Когда в России закончится нефть. Когда закончится нефть в россии


Когда в России закончится нефть

Немецкие ученые указывают на ряд недостатков в российской энергетической политике, которые привели к столь плачевному положению дел. Это недостаток инвестиций, необходимых для повышения объемов добычи полезных ископаемых; недостаточно развитые технологии энергосбережения; низкие цены на энергоресурсы на внутреннем рынке, из-за которых попусту сжигается углеводородное сырье. Как считают авторы доклада, такое положение дел надо кардинально менять - в противном случае Западную Европу ожидает полная неопределенность относительно поставок углеводородов из России. Немецких экономистов можно понять: по их оценке, сейчас 29% всей нефти и 1/3 всего газа, потребляемых в Евросоюзе, импортируется из России.

Но отечественные эксперты по нефти и газу заявили РИА Новости, что при всех проблемах, которые действительно имеют место в российской нефтегазовой отрасли, утверждения о скором истощении наших запасов являются чистой воды передергиванием.

«Глупость и искажение», - столь категорично о прогнозе DIW высказался аналитик инвестиционной группы «АнтантаПиоглобал» Тимур Хайруллин. Россия по его словам, обеспечена нефтью как минимум на 30 лет вперед, и ситуация не ухудшается с каждым годом. Российские компании, выкачивая нефть, за счет разведки и доразведки постоянно восполняют свои запасы, по меньшей мере, на 70-80%. Другими словами, соотношение нефтяных запасов и их добычи каждый год остается в России на стабильном уровне. Поэтому не стоит опасаться того факта, что у нас только седьмые по мировым меркам резервы. Так уж распорядилась природа, что 60% всех мировых запасов «черного золота» находится в странах Персидского залива. (Они обеспечены нефтью более чем на 70 лет вперед.) Зато, как подчеркивает Хайруллин, по запасам природного газа Россия занимает первое место в мире (более 25%), и ее обеспеченность этим сырьем во много раз больше, чем нефтью.

При этом он соглашается с тем, что за последние три года темпы прироста добычи нефти в России замедлились до 2-2,5% в год. (В течение 2000-2004 годов Россия увеличивала выкачку нефти на 6-11% ежегодно.) Причина в том, что отечественные компании тратят на геологоразведку всего 1% от своих доходов, а основные сегодня для России месторождения Западной Сибири постепенно истощаются. Но именно сейчас Россия создает новые центры нефтедобычи в Восточной Сибири и на морском шельфе, в том числе используя налоговые льготы; а для транспортировки нефти с этих месторождений будет построен нефтепровод «Восточная Сибирь - Тихий океан» (ВСТО), который свяжет их с бурно развивающимися азиатскими рынками. Впрочем, как признает Хайруллин, существенных темпов прироста нефтедобычи в ближайшие годы от России ждать не стоит. При нынешних высоких налогах на выкачку и экспорт сырья у нефтяных компаний нет больших стимулов для этого.

Его коллега, аналитик инвестиционной компании «Тройка Диалог», Валерий Нестеров признает, что проблема восполнения российских нефтяных запасов существует: затраты на ныне действующих истощенных западносибирских месторождениях все увеличиваются; качество извлекаемой из них нефти невысокое, и из-за этого упали темпы прироста добычи. Но утверждение, что у России нефти осталось только на 22 года, он тоже называет глупостью. К примеру, уровень обеспеченности запасами нефти у многих крупнейших западных компаний, по его словам, - всего лишь 15 лет (в то время как у России - 20-30 лет), и они их постоянно успешно восполняют. У ведущих российских компаний, по сведениям Нестерова, восполнение запасов в последнее время также поддерживается на хорошем уровне и составляет около 100%.

При этом он признает, что с начала 1990-х годов, когда нефтедобыча в России перешла в частные руки, разведка новых месторождений нефти приостановилась. Геологические изыскания, по его мнению, должна быть предметом государственной политики. Сейчас в этом направлении уже делаются необходимые шаги: принята госпрограмма развития недропользования, предусматривающая восполнение минерально-сырьевой базы; ведется активное лицензирование восточносибирских нефтяных месторождений. Но Нестеров не считает, что России нужно всеми силами стремиться к наращиванию темпов добычи, так как нужно что-то оставить и следующим поколениям.

