Про нефть… (Смотреть обязательно!)в закладки 17. Круче только нефть


Про нефть… (Смотреть обязательно!) | Болтай

Я простой рабочий на тракторном заводе, Фамилия Синицын, звать меня Володя, Каждый день с утра иду на завод, И длится это счастье двадцать пятый год, вот! Стоя у станка я точу детали, Из деталей этих делают педали, Платят мне за это, как наплакал кот, Но я не жалуюсь, у нас весь город так живет, вот!

Но недавно началась странная ботва Деньги стали таять быстрее раза в два, Цены в магазинах очень резко поднялись, И стало не хватать мне на мою плохую жизнь. Я начал беспокоиться, в чем дело не пойму, Но тут по телевизору сказали что к чему, Мол, это нам Америка коварно поднасрала, Вследствие чего цена на нашу нефть упала,

Но это все искуственно спланированный акт, И скоро все изменится – это точный факт, Не смогут нас пиндосы долго нагибать, Цена на нефть, на матушку, поднимется опять, И будет все как прежде, мы будем процветать, И мне на жизнь плохую опять начнет хватать, Понравилось мне очень все, что диктор произнес, Но у меня остался малюсенький вопрос:

Я очень рад, конечно, что вот-вот подорожает нефть, А че б^я если нет? Че будет если нет? Я понял, все исправится, когда подорожает нефть, А че, б^я, если нет? Вот так вот раз и нет?

Многоуважаемые те, кто у руля Нашего большого нефтяного корабля, Че-то я не понял, как же вышло так? Вы же говорили, будет все ништяк!

Вы все эти годы дружно нефть качали, Вы не знали меры, горя и печали, Вы день и ночь трудились, служа своей отчизне, Что хватит этих денег вам на десять тысяч жизней,

Что как жить, ребята? Я простой рабочий У меня из накоплений только камни в почках Совсем немного мяса на поверхности костей, Могу я не дождаться хороших новостей!

Но это же неправильно, что нефть сосали вы, А все идет к тому, чтобы теперь сосали мы, Воруйте на здоровье, мне в принципе насрать, Но почему при этом я должен умирать? Я очень рад конечно, что у вас подорожает нефть, А че б^я если нет? Че будет если нет? Я очень рад ребята, что вот-вот подорожает нефть, А че б^я если нет? Сосать желанья нет!

Ладно, нефиг сопли размазывать по рылу, Все равно все будет также как и было, Буду рвать я жопу на своем окладе, А вы до самой смерти купаться в шоколаде

Но что если однажды вы все-таки умрете, И, вопреки науке, на небо попадете, И встретит вас там старец в белом одеянии, Дедок довольно строгий, несмотря на обаяние И скажет он, ребята, вот это вы пожили! Признайтесь, вы нарочно удивить меня решили? Понятно мне, что жизнь дается один раз, Но я же создал Землю не только ради вас!

Вели себя вы очень-очень плохо, шалунишки, Как будто не для вас писал я заповеди в книжке! Спасибо вам, конечно, что строили вы храмы, Но это не входило в основную часть программы!

Май 3, 2015

boltai.com

Нынешние цены на нефть хороши только для монархий Персидского залива

Мировые запасы нефти практически неисчерпаемы. Все разговоры о том, что она скоро закончится, являются досужими спекуляциями. К основным факторам, которые будут в ближайшие два года влиять на нефтяные цены, относятся состояние экономики Европы и Китая, межтопливная конкуренция и энергоэффективность, политическая ситуация на Ближнем Востоке. В этих условиях надеяться на то, что ведущие мировые производители углеводородных ресурсов смогут вести согласованную политику, не приходится. Первый видимый результат падения цен в 2014 году — подрыв долгосрочного инвестиционного и бюджетного планирования у экспортеров и компаний.

Существует два подхода к анализу рынка нефти: по характеристикам экономики, религии, политики (анализ страны) и по характеристикам рынка.

Основная характеристика рынка — баланс спроса и предложения. В 2014 году превышение предложения над спросом было в пределах 1 процента; производство нефти составило 92,7 миллиона баррелей в сутки, а потребление — 92 миллиона баррелей. Из прироста добычи прошлого года 80 процентов пришлось на долю США, 7 процентов — на страны ОПЕК, 3 процента — на Россию, 10 процентов — на все остальные страны. США не перестали покупать нефть, но они значительно сократили ее импорт за счет роста собственной добычи. В скором времени они смогут полностью перейти на самообеспечение углеводородным сырьем и совсем отказаться от его импорта.

Схема: lenta.ru

Другая характеристика нефтяного рынка — долгосрочные инвестиции и топливный баланс. Инвестиции зависят от текущих цен и от доли нефти в глобальном энергетическом балансе. Сейчас в мировой энергетике идет сложная конкурентная борьба между различными видами топлива. В развивающихся странах растет потребление угля. В развитых государствах потребление нефти остается на прежнем уровне, при этом экономический рост в них не приводит к увеличению спроса. Нефть сейчас востребована в двух отраслях глобальной экономики: 30 процентов приходится на нефтехимию, где ее активно вытесняет газ, и 70 процентов — на топливно-энергетический сектор (мазут, керосин для самолетов, дизельное топливо и бензин). Существует обоснованный прогноз, что к 2040 году в мировом межтопливном балансе доля нефти будет составлять 27 процентов, доля угля и газа — по 25 процентов, и все остальные виды энергии (возобновляемые, гидроэнергетика, мирный атом) — 23 процента.

