Михаил Крутихин: В России с нефтедобычей уже никто даже на три года вперед не смотрит. Крутихин аналитик по нефти


Михаил Крутихин: В России с нефтедобычей уже никто даже на три года вперед не смотрит. Новости экономики

"ДС" публикует интервью с известным российским аналитиком компании RusEnergy Михаилом Крутихиным

Михаил Крутихин — российский экономический аналитик, специалист по нефтегазовому рынку, историк-иранист.

В 1970 г. окончил Институт восточных языков при Московском университете по специальности «персидский язык и литература». В 1970–1972 гг. — военный переводчик в Иране. В течение 20 лет работал в ТАСС — в отделе Ближнего Востока и в корпунктах (Каир, Дамаск, Тегеран, Бейрут), заведовал отделениями в Ливане и Египте.

Окончил аспирантуру Академии общественных наук при ЦК КПСС, кандидат исторических наук (1985 г.). С 1993 г. занимается аналитикой нефтегазовых инвестиций в бывших советских республиках.

Заместитель генерального директора PR-агентства Alter Ego (с 1992 г.), редактор, затем главный редактор журнала Russian Petroleum Investor (с 1993 г.). С 2002 г. партнер информационно-консалтингового агентства RusEnergy.

«ДС» Поход цены на нефть выше $50. Что это?

М.К. Это нормальный процесс. Во-первых, надо помнить, что торговля реальной нефтью с фьючерсными контрактами имеет мало общего. Если смотреть на «бумажный» рынок, то там цена формируется по другим правилам. Например, агентство Reuters сообщает, что страны ОПЕК договорились о заморозке добычи нефти. На деле не договорились — неправильно сформирован заголовок новости. Однако 85% сделок по бумагам такого типа делают роботы. Это программы, которые отслеживают ключевые слова, за миллисекунды принимают решения. 

«ДС» Быстрее, чем люди...

М.К. Да. И когда появляется такая информация, массивно циркулируя в СМИ, то это учитывается, и рынок начинает колебаться. На этих перепадах можно легко заработать.

Во-вторых, колебания цены в среднем укладываются в линию, которая колеблется вокруг $45 за баррель марки Brent вверх и вниз. Я в конце 2014-го на два года предусматривал среднюю цену в $45, хотя ранее считал, что ниже $80 не упадет, потому что есть Саудовская Аравия, которая не допустит снижения цены. А Саудовская Аравия начала действовать иначе. Они решили конкурировать за нишу на рынке, а не за цены.

«ДС» Саудовская Аравия достигла своих целей?

М.К. Нет. Рынок пришел к равновесию, сейчас спрос несколько меньше, чем предложение. Есть колебания предложения в один-полтора миллиона баррелей в сутки. Этот навес давит цены вниз. Саудиты рассчитывали вытеснить с рынка тех, у кого большая себестоимость. Ударили по Венесуэле, немного по американцам, но американцы выдержали.

Во-первых, американцы сократили добычу. Во-вторых, в США есть около трех тысяч скважин, пробуренных под сланцевые проекты. Если цена немного вырастет, то они быстро выбросят новые объемы нефти. Сегодня swing producer (стабилизирующий или компенсирующий производитель. —«ДС») нефтяного рынка — американцы, а не саудиты. Саудиты переживут, будут получать прибыль, но уже не такую большую.

«ДС» Почему вы так думаете?

М.К. Есть норвежская фирма Rystad Energy. Она следит за скважинами в мире качественнее, чем министерство энергетики США. Они посчитали, какой должна бы быть цена нефти для проектов, по которым еще не принято решение о старте. Для Саудовской Аравии вышли на $25. Такой должна быть цена, чтобы начинать там работать. Для России цена в $110 за баррель. Если сейчас сказать это российскому нефтянику, то он раскритикует меня. BP тоже говорит, что в России скважин по $20 за баррель еще на 20 лет хватит.

«ДС» Вопрос наверняка в объеме такой нефти?

М.К. Дело в том, что Rystad Energy включили в российские проекты и дорогую нефть на шельфе, и проекты по добыче трудноизвлекаемых запасов, а такой нефти в России уже 70%. Это дорого. «Лукойл» посчитал, что себестоимость добычи трудноизвлекаемой нефти в России требует цены $80 за баррель. А если туда добавить еще и нефть на шельфе, тогда и выходят эти $110.

«ДС» За какое время российская нефтянка выработает скважины с относительно дешевой себестоимостью нефти?

М.К. Это загадка. Сейчас они гонят все, что можно взять из проектов, где давно идет добыча, где уже компенсированы капитальные вложения, амортизировано все, что можно. Они несут только операционные издержки, а они невелики. Если начинать новые проекты, то там до прибыльности 7–10 лет. У норвежцев крупный проект на шельфе — 19–20 лет. Поэтому в РФ компании практически не вкладывают в новые проекты. Основная часть расходов уходит на то, чтобы на введенных в эксплуатацию промыслах бурить больше скважин, делать гидроразрыв пласта, стимулирование нефтеотдачи. Выбирают нефть по максимуму, но почти не развивают новые проекты.

