Курдский газ для ЕС: зачем «Роснефть» помогает конкурентам «Газпрома». Конкуренты газпром нефти


«Газпром» и конкуренты: что даст России доступ независимых производителей к экспорту?

В духе старой комсомольской песни думать в первую очередь о Родине, а потом о себе призвал коллег по газовой отрасли зампред правления «Газпрома» Александр Медведев. Ранее акционеры НОВАТЭК обратились к президенту РФ Владимиру Путину с просьбой предоставить компании право экспортировать в Европу трубопроводный газ. Продажу предлагали осуществлять через агентское соглашение с монополистом, сохранив единый экспортный канал. К обсуждению вопроса подключилась «Роснефть», предложив разделить «Газпром» на несколько компаний и предоставить всем участникам рынка равный доступ к газотранспортной системе.

Монополии быть

Против ликвидации монополии «Газпрома» выступило правительство России. Глава Минэнерго Александр Новак высказался за сохранение существующей модели рынка, а вице-премьер Аркадий Дворкович подчеркнул, что власти не планируют менять нормативно-правовую базу, которая закрепляет за «Газпром экспортом» (100% «дочка» «Газпрома») монополию на продажу трубопроводного газа за рубеж. Остальное, по словам чиновника, – двусторонние отношения хозяйствующих субъектов. «Если "Газпром" хочет на такой основе работать, имеет право делать сам. Но я не уверен, что он хочет», – уточнил зампред правительства.

Сомнения А. Дворковича небеспочвенны. После сообщения о том, что «Роснефть» и «Газпром экспорт» уже согласовывают детали будущего агентского соглашения по экспорту газа в Европу, представители российского монополиста опровергли эту информацию. На самом деле предложение акционеров НОВАТЭК, всколыхнувшее давнюю дискуссию о «едином экспортном канале», отнюдь не предполагает изменение существующей модели российского газового рынка. Компания попросила правительство обязать «Газпром» выполнить функции посредника, закупив газ, добываемый СП «Арктикгаз» (принадлежит НОВАТЭК и «Газпром нефти»), по цене «нет-бэк» (экспортная цена за вычетом транспортировки). После чего монополист должен будет перепродать его швейцарской NGP (100% «дочка» НОВАТЭКа), которая, в свою очередь, уже будет поставлять его европейским потребителям.

Намного дальше идет «Роснефть», чей газ из совместного с иностранными компаниями проекта «Сахалин-1» получился «запертым» в границах РФ. В своем письме, адресованном Минэнерго, вице-президент «Роснефти» Лариса Каланда предлагает кардинальную поэтапную реформу отрасли. Согласно предложенному плану, с этого года независимые производители должны начать тестовые поставки газа в Европу по агентским соглашениям с «Газпромом» в рамках ограниченной квоты. В 2019 году бизнес «Газпрома» по экспорту газа должен быть выделен в отдельную компанию, которая будет покупать газ, в том числе и у независимых производителей, по цене «нет-бэк». С 2023 года «Роснефть» предлагает снять все ограничения на экспорт, за исключением квотирования, а с 2025 года выделить в независимые от «Газпрома» компании газотранспортную систему и подземные хранилища.

Аргументы «Газпрома» и правительства

Сам газовый гигант от такой перспективы, естественно, не в восторге. «Я считаю, что разрушение экспортной монополии по трубопроводному газу чревато серьезными негативными последствиями не только для "Газпрома", но и для всего российского государства с точки зрения получения экспортной выручки, налогов и так далее», – считает А. Медведев. По тем же причинам, «чтобы не страдал государственный бюджет», изменения монопольной модели газового рынка не поддерживает Минэнерго. В правительстве опасаются, что увеличение предложения российского газа на внешних рынках вызовет ненужную конкуренцию и в итоге снизит мировые цены.

Идея раздела «Газпрома» и демонополизации газового рынка, по словам А. Дворковича, уже рассматривалась руководством страны и была отвергнута. Существующая структура должна быть сохранена «при условии, естественно, и понимании, что должна быть обеспечена достаточная степень финансовой прозрачности в разделении видов деятельности внутри самого "Газпрома"», подчеркивает вице-премьер. Противники реформы напоминают, что частичная либерализация рынка уже произошла. С декабря 2013 года отдельные независимые производители получили допуск к экспорту сжиженного газа, что, по мнению представителей «Газпрома», негативно повлияло на переговоры с китайской госкомпанией CNPC по цене поставок газа через газопровод «Сила Сибири».

В правительстве считают, что итоги допуска независимых производителей к экспорту СПГ подводить пока рано, и теперь в фокусе должно находиться развитие внутреннего рынка. Здесь у противников реорганизации отрасли есть свои аргументы. «Полная либерализация экспорта газа с разрешением «Роснефти» его экспортировать равносильна необходимости отменять закон "О газоснабжении". Ведь поставлять газ на внутренний рынок, в том числе социальным потребителям, менее выгодно, чем продавать его за рубеж», – полагает начальник департамента «Газпрома» по управлению проектами Виктор Тимошилов.

Впрочем, есть и компромиссный вариант. Зампред правления «Газпрома» Валерий Голубев заявил, что доступ независимых поставщиков к экспорту трубопроводного газа может быть предоставлен, но при условии разделения социальной нагрузки, которую несет сейчас его компания. По сути, представитель газового монополиста предлагает поделиться с другими российскими производителями не только местом в экспортной трубе, но и проблемами на внутреннем рынке. «Даже самый болезненный вопрос доступа к экспортным коридорам можно пропорционально выделить. Если кто-то несёт на себе ответственность гарантирующего поставщика, в том числе и зимние максимумы, развитие газификации, проблемы с неплатежами потребителей. Пожалуйста, несите в полной мере нагрузку, и тогда вы получите пропорциональные привилегии, преференции, которые могут быть. Легко решается эта задача».

Логика В. Голубева заключается в том, чтобы обязать других производителей поставлять газ в проблемные регионы РФ и пропорционально выделять им квоты на внешнем рынке при сохранении единого экспортного канала. Эта схема почти не противоречит предложениям «Роснефти», но позже в «Газпроме» заявили, что это личное мнение зампреда и монополист выступает против допуска независимых продавцов на внешний рынок даже в виде закупок у них газа по цене «нет-бэк».