Третий фактор анализа по рынку — политический. Связанные с ним ограничения на рациональность нефтяного рынка колоссальны. Во многих нефтедобывающих странах невозможен или затруднен доступ к месторождениям для иностранных компаний. В ближневосточных государствах в последнее время усилилась политическая нестабильность. Любопытно, что «арабскую весну» 2010-2012 годов более или менее благополучно пережили только нефтяные монархии, а почти все квазиреспубликанские авторитарные режимы пали (кроме Алжира).

При анализе нефтяного рынка по характеристикам экономики, религии, политики надо учитывать, что основными его бенефициарами выступают четыре королевства Персидского залива: Саудовская Аравия, Катар, Кувейт и ОАЭ. На них приходится половина нефтяных доходов стран ОПЕК. Поскольку на 90 процентов экономика этих стран обеспечивается трудом гастарбайтеров (в основном, из стран Восточной Азии), от ее состояния зависят и эти государства тоже.

В период с 2001 по 2008 год цены на углеводородное сырье неуклонно росли невиданными ранее темпами. Если бы они оставались в пределах 80 долларов за баррель, то вряд ли так быстро бы случилась сланцевая революция, потому что такой уровень устраивал всех. И, кстати, все разговоры о том, что арабские производители нефти способны подорвать добычу сланцевой нефти и газа, совершенно необоснованны, поскольку никто не знает их реальную рентабельность. И сейчас рынок нащупывает точку равновесия для сланцевой нефти — 50 долларов, 60 долларов или больше?

Постоянно приходится слышать, что нынешнее снижение цен обусловлено политическими факторами. На самом деле все ровно наоборот. Именно аномально долгий высокий уровень цен в последние годы был вызван политическими причинами (нестабильность на Ближнем Востоке), а его снижение — закономерный и вполне ожидаемый процесс.

Прогнозы и рецепты

Вероятно, в 2015 году цена на нефть в целом будет колебаться около отметки 50 долларов за баррель. Если такой уровень продержится более двух лет, безболезненно пережить это смогут только вышеупомянутые четыре королевства Персидского залива. В других странах-экспортерах, а также в государствах, поставляющих им трудовые ресурсы, возможны тяжелые социально-экономические потрясения.

Схема: lenta.ru

Не надо рассчитывать на то, что мировые цены на нефть быстро восстановятся, как в 2009 году. Сейчас спрос на нефть невысок — США хватает собственной сланцевой нефти, Китай усиленно наполняет свои стратегические резервы именно дешевой нефтью, а Европа находится в стагнации. И даже если начнется глобальный экономический рост, это не приведет автоматически к росту потребления энергоресурсов, поскольку сейчас благодаря развитию новых технологий мировое хозяйство от углеводородного топлива зависит гораздо меньше, чем раньше.

В результате падения цен на нефть Россия приступила к сокращению расходов бюджета. Если раньше он рассчитывался, исходя из цены в 100 долларов за баррель, то сейчас министерство экономического развития предлагает ориентироваться на уровень 50 долларов. Но не стоит преувеличивать влияния нефтегазовых доходов на стабильность политического режима. Егор Гайдар был не прав, когда утверждал, что СССР рухнул только из-за обвала цен на нефть. На самом деле плачевное состояние советской экономики в последние годы ее существования объясняется крайне низким качеством управления страной. Экономическая компетентность ее руководства оставляла желать лучшего.

Огромная энергетическая машина, созданная в советское время, и сейчас продолжает отапливать весь мир. Россия производит 10 процентов всей мировой первичной энергии, из них примерно половину потребляет сама, а остальные 5 процентов поставляет на мировой рынок. Наша страна экспортирует сырых углеводородов примерно столько, сколько их потребляют США и Китай вместе взятые. У нас один из самых значительных уровней инвестиций в топливно-энергетический комплекс — 6 процентов от глобальных показателей, при этом население России и ВВП составляют по 2,5 процента от мирового. Но влиять на нефтяную конъюнктуру в мировом масштабе Россия не в состоянии, она может лишь более или менее успешно адаптироваться к ней.

Есть опасения, что высокая себестоимость российской нефти в эпоху низких цен уменьшит долю рынка для нашей страны. Чтобы этого избежать, необходимо вкладывать средства в научные разработки, которые бы способствовали диверсификации наших энергоресурсов. У российской экономики колоссальные возможности энергосбережения — у нас до сих пор работают морально устаревшие турбины с КПД 30-40 процентов. Пока же ничего в этом направлении не предпринимается. Более того, в России действует крайне вредное законодательство по нефти, которое делает невыгодной добычу на малых месторождениях, в то время как в США для них введена отрицательная налоговая ставка.

Нежелание сначала советского, а теперь и российского руководства пытаться оказывать влияние на мировые нефтегазовые цены — давняя и досадная проблема. Еще в начале 1970-х годов власти Саудовской Аравии обратились к советским представителям с упреком в нефтяном демпинге. Мало кто знает, что СССР снабжал энергоносителями страны Восточной Европы за половину их стоимости. Поскольку дипломатических отношений между нашими странами еще не было, а вскоре после нефтяного кризиса 1973 года цены взлетели вверх, реакции на саудовские предложения не последовало.

В 1983 году, когда цены на нефть неуклонно снижались, в Лондоне состоялись переговоры представителей ОПЕК с нашими дипломатами о возможности согласованной ценовой политики. Переговоры закончились безрезультатно, а через два года Саудовская Аравия объявила об увеличении добычи нефти, после чего цены рухнули. России нужно учиться на прошлых ошибках и вести системный диалог со странами, от которых потенциально может зависеть цена на нефть. Это, например, та же Саудовская Аравия, это могут быть и другие ведущие страны ОПЕК.