«ДС» Если связать ценовую динамику на нефть и прогнозы по развитию таких крупных экономик, как Китай и США. Что будет?

М.К. Это неизвестность. Например, у американцев сланцевая революция началась в 2008 г., а заметили ее только в 2013 г. Могли заметить в 2011-м, но там были события в Ливии, страна убрала свою нефть с рынка. Ливия добывает легкую нефть, так же, как и американцы. Приток легкой сланцевой нефти был замаскирован пропажей ливийской нефти. В 2013 г. стало понятно, что произошло что-то очень серьезное в США. Американцы сильно увеличила добычу. С США могут быть какие-то сюрпризы в будущем.

Если смотреть на спрос, то главный игрок — Китай. У них тоже очень странные движения. Может серьезно замедлиться экономическое развитие. Мы делали прогнозы в 2014 г., они были верными на 2015 и 2016 гг. Боюсь, что они оправдаются и на 2017 г. По нашим прогнозам, ВВП Китая в следующем году увеличиться не более чем на 3,3%, а в 2018 г. может уйти в минус. Это, конечно, только прогноз. Китай — это тоже большая загадка.

«ДС» Может, Индия вытянет спрос?

М.К. В Индии и Африке будет расти население, но там основная его масса перемещается на велосипедах, им не нужны двигатели внутреннего сгорания. В Индии крошечные машинки, которые не смогут существенно повлиять на спрос. Она будет потреблять больше нефти, но не так сильно, чтобы повлиять на рынок.

Сейчас китайцы покупают нефть, но это у них закупки под создание второй очереди стратегического запаса. (В сентябре КНР закупила за рубежом 33,08 млн т нефти, что эквивалентно 8,08 млн баррелей в сутки, а в рекордном для страны декабре прошлого года — 33,18 млн т. — «ДС») Этот процесс близок к завершению. Кстати, первую очередь они наполнили очень дорогой нефтью. Будут они строить третью очередь стратегических хранилищ для нефти — один сюжет для рынка, не будут — другой.

Также мы видим, что в Поднебесной сейчас ориентация на электромобили. Если Tesla продала за один год 40 тыс. автомобилей, то в Китае электромобилей продали 50 тыс. Тоже же самое со сланцевым газом. Все очень скептически к этому относились. Сегодня КНР добывает 10 млрд куб. м сланцевого газа, а к 2025 г. собираются выйти на 30 млрд куб. м. Китай — это большая неизвестная функция в этом уравнении.

«ДС» Каково ваше отношение к Парижскому соглашению, которое регулирует меры по снижению углекислого газа в атмосфере?

М.К. Я критически к нему отношусь.

«ДС» Почему?

М.К. Потому что стали делить ответственность за глобальное потепление на все страны. На мой взгляд, было бы грамотнее посмотреть, кто больше вредит окружающей среде. Это Китай и Индия. Все страны, которые обеспокоены этим вопросом, могли бы профинансировать перестройку их экономик, чтобы они не так сильно загрязняли атмосферу. Но это моя точка зрения.

«ДС» На ваш взгляд, насколько быстро электромобили войдут в нашу повседневную жизнь?

М.К. Не скоро. Там есть сдерживающие факторы. Например, литий, из которого делают аккумуляторы для электромобилей. Это исчерпаемый запас.

В некоторых странах электромобили уже массово вошли в повседневную жизнь. Я хорошо знаю ситуацию в Норвегии, здесь электромобилей очень много. Однако там основной производитель электроэнергии — гидростанции, а не уголь или газ. Поэтому машины заряжают электроэнергией не угольной генерации, а «зеленой». Прогнозы BP сдержаны, они не думают, что электромобили заменят двигатели внутреннего сгорания. В некоторых странах электромобили будут доминировать, но далеко не во всех.

«ДС» Когда российская нефтянка почувствует потребность в инвестициях?

М.К. У российских компаний есть деньги. Главный удар от падения цен на нефть почувствовал бюджет РФ, а не компании. Если цена нефти $40, то российская компания получала $19–20. Если цена была бы $140, то она получала бы $40, все остальное забирает правительство, там скользящая шкала налогообложения.

Обесценивание рубля помогло всем экспортерам. Российские компании выдержат нынешнюю ситуацию. Дело не в инвестициях,  как я говорил, а в запасах. Сейчас они выбирают потенциал старых скважин по максимуму, даже на три года вперед уже никто не смотрит. Выкачай все, что можешь, а дальше хоть трава не расти.

«ДС» Когда начнется спад добычи?

М.К. По прогнозам правительства, спад добычи начнется в 2020 г., а мы когда-то прогнозировали 2018 г. Трудно сказать, возможно, правительство право.

«ДС» Если перестраивать нефтегазовый сектор РФ, как это нужно сделать?

М.К. Это невозможно сделать при нынешней структуре экономики. Нужно две вещи.

Первая: налоговая реформа. У нас сейчас налоги не стимулируют инновации и риск. Они взимаются с оборота. Инвестор вложил деньги и начинает платить, а прибыль может пойти только лет через 7–10. Например, в Норвегии есть условия, которые позволяют компаниям работать и платить с дополнительной прибыли. В России это сделать трудно, потому что проще подкупить налоговика. Администрировать такие специфические налоги в условиях коррупции невозможно. В правительстве понимают, что переходить к такому налогообложению означает провал в бюджете.

