Саудовская Аравия снизила цены на большинство сортов нефти. Кому саудовская аравия продает нефть


Atlantico (Франция): Угрозы Саудовской Аравии могут поднять цены на нефть до 200 долларов? | Политика | ИноСМИ

«Атлантико»: Какие последствия могут грозить мировой экономике при таком сценарии?

Жан-Поль Бетбез: Как сказал Трамп, «проблема серьезная». По сути, наш мир танцует на вулкане, перебрасываясь угрозами с одного конца кратера на другой. МФВ сейчас изменил прогноз по росту экономики в сторону понижения и предупреждает о рисках протекционизма. На этот раз угроза пришла из Саудовской Аравии после исчезновения журналиста Джамаля Хашогги. Это в корне противоречит стратегии, которой, как нам казалось, придерживается страна.

В соответствии с духом финансовых рынков, Садовская Аравия была нацелена на постепенный рост цен на нефть. Она расширяла производство, чтобы удовлетворить мировой спрос. Задачей было постепенно прийти к баррелю на отметке примерно в 100 долларов. В идеале это позволило бы королевству выставить на продажу 5% национальной нефтекомпании «Сауди Арамко» и получить не менее 100 миллиардов долларов на финансирование программы «Видение 2030». Стоит сказать, что этому плану не отказать в размахе: «Саудовская Аравия — центр арабского и мусульманского мира, инвестиционная держава и перекресток трех континентов».

В такой перспективе потенциальные причины смены курса представлялись экономическими (США могли потребовать больше дешевой нефти для обеспечения роста своей экономики) или военными (подъем напряженности с Ираном, Эритреей или Катаром).

Как бы то ни было, они вполне могут оказаться политическими в связи с похолоданием в отношениях с США, ближайшим союзником! В настоящий момент мы наблюдаем настоящую словесную эскалацию. США, как и Турция, хотят узнать, что произошло. Великобритания, Франция и Германия говорят, что будут рассматривать этот случай «крайне серьезно». Как бы то ни было, Саудовская Аравия отмахивается от этих угроз и готовит на них сильный ответ, учитывая ее большое влияние и жизненно важную роль в мировой экономике, по словам анонимного источника в правительстве (обычное дело при подобной эскалации).

Bloomberg15.10.2018Birgün16.10.2018The New York Times15.10.2018The New York Times10.10.2018В такой обстановке нефть поднялась до 77 долларов, наводя на мысль о перспективах в 100 или даже 200 долларов, однако затем вновь опустилась до 71 доллара 15 октября. Судя по всему, было сделано все, чтобы не допустить худшего сценария, пусть и без объяснения причин исчезновения репортера. Рынки считают, что страх катастрофы позволил не опустить ее.

Если Саудовская Аравия заявит даже только о торможении роста добычи, это может привести к росту цен на фьючерсных рынках и, следовательно, обвалу бирж до реального повышения котировок барреля. Таким образом, Эр-Рияд подтверждает свою роль в мире, которая носит в большей степени финансовый, а не экономический характер. Иначе говоря, если Саудовская Аравия грозит сократить производство после обвинений, она тем самым обрушивает рынки и рост мировой экономики. Ее влияние еще никогда не было настолько значительным.

— Не возникают ли более серьезные риски для Франции и Европы, которые, в отличие от США, не могут рассчитывать на внутреннее производство?

— У Франции и Европы нет настоящей энергетической стратегии, которая учитывала бы риски серьезного конфликта. В нефтяной сфере страны диверсифицируют источники, подписывают долгосрочные договоры и создают резервы, однако их экологические концепции плохо стыкуются с конфликтами и жесткими и длительными эмбарго. Нам говорят, что дизели загрязняют воздух, однако автомобили на водороде не получают особой поддержки. Что касается электромобилей, которые хотят продвигать с помощью налоговых льгот, в нашей стране с дефицитом бюджета никто не говорит, откуда возьмется необходимое для них электричество, если мы хотим в перспективе отказаться от половины парка АЭС.

Солнце — это, конечно, прекрасно, особенно в ясный летний день, но оно дает дорогую и нестабильную электроэнергию. Ветрякам в свою очередь нужен ветер, с которым становится все сложнее в условиях потепления климата. В общей сложности солнце и ветер дают менее 10% всего нашего электричества.

Думать, что все вокруг добрые и пушистые и заботятся о том, какой мы оставим планету нашим внукам, глупо и инфантильно. Сокращение влияния нефтяных государств предполагает продолжение стратегии крупнейших нефтекомпаний, а так же перемены в сфере труда (удаленная работа), подвижности (электричество и водород), АЭС и ГЭС, а также энергетической эффективности. Наконец, нужно рассматривать сценарии геополитической напряженности, помимо технических прогнозов.

— Насколько вероятны подобные действия со стороны Саудовской Аравии? Не слишком ли велики риски такого шага?

— Мы находимся в напряженной экономической ситуации. США Дональда Трампа форсируют двигатель своей экономики с риском перегрева на фоне подъема инфляции. В сентябре ее показатели составили 2,25%, что не слишком беспокоит ФРС, однако этого достаточно, чтобы та подняла ставки. Это в свою очередь давит на биржи и нервирует Трампа. Быстрый рост цен на нефть означает угрозу инфляции, то есть рост процентных ставок в США и во всем мире. В таких условиях Саудовская Аравия, судя по всему, прекрасно осознает непропорциональный риск подобных угроз, тем более что обещает действовать еще агрессивнее в случае шагов против нее.

