Конго заявила о своем праве бурить нефть в национальном парке . Конго нефть компания


Как российские и швейцарские трейдеры выкачивали нефть из Конго :: Бензин и горюче-смазочные материалы.

Как российские и швейцарские трейдеры выкачивали нефть из Конго

НКО Public Eye раскрыла подробности коррупционной системы, которую сформировала швейцарская компания Gunvor для экспорта нефти из Конго.

Того факта, что мать лабрадора Геннадия Тимченко — собака Владимира Путина, недостаточно для подтверждения близких связей между ними. Кроме того, сам российско-финский олигарх долгое время старательно отрицал принадлежность к окружению президента России. В Вашингтоне же посчитали иначе, внеся его в 2014 году в санкционный список, куда угодили все соратники Путина. Как бы то ни было, к тому моменту баснословно богатый основатель Gunvor (четвертый по величине в мире трейдер на рынке сырья), который сколотил состояние на российской нефти и искал новые возможности в Африке, наверное, сам предоставил лучшее подтверждение связей с президентом России.

Не добившись поставленных целей в Анголе, Кот-д'Ивуаре и Нигерии, Геннадий Тимченко обратил свой взор на Республику Конго. Как ему удалось убедить Дени Сассу-Нгессо и его клан, который оказался в центре нескольких антикоррупционных расследований, доверить ему экспорт нефти? Все дело в том, что он пообещал им открыть для них двери Кремля.

Первый контракт был подписан в июне 2010 года, а в январе 2011 года за ним последовал второй. В 2011 году более 20% прибыли компании Геннадия Тимченко (37,9 миллиона долларов) поступало от деятельности в Конго. Кстати говоря, он сдержал свое обещание: год спустя Владимир Путин принял коллегу из Конго в Москве.

Тем не менее в стремлении наложить руку на нефтяные ресурсы Конго женевская компания использовала посредников с нелучшей репутацией и пустила в ход целый арсенал коррупционных практик. Именно об этом говорится в последнем докладе швейцарской организации Public Eye, который был обнародован 12 сентября под названием «Gunvor в Конго. Нефть, деньги и коррупция: приключения швейцарского трейдера в Браззавиле».

Наглядное подтверждение

«Деньги не пришли, куда нужно. Дени-Кристель почти ничего не получил». Андре — один из трех человек, которых сняли без их ведома весной 2014 года в неизвестном месте, напоминающем парижский ресторан. Он представляет интересы своего «брата» Дени-Кристеля Сассу-Нгессо, сына президента Конго, заместителя гендиректора национальной нефтекомпании SNPC и генерального директора единственного в стране нефтеперерабатывающего завода. Правоохранительные органы Франции, Португалии и США подозревают того в расхищении государственных средств. Напротив Андре сидит француз Бертран Г., финансовый директор Gunvor, который стремится возобновить работу в Конго, несмотря на начатое швейцарскими властями двумя годами ранее расследование. Рядом с ним находится один из нанятых фирмой посредников француз Оливье Базен (Olivier Bazin) по прозвищу «Полковник Марио». Это старый волк африканского бизнеса, который фигурировал в деле о корсиканском бандитизме и был осужден за отмывание денег.

«Мы выплачивали комиссионные и были уверены, что на уровне SNPC все пройдет, как нужно (…), что все по большей части пройдет и попадет к тому, кому следует», — говорит Бертран Г. Он предлагает перезапустить проект строительства нефтепровода, который должен быть доверен российской компании («чтобы не было совершенно никаких проблем») и финансироваться за счет продажи Gunvor нефти из Конго. «Так мы сможем купить всех, кого нужно, и решить вопрос с грузами», — уверяет он.

Не знавший о записи разговора представитель руководства Gunvor сам предоставил доказательство коррупционной деятельности компании в Конго. Видео этой конфиденциальной беседы было передано следствию, в результате чего в его адрес были выдвинуты обвинения в «подкупе иностранного государственного деятеля», а сам он был вынужден покинуть свой пост в конце 2014 года.

Скандал с Gunvor и швейцарское расследование

Дело в том, что двумя годами ранее Gunvor вылетел с конголезского рынка из-за начатого швейцарскими властями расследования. Все началось в конце 2011 года. Перед поглощением le Cr?dit suisse швейцарский банк Clariden Leu сообщил властям о подозрительных финансовых операциях с офшорными счетами четырех компаний.

Следствие было возбуждено в январе 2012 года по «подозрениям в отмывании денег» в отношении «неустановленных лиц». В скором времени органам удалось выяснить, что средства от этих компаний, которые были зарегистрированы на Мальте, Виргинских островах, в Великобритании и Белизе, шли троим сотрудникам и посредникам Gunvor, отправленным на завоевание рынка Конго.

