New York Times: Россия, США и Саудовская Аравия нашли общие нефтяные интересы. Когда саудовская аравия нашла нефть


Как Саудовская Аравия превратилась в одну из ведущих мировых держав

«Саудовскую Аравию устроит даже 20 долларов за баррель нефти», — заявил недавно нефтяной министр этой страны Али аль-Наими. Главная монархия Аравийского полуострова не в первый раз устраивает хаос на нефтяном рынке, провоцируя экономические кризисы в других странах. Как бедная, малонаселенная страна, зарабатывавшая исключительно на паломниках, за несколько десятилетий превратилась в проклятие и для стран, сильно зависящих от импорта нефти, и для тех государств, которые занимаются ее экспортом? И почему будущее аравийской монархии тем не менее под серьезной угрозой?

Однажды весной 1930 года

Абдул-Азиз ибн Сауд, правитель королевства Хиджаз, совершал автомобильную прогулку. Не в одиночестве. И его собеседник, и тема разговора были исключительно любопытны. Рядом с королем сидел Джек Филби — британский востоковед и отец того самого Кима Фибли, который позже станет одним из самых знаменитых двойных агентов ХХ века. А разговаривали король и отец шпиона о нефти. Вернее, о плачевном состоянии казны королевства Хиджаз (через два года оно будет переименовано в Саудовскую Аравию).

В ответ на грустные размышления Ибн-Сауда Филби ответил, что и сам король, и его правительство напоминают ему нищих, которые спят на зарытом в землю сокровище. Он был убежден, что пустыня скрывает огромные запасы нефти. Оставалось только убедить короля привлечь для ее поиска иностранцев.

О вреде вредных привычек

Конечно, Саудовская Аравия стала одним из главных игроков на международной арене не сразу. Договор о концессии был подписан только в 1933 году, еще несколько лет геологические изыскания приносили лишь разочарование. А когда нефть нашли и добыча была налажена, началась Вторая мировая война. 

В этой ситуации президент США Франклин Рузвельт едва не совершил стратегическую ошибку — он не захотел помогать Ибн-Сауду. На счастье, в ближний круг Рузвельта входил министр внутренних дел его администрации Гарольд Икес. Тот куда лучше президента понимал ценность отношений с династией Саудов и смог переубедить президента, напирая на то, что, если американцы не помогут Ибн-Сауду, нефтяные концессии американских компаний перейдут англичанам.

Отношения двух стран стали еще ближе, когда Рузвельт и Ибн-Сауд познакомились лично. Они были похожи — примерно одного возраста, со схожими интересами и бедами (оба были инвалидами).

На этом фоне последовавший буквально сразу же визит Уинстона Черчилля в Саудовскую Аравию оказался провальным, и все из-за скверных привычек английского премьер-министра. Черчиллю сказали, что в присутствии короля нельзя курить и пить спиртное. Черчилль, по собственным воспоминаниям, ответил: «Если его религия ставит такие условия, то моя религия предписывает в качестве абсолютно священного ритуала курение сигар и выпивку до, после, а если нужно, то и во время всех приемов пищи».

Жадность нефтяников сгубила

Саудовская Аравия не выказывала геополитических претензий вплоть до 1960-х годов. И, возможно, так продолжалось бы еще долго, если бы не жадность американских компаний — экспортеров нефти. В 1960 году они резко понизили закупочные цены на нефть, чем спровоцировали резкую реакцию добывающих стран. В этом же году нефтедобывающие страны создали ОПЕК — организацию, защищающую их интересы, и взяли курс на постепенную национализацию.

За два десятка лет Саудовская Аравия оценила всю силу «нефтяного оружия», которое она держала в своих руках. Прежде всего, благодаря двум спровоцированным ею же энергетическим кризисам — 1973 и 1979 годов.

Первый стал ответом на поддержку западными странами Израиля в арабо-израильской войне. Саудовская Аравия ввела эмбарго на поставки нефти в США и некоторые другие западные страны. К тому времени мир уже на две трети зависел от нефти.