Иначе говоря, мы наблюдаем эскалацию угроз и контругроз. Саудовская Аравия прекрасно понимает, что ставит на кон доверие к себе, свою новую политику и экономический рост. Как бы то ни было, финансовые рынки считают, что будет найдено решение, которое может ослабить наследного принца и помочь Дональду Трампу. Они решили выждать. Все это очень рискованно: мы разбередили еще один источник мировой напряженности. Как будто и без него их было мало!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Как нефть отучила жителей Саудовской Аравии работать

Все хотят сидеть дома и получать деньги.

Падение цен на нефть ударило не только по экономике Саудовской Аравии — экспорт углеводородов обеспечивал функционирование практически всех сфер жизни королевства. Население страны привыкло жить с доходов от нефтяной ренты, и многие — особенно молодые люди — оказались не готовы к новым реалиям, в том числе и к тому, чтобы самостоятельно зарабатывать в частном секторе. О проблемах, вставших перед саудовским обществом в связи с падением цен на нефть, рассказывает обозреватель The New York Times Бен Хаббард.

Доля нефтяных доходов Саудовской Аравии достигает 90 процентов.

На протяжении десятилетий именно продажа нефти за рубеж полностью обеспечивала жизнь страны. Королевская семья щедро раздавала деньги жителям, субсидируя счета за электроэнергию и обеспечивая население бесплатным образованием и здравоохранением, а также рабочими местами. Государственный сектор обеспечивает работой 70 процентов трудоустроенного населения страны. При этом рабочий день в госсекторе короткий, а зарплаты — высокие. Даже частный сектор сильно зависит от госсубсидий.

Фактически, нефтью обеспечивалось и пребывание королевской семьи у власти — саудовский общественный договор предусматривал отказ от политических прав и свобод в обмен на отсутствие необходимости платить налоги. С июня 2014 года стоимости нефти упала со 100 долларов за баррель до 30, и вся система оказалась под угрозой. Правительство было вынуждено резко сократить расходы бюджета, отказаться от дорогостоящих программ, урезать траты министерствам и ведомствам. Обсуждается даже необходимость обложить население налогами.

Для населения страны наступает новая реальность, и подавляющая часть жителей оказалась к ней не готова. Особенно тяжело приходится молодым — а люди до 30 составляют 70 процентов населения Саудовской Аравии.

 

Четверо работников «Макдональдса» в Эр-Рияде собрались на перекур.

Они говорят, что работа им нравится, но все равно их поколению придется труднее, чем поколению их родителей.

«Правительство нормальное, просто наше поколение испорченное, все хотят сидеть дома и получать деньги», — говорит 21-летний Ахмед Мохаммед.

Предыдущее поколение жителей Саудовской Аравии могло рассчитывать после университета на автоматическое трудоустройство на государственную должность. Теперь число рабочих мест в государственном секторе сокращается, и молодым людям приходится идти в частный сектор, где существенно ниже зарплаты и меньше льготы, не говоря уж о риске потерять работу.

Бесплатное образование не привело к созданию квалифицированной рабочей силы внутри страны, поэтому работу инженеров, медиков и других специалистов в королевстве выполняют иностранцы. Попытки стимулировать компании нанимать местных специалистов пока что ни к чему не привели — в частности, потому что минимальная зарплата иностранца составляет 320 долларов в месяц, а местным нужно платить не меньше 1460 (значительную часть этой суммы составляют субсидии).

По оценкам экономистов, каждый год на рынок труда в Саудовской Аравии выходят 250 тысяч молодых специалистов. Найти хорошую работу получается далеко не у всех; даже те, кто успел за государственные деньги получить образование за рубежом, не всегда могут устроиться. А те, кому это удается, недовольны условиями труда.

«Это интересный опыт, но нет гарантии, что не потеряешь работу, и отдыхать некогда, рабочий день слишком длинный, и даже покурить не выпускают», — жалуется 24-летний Али аль Арияни, работавший в частной клинике и уволившийся.

quibbll.com

У Саудовской Аравии есть хитрый план

Саудиты фактически сорвали переговоры крупных экспортеров нефти. Договоренности об ограничении добычи нефти на переговорах так и не были достигнуты. О взаимосвязи барреля и политики Pravda.Ru рассказал ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при президенте Российской Федерации Игорь Юшков.

Дефицит доверия

- В чем причина провала совещания в Дохе по заморозке добычи нефти?

- Главная причина — на поверхности: мы не смогли преодолеть дефицит доверия друг к другу. Никто не был уверен, что если он возьмет на себя какие-то обязательства, то все остальные будут выполнять обязательства и действительно ограничивать объемы добычи, замораживать при определенном объеме.

Все подозревали, что если подпишут какие-то обязательства и будут их выполнять, в это время соседи втихаря будут качать в два раза больше нефти, тем самым зарабатывать себе сверхприбыли и занимать рынок, выталкивая тех, кто будет соблюдать обязательства.