Аргументы «Роснефти» и ФАС

В ответ оппоненты кивают на неравный доступ к ГТС. Дело в том, что внутренний тариф на прокачку «своего» газа у «Газпрома» значительно ниже, чем «чужого». По данным «Роснефти», транспортные расходы составляют 65% в структуре цены независимых производителей на внутреннем рынке, потому конкурировать с монополистом в далеких от месторождений регионах они просто не могут. Аналогичная ситуация с хранением газ в ПХГ.

И НОВАТЭК, и «Роснефть» настаивают на том, что их газ предназначен для узкого сегмента заграничных потребителей и не будет конкурировать с газпромовским. Напротив, разрешение на экспорт для независимых производителей позволит отвоевать большую долю для российского газа на внешних рынках. Эксперты отмечают, что конкуренция – это лучшее средство для снижения расходов, которые при монопольном положении компании с определенного момента становятся неконтролируемыми. В результате повышается эффективность в пересчете на одного сотрудника.

В качестве аргумента в пользу раздела «Газпрома» «Роснефть» приводит пример современного российского нефтяного рынка, где существует много независимых производителей и экспортеров. Нефтепроводами владеет компания «Транснефть» (на 100% принадлежит государству) и предоставляет всем производителям равный доступ к инфраструктуре. За реформу выступает и Федеральная антимонопольная служба (ФАС). «Такая компания, условный «Трансгаз», может существовать за счет тарифа на транспортировку газа. Система «Транснефти» ведь существует», – считает начальник управления регулирования ТЭК ФАС Дмитрий Махонин. Чиновник уверен, что раздел «Газпрома» – это всего лишь вопрос времени.

К тому же доступ независимых производителей к экспортной газовой трубе позволит избежать постоянных антимонопольных судебных тяжб и трудных переговоров по цене с зарубежными покупателями. Автоматически газ в российских газопроводах перестанет попадать под ограничения европейского «Третьего энергопакета». Впрочем, рассчитывать на масштабные реформы до окончания строительства «Северного потока-2» и «Силы Сибири» не приходится, но в долгосрочной перспективе отрасль, скорее всего, будет реформирована.

www.ritmeurasia.org

зачем «Роснефть» помогает конкурентам «Газпрома» — Новости политики, Новости России — EADaily

У России большие политические интересы на Ближнем Востоке, и газ из стран региона и Средиземного моря рано или поздно «придет» в Европу. И вопрос будет состоять в том, кто будет контролировать потоки и «снимать сливки». Именно этим и можно с точки зрения государственных интересов объяснить запланированную экспансию российских компаний в газовые проекты на Ближнем Востоке. В ином случае, корпоративный конфликт «Газпрома», «Роснефти» и НОВАТЭКа выходит на международный уровень и может ударить по поставкам российского газа в Европу и доходам государства.

Новый «Турецкий поток»

18 сентября в «Роснефти» заявили, что компания и власти Иракского Курдистана провели переговоры об участии «Роснефти» в финансировании строительства регионального газопровода и планируют подписать отдельное соглашение до конца года. У «Роснефти» уже есть соглашения на закупку нефти, модернизацию и управление нефтепроводом в турецкий Джейхан и возможное освоение пяти лицензионных участков. Как отметили в российском нефтегиганте, пропускная способность газопровода обеспечит ежегодный экспорт газа в Турцию и на европейский рынок 30 млрд кубометров в дополнение к поставкам основным внутренним потребителям. Причем, работы планируют вести в ускоренном режиме и запустить газопровод на экспорт собираются уже в 2020 году.

До последнего времени маршрут регионального газопровода из Курдистана выглядел так — он выделен синей пунктирной линией. Фото: atlanticcouncil.org.

«У „Роснефти“ давно было в планах заниматься экспортом газа, на территории России пока это не удается, поэтому они и пытаются выходить на европейский рынок и рынок сопредельных государств через другие проекты, которые позволяют им это делать. Этот проект из такого числа», — считает глава Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

Как отмечает ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Игорь Юшков, мощность газопровода будет лишь немногим меньше «Турецкого потока» (31,5 млрд кубометров) и сроки его ввода в эксплуатацию, по сути, совпадают с российским проектом.

«Если в сотрудничестве „Роснефти“ и Иракского Курдистана нет глубоких политических причин, то запуск газопровода будет ударом по российскому экспорту и куда большей угрозой для него, чем американский СПГ», — говорит эксперт. То, что газопровод — конкуренция «Газпрому», считает и партнер и аналитик консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин.

При этом дивиденды, кроме возможных политических, будут для российской стороны очень условны. «Роснефть» планирует возвращать инвестиции тарифными сборами и согласованной нормой прибыли. Необходимые запасы газа же, как утверждают в Иракском Курдистане, в регионе есть. По данным BP, они оцениваются в 3,7 трлн кубометров. Часть из них контролирует британо-турецкая Genel Energy. Коммерческие запасы двух месторождений компании Миран и Бина Бави оценивают в 240 млрд кубометров. И в Genel Energy заявляют, что готовы ежегодно подавать в Турцию 20 млрд кубометров газа. Участие же «Роснефти» ускорит проект, а поставки газа из Иракского Курдистана могут повлиять на газовые рынки Турции и Европы.

С этим готов поспорить Михаил Крутихин. Эксперт рассказал Центру энергетической экспертизы, что предложение скоро превысит спрос в Турции и Южной Европе и без газа из Иракского Курдистана. «Турции, у которой не растет внутреннее потребление газа, дополнительного газа не нужно совершенно. У нее в ближайшее время будет поступление из Азербайджана — это раз, они все еще ведут переговоры с иранцами — это два, они ведут переговоры с израильтянами о поставках газа — три, они собираются строить новые мощности по приему СПГ — четыре, еще и российский „Турецкий поток“, не говоря уже о маршруте из России, который уже есть — „Голубой поток“ и Трансбалканский газопровод», — партнер и аналитик консалтинговой компании RusEnergy считает проект «Роснефти» пустой похвальбой.