Через эти счета прошло не меньше 31,9 миллиона долларов комиссионных от Gunvor. Все они были открыты Swiss Executive Finance (SEF), которой руководила бывшая сотрудница Clariden Leu, известная как специалист по непрозрачным финансовым операциям.

Часть подозрительных переводов прошла в период с февраля по сентябрь 2011 года и была направлена на счета зарегистрированных в Гонконге компаний, которые принадлежали осужденным за «финансовые преступления» и «связи с организованной преступностью» лицам, утверждается в служебном докладе le Cr?dit suisse. Допрошенный швейцарскими властями высокопоставленный представитель Gunvor впоследствии уточнил, что эти предположительно незаконные переводы его фирмы шли на оплату услуг руководства SNPC.

Замечены были и другие подозрительные переводы Gunvor на счета в Гонконге через SEF. Следы запутывало то, что средства проходили через литовский банк, а счетами получателей занимались эксперты по подставным структурам. Получатели платили немалые деньги за то, чтобы как можно эффективнее скрыть финансовые каналы. Как бы то ни было, в конечном итоге имена все же всплыли. В частности это коснулось Давида Бенуэша (David Benouaiche) и Эльяху Эльбаза, которым швейцарские власти вынесли обвинения в «отмывании денег».

Следствие продолжилось в Женеве и получило серьезное развитие весной 2017 года, когда сотрудник Gunvor Паскаль К. признал в правоохранительных органах коррупционные платежи и потребовал начала упрощенной процедуры по делу о «подкупе иностранных государственных деятелей». Этот родившийся в Демократической Республике Конго бельгиец подчеркивает, что действовал в качестве сотрудника фирмы, а не без ведома руководства, как утверждают Gunvor. В 2012 году компания подала иск на «предателя», которого обвиняют в получении комиссионных.

Методы завоевания рынка

За доступ к конголезской нефти боролись множество трейдеров. Gunvor пообещал доступ в Кремль, однако одного этого было бы недостаточно, чтобы заручиться поддержкой правящей семьи одной из самых бедных и коррумпированных стран мира.

Привлечь внимание Сассу-Нгессо Gunvor удалось главным образом благодаря усилиям тандема из французского интригана и влиятельного габонца. Первый, Жан-Марк Анри (Jean-Marc Henry), работал в сфере безопасности перед тем, как заняться поручениями Gunvor в Йемене и Судане. У него был доступ к бывшему министру финансов Конго Жильберу Ондонго и министру благоустройства Жану-Жаку Буйя, которые отметились причастностью к предположительно коррупционным контрактам. Второй, Максим Гандзион, известный в нефтяных кругах бизнесмен, был советником покойного президента Габона Омара Бонго, а сегодня является «специальным советником» Дени Сассу-Нгессо.

Оба они работали не на Gunvor, а на четыре оффшорных компании со счетами в банке Clariden Leu, которые использовались для перевода комиссионных. Они действовали в тесном сотрудничестве с двумя основателями Gunvor, в том числе Геннадием Тимченко, который лично отправился в Браззавиль для переговоров с президентом Конго, а затем вылетел в Москву, чтобы убедить Владимира Путина принять российско-конголезский договор о сотрудничестве. На борту его самолета отправился и Дени-Кристель Сассу-Нгессо, которого президент России принял вместе с министром Буйя и посредником Гандзионом.

Оказавшийся в изоляции на международной арене и экономически слабый режим Браззавиля не смог устоять перед таким искушением. Он испытывал недостаток средств и потребовал предоплаты по поставкам нефти. В этом плане швейцарская компания вновь смогла обойти конкурентов. Gunvor превратился в своеобразный банк без необходимости подчиняться стоящим перед конкурентами правилам и ограничениям. Причем сделал он это с помощью BNP Paribas, который частично финансировал эти займы. В общей сложности было подписано шесть договоров о предварительном финансировании на 125 миллионов долларов в период с января 2011 года по сентябрь 2012 года.

В Public Eye смогли ознакомиться с первым соглашением: «Чтобы получить транш в 125 миллионов долларов «на счет SNPC в Конго не более чем двумя или тремя переводами», конголезцы обязуются отправить три партии нефти (…). Погашение займа осуществляется из стоимости поставок нефти».

За баррель в то время давали более 100 долларов. В период с сентября 2010 года по январь 2012 года Gunvor получил без какого-либо тендера право на экспорт 22 партий конголезской нефти стоимостью в 2,2 миллиарда долларов. Операция оказалась чрезвычайно выгодной для компании, которая добилась для себя большей маржи, не считая прибыли с предварительного финансирования. Только вот полученные авансом в Конго 750 миллионов долларов не пошли на развитие нефтяного сектора, а были по большей части разворованы под прикрытием инфраструктурных контрактов.