И вот эта убежденность всех участников встречи в том, что их сосед их обманет, я думаю, и стала главной причиной того, что никакого соглашения подписано не было.

В целом, конечно, довольно много спорных моментов было. Не было оговорено механизма контроля объемов добычи, как сообщать друг другу об итогах подписания этого соглашения. Было непонятно, как в России и других странах, не входящих в ОПЕК, это будет реализовываться.

Наше министерство энергетики, которое собиралось подписывать это соглашение, не имеет формальных рычагов давления на нефтяные компании. Как бы это выглядело, если бы мы что-то подписали? Видимо, Владимир Путин вызвал бы опять к себе нефтяников и сказал бы: вы довольны, согласны с этим соглашением? Они бы сказали: да, Владимир Владимирович, мы согласны. — Вы не будете нарушать? Они бы сказали: нет, не будем.

То есть это было бы исключительно неформальное джентльменское соглашение между руководством страны и нефтяными компаниями. Формально они имеют право добывать столько, сколько захотят, сколько смогут, и никто их ограничить в объемах добычи не может. Поэтому все участники и думали, а как вообще контролировать, сколько добывает твой сосед? Поэтому вкупе все эти вещи и привели к тому, что эти соглашения не подписали.

И плюс к тому, непосредственным спусковым крючком к тому, что все разъехались без всякого соглашения, стало изменение позиции ряда переговорщиков, в том числе тех же Саудовской Аравии и Катара, который вообще решил, что давайте проведем два раунда неких переговоров.

Сначала мы в узком составе между собой переговорим — между Саудовской Аравией, Катаром, Россией в президентском дворце, а потом уже встретимся как бы на общий саммит.

Потом во время совещания начали предлагать некие дополнения, изменения в общий некий меморандум, который по итогам должны были подписать. Я думаю, этого не произошло, еще и потому что падение добычи США сыграло свою роль. Когда начались переговоры о заморозке, я думаю, саудиты как раз думали, что их первоначальная тактика, а именно — добывать по максимуму, чтобы цена сильно упала и сланцевые проекты стали нерентабельными, закрылись, не работает.

Поэтому надо что-то придумать другое, и они начали вести переговоры о заморозке. А уже на саммите они увидели, что последняя статистика показывает, что тактика в принципе работает, сланцевые компании в Америке закрываются, объемы добычи сокращаются. Поэтому в Дохе Саудовская Аравия начала думать: а надо ли вообще что-то подписывать? Вроде все срабатывает, баланс вложений восстанавливается.

Поэтому саудиты начали более жесткую позицию занимать, и фактически сорвали в какой-то степени переговоры, заявив, что требуют заморозки добычи в Иране, хотя раньше они, в общем-то, от Ирана решили отвязаться, отвязать свою позицию от действий Ирана.

Но и Иран, соответственно, тоже внес свою лепту, не приехав на этот саммит и заявив, что они будут наращивать свой объем до того уровня, который был до введения этих санкций.

Цена на нефть не отреагировала на провал переговоров

- Цена на нефть не отреагировала на провал переговоров, значит, не в объемах дело. А в чем?

- Я, в принципе, сторонник теории, что ценообразование нефти зависит больше от монетарных факторов. Количество долларов фактически в экономике осталось прежним, значит, можно эти доллары в том же объеме тратить на покупку фьючерсов, то есть спрос на фьючерсы остается таким же, как был до встречи в Дохе. В данный момент эмоциональная составляющая в этом сыграла роль.

На рынке стало неожиданностью, что трейдеры, которые торгуют фьючерсами на рынке, больше отреагировали на статистику количества буровых в Соединенных Штатах, которые работают на добыче сланцевой нефти, чем на события в Дохе. После того, как встреча фактически сорвалась, эти объемы производства остались на том же уровне, но падает добыча в Соединенных Штатах, потому что закрываются сланцевые проекты.

Игроки на бирже, рассчитывая на то, что данная тенденция продолжится и нефть подорожает, продолжают скупать фьючерсы, тем самым создавая на них спрос. А значит они начинают дорожать. Самосбывающийся прогноз. Поэтому, я думаю, что позитивная новость о том, что падает добыча в США, просто перебила негативную новость о том, что ничего не подписали в Дохе. Поэтому не только не упала, а даже подросла цена.

- "Одно можно сказать с уверенностью: этот эпизод не пойдет на пользу политическому престижу России" — пишет Le Figaro. Вы согласны?

- Нет, я думаю, что просто пытаются, как всегда, сделать Россию неким козлом отпущения, и приписывают, что это российский проект. На самом деле это придумала Саудовская Аравия, с подачи Венесуэлы, потому что у них наиболее сложная экономическая ситуация. У них практически крах экономики, потому что они все свои доходы от нефти и газа пускали на социальные программы, а когда цена на нефть упала, поступления в бюджет сократились в два раза.

Поэтому именно им срочно нужно было что-то делать, и они сначала начали ездить по всему миру и пытаться собрать кредиты. А потом они придумали этот план по сокращению объемов добычи, либо хотя бы их заморозке, и начали предлагать эту идею всем остальным производителям нефти.

И ОПЕК именно по инициативе Венесуэлы собирался. Страны ОПЕК уже с этим планом явились в Россию. Россия просто его поддержала, причем эта поддержка была не на высшем уровне, а со стороны министерства энергетики. Так что это ошибочное мнение, что соглашение придумала и продвигала Россия.