Понятно, что для западных стран это был экономический шок. Но, что не менее важно, шок был и психологический. Выяснилось, что кто-то может диктовать сверхдержавам свои условия. Дефицит топлива в США и вовсе вверг людей в прострацию. 

Пересели с верблюдов на пикапы

Саудовская Аравия за каких-то пару десятилетий перескочила из средневековья в современность. «Содержать верблюдов крайне невыгодно, гораздо дешевле обойдется Datsun», — шутили в эти годы боссы Nissan, наводнившие Саудовскую Аравию своими пикапами. 

Неудивительно, что любая американская администрация, приходившая к власти после 1970-х, предпочитала дружить с саудовским режимом. Это была взаимовыгодная дружба. Она, по сути, позволяла решать даже такие задачи, как развал Советского Союза. Ведь падение цен на нефть в 1980-е годы было результатом резкого увеличения добычи нефти именно Саудовской Аравией. По одной из распространенных версий, увеличить добычу нефти убедил саудовских королей Рональд Рейган.

— Не испортили отношений США и Саудовской Аравии даже теракты 9 сентября 2001 года, хотя большинство террористов были именно выходцами из этой страны, — отмечает главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Георгий Мирский.

После терактов 2001 года «почти восемьдесят процентов мечетей в Саудовской Аравии выразили поддержку бен Ладену», говорил американским дипломатам принц Мухаммед бен Наиф, помощник министра внутренних дел саудитов. Эти слова содержатся в одном из документов Госдепа, рассекреченных WikiLeaks. «Только тогда руководство Саудовской Аравии поняло, насколько страшна проблема, с которой оно столкнулось», — утверждал принц.

Это способствовало сближению саудовской монархии с администрациями и Джорджа Буша-младшего, и Барака Обамы. Саудовское руководство приветствовало авиаудары американцев по базам террористов в Йемене и настаивало на войне с Ираном. В документах, опубликованных WikiLeaks, несколько раз упоминается о том, что король Саудовской Аравии Абдулла ибн Абдель Азиз аль-Сауд, говоря об Иране, призывал американскую администрацию «отрезать голову змее».

Борьба кланов

Недавняя смерть короля Абдуллы аль-Сауда заставила многих предполагать начало жестокой борьбы за власть в стране. Однако передача власти его младшему брату Салману аль-Сауду прошла очень спокойно. Более того, определено, кто станет королем и после смерти 79-летнего Салмана — это Мукрин ибн Абдель-Азиз аль-Сауд. Он тоже не молод — 71 год.

Дальше власть должна перейти поколению внуков Ибн-Сауда. И вот здесь уже возможен любой сценарий. Мирная передача власти в Саудовской Аравии — это, скорее, аномалия последних десятилетий. Даже в ХХ веке во время правления одной династии Саудов власть переходила от принца к принцу не всегда добровольно.

— В саудовской элите идет серьезное противостояние между различными правящими кланами, — объясняет президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. —  Например, между сыновьями убитого в 1975 году короля Фейсала и сыновьями королей, правивших после него.

Кланы, лишенные власти, будут ставить на разных преемников, и это обещает жесточайшую борьбу за трон, которая может даже стоить стране территориальной целостности. Потому что желающих ослабления династии Саудов — огромное количество. Кроме боевиков Аль-Каиды, активно действующих в Йемене, это еще и относительно новая головная боль в лице Исламского государства.

expert.ru

Россия, США и Саудовская Аравия нашли общие нефтяные интересы

Стремление поддерживать цены на нефть на невысоком уровне и увеличивать производство ресурса необычным образом объединило Россию, США и Саудовскую Аравию, пишет обозреватель The New York Times Клиффорд Краусс. Цены на энергоресурсы перестали расти после того, как Трамп раскритиковал ОПЕК за высокие цены на нефть. Эту позицию поддержала Россия, в чьих интересах экспортировать больше нефти и тем самым укреплять экономику, а также Саудовская Аравия, которая «занервничала», когда цена на нефть Brent достигла $80 за баррель.