После нефти — строительство

Посредники Gunvor Жан-Марк Анри и Максим Гандзион вновь взялись за дело. На этот раз они занялись продвижением интересов бразильской компании Asperbras, которая стремилась заполучить строительные контракты в Конго. Для этого она уполномочила португальца Жозэ Вейгу (Jos? Veiga), бывшего директора лиссабонского футбольного клуба «Бенфика», который оказался в центре целого ряда коррупционных скандалов в своей стране, а затем и в Африке.

Раз у него не было связей в Браззавиле, он решил заручиться услугами Гандзиона и Анри, которые получили в 2011 году почти 17 миллионов долларов. Гандзион представил его Дени-Кристелю Сассу-Нгессо. Кроме того, как и любому новичку в Браззавиле, Asperbras пришлось продемонстрировать щедрость: апартаменты и виллы для министров, десятки миллионов долларов комиссионных…

Интересы Gunvor и Asperbras совпадали. «Швейцарская компания предоставляла SNPC займы в сотни миллионов долларов, тогда как бразильское предприятие стремилось заполучить строительные контракты от конголезского правительства, — рассказывает старший следователь Public Eye Марк Гениа (Marc Gu?niat). — В обмен на определенную компенсацию Gunvor приложили усилия для того, чтобы Asperbras достались выгодные контракты».

Сотрудничество приняло договорной характер. Gunvor стал посредником для Asperbras, который заполучил в 2011 году первый правительственный заказ на строительство огромного промышленного комплекса в 80 километрах к северу от Браззавиля. Gunvor достался 21 миллион долларов комиссионных.

Только вот Asperbras ждало разочарование после того, как выяснилось, что компании предстоит самой обеспечить предварительное финансирование работ. Оба предприятия прекратили сотрудничество. Asperbras продолжил конголезскую авантюру и подписал множество контрактов на общую сумму в 1,5 миллиарда долларов. Жозэ Вейга получил 3% от этой суммы и принялся сорить деньгами в Майами и Португалии. Сейчас он является фигурантом португальского следствия и проходит в Швейцарии как предполагаемый взяткодатель, который перевел большие комиссионные на счета Анри и Гандзиона.

Успех Gunvor в Конго был недолгим, но очень прибыльным, как для самой компании, так и для посредников и руководства режима Браззавиля. Миллионы и даже миллиарды долларов были потрачены, перечислены и прикарманены в результате множества туманных операций. Этот показательный пример коррупционной деятельности западных предприятий в Африке так или иначе касается целого ряда крупных компаний.

С начала падения цен на нефть летом 2014 года управляемая кланом миллиардеров Республика Конго погрузилась в экономический кризис. Государственная казна опустела, и режим отчаянно ждет повышения цен или стабилизационной программы МВФ при том, что долг страны достигает 120% ВВП.

Геннадий Тимченко и Владимир Путин уже давно забыли о Браззавиле. О российско-конголезском проекте сотрудничества остались лишь далекие воспоминания. Теперь же дело берут в свои руки правоохранительные органы. Генеральный прокурор Швейцарии больше не собирается ограничиваться бывшими сотрудниками Gunvor: 11 сентября он заявил, что под следствием окажется и сама компания.

www.benzol.ru

Конго заявила о своем праве бурить нефть в национальном парке

Министр нефтяной промышленности указал, что закон позволяет вести разработки в любой части страны

Министр нефтяной промышленности Демократической Республики Конго Эйме Нгой Мукена провозгласил право государства вести разведку нефти в любом месте на территории страны. Это заявление было сделано после сообщений иностранных СМИ о разрешении президента республики Жозефа Кабила бурить скважину в крупнейшем Национальном парке Салонга, сообщает Reuters.

Эйме Нгой Мукена отказался подтвердить немецкому изданию Die Tageszeitung решение президента, однако сказал, что ни одна территория для разработки нефти не должна быть под запретом. Политик заявил, что правительство учитывает экологические стороны, однако намерено развивать свой сектор углеводородов.

"Закон позволяет нам вести разработку в любой части страны. Если нефть обнаружена на территории, включенной в список ЮНЕСКО, правительство собирает консилиум министров… и экспертов, чтобы оценить потенциальные риски", - сказал Мукена.

Национальный парк Салонга занимает 36 тыс. кв. км. территории, прилегающей к бассейну реки Конго. Это второй по величине тропический лес, в котором обитают редкие виды животных, включая карликовых шимпанзе бонобо, лесных слонов, конголезских павлинов. Здесь также живут львы, бегемоты, буйволы. Салонга с 1999 г. входит в Список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО с целью сохранения целостности уникального природного комплекса. Ученые опасаются, что помимо нанесения ущерба природе заповедника, разработки в регионе парка Cuvette Centrale, в котором находится крупнейшее в мире торфяное болото, высвободят из него огромные залежи углекислого газа.