Россия была таким же членом переговорного процесса, как и остальные. Поэтому здесь на Россию все валить не нужно, и мы не являемся наиболее пострадавшей страной от того, что ничего не подписали.

Да если бы подписали, на самом деле для России ничего не поменялось бы, потому что у нас и в январе, и в марте были очередные рекорды по объему производства. Остаться на уровне января 2016 года, по сути, означало бы, что мы планку ставим настолько высоко, что это нас не ограничивает, потому что у нас был исторический рекорд по объему добычи.

Наиболее пострадавшей стороной остается Венесуэла, потому что если цена не скакнет до 70 долларов за баррель в ближайшее время, Венесуэлу уже ничего не спасет.

Планы Саудовской Аравии

- Недавно Эр-Рияд подписал контракты на поставки нефти с Польшей. России надо лучше работать с потребителями своей нефти, давать скидки? Или просто наращивать добычу? Кто выиграет в этой гонке?

- Саудовская Аравия начала поставлять те объемы, которые не смогла пристроить на азиатских рынках. Там потребитель отказался от поставки, и эти объемы Саудовская Аравия просто отправила на спотовый фактически рынок, где их купили европейские потребители, в частности, Польша. Я не думаю, что надо делать какие-то алармистские заявления, что Саудовская Аравия отнимает у нас рынок.

У нас главная проблема в том, что мы не можем еще больше добывать, потому что мы бы спокойно продали нашу нефть. А спрос на нефть есть, и Саудовская Аравия может больше добыть. Вот с газом у нас другая проблема: мы можем добыть больше, но его никто не покупает в таких объемах.

Газовая сфера более координирована, потому что там большую часть цены определяют двухсторонние отношения поставщика и потребителя. А цены на нефть определяются, прежде всего, на мировом рынке, на бирже, и скидки дают совершенно небольшие. Поэтому говорить о том, что началась война за европейский рынок, не приходится.

Подготовил к публикации Юрий Кондратьев

Беседовала

Цены на нефть: ждать ли роста?

www.pravda.ru

Почему Саудовская Аравия держит низкие цены на нефть?

Саудовская Аравия хочет и спасти ОПЕК, и добиться диверсификации доходов и индустриализации, и сохранить свою долю на нефтяном рынке. Получится ли это, во многом зависит от развития сланцевой энергетики в США.

При каких условиях цены вырастут Сланцевая революция в США разделила членов ОПЕК по качеству добываемой ими сырой нефти. Экспортеры легкой малосернистой нефти – такие как Алжир, Ангола и Нигерия – потеряли почти все свои доли рынка в США, в то время как экспортеры высокосернистой или тяжелой неочищенной нефти, включая Саудовскую Аравию и Кувейт, потеряли немного.

Практически вся сырая нефть, добываемая в странах Персидского залива – высокосернистая, а большая часть мировых запасов – малосернистая, никакое сокращение производства Саудовской Аравией и ее соседями не вернет цены к прежним высоким уровням и не восстановит баланс на нефтяном рынке. Единственным способом сделать это – и предотвратить распад ОПЕК – будет сокращение производства легкой малосернистой нефти, в том числе американскими производителями, которые таким образом потеряют долю рынка. Хотя если бы это произошло, можно было бы ожидать относительно быстрого роста цен на нефть.

Если же Саудовская Аравия и дальше будет придерживаться своих стратегических целей, низкие цены на нефть могут сохраниться. Начиная с 1970 года несколько членов ОПЕК во главе с Саудовской Аравией старались диверсифицировать свою промышленную базу, стимулируя сектора, где у них есть сравнительное преимущество, вроде нефтехимии, а также создавая гигантские нефтеперерабатывающие заводы, чтобы экспортировать продукцию с добавленной стоимостью. В то же время, чтобы повысить доходы, они расширили экспорт газоконденсата, на который квоты ОПЕК не распространяются.

Но как раз в тот момент, когда эти страны начали добиваться успеха, началась сланцевая революция в США, поставившая под угрозу все три их главных стратегических цели. Главным фактором конкурентоспособности нефтехимической промышленности Саудовской Аравии было использование природного газа и этана, гораздо более дешевых, чем нафта – разновидность нефтепродуктов, от которых зависели ее глобальные конкуренты. Теперь, когда США производит огромное количество дешевого природного газа и этана, конкурентное преимущество Саудовской Аравии – и ее доля рынка – начинает сокращаться.

То же самое относится к переработке. Поскольку США не разрешают экспорт сырой нефти, сланцевая революция толкнула вниз цену на американскую нефть марки West Texas Intermediate, причем разница с другими мировыми марками нефти достигала $20. Нефтепереработчики США воспользовались более низкими ценами, чтобы увеличить свой экспорт нефтепродуктов – настолько, что они теперь угрожают рыночной доле нефтеперерабатывающих заводов Саудовской Аравии в Азии и в других местах.

Кроме того, американские компании значительно увеличили производство газоконденсата, что позволило стране сократить импорт сжиженного нефтяного газа и значительно расширить экспорт газоконденсата. В результате Саудовская Аравия уступила часть своей доли рынка в Центральной и Южной Америке производителям из США.