Вторая: доминируют крупные компании. «Роснефть» плохо влияет на структуру отрасли. В США 75% нефти добывают маленькие компании. Кстати, Украине было бы правильно дать возможность работать малым операторам. Большие компания, такие как «Роснефть» и «Газпром», — это проблема. Иностранному инвестору закрыт ход на шельф и большие запасы в РФ: ограничения на 70 млн т по нефти и 50 млрд куб. м газа. Ограничения против частного бизнеса и иностранцев очень мешают.

«ДС» Ваш прогноз на два-три года по цене на нефть?

М.К. Есть прогноз Rystad Energy, что к 2020 г. цена может снова выйти на $100, потому что иссякнут дешевые запасы. Не могу с этим согласиться, потому что есть еще и технологическое развитие. На 2017 г. не исключаю среднюю цену в $45 за баррель Brent или чуть больше — до $50. Дальше не прогнозирую.

Читайте также первую часть интервью Михаил Крутихин: «Турецкий поток» — это капитуляция Путина, но он зациклен на идее нанесения вреда Украине

www.dsnews.ua

Россию ждет шок – падение цен на нефть неизбежно

В последние время к перспективам цены на нефть очень сильно приковано внимание и в принципе разумные проекты не опускают прогноз ниже 40-ка долларов за баррель. А 20 – это уже из области фантастики или журналистских размышлений. Думаю, что 40 – реальнее, но когда это наступит – сказать трудно.

По одному из прогнозов, который на прошлой неделе озвучивали в Москве на семинаре, цены могут взлететь до 100 и даже 140 долларов на два года, а потом обрушиться до уровня 40. Продолжаться так будет довольно долго. По другим сценариям возможно небольшое повышение цен, но потом они все-таки будут опускаться и в долгосрочной перспективе 40 представляется реалистичной оценкой.

Параллельно многие страны занялись переходом на электромобили и в последние время, что очень внушает уважение, этим занялся также и Китай. Один из ведущих брендов страны, производящий китайские автомобили, заявил, что в 20-ом году прекращает поставлять в Пекин автомобили с двигателем внутреннего сгорания. А с 25-го года их запретят по всей территории Китая.

Если эта тенденция подтвердится не только в Китае, но и в других странах, то спрос на нефть начнет падать не в 2035-ом году, как до сих пор предсказывали экономисты, а может быть даже к 30-му году.

А при падении спроса и сохранении темпов ее добычи, цены неизбежно будут стремиться вниз. Разумное предположение сейчас – это где-то 40 долларов за баррель.

Адаптируется ли к новым вызовам российская экономика? Полтора года назад был опубликован прогноз для мировой энергетики, в том числе и российской, до 2040-го года. Делала его группа независимых экспертов и в принципе с их выводами можно согласиться. Оказалось, что Россия ничем не сможет заменить нефтегазовый спиновой хребет российской экономики.

Судя по всему с падением цен на нефть, России придется трудно. Критическим уровнем для российской нефтеотрасли является 35 долларов. Тем более, что у страны осталось очень мало нефти, которую можно реалистично продавать и рентабельно существовать при ценах в 35-40 долларов за баррель.

Михаил Крутихин / Обозреватель

rada5.com

И очереди из танкеров...

Цены на нефть ближе к концу июля вновь резко снизились. То же самое мы видели и в прошлом году – тогда очередное их снижение, начавшееся в середине лета (кстати, примерно с тех же уровней, на которых нефть торгуется и сегодня), растянулось на полгода. Завершилось оно в итоге лишь в январе и почти двукратным падением. Да, оно было полностью отыграно к началу июня, когда цены на нефть фактически вернулись на уровни годом ранее, но теперь мы видим новый их спад. Причем ускоряющийся…

Всего за три последних недели нефть подешевела сразу на 13%, а с последнего своего пика, в начале июня, цены на нефть снизились в целом на 16%. Чем вызвано новое их падение? И как эти и другие факторы могут повлиять на цены на нефть, главный товар российского экспорта и источник поступления в страну валюты, в ближайшие месяцы? Новые прогнозы обсуждаем с аналитиком нефтяного рынка – партнером консалтингового агентства RusEnergy Михаилом Крутихиным.

– Во многих публикациях на темы мирового нефтяного рынка одной из главных причин очередного падения цен называется значительно меньший, чем предполагалось в начале очередного сезона, спрос на автомобильный бензин на крупнейших его рынках – в Соединенных Штатах, в первую очередь. А отсюда, мол, и новый избыток нефти на рынке, что и “продавило” цены вниз...

– Спрос на бензин действительно оказался меньшим и в Китае, и в США, даже несмотря на автомобильный сезон, когда спрос на моторное топливо традиционно высок. Но это – не единственный фактор. Речь стоит вести также и о дополнительном избытке нефти на рынке, и об укреплении доллара, которое также отражается в нефтяных ценах.