Действительно, сейчас российские темпы прироста добычи нефти (2-2,5% в год) только приблизились к общемировым (1,5-2% в год). Причем рост мировой добычи нефти уже много лет держится на этом уровне благодаря усилиям нефтяного картеля ОПЕК, который, отражая интересы стран-экспортеров нефти, делает все возможное, чтобы она не была дешевой.

Доклад же экспертов DIW отражает точку зрения потребителей углеводородов, которым требуется все больше энергоресурсов, и которые опасаются, что Россия не сможет удовлетворить их растущий спрос. Они, впрочем, могут поискать другие способы решения этой проблемы: переходить, например, на новые источники энергии и еще более эффективные энергосберегающие технологии.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

ria.ru

Когда в России закончится нефть

При текущем уровне добычи разведанных запасов нефти в России хватит менее чем на 30 лет. При этом доля трудноизвлекаемых (и следовательно, малорентабельных для добычи) запасов в общем балансе увеличивается и уже превышает 60%.

Однако в Минприроды указывают, что прирост запасов нефти в России по объемам опережает добычу, а эксперты говорят о сложной системе подсчетов — если в балансе учитывать битуминозные пески и сланцевую нефть, запасы РФ составят треть от мировых, и их хватит уже на 200 лет.

Разведанных запасов нефти в России хватит на 28 лет. Об этом заявил глава Министерства природных ресурсов Сергей Донской в интервью «Российской газете». Речь идет о запасах, «о которых точно известно, где и сколько их, как извлекать». Такие запасы по словам Донского составляют 14 млрд тонн. На 28 лет их хватит если исходить из текущего уровня производства — в 2015 году было добыто около 505 млн тонн.

Однако извлекаемых запасов, по словам Донского, вдвое больше — 29 млрд тонн. Таким образом, их хватит уже на 57 лет.

В Минприроды уточнили, что нельзя говорить о том, что нефть заканчивается. «На протяжении последних 10 лет Россия обеспечивает как минимум простое воспроизводство запасов углеводородов, — поясняет представитель министерства. — Прирост запасов в этот период всегда превышал уровень добычи, не кратно, но на десятки и даже сотни миллионов тонн по нефти и миллиардов кубометров — по газу».

Поэтому обеспеченность России доказанными запасами углеводородов стабильно высокая. Мы занимаем по этому показателю как минимум восьмое место в мире», — говорит собеседник.

Причем если учитывать трудноизвлекаемые запасы (ТРИЗ) и ресурсный потенциала континентального шельфа, которые будут вовлекаться в оборот по мере развития технологий, сырьевая обеспеченность, по словам представителя МПР, значительно выше.

Однако здесь есть спорный момент, который касается трудноизвлекаемых запасов. Партнер компании Rusenergy Михаил Крутихин указывает, что расчеты МПР не учитывают движение нефтяных цен, а следовательно, не учитывается, будет ли коммерчески рентабельной разработка ТРИЗ.

«При себестоимости добычи ТРИЗ в районе $80 за баррель — кто их будет добывать, чтобы продать по $35-40 за баррель?», — говорит эксперт.

А доля трудноизвлекаемых запасов в структуре общих запасов углеводородов, по данным самого Минприроды, растет. Еще в прошлом году она превысила 60%.

Сергей Донской в интервью РГ предупредил, что без открытия новых месторождений добыча традиционных запасов начнет снижаться уже с 2020 года. Но для этого надо развивать геологоразведку, а при нынешних ценах на нефть (сейчас баррель Brent колеблется около $40, с начала падения цен в июле 2014 года они снизились почти втрое) компаниям это не интересно.

Глава крупнейшей в России нефтяной компании «Роснефть» Игорь Сечин прошлой осенью говорил, что для новых месторождений (речь идет именно о ТРИЗ и шельфовых запасах) критичной ценой является цена барреля в $70. Причем средняя норма прибыли даже при высоких ценах ($110 за баррель, как это было в июле 2014 года) составляет всего 12-14%.