Впрочем, есть причины считать, что у экспорта газа из Иракского Курдистана все-таки большие шансы, и Турция заинтересована в новом маршруте. У нее, например, уже подписано с этим пока иракским регионом соглашение о покупке газа, а в Genel Energy утверждают, что он будет стоит дешевле, чем любое другое импортное «голубое топливо». И, например, израильский газ и американский СПГ не смогут конкурировать с ним по цене из-за высокой себестоимости.

Кроме того, курдинстанский газ станет серьезным подспорьем и для проекта «Южный газовый коридор», который является альтернативой российским поставкам в Европу. По нему с 2020 года Баку планировал поставлять 10 млрд кубометров в Италию, Грецию и Болгарию и еще 6 млрд — в Турцию. В Азербайджане, однако, снижается добыча и наполнение газопровода, готового почти на 80%, по-прежнему под вопросом. При этом другие поставщики газа пока не принимают приглашение участвовать в расширении «Южного газового коридора». А газ из Иракского Курдистана как раз решит проблемы проекта.

Для поставок российского газа экспорт «голубого топлива» из Иракского Курдистана опасен тем, что Анкара планирует, чтобы из одного источника поступало не более 50% топлива. А доля поставок «Газпрома» на турецкий рынок составила только в прошлом году 54% (24,76 млрд кубометров). В этом году российский холдинг еще увеличил экспорт — почти на 23% за 8 месяцев.

В течение последних двух лет европейские компании наращивают закупки российского газа из-за низкой цены. В большинстве контрактов ее формула привязана к цене на нефть. Однако ничто не помешает европейцам сократить импорт из России, если появится выгодное предложение из Курдистана, считает Игорь Юшков. «В контрактах прописаны минимальные и максимальные объемы и покупатели ничего не нарушат, если частично перейдут на газ из Иракского Курдистана. По цене, очевидно, он будет конкурировать с российским и, думаю, европейские компании с удовольствием будут покупать этот газ, а ЕС только поддержит диверсификацию поставок», — считает Игорь Юшков. По словам эксперта, 30 млрд кубометров — 15% нынешнего экспорта российского газа. «А 40% доходов российского бюджета составляют поступления от нефтегазовой отрасли. И в нынешней экономической ситуации снижение доходов может иметь неблагоприятный эффект, — говорит ведущий аналитик ФНЭБ. — Хотелось бы верить, что это не выход корпоративного конфликта „Газпрома“ и независимых производителей газа на международный уровень».

▼ читать продолжение новости ▼

Конфликт «Газпрома» и «Роснефти» вышел на международный уровень?

EADaily уже не раз писало о том, что экспортировать газ трубопроводами из России разрешено законодательно только «Газпрому», а все попытки «Роснефти» и НОВАТЭКа получить доступ к газопроводам заканчиваются ничем. В правительстве и Кремле поддерживают российский холдинг в том, что дополнительная конкуренция российских производителей навредит положению российского газа на внешнем рынке. Поэтому «Роснефть» и НОВАТЭК пока смогли добиться лишь того, что получили разрешение на экспорт газа в виде СПГ. Однако не оставляют попыток получить доступ к трубе. Последняя — договоренности «Роснефти» и британской BP о продаже до 10 млрд кубометров газа в год, если первая получит доступ к трубопроводам. В «Роснефти» заявляли, что газ попадет на спотовый рынок, а в «Газпроме» отбили атаку тем, что часть газа холдинг также продает на споте и цены на него из-за предложения нефтяной компании снизятся.

Впрочем, речь идет не только о европейском рынке, доступ к которому по газопроводам хотят получить независимые производители. Так, «Роснефть» заключила с Beijing Gas сделку о продаже двадцатипроцентного пакета акций в «Верхнечонскнефтегазе», а сама китайская компания является ключевым дистрибьютором газа на рынке Пекина. Кроме того, новый акционер «Роснефти», китайская CEFC, рассчитывает получать именно газ в России. Об этом заявил председатель совета директоров CEFC Цзяньмин. А доставить российский газ, кроме как по будущему газопроводу «Сила Сибири», невозможно. И «Роснефть» также требует и доступа к этой магистрали. Например, в июле глава компании Игорь Сечин написал вице-премьеру Аркадию Дворковичу письмо. В нем он жаловался на то, что «Газпром» отказывается допускать «Роснефть» к газопроводу «Сила Сибири», мотивируя наличием собственного газа для Китая. В то же время, как писал Игорь Сечин, у «Роснефти» есть месторождения с общими запасами газа более 1 трлн кубометров на юге Восточной Сибири и в Якутии.

Сегодня большинство экспертов уверены, что борьба за доступ к экспортным газопроводам продолжится. Из-за стагнации внутреннего рынка сбыта и жесткой конкуренции независимым производителям газа России нужны новые. «И не хотелось бы, чтобы проект в Иракском Курдистане был неким шантажом властей по допуску к экспортной инфраструктуре», — замечает Игорь Юшков и добавляет, что это — не единственный газовый проект российских независимых производителей за границей. Например, «Роснефть» выкупила 35% проекта на египетском морском месторождении Зор. Его запасы оцениваются в 850 млрд кубометров. НОВАТЭК, тем временем, планирует выиграть лицензию на изучение и освоение одного из блоков на шельфе Ливана. Он, как известно, соседствует с Израилем, где за последнее десятилетие открыли два крупных месторождения газа, который Тель-Авив собирается экспортировать в Европу.

Справедливости ради стоит сказать, что и «Газпром» пытался войти в средиземноморские проекты. В 2012 году Noble energy искала партнера по израильскому месторождению Левиафан и продавала 30% проекта. «Газпром» предлагал больше всех, однако в американской компании заявили, что хотели бы иметь в партнерах западную компанию.

Заместитель директора ФНЭБ Алексей Гривач предлагает не спешить рассматривать участие российских компаний в зарубежных проектах как корпоративный конфликт. «Если источник поставок имеет реальный потенциал выхода рынок, где уже есть российский газ, то он, разумеется, будет так или иначе конкурировать с „Газпромом“, если речь не идет о создании дополнительного спроса, — говорит эксперт. — И проект будет реализован вне зависимости от того, участвует в нем „Роснефть“ или любая другая российская компания или нет. Поэтому, с точки зрения интересов России, участие выглядит предпочтительнее, если не подрывает основы и цели внешней политики страны».

