Ирак восстановил контроль почти над всеми месторождениями нефти. Контроль нефти в ираке


Kurdistan.Ru [статьи] Кто контролирует нефть в Ираке

Силовую акцию в Ливии, также как и ранее американское вторжение в Ирак, некоторые объясняют нефтяными интересами Запада. Война в Ираке закончилась. Но, вопреки расхожим теориям, США не контролируют запасы иракской нефти.

Восемь лет назад - накануне американского вторжения в Ирак - гамбургский еженедельник Spiegel не сомневался в истинных мотивах администрации США. Главная тема номера от 13 января 2003 года была вынесена на обложку, на которую поместили видоизмененный флаг США и заголовок: "Кровь ради нефти. О чем на самом деле идет речь в Ираке". Статья заканчивалась цитатой бывшего госсекретаря США Генри Киссинджера: "Нефть слишком важна, чтобы оставлять ее арабам".

О нефтяных интересах США и Запада в арабском мире написаны сотни статей и комментариев. Некоторые теории выглядят очень убедительно. Например, публикация Джима Холта в Le Monde Diplomatique.

Теории заговора

Bildunterschrift: Großansicht des Bildes mit der Bildunterschrift:  Военнослужащие США в ИракеПару лет назад, когда война в Ираке уже закончилась, Холт написал о создании в этой стране американских баз, цель которых, по его словам, - установление и поддержание контроля над иракскими запасами нефти. Фактов автор не привел, но для него ситуация очевидна, как и последствия: позитивные для США и Европы - стабильные цены на "черное золото", и негативные для России, стран ОПЕК, Ирана, которые в случае усиленной выкачки американцами нефти из недр Ирака утратят передовые позиции на мировом рынке и возможность диктовать европейцам цены на энергетическое сырье. Китай, по мнению Холта, тоже окажется в проигрыше, поскольку будет полностью зависеть от Вашингтона, контролирующего львиную долю мировых запасов нефти.

Теория красивая, вот только действительность ее не подтверждает. Ирак и в самом деле располагает колоссальными запасами нефти. По новейшим оценкам, их - более 143 миллиардов баррелей, то есть на четверть больше, чем полагали раньше. Таким образом, Ирак входит в пятерку (по другим расчетам - даже в тройку) самых "нефтеимущих" стран мира. Причем речь идет только о разведанных запасах. Но обследования и пробные бурения проведены пока менее чем на четверти из тех 530 территорий, в недрах которых иракские геологи предполагают наличие ценного сырья.

Однако это - музыка будущего. А кто контролирует действующие сегодня месторождения? Американцы, которые якобы именно с такой целью вторгались в Ирак?

Национальное достояние

Bildunterschrift: Großansicht des Bildes mit der Bildunterschrift:  Нефтеперерабатывающий завод в Ираке"Иракская нефть принадлежит народу Ирака", - лаконично констатирует заместитель директора немецкого общества внешней политики барон Пауль фон Мальцан (Paul Freiherr von Maltzahn). До лета 2010 года он был послом ФРГ в Ираке и знает, о чем говорит. "Тезис о том, что американцы вторглись в Ирак ради нефти, - это не только упрощенный, но и ошибочный взгляд на вещи", - заявил он в интервью Deutsche Welle. Доступ к иракской нефти можно получить благодаря поставкам нефтедобывающих фирм, в том числе американских, но не в результате оккупации страны, пояснил фон Мальцан.

Статья 108-я конституции Ирака, принятой в 2005 году, провозглашает нефть и газ "достоянием общественности во всех областях и административных округах" страны. На практике это означает, что энергетическое сырье находится под контролем исключительно иракского государства, а не каких-либо зарубежных концернов. То, что в самом Ираке идут споры между центром и регионами, курдами и шиитами о нефтяном дележе, сути дела не меняет.

Нефть остается национальным достоянием Ирака, и ни одно из решений бывшего диктатора Саддама Хусейна не вызывает столь позитивного отношения, как принятое еще в 1972 году о национализации иракской нефтяной компании - Iraq Petroleum Company, принадлежавшей западным концернам ExxonMobil, Shell, Total и BP. Вопреки расхожим мифам, западные энергетические концерны не особенно рвутся в Ирак. Во-первых, в стране не безопасно. А во-вторых, и это главное, в Ираке до сих пор не создан режим наибольшего благоприятствования иностранным инвестициям в нефтегазовые отрасли экономики.

Такие инвестиции мог бы облегчить закон о разделении труда с иностранными нефтяными компаниями. Законопроект предусматривает введение фиксированной формулы для распределения нефти и доходов от ее продажи в зависимости от капиталовложений. В оптимальном случае иностранная фирма, за свой счет целиком освоившая месторождение и предоставившая всю необходимую технику, могла бы получать до половины итоговой прибыли. Но закон еще не принят: против него возражают парламент и некоторые министры, считающие его возвратом к колониальному прошлому.

Два тендера

Bildunterschrift: Großansicht des Bildes mit der Bildunterschrift:  Головной офис ЛУКОЙЛаТем не менее, в Ираке, которому инвестиции нужны как воздух, уже дважды проводились международные тендеры на "техническое" участие иностранных фирм в разработке месторождений. Первый прошел в июне 2009 года и фактически потерпел фиаско. Из двух десятков проявивших интерес зарубежных компаний только одна в итоге решилась участвовать в нефтяном бизнесе на иракских условиях - два доллара с каждой проданной бочки. На риск пошел консорциум британского BP и китайского CNPC. Остальные иностранные участники хотели получать большую долю будущей прибыли - от 4 до 27 долларов с барреля, в зависимости от уровня сложности освоения того или иного месторождения.

Второй тендер был более успешным. По его итогам были подписаны десять контрактов, в том числе с российским ЛУКОЙЛом, фирмами из Китая, Нидерландов, Великобритании, Малайзии, Норвегии, Южной Кореи. Американским компаниям тоже кое-что перепало - одно-единственное соглашение.