Тем не менее, компании, осознавая неизбежность перехода на «трудную» нефть, вынуждены развивать именно добычу ТРИЗ и шельфовые проекты. Та же «Роснефть» только в прошлом году начала ряд проектов, связанных с трудноизвлекаемыми запасами. Например, были запущены опытно-промышленные работы по добыче высоковязкой нефти на Ван-Еганском месторождении (запасы оцениваются в 49 млн тонн). Также «Роснефть» в партнерстве с норвежской Statoil ведет работы по оценке перспективы добычи ТРИЗ Доманиковых отложений Волго-Уральского бассейна.

Глава совета директоров «Инжиниринговой компании «2К» Иван Андриевский напоминает, что из-за ценовых колебаний нефтяного рынка начинают все более активно развиваться другие направления: источники возобновляемой энергии в Европе и Китае, добыча нетрадиционным способом («сланец») в Америке, возвращение интереса к атому, чему не смогла помешать даже авария на АЭС «Фукусима-1» в Японии.

«Все это говорит о том, что мир активно ищет альтернативу дорогой нефти, — говорит Андриевский. — И в долгосрочной перспективе это приведет к сокращению доли углеводородных ресурсов в мировом энергобалансе».

По словам Андриевского, до 2020 года, когда начнется сокращение традиционных запасов, экономику страны необходимо диверсифицировать.Впрочем, что касается оценки запасов, есть и другая точка зрения. Расчеты в этом плане вообще достаточно условны, причем лучше всего это видно именно на примере России. Ведущий эксперт российского Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев поясняет, что нынешний расчет извлекаемых запасов делается на основе среднего по России коэффициента извлечения нефти (КИН), установленного на уровне 0,38%.

Однако это именно среднее значение, причем, по словам Танкаева, заниженное из-за крайней жесткой системы утверждения всех показателей. В реальности КИН по России не менее 0,5, а на некоторых месторождениях (например, Ромашкинском) — 0,7.

«И если исходить из КИН в 0,7, то извлекаемые запасы нефти в России будут составлять уже 40 млрд тонн, — рассказывает эксперт. — При этом если говорить о геологических запасах нефти в РФ по категориям А-В-С1 ( подготовленные и разрабатываемые) то они даже с КИН 0,38 составляют 84,637 млрд тонн».

А если в баланс внести битуминозные пески, как это сделала Канада, а также сланцевую нефть, запасы России, по словам Танкаева, составят 100 млрд тонн — почти треть (31,25%) от всех мировых запасов.

discussio.ru

Когда в России закончится нефть? — Ермак-инфо

На глобальном уровне в 2015 и 2016 годах было открыто наименьшее число месторождений нефти с 1952 года. В 2016 году было обнаружено лишь 3,7 миллиардов баррелей запасов нефти, а это обеспечит потребности планеты примерно на 45 дней и составляет 0,2 процента действительных запасов нефти. Разведочное бурение месторождений в России, которая страдает не только от падения цены на энергоресурс, но и от санкций, снизилось вдвое.

В 2015 году было открыто лишь 7 новых месторождений, и 3 из них находились в Балтийском море. В 2016 году нефтегазовые компании открыли в России 40 перспективных территорий, однако самое крупное из них, месторождение Нерцетинское (Роснефть), оценивается в 17,4 миллионов тонн. Это резко контрастирует с достижениями прошлых лет: самое крупное месторождение 2014 года «Победа» было оценено в 130 миллионов тонн нефти и 0,5 триллиона кубометров газа.

Из-за этого спада у многих появляются сомнения в увеличении производства нефти в России. Когда же в России закончится нефть? Продолжит ли Россия быть главным поставщиком нефти, когда этот ресурс начнёт терять свою актуальность?

В Министерстве природных ресурсов и экологии РФ заявили, что без учёта новых месторождений при нынешнем уровне потребления доказанные запасы России (29 млрд. тонн) закончатся к 2044 году. Запасов газа должно хватить как минимум на 160 лет.