Грабли геополитики

«Проект газопровода из Иракского Курдистана весьма рискованный. Ситуация весьма напряженная, террористическая активность высокая в районе (как в Ираке, так и Турции, где на юге и юго-востоке страны действуют формирования Курдской рабочей партии — прим. ред.). Но здесь „Роснефть“ готова рискнуть и наконец-то получит один из газопроводов для экспорта газа в Европу», — говорит глава Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

Замдиректора ФНЭБ Алексей Гривач говорит, что по поставкам газа из иракского Курдистана в Турцию и Европу пока больше вопросов, чем ответов, и многое завязано на геополитике вне зависимости от того, какая компания будет участвовать в проекте. «Например, отношения между Багдадом и Эрбилем (столица Иракского Курдистана — прим.ред.) на фоне намерения последнего провести 25 сентября референдум о независимости. Для Турции это может стать миной замедленного действия, учитывая проблему курдского движения на территории этой страны. При этом Турция является ключевым возможным партнером для поставок и транзита. Одобрить же газопровод из Курдистана значит испортить отношения с Багдадом, который, естественно, не признает независимость. И это лишь малая толика потенциальных проблем, связанных с политической волей и безопасностью в регионе», — говорит эксперт. По его мнению, с учетом политических рисков ожидать быстрого прогресса по газопроводу из Иракского Курдистана не стоит.

eadaily.com

"Газпром" пустит конкурентов в трубу – Вести Экономика, 22.07.2014

Правительство РФ до 1 сентября должно разработать варианты допуска всех производителей газа к трубопроводам "Газпрома". Такое поручение подписал глава государства Владимир Путин. С одной стороны, это означает рост доходов от продажи газа российских компаний, конкурирующих с "Газпромом". С другой, - сложности при диспетчеризации прокачки газа и неравные условия – газовая монополия продает газ в РФ по гостарифам, а остальные – по договорной цене.Правительство РФ разработает до 1 сентября 2014 г. возможные варианты доступа всех российских производителей газа к экспортным направлениям трубопроводной системы, управляемой "Газпромом". Об этом сообщается в протоколе заседания президентской комиссии по ТЭК, подписанном президентом РФ.

Газ на первом этапе конкуренты "Газпрома" планируют поставлять с новых месторождений Восточной Сибири и Дальнего Востока. Также они просят допустить их к строительству новых газопроводов, которые будут подсоединены к газотранспортной системе "Газпрома".

Главным лоббистом этого решения с недавних пор стала компания "Роснефть", которую возглавляет Игорь Сечин.

Конкуренты в одной трубе

Баланс газодобычи в России формируется пока в пользу "Газпрома". Согласно данным Минэнерго по состоянию на 01.01.2014 г. добычу природного и попутного нефтяного газа (ПНГ при добыче нефти) осуществляют 258 добывающих предприятий, в том числе 97 входят в структуру больших нефтяных компаний, 16 предприятий "Газпрома", 2 предприятия "НОВАТЭКа", 140 являются независимыми добывающими компаниями и 3 предприятия — операторы СРП.

Ссылки по теме

В 2013 г. добыча газа составила 668,2 млрд куб. м, что выше уровня 2012 г. на 13,7 млрд куб. м (+2,1%). В структуре добычи произошло увеличение объемов как природного газа на 9,8 млрд куб. м (+1,6%), так и ПНГ на +3,8 млрд куб. м (+6,9%), соответственно доля ПНГ в добыче газа выросла с 8,4% в 2012 г. до 8,8% в 2013 г.

Рис.1 Добыча газа ВИНК

В структуре производителей 71,3% добычи обеспечил "Газпром" (-1,8 процентного пункта к 2012 г.), добыча вертикально интегрированных компаний (ВИНК) составила 11,4% (+0,6 процентного пункта к 2012 г.), независимых компаний — 5,3% (+1,1 процентного пункта), "НОВАТЭК" — 7,9% (+0,1 процентного пункта) и операторов СРП — 4,1% (+0,1 процентного пункта к 2012 г).

Прирост добычи показали "НОВАТЭК" (+1,9 млрд куб. м, +3,7% к 2012 г.), независимые производители (+7,7 млрд куб. м, +28,0%), ВИНК (+5,3 млрд куб. м, +7,5%) и операторы СРП (+1,1 млрд куб. м, +4,2%).

Сократил добычу газа только "Газпром" (-2,4 млрд куб. м, -0,5 % к 2012 г.).

Важный показатель – коэффициент полезного использования ПНГ. Это когда газ попросту не сжигают в факельном режиме. В 2013 г. коэффициент полезного использования ПНГ увеличился, по сравнению с 2012 г., с 76,2% до 78,8%.

Наивысший коэффициент полезного использования ПНГ, доведенный до 99,5%, отмечен на месторождении им. Ю. Корчагина (шельф Каспийского моря) компании "ЛУКойл".

"Газпром" ожидает роста конкуренции в России

Согласно прогнозу "Газпрома" доля добычи газа конкурентами компании в общей газодобычи РФ вырастет к 2020 г. в 20 раз с доли в 12% в 2002 г. до 24% к 2020 г., соответственно доля "Газпрома" снизится с 88% до 76%.

Рис.2 Общая добыча в России с учетом "Газпрома" и ВИНК

Единой газотранспортной системой России владеет "Газпром", и компания предоставляет свободные объемы в трубе при наличии заявок. Объемов для конкурирующих поставщиков газа не хватает, поэтому заявки значительно превышают предложение. Свободных объемов недостаточно, говорят в компании, мотивируя невозможность всех желающих пустить в трубу.

"Газпрому" невыгодно также расширять допуск к трубе из-за диспетчеризации: чем больше других компаний желают прокачивать газ, тем сложнее технологически учитывать интересы всех конкурентов.

Кроме того, "Газпром" обращает внимание на тот факт, что сам вынужден поставлять газ российским потребителям по тарифам, которые устанавливает государство, а конкуренты – по договорным ценам, которые могут повышать в отличие от "Газпрома".