Наше экспертное сообщество при анализе нефтяной конъюнктуры оказалось не только беспечным, но и беспомощным. Ни разу за прошедшие десятилетия не смогли дать более или менее обоснованного и правдивого прогноза колебаний уровня цен.

Картелем по спекулянтам

Региональные различия в себестоимости нефти отличаются в 7-8 раз. Самые низкие издержки производства нефти — на Ближнем Востоке. У России они одни из самых высоких в мире.

Саудиты, кстати, считают, что возможность влиять на нефтяную конъюнктуру ограничена действиями спекулянтов из США и Великобритании, которые умело манипулируют производными финансовыми инструментами и блокируют попытки производителей сырья вести независимую ценовую политику. Спекулятивная составляющая в итоговой цене может достигать 50-60 процентов. Поэтому колебания в нефтяных котировках могут быть вызваны не только объективными причинами, но и сговором крупных игроков на мировом рынке.

Можно с уверенностью сказать, что 120 долларов за баррель — это искусственно завышенная цена, которая экономически ничем не обоснована. Для Саудовской Аравии минимально допустимый уровень цен — 45 долларов за баррель, а психологически важны отметки в 60 и 80 долларов за баррель. Саудиты провели анализ рынка и пришли к выводу, что после преодоления этих барьеров на Западе в геометрической пропорции увеличиваются инвестиции в исследования альтернативных источников энергии. Для России такой уровень вполне приемлем, хотя для развития наших новых северных месторождений было бы неплохо, если бы цены были чуть выше.

Если России удастся грамотно выстроить взаимоотношения с другими экспортерами, вполне можно рассчитывать на цены в 65-70 долларов за баррель. И, кстати, очень хорошо, что именно сейчас случился обвал цен. Если бы это произошло через два-три года, когда в развитие наших северных месторождений были бы вложены колоссальные инвестиции, ущерб для экономики страны по причине их очевидной нерентабельности был бы более ощутим.

www.arms-expo.ru

Только “хорошую” нефть

Чиновники нашли способ сократить разницу в цене между российской нефтью Urals и эталонным сортом Brent, на которую им указал президент Владимир Путин. Один из возможных вариантов — не пускать в систему “Транснефти” высокосернистое сырье, добываемое в ряде регионов России. Работающие там нефтяники считают, что реализация этой идеи грозит разорением не только компаниям, но и целым регионам, а аналитики сомневаются в ее осуществимости.

“Народом овладела идея, что нужно пересмотреть условия для добытчиков низкокачественной нефти, с тем чтобы облегчить их фискальное бремя, но взамен этого создать условия, близкие к запретительным по доступу их в трубу. То есть фактически снизить им НДПИ, но запретить входить в трубу, подтолкнув их к переработке этой нефти либо к транспортировке нефти колесами”, — заявил в интервью Reuters замминистра экономического развития и торговли Андрей Шаронов. По его мнению, это сразу позволит повысить стоимость российской смеси Urals до уровня примерно Siberian Light.

Основными поставщиками высокосернистой нефти в магистральные трубопроводы являются “Татнефть” и “Башнефть, а также компании, работающие в Удмуртии и в значительной части Поволжья.

Вчера спотовая цена Urals в средиземноморских портах составила $57,28 за баррель, Siberian Light в Северо-Западной Европе — $58,33, а ноябрьские фьючерсы Brent стоили $63,04 за баррель.

Не все чиновники разделяют решительность Шаронова. Представитель Минпромэнерго отмечает, что недопуск отдельных производителей в трубу “Транснефти” — чересчур радикальная мера. По его мнению, следует подумать о повышении качества нефти до ее сдачи в трубу, возможно также выделение транспортных направлений под определенные сорта нефти. “Не пускать в трубу политически неверно, — соглашается заместитель председателя комитета Госдумы по природным ресурсам и природопользованию Валерий Прозоровский, — но что-то делать надо”. По его мнению, наиболее цивилизованным способом компенсации потерь от снижения качества нефти было бы введение банка качества нефти, как это сделано, например, в Каспийском трубопроводном консорциуме.

Не согласен с Шароновым и заместитель гендиректора “Татнефти” Азат Ягафаров. “Мы изучали эту проблему и пришли к выводу, что технологий обессеривания нефти на сегодняшний день не существует (помимо глубокой переработки нефти на НПЗ). Но в России не существует нефтеперерабатывающих заводов, которые могли бы работать исключительно на сернистой нефти”, — рассказывает он. То есть НПЗ может перерабатывать только смесь Urals, в которой есть доля сернистой нефти. Помимо всего прочего, отмечает Ягафаров, недопуск в той или иной форме к трубе — прямое нарушение закона о естественных монополиях, который предусматривает равнодоступность магистральных трубопроводов.

Иного мнения вице-президент “ЛУКОЙЛа” Леонид Федун. Он считает, что надо строить системы по снижению уровня серы на месторождениях, и в пример приводит Карачаганакский проект в Казахстане, где такая система построена и успешно действует. По его словам, в зависимости от объемов переработки она может стоить от $200 млн до $1 млрд и окупается за 3-4 года. К запретительным же мерам Федун относится негативно.