Конго давно стремится увеличить нефтяной сектор страны. Предполагается, что значительные запасы этого природного ископаемого находятся как раз в регионе Cuvette Centrale и вблизи границы с Угандой. Пока ежедневный объем добычи нефти в государстве не превышает 25 тыс. баррелей (2,9 млн л).

Представители Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО ранее уже выступали с заявлением, что разработка нефти не должны проводиться на объектах, входящих в список ЮНЕСКО. Организация и экологические активисты протестовали против разведки нефти в парке "Вирунга" восточной части Конго - разработку хотела проводить британская компания Soco International.

nangs.org

Крупнейшая бурильная компания переводит свои нефтяные платформы в Африку

18.07.2010 02:00

Автор: Diamond Offshore Drilling

Одна из крупнейших компаний глубоководного бурения, Diamond Offshore Drilling, переводит две свои нефтяные платформы из Мексиканского залива в Африку. Одна из них направилась в Египет, а другая начала свое 60-дневное путешествие в Республику Конго.

Генеральный директор компании Ларри Дикерсон сказал: "Поскольку сохраняется неопределенность по поводу возможности продолжения глубоководного бурения в Мексиканском заливе, мы должны рассмотреть все альтернативы, которые позволят нашим глубоководным активам и дальше работать". Компания не смогла проводить работы после запрещения Белым домом глубоководного бурения 27 мая с.г.

Платформы могут приносить прибыль более чем $ 500000 в день, так что не удивительно, что компания ищет альтернативы, которые не дадут им просто дрейфовать в Мексиканском заливе.

Что можно сказать об американском инвестиционном климате, когда Республика Конго сейчас привлекает нефтяные платформы, которые работали в Мексиканском заливе? Это эффект непрерывных усилий администрации Обамы по остановке бурения внутри страны.

В то время, как миллионы людей смотрели финал чемпионата мира по футболу, мощные двигатели вспенили воды Мексиканского залива, когда Diamond Offshore Drilling потащил свои огромные плавучие буровые установки в Республику Конго.

Конго - это явно не та страна, которая первой приходит на ум за высокое качество своей инвестиционной среды. Но из-за непрерывных усилий администрации Обамы по остановке морского бурения в настоящее время это является реальностью.

27 мая в результате разлива нефти, который начался за три недели до этого, министерство внутренних дел ввело полный запрет на все виды бурений глубже 500 футов. Когда федеральный судья оспорил его как неоправданный, администрация тут же ввела новый акт, который несет такой же запрет.

Для бурильных компаний это означало выход из игры: администрация Обамы полна решимости остановить морское бурение любыми возможными способами.

Отраслевые аналитики считают, что еще пять из 33 нефтяных платформ, которые бездействуют в Мексиканском заливе, покинут его и уплывут в регионы с лучшим деловым климатом.

Удивительно, но одним из этих регионов является Республика Конго, страна, находящаяся в состоянии войны с повстанцами Уганды и имеющая 200000 беженцев. Страна занимает сто шестьдесят девятое место из 179 в индексе экономической свободы за 2010 год, который составляют Heritage Foundation и Wall Street Journal. Это очень мало даже по африканским стандартам, при этом основные проблемы имеются в сфере прав собственности, свободы от коррупции и даже инвестиционной свободы.

Впрочем, Конго превосходит США, где вообще нет бурения. Итак, в течение двух месяцев, платформа Ocean Confidence, плывущая через бурный Атлантический океан, должна прибыть в Конго для высокотехнологичного глубоководного бурения до глубины 35000 футов ниже уровня моря.

www.theomniguild.com

Как российские и швейцарские трейдеры выкачивали нефть из Конго

Того факта, что мать лабрадора Геннадия Тимченко — собака Владимира Путина, недостаточно для подтверждения близких связей между ними. Кроме того, сам российско-финский олигарх долгое время старательно отрицал принадлежность к окружению президента России. В Вашингтоне же посчитали иначе, внеся его в 2014 году в санкционный список, куда угодили все соратники Путина. Как бы то ни было, к тому моменту баснословно богатый основатель Gunvor (четвертый по величине в мире трейдер на рынке сырья), который сколотил состояние на российской нефти и искал новые возможности в Африке, наверное, сам предоставил лучшее подтверждение связей с президентом России.

Не добившись поставленных целей в Анголе, Кот-д’Ивуар и Нигерии, Геннадий Тимченко обратил свой взор на Республику Конго. Как ему удалось убедить Дени Сассу-Нгессо и его клан, который оказался в центре нескольких антикоррупционных расследований, доверить ему экспорт нефти? Все дело в том, что он пообещал им открыть для них двери Кремля.

Первый контракт был подписан в июне 2010 года, а в январе 2011 года за ним последовал второй. В 2011 году более 20% прибыли компании Геннадия Тимченко (37,9 миллиона долларов) поступало от деятельности в Конго. Кстати говоря, он сдержал свое обещание: год спустя Владимир Путин принял коллегу из Конго в Москве.