Также качество газа необходимо контролировать, иначе общее качество газа в трубе может ухудшаться из-за недобросовестных поставщиков.

"Газпром" настаивает в первую очередь на создании сектора рынка газа в России со свободными ценами, иначе компания будет проигрывать в неравных ценовых условиях.

www.vestifinance.ru

«Газпром нефть» кинет якорь в портах

Фото: FOTOBANK/GETTY IMAGES, RPG/CORBIS

Конкуренты «Газпром Нефти»
Рынок бункеровки в Большом порту Санкт-Петербурга, с которого планирует начать свою экспансию «Газпром нефть», не только самый крупный в России, но и один из самых конкурентных. Самые заметные игроки с долей около 10% у каждого — «Балтийская бункерная компания», дочерняя компания ЛУКОЙЛа — «ЛУКОЙЛ-Нева», образованная еще в 1998 году, местные компании — «Невский мазут» и ЭКо «Феникс Холдинг». Еще примерно половину рынка занимают около четырех десятков мелких бункеровщиков. При этом больше половины всего заправляемого топлива поставляется ЛУКОЙЛом.
Компания намерена развивать бункерный бизнес

«Газпром нефть» займется перспективным бизнесом по поставке топлива для морского транспорта. Это решение укладывается в общеотраслевой, поддерживаемый государством тренд по предоставлению клиентам не сырья, а конечного продукта.

Текст: Никита Паркер

В середине октября «Газпром нефть» объявила о создании дочернего предприятия «Газпром- нефть Марин Бункер». Новой компании поручен бункерный бизнес — бизнес по поставке судового топлива на морские и речные суда. До сих пор «Газпром нефть» лишь поставляла мазут и дизельное топливо, на которых работают грузовые и пассажирские суда, частным бункерным компаниям. Между тем емкость только петербургского рынка бункерного топлива, одного из крупнейших в России, оценивается в 1,8 млн тонн в год.

Широкая география

Новая «дочка» зарегистрирована в Санкт-Петербурге — по месту юридической регистрации материнской компании. Согласно среднесрочным планам, уже в 2009 году «Газпромнефть Марин Бункер» выйдет на ежегодный объем поставок мазута, судового топлива и масел в объеме 1,5 млн тонн. «В перспективе компания планирует создать собственную бункерную сеть по реализации нефтепродуктов в российских портах и расширить свои позиции на международных бункерных рынках», — заявил Президент «Газпром нефти» Александр Дюков.

Сейчас наличием такой разветвленной сети из российских игроков может похвастать только частная группа компаний «Трансбункер». «Трансбункер» непосредственно бункерует суда в портах Клайпеда (Литва), Ванино, Находка, Владивосток, Восточный (все четыре на Дальнем Востоке), Санкт-Петербург, Новороссийск и ряде черноморских портов Украины. Основными регионами деятельности «Газпромнефть Марин Бункер» станут Санкт-Петербург и порты Северо-Запада России, порты Дальнего Востока и Юга России. В такой последовательности компания и планирует выходить на рынок.

Зачем «Газпром нефти» выход к морю

Казалось бы, зачем крупной, вертикально интегрированной нефтяной компании, которой является «Газпром нефть», понадобилось самостоятельное присутствие на бункерном рынке? Этому есть несколько объяснений. Как рассказал генеральный директор «Газпромнефть Марин Бункер» Андрей Васильев, во-первых, опосредованно «Газпром нефть» на этом рынке присутствует исторически. Мазут в качестве бункерного топлива традиционно отгружается с Московского, Ярославского и Омского нефтеперерабатывающих заводов в двух направлениях — северо-западном и дальневосточном. В этом смысле мы Америку не открываем, другое дело, что компания ищет и находит способы улучшения эффективности продаж своих нефтепродуктов и стремится работать с конечными потребителями топлива. Это, естественно, налагает на «Газпром нефть» большую ответственность перед судовладельцами, но в тоже время дает устойчивый гарантированный сбыт.

Другая, более глобальная причина выхода на бункерный рынок — это следование общеотраслевой тенденции по предоставлению клиентам не нефтяного сырья, а конечного продукта. «Мы нацелены на то, чтобы контролировать всю технологическую цепочку, от производства на НПЗ до борта судна клиентов. Будем работать с качеством продукта на заводе и на местах — непосредственно в портах. Задача — предоставить судовладельцам топливо международного отраслевого стандарта качества. Ведь качество судового топлива — одна из гарантий безопасности судоходного бизнеса», — поясняет Андрей Васильев.

О необходимости увеличения глубины нефтепереработки постоянно говорят представители государства, на это делают ставку в своих инвестиционных программах сами нефтяники. «Надо учиться не только выгодно экспортировать сырую нефть, газ, руду, древесину — надо перерабатывать природные ресурсы внутри страны и выходить на внешние рынки уже с полноценным высокотехнологичным продуктом», — заявил в феврале на встрече с представителями РСПП президент Владимир Путин. Глава государства призвал тогда промышленников работать над развитием системы переработки сырья и увеличением доли обрабатывающих производств с высокой добавленной стоимостью. И, наконец, бункерный рынок России весьма перспективен. По оценкам экспертов, емкость только бункерного рынка Большого порта Санкт-Петербурга в 2006 году составила 1,5 млн тонн, в этом — приблизится к 2 млн тонн, что в денежном выражении исходя из текущих котировок на мазут составляет $600–800 млн.

По прогнозам к 2010–2011 годам емкость питерского рынка должна возрасти до 2–2,5 млн тонн, мурманского — с нынешних 250 тыс. тонн в год до 500 тыс. тонн в год. Росту рынка Петербурга и Ленинградской области будут способствовать новые портовые проекты. В конце 2007 — начале 2008 года должен быть запущен в эксплуатацию новый магистральный продуктопровод «Транснефтепродукта» Кстово (Второво) — Ярославль — Кириши — Приморск (проект «Север»). Мощность первого пускового комплекса — 8,4 млн тонн дизтоплива в год. Правительство сейчас определяется с конечной точкой второй очереди «Балтийской трубопроводной системы» (БТС-2), которая расширит мощность БТС с нынешних 74 млн тонн в год вдвое. В любом случае БТС-2 будет заканчиваться в Ленинградской области — либо в Приморске, либо в Усть-Луге, либо в обоих портах сразу. Наконец, даже без учета БТС-2 в Усть-Луге ведется строительство мощного многопрофильного порта, на который многие участники рынка делают ставку в связи с перегруженностью Петербургского порта и непопулярностью у российских властей прибалтийских портов. Таким образом, перспективы грузооборота и увеличения числа судозаходов очевидны. «Да, мы смотрим на Усть-Лугу и Приморск. Там большой и перспективный рынок, наверняка найдется место и нам», — подтверждает Андрей Васильев. По его словам, не менее перспективным является и рынок Мурманска — в частности, в связи с началом промышленных отгрузок сырья ЛУКОЙЛа на Варандейском терминале.