– Цены на нефть и доллар обычно сравнивают с сообщающимися сосудами – чем выше одно, тем ниже другое, и наоборот. Очередное укрепление доллара относительно многих других валют в последние недели стало весомым фактором нынешнего падения цен на нефть?

– Я бы сказал, это – умеренно значимый фактор. Да, чем дороже доллар, тем меньше их нужно, чтобы оплатить тот же баррель нефти. А, во-вторых, при колебаниях курса доллара мы видим некоторый переток капиталов инвесторов из нефтяных фьючерсов во фьючерсы на тот же доллар и – обратно. Поэтому влияние это, безусловно, оказывает, но все же умеренное.

Мы видим и до сих пор, что предложение на рынке нефти по-прежнему превышает спрос, как минимум на 1 млн баррелей в сутки. А в таких условиях цены на нефть будут по-прежнему испытывать давление именно “сверху”, но никак не “снизу”!

​– Такой фактор ценообразования на мировом нефтяном рынке, как добыча сланцевой нефти в США… Количество действующих буровых почти непрерывно растет в стране уже два месяца подряд. Причем, как отмечается в ряде публикаций, вводятся в строй именно наиболее эффективные (при нынешних ценах) скважины, замещая те, добыча на которых может быть прибыльной лишь при более высоких ценах на нефть. По некоторым оценкам, продуктивность таких новых скважин за последние два года практически удвоилась. Однако общая добыча нефти в США пока продолжает сокращаться, пусть и меньшими темпами, чем еще недавно. Получается, фактор сланцевой нефти США на текущую конъюнктуру мирового нефтяного рынка оказывает лишь опосредованное влияние?

– Действительно, добыча американской сланцевой нефти может как очень быстро расти, так и быстро сокращаться – в зависимости от колебаний цен. Сейчас мы видим, что не просто увеличивается количество новых скважин на сланцевых месторождениях. Кстати, и растет-то оно не очень быстро – всего на 2–3 в неделю. Другое дело, что увеличивается количество тех скважин, уже ранее освоенных, добыча на которых была временно приостановлена из-за низких цен на нефть. И вот здесь рост куда более заметен. Хотя в целом, действительно, добыча на “традиционных” месторождениях нефти в Северной Америке снижается. Но я бы не стал преувеличивать значимость общего сокращения здесь добычи, это – вполне нормальные колебания в отрасли, от которых мало что зависит. Стоит вырасти спросу на нефть в мире, как эта добыча очень быстро вырастет. Потенциал роста добычи в США далеко не исчерпан…

Не исключено, что роста добычи в России “хватит” и на первое полугодие 2017-го. Но когда-то “час Х” обязательно наступит – при текущих ценах на нефть. А они, скорее всего, будут снижаться и дальше

​– Общая добыча нефти в странах, не входящих в ОПЕК, по-прежнему довольно быстро сокращается, тогда как в самой ОПЕК прирост добычи, хотя и продолжается, но несколько замедлился. В такой ситуации (по идее, разумеется) возвращение рынка к балансу по спросу и предложению не за горами. Так как оно предполагает сокращение нынешнего превышения предложения нефти в мире над реальным спросом на нее, который и стал главной причиной обвала цен в последние два года. Другое дело, так ли быстро он действительно сокращается?

– Уже несколько раз мы слышали, например, от представителей Саудовской Аравии: все, больше нет никакого разрыва между спросом и предложением нефти в мире! И рынок должен работать как часы! Но пока – как-то не получается… Мы видим и до сих пор, что предложение на рынке нефти по-прежнему превышает спрос, как минимум на 1 млн баррелей в сутки (примерно 1% общемирового потребления. – РС). А в таких условиях цены на нефть будут по-прежнему испытывать давление именно “сверху”, но никак не “снизу”!

В итоге она продается в Азии дороже, чем не только Brent или Urals, но и по сравнению с теми сортами, которые поставляются из стран Персидского залива

​– По данным Международного энергетического агентства, только в “плавучих хранилищах”, то есть в самых разных танкерах, сегодня находится примерно 95 млн баррелей нефти – это максимум за период с 2009 года. Столько нефти весь мир потребляет сегодня за один полный день. В какой мере именно фактор избыточных запасов сырья оказывает сегодня влияние на текущие цены?

– Мы видим сейчас скопление танкеров у берегов Китая, и в стране фактически близится к концу заполнение уже второй очереди стратегических резервов нефти. Китай закупает сейчас больше нефти, чем стране необходимо, и танкеры вынуждены по десять дней, а то и по две недели дожидаться своей очереди на разгрузку. Думаю, что эти емкости будут полностью заполнены уже в первом квартале 2017 года. Китайское руководство планирует начать строительство уже третьей очереди резервных емкостей, но пока нельзя с уверенностью сказать, что эти планы будут реализованы. И когда все резервные емкости заполнятся, это станет дополнительным фактором давления на мировые цены – уже добытую нефть просто будет некуда девать!

Кстати, уже сегодня нефть очень часто не уходит, например, за пределы Саудовской Аравии, и она хранится в танкерах, стоящих на рейде в Персидском заливе, поскольку на нее пока не нашлось покупателей. Подобные скопления танкеров наблюдаются и в Карибском море, и в Мексиканском заливе… Резервные мощности для хранения нефти на суше во многих странах уже фактически заполнены. Но остаются еще те самые танкеры, и этот фактор также надо учитывать.