Тем не менее в стремлении наложить руку на нефтяные ресурсы Конго женевская компания использовала посредников с не лучшей репутацией и пустила в ход целый арсенал коррупционных практик. Именно об этом говорится в последнем докладе швейцарской организации Public Eye, который был обнародован 12 сентября под названием «Gunvor в Конго. Нефть, деньги и коррупция: приключения швейцарского трейдера в Браззавиле».

Наглядное подтверждение

«Деньги не пришли, куда нужно. Дени-Кристель почти ничего не получил». Андре — один из трех человек, которых сняли без их ведома весной 2014 года в неизвестном месте, напоминающем парижский ресторан. Он представляет интересы своего «брата» Дени-Кристеля Сассу-Нгессо, сына президента Конго, заместителя гендиректора национальной нефтекомпании SNPC и генерального директора единственного в стране нефтеперерабатывающего завода. Правоохранительные органы Франции, Португалии и США подозревают того в расхищении государственных средств. Напротив Андре сидит француз Бертран Г., финансовый директор Gunvor, который стремится возобновить работу в Конго, несмотря на начатое швейцарскими властями двумя годами ранее расследование. Ярдом с ним находится один из нанятых фирмой посредников француз Оливье Базен (Olivier Bazin) по прозвищу «Полковник Марио». Это старый волк африканского бизнеса, который фигурировал в деле о корсиканском бандитизме и был осужден за отмывание денег.

«Мы выплачивали комиссионные и были уверены, что на уровне SNPC все пройдет, как нужно (…), что все по большей части пройдет и попадет к тому, кому следует», — говорит Бертран Г. Он предлагает перезапустить проект строительства нефтепровода, который должен быть доверен российской компании («чтобы не было совершенно никаких проблем») и финансироваться за счет продажи Gunvor нефти из Конго. «Так мы сможем купить всех, кого нужно, и решить вопрос с грузами», — уверяет он.

Не знавший о записи разговора представитель руководства Gunvor сам предоставил доказательство коррупционной деятельности компании в Конго. Видео этой конфиденциальной беседы было передано следствию, в результате чего в его адрес были выдвинуты обвинения в «подкупе иностранного государственного деятеля», а сам он был вынужден покинуть свой пост в конце 2014 года.

Скандал с Gunvor и швейцарское расследование

Дело в том, что двумя годами ранее Gunvor вылетел с конголезского рынка из-за начатого швейцарскими властями расследования. Все началось в конце 2011 года. Перед поглощением le Crédit suisse швейцарский банк Clariden Leu сообщил властям о подозрительных финансовых операциях с офшорными счетами четырех компаний.

Следствие было возбуждено в январе 2012 года по «подозрениям в отмывании денег» в отношении «неустановленных лиц». В скором времени органам удалось выяснить, что средства от этих компаний, которые были зарегистрированы на Мальте, Виргинских островах, в Великобритании и Белизе, шли троим сотрудникам и посредникам Gunvor, отправленным на завоевание рынка Конго.

Через эти счета прошло не меньше 31,9 миллиона долларов комиссионных от Gunvor. Все они были открыты Swiss Executive Finance (SEF), которой руководила бывшая сотрудница Clariden Leu, известная как специалист по непрозрачным финансовым операциям.

Часть подозрительных переводов прошла в период с февраля по сентябрь 2011 года и была направлена на счета зарегистрированных в Гонконге компаний, которые принадлежали осужденным за «финансовые преступления» и «связи с организованной преступностью» лицам, утверждается в служебном докладе le Crédit suisse. Допрошенный швейцарскими властями высокопоставленный представитель Gunvor впоследствии уточнил, что эти предположительно незаконные переводы его фирмы шли на оплату услуг руководства SNPC.

Замечены были и другие подозрительные переводы Gunvor на счета в Гонконге через SEF. Следы запутывало то, что средства проходили через литовский банк, а счетами получателей занимались эксперты по подставным структурам. Получатели платили немалые деньги за то, чтобы как можно эффективнее скрыть финансовые каналы. Как бы то ни было, в конечном итоге имена все же всплыли. В частности это коснулось Давида Бенуэша (David Benouaiche) и Эльяху Эльбаза, которым швейцарские власти вынесли обвинения в «отмывании денег».

Следствие продолжилось в Женеве и получило серьезное развитие весной 2017 года, когда сотрудник Gunvor Паскаль К. признал в правоохранительных органах коррупционные платежи и потребовал начала упрощенной процедуры по делу о «подкупе иностранных государственных деятелей». Этот родившийся в Демократической Республике Конго бельгиец подчеркивает, что действовал в качестве сотрудника фирмы, а не без ведома руководства, как утверждают Gunvor. В 2012 году компания подала иск на «предателя», которого обвиняют в получении комиссионных.