Плюсы и минусы

Перспективы «Газпром нефти» на новом рынке будут зависеть от того, как компания сможет воспользоваться своими потенциальными рыночными преимуществами и как быстро справится с препятствиями. К первым и очевидным, безусловно, относится наличие собственного качественного продукта. «Мы делаем ставку на Омский НПЗ, во-первых, потому что это стопроцентно наш завод, — говорит Андрей Васильев. — А во-вторых, потому что он производит малосернистый мазут, который все больше и больше востребован в Петербурге, Мурманске, на Балтике и Северном море. Спрос на качественный малосернистый мазут рождает не столько разборчивость судовладельцев, сколько необходимость следовать международным нормам. Так, согласно приложению VI Международной конвенции по предотвращению загрязнения с судов (MARPOL), введенному в действие еще 19 мая 2005 года, предельное содержание серы в судовых топливах не должно превышать 4,5%. В этом и прошлом годах эти нормы ужесточились. С 19 мая 2006 года предельное содержание серы в топливе не должно превышать 1,5% в Балтийском море, а совсем недавно такое же ограничение было установлено для судов, работающих в Северном море и Ла-Манше.

Одним же из препятствий для развития бункерного бизнеса «Газпром нефти» пока является отсутствие развитой инфраструктуры. Уже работающие, например, в Петербурге «Балтийская бункерная компания», «ЛУКОЙЛ-Нева», «Невский мазут» и ЭКо «Феникс Холдинг» имеют собственные или арендованные береговые хранилища, лаборатории и флот судов-бункеровщиков. По словам Андрея Васильева, стратегия развития бункерного бизнеса, безусловно, предусматривает наличие собственной инфраструктуры. Правда, планируемый размер инвестиций, конкретные площадки под строительство или модернизацию нефтебаз, планы по созданию собственного флота в «Газпромнефть Марин Бункер» пока не озвучивают. Конкретный бизнес-план будет готов к весне 2008 года. «Чем больше хорошо организованных ответственных компаний будет на бункерном рынке, тем лучше для самого рынка и клиентов», — прокомментировали планы «Газпром нефти» в Российской ассоциации морских и речных бункеровщиков.

www.gazprom-neft.ru

Америка как конкурент Газпрома | Эхо России

В связи с беспрецедентным ростом цен на энергоносители, производители обращают свои взоры на ранее считавшиеся менее рентабельными источники углеводородов. Заметных успехов в данной области достигли США. Несмотря на то, что США импортируют намного меньше газа, чем нефти, тем не менее доля импортного газа в общей структуре потребления продолжает оставаться в пределах 10%.

Рассчитано, что к 2021г. в США смогут добывать 722.4 млрд. кубометров газа, что примерно равно его общему потреблению в целом по стране. Для сравнения отметим, что в 2011 в России было добыто 670 млрд. куб.м. газа. Одновременно, растёт и потенциал страны как экспортера газа.

 К 2035г., Американские компании будут в состоянии экспортировать примерно 40 млрд. куб.м. газа.

Хотя в настоящее время американская газовая отрасль пока не в состоянии конкурировать с Газпромом в Европе, тем не менее, американцы уже присматриваются к латиноамериканскому, и некоторым другим региональным рынкам. При этом США сводят к минимуму собственные импортные закупки. Можно предположить, что эти обстоятельства уже отражаются на позициях Газпрома на мировом рынке, недавно признанного вторым в международном рейтинге крупнейших газовых компаний.

В настоящее время, одним из основных направлений развития газодобывающей отрасли США является освоение залежей сланцевого газа. Если в 2000г. их удельный вес в общей добыче составлял 1%, то к 2011 данный показатель уже равнялся 34%. Ожидается, что к 2015г. доля сланцевого газа в обшей добыче достигнет 43%, а к 2035г. – 60%. Кроме того, за прошедшие 10 лет США сократили импорт газа на 45%, причем только за прошлый год импортные закупки сократились ещё на 25%. Таким образом, США перестали быть для Газпрома перспективным покупателем российского газа.

За сравнительно короткий промежуток времени, США превратились из клиента Газпрома в её возможного конкурента. Особенно после того как группа американских инвесторов заявила о планах по строительству новых производственных мощностей по выпуску сжиженного газа, и строительству инфраструктуры для его экспорта. Планируется, что по окончании строительных работ, на мировые рынки может поступить примерно 110 млрд. кубометров американского сжиженного газа, по ценам ниже газпромовских.

Отметим, что несколько лет назад Россия активно пыталась создать организацию наподобие “газового ОПЕКа“, однако данная идея не была воплощена в реальность. С тех пор ситуация радикально изменилась, в основном – в результате бума добычи сланцевого газа в США, и развитию новых технологий по его добыче.

Как только в США завершатся работы по созданию инфраструктуры для экспорта сжиженного газа, то у Газпрома появится хотя и молодой, но довольно напористый конкурент на глобальном рынке газа. Здесь уместно отметить, что падение цен на газ в США уже вынудило Газпром понизить цены для европейских покупателей.

В тоже время, в результате осуществления государственной политики, США постепенно снижают свою энергетическую зависимость от стран Ближнего Востока. В прошлом, это делалось за счет сокращения потребления нефти оттуда, и увеличения импорта из других регионов. Сегодня собственные месторождения шельфовой нефти и нефтеносные пески Канады создают для США необходимые предпосылки для того, чтобы стать независимыми от импорта углеводородов к 2020 году. Кроме того, реализуется государственная программа по переходу транспортного сектора США, являющегося основным внутренним потребителем нефтепродуктов, на природный газ и более экономичные автомобили.