Пока мы видим, что американскую нефть выгоднее продавать не там же, где продается и российская нефть. В первую очередь – из-за того, что речь идет о совершенно разных сортах

​– Если обратиться к нефтедобыче в самой России... Еще недавно многие аналитики, включая вас, предполагали вероятное начало сокращения общей добычи нефти в стране, начиная, возможно, уже с четвертого квартала 2016 года или в начале 2017-го. Однако с тех пор нефть все же несколько подорожала, и по крайней мере, цены далеки от минимумов января этого года. Текущая динамика цен на нее и текущие же, новые прогнозы по ним на ближайшие месяцы – меняют ли как-то прежние ваши прогнозы относительно объемов добычи нефти в России?

– Возможно, некоторые аналитики, и я в их числе, несколько переоценивали способности российских компаний сокращать добычу. Да, мы видим, что она снижается и у "Роснефти", и у "Лукойла", и у "Газпром нефти"… Но при этом другие компании – такие как "Башнефть" или "Татнефть", наоборот, добычу наращивают, хотя и меньшими теперь темпами. Возможно, мы недооценивали также некоторую инерцию в методах работы российских нефтяных компаний. Они, скажем, весьма активно ведут сейчас бурение дополнительных скважин на тех месторождениях, которые в итоге дают еще очень неплохую отдачу. То есть, да, они не вкладывают много в разведку и разработку новых месторождений. Но там, где добытую нефть еще можно продать с прибылью, работа продолжается. И скорее всего, в этом году в российской нефтяной отрасли будет отмечен прирост добычи. Не исключено, что роста “хватит” и на первое полугодие 2017-го. Но когда-то “час Х” обязательно наступит – при текущих ценах на нефть. А они, скорее всего, будут снижаться и дальше. Какое-то время нефтяные компании смогут еще работать и себе в убыток, но долго это не продлится. Когда-то придется сокращать уже инвестиции даже в работающие месторождения.

В США увеличивается количество тех скважин, ранее освоенных, добыча на которых была временно приостановлена из-за низких цен на нефть. И вот здесь рост куда более заметен

​– Разрыв в ценах на нефть двух ведущих международных эталонных сортов – европейской Brent (к которой привязана и экспортная цена российской нефти Urals) и американской WTI – вновь увеличивается в последние недели, повышая привлекательность экспорта американской нефти в Европу – основной рынок и для российской нефти. В какой мере это – фактор конкуренции для российских компаний?

– Разница между Brent и WTI присутствует почти постоянно – эти сорта нефти редко продаются по одной цене. Но пока мы видим, что американскую нефть выгоднее продавать не там же, где продается и российская нефть. В первую очередь – из-за того, что речь идет о совершенно разных сортах. Американские компании экспортируют сейчас очень легкую нефть, практически конденсат, тогда как российская нефть для Европы – это сорт средней плотности и среднего содержания серы. Нефть из США, скорее, может конкурировать в Европе с иранской или другой нефтью из региона Персидского залива. И здесь действительно наблюдается конкуренция. Так что в целом российская нефть пока своих позиций на европейском рынке не утратила. А что касается Азии, то там на нее – постоянно высокий спрос, И потому что качество поставляемой сюда нефти из России выше, чем той же Brent или даже российской Urals, которая идет в Европу. И потому что доставка азиатским потребителям из порта Козьмино – короче. И потому что налажены вполне аккуратные поставки. В итоге она продается здесь дороже, чем не только Brent или Urals, но и по сравнению с теми сортами, которые поставляются на эти рынки из стран Персидского залива.

Китай закупает сейчас больше нефти, чем стране необходимо, и танкеры вынуждены по десять дней, а то и по две недели дожидаться своей очереди на разгрузку

​– В последние месяцы разговоры об ужесточении конкуренции для российской нефти на рынке Европы ввиду дополнительных поставок из стран региона Персидского залива как-то утихли, хотя еще зимой об этом говорили много. Так что, получается, этой “дополнительной” нефти пока оказывается на европейском рынке не так уж и много, чтобы всерьез говорить об ужесточении конкуренции для России?

– Это, конечно, фактор, но, скорее, для спотового рынка. К счастью же для российских компаний, у них много долгосрочных контрактов, предполагающих привязку их сорта нефти к определенным европейским нефтеперерабатывающим заводам. И здесь – business as usual. А вот на спотовом рынке Европы конкурентам действительно удается несколько потеснить Россию – когда некоторые европейские потребители начинают покупать с очень большими скидками партии нефти из Ирана и Саудовской Аравии, – отмечает Михаил Крутихин.

www.svoboda.org

Ведущий нефтегазовый аналитик России Михаил Крутихин: почему будет хуже, и надолго

Mailing

Newsletter "EXRUS.eu"

  • EXRUS.eu

Tags

Россия экономика страны тенденции-и-перспективы прогноз развития Михаил-Крутихин  Russian German Einloggen Registrierung Социально - экономический портал Статьи и рассылки Атлас-каталог фирм EXRUS-Projekte

de.exrus.eu

Михаил Крутихин: Нефтяные цены нырнули вниз - последние новости Украина - Экономический блог

7 марта генсек Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК) Мохаммед Баркиндо заявил, что Россия заслуживает "автоматического вступления" в картель. На следующий день цена барреля марки Brent упала на 6% и пока продолжает падать, - пишет Михаил Крутихин для The New Times. - Вновь тренд на понижение?

