"Расслабьтесь, у Алиева еще много нефти". Кончается нефть в азербайджане


"Расслабьтесь, у Алиева еще много нефти" — Haqqin

Очень часто в Азербайджане протестный обыватель задается вопросом - а когда же закончится нефть? Ибо политическое долголетие нынешней власти связывается с углеводородным фактором влияния на внутреннюю политику страны. А в последнее время этот же обыватель констатируя "сланцевую газовую революцию", выражает уверенность, что нефтегазовый фактор политического манипулирования скоро перестанет быть рычагом политического влияния. Так ли это на самом деле? И насколько соответствуют действительности слухи о предстоящей "смерти азербайджанской нефти". На наши вопросы отвечает ведущий эксперт страны, директор Центра нефтяных исследований Ильхам Шабан.

- Некоторое время назад правительство заявило, что к 2020 году 80% бюджета страны будет сформировано за счет ненефтяного сектора. Вы верите в это?

- За счет развития каких секторов будет достигнут такой результат. мне до сих пор непонятно. Ни один из секторов экономики у нас не в состоянии конкурировать с нефтяным. Если речь идет о туризме, то его доля в ВВП составляет всего 1,5%, строительство же развивается за счет трансферов тех же нефтяных денег в этот сектор, доходы сферы ИКТ формируются в основном за счет мобильных операторов связи, а сельское хозяйство и вовсе не конкурентоспособно. Пусть правительство объяснит. как Азербайджан может конкурировать на рынке сельхозпродукции с Турцией, Ираном и Россией. Монополии продолжают подавлять конкурентную среду, а случаи вмешательства государства в инвестиционные процессы в ненефтяном секторе негативно отражаются на инвестиционном климате.

Одним словом - это труднореализуемая задача. С другой стороны, правительственные чиновники часто выступая с такими заявлениями, почти не раскрывают картины нефтяного сектора 2020 года: сколько нефти будет добыто? Сколько будет переработано и сколько экспортировано? К тому же всем известно, что до 2020 года в нефтегазовый сектор страны планируется вложить около 50 млрд. долларов прямых инвестиций, за счет чего Азербайджан получит современную нефтеперерабатывающую отрасль, нефтехимический комплекс, газоперерабатывающие предприятия и т.д. Все это принесет крупные доходы, как стране, так и госбюджету. Кроме того, будут задействованы новые нефте и газопроекты с участием иностранных компаний, как в Азербайджане, так и за рубежом. К этому времени нефтедобыча в стране снизится примерно на 20%, однако объемы добычи товарного газа увеличится на 85-90%. То есть нефтяной сектор страны в среднесрочной перспективе сохранит свои лидирующие позиции в экономике страны. Поэтому нынешние прогнозы правительства непонятны.

-Но в последнее время идет сокращение добычи нефти. Может, правительство исходит в своих прогнозах именно из этого?

- Действительно, за последние 2 года идет падение добычи нефти. Но ожидается, что в 2014 -2016 гг. опять начнется подъем ее добычи, и затем вновь падение. То есть, после 2016 г. будет наблюдаться только падение уровня добычи нефти. Несмотря на то, что власти  надеются на экспорт газа на мировые рынки, но доходы, которые будут поступать от продажи газа, никогда не смогут восполнить нефтяные доходы.

- А с чем связано то, что впервые за несколько лет в бюджете Госнефтефонда образовался дефицит?

- Да, вы правы, впервые  бюджет ГНФАР  на текущий год сверстан с дефицитом примерно на 2,5 млрд долларов. Дело в том, что из бюджета ГНФАР в этом году будут финансироваться такие глобальные проекты как TANAP, строительство нефтеперерабатывающего завода Star в Турции, нефтехимического комплекса SOCAR в Гарадаге, а также плавучей установки Госнефтекомпании.  Вдобавок, в этом году были невиданные доселе масштабы трансфертов (свыше 11 млрд манатов) в госбюджет. Вот почему доходы ГНФАР снижаются, причем на фоне сокращения добычи.

- Среди экспертов бытует мнение, что до запуска второй стадии проекта «Шахдениз», который ожидается к 2018-2019 гг нынешним властям в Азербайджане ничего не грозит. Вы разделяете данную политическую оценку?

- По большому счету Западу безразлично, кто и как управляет Азербайджаном. Основная задача Запада - обеспечение бесперебойной доставки азербайджанского газа на европейские рынки. Для реализации таких глобальных проектов, как «Шахдениз», необходима сильная и эффективная команда, и Западу не нужны  здесь потрясения. С другой стороны, разве в Азербайджане есть другая команда технократов?