В то время как США осуществляют целенаправленные и последовательные шаги, призванные в конечном итоге свести к минимуму, а, возможно, и полностью отказаться от экспорта энергоносителей, осуществление подобной политики не может не сказаться на традиционных экспортёрах нефти и газа. В частности, существенное падение мировых цен на газ и другие энергоносители уже сказывается на Иране, Венесуэле и России, где государственные бюджеты закладывались, исходя из прогнозируемой цены в 100-125 долларов за баррель.

Как скажутся новые реалии на рынке энергоносителей на глобальную ситуацию – покажет время, а пока Газпрому, по всей вероятности придется проводить более гибкую ценовую политику, и сокращать непроизводственные расходы. В целом же, бесспорно то, что высокая конкуренция на международных рынках пойдёт на пользу всем участникам процесса, и в первую очередь – потребителей.

Владимир Шекоян, доктор экономических наук, эксперт в области международных финансов и экономики. Вашингтон.

Цитата:

Наступление крайне неприятной для России эпохи низких цен на природный газ ведущие в мире химические корпорации, похоже, уже считают делом решенным.Один из крупнейших на планете производителей искусственных материалов, японский концерн «Асахи касэй» в этом месяце сообщил, например, что реально готовится к отказу от нефти как слишком дорогого сырья для некоторых видов продукции, в первую очередь искусственных смол. Он разработал технологию их производства из природного газа. Соответствующие заводы предполагается развернуть в США и Юго-Восточной Азии.

Американские «Экссон-Мобил» и «Доу кемикал» тоже намерены построить крупные комбинаты по производству этилена не из нефти, а из быстро дешевеющего природного газа.По такому же пути планируют двинуться некоторые тайваньские и южноафриканские фирмы: процесс, похоже, нарастает.

Причина проста – это пресловутая «сланцевая революция» в США и Канаде, где чудовищными темпами нарастает добыча из сланцевых слоев природного газа на основе новых технологий.В 2011 году объем его производства подскочил в Соединенных Штатах в 20 раз по сравнению с 2000 годом! США обогнали Россию по общему уровню добычи природного газа и теперь полностью сами обеспечивают свои потребности в этом топливе и сырье. Только за последний год цены на природный газ в Штатах упали почти наполовину и составляют теперь, по подсчетам с соответствующими коэффициентами, примерно одну шестую от того, во что обходится нефть.

Канада уже готовится к экспорту сланцевого газа в Японию и другие страны Восточной Азии, где спрос на него велик.В США пока на такие поставки действует запрет – в Вашингтоне опасаются, что крайне низкие внутренние цены на газ (порядка 100 долларов за 1000 кубометров) подскочат, если этот товар пойдет за границу. Однако удержать процесс, судя по всему, не удастся. В любом случае, уже готовятся экспортные терминалы, а массированный экспорт сланцевого газа, по расчетам, может начаться примерно в 2017 году.

В Японии в связи с этим уже радостно потирают ладошки – здесь очень надеются на то, что нынешнее развитие событий позволит окончательно оторвать цену на природный газ от т.н. корзины нефтепродуктов.Именно на основе такой формулы, например, «Газпром» продает свой товар в странах Европы по 400-450 долларов за тысячу кубометров. Японцы платят еще больше.

Теперь же они надеются, что эту цену в конечном итоге удастся сбить где-то процентов на сорок.Расчеты такого рода учитывают и китайский фактор. Запасы сланцевого газа в КНР, по американским оценкам, примерно в полтора раза превышают объем месторождений в самих США – 1275 триллионов куб футов против американских 862 триллионов (в кубометры пусть переводят желающие). Китайские власти очень интересуются технологиями добычи сланцевого газа – и США им не препятствуют их получать. В частности, в январе ведущая в КНР нефтяная компания «Синопек» вложила 2,2 млрд долларов в производство сланцевого газа в Соединенных Штатах – явно для того, чтобы перенять соответствующие методики. Производство сланцевого газа уже началось, в частности, в китайской провинции Сычуань и тоже будет нарастать (американцы рассчитывают, что увеличение внутренней добычи отвлечет Пекин от его нынешней агрессивной охоты за ресурсами за рубежом).

Все это не означает, что «Газпрому» будет нечего делать на гигантском азиатском рынке (а в привычной Европе ему и без того сейчас все менее уютно и доходно).Колоссальный Китай, как полагают, легко проглотит все новые и новые объемы традиционного и сланцевого газа, поскольку перед ним стоит задача, например, отказа от угля – хотя бы ради спасения окружающей среды. Япония как крупнейший в мире покупатель сжиженного природного газа, тоже будет наращивать объемы с учетом своего запланированного свертывания атомной энергетики.

Однако цены будут серьезно падать, а с ними и российские доходы.Кстати, интересные процессы обещают и на не менее важном для Москвы нефтяном фронте. В недавнем докладе американский инвестиционный банк "Голдман Сакс" (Goldman Sachs) предсказывает, что США к 2017 году обгонят Саудовскую Аравию и Россию по производству нефти. За счет резкого расширения ее добычи из все тех же сланцевых слоев.

Василий Головнин

ehorussia.com

Иран неизбежно станет главным конкурентом "Газпрома"

«Газпром» в настоящее время – безусловный мировой лидер в добыче и экспорте природного газа. Однако в обозримом будущем его главенствующее положение может оказаться под угрозой. И тем, кто способен потеснить российский газовый холдинг на многих региональных рынках, является, как ни странно, Иран.

Такой вывод можно сделать из статьи доктора Кента Мура, одного из ведущих мировых экспертов в области газовой политики и консультанта Госдепартамента США, размещенной на ресурсе Oil Price. Он видит несколько причин, по которым «Газпром» в ближайшие годы утратит глобальное лидерство.

Прежде всего, большинство месторождений, используемых холдингом, достаточно зрелые, и их производительность в дальнейшем будет только снижаться. Чтобы восполнить снижение добычи «Газпрому» придется переходить в три новых очень дорогостоящих региона – континентальная Арктика, полярный шельф и Восточная Сибирь. Но хватит ли у холдинга на это денег?