Что дают саудовцам низкие цены Но недавнее падение цен на нефть может изменить ситуацию. Отказываясь от сокращения собственного производства, Саудовская Аравия, похоже, надеется, что низкие цены на нефть приведут к снижению инвестиций в сланцевую энергетику США, таким образом подрывая рост американского производства.

Низкие цены, возможно, уже способствовали тому, что Америка пока не решается начать экспорт сырой нефти, а также повысили политическую жизнеспособность вето президента США Барака Обамы на трубопровод Keystone XL, предназначенный для экспорта и транспортировки нефти из канадских битуминозных песков в Мексиканском заливе. Если учесть задержки с открытием мексиканского энергетического сектора, кажется, что низкие цены на нефть могут принести саудовцам прямую выгоду.

Хотя мотивация решения Саудовской Аравии о сохранении объемов производства, вероятно, была практически полностью экономической, низкие цены на нефть также дают явные политические преимущества. В частности, снижение цен создает серьезные проблемы Ирану, главному конкуренту Саудовской Аравии в регионе, а также нестабильным, зависимым от нефти экономикам России и Венесуэлы. Ни одна из этих стран не имеет достаточных сбережений, позволяющих смягчить удар от сокращения нефтяных доходов.

Рискованная стратегия В этих условиях вполне вероятно, что Саудовская Аравия будет и дальше отказываться от сокращения добычи нефти, поддерживая низкий уровень цен, пока рыночные силы не подтолкнут их восстановление. Но даже в этом случае рост цен может быть ограничен. В конце концов, теория игр подсказывает, что, после того как будут устранены избытки, доминирующие производители должны предотвратить слишком высокий рост цен на нефть, приводящий к потере ими доли рынка. Это означает, что Саудовская Аравия будет пытаться убедить страны, не входящие в ОПЕК, в основном в Северной Америке, поддерживать рост производства нефти соизмеримо с ростом спроса на мировом уровне.

Короче говоря, в интересах Саудовской Аравии, чтобы цены на нефть выросли достаточно высоко, чтобы поддержать ее экономику, но не настолько высоко, чтобы они побудили к значительному увеличению поставок вне ОПЕК. Чтобы сохранить цены в этом идеальном диапазоне, Саудовская Аравия, возможно, даже снова увеличит уровень производства.

Эта стратегия не лишена риска. В краткосрочной перспективе чрезмерно низкие цены могут спровоцировать политическую нестабильность в некоторых нефтедобывающих странах, что поднимет цены. Кроме того, торможение инвестиций в нефтедобычу, особенно в мегапроекты, может подтолкнуть цены выше идеального уровня в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Но, пожалуй, самый большой риск представляет сланцевая нефть в США. В течение следующих нескольких лет американские производители, скорее всего, отступят, сосредоточатся на самых выгодных проектах, будут совершенствовать технологии, снижать расходы и затем снова увеличат уровень производства. А тогда нынешняя стратегия Саудовской Аравии уже не позволит ей поддерживать свое доминирующее положение на рынке.

interpolit.ru

против кого играет Саудовская Аравия? – Вести Экономика, 12.02.2016

Есть ли у саудовцев какая-то вменяемая стратегия, стоящая за стремлением добывать больше нефти, чтобы сохранить свою долю рынка? Им безразлично, в каких странах выживет нефтяная индустрия?

Или же они, напротив, преследуют цель убрать с рынка конкретных конкурентов или выйти на определенный рынок?

Начали ли они ведение определенной стратегии в ноябре 2014 г., после того как саудовский министр Али Аль-Наими объявил о новой политике после саммита ОПЕК в Вене, которой они придерживаются до сих пор?

Общепринятое мнение

Согласно общепринятому мнению Саудовская Аравия стремится в первую очередь к краху сланцевой индустрии в США.

Саудиты часто винят США в том, что они нарушили баланс спроса и предложения на рынке и этот дисбаланс стал особенно остро чувствоваться в 2014 г. Данные по добыче в США вполне соответствуют этой теории.

В период с 2009 по 2014 гг. добыча нефти и газоконденсата в США выросла почти на 4 млн баррелей в сутки, в то время как в Саудовской Аравии добыча выросла в этот период всего на 1,64 млн баррелей в сутки, в Канаде – на 1,06 млн, в Ираке – на 0,9 млн, в России – на 0,7 млн.

Кроме того, Саудовская Аравия, как и многие другие, верит в то, что сланцевая индустрия США будет особенно уязвима к саудовской стратегии, учитывая относительно высокие производственные затраты по сравнению с производственными затратами Саудовской Аравии.

Кроме того, значение имеет и то, что быстрая скорость снижения объемов в сланцевой индустрии требует постоянного инвестирования в бурение новых скважин, чтобы поддерживать объем добычи.

Однако если саудовцы стремились убрать американских конкурентов с рынка, то они в этом не преуспели, по крайней мере в 2015 г.

Как показывает таблица, рост добычи в США в 2015 г. превзошел рост добычи в Саудовской Аравии и других крупных нефтедобывающих странах в абсолютных показателях.

Кроме того, многие наблюдатели также пришли к выводу о том, что сланцевая добыча в США восстановится быстрее, чем добыча на традиционных месторождениях, после того как рынок сбалансируется. Это связано с уникальным ускоренным производственным циклом.