За что боролись?

И ради этого американцы вторгались в Ирак? Положили в ходе военной кампании тысячи жизней и потратили на нее немереные миллиарды долларов? "Мы заинтересованы в стратегическом партнерстве с США, - говорил официальный представитель правительства Ирака Али Даббах, - но только один из 11 нефтяных контрактов с зарубежными фирмами получили США. Нам никто не может диктовать условия - ни США, ни страны региона".

Для Пауля фон Мальцана факт весьма скромного участия США в разработке иракских месторождений служит дополнительным доказательством того, что американцы вторглись в Ирак по целому ряду причин, но явно не для того, чтобы прибрать к рукам нефть. "Если нефтяные компании США и рассчитывали на некие льготные для них условия, благодаря американскому присутствию в стране, то такие надежды оказались иллюзорными. Им приходится действовать на общих основаниях", - заявил фон Мальцан в интервью Deutsche Welle.

Редактор: Сергей Вильгельм

www.barzani.ru

Kurdistan.Ru [статьи] Кто контролирует нефть в Ираке

Силовую акцию в Ливии, также как и ранее американское вторжение в Ирак, некоторые объясняют нефтяными интересами Запада. Война в Ираке закончилась. Но, вопреки расхожим теориям, США не контролируют запасы иракской нефти.

Восемь лет назад - накануне американского вторжения в Ирак - гамбургский еженедельник Spiegel не сомневался в истинных мотивах администрации США. Главная тема номера от 13 января 2003 года была вынесена на обложку, на которую поместили видоизмененный флаг США и заголовок: "Кровь ради нефти. О чем на самом деле идет речь в Ираке". Статья заканчивалась цитатой бывшего госсекретаря США Генри Киссинджера: "Нефть слишком важна, чтобы оставлять ее арабам".

О нефтяных интересах США и Запада в арабском мире написаны сотни статей и комментариев. Некоторые теории выглядят очень убедительно. Например, публикация Джима Холта в Le Monde Diplomatique.

Теории заговора

Bildunterschrift: Großansicht des Bildes mit der Bildunterschrift:  Военнослужащие США в ИракеПару лет назад, когда война в Ираке уже закончилась, Холт написал о создании в этой стране американских баз, цель которых, по его словам, - установление и поддержание контроля над иракскими запасами нефти. Фактов автор не привел, но для него ситуация очевидна, как и последствия: позитивные для США и Европы - стабильные цены на "черное золото", и негативные для России, стран ОПЕК, Ирана, которые в случае усиленной выкачки американцами нефти из недр Ирака утратят передовые позиции на мировом рынке и возможность диктовать европейцам цены на энергетическое сырье. Китай, по мнению Холта, тоже окажется в проигрыше, поскольку будет полностью зависеть от Вашингтона, контролирующего львиную долю мировых запасов нефти.

Теория красивая, вот только действительность ее не подтверждает. Ирак и в самом деле располагает колоссальными запасами нефти. По новейшим оценкам, их - более 143 миллиардов баррелей, то есть на четверть больше, чем полагали раньше. Таким образом, Ирак входит в пятерку (по другим расчетам - даже в тройку) самых "нефтеимущих" стран мира. Причем речь идет только о разведанных запасах. Но обследования и пробные бурения проведены пока менее чем на четверти из тех 530 территорий, в недрах которых иракские геологи предполагают наличие ценного сырья.

Однако это - музыка будущего. А кто контролирует действующие сегодня месторождения? Американцы, которые якобы именно с такой целью вторгались в Ирак?

Национальное достояние

Bildunterschrift: Großansicht des Bildes mit der Bildunterschrift:  Нефтеперерабатывающий завод в Ираке"Иракская нефть принадлежит народу Ирака", - лаконично констатирует заместитель директора немецкого общества внешней политики барон Пауль фон Мальцан (Paul Freiherr von Maltzahn). До лета 2010 года он был послом ФРГ в Ираке и знает, о чем говорит. "Тезис о том, что американцы вторглись в Ирак ради нефти, - это не только упрощенный, но и ошибочный взгляд на вещи", - заявил он в интервью Deutsche Welle. Доступ к иракской нефти можно получить благодаря поставкам нефтедобывающих фирм, в том числе американских, но не в результате оккупации страны, пояснил фон Мальцан.

Статья 108-я конституции Ирака, принятой в 2005 году, провозглашает нефть и газ "достоянием общественности во всех областях и административных округах" страны. На практике это означает, что энергетическое сырье находится под контролем исключительно иракского государства, а не каких-либо зарубежных концернов. То, что в самом Ираке идут споры между центром и регионами, курдами и шиитами о нефтяном дележе, сути дела не меняет.

Нефть остается национальным достоянием Ирака, и ни одно из решений бывшего диктатора Саддама Хусейна не вызывает столь позитивного отношения, как принятое еще в 1972 году о национализации иракской нефтяной компании - Iraq Petroleum Company, принадлежавшей западным концернам ExxonMobil, Shell, Total и BP. Вопреки расхожим мифам, западные энергетические концерны не особенно рвутся в Ирак. Во-первых, в стране не безопасно. А во-вторых, и это главное, в Ираке до сих пор не создан режим наибольшего благоприятствования иностранным инвестициям в нефтегазовые отрасли экономики.

Такие инвестиции мог бы облегчить закон о разделении труда с иностранными нефтяными компаниями. Законопроект предусматривает введение фиксированной формулы для распределения нефти и доходов от ее продажи в зависимости от капиталовложений. В оптимальном случае иностранная фирма, за свой счет целиком освоившая месторождение и предоставившая всю необходимую технику, могла бы получать до половины итоговой прибыли. Но закон еще не принят: против него возражают парламент и некоторые министры, считающие его возвратом к колониальному прошлому.