«Это так необычно — видеть, как США, Саудовская Аравия и Россия находят точки соприкосновения, ещё более невероятными кажутся их попытки достичь совместных целей в области энергетической политики, пусть даже косвенно», — пишет обозреватель The New York Times Клиффорд Краусс. Но, как отмечает автор, «похоже, именно это и происходит», и длившееся целый год повышение цен на нефть и бензин «сбавляет обороты».

Это достижение — во многом заслуга президента США Дональда Трампа, который в своём Twitter раскритиковал ОПЕК за высокие цены на нефть: «Цены на нефть слишком высоки, ОПЕК снова взялась за старое. Нехорошо!»

И республиканские, и демократические администрации всегда пытались снизить цены на нефть, но редко — если вообще когда-либо — усилия были настолько открытыми и публичными. На протяжении десятилетий американские власти негласно просили Саудовскую Аравию оказать давление на ОПЕК и тем самым увеличить производство нефти. То же самое сделала и администрация Трампа.

Но Трамп захотел большего. Он публично критикует ОПЕК, несмотря на то что цены на нефть стабилизировались после его высказываний в адрес организации в апреле, а с конца мая бензин подешевел примерно на пять центов за галлон.

Саудовская Аравия согласилась увеличить производство нефти в сотрудничестве с Россией, которая хотела бы экспортировать больше нефти для укрепления экономики страны. Это может расстроить Иран, Венесуэлу и других членов ОПЕК, которым выгодны более высокие цены на нефть, считает Краусс.

Президент России Владимир Путин и наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман обсудят нефть и другие вопросы в четверг, когда сборные двух стран столкнутся друг с другом на чемпионате мира по футболу. Кажется, «звёзды решили» за них, что им нужно работать вместе, чтобы цены на нефть не поднимались слишком высоко и быстро.

«Есть общие интересы, которые — к счастью и совершенно случайно — соединились, — считает директор Исследовательского фонда энергетической политики Ларри Голдштейн. — Путин находится под давлением у себя в стране, ему нужно экспортировать больше нефти, саудовцы занервничали, когда цена на нефть Brent достигла $80 за баррель, а США беспокоятся насчёт своей политики в отношении Ирана и из-за возможного резкого повышения цен».

Результатом стало «частичное обращение вспять цен на энергоресурсы», что должно ободрить избранных лидеров и экономистов, которые опасаются, что высокие цены на энергоресурсы могут помешать глобальному экономическому росту.

Но каковы бы ни были преимущества для потребителей и внешней политики США, снижение цен на нефть, как предупреждает обозреватель The New York Times, может быть «скромным и недолговечным».

Дональд Трамп, например, «преследует несколько политических целей, которые противоречат друг другу». Он хочет снизить цены на бензин, чтобы экономика росла. В то же время он хочет «придавить Иран и Венесуэлу санкциями», что неизбежно снизит количество нефти на мировом рынке. Экспорт нефти в Венесуэле ежемесячно падает на десятки тысяч баррелей, а экспорт Ирана, согласно прогнозам аналитиков, может сократиться в диапазоне от 200 тыс. до миллиона баррелей в день.

Ирану предпочтительнее более высокие цены на нефть, потому что ему нужно инвестировать в слабую нефтяную промышленность и экономику. Но экспорт Ирана может снизиться с возвратом санкций, которые были сняты в рамках ядерной сделки. А другие члены ОПЕК будут пытаться воспользоваться бедой Ирана, продавая больше нефти на такие большие рынки, как Китай и Индия.

Помимо усиления экономического роста, у России есть и другие причины экспортировать больше нефти, считает Клиффорд Краусс.

Два года назад Россия согласилась сократить производство нефти на 300 тыс. баррелей в день, чтобы помочь ОПЕК стабилизировать цены. Но совсем недавно «Роснефть» и другие российские нефтяные компании просили Путина об увеличении производства, чтобы извлечь выгоду от более высоких цен и из налоговых соображений, утверждают эксперты в области энергетики.