В этих обстоятельствах будут ослаблены условия добычи: к примеру, упрощено получение лицензии и увеличен доступный участок недр до 500 км² (что в 5 раз больше нынешнего). Эти меры, введённые министерством, не отменяют того факта, что в недрах России находятся ещё не открытые резервы. Но где именно?

Будущее российской нефти связано с сырьём, которое сложно и дорого добывать, и такие месторождения находится не в традиционных регионах добычи. Точно так же, как Западная Сибирь сменила Волго-Уральский нефтегазовый бассейн в 70-ых годах и стала основным регионом производства, Восточная Сибирь может сменить Западную Сибирь, добыча в которой упала с 71 процента в 2004–2005 годах до 57 процентов сегодня.

Эта «смена лидера» ожидалась ещё в 90-х, но благодаря способам нефтедобычи и не такому быстрому развитию производства в других регионах, в Западной Сибири были стабильные показатели. Аналитики с начала 80-ыхпредсказывали спад производства нефти, чем ввели сектор в заблуждение. Спад действительно произошёл в период 1996–1999 годов, и производство снизилось до 301–3015 млн. тонн в год. Но это было вызвано общим упадком российской экономики, а не нехваткой ресурсов.

Сегодня российские компании практически вынуждены переключиться на сланцевую, глубинную и арктическую нефть. Неслучайно санкции США и Евросоюза затронули продажу технологий, связанных прежде всего с этими видами добычи. Российские компании хорошо знакомы с методами и оборудованием для традиционной добычи, и очень рассчитывали на западные технологии в новых начинаниях. И тем не менее, вряд ли санкции замедлят разведку нефти в Арктике надолго.

Континентальный шельф России содержит большую часть арктических нефтяных запасов и приблизительно 60 процентов не открытых ресурсов. На данный момент возможные ресурсы российской Арктики составляют 585 млн. тонн нефти и 10,4 трлн. кубометров газа, хотя большинство арктических морей исследованы не очень тщательно. В Карском море, которое богато газовыми месторождениями и находится в центре внимания с 1983 года из-за Мурманского газового месторождения (120 млрд. м3), и в Баренцевом море будут проводиться новые исследования.

Правительство России рассматривает богатства Арктики как ресурсы «федерального значения», поэтому западным нефтегазовым компаниям не приходится рассчитывать на роль крупных акционеров. Больше места для манёвра предоставляют более рискованные регионы: море Лаптевых и Чукотское море, где подробные исследования не проводились.

Более того, Комиссия ООН по границам континентального шельфа включила анклав в Охотском море в состав континентального шельфа России, и это море предстоит ещё исследовать. Российская Арктика, а также Тимано-Печорская нефтегазовая провинция и Енисей-Хатангский прогиб обеспечат России место в мировой тройке производителей нефти на следующие 40–50 лет.

Россия обладает сланцевой и трудноизвлекаемой нефтью, запасы которой уступают лишь по объёмам США. И всё же Россия может легко превзойти конкурентов, развивая такие месторождения как баженовская свита (крупнейшее в мире сланцевое месторождение площадью 1 млн. км2, обладает как минимум 20 млрд. тонн нефти), абалакская свита (её отложения подстилают баженовскую свиту) и доманикская свита (расположена в Волго-Уральском регионе). Эти и им подобные месторождении труднодоступны, но они находятся в традиционных регионах добычи нефти с развитой инфраструктурой. Хотя первый нефтяной фонтан был получен из бажена в 1969 году, многие факторы препятствовали развитию добычи нефти в России, и главным из них оставалось наличие менее затратных вариантов.

Для рентабельности производства трудноизвлекаемой российской нефти её цена должна составлять как минимум 55–60 долларов за баррель, что отличается от добычи традиционными способами, для которой достаточно и 20–30 долларов за баррель.

Несмотря на значительное отставание по сравнению с добычей сланцевой нефти в США, для России это не самый плохой вариант. В рамках импортозамещения российские компании смогут в полной мере использовать сланцевые богатства страны к 2020 году, к тому же, им придётся развивать добычу при более низкой стоимости бурения, повременной ставки и эффективности по сравнению с их американскими коллегами в конце 2000-х. Возможно, к тому времени и санкции будут отменены.