Являются ли США основной целью?

Все вышесказанное означает, что саудиты, если они действительно решили ударить по США, запустили кампанию по самоуничтожению в ноябре 2014 г., что в лучшем случае могло принести пиррову победу и серьезные убытки в сотни миллиардов долларов.

Так являются ли США основной целью этой кампании? Данные МЭА по импорту США говорят о том, что в настоящий момент США не являются основной целью саудовцев, да и вряд ли когда-то были.

Как и другие нефтедобывающие страны, саудовцы работают в определенных рамках и с определенными ограничениями. Одно из них - внутренние мощности.

В своем отчете 2015 Medium Term Market Report (Oil) МЭА оценивает мощности добычи нефти в Саудовской Аравии в 12,34 млн баррелей в сутки в 2015 г. и в 12,42 млн в 2016 г.

Совсем другое дело – это экспортные мощности, то есть добыча минус внутренний спрос.

В 2015 г., вместо того чтобы сохранить добычу нефти на уровне 2014 г., Саудовская Аравия постоянно наращивала добычу после заявления Аль-Наими в Вене.

Это позволило нарастить дневной объем экспорта на 460 тыс. баррелей в 2015 г. по сравнению с экспортом в 2014 г., даже несмотря на то, что внутренний спрос на рынке Саудовской Аравии вырос. Экспорт достиг максимума в IV квартале 2015 г. - 7,01 млн баррелей в сутки.

Саудовцы не нарастили объем экспорта в США, они не сдерживали напрямую добычу в США и не стремились к росту доли рынка США.

Согласно данным МЭА уровень импорта США из Саудовской Аравии снизился с 1,191 млрд баррелей в сутки в 2014 г до 1,045 млрд баррелей в сутки в 2015 г.

Более того, объем импорта из Саудовской Аравии постепенно снижался с 2012 г., когда он достиг максимального значения в 1,396 млрд баррелей в сутки.

С другой стороны, Канада, которая постепенно наращивала объемы поставок в США с 2009 г., нарастила экспорт в США до 306 тыс. баррелей в сутки в 2015 г.

Кроме того, доля Саудовской Аравии в общем объеме импорта нефти в США снизилась на 1,9 процентного пункта в 2015 г. по сравнению с 2014 г. и на 2,6 процентного пункта после достижения максимального значения 16,9% в 2013 г.

За тот же самый период доля Канады выросла на 4,5 и 9,9 процентного пунктов соответственно (и выросла более чем вдвое с 2009 г.).

Другие рынки

Саудовцы экспортировали дополнительные 606 тыс. баррелей в сутки на свои основные рынки сбыта.

Если говорить о других рынках, то, как правило, данные по импорту менее доступны и полны, чем данные по импорту США.

В своем отчете 2015 Medium Term Market Report (Oil) МЭА прогнозирует, что основной рост импорта в период с 2015 по 2020 гг. будет приходиться на долю Китая, другие азиатские страны, страны Ближнего Востока и Африки, при этом спрос останется примерно на том же уровне в странах ОЭСР, США и Европе.

Таким образом, Саудовская Аравия оказалась в самом центре непростой битвы за долю рынка в Китае, который стал вторым крупнейшим импортером в мире.

Кроме того, Китай – это страна, в которой МЭА прогнозирует наибольший рост объемов импорта до 2020 г.: 1,5 млн баррелей в сутки, в то время как рост спроса в других странах Азии составит 2 млн баррелей.

Саудовская Аравия является ведущим поставщиком Китая. Тем не менее их позиция находится под угрозой конкуренции со стороны крупных и небольших добывающих стран.

Например, в течение первых 11 месяцев 2015 г. импорт из Саудовской Аравии вырос лишь на 2,1% до 46,08 млн метрических тонн, а импорт из России вырос на 28% до 37,62 млн, из Омана – на 9,1% до 28,94 млн, из Ирака – на 10,3% до 28,82 млн, из Венесуэла – на 20,7% до 14,77 млн, из Кувейта – на 42,6% до 12,68 млн и из Бразилии – на 102,1% до 12,07 млн.

В результате этой конкуренции доля Саудовской Аравии на китайском рынке снизилась примерно с 20% в 2012 г. до приблизительно 15% в 2015 г., даже несмотря на то, что спрос в Китае вырос на 16,7%, или 1,6 млн баррелей в сутки, с 9,6 млн в 2012 г. до 11,2 млн в 2015 г.

Более того, конкуренция за китайский рынок усилится, после того как будут сняты санкции с Ирана, который занимал второе место на китайском рынке, до того как были введены санкции. А недавно Иран заявил о своем намерении вернуть себе долю китайского рынка.

Кроме того, некоторые конкуренты Саудовской Аравии имеют ряд преимуществ. Так, у России два основных преимущества.

Первое – это нефтепровод ВСТО (Восточная Сибирь – Тихий океан), который напрямую соединяет Россию с Китаем. Он играет очень важную роль, так как Китай опасается, что ВМС США могут помешать морским поставкам.

В настоящий момент его мощность составляет 15 млн метрических тонн в год (примерно 300 тыс. баррелей в сутки). Прогнозируется, что его мощность вырастет вдвое в 2017 г.