Представитель одной из компаний, добывающих сернистую нефть, оценивает ее общероссийский объем примерно в 50 млн т (суммарная добыча в 2004 г. — 459 млн т). “Вы представляете, что будет, если такой объем не пустить в трубу?” — вопрошает он. Собеседник “Ведомостей” уверен, что разорятся не только добывающие компании, но и целые регионы, экономика которых держится на нефти. По его словам, ни снижение НДПИ, ни даже полная его отмена не смогут компенсировать потери, которыми грозит отлучение нефтяников от трубы. Того же мнения и аналитик Газпромбанка Сергей Суверов. Он считает, что предложение Шаронова несет в себе настолько большие политические риски, что вряд ли власти пойдут на воплощение этой идеи.

www.eprussia.ru

Suspend page

This Account Has Been Suspended

Your hosting account has been suspended. There are several reasons that might lead to this:

  • Suspension due to non-payment of fees, account will be unsuspended automatically after payment for hosting.
  • Your trial term of web hosting has expired.
  • Suspension due to a violation of a rule or policy.

You can resolve all issues in yours billing account, and if you didn't find the response yor can also open ticket in Suport service.

If you have no opportunity to pay now you can take postponing on payment of a hosting for up to 14 days. To order postponing use the section in yours billing account "Postponing on a hosting".

Ваш хостинг-аккаунт заблокирован, причины могут быть следующие:

Все вопросы Вы можете решить в Вашем биллинг-аккаунте, а также открыть тикет в разделе Тех.поддержка, если не нашли ответа.

Если на данный момент у Вас нет возможности оплатить, Вы можете взять отсрочку на оплату хостинга сроком до 14 дней. Для оформления отсрочки воспользуйтесь разделом в Вашем биллинг-аккаунте "Отсрочка на хостинг".

www.kazakhstan-oil-gas.com

Нынешние цены на нефть хороши только для монархий Персидского залива / arafnews.ru

2015-02-17 12:40:00

Андрей Мозжухин, Lenta.ru/ В Культурном центре ЗИЛ в среду, 11 февраля, состоялась дискуссия Совета по внешней и оборонной политике «Почему падает цена на нефть и как это остановить?». В дискуссии приняли участие главный советник руководителя Аналитического центра при правительстве России, заведующий кафедрой мировой экономики факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Леонид Григорьев и заместитель председателя совета Ассоциации российских дипломатов, чрезвычайный и полномочный посол России в Саудовской Аравии в 2000-2005 годах Андрей Бакланов. «Лента.ру» приводит основные положения выступлений экспертов.

Леонид Григорьев:

Факторы нефтяной конъюнктуры

Мировые запасы нефти практически неисчерпаемы. Все разговоры о том, что она скоро закончится, являются досужими спекуляциями. К основным факторам, которые будут в ближайшие два года влиять на нефтяные цены, относятся состояние экономики Европы и Китая, межтопливная конкуренция и энергоэффективность, политическая ситуация на Ближнем Востоке. В этих условиях надеяться на то, что ведущие мировые производители углеводородных ресурсов смогут вести согласованную политику, не приходится. Первый видимый результат падения цен в 2014 году — подрыв долгосрочного инвестиционного и бюджетного планирования у экспортеров и компаний.

Существует два подхода к анализу рынка нефти: по характеристикам экономики, религии, политики (анализ страны) и по характеристикам рынка.

Основная характеристика рынка — баланс спроса и предложения. В 2014 году превышение предложения над спросом было в пределах 1 процента; производство нефти составило 92,7 миллиона баррелей в сутки, а потребление — 92 миллиона баррелей. Из прироста добычи прошлого года 80 процентов пришлось на долю США, 7 процентов — на страны ОПЕК, 3 процента — на Россию, 10 процентов — на все остальные страны. США не перестали покупать нефть, но они значительно сократили ее импорт за счет роста собственной добычи. В скором времени они смогут полностью перейти на самообеспечение углеводородным сырьем и совсем отказаться от его импорта.

Другая характеристика нефтяного рынка — долгосрочные инвестиции и топливный баланс. Инвестиции зависят от текущих цен и от доли нефти в глобальном энергетическом балансе. Сейчас в мировой энергетике идет сложная конкурентная борьба между различными видами топлива. В развивающихся странах растет потребление угля. В развитых государствах потребление нефти остается на прежнем уровне, при этом экономический рост в них не приводит к увеличению спроса. Нефть сейчас востребована в двух отраслях глобальной экономики: 30 процентов приходится на нефтехимию, где ее активно вытесняет газ, и 70 процентов — на топливно-энергетический сектор (мазут, керосин для самолетов, дизельное топливо и бензин). Существует обоснованный прогноз, что к 2040 году в мировом межтопливном балансе доля нефти будет составлять 27 процентов, доля угля и газа — по 25 процентов, и все остальные виды энергии (возобновляемые, гидроэнергетика, мирный атом) — 23 процента.

Третий фактор анализа по рынку — политический. Связанные с ним ограничения на рациональность нефтяного рынка колоссальны. Во многих нефтедобывающих странах невозможен или затруднен доступ к месторождениям для иностранных компаний. В ближневосточных государствах в последнее время усилилась политическая нестабильность. Любопытно, что «арабскую весну» 2010-2012 годов более или менее благополучно пережили только нефтяные монархии, а почти все квазиреспубликанские авторитарные режимы пали (кроме Алжира).