Наконец, не следует недооценивать устойчивость традиционной добычи нефти в России, которая благодаря методам добычи и доразведке остаётся достойной внимания. Как показало открытие месторождения Великое в Астраханской области (оценка запасов — 330 млн. тонн), российские подсолевые слои в регионах, считавшихся находящимися на грани истощения, могут представлять собой новое направление развития отрасли. Так как в Министерстве природных ресурсов и экологии РФ не могут учитывать будущие события при расчётах, прогноз на 2044 год лишь говорит о консерватизме, а не о действительных возможностях страны.По всем параметрам, Россия останется страной-лидером по производству нефти, обратив своё внимание к местам более далёким (север и восток), глубоким (морские глубины и подсолевой слой) и затратным.

V. Katona Oilprice.com в переводе ИноСМИ

xn----7sbooiklil0c.xn--p1ai

Когда в России закончится нефть

России необходимо провести кардинальные изменения в своей нефтегазовой отрасли – увеличить инвестиции в разведку и добычу и более экономно расходовать энергоресурсы

Олег Митяев, экономический обозреватель РИА Новости

БАКУ, 10 декабря – «Новости-Азербайджан». России необходимо провести кардинальные изменения в своей нефтегазовой отрасли – увеличить инвестиции в разведку и добычу и более экономно расходовать энергоресурсы. Иначе российские запасы нефти будут полностью исчерпаны через 22 года. Такой прогноз содержится в докладе авторитетного Немецкого института экономии (DIW), обнародованном 4 ноября. «Глупость и искажение» - такова была единодушная реакция российских экспертов на мрачные пророчества немцев.

Доклад DIW обращает внимание на то, что Россия, вторая страна мира по объемам нефтедобычи (9,7 млн баррелей в день) после Саудовской Аравии, по доказанным запасам «черного золота» занимает только седьмую строчку мирового рейтинга (6-7% от общемировых резервов). На этом основании авторы доклада делают крайне неутешительный вывод: при нынешнем уровне добычи запасы нефти в России закончатся примерно через 22 года.

Немецкие ученые указывают на ряд недостатков в российской энергетической политике, которые привели к столь плачевному положению дел. Это недостаток инвестиций, необходимых для повышения объемов добычи полезных ископаемых; недостаточно развитые технологии энергосбережения; низкие цены на энергоресурсы на внутреннем рынке, из-за которых попусту сжигается углеводородное сырье. Как считают авторы доклада, такое положение дел надо кардинально менять – в противном случае Западную Европу ожидает полная неопределенность относительно поставок углеводородов из России. Немецких экономистов можно понять: по их оценке, сейчас 29% всей нефти и 1/3 всего газа, потребляемых в Евросоюзе, импортируется из России.

Но отечественные эксперты по нефти и газу заявили РИА Новости, что при всех проблемах, которые действительно имеют место в российской нефтегазовой отрасли, утверждения о скором истощении наших запасов являются чистой воды передергиванием.

«Глупость и искажение», - столь категорично о прогнозе DIW высказался аналитик инвестиционной группы «АнтантаПиоглобал» Тимур Хайруллин. Россия по его словам, обеспечена нефтью как минимум на 30 лет вперед, и ситуация не ухудшается с каждым годом. Российские компании, выкачивая нефть, за счет разведки и доразведки постоянно восполняют свои запасы, по меньшей мере, на 70-80%. Другими словами, соотношение нефтяных запасов и их добычи каждый год остается в России на стабильном уровне. Поэтому не стоит опасаться того факта, что у нас только седьмые по мировым меркам резервы. Так уж распорядилась природа, что 60% всех мировых запасов «черного золота» находится в странах Персидского залива. (Они обеспечены нефтью более чем на 70 лет вперед.) Зато, как подчеркивает Хайруллин, по запасам природного газа Россия занимает первое место в мире (более 25%), и ее обеспеченность этим сырьем во много раз больше, чем нефтью.