Второе преимущество – это соглашение, которое заключила компания "Роснефть" с китайской Национальной нефтяной корпорацией о поставке около 400 млн метрических тонны нефти в течение двадцати пяти лет, в рамках которого Китай уже сейчас делает предоплату.

Есть еще одно преимущество, которым пользуется не только Россия, но и другие поставщики. Контракты с Саудовской Аравией имеют ограничения по региону поставки и другие пункты, которые ограничивают возможности страны торговать нефтью, в то время как другие поставщики не имеют таких ограничений.

Однако, помимо борьбы за рынок Китая, Саудовская Аравия вынуждена также бороться за рынки медленно развивающихся или стагнирующих стран-членов ОЭСР.

Экспорт Саудовской Аравии на эти рынки снизился на 310 тыс. баррелей в сутки в период с 2012 по 2014 гг. и на 490 тыс. баррелей в сутки в период с 2012 по 2015 гг. (первые три квартала).

Только в Океании объемы экспорта Саудовской Аравии выросли в 2015 г., в итоге объем экспорта за первые три квартала года сравнялся с объемом экспорта в 2012 г.

В течение того же периода времени Ирак нарастил экспорт в Европу на 340 тыс. баррелей в сутки согласно ежемесячному отчету МЭА Oil Market Report.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что Саудовская Аравия в IV квартале 2015 г. стала агрессивно насаждать свою нефть в странах Европы, добиваясь расположения традиционных российских клиентов в Северной и Восточной Европе.

Могут ли США стать союзником?

Таким образом, Саудовская Аравия должна выбрать мировые рынки, за долю которых ей придется вести войну и соответственно против каких конкурентов ей выступать.

Так почему же саудовцы игнорировали американский рынок?

Во-первых, американская нефть не представляет угрозы для саудитов на других мировых рынках сбыта. До 2015 г., когда был принят закон, отменяющий ограничение на экспорт нефти, США вообще не могли экспортировать сырую нефть.

Но даже несмотря на то, что этот запрет был снят, маловероятно, чтобы США стали значительным конкурентом, учитывая тот факт, что США являются чистым импортером нефти.

Во-вторых, нефтяная промышленность США является одной из наименее уязвимых к давлению со стороны Саудовской Аравии.

Низкие производственные затраты – это существенное преимущество, но оно не единственное и, вероятно, не самое важное.

Финансирование, технологии, оборудование и профессиональный персонал – это все тоже имеет огромное значение, помимо политической стабильности, физической безопасности, благоприятной законодательной базы для добычи нефти.

Главные конкуренты Саудовской Аравии – Россия, Иран и Ирак – намного слабее, чем США во всех этих сферах, равно как и более мелкие конкуренты, такие как Нигерия, Ливия, Венесуэла и Ангола, а также Бразилия.

В-третьих, на американском рынке Саудовская Аравия сталкивается с серьезными внутренними конкурентами, а также с одним важным зарубежным конкурентом – Канадой, которая имеет целый ряд преимуществ, включая близкое географическое расположение, трубопроводную инфраструктуру и торговые соглашения, чего нет у Саудовской Аравии.

В конце концов Саудовская Аравия может быть сосредоточена на получение прибыли в долгосрочной перспективе на других рынках, не на рынке экспорта сырой нефти, а на более ценном рынке нефтепродуктов.

Saudi Aramco поставила себе цель увеличить вдвое свои перерабатывающие мощности до 10 млн баррелей в сутки к 2025 г.

И в этом вопросе США могут стать союзником Саудовской Аравии.

В 2012 г. США стали чистым экспортером нефтепродуктов, и чистый экспорт стабильно рос и в течение 2015 г. Рост продолжился и в январе, а его объем в среднем составил 1 802 млн баррелей в сутки.

Намерения Саудовской Аравии

Те, кто считает, что Саудовская Аравия ведет войны с американской сланцевой индустрией, с замиранием сердца ждут еженедельных отчетов МЭА и отчета Baker-Hugh о числе буровых в США.

Однако все может быть совсем не так просто, как кажется на первый взгляд. Да, многие американские компании терпят убытки и разоряются.

Но Саудовская Аравия может не изменить свою стратегию, до тех пор пока добыча не начнет снижаться в России и не выровняется в Ираке. И все это приведет к снижению добычи в более слабых добывающих странах, как входящих, так и не входящих в ОПЕК.

www.vestifinance.ru

минус... Саудовская Аравия сворачивает нефтяную сделку с Россией после окрика из США: sell_off

Саудовская Аравия сворачивает нефтяную сделку с Россией после окрика из США

Исторический нефтяной пакт России и ОПЕК - первый согласованный шаг крупнейших экспортеров "черного золота" более чем за 20 лет - де-факто уйдет в прошлое.

Сделка по ограничению добычи нефти, в рамках которой 24 страны согласились убрать с рынка 1,8 млн баррелей ежедневных поставок, чтобы взвинтить цены и распродать накопленные в хранилищах излишки, будет свернута почти полностью.

На заседании комитета ОПЕК+ в Вене в конце июня государствам-участникам будет предложено вернуть на рынок 83% нефти, которой он лишился в соответствии с соглашением. Рост добычи может начаться уже с 1 июля и составить 1,5 млн баррелей в сутки, сообщил в четверг глава Минэнерго РФ Александр Новак.