При анализе нефтяного рынка по характеристикам экономики, религии, политики надо учитывать, что основными его бенефициарами выступают четыре королевства Персидского залива: Саудовская Аравия, Катар, Кувейт и ОАЭ. На них приходится половина нефтяных доходов стран ОПЕК. Поскольку на 90 процентов экономика этих стран обеспечивается трудом гастарбайтеров (в основном, из стран Восточной Азии), от ее состояния зависят и эти государства тоже.

В период с 2001 по 2008 год цены на углеводородное сырье неуклонно росли невиданными ранее темпами. Если бы они оставались в пределах 80 долларов за баррель, то вряд ли так быстро бы случилась сланцевая революция, потому что такой уровень устраивал всех. И, кстати, все разговоры о том, что арабские производители нефти способны подорвать добычу сланцевой нефти и газа, совершенно необоснованны, поскольку никто не знает их реальную рентабельность. И сейчас рынок нащупывает точку равновесия для сланцевой нефти — 50 долларов, 60 долларов или больше?

Постоянно приходится слышать, что нынешнее снижение цен обусловлено политическими факторами. На самом деле все ровно наоборот. Именно аномально долгий высокий уровень цен в последние годы был вызван политическими причинами (нестабильность на Ближнем Востоке), а его снижение — закономерный и вполне ожидаемый процесс.

Прогнозы и рецепты

Вероятно, в 2015 году цена на нефть в целом будет колебаться около отметки 50 долларов за баррель. Если такой уровень продержится более двух лет, безболезненно пережить это смогут только вышеупомянутые четыре королевства Персидского залива. В других странах-экспортерах, а также в государствах, поставляющих им трудовые ресурсы, возможны тяжелые социально-экономические потрясения.

Не надо рассчитывать на то, что мировые цены на нефть быстро восстановятся, как в 2009 году. Сейчас спрос на нефть невысок — США хватает собственной сланцевой нефти, Китай усиленно наполняет свои стратегические резервы именно дешевой нефтью, а Европа находится в стагнации. И даже если начнется глобальный экономический рост, это не приведет автоматически к росту потребления энергоресурсов, поскольку сейчас благодаря развитию новых технологий мировое хозяйство от углеводородного топлива зависит гораздо меньше, чем раньше.

В результате падения цен на нефть Россия приступила к сокращению расходов бюджета. Если раньше он рассчитывался, исходя из цены в 100 долларов за баррель, то сейчас министерство экономического развития предлагает ориентироваться на уровень 50 долларов. Но не стоит преувеличивать влияния нефтегазовых доходов на стабильность политического режима. Егор Гайдар был не прав, когда утверждал, что СССР рухнул только из-за обвала цен на нефть. На самом деле плачевное состояние советской экономики в последние годы ее существования объясняется крайне низким качеством управления страной. Экономическая компетентность ее руководства оставляла желать лучшего.

Огромная энергетическая машина, созданная в советское время, и сейчас продолжает отапливать весь мир. Россия производит 10 процентов всей мировой первичной энергии, из них примерно половину потребляет сама, а остальные 5 процентов поставляет на мировой рынок. Наша страна экспортирует сырых углеводородов примерно столько, сколько их потребляют США и Китай вместе взятые. У нас один из самых значительных уровней инвестиций в топливно-энергетический комплекс — 6 процентов от глобальных показателей, при этом население России и ВВП составляют по 2,5 процента от мирового. Но влиять на нефтяную конъюнктуру в мировом масштабе Россия не в состоянии, она может лишь более или менее успешно адаптироваться к ней.

Есть опасения, что высокая себестоимость российской нефти в эпоху низких цен уменьшит долю рынка для нашей страны. Чтобы этого избежать, необходимо вкладывать средства в научные разработки, которые бы способствовали диверсификации наших энергоресурсов. У российской экономики колоссальные возможности энергосбережения — у нас до сих пор работают морально устаревшие турбины с КПД 30-40 процентов. Пока же ничего в этом направлении не предпринимается. Более того, в России действует крайне вредное законодательство по нефти, которое делает невыгодной добычу на малых месторождениях, в то время как в США для них введена отрицательная налоговая ставка.

Андрей Бакланов:

Слабые эксперты и небрежные политики

Нежелание сначала советского, а теперь и российского руководства пытаться оказывать влияние на мировые нефтегазовые цены — давняя и досадная проблема. Еще в начале 1970-х годов власти Саудовской Аравии обратились к советским представителям с упреком в нефтяном демпинге. Мало кто знает, что СССР снабжал энергоносителями страны Восточной Европы за половину их стоимости. Поскольку дипломатических отношений между нашими странами еще не было, а вскоре после нефтяного кризиса 1973 года цены взлетели вверх, реакции на саудовские предложения не последовало.

В 1983 году, когда цены на нефть неуклонно снижались, в Лондоне состоялись переговоры представителей ОПЕК с нашими дипломатами о возможности согласованной ценовой политики. Переговоры закончились безрезультатно, а через два года Саудовская Аравия объявила об увеличении добычи нефти, после чего цены рухнули. России нужно учиться на прошлых ошибках и вести системный диалог со странами, от которых потенциально может зависеть цена на нефть. Это, например, та же Саудовская Аравия, это могут быть и другие ведущие страны ОПЕК.

Наше экспертное сообщество при анализе нефтяной конъюнктуры оказалось не только беспечным, но и беспомощным. Ни разу за прошедшие десятилетия не смогли дать более или менее обоснованного и правдивого прогноза колебаний уровня цен.

