкнуться с сокращением производства в течение ближайших нескольких лет, что приведет к потере рынков.

Аналитик по нефтегазовой отрасли Райффайзенбанка Андрей Полищук в беседе с «Лентой.ру» признал реалистичной оценку Минприроды. «Но учитывайте, что речь идет о доказанных запасах. Это не значит, что нефть кончится через 28 лет», — говорит он. Аналитик уверен, что у российских компаний есть и технологии, и деньги на разработку трудноизвлекаемых запасов. Тем не менее объем добычи такой нефти будет небольшим, поскольку корпорации продолжат извлекать традиционные запасы. По мнению Полищука, ключевой риск для России заключается в снижении добычи. «Добыча в мире, скорее всего, не упадет. Соответственно, мы будем терять долю на рынке нефти», — считает он.

Фото: Сергей Карпухин / Reuters

«Интерпретировать надо аккуратно: то, что доказанных запасов хватит на 28 лет, не значит, что в России к этому времени совсем закончится нефть», — говорит начальник Управления по стратегическим исследованиям в энергетике Аналитического центра при правительстве России Александр Курдин. Доказанные запасы падают в результате добычи, но растут за счет геологоразведки, напоминает он. Эксперт рассказал «Ленте.ру», что российские нефтяники обладают необходимыми технологиями: горизонтального бурения, гидроразрыва пласта, работы на шельфе — для разработки трудноизвлекаемых запасов. «Технологии есть, в том числе благодаря сотрудничеству с иностранцами», — констатирует он. Ну а наличие средств на такие проекты зависит от цен на нефть.

Александр Курдин также отмечает, что падение уровня добычи в РФ прогнозируется не первый год, но до сих пор наблюдался только рост. Действительно, по последним данным Центрального диспетчерского управления (ЦДУ) ТЭК, в феврале Россия увеличила производство черного золота на 5,3 процента по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Всего за месяц было добыто 43,1 миллиона тонн. «И все же рано или поздно снижение начнется — вполне вероятно, что это будет 2020 год. Но ситуация на стороне спроса также изменится. В Европе снижается спрос на нефтепродукты, и так много нефти, как сейчас, региону не потребуется. Сокращается спрос и в Японии. Так что позиции России там могут сохраниться», — прогнозирует специалист. В развивающихся странах ситуация иная — спрос на нефть там будет расти (особенно на китайском рынке), и ограничения России по запасам и по стоимости их разработки помешают «максимизировать рыночную нишу».

«Успех адаптации России зависит от того, насколько эффективно уже сейчас природный капитал конвертируется в человеческий», — заключил Александр Курдин.

newsland.com