Два тендера

Bildunterschrift: Großansicht des Bildes mit der Bildunterschrift:  Головной офис ЛУКОЙЛаТем не менее, в Ираке, которому инвестиции нужны как воздух, уже дважды проводились международные тендеры на "техническое" участие иностранных фирм в разработке месторождений. Первый прошел в июне 2009 года и фактически потерпел фиаско. Из двух десятков проявивших интерес зарубежных компаний только одна в итоге решилась участвовать в нефтяном бизнесе на иракских условиях - два доллара с каждой проданной бочки. На риск пошел консорциум британского BP и китайского CNPC. Остальные иностранные участники хотели получать большую долю будущей прибыли - от 4 до 27 долларов с барреля, в зависимости от уровня сложности освоения того или иного месторождения.

Второй тендер был более успешным. По его итогам были подписаны десять контрактов, в том числе с российским ЛУКОЙЛом, фирмами из Китая, Нидерландов, Великобритании, Малайзии, Норвегии, Южной Кореи. Американским компаниям тоже кое-что перепало - одно-единственное соглашение.

За что боролись?

И ради этого американцы вторгались в Ирак? Положили в ходе военной кампании тысячи жизней и потратили на нее немереные миллиарды долларов? "Мы заинтересованы в стратегическом партнерстве с США, - говорил официальный представитель правительства Ирака Али Даббах, - но только один из 11 нефтяных контрактов с зарубежными фирмами получили США. Нам никто не может диктовать условия - ни США, ни страны региона".

Для Пауля фон Мальцана факт весьма скромного участия США в разработке иракских месторождений служит дополнительным доказательством того, что американцы вторглись в Ирак по целому ряду причин, но явно не для того, чтобы прибрать к рукам нефть. "Если нефтяные компании США и рассчитывали на некие льготные для них условия, благодаря американскому присутствию в стране, то такие надежды оказались иллюзорными. Им приходится действовать на общих основаниях", - заявил фон Мальцан в интервью Deutsche Welle.

Редактор: Сергей Вильгельм

www.barzani.ru

США должны контролировать нефть в Ираке – Новости экономики – Финансы РФ

Известный критик Обамы призвал американское правительство к решительным действиям

Кризис в Ираке, в результате которого в среду крупнейшей завод по переработке нефти оказался в руках местных повстанцев, вызывает все большую тревогу в деловых кругах США. Предприятие находится в Байджи, в 210 километрах к северу от Багдада. Оно перерабатывало четверть всей нефти в Ираке, но готовые нефтепродукты использовались, главным образом, для потребления внутри страны. Завод простаивает третий день подряд, а иностранный персонал эвакуирован.  

Известный инвестор и миллиардер Дональд Трамп призвал правительство США захватить контроль над нефтью в Ираке. Он заявил американским СМИ, что «предупреждал неоднократно, что кто-нибудь, скорее всего, плохие парни, намерены получить доступ к нефти в Ираке».

При этом, комментируя захват крупнейших нефтяных мощностей в этой стране, Дональд Трамп добавил: «вы видите, что повстанцы отклонились от предполагаемого курса своих перемещений и вместо того, чтобы идти в Багдад, что они сделают позже, они решили сделать хитрую вещь». Делая выводы, известный миллиардер и критик Обамы заявил, что «теперь у повстанцев есть нефть, у них много земли, деньги, у них наше имущество, а мы весьма плохо управляли этой страной». Трамп высказал сомнение в том, что американской администрации стоит полагаться на Иран в восстановлении порядка в Ираке, так как эта страна, по его словам, может в таком случае «получить доступ к иракской нефти раньше, чем мы».

Ирак поставляет на экспорт приблизительно 2,5 миллиона баррелей нефти в день, из которых 300 тысяч баррелей поступают в США — это составляет 4% всего объема импорта сырой нефти в американскую экономику. Ираку удалось нарастить суммарную добычу нефти до максимума — с 1,75 в 2005 году до 3,25 миллиона баррелей в день в начале текущего года. Официальный Багдад уже обратился с просьбой к США нанести авиаудары по позициям боевиков.

Нефть сорта Brent подскочила до 114,3 доллара за баррель — максимум за последние девять месяцев. WTI продолжила рост в четверг, торгуясь сейчас на уровне в 106,48 доллара, хотя во вторник и среду цена корректировалась вниз, увеличивая ценовой спред между WTI и Brent.

xn--80appbun8c.xn--p1ai

Беллингкэт - Нефтяникам тут не место Отслеживание объектов нефтяной промышленности ИГИЛ в Ираке

Введение

К настоящему времени так называемое Исламское государство (ИГ, ИГИЛ) потеряло Мосул, игравший роль столицы этой террористической группировки в Ираке, но продолжает контролировать два анклава: Талль-Афар (Tel Afar) и Хавиджа (Hawijah). Лишившись доступа к обильным нефтяным ресурсам: как к скважинам, так и к нефтеперерабатывающим заводам, ИГ стало труднее проводить свои военные операции. По поступающим сообщениям, группировке всё больше приходится полагаться на контрабандные поставки сырой нефти и нефтепродуктов. На спутниковых снимках видно, что, как и в Сирии, ИГ применяет кустарные способы переработки нефти. В рамках нашего исследования было обнаружено более 1600 кустарных объектов нефтяной промышленности, разбросанных на севере Ирака, 600 из которых в Хавидже . В этом докладе представлен краткий обзор основной нефтяной активности ИГ в Хавидже, составленный на основе информации из открытых источников, с использованием спутников ESA Sentinel-2 и Landsat-8, а также изображений с высоким разрешением в сочетании с традиционными новостными сообщениями и информацией из соцсетей. Выводы из этого исследования могут быть использованы для повышения уровня осведомлённости и улучшения качества работы гуманитарных организаций в вопросах угрозы здоровью гражданского населения, работающего в опасных условиях, и всесторонней оценки состояния окружающей среды в заражённых областях после завершения конфликта.