"Мы считаем, что нужно сбалансировать рынок и не допустить профицита, то есть изменения рынка в другую сторону", - объяснил он.

Сдвиг политики внутри ОПЕК+ пришел из Саудовской Аравии. Хотя еще в конце апреля министр энергетики королевства Халед аль-Фалих говорил о необходимости продолжить усилия по стабилизации рынка вплоть до 2019 года, спустя месяц позиция Эр-Рияда изменилась радикально.

В конце мая непубличные переговоры с Саудовской Аравией и ее союзниками из числа стран Персидского залива провели представители администрации США.

Как рассказали источники Bloomberg, Вашингтон попросил увеличить добычу на 1 млн баррелей в сутки после того, как президент Дональд Трапм обрушился на ОПЕК к критикой, обвинив картель в искусственном завышении нефтяных котировок."С рекордным количеством нефти повсюду, включая заполненные танкеры в море, цены на нефть искусственно завышены. (В этом нет) ничего хорошего, и это не может быть приемлемо!" - написал Трамп в twitter 20 апреля. А накануне, 13 июня, повторил выпад: "Цены на нефть слишком высоки. Кажется, ОПЕК снова в деле. Не хорошо!".

Просьба США обсуждалась на встрече министров нефти арабских государств, которая состоялась в Кувейте в конце мая, рассказали источники Bloomberg. В сообщении по итогам встречи говорилось об обязательстве сторон "обеспечить стабильные и своевременные поставки нефти, чтобы удовлетворить растущий спрос и компенсировать снижение добычи в некоторых странах".

Против выступают Ирак, Иран и Венесуэла, рассказали Reuters делегаты ОПЕК.

В отношении Ирана с 4 ноября снова начнут действовать санкции США, и европейские покупатели иранской нефти, включая Total, Eni, Saras, Repsol, Cepsa и Hellenic Petroleum, уже сворачивают контракты, несмотря на то, что Европарламент принял резолюцию, разрешающую не исполнять американские санкции на территории ЕС.

Венесуэла же потеряла треть добычи, или 600 тысяч баррелей в день за 1,5 года из-за экономического кризиса, дефицита валюты и развала инфраструктуры.

Иран, вероятно, потеряет около 500 тысяч баррелей ежедневного экспорта, а Венесуэла - еще около 500 тысяч баррелей ежесуточной добычи, говорит сырьевой аналитик ING Уоррен Паттерсон: это значит, ОПЕК и Россия могут безболезненно добавить 0,8 млн баррелей в день.

Дальнейшая судьба рынка будет зависеть от того, насколько быстро смогут увеличивать производство сланцевые компании США, добавляет Паттерсон: за год Штаты нарастили добычу на 1,4 млн баррелей в день, нивелировав две трети от фактического сокращения внутри стран ОПЕК+ (2,2 млн баррелей в сутки).

В 2019-м году, по прогнозу Минэнерго, добыча в США увеличится на 1,2 млн баррелей в день.

14.06.2018 19:57:23

sell-off.livejournal.com

Саудовская Аравия снизила цены на большинство сортов нефти

Москва, 6 июля - "Вести.Экономика". Государственная нефтяная компания Саудовской Аравии Saudi Arabian Oil Co. снизила цены на августовские поставки большинства сортов нефти для Азии и Европы и всех сортов нефти для покупателей из США. Об этом сообщает Bloomberg.

Фото: EPA/ALI HAIDER

Saudi Aramco снизила официальную цену продажи (OSP) на ключевой сорт нефти для Азии, своего крупнейшего рынка. Компания установила премию за нефть Arab Light для Азии на уровне $1,90 за баррель относительно ближневосточного бенчмарка - средней котировки Oman/Dubai.

Снижение цен на августовские партии нефти на 20 центов стало первым снижением за четыре месяца.

В среду президент США Дональд Трамп, беспокоясь о влиянии растущих цен на бензин на промежуточные выборы, потребовал, чтобы ОПЕК снизила цены на нефть.

Ссылки по теме

Как сообщали "Вести.Экономика", в субботу Трамп попросил короля Саудовской Аравии Салмана ибн Абдул-Азиза Аль Сауда о том, чтобы королевство увеличило производство нефти.

"Только что поговорил с саудовским королем Салманом и объяснил ему, что из-за потрясений и проблем в Иране и Венесуэле я прошу Саудовскую Аравию увеличить производство нефти, может быть, в пределах 2 млн баррелей, чтобы восполнить эту разницу... Цены слишком высоки! Он согласился!" - написал президент США на своей странице в Twitter.

Позднее Белый дом, комментируя слова президента, уточнил, что король Саудовской Аравии сказал, что его страна может увеличить добычу нефти в случае необходимости.

Глава иранской делегации в ОПЕК Хосейн Каземпур Ардебили на этой неделе заявил, что твиты Трампа повысили цены на нефть как минимум на $10 за баррель, и призвал его прекратить писать такие сообщения.

23 июня участники соглашения ОПЕК+ договорились увеличить производство нефти во втором полугодии и довести уровень выполнения сделки до 100%.

www.vestifinance.ru