Российские нефтяные компании, которые ведут всё более активную деятельность в Венесуэле и на Ближнем Востоке, недавно повысили свои производственные мощности. Им также предпочтительны более низкие цены, потому что они платят более высокие корпоративные налоги, когда цены превышают $75 за баррель.

Россия — союзник Ирана в Сирии. Она также поддерживает ядерную сделку, но, если она сорвётся, Россия выиграет в финансовом отношении. Благодаря санкциям США Россия сможет дёшево купить иранскую нефть и перепродать её по более высоким ценам. Россия может также заменить европейских инвесторов на иранских нефтяных месторождениях.

В долгосрочной перспективе Россия и Саудовская Аравия, конечно, предпочли бы более высокие цены на нефть. Но краткосрочные соображения, как пишет обозреватель The New York Times Клиффорд Краусс, взяли верх после того, как Трамп обрушился на ОПЕК в апреле.

Материал представлен в пересказе ИноТВ

Оригинал публикации: The New York Times

news-front.info

Саудовская Аравия нашла замену нефти

Ключевая страна ОПЕК, Саудовская Аравия, решила реализовать крупнейший в мире проект в области солнечной энергетики: вместе с японской фирмой Softbank она построит солнечные электростанции, равные по мощности 200 атомным реакторам.

Таким образом Саудовская Аравия сделала решающий шаг на пути к провозглашенной в апреле 2016 года цели: преодолеть к 2030 году нефтяную зависимость, пишет Deutsche Welle.

Проекту, призванному за десятилетие изменить облик национальной электроэнергетики, которая пока что основана на нефти, дал старт своей подписью 32-летний саудовский наследный принц Мухаммед бен Сальман Аль Сауд.

Подписание документа с японским миллиардером, основателем и главой технологического холдинга Softbank Group Масаеси Соном состоялось в Нью-Йорке в среду, 28 марта 2018 года.

Соглашение предусматривает поэтапное сооружение в Саудовской Аравии солнечных электростанций суммарной мощностью примерно в 200 гигаватт, что сопоставимо с 200 энергоблоками атомных электростанций.

«Это большой шаг для всего человечества. Он смелый и рискованный, но я надеюсь, что мы добьемся успеха», – заявил принц Сальман, оценивая подписанное соглашение.

Предполагается, что уже в 2018 году в импорт и установку солнечных батарей будет вложено около 5 млрд долларов, чтобы в 2019 году смогли приступить к работе две солнечные электростанции мощностью соответственно 3 и 4,2 гигаватт. Они станут крупнейшими на планете.

Из этих 5 миллиардов долларов 1 миллиард предоставит созданный японским миллиардером в 2016 году фонд Softbank Vision Fund, партнером которого является и принц Сальман. Известно, что фонд уже вложил деньги в проекты в США, Индии и Европе. Остальные 4 млрд обеспечит проектное финансирование.

Ожидается, что в дальнейшем средства на новые инвестиции в значительной мере смогут генерировать сдаваемые в эксплуатацию объекты. Так, часть производимой электроэнергии планируется направить на экспорт. Всего же капиталовложения в переориентацию Саудовской Аравии на солнечную энергетику могут достигнуть к 2030 году 200 млрд долларов.

«Это, безусловно, самый большой солнечный проект в истории», – заявил Масаеси Сон после подписания соглашения.

Японский предприниматель, ставший в 1990-х годах одним из первых крупных инвесторов в мировую интернет-индустрию, после аварии на японской АЭС «Фукусима» в 2011 году стал решительным противником атомной энергетики и начал активно инвестировать в Японии в развитие солнечной энергетики.

Также план, о котором договорились саудовский принц и Сон, предполагает развитие в Саудовской Аравии собственного производства солнечных батарей, чтобы они смогли заменить импортируемые панели, а в дальнейшем пойти и на экспорт.

Причем глава Softbank полагает, что наладить производство конкурентоспособных солнечных батарей в Саудовской Аравии удастся в ближайшие три года.