[Предупреждение: Представленное исследование строится на предварительном анализе и нуждается в подтверждении с мест событий]

Общие сведения

Важной целью ИГ при захвате иракских и сирийских городов в 2014 году было получение доступа к нефти. За короткое время группировка взяла под свой контроль многочисленные объекты нефтяной промышленности [PDF], что обеспечило ей сверхдоходы для воплощения в жизнь своих военных амбиций. Контролируя месторождения Дейр-эз-Зора и Пальмиры в Сирии и Кайяры (Qayyarah) в Ираке, ИГ начало получать огромную прибыль от добычи и экспорта нефти. Ввиду этого возглавляемая США коалиция начала операцию «Приливная волна II». Её целью было лишить ИГ возможности получать прибыль от нефтепереработки в результате нанесения ударов по промышленным и полупрофессиональным объектам нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей инфраструктуры, а также уничтожая бензовозы для предотвращения контрабандных поставок. В значительной мере операция оказалась успешной, и нефтяные доходы ИГ удалось сократить. Однако война на земле продвигалась медленнее из-за возросшей интенсивности боёв за месторождения и других различных непредвиденных последствий. В Ираке ИГ контролировало многие ключевые месторождения и объекты инфраструктуры, обеспечивающие ему нефтяные доходы.

  • Байджи: Крупнейший нефтеперерабатывающий завод Ирака. За его захватом ИГ в июне 2014 года последовали тяжёлые бои: потеряв завод в декабре 2014, ИГ продолжило атаки и смогло частично отбить его обратно в апреле-мае 2015, в результате чего инфраструктура завода была сильно повреждена, а на нефтехранилище вспыхнул пожар. Ситуация продолжала развиваться в подобном ключе, пока в октябре не началось масштабное наступление Сил безопасности Ирака при поддержке Сил народной мобилизации и Международной коалиции, приведшее к поражению ИГ в Байджи (Baiji).

Горящий нефтеперерабатывающий завод Байджи. Снимок сделан спутником NASA Landsat-8, 10 августа 2015

Тлеющие резервуары после того, как большая часть огня на нефтеперерабатывающем заводе Байджи была потушена, 21 августа 2015. Снимок сделан спутником ESA Sentinel-2 с цветовой схемой растительности

  • Месторождения и нефтеперерабатывающий завод Кайяры: В октябре 2016 года Пешмерга и Силы безопасности Ирака смогли восстановить контроль над одним из ключевых районов нефтяной промышленности: 62 скважинами Кайяры, тем самым серьёзно ограничив доступ ИГ к нефтяным ресурсам. Однако перед этим ИГ подожгло 20 скважин, некоторые из которых продолжали гореть на протяжении 8 месяцев, до марта 2017 года.

20 скважин, подожжённые на месторождении Кайяры. Снимки сделаны спутником NASA Landsat-8 в июне-августе 2016

  • Месторождения Хамрина: К югу от Киркука Силы народной мобилизации восстановили контроль над месторождениями Алас (Alas) и Аджиль (Ajeel). Как сообщалось, в 2014 году ИГ начало продажи сырой нефти с месторождения Аджиль, способного давать 25 тысяч баррелей в сутки. В результате авиаударов Международной коалиции в августе 2014 года возможности добычи сократились, а в марте 2015 Силы народной мобилизации в основном отбили это месторождение. Однако во время отступления ИГ подожгло 9 скважин.  Некоторые из них и сейчас продолжают гореть, что можно наблюдать на снимке со спутника Sentinel-2.

Горящие с августа 2015 скважины месторождения Хамрина. Снимок сделан спутником «Planet Labs», 17 июля 2017

Лишившись большей части нефтяных доходов, ИГ переключилось на атаки на скважины и установки Киркука, иногда довольно успешные, что продемонстрировало нападение в августе 2016 года на Бай Хассан (Bai Hassan), месторождение к востоку от Киркука. Также с тех пор продолжаются и атаки на инфраструктуру месторождения Аджиль.

В марте 2017 года ИГ атаковало месторождение Аджиль и подожгло 4 скважины. В июле 2017 ИГ снова атаковало это месторождение, обстреляв его из миномётов, а у нефтепровода на месторождении Бай Хассан были обезврежены самодельные бомбы. Эти примеры демонстрируют желание группировки подорвать добычу нефти, и вероятно подобные попытки продолжатся и в ближайшие месяцы.

Расцвет кустарной нефтепереработки

По мере того, как Международная коалиция и ВВС России наносили успешные авиаудары по объектам нефтяной инфраструктуры в Сирии, ИГ стало продавать сырую нефть местным жителям и организовало в провинции Дейр-эз-Зор её переработку кустарными способами.  Тем не менее операция по выведению из строя нефтяной инфраструктуры ИГ проходила с учётом определённых опасностей. Официальный представитель операции «Непоколебимая решимость» признал сложность, связанную с нанесением ударов по экономически важным объектам нефтяной промышленности:

«… приходится беспокоиться о множестве факторов. Вам нужно рассматривать, какое влияние это оказывает на население, какое влияние это оказывает на гуманитарную обстановку, с точки зрения окружающей среды, с точки зрения стоимости реконструкции – расходов на послевоенное восстановление».

Авиаудар сил Международной коалиции по кустарному нефтеперерабатывающему заводу у Дейр-эз-Зора, 14 июля 2017. Скриншот из видео CJTFOIR

Кустарная переработка нефти действительно может сильно сказаться на здоровье населения, поскольку работающие на таких предприятиях люди постоянно подвергаются воздействию токсичных испарений и опасных веществ, что может вызвать острые и хронические заболевания. В Сирии на таких кустарных заводах работает большое число детей, которые занимаются этим, чтобы на перегонке и продаже нефти заработать денег для своей семьи. В то же время серьёзное загрязнение окружающей среды может создать долгосрочные проблемы для местных жителей. Такие кустарные заводы представляют собой простые установки, нагревающие сырую нефть, испарения которой, охлаждаясь в заполненной водой траншее, конденсируются в виде бензина, дизеля или керосина. См. представленную ниже иллюстрацию.