Картелем по спекулянтам

Региональные различия в себестоимости нефти отличаются в 7-8 раз. Самые низкие издержки производства нефти — на Ближнем Востоке. У России они одни из самых высоких в мире.

Саудиты, кстати, считают, что возможность влиять на нефтяную конъюнктуру ограничена действиями спекулянтов из США и Великобритании, которые умело манипулируют производными финансовыми инструментами и блокируют попытки производителей сырья вести независимую ценовую политику. Спекулятивная составляющая в итоговой цене может достигать 50-60 процентов. Поэтому колебания в нефтяных котировках могут быть вызваны не только объективными причинами, но и сговором крупных игроков на мировом рынке.

Можно с уверенностью сказать, что 120 долларов за баррель — это искусственно завышенная цена, которая экономически ничем не обоснована. Для Саудовской Аравии минимально допустимый уровень цен — 45 долларов за баррель, а психологически важны отметки в 60 и 80 долларов за баррель. Саудиты провели анализ рынка и пришли к выводу, что после преодоления этих барьеров на Западе в геометрической пропорции увеличиваются инвестиции в исследования альтернативных источников энергии. Для России такой уровень вполне приемлем, хотя для развития наших новых северных месторождений было бы неплохо, если бы цены были чуть выше.

Если России удастся грамотно выстроить взаимоотношения с другими экспортерами, вполне можно рассчитывать на цены в 65-70 долларов за баррель. И, кстати, очень хорошо, что именно сейчас случился обвал цен. Если бы это произошло через два-три года, когда в развитие наших северных месторождений были бы вложены колоссальные инвестиции, ущерб для экономики страны по причине их очевидной нерентабельности был бы более ощутим.

  • Страна:
  • Отрасль: Нефть и газ

arafnews.ru

Только "хорошую" нефть

04.10.05

Чиновники нашли способ сократить разницу в цене между российской нефтью Urals и эталонным сортом Brent, на которую им указал президент Владимир Путин. Один из возможных вариантов — не пускать в систему “Транснефти” высокосернистое сырье, добываемое в ряде регионов России. Работающие там нефтяники считают, что реализация этой идеи грозит разорением не только компаниям, но и целым регионам, а аналитики сомневаются в ее осуществимости. “Народом овладела идея, что нужно пересмотреть условия для добытчиков низкокачественной нефти, с тем чтобы облегчить их фискальное бремя, но взамен этого создать условия, близкие к запретительным по доступу их в трубу. То есть фактически снизить им НДПИ, но запретить входить в трубу, подтолкнув их к переработке этой нефти либо к транспортировке нефти колесами”, — заявил в интервью Reuters замминистра экономического развития и торговли Андрей Шаронов. По его мнению, это сразу позволит повысить стоимость российской смеси Urals до уровня примерно Siberian Light. Основными поставщиками высокосернистой нефти в магистральные трубопроводы являются “Татнефть” и “Башнефть, а также компании, работающие в Удмуртии и в значительной части Поволжья. Вчера спотовая цена Urals в средиземноморских портах составила $57,28 за баррель, Siberian Light в Северо-Западной Европе — $58,33, а ноябрьские фьючерсы Brent стоили $63,04 за баррель. Не все чиновники разделяют решительность Шаронова. Представитель Минпромэнерго отмечает, что недопуск отдельных производителей в трубу “Транснефти” — чересчур радикальная мера. По его мнению, следует подумать о повышении качества нефти до ее сдачи в трубу, возможно также выделение транспортных направлений под определенные сорта нефти. “Не пускать в трубу политически неверно, — соглашается заместитель председателя комитета Госдумы по природным ресурсам и природопользованию Валерий Прозоровский, — но что-то делать надо”. По его мнению, наиболее цивилизованным способом компенсации потерь от снижения качества нефти было бы введение банка качества нефти, как это сделано, например, в Каспийском трубопроводном консорциуме. Не согласен с Шароновым и заместитель гендиректора “Татнефти” Азат Ягафаров. “Мы изучали эту проблему и пришли к выводу, что технологий обессеривания нефти на сегодняшний день не существует (помимо глубокой переработки нефти на НПЗ). Но в России не существует нефтеперерабатывающих заводов, которые могли бы работать исключительно на сернистой нефти”, — рассказывает он. То есть НПЗ может перерабатывать только смесь Urals, в которой есть доля сернистой нефти. Помимо всего прочего, отмечает Ягафаров, недопуск в той или иной форме к трубе — прямое нарушение закона о естественных монополиях, который предусматривает равнодоступность магистральных трубопроводов. Иного мнения вице-президент “ЛУКОЙЛа” Леонид Федун. Он считает, что надо строить системы по снижению уровня серы на месторождениях, и в пример приводит Карачаганакский проект в Казахстане, где такая система построена и успешно действует. По его словам, в зависимости от объемов переработки она может стоить от $200 млн до $1 млрд и окупается за 3-4 года. К запретительным же мерам Федун относится негативно. Представитель одной из компаний, добывающих сернистую нефть, оценивает ее общероссийский объем примерно в 50 млн т (суммарная добыча в 2004 г. — 459 млн т). “Вы представляете, что будет, если такой объем не пустить в трубу?” — вопрошает он. Собеседник “Ведомостей” уверен, что разорятся не только добывающие компании, но и целые регионы, экономика которых держится на нефти. По его словам, ни снижение НДПИ, ни даже полная его отмена не смогут компенсировать потери, которыми грозит отлучение нефтяников от трубы. Того же мнения и аналитик Газпромбанка Сергей Суверов. Он считает, что предложение Шаронова несет в себе настолько большие политические риски, что вряд ли власти пойдут на воплощение этой идеи.