Методы завоевания рынка

За доступ к конголезской нефти боролись множество трейдеров. Gunvor пообещал доступ в Кремль, однако одного этого было бы недостаточно, чтобы заручиться поддержкой правящей семьи одной из самых бедных и коррумпированных стран мира.

Привлечь внимание Сассу-Нгессо Gunvor удалось главным образом благодаря усилиям тандема из французского интригана и влиятельного габонца. Первый, Жан-Марк Анри (Jean-Marc Henry), работал в сфере безопасности перед тем, как заняться поручениями Gunvor в Йемене и Судане. У него был доступ к бывшему министру финансов Конго Жильберу Ондонго и министру благоустройства Жану-Жаку Буйя, которые отметились причастностью к предположительно коррупционным контрактам. Второй, Максим Гандзион, известный в нефтяных кругах бизнесмен, был советником покойного президента Габона Омара Бонго, а сегодня является «специальным советником» Дени Сассу-Нгессо.

Оба они работали не на Gunvor, а на четыре оффшорных компании со счетами в банке Clariden Leu, которые использовались для перевода комиссионных. Они действовали в тесном сотрудничестве с двумя основателями Gunvor, в том числе Геннадием Тимченко, который лично отправился в Браззавиль для переговоров с президентом Конго, а затем вылетел в Москву, чтобы убедить Владимира Путина принять российско-конголезский договор о сотрудничестве. На борту его самолета отправился и Дени-Кристель Сассу-Нгессо, которого президент России принял вместе с министром Буйя и посредником Гандзионом.

Оказавшийся в изоляции на международной арене и экономически слабый режим Браззавиля не смог устоять перед таким искушением. Он испытывал недостаток средств и потребовал предоплаты по поставкам нефти. В этом плане швейцарская компания вновь смогла обойти конкурентов. Gunvor превратился в своеобразный банк без необходимости подчиняться стоящим перед конкурентами правилам и ограничениям. Причем сделал он это с помощью BNP Paribas, который частично финансировал эти займы. В общей сложности было подписано шесть договоров о предварительном финансировании на 125 миллионов долларов в период с января 2011 года по сентябрь 2012 года.

В Public Eye смогли ознакомиться с первым соглашением: «Чтобы получить транш в 125 миллионов долларов «на счет SNPC в Конго не более чем двумя или тремя переводами», конголезцы обязуются отправить три партии нефти (…). Погашение займа осуществляется из стоимости поставок нефти».

За баррель в то время давали более 100 долларов. В период с сентября 2010 года по январь 2012 года Gunvor получил без какого-либо тендера право на экспорт 22 партий конголезской нефти стоимостью в 2,2 миллиарда долларов. Операция оказалась чрезвычайно выгодной для компании, которая добилась для себя большей маржи, не считая прибыли с предварительного финансирования. Только вот полученные авансом в Конго 750 миллионов долларов не пошли на развитие нефтяного сектора, а были по большей части разворованы под прикрытием инфраструктурных контрактов.

После нефти — строительство

Посредники Gunvor Жан-Марк Анри и Максим Гандзион вновь взялись за дело. На этот раз они занялись продвижением интересов бразильской компании Asperbras, которая стремилась заполучить строительные контракты в Конго. Для этого она уполномочила португальца Жозэ Вейгу (José Veiga), бывшего директора лиссабонского футбольного клуба «Бенфика», который оказался в центре целого ряда коррупционных скандалов в своей стране, а затем и в Африке.

Раз у него не было связей в Браззавиле, он решил заручиться услугами Гандзиона и Анри, которые получили в 2011 году почти 17 миллионов долларов. Гандзион представил его Дени-Кристелю Сассу-Нгессо. Кроме того, как и любому новичку в Браззавиле, Asperbras пришлось продемонстрировать щедрость: апартаменты и виллы для министров, десятки миллионов долларов комиссионных…

Интересы Gunvor и Asperbras совпадали. «Швейцарская компания предоставляла SNPC займы в сотни миллионов долларов, тогда как бразильское предприятие стремилось заполучить строительные контракты от конголезского правительства, — рассказывает старший следователь Public Eye Марк Гениа (Marc Guéniat). — В обмен на определенную компенсацию Gunvor приложили усилия для того, чтобы Asperbras достались выгодные контракты».

Сотрудничество приняло договорной характер. Gunvor стал посредником для Asperbras, который заполучил в 2011 году первый правительственный заказ на строительство огромного промышленного комплекса в 80 километрах к северу от Браззавиля. Gunvor достался 21 миллион долларов комиссионных.