Сразу же после падения цены барреля Brent cреди наблюдателей за нефтяным рынком появилась не вполне серьезная версия для истолкования этого события: якобы капризный рынок таким образом среагировал на обвинения в адрес России со стороны Саудовской Аравии — мол, Москва, вопреки достигнутым договоренностям, в недостаточной мере снижает собственную добычу нефти.

На самом деле, нефтяные цены нырнули вниз под воздействием комбинации других факторов. Это и значительный прирост резервов нефти и активности буровиков в США, и ожидание роста ставки ФРС и укрепления доллара, и перспектива начала освоения ресурсов на внешнем континентальном шельфе в тех же Соединенных Штатах, и пониженные прогнозы спроса в Китае, и перебои на промыслах в Ливии, и выход Ирана на новый уровень добычи, и скидки в цене саудовской нефти. На Brent давят вполне материальные факторы, в то время как вверх его цену толкают только "словесные интервенции" членов ОПЕК, которым рынок верит все меньше и меньше.

Министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих действительно в одном из последних интервью упрекнул Россию в том, что она сокращает добычу медленнее, чем обещала.

В ОПЕК рассчитывали, что российская нефтяная отрасль будет снижать среднесуточный объем добычи на 100 тыс. баррелей каждый месяц и к концу марта выйдет на сокращение на 300 тыс. по сравнению с показателями октября прошлого года. На самом деле к началу марта сокращение составило всего 160 тыс. баррелей в сутки.

Мало того, даже и этот заявленный российскими властями объем выполнения обязательств перед ОПЕК вызывает сомнения. В январе в Москве объявили, что якобы сократили добычу на 110 тыс. баррелей в сутки, но признали, что экспорт вырос на 114 тыс. баррелей.

В феврале среднесуточная добыча выросла почти на 2%, по данным Центрального диспетчерского управления топливно-энергетического комплекса (ЦДУ ТЭК), хотя Минэнерго отрапортовало о сокращении на 1,6%.

Повторяется ситуация 2001–2002 годов, когда Россия обещала ОПЕК снизить добычу и ежемесячно отчитывалась о выполнении договоренности, а по итогам года вышло не сокращение, а увеличение на тот же объем.

Вот ровно в этом и следует рассматривать заявление генсека ОПЕК Мохаммеда Баркиндо о том, что Россия заслуживает "автоматического принятия" в члены организации. Здесь явно видна ирония: наша страна ведет себя точно так, как другие участники картеля, мухлюющие с показателями добычи и экспорта. ОПЕК ни разу с 1992 года не соблюдал собственные квоты, ограничивающие добычу…

На самом деле, пожеланиям Баркиндо не суждено сбыться: от вступления в ОПЕК отечественную нефтяную отрасль удерживают другие соображения. Все члены картеля могут манипулировать объемами добычи, поскольку их правительства командуют национальными нефтяными компаниями.

А у нашего Минэнерго нет никаких реальных инструментов оперативного воздействия на нефтяников, кроме благих пожеланий и командного нажима со стороны Кремля. А этого, как показывает практика, совершенно недостаточно. Впрочем, соглашение стран ОПЕК истекает уже совсем скоро — 1 июня и, по информации из кругов, близких к министру энергетики Александру Новаку, вряд ли будет иметь продолжение.

www.obozrevatel.com

Ведущий нефтегазовый аналитик России Михаил Крутихин: почему будет хуже, и надолго

Mailing

Newsletter "EXRUS.eu"

  • EXRUS.eu

Tags

Россия экономика страны тенденции-и-перспективы прогноз развития Михаил-Крутихин  Russian German Login Register Социально - экономический портал Статьи и рассылки Атлас-каталог фирм EXRUS-проекты

en.exrus.eu

Крутихин: В РФ с нефтедобычей уже никто даже на три года вперед не смотрит

Александр Куриленко

ДС публикует вторую часть интервью с известным российским аналитиком компании RusEnergy Михаилом Крутихиным, который объясняет, почему при падении цен на нефть у российских компаний еще есть деньги, а вот у государства на экзотические проекты Владимира Путина уже нет

Михаил Крутихин - российский экономический аналитик, специалист по нефтегазовому рынку, историк-иранист.

В 1970 г. окончил Институт восточных языков при Московском университете по специальности "персидский язык и литература". В 1970-1972 гг. - военный переводчик в Иране. В течение 20 лет работал в ТАСС - в отделе Ближнего Востока и в корпунктах (Каир, Дамаск, Тегеран, Бейрут), заведовал отделениями в Ливане и Египте.