"Шахдениз-2" - очень сложный и в то же время гигантский проект: добыча и доставка азербайджанского газа к европейскому потребителю фактически состоит из шести автономных мега-проектов, из которых три являются инфраструктурными, протяженностью почти 3700 км. Причем все эти проекты необходимо так реализовать, чтобы все они точно совпали по времени, в противном случае реализация проекта просто сорвется. Поэтому в предстоящие 5 лет для выполнения только этой задачи нужны большие усилии. В рамках "Шахдениз-2" в течение 20 лет с момента начала добычи будет извлечено и поставлено на мировые рынки около 320 млрд кубометров газа. По приблизительным оценкам, при средней цене в $400 за тысячу кубов выручка консорциума составит свыше $120 млрд. За вычетом капитальных расходов, банковских процентов, доли самих акционеров проекта и иных затрат чистая прибыль Азербайджана составит не менее $50 млрд. Инфраструктура, созданная под "Шахдениз-2", также откроет дорогу для освоения и других месторождений – уже упоминавшихся "Умид", "Бабек", "Абшерон" и глубоко залегающего газа АЧГ. По этому вопросу могу сказать, что интересы азербайджанских  властей и Запада совпадают.

- Обыватель часто задается вопросом - когда же запасы углеводородов в Азербайджане иссякнут? Ибо влияние энергетического фактора на политику, в частности, в нашей стране неоспоримо, не так ли?

- Вообще-то это неблагодарное дело заранее прогн

haqqin.az

Если в России и Азербайджане закончится нефть…

Дмитрий Докучаев - специально для haqqin.az 21 мартa 2016, 15:37

Многим из нас, жителей России, кажется, что нефть – главное экспортное богатство страны, вместе с газом формирующее половину федерального бюджета, – не закончится никогда. Во всяком случае, ее точно хватит на наш век, ну и на век наших детей. Для тех, кто был в этом уверен, холодным душем стали подсчеты Министерства природных ресурсов России.

Как оказалось, при текущем уровне добычи разведанных запасов нефти в России хватит менее чем на 30 лет. При этом доля трудноизвлекаемых (и, следовательно, малорентабельных для добычи) запасов в общем балансе постоянно увеличивается и уже превышает 60%.

Без технологии Россию задушат

Итак, не стоит обманывать себя: будем точны - разведанных запасов нефти в России хватит всего на 28 лет. Об этом на прошлой неделе заявил министр природных ресурсов РФ Сергей Донской. Речь идет о запасах, «о которых точно известно, где и сколько их, как извлекать». Такие запасы, по словам министра, составляют 14 млрд тонн. На 28 лет их хватит, если исходить из текущего уровня производства — в 2015 году было добыто около 505 млн тонн.

Увы, российский нефтяной век оказался удручающе коротким. Получается, что мы – поколение пятидесятилетних – еще проживем свою жизнь с нефтью, а вот детям, когда они достигнут нашего возраста, уже придется обходиться без «черного золота».

Впрочем, определенную надежду министр Донской оставил и для следующего поколения. По его словам, извлекаемых запасов нефти на территории России вдвое больше — 29 млрд тонн. Таким образом, их хватит уже на 57 лет.

Вообще-то, если приглядеться к мировым рейтингам стран по доказанным запасам нефти, окажется, что место России там стабильно высокое – не ниже восьмого. А это означает, что надежда на жизнь с «черным золотом» есть даже у наших внуков. Однако надо понимать, что в этих рейтингах учитываются трудноизвлекаемые запасы (ТРИЗ) и ресурсный потенциал континентального шельфа, которые можно вовлекать в оборот лишь по мере развития технологий.

Так что дело остается за малым – умудриться извлечь эти самые ТРИЗ. Для этого требуются две вещи: серьезные инвестиции и передовые технологии. И с тем, и с другим у России сейчас большие проблемы. Лишних денег нет даже у традиционно считающейся сверхблагополучной нефтянки – экономический кризис на дворе. А путь к новым технологиям, преимущественно иностранным, закрыли международные санкции, которыми Москву душат после присоединения Крыма.

Важным сдерживающим фактором для развития новых нефтяных месторождений является и текущий низкий уровень цен на «черное золото». Дело в том, что себестоимость добычи ТРИЗ – 60-80 долларов за баррель. Нынешний уровень нефтяных цен в 35-40 долларов за баррель практически делает их разработку запретной. Кто будет этим заниматься себе в убыток? Ни частные компании, ни государство просто не могут себе этого позволить, особенно в условиях кризиса.

Между тем доля трудноизвлекаемых запасов в структуре общих запасов углеводородов, по данным самого Минприроды, растет. Еще в прошлом году она превысила 60%. Сергей Донской предупредил, что без открытия новых месторождений добыча традиционных запасов начнет снижаться уже с 2020 года. Но для этого надо развивать геологоразведку, что при нынешних низких ценах на нефть компаниям опять же не выгодно.