В саудовской столице Эр-Рияде рассчитывают на то, что создание и развитие в стране этой новой отрасли обеспечит работой до 100 тыс. человек и даст мощный импульс переходу пока еще нефтяной национальной экономики на высокие технологии.

k-politika.ru

СМИ: Саудовская Аравия «задумала» обвал нефтяных цен в Азии

Сделка ОПЕК+ о новом сокращении добычи нефти, заключенная в прошлую пятницу, получила неожиданное продолжение.

Саудовская Аравия — ключевой участник ОПЕК — одновременно со снижением поставок на 0,5 млн баррелей в день приняла решение резко уменьшить цены на своем главном экспортном рынке — в Азии, сообщает Finanz.

Так, с января легкие сорта саудовской нефти подешевеют для азиатских клиентов на $1-2. Наиболее популярная марка саудовской нефти — Arab Light — станет дешевле на $1 по сравнению с декабрем и будет продаваться с премией 60 центов к бенчмарку Oman/Dubai, к которому привязаны физические поставки ближневосточных производителей, следует из прайс-листа государственной нефтяной компании королевства Saudi Aramco.

Сверхлегкие сорта упадут в цене еще сильнее: скидки на Arab Super Light составят $1,5, а на Arab Extra Light — $2. В результате их отгрузочные цены рухнут до минимума с начала 2017 года.

Рынок ждал снижения цен от саудитов, но их фактический масштаб оказался выше всех прогнозов, заявил Platts представитель торгующего в Азии нефтетрейдера.

Опрос агентства, проведенный в конце ноября, показал, что большинство трейдеров ждут снижения не более чем на 70 центов.

По всей видимости, рассуждает другой нефтетрейдер, Saudi Aramco намерена резко увеличить отгрузки в Азию с начала 2019 года. На его взгляд, скидки от саудитов с большой вероятностью спровоцируют цепную реакцию и вынудят других ближневосточных добытчиков из ОПЕК снижать цены следом.

Как объясняет источник Platts, саудиты пытаются сдержать приток американской нефти на свой традиционный рынок, — сланцевая добыча опережает рост глобального спроса, провоцируя избыток на американском рынке, который выливается на экспорт.

По данным американского Минэнерго, в первую неделю декабря объемы экспорта нефти из США достигли нового исторического рекорда в 3,2 млн баррелей в день. По сравнению с ноябрем они подскочили на треть, а за год — более чем вдвое. В результате по объему поставок на мировой рынок Штаты опередили всех членов ОПЕК, кроме двух — Саудовской Аравии и Ирака.

www.rosbalt.ru

Нефтяная буря и решимость Саудовской Аравии

Саудовская Аравия лукавит, когда говорит сейчас, что готова снизить нефтедобычу, только бы поднять цены на нефть. Королевство не будет этого делать, по крайней мере, до июня.

Призывы министра нефти Саудовской Аравии Али ан-Наими, обращенные к другим производителям, в том числе к России, координировать действия и вместе сокращать производство, не более чем блеф. Или, скорее, желание прикрыть красивой шелковой вуалью истинное положение вещей. Эр-Рияд строит другие планы.

Нефтяное бремя Саудовской Аравии

Получается, что вроде как Саудовская Аравия готова сотрудничать, даже призывает снижать добычу вместе, но коль желающих больше нет, то в одиночку она сама палец о палец не пошевелит и собственное производство не уменьшит. Хотя как бы очень сожалеет об этом.

Непонятно, почему некоторые аналитики вдруг сейчас приняли за чистую монету заявления на этот счет министра нефти Саудовской Аравии Али ан-Наими, к тому же, в том виде, в каком они разошлись по лентам новостных агентств, став поводом для оптимистичных выводов. Его слова были вырваны из контекста.

Да, министр заявил на днях на конференции в Эр-Рияде, что «королевство сохраняет желание участвовать в работе по возвращению стабильности на нефтяные рынки и улучшению цен в приемлемой и разумной степени». Вот за это-то и ухватились журналисты, опустив одну из следующих фраз: «Но Саудовская Аравия одна не понесет это бремя».