Принцип работы кустарной нефтеперегонной установки. Представлено «PAX»

Кустарная переработка нефти получила широкое распространение, когда Сирия в конце 2012 года погрузилась в хаос. В сентябре 2016 года организация «PAX» опубликовала свой доклад «Выжженная земля и опалённые жизни» – анализ 5 выбранных районов из 37 в провинции Дейр-эз-Зор, где за 2013-2016 года наблюдался резкий прирост объёмов кустарной нефтепереработки. По текущим оценкам, на всей территории Сирии в настоящее время функционируют, вероятно, десятки тысяч подобных мест. Такие районы теперь можно обнаружить не только в Дейр-эз-Зоре, но и в провинциях Идлиб, Алеппо, Хасака и Ракка.

oil refineries near Jubb al-Kusa https://t.co/TX7TODVm20 incl. oil distribution https://t.co/gLFBbFbjsM 2/3 pic.twitter.com/Ule1d2kVLV

— Samir (@obretix) July 22, 2017

makeshift crude oil refineries have been set up south of Jarabulus since January 2017. near Tall ash Shair https://t.co/baVpGFo0Pg 1/3 pic.twitter.com/IVBbpe4s3u

— Samir (@obretix) July 22, 2017

Кустарная промышленность в Ираке

Имея источники сырой нефти и в Ираке: месторождения Кайяры и Хамрина, ИГ также развернуло кустарные нефтеперегонные заводы у Талль-Афара, где было организовано 4 района с по меньшей мере 525 кустарными установками. Они расположены на отдалённом горном хребте за пределами города Талль-Афар, поэтому вероятно, что в основном они производят нефтепродукты для нужд ИГ.

Geolocating makeshift #oil refineries in northern #Iraq. Four ISIS oil production sites near Tal-Afar. Likely operated by civilians. pic.twitter.com/AhNHi0mcoa

— Wim Zwijnenburg (@wammezz) January 30, 2017

Ещё одно скопление нефтеперегонных установок было обнаружено журналистом «Iraq Oil Report» в 30 км к югу от Мосула и, по оценкам, насчитывает 600 объектов, которые однако на момент обнаружения уже не функционировали.

Скопление кустарных нефтеперегонных установок к югу от Мосула. Снимок сделан спутником ESA Sentinel-2 14 сентября 2016

ИГ по-прежнему была необходима нефть, так что группировке пришлось искать другие её источники. По оценкам, большая часть сырой нефти и нефтепродуктов, вероятно, поступают в виде контрабанды. Тем не менее, согласно источнику в Силах народной мобилизации, по-прежнему возможно, что ИГ добывает нефть на нескольких скважинах контролируемого им месторождения Аджиль, хотя это и оспаривается правительством Ирака и официальным представителем Международной коалицией, утверждающим, что ИГ «больше не контролирует в Ираке месторождения нефти. А те нефтяные районы, за которые ещё идёт борьба, не функционируют».  Однако в августе 2017 года в заметке «Iraq Oil Report» сообщалось, что в распоряжении ИГ по-прежнему находятся некоторые скважины месторождения Хамрин. Однако не имея полноценной возможности перерабатывать сырую нефть, как ИГ, так и мирным жителям Хавиджи приходится прибегать к другим средствам.

Анализ

Мы ожидали, что ИГ в Хавидже так же, как и в Сирии, прибегнет к кустарным методам переработки нефте, и поэтому начали поиск подобных мест. Используя снимки со спутников Sentinel-2, Landsat-8 и Terraserver, в Хавидже было найдено 13 точек с действовавшими кустарными нефтеперерабатывающими заводами различных размеров. В рамках данного исследования под одной точкой мы понимаем одно скопление кустарных установок, хотя в отдельных случаях такие скопления может разделять всего 50-100 метров, так что тут возможны варианты. Выбранной

Обзорная карта Хавиджи раздела «ДАЕШ» от LiveUAMap, август

В основном найденные точки расположены вдоль крупных дорог на восточном берегу Тигра от Шамалии (Shamaliyah) на юг к Аль-Забу (Al-Zab). Вероятно, они используются как примитивные заправочные станции для гражданского транспорта, хотя многие, похоже, больше не функционируют.

Мы начнём с точек, обнаруженных в северной части контролируемой ИГ области к юго-западу от Махмура (Makhmour), технически относящихся к провинции Киркук. Суммарно в двух этих скоплениях функционирует — или функционировало — более 200 кустарных установок.

More makeshift #oil refiniries between #Qayyarah and #Hawijah, now in #KRG control areas Active under ISIS in 2016 https://t.co/z0r6m6r63C pic.twitter.com/TlvNO0RHju

— Wim Zwijnenburg (@wammezz) August 4, 2017

Далее на юг расположены меньшие по размеру точки, некоторые из которых насчитывают пару десятков установок, и одна большая: на полпути к Хавидже, примерно из 100 установок.

Crude #oil refening became common practice near oil wells. Landscape SE of #Qayyarah littered with makeshift sites https://t.co/XfAtGzVrKI pic.twitter.com/17Ff2FmlAI

— Wim Zwijnenburg (@wammezz) August 4, 2017

Следующую крупную точку можно обнаружить у реки Малый Заб, северо-восточнее места её впадения в Тигр и юго-западнее города Шария (Shariyah). Это скопление состоит примерно из 50 нефтеперегонных установок, включая крупные модульные.

Последняя представляющая интерес точка расположена на территории бывшей иракской военной базы к юго-востоку от города Хавиджа. Перед захватом ИГ на этом месте размещались складские помещения и жилые постройки. Однако последние снимки показывают, что в основном это место покинуто и по большей части используется для нефтепереработки.