Только вот Asperbras ждало разочарование после того, как выяснилось, что компании предстоит самой обеспечить предварительное финансирование работ. Оба предприятия прекратили сотрудничество. Asperbras продолжил конголезскую авантюру и подписал множество контрактов на общую сумму в 1,5 миллиарда долларов. Жозэ Вейга получил 3% от этой суммы и принялся сорить деньгами в Майами и Португалии. Сейчас он является фигурантом португальского следствия и проходит в Швейцарии как предполагаемый взяткодатель, который перевел большие комиссионные на счета Анри и Гандзиона.

Успех Gunvor в Конго был недолгим, но очень прибыльным, как для самой компании, так и для посредников и руководства режима Браззавиля. Миллионы и даже миллиарды долларов были потрачены, перечислены и прикарманены в результате множества туманных операций. Этот показательный пример коррупционной деятельности западных предприятий в Африке так или иначе касается целого ряда крупных компаний.

С начала падения цен на нефть летом 2014 года управляемая кланом миллиардеров Республика Конго погрузилась в экономический кризис. Государственная казна опустела, и режим отчаянно ждет повышения цен или стабилизационной программы МВФ при том, что долг страны достигает 120% ВВП.

Геннадий Тимченко и Владимир Путин уже давно забыли о Браззавиле. О российско-конголезском проекте сотрудничества остались лишь далекие воспоминания. Теперь же дело берут в свои руки правоохранительные органы. Генеральный прокурор Швейцарии больше не собирается ограничиваться бывшими сотрудниками Gunvor: 11 сентября он заявил, что под следствием окажется и сама компания.

Источник

cod36.ru

Израильский миллиардер нашёл в Конго 3 млрд баррелей нефти

 

Нефтяная компания, принадлежащая израильскому миллиардеру Дану Гертлеру, объявила, что она обнаружила около 3 млрд баррелей нефти в Демократической Республике Конго, что эквивалентно разведанным запасам Великобритании и Южного Судана.

Нефть была обнаружена в районе озера Альберт на восточной границе Конго с Угандой, говорится в заявлении компании Oil of DRCongo. Анализ данных сейсморазведки указывает на наличие примерно 3 млрд баррелей, хотя пока неизвестно, какая часть запасов является извлекаемой.

- Наши сейсмические исследования дали позитивные результаты, - сказал генеральный директор Oil of DRCongo Джузеппе Чикарелли.

- Мы по-прежнему считаем, что проект может обеспечить народу Конго значительные доходы и множество других благ.

По оценкам, близлежащие угандийские блоки содержат примерно такое же количество нефти. Эти участки разрабатывают британская компания Tullow, французская Total и китайская CNOOC.

Oil of DRCongo планирует подготовиться к бурению двух разведочных скважин, что потребует создания инфраструктуры и переселения местных жителей.

В богатой ресурсами Конго добывают всего 25 тыс баррелей нефти в день (1,2 млн тонн в год) на наземных и шельфовых месторождениях западного побережья, и страна стремится значительно увеличить добычу, чтобы поддержать рост экономики. По данным Международного валютного фонда, в 2012 году на долю нефти приходилось лишь 1,7% ВВП Конго.

Oil of DRCongo заявила, что добыча 50 тыс баррелей в день на озере Альберт увеличила бы ВВП Конго на 25%.

Но источники в отрасли отмечают, что объёмы следует считать предварительными и указывают на трудности экспорта нефти из восточной части Конго, которая находится в сотнях километров от пунктов экспорта, расположенных на побережьях Индийского и Атлантического океанов.

- Сейсмические данные необходимо подтвердить масштабным бурением, и я не удивлюсь, если в результате объём запасов значительно уменьшится, - сказал источник, имеющий опыт оценки нефтяных разведочных проектов в Африке.

Бен Пейтон, аналитик консалтинговой компании Maplecroft, которая специализируется на оценке рисков, сказал, что теоретически нефть можно экспортировать по планируемому угандийскому трубопроводу, но такой вариант маловероятен из-за напряжённости в отношениях между Угандой и Конго.

Oil of DRCongo является оператором блоков 1 и 2 на озере Альберт, принадлежащих компаниям Foxwhelp и Caprikat, дочерним структурам компании Гертлера Fleurette, зарегистрированной в Нидерландах.

Общественные организации, такие как Global Witness, утверждают, что Гертлер, которой является влиятельной фигурой в Конго и тесно связан с правительством президента Джозефа Кабилы, в 2010-12 годах получал концессии в добывающей отрасли по заниженным ценам, а затем продавал их с большой прибылью.

В январе СМИ сообщали, что Гертлер продал за $150 млн правительству страны Nessergy Ltd, одну из своих нефтяных компаний в Конго, что в 300 раз больше суммы, которую он уплатил за права на нефть. Гертлер, имеющий гражданства Израиля и Конго, утверждает, что его компания инвестировала более $7 млрд в конголезскую экономику, и категорически отрицает обвинения.