Интересная речь Али ан-Наими длилась почти час, и минут через пятнадцать он уже пообещал, что нефтедобыча Саудовской Аравии останется на отметке около 10 миллионов баррелей в сутки. То есть без всяких намеков на сокращения. А ведь из двенадцати членов ОПЕК (Организации стран — экспортеров нефти) это единственный, кто реально может сегодня снизить нефтедобычу. Объемы остальных колеблются от одного до трех с половиной миллионов баррелей ежесуточно.

Королевство Саудовская Аравия — это мировой лидер по производству нефти, хотя время от времени уступает пальму первенства поджимающей ее по этим показателям России.

Королевство ищет сланец

В самом начале своего выступления министр напомнил про лидерство Саудовской Аравии по показателю разведанных запасов нефти — 267 млрд баррелей. А также про внушительные кладовые природного газа — 300 триллионов кубометров. «Ведется поиск новых месторождений», — сказал он. Королевство, по его словам, уже занимается и технологиями добычи сланцевого газа, обнаружив места с потенциально «огромными объемами».

Западные исследовательские организации к этим данным недавно добавили также, что Саудовская Аравия, которая возглавляет сегодня военную операцию «Буря решимости» в Йемене, в минувшем 2014 году стала мировым лидером по закупкам вооружений. Но не будем отвлекаться от нефтяной темы.

В России любят объяснять нефтяную политику Саудовской Аравии теорией заговора. Ее сторонники уверены, что королевство само вполне в состоянии пережить падение цен. Отчасти это так, хотя военные расходы растут вместе с дефицитом бюджета. Но главная мысль заключается в том, что саудовцы намеренно обваливают рынки, чтобы навредить своим политическим оппонентам — Ирану и России, чьи экономики еще сильнее завязаны на нефтяные цены.

В мире, где все объясняется только заговором, жить даже проще, потому как понятнее. Достаточно нащупать тайную пружину — и все ясно.

Однако беда в том, что сама экономика подталкивает Саудовскую Аравию к жесткой позиции в ОПЕК. А это, на мой взгляд, еще хуже, чем заговор. На заговорщика ведь еще как-то можно повлиять. А как повлиять на песчаную бурю?

«Цена на нефть упала до 10 долларов»

Али ан-Наими в этой же речи привел несколько примеров из истории. Например, в 1980-х годах снижение цен на нефть сильно ударило по экономике Советского Союза. Нет, министр сейчас не упоминал всуе СССР, но сказал: «Тогда мы уступили просьбам. Но это не сработало».

«Мы снизили добычу с 10 млн баррелей в сутки в 1980 до 3 млн баррелей в 1985. А цена все равно упала с 40 долларов за баррель меньше чем до 10 долларов», — объяснил он.

Кому, как ни ему, это хорошо помнить, ведь 79-летний Али ан-Наими, ровесник нового саудовского короля Салмана, многие десятилетия трудится в нефтяной отрасли, в том числе на ключевом посту министра нефти.

Когда в конце января мы писали про кончину короля Абдаллы, брата нынешнего монарха, то прогнозировали сохранение за Али ан-Наими ведущей роли в определении нефтяной политики королевства. А он советует королю и принцам не снижать добычу, так как твердо уверен, что сокращение объемов производства для королевства опаснее, чем понижение цен.

Сейчас министр это подтвердил в своей речи: «Тогда, в результате, мы проиграли не только в цене, но еще и потеряли наших клиентов».

Совещание ОПЕК вместе с переговорами по Ирану

Саудовская Аравия считает, что уменьшение объемов добычи приведет к потере рынков сбыта. А при большом предложении нефти, которое имеется в настоящее время, за потребителя идет еще более жесткая конкурентная борьба, чем за цену.

Саудовская Аравия хочет сохранить свою клиентуру, хотя даже на традиционных для нее азиатских рынках ее уже теснят и Мексика, и Россия, и другие. Угрозу представляют и свои же коллеги из ОПЕК, где разногласия становятся все острее. По большому счету, с точки зрения нефтяной конкуренции нестабильность в Ираке, Ливии, как и санкции против Ирана, для королевства выгодны.