Кстати, эксперты подсчитали, что если в российский нефтяной баланс внести битуминозные пески и сланцевую нефть, как это сделали Канада и США, то наши запасы составят 100 млрд тонн — почти треть всех мировых запасов. Но пока это больше похоже на некую манипуляцию с цифрами, чем на реальную оценку, данную министром Донским.

Нефтяная игла может и сломаться

Падение добычи нефти, как и падение ее цены, — это потеря денег государством и компаниями. Инвестиционная привлекательность отрасли в целом снижается, финансовые потоки идут в другом направлении, а структура ВВП меняется. Поэтому и обвал котировок, и истощение запасов — это еще и реальные шансы сломать нефтяную иглу, на которой твердо сидит в 21 веке российская экономика. Но надо осознавать, что для России такая ломка станет настоящей шоковой терапией.

Между тем к шоковой терапии прибегают, когда государство сталкивается с ресурсным кризисом (в нашем случае — дешевеющая нефть, снижение добычи, уменьшение запасов). Экономике в любом случае приходится адаптироваться к новым условиям, но происходит это с драматическим падением уровня жизни населения. Яркий пример — Венесуэла, чье правительство долгие годы игнорировало развитие несырьевых отраслей, и теперь население пожинает горькие плоды: инфляцию в 720%, обвал национальной валюты, дефицит продуктов питания и товаров первой необходимости.

В то же время из-за ценовых колебаний нефтяного рынка начинают все более активно развиваться другие направления: источники возобновляемой энергии в Европе и Китае, сланцевая добыча в Америке, возвращение интереса к атому, чему не смогла помешать даже авария на АЭС «Фукусима-1» в Японии. Мир активно ищет альтернативу дорогой нефти, и, по мнению многих экспертов, в долгосрочной перспективе это приведет к сокращению доли углеводородных ресурсов в мировом энергобалансе. Вот и российскую экономику, по этой логике, до 2020 года, когда начнется сокращение традиционных запасов, необходимо диверсифицировать.

Слова Сергея Донского об истощении запасов нефти - хороший повод в очередной раз задуматься о так называемых структурных реформах, без которых, по мрачному прогнозу Минфина, Россию ждет 15 лет застоя. Суть преобразований - диверсификация экономики. Звучит просто, да реализация задуманного, как показывает российская практика, осуществляется с большим трудом.

Прогноз Хошбахта Юсифзаде

Проблема «конца нефти» актуальна и для других нефтедобывающих стран, чьи экономики во многом зависят от экспорта «черного золота». Вот и в Азербайджане периодически вспыхивают дискуссии о том, насколько здесь хватит запасов. Мнений на сей счет, как водится много, причем диаметральных. Наиболее конкретным и обоснованным нам представляется то, что дал в прошлогоднем интервью для сайта haqqin.az первый вице-президент Госнефтекомпании Азербайджана

haqqin.az

Азербайджанская нефть заканчивается - 14 Апреля 2012 - Аналитика

Analitika.at.ua. Несмотря на то, что на днях Азербайджан заявил, что обладает почти бесконечными запасами нефти, все больше появляется сообщений о том, что с 2010 года уже наблюдается спад добычи. Посол ЕС в Баку Ролан Кобиа заявил: «Азербайджанские углеводороды недолговечны, и с конца 2010 зафиксирована тенденция снижения добычи нефти и газа, что может послужить сигналом о внедрении альтернативных ресурсов в энергетическую политику республики».

 

Конец «нефтяного бума» в Азербайджане может вызвать изменение расстановки сил в регионе. До сих пор политика Азербайджана строилась на том, что нефтедоллары он может купить все. Азербайджанские руководство купило право на пожизненное правление, получило карт-бланш на гонку вооружений с Арменией, стало непостоянным членом Совета безопасности ООН, получило право на проведение Евровидения и прочее.

 

И то, что сейчас давление на Азербайджан усиливается, говорит либо о том, что нефтяные запасы действительно заканчиваются, либо Баку пытаются вынудить пойти на нежелательные для него шаги. В частности, это касается отношений с Ираном, а также эскалации отношений с Москвой.

 

Если ресурсов действительно осталось мало, то следует ожидать, что Азербайджан вообще скомкают и выкинут, как использованную тряпку. Вернее, не Азербайджан, а его руководство, которое обещает сразу всем и пытается вырвать авансом плату за обещания.

 

В частности, Азербайджан так и не согласился официально с прокладкой Транскаспийского газопровода, который нужен Западу, зато использовал угрозу своего согласия для того, чтобы повысить для России плату за Габалискую РЛС. Есть немало и других примеров, и Азербайджан, видимо, не усвоил уроки истории, когда его «кинули» сразу все, позволив Карабаху выиграть войну.

 

Ставка на сомнительные нефтяные запасы и восточные дипломатические трюки приводит, как правило, к бесславному концу. lragir.am

analitika.at.ua