Iraqi army base 46 in Hawija. Fully functioning in 2011, now largely abandoned and used by IS for artisanal #oil refining pic.twitter.com/UFRP6hGWZc

— Wim Zwijnenburg (@wammezz) August 10, 2017

Мы подсчитали все установки в этих 13 выявленных в Хавидже точках и получили по меньшей мере 550 кустарных нефтеперегонных установок, и хотя не все они функционировали, их первоначальная структура всё ещё просматривалась.

Некоторые крупные скопления, вероятно, способны производить достаточные для определённых целей объёмы нефтепродуктов, например, топлива для ИГ, а меньшие осуществляют перегонку нефти для нужд местного населения: гражданского транспорта и применения в быту.

Здесь необходимо сделать некоторые пояснения. Во-первых, нужно отметить, что данное исследование опирается только на общедоступные спутниковые снимки. Для того, чтобы окончательно прояснить положение дел: кто отвечает за функционирование этих мест и активны ли они в настоящее время, необходимы также и другие источники информации. Во-вторых, предположения о том, кто отвечает за функционирование таких районов, основаны на здравом смысле: мы предполагаем, что более крупные точки использует в военных целях ИГ, поскольку группировка способна добывать существенные объёмы сырой нефти. Тем не менее стоит ожидать, что гражданское население также эксплуатирует подобные нефтеперегонные заводы, а следовательно мы не можем однозначно утверждать, кто контролирует то или иное место.

Удары Международной коалиции по объектам нефтяной промышленности ИГ

Чтобы понимать, какое внимание уделяется в штабе операции «Непоколебимая решимость» проводимым ИГ операциям с нефтью, мы также проанализируем все выпущенные им сообщения об ударах. Всего было опубликовано 4 сообщения о нанесённых ударах по объектам нефтяной промышленности в Хавидже (в американских отчётах используется написание «Huwijah» – Хувейджа).

31 июля  2017 года было сообщено об атаке на нефтеперегонный завод в Хавидже. Вероятно, это то самое место к юго-востоку от города, поскольку на сделанных в тот день

Шлейф дыма над скоплением кустарных установок на месте бывшей 46-й военной базы Ирака, к юго-востоку от города Хавиджа. Снимок сделан спутником ESA Sentinel-2, 31 июля 2017

8 июля 2017 года Международная коалиция сообщила об атаке на объект топливной системы ИГ; в 2016 году дважды, а именно 15 июня и 16 октября, сообщалось об атаках на модульный нефтеперегонный завод и по объекту нефтяной структуры ИГ. Определить места этих ударов не удалось. Небольшое число атак на подобные нефтеперегонные заводы может означать как то, что в основном они являлись гражданскими объектами, так и то, что объёмы нефтепереработки там были недостаточны для более серьёзных действий.

В поисках сообщений об атаках мы также изучили и новостные заметки. Иракское новостное агентство «Basnews» 2  июня 2017 года сообщило об уничтожении 12 резервуаров и крупного хранилища сырой нефти в результате авиаудара сил Международной коалиции в Хавидже в районе города Аль-Шамит (Al-Shameet, Shumayt).  Мы просмотрели снимки «Planet Labs», сделанные в это время в районе Аль-Шамита, однако не смогли найти никаких видимых подтверждений подобной атаки. В тот день Международная коалиция сообщала о проведённой в Хавидже атаке по «подразделениям ИГИЛ и уничтожении точки сбора, транспортного средства и склада с припасами». Ничто не указывает на удары по объектам нефтяной инфраструктуры, из-за чего к этой новостной заметки появляются определённые вопросы.

В другом сообщении, опубликованном «Alghadeer satellite channel» в ноябре 2015 года, говорится, что ВВС Ирака в районе Аошры (Awashrah) у города Рияд (Riyahd) к юго-востоку от Хавиджи нанесли удар по 40 бензовозам, готовящимся к перевозке нефти в Сирию. Хотя при этом возникает вопрос, зачем завозить сырую нефть в Сирию, учитывая какое её там изобилие. Это сообщение не удалось подтвердить информацией из других источников, будь то открытые источники, отчёты Международной коалиции или снимки, сделанные в то время спутниками Sentinel-2 и Landsat-8, которые указывали бы на подобную масштабную атаку на заполненные сырой нефтью бензовозы.

Заключение

В результате потерь нефтяных месторождений, промышленных нефтеперерабатывающих заводов и роста числа атак на бензовозы в последние два года возможности ИГ добывать, перерабатывать и экспортировать нефть заметно сократились. Потери промышленных нефтеперерабатывающих заводов привели к аналогичной ситуации в Сирии, после чего на подконтрольной ИГ территории получила широкое распространение кустарная нефтепереработка. Неясно, полностью ли подконтрольны такие объекты ИГ или же они эксплуатируются мирными жителями, которые должны платить группировке налог с продаж. Выявление этих точек и развернувшейся на них активности может стать полезным при планировании социально-экономического восстановления и продемонстрировать наличие определённой зависимости местного населения от кустарной переработки нефти как средства получения доходов. И наконец, требуется предпринять специальные медицинские меры из-за угрозы появления у работающих на подобных объектах людей острых и хронических заболеваний и опасности локального загрязнения окружающей среды отходами производства в процессе переработки нефти.

Большое спасибо пользователю Твиттера @obretix за созданную на платформе «Carto» карту выявленных точек и дополнительную геолокацию кустарной нефтепереработки в Хавидже.

ru.bellingcat.com

Кто контролирует нефть в Ираке / Статьи / Finance.ua

Восемь лет назад - накануне американского вторжения в Ирак - гамбургский еженедельник Spiegel не сомневался в истинных мотивах администрации США. Главная тема номера от 13 января 2003 года была вынесена на обложку, на которую поместили видоизмененный флаг США и заголовок: "Кровь ради нефти. О чем на самом деле идет речь в Ираке". Статья заканчивалась цитатой бывшего госсекретаря США Генри Киссинджера: "Нефть слишком важна, чтобы оставлять ее арабам".