Источник http://www.vedomosti.ru

Постоянный адрес новости http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2005/10/04/97829

www.dayudm.ru

Нынешние цены на нефть хороши только для монархий Персидского залива / Экономика и бизнес / YaUmma.Ru

В Культурном центре ЗИЛ в среду, 11 февраля, состоялась дискуссия Совета по внешней и оборонной политике «Почему падает цена на нефть и как это остановить?». В дискуссии приняли участие главный советник руководителя Аналитического центра при правительстве России, заведующий кафедрой мировой экономики факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Леонид Григорьев и заместитель председателя совета Ассоциации российских дипломатов, чрезвычайный и полномочный посол России в Саудовской Аравии в 2000-2005 годах Андрей Бакланов. «Лента.ру» приводит основные положения выступлений экспертов. Леонид Григорьев: Факторы нефтяной конъюнктуры Мировые запасы нефти практически неисчерпаемы. Все разговоры о том, что она скоро закончится, являются досужими спекуляциями. К основным факторам, которые будут в ближайшие два года влиять на нефтяные цены, относятся состояние экономики Европы и Китая, межтопливная конкуренция и энергоэффективность, политическая ситуация на Ближнем Востоке. В этих условиях надеяться на то, что ведущие мировые производители углеводородных ресурсов смогут вести согласованную политику, не приходится. Первый видимый результат падения цен в 2014 году — подрыв долгосрочного инвестиционного и бюджетного планирования у экспортеров и компаний. Существует два подхода к анализу рынка нефти: по характеристикам экономики, религии, политики (анализ страны) и по характеристикам рынка. Основная характеристика рынка — баланс спроса и предложения. В 2014 году превышение предложения над спросом было в пределах 1 процента; производство нефти составило 92,7 миллиона баррелей в сутки, а потребление — 92 миллиона баррелей. Из прироста добычи прошлого года 80 процентов пришлось на долю США, 7 процентов — на страны ОПЕК, 3 процента — на Россию, 10 процентов — на все остальные страны. США не перестали покупать нефть, но они значительно сократили ее импорт за счет роста собственной добычи. В скором времени они смогут полностью перейти на самообеспечение углеводородным сырьем и совсем отказаться от его импорта. Другая характеристика нефтяного рынка — долгосрочные инвестиции и топливный баланс. Инвестиции зависят от текущих цен и от доли нефти в глобальном энергетическом балансе. Сейчас в мировой энергетике идет сложная конкурентная борьба между различными видами топлива. В развивающихся странах растет потребление угля. В развитых государствах потребление нефти остается на прежнем уровне, при этом экономический рост в них не приводит к увеличению спроса. Нефть сейчас востребована в двух отраслях глобальной экономики: 30 процентов приходится на нефтехимию, где ее активно вытесняет газ, и 70 процентов — на топливно-энергетический сектор (мазут, керосин для самолетов, дизельное топливо и бензин). Существует обоснованный прогноз, что к 2040 году в мировом межтопливном балансе доля нефти будет составлять 27 процентов, доля угля и газа — по 25 процентов, и все остальные виды энергии (возобновляемые, гидроэнергетика, мирный атом) — 23 процента. Третий фактор анализа по рынку — политический. Связанные с ним ограничения на рациональность нефтяного рынка колоссальны. Во многих нефтедобывающих странах невозможен или затруднен доступ к месторождениям для иностранных компаний. В ближневосточных государствах в последнее время усилилась политическая нестабильность. Любопытно, что «арабскую весну» 2010-2012 годов более или менее благополучно пережили только нефтяные монархии, а почти все квазиреспубликанские авторитарные режимы пали (кроме Алжира). При анализе нефтяного рынка по характеристикам экономики, религии, политики надо учитывать, что основными его бенефициарами выступают четыре королевства Персидского залива: Саудовская Аравия, Катар, Кувейт и ОАЭ. На них приходится половина нефтяных доходов стран ОПЕК. Поскольку на 90 процентов экономика этих стран обеспечивается трудом гастарбайтеров (в основном, из стран Восточной Азии), от ее состояния зависят и эти государства тоже.