При этом он соглашается с тем, что за последние три года темпы прироста добычи нефти в России замедлились до 2-2,5% в год. (В течение 2000-2004 годов Россия увеличивала выкачку нефти на 6-11% ежегодно.) Причина в том, что отечественные компании тратят на геологоразведку всего 1% от своих доходов, а основные сегодня для России месторождения Западной Сибири постепенно истощаются. Но именно сейчас Россия создает новые центры нефтедобычи в Восточной Сибири и на морском шельфе, в том числе используя налоговые льготы; а для транспортировки нефти с этих месторождений будет построен нефтепровод «Восточная Сибирь - Тихий океан» (ВСТО), который свяжет их с бурно развивающимися азиатскими рынками. Впрочем, как признает Хайруллин, существенных темпов прироста нефтедобычи в ближайшие годы от России ждать не стоит. При нынешних высоких налогах на выкачку и экспорт сырья у нефтяных компаний нет больших стимулов для этого.

Его коллега, аналитик инвестиционной компании «Тройка Диалог», Валерий Нестеров признает, что проблема восполнения российских нефтяных запасов существует: затраты на ныне действующих истощенных западносибирских месторождениях все увеличиваются; качество извлекаемой из них нефти невысокое, и из-за этого упали темпы прироста добычи. Но утверждение, что у России нефти осталось только на 22 года, он тоже называет глупостью. К примеру, уровень обеспеченности запасами нефти у многих крупнейших западных компаний, по его словам, - всего лишь 15 лет (в то время как у России – 20-30 лет), и они их постоянно успешно восполняют. У ведущих российских компаний, по сведениям Нестерова, восполнение запасов в последнее время также поддерживается на хорошем уровне и составляет около 100%.

При этом он признает, что с начала 1990-х годов, когда нефтедобыча в России перешла в частные руки, разведка новых месторождений нефти приостановилась. Геологические изыскания, по его мнению, должна быть предметом государственной политики. Сейчас в этом направлении уже делаются необходимые шаги: принята госпрограмма развития недропользования, предусматривающая восполнение минерально-сырьевой базы; ведется активное лицензирование восточносибирских нефтяных месторождений. Но Нестеров не считает, что России нужно всеми силами стремиться к наращиванию темпов добычи, так как нужно что-то оставить и следующим поколениям.

Действительно, сейчас российские темпы прироста добычи нефти (2-2,5% в год) только приблизились к общемировым (1,5-2% в год). Причем рост мировой добычи нефти уже много лет держится на этом уровне благодаря усилиям нефтяного картеля ОПЕК, который, отражая интересы стран-экспортеров нефти, делает все возможное, чтобы она не была дешевой.

Доклад же экспертов DIW отражает точку зрения потребителей углеводородов, которым требуется все больше энергоресурсов, и которые опасаются, что Россия не сможет удовлетворить их растущий спрос. Они, впрочем, могут поискать другие способы решения этой проблемы: переходить, например, на новые источники энергии и еще более эффективные энергосберегающие технологии. -0-

az.sputniknews.ru

Когда закончится нефть? | KM.RU

Когда закончится нефть? Ныне можно встретить в прессе высказывания типа: «Нефть – одна из загадок природы. Известен ее химический состав, совершенствуются методы ее добычи,

Когда закончится нефть?

Ныне можно встретить в прессе высказывания типа: «Нефть – одна из загадок природы. Известен ее химический состав, совершенствуются методы ее добычи, но ее происхождение – тайна за семью печатями».

Критически отнестись к этому утверждению заставляют выводы, следующие из него. В земных недрах количество нефти ограниченное, и при интенсивной добыче она будет в конце концов израсходована человечест­вом полностью. И тогда в человеческом сообществе наступит такой кризис, который можно сравнить только с «концом света». Масла в огонь подлили и прогнозисты: лет через тридцать, а в России и того раньше, нефтяные скважины окончательно оскудеют.

То, что принятое мнение о природе нефти не стыкуется с фактическими проявлениями, станет очевидным, если обратиться к статистике.