Иначе все эти страны ринутся качать и качать свою нефть, пока не поздно и пока на этот товар еще есть спрос. Конечно, ОПЕК должна будет ограничить их производство существующей системой квот. Но сделать это можно единственным способом — ограничив долю самой Саудовской Аравии.

Иран, например, буквально на днях устами своего министра нефти призвал пересмотреть распределение квот в ОПЕК, чтобы подготовиться к предполагаемой отмене эмбарго.

Саудовская Аравия, напротив, послала всем сейчас ясный сигнал, что в ближайшие месяцы этому не бывать. До важного совещания ОПЕК на уровне министров, намеченного на 5 июня, королевство и слышать больше не захочет ни про изменение квот, ни про сокращение добычи.

К лету также станет понятно, как продвигаются переговоры по снятию санкций с Ирана и контролю над его ядерной программой. По странному совпадению, срок для завершения переговоров по этой проблеме — тот же июнь, 30. Ну а война в Йемене идет своим чередом, хотя и на этих фронтах к концу весны возникнут перемены, которые будут учитывать министры ОПЕК.

Следите за последними событиями в нашей Twitter-трансляции.

Наша группа в Facebook.

Источник публикации

rushor.su

Почему арабские страны (Саудовская Аравия, ОАЭ, Катар) стали невероятно богатыми и процветающими, тогда как Венесуэла - мировой лидер по запасам нефти

Для ответа на этот вопрос, я бы обратил внимание на следующие факторы:

1. Запасы Венесуэлы очень специфичные - большая их часть это нефтяные пески, вроде тех, что есть в Канаде. Добываются они открытым способом, но процесс отделения нефти от песка очень сложный и дорогой, поэтому добывать их в больших масштабах очень трудно. 

2. Саудовская Аравия и Катар напротив, по запасам - легкоизвлекаемая нефть, высокого качества. Себестоимость ниже, технологии добычи и подготовки - проще. 

3. Согласно материалам WSJ (http://graphics.wsj.com/oil-barrel-breakdown/) в Венесуэле одна из самых высоких себестоимостей добычи нефти, около $27 за баррель. В СА почти $9. Доля капитальных затрат из-за более сложной добычи - в Венесуэле тоже выше, а капитал один из ключевых факторов при развитии нефтедобывающих проектов.

4. Капитал Венесуэле привлекать очень тяжело. Во многом причиной этому является очень нестабильная политическая обстановка. Национализация нефтяной индустрии в 1979 и последующее не очень грамотное управление фактически демотивировали зарубежных инвесторов вкладывать какие-либо деньги в добывающий сектор Венесуэлы.

5. Экономика Венесуэлы очень зависима от нефтяного экспорта. Последний кризис нефтяных цен просто лишний раз это доказывает. У страны нет запаса по себестоимости нефти как у других нефтяных держав, что при первом же колебании цены пускает всю экономику под откос.

6. У меня не получилось найти данные по ВВП после 2014 года, но эта заметка, я думаю, более чем отражает текущую ситуацию. Всем экспортерам нефти тяжело, но Венесуэле тяжелее всех. Инфляция 800%, ВВП сократился на 18% (http://www.reuters.com/article/us-venezuela-economy-idUSKBN154244)

thequestion.ru

Саудовская Аравия: кризис нефтяного королевства

Однако к 1 июня 2018 года кризис, казалось, пошел на убыль.

Обстановка в Аравии вызывает серьезные вопросы у России, КНР и США, особенно, в том, что касается внешнеполитических стратегий. Возникают вопросы по энергоснабжению, войне в Йемене, контролю над Красным морем и связями между Евразией и Африкой через систему китайского Шелкового пути.

Но к началу июня 2018 года правительство Саудовской Аравии, контролируемое наследным принцем Мохаммедом бин Салманом, понятия не имеет, как будут развиваться события далее.

Всё началось вечером 21 апреля 2018 года, когда из комплекса дворца Аль-Хазами в окрестностях Хузамы в Эр-Рияде послышалась стрельба, продолжавшаяся в течение довольно долгого отрезка времени. Правительственные чиновники опубликовали сообщение о том, что стрельбу из автоматов осуществляли дворцовые охранники, атаковавшие «игрушечный» гражданский беспилотник, который отклонился от курса и вошёл в запрещенное воздушное пространство над королевским дворцом. Однако было очевидно, что некоторые из выстрелов произошли в самом здании.