В период с 2001 по 2008 год цены на углеводородное сырье неуклонно росли невиданными ранее темпами. Если бы они оставались в пределах 80 долларов за баррель, то вряд ли так быстро бы случилась сланцевая революция, потому что такой уровень устраивал всех. И, кстати, все разговоры о том, что арабские производители нефти способны подорвать добычу сланцевой нефти и газа, совершенно необоснованны, поскольку никто не знает их реальную рентабельность. И сейчас рынок нащупывает точку равновесия для сланцевой нефти — 50 долларов, 60 долларов или больше? Постоянно приходится слышать, что нынешнее снижение цен обусловлено политическими факторами. На самом деле все ровно наоборот. Именно аномально долгий высокий уровень цен в последние годы был вызван политическими причинами (нестабильность на Ближнем Востоке), а его снижение — закономерный и вполне ожидаемый процесс. Прогнозы и рецепты Вероятно, в 2015 году цена на нефть в целом будет колебаться около отметки 50 долларов за баррель. Если такой уровень продержится более двух лет, безболезненно пережить это смогут только вышеупомянутые четыре королевства Персидского залива. В других странах-экспортерах, а также в государствах, поставляющих им трудовые ресурсы, возможны тяжелые социально-экономические потрясения. Не надо рассчитывать на то, что мировые цены на нефть быстро восстановятся, как в 2009 году. Сейчас спрос на нефть невысок — США хватает собственной сланцевой нефти, Китай усиленно наполняет свои стратегические резервы именно дешевой нефтью, а Европа находится в стагнации. И даже если начнется глобальный экономический рост, это не приведет автоматически к росту потребления энергоресурсов, поскольку сейчас благодаря развитию новых технологий мировое хозяйство от углеводородного топлива зависит гораздо меньше, чем раньше. В результате падения цен на нефть Россия приступила к сокращению расходов бюджета. Если раньше он рассчитывался, исходя из цены в 100 долларов за баррель, то сейчас министерство экономического развития предлагает ориентироваться на уровень 50 долларов. Но не стоит преувеличивать влияния нефтегазовых доходов на стабильность политического режима. Егор Гайдар был не прав, когда утверждал, что СССР рухнул только из-за обвала цен на нефть. На самом деле плачевное состояние советской экономики в последние годы ее существования объясняется крайне низким качеством управления страной. Экономическая компетентность ее руководства оставляла желать лучшего. Огромная энергетическая машина, созданная в советское время, и сейчас продолжает отапливать весь мир. Россия производит 10 процентов всей мировой первичной энергии, из них примерно половину потребляет сама, а остальные 5 процентов поставляет на мировой рынок. Наша страна экспортирует сырых углеводородов примерно столько, сколько их потребляют США и Китай вместе взятые. У нас один из самых значительных уровней инвестиций в топливно-энергетический комплекс — 6 процентов от глобальных показателей, при этом население России и ВВП составляют по 2,5 процента от мирового. Но влиять на нефтяную конъюнктуру в мировом масштабе Россия не в состоянии, она может лишь более или менее успешно адаптироваться к ней. Есть опасения, что высокая себестоимость российской нефти в эпоху низких цен уменьшит долю рынка для нашей страны. Чтобы этого избежать, необходимо вкладывать средства в научные разработки, которые бы способствовали диверсификации наших энергоресурсов. У российской экономики колоссальные возможности энергосбережения — у нас до сих пор работают морально устаревшие турбины с КПД 30-40 процентов. Пока же ничего в этом направлении не предпринимается. Более того, в России действует крайне вредное законодательство по нефти, которое делает невыгодной добычу на малых месторождениях, в то время как в США для них введена отрицательная налоговая ставка. Андрей Бакланов: Слабые эксперты и небрежные политики Нежелание сначала советского, а теперь и российского руководства пытаться оказывать влияние на мировые нефтегазовые цены — давняя и досадная проблема. Еще в начале 1970-х годов власти Саудовской Аравии обратились к советским представителям с упреком в нефтяном демпинге. Мало кто знает, что СССР снабжал энергоносителями страны Восточной Европы за половину их стоимости. Поскольку дипломатических отношений между нашими странами еще не было, а вскоре после нефтяного кризиса 1973 года цены взлетели вверх, реакции на саудовские предложения не последовало. В 1983 году, когда цены на нефть неуклонно снижались, в Лондоне состоялись переговоры представителей ОПЕК с нашими дипломатами о возможности согласованной ценовой политики. Переговоры закончились безрезультатно, а через два года Саудовская Аравия объявила об увеличении добычи нефти, после чего цены рухнули. России нужно учиться на прошлых ошибках и вести системный диалог со странами, от которых потенциально может зависеть цена на нефть. Это, например, та же Саудовская Аравия, это могут быть и другие ведущие страны ОПЕК. Наше экспертное сообщество при анализе нефтяной конъюнктуры оказалось не только беспечным, но и беспомощным. Ни разу за прошедшие десятилетия не смогли дать более или менее обоснованного и правдивого прогноза колебаний уровня цен. Картелем по спекулянтам Региональные различия в себестоимости нефти отличаются в 7-8 раз. Самые низкие издержки производства нефти — на Ближнем Востоке. У России они одни из самых высоких в мире. Саудиты, кстати, считают, что возможность влиять на нефтяную конъюнктуру ограничена действиями спекулянтов из США и Великобритании, которые умело манипулируют производными финансовыми инструментами и блокируют попытки производителей сырья вести независимую ценовую политику. Спекулятивная составляющая в итоговой цене может достигать 50-60 процентов. Поэтому колебания в нефтяных котировках могут быть вызваны не только объективными причинами, но и сговором крупных игроков на мировом рынке. Можно с уверенностью сказать, что 120 долларов за баррель — это искусственно завышенная цена, которая экономически ничем не обоснована. Для Саудовской Аравии минимально допустимый уровень цен — 45 долларов за баррель, а психологически важны отметки в 60 и 80 долларов за баррель. Саудиты провели анализ рынка и пришли к выводу, что после преодоления этих барьеров на Западе в геометрической пропорции увеличиваются инвестиции в исследования альтернативных источников энергии. Для России такой уровень вполне приемлем, хотя для развития наших новых северных месторождений было бы неплохо, если бы цены были чуть выше. Если России удастся грамотно выстроить взаимоотношения с другими экспортерами, вполне можно рассчитывать на цены в 65-70 долларов за баррель. И, кстати, очень хорошо, что именно сейчас случился обвал цен. Если бы это произошло через два-три года, когда в развитие наших северных месторождений были бы вложены колоссальные инвестиции, ущерб для экономики страны по причине их очевидной нерентабельности был бы более ощутим.

Андрей Мозжухин

yaumma.ru