 

По материалам: (http://www.oilru.com) 

 

energyworld.interaffairs.ru

Конго заявила о своем праве бурить нефть в национальном парке — Рамблер/финансы

Министр нефтяной промышленности Демократической Республики Конго Эйме Нгой Мукена провозгласил право государства вести разведку нефти в любом месте на территории страны. Это заявление было сделано после сообщений иностранных СМИ о разрешении президента республики Жозефа Кабила бурить скважину в крупнейшем Национальном парке Салонга, сообщает Reuters.

Эйме Нгой Мукена отказался подтвердить немецкому изданию Die Tageszeitung решение президента, однако сказал, что ни одна территория для разработки нефти не должна быть под запретом. Политик заявил, что правительство учитывает экологические стороны, однако намерено развивать свой сектор углеводородов.

"Закон позволяет нам вести разработку в любой части страны. Если нефть обнаружена на территории, включенной в список ЮНЕСКО, правительство собирает консилиум министров… и экспертов, чтобы оценить потенциальные риски", — сказал Мукена. Национальный парк Салонга занимает 36 тыс. кв. км. территории, прилегающей к бассейну реки Конго. Это второй по величине тропический лес, в котором обитают редкие виды животных, включая карликовых шимпанзе бонобо, лесных слонов, конголезских павлинов. Здесь также живут львы, бегемоты, буйволы. Салонга с 1999 г. входит в Список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО с целью сохранения целостности уникального природного комплекса. Ученые опасаются, что помимо нанесения ущерба природе заповедника, разработки в регионе парка Cuvette Centrale, в котором находится крупнейшее в мире торфяное болото, высвободят из него огромные залежи углекислого газа. Конго давно стремится увеличить нефтяной сектор страны. Предполагается, что значительные запасы этого природного ископаемого находятся как раз в регионе Cuvette Centrale и вблизи границы с Угандой. Пока ежедневный объем добычи нефти в государстве не превышает 25 тыс. баррелей (2,9 млн л).

Представители Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО ранее уже выступали с заявлением, что разработка нефти не должны проводиться на объектах, входящих в список ЮНЕСКО. Организация и экологические активисты протестовали против разведки нефти в парке «Вирунга» восточной части Конго — разработку хотела проводить британская компания Soco International.

Материал предоставлен проектом "+1".

Читайте также

finance.rambler.ru

Британскую SOCO обвинили в подкупе военных для запугивания противников добычи нефти в Конго // Общество // Новости

  

Майор армии Конго B. Feruzi ​получил от британских нефтяников SOCO International неплохие деньги за то, что запугивал противников добычи нефти в республике.

Об этом британские СМИ сообщили 10 июня 2015 г

 

Речь идет о 42 тыс долл США.

Это не много, но для конголезской армии это эквивалентно 30 лет заработной платы.

В компании не отрицают факт выплаты, но никак не согласны с тем, что деньги военный получал именно за угрозы в адрес противников добычи нефти в республиканском нацпарке Вирунга.

Знаменитый парк Вирунга - самый старый и самый биологически разнообразный парк Африки, включен в список Всемирного наследия.

Статус «в опасности» парк получил в 1994 г, а два 10-летия вооруженного конфликта и интенсивное браконьерство ополченцев сказались на экосистеме парка.

В 2007 г SOCO и Total получили концессии на разведку и добычу углеводородов в пределах парка.

 

Большая шумиха вокруг национального парка началась в 2012 г, когда документальный фильм, посвященный заповеднику в Конго получил премию Оскар.

До того Западу не было дела до природы демократической республики.

 

Отметим, что в Вирунгу прилетают на зимовку птицы из Сибири и обитает редкий вид похожих на Кинг-Конга горных горилл, есть озеро Эдварда и даже 2 действующих вулкана.

Согласно Конвенции ЮНЕСКО, разведка и добыча нефти несовместима со статусом объекта Всемирного наследия.

Чтобы допустить бурение скважин на законных основаниях, правительству придется вывести из состава парка Вирунга часть территории.

Есть мнение, что именно под озером Эдварда есть нефть.

Есть и технологии ее добычи.

Учитывая общественный резонанс Total быстро согласилась с требованиями вести работы на строго ограниченной территории.

SOCO  же решила на достигнутом не останавливаться и продолжила геологоразведочную деятельность в парке, в том числе и сейсморазведку в июле 2014 г.

Под давлением экологов компания позднее заявила о прекращении изысканий до тех пор, пока не будет найдет компромисс между представителями компании, правительством и «зелеными».

Премьер-министр Конго, А. Поньо считает, что несмотря на противоречия, страна не просто отказаться от добычи нефти, как источника благосостояния.

 

Рабочих и технику компании охраняла армия Конго, и замглавы SOCO Р.Кейгл заявил, что это могла быть инициатива самих военных.

Тем не менее, экологи заявили, что располагают бумагами, согласно которым майор получил более 42 тыс долл США.

neftegaz.ru