Окончил аспирантуру Академии общественных наук при ЦК КПСС, кандидат исторических наук (1985 г.). С 1993 г. занимается аналитикой нефтегазовых инвестиций в бывших советских республиках.

Заместитель генерального директора PR-агентства Alter Ego (с 1992 г.), редактор, затем главный редактор журнала Russian Petroleum Investor (с 1993 г.). С 2002 г. партнер информационно-консалтингового агентства RusEnergy.

- Поход цены на нефть выше $50. Что это?

- Это нормальный процесс. Во-первых, надо помнить, что торговля реальной нефтью с фьючерсными контрактами имеет мало общего. Если смотреть на "бумажный" рынок, то там цена формируется по другим правилам. Например, агентство Reuters сообщает, что страны ОПЕК договорились о заморозке добычи нефти. На деле не договорились - неправильно сформирован заголовок новости. Однако 85% сделок по бумагам такого типа делают роботы. Это программы, которые отслеживают ключевые слова, за миллисекунды принимают решения.

- Быстрее, чем люди...

- Да. И когда появляется такая информация, массивно циркулируя в СМИ, то это учитывается, и рынок начинает колебаться. На этих перепадах можно легко заработать.

Во-вторых, колебания цены в среднем укладываются в линию, которая колеблется вокруг $45 за баррель марки Brent вверх и вниз. Я в конце 2014-го на два года предусматривал среднюю цену в $45, хотя ранее считал, что ниже $80 не упадет, потому что есть Саудовская Аравия, которая не допустит снижения цены. А Саудовская Аравия начала действовать иначе. Они решили конкурировать за нишу на рынке, а не за цены.

- Саудовская Аравия достигла своих целей?

- Нет. Рынок пришел к равновесию, сейчас спрос несколько меньше, чем предложение. Есть колебания предложения в один-полтора миллиона баррелей в сутки. Этот навес давит цены вниз. Саудиты рассчитывали вытеснить с рынка тех, у кого большая себестоимость. Ударили по Венесуэле, немного по американцам, но американцы выдержали.

Во-первых, американцы сократили добычу. Во-вторых, в США есть около трех тысяч скважин, пробуренных под сланцевые проекты. Если цена немного вырастет, то они быстро выбросят новые объемы нефти. Сегодня swing producer (стабилизирующий или компенсирующий производитель.- Ред) нефтяного рынка - американцы, а не саудиты. Саудиты переживут, будут получать прибыль, но уже не такую большую.

- Почему вы так думаете?

- Есть норвежская фирма Rystad Energy. Она следит за скважинами в мире качественней, чем министерство энергетики США. Они посчитали, какой должна бы быть цена нефти для проектов, по которым еще не принято решение о старте. Для Саудовской Аравии вышли на $25. Такой должна быть цена, чтобы начинать там работать. Для России цена в $110 за баррель. Если сейчас сказать это российскому нефтянику, то он раскритикует меня. BP тоже говорит, что в России скважин по $20 за барель еще на 20 лет хватит.

- Вопрос, наверняка в объеме такой нефти?

- Дело в том, что Rystad Energy включили в российские проекты и дорогую нефть на шельфе, и проекты по добыче трудноизвлекаемых запасов, а такой нефти в России уже 70%. Это дорого. ЛУКОЙЛ посчитал, что себестоимость добычи трудноизвлекаемой нефти в России требует цены $80 за баррель. А если туда добавить еще и нефть на шельфе, тогда и выходят эти $110.

- За какое время российская нефтянка выработает скважины с относительно дешевой себестоимостью нефти?

- Это загадка. Сейчас они гонят все, что можно взять из проектов, где давно идет добыча, где уже компенсированы капитальные вложения, амортизировано все, что можно. Они несут только операционные издержки, а они невелики. Но если начинать новые проекты, то там до прибыльности 7-10 лет. У норвежцев крупный проект на шельфе - 19-20 лет. Поэтому в РФ компании практически не вкладывают в новые проекты. Основная часть расходов уходит на то, чтобы на введенных в эксплуатацию промыслах бурить больше скважин, делать гидроразрыв пласта, стимулирование нефтеотдачи. Выбирают нефть по максимуму, но почти не развивают новые проекты.

- Если связать ценовую динамику на нефть и прогнозы по развитию крупных экономик, как Китай и США. Что будет?

- Это неизвестность. Например, у американцев сланцевая революция началась в 2008 году, а заметили ее только в 2013 году. Могли заметить в 2011-м, но там были события в Ливии, страна убрала свою нефть с рынка. Ливия добывает легкую нефть, так же как и американцы. Приток легкой сланцевой нефти был замаскирован пропажей ливийской нефти. В 2013 году стало понятно, что произошло что-то очень серьезное в США. Американцы сильно увеличили добычу. С США могут быть какие-то сюрпризы в будущем.

Если смотреть на спрос, то главный игрок - Китай. У них тоже очень странные движения. Может серьезно замедлиться экономическое развитие. Мы делали прогнозы в 2014 году, они были верными на 2015 и 2016 годы. Боюсь, что они оправдаются и на 2017 год. По нашим прогнозам, ВВП Китая в следующем году увеличиться не более чем на 3,3%, а в 2018 году может уйти в минус. Это, конечно, только прогноз. Китай - это тоже большая загадка.