При этом «Газпрому» просто необходимо наращивать совокупный экспорт, так как просто сохранять прежние объемы уже недостаточно для удержания мирового лидерства. Холдинг заявляет в качестве решения этой проблемы новые газопроводы в Европу и Китай.

Но если трубопровод в КНР – вопрос чисто экономический, то «Северный поток-2» и «Турецкий поток» стали огромными политическими проблемами, вызвавшими в Евросоюзе едва ли не раскол. Существует риск, что противники «Газпрома» в ЕС смогут заблокировать расширение его экспорта, пользуясь сложным и неоднозначным законодательством Евросоюза.

Кроме того, «Газпром» полагается на механизм долгосрочных контрактов, у которого есть свои недостатки. Во-впервых, длительный срок действия – около 20 лет. Во-вторых, условие «бери или плати». В-третьих, формула формирования цены на газ: поскольку она привязана к цене на нефть, после начала нефтяного кризиса в 2014 году экспортные доходы холдинга резко упали.

То есть денег у «Газпрома» действительно мало, и их вряд ли хватит на освоение новых сложных месторождений. Холдинг мог бы попросить субсидирования у правительства, но в нынешних экономических условиях у российского бюджета тоже нет средств на дорогостоящие проекты.

А посему, последнее, в чем сейчас нуждается «Газпром» – это новый сильный конкурент на рынке. Однако он уже на подходе, утверждает доктор Мур. Это Иран, который сейчас активно развивает свое гигантское газовое месторождение Южный Парс.

Да, газовые амбиции Ирана не угрожают газпромовской доле европейского рынка, так как у Ирана нет серьезных трубопроводных проектов для связи с Европой. А вот сжиженный газ – другое дело.

Надо помнить, что легкодоступные газовые запасы Ирана сравнимы с российскими. А раз они легкодоступны, то и стоимость их добычи значительно ниже. В результате уже сейчас иранские газовики на пути к тому, чтобы стать любимцами международного инвестиционного сообщества.

Ведь иранский СПГ будет достаточно дешев, чтобы начать быстро завоевывать мировой рынок. «Газпром» же, между тем, слишком поздно вступил в СПГ-игру. Проект «Сахалин-2» начал поставки газа в Азию, но попытки расширения экспорта были пресечены возрастающей конкуренцией со стороны производителей Австралии и Папуа – Новой Гвинеи.

Правда, «Газпром» всегда утверждал, что СПГ никогда не станет серьезной альтернативой трубопроводным поставкам, так как сжиженный газ по определению дороже. Может быть, раньше так и было, но не сейчас, указывает доктор Мур.

Спрос на сжиженный газ неуклонно растет, регазификационных терминалов становится все больше. И в этих условиях дешевый иранский СПГ начнет стремительно расширять свою долю рынка, просто удовлетворяя рост потребления.

В конечном итоге «Газпром» рискует потерять азиатский рынок, да и австралийцам тоже придется серьезно там потесниться. Окажется ли под угрозой европейская доля российского газового экспорта, будет зависеть от политической позиции Евросоюза. :///

 

teknoblog.ru

"Газпром нефть" заняла третье место по добыче нефти в России | Бизнес

«Газпром нефть» сообщила, что в 2017 г. добыла 62,3 млн т, или на 4,3% больше, чем в 2016 г.

Гендиректор компании Александр Дюков объяснил «Интерфаксу», что большой вклад в рост добычи «Газпром нефти» в прошлом году внесло развитие новых крупных проектов в арктической зоне – Новопортовского, Восточно-Мессояхского и Приразломного месторождений. «Газпром нефть» динамично наращивала добычу на протяжении нескольких лет, ее стратегическая задача – добывать 100 млн т углеводородов в год, продолжал Дюков, но компания хочет не только наращивать добычу, но и увеличивать ее эффективность и технологичность – без этого невозможна работа с трудноизвлекаемыми запасами.

Тройка лидеров в добыче нефти в России не менялась несколько лет. В 2017 г. первое место по-прежнему у «Роснефти» - 209 млн т (данные Центрального диспетчерского управления ТЭК приводит «Интерфакс»; в 2016 г. было 210 млн т), второе - у «Лукойла», 87,4 млн т (на 5% меньше, чем в 2016 г.). а вот «Сургутнефтегаз», который последние несколько лет занимал третью строчку, в прошлом году добыл 60,54 млн т и уступил «Газпром нефти», которая традиционно занимала четвертое место.

 В конце 2016 г. страны ОПЕК и не входящие в организацию 11 стран – производителей нефти договорились снизить добычу на 1,5 млн баррелей в сутки от уровня октября. Россия обязалась сократить добычу на 300 000 баррелей в сутки. Соглашение действует до конца 2018 г. Добыча нефти и конденсата в России в 2017 г. снизилась на 0,1% по сравнению с 2016 г. и составила 546,8 млн т.

Представитель «Газпром нефти» пока не ответил на вопрос «Ведомостей». Еще до начала действия соглашения ОПЕК+ «Газпром нефть» резко увеличила темпы добычи: с января по октябрь 2016 г. ее производство нефти выросло на 10%. «Даже сокращение на 2,7% к уровню октября (по соглашению с ОПЕК. - "Ведомости") дает возможность увеличить добычу в 2017 г.», - объяснял Дюков в декабре 2016 г.

В начале февраля Александр Дюков говорил, что сценарий, при котором участники соглашения пойдут на большее сокращение добычи нефти, выглядит фантастически: «Мы будем все-таки надеяться, что будет увеличение квот на добычу. Вы видите, что спрос растет, растет и цена. Рынок уже близок к стабилизации, поэтому, если исходить из того, что мы видим сейчас, я допускаю такой сценарий» (цитата по «Интерфаксу»).

<!-- AddThis Button BEGIN --> <div> <a fb:like:layout="button_count"></a> <a></a> <a g:plusone:size="medium"></a> <a></a> </div> <script type="text/javascript" src="//s7.addthis.com/js/300/addthis_widget.js#pubid=54027941"></script> <!-- AddThis Button END -->

rucompromat.com