О нефтяных интересах США и Запада в арабском мире написаны сотни статей и комментариев. Некоторые теории выглядят очень убедительно. Например, публикация Джима Холта в Le Monde Diplomatique.

Теории заговора

Пару лет назад, когда война в Ираке уже закончилась, Холт написал о создании в этой стране американских баз, цель которых, по его словам, - установление и поддержание контроля над иракскими запасами нефти. Фактов автор не привел, но для него ситуация очевидна, как и последствия: позитивные для США и Европы - стабильные цены на "черное золото", и негативные для России, стран ОПЕК, Ирана, которые в случае усиленной выкачки американцами нефти из недр Ирака утратят передовые позиции на мировом рынке и возможность диктовать европейцам цены на энергетическое сырье. Китай, по мнению Холта, тоже окажется в проигрыше, поскольку будет полностью зависеть от Вашингтона, контролирующего львиную долю мировых запасов нефти.

Теория красивая, вот только действительность ее не подтверждает. Ирак и в самом деле располагает колоссальными запасами нефти. По новейшим оценкам, их - более 143 миллиардов баррелей, то есть на четверть больше, чем полагали раньше. Таким образом, Ирак входит в пятерку (по другим расчетам - даже в тройку) самых "нефтеимущих" стран мира. Причем речь идет только о разведанных запасах. Но обследования и пробные бурения проведены пока менее чем на четверти из тех 530 территорий, в недрах которых иракские геологи предполагают наличие ценного сырья.

Однако это - музыка будущего. А кто контролирует действующие сегодня месторождения? Американцы, которые якобы именно с такой целью вторгались в Ирак?

Национальное достояние

До лета 2010 года он был послом ФРГ в Ираке и знает, о чем говорит. "Тезис о том, что американцы вторглись в Ирак ради нефти, - это не только упрощенный, но и ошибочный взгляд на вещи", - заявил он в интервью Deutsche Welle. Доступ к иракской нефти можно получить благодаря поставкам нефтедобывающих фирм, в том числе американских, но не в результате оккупации страны, пояснил фон Мальцан.

Статья 108-я конституции Ирака, принятой в 2005 году, провозглашает нефть и газ "достоянием общественности во всех областях и административных округах" страны. На практике это означает, что энергетическое сырье находится под контролем исключительно иракского государства, а не каких-либо зарубежных концернов. То, что в самом Ираке идут споры между центром и регионами, курдами и шиитами о нефтяном дележе, сути дела не меняет.

Нефть остается национальным достоянием Ирака, и ни одно из решений бывшего диктатора Саддама Хусейна не вызывает столь позитивного отношения, как принятое еще в 1972 году о национализации иракской нефтяной компании - Iraq Petroleum Company, принадлежавшей западным концернам ExxonMobil, Shell, Total и BP. Вопреки расхожим мифам, западные энергетические концерны не особенно рвутся в Ирак. Во-первых, в стране небезопасно. А во-вторых, и это главное, в Ираке до сих пор не создан режим наибольшего благоприятствования иностранным инвестициям в нефтегазовые отрасли экономики.

Такие инвестиции мог бы облегчить закон о разделении труда с иностранными нефтяными компаниями. Законопроект предусматривает введение фиксированной формулы для распределения нефти и доходов от ее продажи в зависимости от капиталовложений. В оптимальном случае иностранная фирма, за свой счет целиком освоившая месторождение и предоставившая всю необходимую технику, могла бы получать до половины итоговой прибыли. Но закон еще не принят: против него возражают парламент и некоторые министры, считающие его возвратом к колониальному прошлому.

Два тендера

Тем не менее, в Ираке, которому инвестиции нужны как воздух, уже дважды проводились международные тендеры на "техническое" участие иностранных фирм в разработке месторождений. Первый прошел в июне 2009 года и фактически потерпел фиаско. Из двух десятков проявивших интерес зарубежных компаний только одна в итоге решилась участвовать в нефтяном бизнесе на иракских условиях - два доллара с каждой проданной бочки. На риск пошел консорциум британского BP и китайского CNPC. Остальные иностранные участники хотели получать большую долю будущей прибыли - от 4 до 27 долларов с барреля, в зависимости от уровня сложности освоения того или иного месторождения.

Второй тендер был более успешным. По его итогам были подписаны десять контрактов, в том числе с российским ЛУКОЙЛом, фирмами из Китая, Нидерландов, Великобритании, Малайзии, Норвегии, Южной Кореи. Американским компаниям тоже кое-что перепало - одно-единственное соглашение.

За что боролись?

И ради этого американцы вторгались в Ирак? Положили в ходе военной кампании тысячи жизней и потратили на нее немереные миллиарды долларов? "Мы заинтересованы в стратегическом партнерстве с США, - говорил официальный представитель правительства Ирака Али Даббах, - но только один из 11 нефтяных контрактов с зарубежными фирмами получили США. Нам никто не может диктовать условия - ни США, ни страны региона".

Для Пауля фон Мальцана факт весьма скромного участия США в разработке иракских месторождений служит дополнительным доказательством того, что американцы вторглись в Ирак по целому ряду причин, но явно не для того, чтобы прибрать к рукам нефть. "Если нефтяные компании США и рассчитывали на некие льготные для них условия, благодаря американскому присутствию в стране, то такие надежды оказались иллюзорными. Им приходится действовать на общих основаниях", - заявил фон Мальцан в интервью Deutsche Welle.

Никита Жолквер

news.finance.ua

Кто будет контролировать нефть Ирака?

В те дни, когда союзные армии захватывают центры власти Ирака, рынок находится в ожидании быстрого возобновления поставок нефти из этой страны, которая даже при ограничениях, наложенных ООН, выкачивала до 2 млн. баррелей в сутки.