- Может Индия вытянет спрос?

- В Индии и Африке будет расти население, но там основная масса населения перемещается на велосипедах, им не нужны двигатели внутреннего сгорания. В Индии крошечные машинки, которые не смогут существенно повлиять на спрос. Индия будет потреблять больше нефти, но не так сильно, чтобы повлиять на рынок.

Сейчас китайцы покупают нефть, но это у них закупки под создание второй очереди стратегического запаса. (В сентябре Китай закупил за рубежом 33,08 млн тонн нефти, что эквивалентно 8,08 млн баррелей в сутки, а в рекордном для страны декабре 2015 года - 33,18 млн тонн - ред.) Этот процесс близок к завершению. Кстати, первую очередь они наполнили очень дорогой нефтью. Будут они строить третью очередь стратегических хранилищ для нефти - один сюжет для рынка, не будут - другой.

Также мы видим, что в Китае сейчас ориентация на электромобили. Если Tesla продала за один год 40 тыс. автомобилей, то в Китае электромобилей продали 50 тыс. Тоже же самое со сланцевым газом. Все очень скептически к этому относились. Сегодня Китай добывает 10 млрд куб.м. сланцевого газа, а к 2025 году собираются выйти на 30 млрд куб.м. Китай это большая неизвестная функция в этом уравнении.

- Каково ваше отношение к Парижскому соглашению, которое регулирует меры по снижению углекислого газа в атмосфере?

- Я критически к нему отношусь.

- Почему?

- Потому что стали делить ответственность за глобальное потепление на все страны. На мой взгляд, было бы грамотнее посмотреть, кто больше вредит окружающей среде. Это Китай и Индия. Все страны, которые обеспокоены этим вопросом, могли бы профинансировать перестройку их экономик, чтобы они не так сильно загрязняли атмосферу. Но это моя точка зрения.

- На Ваш взгляд, насколько быстро электромобили войдут в нашу повседневную жизнь?

- Не скоро. Там есть сдерживающие факторы. Например, литий, из которого делают аккумуляторы для электромобилей. Это исчерпаемый запас.

В некоторых странах электромобили уже массово вошли в повседневную жизнь. Я хорошо знаю ситуацию в Норвегии, там электромобилей очень много. Однако там основной производитель электроэнергии - гидростанции, а не уголь или газ. Поэтому машины заряжают электроэнергией не угольной генерации, а "зеленой". Прогнозы BP сдержаны, они не думают, что электромобили заменят двигатели внутреннего сгорания. В некоторых странах электромобили будут доминировать, но далеко не во всех.

- Когда российская нефтянка почувствует потребность в инвестициях?

- У российских компаний есть деньги. Главный удар от падения цен на нефть почувствовал бюджет РФ, а не компании. Если цена нефти $40, то российская компания получала $19-20 долларов. Если цена была бы $140, то она получала бы $40, все остальное забирает правительство, там скользящая шакала налогообложения.

Обесценивание рубля помогло всем экспортерам. Российские компании выдержат нынешнюю ситуацию. Дело не в инвестициях, а, как я говорил, в запасах. Сейчас они выбирают потенциал старых скважин по максимуму, даже на три года вперед уже никто не смотрит. Выкачай все, что можешь, а дальше хоть трава не расти.

- Когда начнется спад добычи?

- По прогнозам правительства спад добычи начнется в 2020 году, а мы когда-то прогнозировали 2018 год. Трудно сказать, возможно, правительство право.

- Если перестраивать нефтегазовый сектор РФ, как это нужно сделать?

- Это невозможно сделать при нынешней структуре экономики. Нужно две вещи.

Первое: налоговая реформа. У нас сейчас налоги не стимулируют инновации и риск. Они взимаются с оборота. Инвестор вложил деньги и начинает платить, а прибыль может пойти только лет через 7-10. Например, в Норвегии есть условия, которые позволяют компаниям работать и платить с дополнительной прибыли. В России это сделать трудно, потому что проще подкупить налоговика. Администрировать такие специфические налоги в условиях коррупции невозможно. В правительстве понимают, что переходить к такому налогообложению означает провал в бюджете.

Второе: доминируют крупные компании. "Роснефть" плохо влияет на структуру отрасли. В США 75% нефти добывают маленькие компании. Кстати, Украине было бы правильно дать возможность работать малым операторам. Большие компания, как "Роснефть" и "Газпром" - это проблема. Иностранному инвестору закрыт ход на шельф и большие запасы в РФ: ограничения на 70 млн тонн по нефти и 50 млрд куб.м газа. Ограничения против частного бизнеса и иностранцев очень мешают.

- Ваш прогноз на 2-3 года по цене на нефть?

- Есть прогноз Rystad Energy, что к 2020 году цена может снова выйти на $100, потому что иссякнут дешевые запасы. Не могу с этим согласиться, потому что есть еще и технологическое развитие. На 2017 год не исключаю среднюю цену в $45 долларов за баррель Brent или чуть больше - до $50. Дальше не прогнозирую.

uaenergy.com.ua