Жертв было много: несмотря на то, что не было никаких официальных сообщений о гибели высокопоставленных должностных лиц, в последующие дни в Эр-Рияде прошли сдержанные, но явно знатные похоронные процессии.

Понятно, что во время инцидента во дворце находились представители королевской династии и официальные лица с вооруженной охраной.

По некоторым сообщениям, наследный принц Мохаммед бин Салман получил по меньшей мере два ранения. В правительстве заявили, что во время «инцидента с беспилотником» король Салман бен Абдель Азиз аль-Сауд находился вдали в одной из резиденций на северо-западе Королевства.

Другие источники частного характера говорят, что король в этот время находился в Эр-Рияде и был немедленно эвакуирован.

Инцидент отразил степень гнева, испытываемого саудитами в отношении политики и методов наследного принца Мохаммеда.

Ни король, ни наследный принц не выходили в свет с момента инцидента до начала июня 2018 года, хотя 31 мая 2018 года правительство выпустило видеозапись встречи принца Мохаммеда с президентом Йемена Абд-Раббу Мансуром Хади (накануне король Салман также встречался с ним в Джидде).

На одном из снимков наследный принц стоит рядом с президентом Йемена, они пожимают друг другу руки. Это первый случай с момента инцидента 21 апреля, когда принц Мохаммед запечатлен стоящим; на остальных немногочисленных фотографиях он сидит. Таким образом, если наследный принц пострадал в результате инцидента, раны оказались не опасны для жизни, но, в то же время, достаточно серьезны, чтобы он был не в состоянии предстать перед общественностью и развеять слухи.

Подтверждается, что 18 мая, всего через 27 дней после инцидента со стрельбой, наследный принц Мохаммед смог встретиться и обговорить важные дела с премьер-министром Эфиопии Абием Ахмедом Али, хотя фотографий с их встречи нет. Визит премьер-министра связан не только с напряженностью в отношениях между Саудовской Аравией и Эфиопией, но и с попытками принца Мохаммеда выступить миротворцем в многолетнем конфликте между Эфиопией и Эритреей. Саудовская Аравия также заинтересована в том, чтобы влияние Ирана и Катара в обеих африканских странах было сведено к минимуму.

Наследный принц также согласился освободить 1000 эфиопов, отбывающих заключение в Саудовской Аравии за мелкие правонарушения — позитивный момент на фоне массового сокращения числа иностранных рабочих (в 2017 году, кроме 70 000 покинувших страну добровольцев-репатриантов, было депортировано 14 000 эфиопов). Всего запланировано депортировать 500 000 эфиопских рабочих, 160 000 уже уехали из королевства.

Госсекретарь США Майк Помпео посетил королевство 28 апреля 2018 года, через неделю после стрельбы, и встречался с королем Салманом и министром иностранных дел Аделем аль-Джубейром, но не с самим наследным принцем.

Иракский религиозный и политический деятель Муктада ас-Садр, победитель недавних парламентских выборов в Ираке , хотел посетить королевство и встретиться с наследным принцем Мохаммедом после визита в Кувейт 30 мая 2018 года. Муктада ас-Садр гостил в Королевстве в 2017 год: лидер иракских шиитов был тепло принят из-за его позиции независимости от Ирана. Но в этот раз правительство Саудовской Аравии попросило его отложить визит в королевство, что свидетельствует о том, что страна все еще переживает трудности.

По всей видимости, наследный принц Мохаммед и король Салман провели большую часть последних пяти недель, прошедших со дня инцидента в королевском дворце (который представляет собой военный комплекс со своим собственным портом) в провинции Мекка на Красном море. По слухам, место было выбрано из-за возможности беспрепятственного выезда из королевства в случае необходимости медицинской помощи или ухудшения внутриполитической ситуации в стране.

ktovkurse.com