Но дипломаты и специалисты-нефтяники предостерегают против неоправданного оптимизма, который привел к падению на 20 процентов цены на нефть в минувшие три недели. Они указывают, что оптимисты игнорируют сложные политические и юридические проблемы, решение которых может затянуться на многие недели, если не на месяцы.

Основной вопрос прост: когда закончатся бои, кто будет иметь законное право продавать иракскую нефть? Будут ли это поддерживаемые американцами власти, не имеющие международного мандата? Или это будут власти, благословленные Францией, Россией, Китаем, Британией и США - постоянными членами Совета Безопасности (СБ)?

"Проблема не в том, чтобы добыть из земли нефть", - говорит Раад Алькадири, руководитель вашингтонского консалтингового концерна "Пи-Эф-Си-энерджи" и знаток проблем нефти Ирака. Указывая на юридические и политические стороны вопроса, он отмечает: "Пройдет некоторое время, прежде чем США будут готовы прорваться через все это, как бык через посудную лавку".

Два крупнейших нефтяных месторождения Ирака - это Киркук на севере и Румайла на юге. Румайла, где примерно 430 добывающих скважин, сейчас под контролем коалиции. Корпус саперов армии США и компания "Келлогг-Браун-Рут", филиал корпорации "Халлибертон", уже перекрывают наземные скважины в Румайле, стремясь обеспечить, чтобы давление в глубинах скважин не возросло настолько, чтобы повредить их. Это сообщил отраслевой бюллетень "Платтс ойлграм ньюс".

Иракское правительственное агентство, продающее и покупающее нефть, все еще существует, однако без согласия ООН любые его сделки незаконны. Некоторые торговцы говорят, что покупатели на нефть найдутся, даже если права на собственность спорны, была бы цена достаточно низкой.

Но другие говорят, что торговцы не будут проявлять охоты покупать любую иракскую нефть, пока США и ООН не согласятся в том, кто будет иметь право продавать иракскую нефть и собирать поступления от нее.

"Большинство из нас не желает оказаться втянутым в это, - говорит один из директоров концерна, торгующего нефтью. - Мы будем задаваться вопросом: а наша ли это нефть? Смогу ли я получить на нее сертификат собственности? Ведь без этого, возможно, никто не станет покупать ее".

Профессор Роберт Джохансен из университета Нотр-Дам и Марк Мэллок-Браун, директор Программы развития ООН, в отдельных интервью подчеркнули, что Женевская конвенция ограничивает оккупационные державы по части долгосрочных обязательств, особенно коммерческих, и это налагает ограничения на то, что может быть сделано в отношении нефтяных месторождений Ирака.

"Любая потенциальная американская нефтяная компания, инвестирующая в модернизацию этих месторождений, должна получить юридические гарантии того, что предоставленные ей концессии обеспечены на 10 - 20 лет, что для нефтяной промышленности является сроком окупаемости вложений", - сказал Мэллок-Браун.

По его словам, "временная американская администрация не только не имеет полномочий давать такие обязательства в соответствии с международным правом, но и, безусловно, любые обязательства, которые она даст, будут оспорены в судах компаниями из других стран, которые будут претендовать на то, что уже прежде получили эти концессии".

В итоге - "теплые" места уже распределены: скважины будут эксплуатироваться фирмами США и Англии.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Понравился материал? Поставьте ему оценку.

www.sb.by

Ирак восстановил контроль почти над всеми месторождениями нефти

Вооруженные силы Ирака отбили у террористической группировки “Исламское государство” (ИГ, запрещена в России) почти все нефтяные месторождения в стране. Такое заявление сделал официальный представитель министерства нефти страны Ассем Джихад в интервью информагентству Sputnik.

По его словам, армейским подразделениям и силам безопасности удалось полностью освободить от террористов провинцию Салах-эд-Дин (административный центр – Тикрит). Теперь ИГ контролирует лишь малую часть разрабатываемых месторождений в провинции Найнава на севере страны (административный центр – Мосул).

Тем не менее представитель нефтяного министерства признал, что ранее боевики ИГ контролировали довольно внушительные запасы «черного золота». Ирак понес огромные потери из-за того, что террористы продавали эту нефть на черном рынке по бросовым ценам.

«ИГ разрушило иракские нефтяные промыслы и нефтепроводы, причинив ущерб в миллиарды долларов. Из-за акций ИГИЛ Ирак терял по 300-400 тыс баррелей нефти ежедневно», – сказал Джихад.

Нефтяная контрабанда идет дорогами Саддама

Как мы сообщали ранее, иракская разведка установила, что контрабандная торговля нефтью приносит в бюджет ИГ до 50 млн долларов ежемесячно. Представители американского правительства оценили этот доход чуть скромнее – в 40 млн, но все равно получается около полумиллиарда долларов в год. Причем, по данным Госдепартамента США, у террористов нет единого канала сбыта «черного золота».

Между тем бывший сотрудник отдела борьбы с международным терроризмом ЦРУ Джон Кириаку в беседе с корреспондентом Sputnik рассказал, что нелегальный вывоз нефти из Ирака осуществляется тем же путем, которым пользовались сами иракцы при Саддаме Хуссейне, когда на страну были наложены международные экономические санкции.

Эта дорога пролегает через курдские территории и Турцию. Официальная Анкара в этом незаконном нефтяном трафике, разумеется, не задействована. А вот коррумпированные турецкие чиновники местного и регионального уровня из юго-западных провинций, а также некоторые армейские чины, по мнению Кириаку, давно в деле и в доле.

Отставной сотрудник ЦРУ также заявил, что у США есть возможность остановить поток контрабандной нефти, текущий с подконтрольных ИГ территорий в Турцию и далее. Однако пока это не входило в список первоочередных целей, преследуемых американским правительством в Ираке и на Ближнем Востоке в целом.  :///

 

teknoblog.ru