В СССР в восьмидесятые из-за оскудения скважин в Баку добыча нефти упала до критических размеров. Поэтому Советское правительство было готово отказаться от Бакинской нефти и стало развивать нефтепромыслы в Сибири. Прошло двадцать лет, и ныне Баку стал вновь одним из самых серьезных поставщиков углеводородов на мировые рынки. Как это могло случиться, ведь новые месторождения там только лишь разведываются.

То же произошло в Чеченской республике. Там скважины эксплуатируются с конца XIX века. К концу 40-х годов ХХ века они истощились. Было решено их практически законсервировать, закачав в них воду. Прошло пятнадцать лет, и высокообводненные скважины, как и в Баку, вновь стали выдавать прекрасную обезвоженную нефть. Почему? По каким законам?

Выяснить это решили ученые из Московской государственной Академии нефти и газа имени И. М. Губкина (ГАНГ). В результате проведенных исследований они пришли к выводу: время пополнения природой нефтяных запасов – не десятки миллионов лет, а десятки лет. Слово «миллион» было вычеркнуто.

Ганговцы опубликовали в газете «Аргументы неделi» свое заключение: природа умеет пополнять свои кладовые. Но как она это делает?

Прочитав об их исследовании, вспомнил удивительную книгу Николая Варварова «Седьмой континент». Николай Александрович таким образом назвал спутницу Земли Луну. Вот она, та самая глава, что удивила меня тридцать один год назад и заставила хранить книгу десятки лет:

«Все чаще нефть находят в древнейших горных породах, образовавшихся тогда, когда органическая жизнь на Земле была в самом зачаточном состоянии и не могла предоставить достаточное количество вещества для образования нефти».

И самое главное: «Некоторые ученые придерживаются гипотезы Д. И. Менделеева о неорганическом происхождении нефти в результате реакций между углеродистым железом, находящимся в земле, и водой, просачивающейся с земной поверхности. Эти реакции происходят на большой глубине при высоких температурах и давлениях.

Московские ученые, вы теперь догадываетесь, почему надо закачивать воду в использованные нефтяные месторождения? Чтобы вода и углеродистое железо рожали новую нефть!

Тридцать лет назад советские ученые-неф­тяники И. О. Брода и Н. А. Еременко обнаружили признаки жидкой нефти в продуктах извержения вулканов Этны (Сицилия) и Кракатау (Малазийский архипелаг). Советский ученый Н. Бескровный нашел нефть в горячих источниках вулкана Узон на Камчатке. Ныне появились сообщения о наличии нефти в продуктах извержения камчатских вулканов Безымянный и Ключевская сопка. То, что творится в чреве вулканов (температура выше тысячи градусов и сверхдавление, приводящее к взрывам при выходе на поверхность газов и магмы), еще раз подтверждает, что органика при зарождении нефти в вулканах ни при чем.

Еще раз обратимся к статистике. За последние пять лет запасы нефти в России выросли с 45 до 70 миллиардов баррелей. Разведка новых месторождений не велась, но запасы выросли! С точки зрения органики – парадокс. Но если следовать Дмитрию Ивановичу Менделееву, запасов должно быть в несколько раз больше, если вовремя и продуманно закачивать в скважины воду.

Вернемся к книге «Седьмой континент». Основываясь на мнении Д. И. Менделеева, Николай Александрович предположил, что и на Луне возможны нефтяные месторождения. Подтверждения тому – наблюдавшиеся выходы газов из глубинных зон лунных кратеров Альфонс и Аристарх. Но без воды в этом случае не обойтись. Следовательно, и воду вполне возможно отыскать в лунных недрах. Это следует учитывать при создании программ освоения Луны человечеством.

Сколько еще тайн хранит наша матушка-планета! Что касается нефти, то стоило ли в XXI веке воевать из-за нее в Ираке и устраивать абструкции России, если еще в XIX веке великий российский ученый, автор периодической системы элементов Д. И. Менделеев заявил: «Через полтораста лет человечество будет купаться в нефти, если поймет мой закон ее рождения».

Станислав АВЕРКОВ

www.km.ru